Коррупция как общественное явление


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .3

1 Уголовно.правовая характеристика коррупционных преступлений ... ... ... ... ..7
1.1 Понятие коррупции, виды и формы ее проявлений ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...7
1.2 Объективные и субъективные признаки коррупционных преступлений ... ..21

2 Криминологическая характеристика коррупционных преступлений ... ... ... ...36
2.1 Состояние, структура и динамика коррупционных преступлений ... ... ... ... 36
2.2 Причины и условия, способствующие совершению коррупционных преступлений ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .40
2.3 Личность преступника коррупционера ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .47
2.4 Меры предупреждения коррупционных преступлений ... ... ... ... ... ... ... ... .58

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..67

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 70
ВВЕДЕНИЕ

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Одна из глобальных политико-правовых задач, стоящих перед Казахстаном в XXI веке, – эффективное противодействие коррупционным преступлениям и иным правонарушениям.
В соответствии со ст. 1 Конституции РК одними из основополагающих принципов деятельности Республики являются: политическая стабильность и экономическое развитие на благо всего народа [ , с. 106].
В настоящее время Республика Казахстан переходит от фрагментарных, несистемных попыток противодействия коррупции к комплексной антикоррупционной политике. В Концепции правовой политики с 2010 по 2020 г. подчеркивается, что формирование и усовершенствование целостной совокупности мер по снижению уровня коррумпированности общественных отношений является одним из приоритетных направлений государственной политики [ ].
Вопрос борьбы с коррупцией освещается и ежегодных Посланиях Президента РК, в которых Глава государства четко указывает на бескомпромиссную борьбу с коррупцией в государственных органах на всех уровнях. Послание Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева народу Казахстана от 28.01.2011 г. «Построим будущее вместе!» в качестве одной из задач определено принимать конкретные меры по противодействию коррупции, активизировать работу в этом направлении, решительно и беспощадно бороться со всеми ее проявлениями [ , с. 106].
В Законе Республики Казахстан от 02 июля 1998 г. «О борьбе с коррупцией» в п.1 статьи 1. определено «Настоящий Закон направлен на защиту прав и свобод граждан, обеспечение национальной безопасности Республики Казахстан от угроз, вытекающих из проявлений коррупции, обеспечение эффективной деятельности государственных органов, должностных и других лиц, выполняющих государственные функции, а также лиц, приравненных к ним, путем предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия правонарушений, связанных с коррупцией, устранения их последствий и привлечения виновных к ответственности, определяет основные принципы борьбы с коррупцией, устанавливает виды правонарушений, связанных с коррупцией, а также условия наступления ответственности» [ , с. 106].
Сегодня уголовным законом 14 составов преступлений отнесены к коррупционным, перечень которых предусмотрен в примечании к ст. 307 УК РК. За них предусмотрены наиболее строгие виды уголовного наказания [ , с. 106].
Неблагоприятное развитие криминальной ситуации в Казахстане наряду с иными качественными изменениями преступности характеризуется возрастающими масштабами коррупции. Коррупция поразила практически все структуры государственной власти, в том числе и правоохранительные органы. Распространенность коррупции такова, что она представляет угрозу национальной безопасности страны, ставит под сомнение успех социально-экономических преобразований.
Международное сообщество, озабоченное проблемами повышения эффективности предупреждения коррупции в мире, формулирует правовые рекомендации, однако их реализация в Казахстане предполагает учёт её исторических традиций и сложившейся правовой системы. Анализ мер противодействия на различных этапах развития политических и социально-экономических отношений в Казахстане, позволяет оценить их достоинства и недостатки, а также возможность использования в современных условиях.
Коррупция – сложное криминальное явление, детерминированное множеством факторов самой различной природы (культурно-исторических, экономических, политических, организационно-управленческих, социально- психологических, идеологических и др.). Соответственно, антикоррупционная политика должна носить комплексный характер и реализовываться с помощью разнообразных общественных механизмов и правовых средств различной отраслевой принадлежности. При этом приоритет следует отдать первым, ибо основные детерминанты коррупции находятся в области функционирования экономических и политических институтов, в социальной и культурной сферах. Антикоррупционная стратегия должна строиться на применении упреждающих мер и отдавать первостепенное значение общепревентивным подходам.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 Конституция Республики Казахстан. — Алматы, 2011.
2 Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года. Утверждена Указом Президента Республики Казахстан № 858 от 24 августа 2009 г. // Казахстанская правда. 2009. 27 авг.
3 Назарбаев Н. А. Построим будущее вместе: Послание Президента РК Н. Назарбаева народу Казахстана от 28 января 2011 г. // Казахстанская правда. 2011. 29 января..
4 Закон Республики Казахстан «О борьбе с коррупцией». — Алматы, 2011.
5 Уголовный кодекс Республики Казахстан. — Алматы, 2011.
6 Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 1: Законодательство Древней Руси. — М.: Юрид. лит., 1984.
7 Ванцев В.А. Этапы развития понятия коррупции. Современная уголовная политика в сфере борьбы с транснациональной организованной преступностью и коррупцией. // Материалы третьего парламентского международного «круглого стола» по проблемам борьбы с транснациональной преступностью. Иркутск – Москва. Москва; АО «Центр ЮрИнфоР» - 2002 г.
8 Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 5.
9 Культелеев Т. М. Уголовное обычное право казахов. Алма-Ата. 1955.
10 Маргулиес М. С. Уголовное уложение 22 марта 1903 г. — СПб., 1904.
11 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1866 года. Изд. 4-е, доп. — СПб., 1882.
12 Владимиров Л. Е. Учебник законоведения. — СПб.: Литейный проспект. № 53. 1911.
13 Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. — СПб., 1871.
14 Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству 2-й половины ХIХ—начала ХХ в. // Правоведе-ние. — 1991. — № 2.
15 Швеков Г. В. Первый советский Уголовный кодекс: Учебное пособие. — М.: Высшая школа, 1970.
16 Тихомирова П.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю.Тихомирова. - М., 1997.
17 Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева и др. - М.: ИНФРА-М, 1999.
18 Международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан, в сфере борьбы с преступнстью, оказания правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. / Сост. Межибовская И.В., Мухамеджанов Э.Б. – Алматы: Жетi Жаргы, 2001. С.493.
19 Предупреждение преступности и уголовное правосудие в контексте развития: реальности и пер¬спективы международного сотрудничества. Мате-риалы Восьмого Конгресса ООН по предупреждению пре¬ступности и обраще-нию с правонарушителями. - Нью-Йорк: ООН, 1990 (пер. с англ.).
20 Права человека. Сборник международных договоров. Нью-Йорк: ООН, 1989.
21 Нукенов М.О. Коррупционные преступления: криминологический и уголовно-правовой анализ. Дисс. … к.ю.н. Алматы. 1999.
22 Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию. Совет Европы. Серия Европейских договоров. № 173. Страсбург. 1999. 27 янв.
23 Рязанов Э.П. Уголовно-правовые проблемы борьбы с коррупцией // Коррупция в России: состояние и проблемы». М. 1996. С.39-40.
24 Мишин Г.К. Коррупция: понятие, сущность, меры ограничения. М., 1991.
25 Волженкин Б.В. Коррупция и уголовный закон // Правоведение. 1991. №6.
26 Петров Э.И. Коррупция как объект криминологического исследования // Проблемы борьбы с коррупцией: Тезисы докладов и сообщений. М. 1992. С.11.
27 Справочный документ о международной борьбе с коррупцией, подго-товленный секретариатом ООН. -A/CONF. 169/14. - 1995. - 13 April.
28 Отчет Всемирного банка о мировом развитии / Под общ. ред. Д.Тушунова; пер. с англ. Сухова Н. - М, 1997.
29 Криминология: Учебник для юрид. вузов/Под общ. Ред. А.И. Долговой – М.: Изд. гр. ИНФРА-М-НОРМА, 1997.
30 Криминология/Под ред.Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского-М.: Изд. МГУ, 1994.
31 Черняков А.А. Коррупция и ее юридические признаки // борьба с орга-низованной преступностью и коррупцией. Мат-лы международ. конф. Алматы, 1996.
32 Агыбаев А.Н. Теоретические проблемы ответственности должностных лиц за служебные преступления. Дисс. … д.ю.н. Алматы. 1997.
33 Кузнецова Н.Ф. Коррупция в системе уголовных преступлений // Вестн. МГУ. Сер.11. Право. 1993. №1.
34 Михайлов Л.В. Борьба с коррупцией в США (80-е годы). // Вопросы ис-тории. - 1994. -№ 5.
35 Мизерий А.И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с коррупцией в органах власти. Дисс. к.ю.н. Нижний Новгород, 2000.
36 Кабанов П.А. Коррупция и взяточничество в России: исторические, криминологические и уголовно-правовые аспекты. - Нижнекамск: ИПЦ "Гу-зель", 1995.
37 Малиновский И.Б. Коррупция: Проблемы уголовной ответственности государственных служащих. Учебное Пособие. - М., 2004.
38 Волженкин Б.В. Коррупция как социальное явление // Чистые руки. - 1999. - № 1.
39 Шабалин В.А. Политика и преступность // Государство и право. - 1994. - № 4.
40 Криминология: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эминова. - М., 1995.
41 Горшенков Г.Н, Криминологический словарь. Сыктывкар, 1995.
42 Кабанов П.А. Политическая коррупция в России: Криминологическая характеристика и меры сдерживания. - Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 1998.
43 Борчашвили И.Ш. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Ка-захстан. — Алматы: Жеті жарғы, 2008.
44 Уголовное право Республики Казахстан. Особенная часть: Курс лекций / Под общ. ред. И. Ш. Борчашвили. — Алматы: Жеті жарғы, 2006.
45 Агыбаев А.Н. Ответственность за служебные преступления. - Алматы, 1997 г.
46 Борчашвили И.Ш. Коррупционные преступления: закон, теория и прак-тика. — Алматы: Жеті жарғы, 2009.
47 Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц по советскому уголов-ному праву. - Казань, 1972 г.
48 Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. - М.,1975 г.
49 Уголовное право России. Особенная часть. - М., 1996.
50 Ералин А.Н., Бакишев К.А. Уголовно-правовая борьба с отдельными видами преступлений по законодательству Республики Казахстан. - Караганда, Болашак - Баспа, 1999 г.
51 Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть: Курс лекций / Под общ. ред. И. Ш. Борчашвили. — Алматы: Жеті жарғы, 2006.
52 Уголовное право Казахской ССР. Особ. часть, т.2. Алматы, 1981 г.
53 Закон Республики Казахстан от 26 декабря 1995 г. «О государственной службе». Алматы, 2011 г.
54 Постановление № 9 Пленума Верховного Суда РК от 22 декабря 1995 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за взя-точничество».
55 Бюллетень Верховного Суда Республики Казахстан. - 1999. - № 10.
56 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. - № 4.
57 Бюллетень Верховного Суда Республики Казахстан. - 1999. - № 12.
58 Бюллетень Верховного Суда Республики Казахстан. - 1999. - № 11.
59 Серикбаев А.М. Должностные лица как субъекты преступлений против интересов государственной службы // Уголовный кодекс Республики Казахстан: проблемы и перспективы. - 1999 г. С. 110 - 111.
60 Каиржанов Е. И. Криминология. Общая часть: Учебн. для юрид. вузов. — Алматы, 2000. — с. 156;
61 О результатах расследования громких уголовных дел, возбужденных в 2010 году в отношении руководителей и сотрудников госструктур за соверше-ние коррупционных преступлений // Пресс-секретарь столичного департамента финполиции Т. Набиева // Информационное агентство «Казахстан сегодня», 18 января 2011 // http://www.kz-today.kz
62 Обзор о состоянии расследования уголовных дел о коррупционных пре-ступлениях.
64 В Казахстане выявлено 15 фактов коррупционных преступлений // Ин-формационное агентство «Казахстан сегодня», 9 ноября 2010 // http://www.kz-today.kz
65 Абдиров Н. М., Интыкбаев М. К. Подросток в орбите наркотизма: про-блемы, предупреждение. — Караганда, 1997.
66 К обществу без коррупции // Информационно-аналитический журнал. – 2006. – № 1(26).
67 Сайгитов У.Т. Специфика причин коррупции // Коррупция и борьба с ней. М., 2000.
68 Алауханов Е.О. Криминология. Учебник. – Алматы. 2008.
69 Миненок М. Г., Миненок Д. М. Корысть. Криминологические и уголов-но-правовые проблемы. "Юридический центр Пресс", 2002 г.
70 Аванесов Г. А. Криминология. Прогностика. Управление. Горький: ГВШ МВД СССР, 1975.
71 Антонян Ю. М. Изучение личности преступника. М.: ВНИИ МВД СССР, 1982.
72 Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М., 1973.
73 Мауленов Г. С. Понятие и предупреждение коррупции // Предупрежде-ние преступности. – 2001. – № 1. – С. 18.
74 Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. Горький, 1974.
75 Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, 1989.
76 Абдиров Н. М. Казахстан в зеркале проблем организованной преступ-ности и коррупции // Проблемы борьбы с коррупцией и организованной пре-ступностью: Сб. науч. тр. – Караганда, 1998.
77 Нукенов М. О. Коррупционные преступления: криминологический и уголовно-правовой анализ. – Алматы, 1999.

Дисциплина: Законодательство и Право, Криминалистика
Тип работы:  Дипломная работа
Объем: 75 страниц
Цена этой работы: 1500 теңге
В избранное:   
Бесплатно:  Антиплагиат

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ... ... ... ... ... ... ..3

1 Уголовно-правовая характеристика коррупционных
преступлений ... ... ... ... ..7
1.1 Понятие коррупции, виды и формы ее
проявлений ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ..7
1.2 Объективные и субъективные признаки коррупционных преступлений ... ..21

2 Криминологическая характеристика коррупционных
преступлений ... ... ... ...36
2.1 Состояние, структура и динамика коррупционных
преступлений ... ... ... ... 36
2.2 Причины и условия, способствующие совершению коррупционных
преступлений ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..40
2.3 Личность преступника
коррупционера ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 47

2.4 Меры предупреждения коррупционных
преступлений ... ... ... ... ... ... ... ... ..58

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .67

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ
ИСТОЧНИКОВ ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ...70

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Одна из глобальных политико-правовых
задач, стоящих перед Казахстаном в XXI веке, – эффективное противодействие
коррупционным преступлениям и иным правонарушениям.
В соответствии со ст. 1 Конституции РК одними из основополагающих
принципов деятельности Республики являются: политическая стабильность и
экономическое развитие на благо всего народа [[i], с. 106].
В настоящее время Республика Казахстан переходит от фрагментарных,
несистемных попыток противодействия коррупции к комплексной
антикоррупционной политике. В Концепции правовой политики с 2010 по 2020 г.
подчеркивается, что формирование и усовершенствование целостной
совокупности мер по снижению уровня коррумпированности общественных
отношений является одним из приоритетных направлений государственной
политики [[ii]].
Вопрос борьбы с коррупцией освещается и ежегодных Посланиях Президента
РК, в которых Глава государства четко указывает на бескомпромиссную борьбу
с коррупцией в государственных органах на всех уровнях. Послание Президента
Республики Казахстан Н.А. Назарбаева народу Казахстана от 28.01.2011 г.
Построим будущее вместе! в качестве одной из задач определено принимать
конкретные меры по противодействию коррупции, активизировать работу в этом
направлении, решительно и беспощадно бороться со всеми ее проявлениями
[[iii], с. 106].
В Законе Республики Казахстан от 02 июля 1998 г. О борьбе с
коррупцией в п.1 статьи 1. определено Настоящий Закон направлен на защиту
прав и свобод граждан, обеспечение национальной безопасности Республики
Казахстан от угроз, вытекающих из проявлений коррупции, обеспечение
эффективной деятельности государственных органов, должностных и других лиц,
выполняющих государственные функции, а также лиц, приравненных к ним, путем
предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия правонарушений, связанных
с коррупцией, устранения их последствий и привлечения виновных к
ответственности, определяет основные принципы борьбы с коррупцией,
устанавливает виды правонарушений, связанных с коррупцией, а также условия
наступления ответственности [[iv], с. 106].
Сегодня уголовным законом 14 составов преступлений отнесены к
коррупционным, перечень которых предусмотрен в примечании к ст. 307 УК РК.
За них предусмотрены наиболее строгие виды уголовного наказания [[v],
с. 106].
Неблагоприятное развитие криминальной ситуации в Казахстане наряду с
иными качественными изменениями преступности характеризуется возрастающими
масштабами коррупции. Коррупция поразила практически все структуры
государственной власти, в том числе и правоохранительные органы.
Распространенность коррупции такова, что она представляет угрозу
национальной безопасности страны, ставит под сомнение успех социально-
экономических преобразований.
Международное сообщество, озабоченное проблемами повышения
эффективности предупреждения коррупции в мире, формулирует правовые
рекомендации, однако их реализация в Казахстане предполагает учёт её
исторических традиций и сложившейся правовой системы. Анализ мер
противодействия на различных этапах развития политических и социально-
экономических отношений в Казахстане, позволяет оценить их достоинства и
недостатки, а также возможность использования в современных условиях.
Коррупция – сложное криминальное явление, детерминированное множеством
факторов самой различной природы (культурно-исторических, экономических,
политических, организационно-управленческих, социально- психологических,
идеологических и др.). Соответственно, антикоррупционная политика должна
носить комплексный характер и реализовываться с помощью разнообразных
общественных механизмов и правовых средств различной отраслевой
принадлежности. При этом приоритет следует отдать первым, ибо основные
детерминанты коррупции находятся в области функционирования экономических и
политических институтов, в социальной и культурной сферах.
Антикоррупционная стратегия должна строиться на применении упреждающих мер
и отдавать первостепенное значение общепревентивным подходам.
Сложность борьбы с этим социальным явлением состоит в том, что
коррупция имеет не только скрытый, но и согласительный характер совершения.
В большинстве случаев она не влечет за собой жалоб, так как обе стороны
получают выгоду от незаконной сделки. Даже о вымогательстве взятки не
всегда известно, поскольку люди нередко не испытывают должного доверия к
лицам и органам, ведущим борьбу с этим негативным явлением. И этому имеются
вполне обоснованные основания как объективного, так и субъективного
характера. Сложность выявления коррупционных действий также объясняется
тем, что они совершаются в очень сложных специфических и конфиденциальных
видах государственной деятельности, где непрофессионалу разобраться весьма
трудно. Коррупция характеризуется высокой степенью адаптации к различным
условиям. Она непрерывно видоизменяется и совершенствуется, и поэтому ее
основная особенность — латентность.
Вышеизложенное подтверждает, что углубленный теоретический анализ
проблем юридической природы, социальной обусловленности всей совокупности
уголовно-правовых норм об ответственности за коррупционные преступления, а
также практики их применения представляется актуальным. А проведенное
исследование позволит выработать научно обоснованные рекомендации по
совершенствованию уголовного закона и разъяснений высшей судебной инстанции
относительно практики его применения, а также выработке мер по
предупреждению их.
При этом следует отметить, что освещению проблем коррупционных
преступлений уделялось внимание в трудах таких ученых, как Н.М. Абдиров,
А. Н. Агыбаев, С.С. Акылбеков, А.А. Аникин, А.Я. Аснис, И. Ш. Борчашвили,
Б. В. Волженкин, Е. В. Курбатов, Д. В. Курбатов, Г. С. Мауленов,
С. В. Максимов, М. О. Нукенов, Е. З. Тургумбаев, П.С. Яни и другие.
В конечном итоге названные обстоятельства обусловили актуальность и
выбор темы диссертационного исследования.
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в
связи с совершением тех или иных видов коррупционных преступлений и ее
криминологическая характеристика.
Предметом исследования являются нормы ранее действовавшего и
современного уголовного законодательства, регламентирующие вопросы
ответственности за коррупционные преступления и иные коррупционные
правонарушения; положения международно-правовых документов о
противодействии коррупции; тенденции развития уголовного законодательства
об ответственности за совершение коррупционных преступлений и практики его
применения; учения, теории и концепции по рассматриваемой проблематике.
Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является
решение вопросов, связанных с основанием и дифференциацией ответственности
за коррупционные преступления; научная разработка теоретических положений и
практических рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства
об ответственности за коррупционные преступления и практики его применения;
выработка конкретных мер и предложений по ограничению проявления
коррупционной преступности.
Поставленная цель предопределила необходимость решения следующих задач:
- определение и соотношение понятий коррупции как криминологической и
правовой категории в целях преодоления как широкого, так и чрезмерно узкого
подходов к пониманию этого социально-правового феномена;
- уголовно-правовой анализ объективных и субъективных признаков
коррупционных преступлений с целью выработки авторского определения этого
понятия в уголовном праве;
- разработка и обоснование предложений как по совершенствованию
отдельных положений уголовного законодательства об ответственности за
коррупционные преступления, так и практики применения уголовно-правовых
норм о противодействии коррупции;
- исследование феномена коррупционных преступлений с позиций
криминологической теории;
- определение перспективных направлений антикоррупционной деятельности
с учетом возможностей криминологического и уголовно-правового
предупреждения.
Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частные
методы познания. Настоящая работа опирается на диалектический,
исторический, системно-структурный, социологический, формально- логический
и сравнительно-правовой методы исследования.
Научная и практическая значимость исследования заключаются в том, что
отдельные положения и выводы, содержащиеся в работе, могут способствовать
успешному решению теоретических и практических задач, стоящих перед наукой
уголовного права и криминологии, а также правоприменительной практикой.
Научная новизна исследования. Автором предложены определения коррупции;
представлены результаты криминологического анализа явления коррупции,
также систематизированы основные подходы к уголовно- правовым и
криминологическим причинам возникновения и распространения коррупции, и
предложены меры по ее предупреждению.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Под коррупционными преступлениями предлагается понимать умышленное
общественно-опасное деяние, основным или дополнительным объектом которого
являются интересы государственной службы и государственного управления,
совершенное лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций,
равно приравненным к нему лицом, сопряженное с использованием своего
положения для получения имущественных благ и преимуществ, а также
противоправное предоставление имущественных благ и преимуществ другим
лицам.
2. Криминологическое исследование субъектов, совершивших коррупционные
преступления, позволило автору в зависимости от глубины, стойкости и
интенсивности антисоциальной направленности выделить типы преступников
коррупционеров: ситуативный и злостный.
Ситуативному типу относятся лица, впервые совершившие коррупционные
преступления, а также лица, совершающие их периодически в силу стечения
обстоятельств. Здесь определяющую роль играет конкретная жизненная
ситуация.
Злостному типу следует отнести лиц, регулярно совершающих данные 
преступления, что является их основным источником благополучия. Данным
лицам, свойственны частнособственнические устремления, корыстно-
потребительские взгляды на жизнь, что порождает иждивенческие настроения,
приводит к игнорированию основополагающего принципа распределения
материальных благ по труду.
3. В целях усиления эффективности противодействия коррупции,
предлагается система мер экономического, правового и политического
характера, направленных на противодействие коррупции в органах
государственной власти и управления.
Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты проведенного
научного исследования и основанные на них выводы, предложения и
рекомендации докладывались на научно-теоретических и научно-практических
конференциях. Основные положения диссертации опубликованы в 2-х статьях.
Структура и объем исследования обусловлены характером работы, уровнем
ее разработки, а также задачами исследования. Диссертация состоит из
введения, двух разделов, включающие шесть подразделов, заключения, списка
использованных источников.
1 Уголовно-правовая характеристика коррупционных преступлений

1.1 Историческое развитие законодательства об ответственности за
коррупционные преступления

Изменение социально-экономического положения любого государства
неизменным образом ведет к реформированию и правовой сферы.
Обретение Республикой Казахстан независимости, провозглашение
суверенного государства и, как следствие этого, отказ от командно-
административной системы управления в сфере экономики; переход к рыночной
экономике; приоритет личности человека и гражданина явились основанием
принятия нового Уголовного кодекса РК. Так, 16 июля 1997 г. был принят
первый Уголовный кодекс Республики Казахстан. При этом следует признать,
что нормы дореволюционного и советского уголовного права имеют немаловажное
значение для современного законодательства.
Основные принципы и положения уголовного законодательства Республики
Казахстан основываются как на нормах обычного права казахов, так и на опыте
советского и дореволюционного Российского уголовного права. В этой связи,
говоря об истории развития уголовного законодательства Казахстана по
вопросам коррупционных преступлений, мы не можем не остановиться на
исторических этапах развития Российского законодательства царской эпохи.
Подкуп государственных чиновников всегда считался социальным злом.
Псковская судная грамота (ст. 4) осуждала принятие тайных посулов, но
ответственность за такие действия еще не была установлена. Запреты сулить
и имать посулы содержались и в ст. ст. 1, 33, 67 Судебника 1497 г., но о
санкциях за нарушения этих запретов ничего не было сказано. Но уже в ст. 3
Судебника 1550 г. и в ст. ст. 5-9 Соборного Уложения 1649 г. была
предусмотрена ответственность за получение взяток судьями, а также за
мнимое посредничество: штраф, торговая казнь, тюремное заключение [[vi],
с. 30].
Нормы, предусматривающие меры предупреждения достигшего небывалых
размеров взяточничества и наказания за него, содержались в актах эпохи
Петра I (в Указе о фискалах и об их должности и действии 1714 г.; Указе о
хранении прав гражданских 1722 г.). Ужесточение ответственности вплоть до
смертной казни было призвано укрепить государственный аппарат, увеличить
доходы казны. В XVII в. стала признаваться преступным деянием и дача взятки
(ст. ст. 209-210, 251-252 Устава благочиния 1782 г.). В уголовно-правовых
нормах отсутствовали четко сформулированные диспозиции, неэффективным было
и их применение. Коррупция стала почти легальной, так как чиновникам не
платили жалованье, что было вызвано тяжелым финансовым положением России
[[vii], с. 106].
Для законодательства XIX — начала XX вв. характерны дифференцированный
подход к установлению видов коррупции и сравнительная мягкость санкций за
эти преступления. Степень общественной опасности взяточничества ставилась в
зависимость от того, передан (получен) ли предмет взятки за совершение
законных или незаконных действий, до или после них (ст. ст. 401, 402
Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 845 г.); имело ли место
вымогательство взятки или нет (ст. ст. 406, 412 Уложения ); действовал ли
взяткодатель по неразумению и незнанию своих обязанностей (ст. 411) либо
со знанием дела; проявил ли он противозаконную уступчивость (ч. 1
ст. 412) либо настойчивость (ч. 5 ст. 412) .
Особо квалифицированным видом подкупа считалось лиходательство с целью
совершения чиновником подлога (ст. 413). Получивший взятку не подвергался
наказанию в случае возвращения подарка немедленно или не позднее как
чрез три дня (ст. 401). Раскаяние мздоимца, не выполнившего обещанные за
взятку действия, считалось смягчающим ответственность обстоятельством (ч. 2
ст. 402 Уложения). В Уложении 1845 г. статьи, устанавливающие
ответственность за взяточничество, впервые были объединены в специальную
главу [[viii], с. 281-283].
Несмотря на некоторую казуистичность норм, столь неоднозначный подход к
оценке деяний лиходателя и чиновника, получающего незаконную выгоду,
следует считать достижением.
Взяточничество рассматривалось как оконченное преступление с того
времени, когда взятка была обещана (или было предъявлено требование о ее
передаче). Уложение 1845 г. содержало статьи (ст. ст. 421, 514-517),
направленные на предупреждение коррупции в скрытых формах. Так, в ст. 421
предусматривалась ответственность за одновременное назначение чиновника на
несколько должностей с выплатой жалованья вопреки запретам, имеющимся в
особенных уставах или учреждениях тех мест или ведомств, в ст. 514
говорилось о наказуемости должностных лиц, которые вопреки запрещению
вступят по сим предприятиям в торги и обязательства с казною под
собственным именем или от имени жены, детей или чрез другие подставные
лица. Существовала норма об ответственности должностных лиц за бездействие
власти при необходимости предупредить или остановить какое-либо
злоупотребление или беспорядок (ст. 368 Уложения). Таким злоупотреблением
или беспорядком вполне могло быть взяточничество, и непринятие
управомоченным субъектом мер по предупреждению или пресечению этого
преступления влекло уголовную ответственность.
В казахском феодальном обществе ответственность за деяния, совершенные
должностными лицами с использованием своих должностных полномочий в
интересах других лиц с целью незаконного получения от них имущественных
благ и преимуществ как лично для себя, так и для других лиц, не
предусматривалась. Объясняется это тем, что высшая государственная власть в
Казахстане к моменту его присоединения к России принадлежала хану. Хан имел
и судебную власть. Так, судебные функции в Казахстане на тот период
исполнялись ханами, султанами и биями (родоначальниками) на основании
казахского обычного права. Ханы и султаны совместно с влиятельными биями
разбирали дела наиболее важных категорий, связанные со взаимоотношениями
казахских жузов или нескольких родов; рассматривали дела, связанные с
убийствами представителей феодально-родовой знати. Судебное разбирательство
хана рассматривалось как последняя судебная инстанция. Эту функцию он
осуществлял, разъезжая по степи. За судебное разбирательство хан получал
определенную сумму вознаграждения, называемую ханлык. Хан судил на
основании обычного права, заменяя пробел в нем своей правотворческой
деятельности. В таком случае судебное решение хана становилось важным
дополнением обычного права и приводило к созданию новых норм права.
Специальным органом, разбиравшим уголовные и гражданские дела основных
категорий, был так называемый суд биев. Происхождение биев, как социальной
категории, относится к древним временам, оно уходит своими корнями в
далекую историю казахского народа. Звание биев хотя и не было строго
наследственным, однако бийское происхождение имело весьма важное значение
для его приобретения. Ч. Валиханов в 1864 г. в Записке о судебной реформе
киргиз сибирского ведомства приводил убедительные примеры о потомственном
приобретении звания биев в казахском обществе. В частности он указывал на
то, что в Кара-кесекском роде Среднего жуза в конце 18 века был известный
бий Казбек, потомство которого до сих пор носит звание биев [[ix], с. 62].
Судебная реформа 1867 и 1868 гг. содействовала развитию новых форм
хозяйства, разложению патриархальных отношений, она значительно подорвала
потомственное начало в судебном управлении, ограничила самопроизвольные
действия суда биев, поставила их под строгий контроль царской
администрации.
После присоединения Казахстана к царской России на его территории стали
действовать законы Российской Империи, в том числе и уголовные. В Уложении
о наказаниях уголовных и исправительных 1866 г., ст. 411 и ст. 412 были
исключены, так как они оказались мертвыми нормами и изобличить виновных в
совершении коррупционных деяний было практически невозможно. Однако оценка
коррупции как социально опасного явления не изменилась - законодатель
оказался от столь детальной регламентации только по процессуальным мотивам.
Разнообразными были и наказания, назначавшиеся за различные виды
подкупа - от денежных взысканий и строгого выговора до тюремного
заключения.
Общее понятие взяточничества было к тому времени выработано, но не
являлось достаточно четким, хотя и нашло отражение не только в
теоретических трудах, но и в законе. Получение взятки определялось в
основном через разъяснение видовых понятий мздоимства и лихоимства. Но если
сущность взяточничества понималась в целом одинаково, то описания его видов
иногда были противоречивыми.
Я. Г. Северский полагал, что под мздоимством в широком смысле
разумеется извлечение (получение) выгоды из действия по службе
безмездного [[x], с. 162]. Можно предположить, что автор имел в виду
вообще взяточничество. Но в Уложении о наказаниях уголовных и
исправительных (1817 г. в редакции 1866 г.) всякие неправомерные денежные
поборы или вымогательства... за такую услугу, которую силою закона или по
лежащим на нем обязанностям чиновник должен оказывать даром, именовалась
лихоимством [[xi], с. 237].
В Комментарии к Уголовному уложению 1903 г. лихоимство и взяточничество
трактуются как самостоятельные виды злоупотреблений по службе: первое — как
своего рода мошенничество (взимание платы под видом исполнения
обязанностей службы), второе — как получение вознаграждения именно в виде
дара. Пожалуй, наиболее ясным было разграничение мздоимства и лихоимства,
предложенное Л. Е. Владимировым. Мздоимством этот автор называл получение
взятки за действие, не нарушающее обязанностей службы, лихоимством -
получение взятки для учинения или допущения чего-либо противоправного
обязанностям службы [[xii], с. 270].
Уголовное уложение 1903 г. восприняло ведущие положения предшествующего
нормативного акта. Сохранились различия в оценке взяточничества за
правомерные и неправомерные действия, причем как простого получения взятки
(ст. 656 Уложения), так и сопряженного с ее вымогательством (ст. 657),
которое, в свою очередь, также могло быть простым (требование
вознаграждения) и квалифицированным (притеснение по службе или угроза
таковым). Понимание вымогательства взятки, в отличие от современного, было
более широким. Появилась специальная норма об ответственности присяжных
заседателей за получение взятки (ст. 659). Никаких особых оснований
освобождения взяткодателя от ответственности Уложение 1903 г. не
предусматривало. Такое положение объясняли тем, что взяточничество есть
преступный договор, а лицо, возвратившее взятку, разрушает этот договор и
потому освобождается от наказания. Дача взятки, по Уложению 1903 г.
(ст. 149), считалась преступной, если являлась средством склонения
служащего к учинению... преступления или тяжкого преступления [[xiii],
с. 425].
Квалифицирующим признаком считалось фактическое учинение подкупленным
должностным лицом преступления, совершения которого добивался давший
взятку. Таким образом, степень общественной опасности подкупа ставилась в
зависимость не столько от свойств содеянного самим взяткодателем, сколько
от действий должностного лица, совершившего за взятку преступление.
Привилегированным составом было склонение посредством дачи взятки члена
сословного или общественного собрания к подаче голоса в интересах
взяткодателя (ст. 150). Практически за все виды взяточничества в Уложении
1903 г. предусматривалось наказание в виде лишения свободы.
В начале XX в. наблюдалось значительное распространение коррупции, что
было вызвано особенностями исторической обстановки. Революционные
настроения в обществе способствовали, в частности, наделению
государственных органов дополнительными полномочиями и в целом,
централизации власти. Регламентация ответственности за подкуп не отвечала
требованиям времени. Согласно проекту министра юстиции И. Г. Щегловитова
(внесен в 1911 г., принят в 1916 г.), дача взятки должна была стать
наказуемой независимо от характера будущей деятельности взяткополучателя
[[xiv], с. 63-68].
Закон от 31 января 1916 г., принятый в порядке чрезвычайного
законодательства, устанавливал ответственность за взятку-подкуп и взятку-
вознаграждение. Первое деяние считалось преступным независимо от
правомерности или неправомерности желаемого поведения должностного лица;
второе — только при условии, что вознаграждение вручалось за действие или
бездействие, связанное со злоупотреблением властью.
В качестве квалифицирующего признака рассматривалось лиходательство,
совершенное шайкой. О каких-либо основаниях освобождения взяткодателя от
ответственности в законе не упоминалось. Однако действия лица, вручившего в
порядке благодарности подарок за действие, совершенное без нарушения
должностным лицом служебных обязанностей, не считались преступлением.
После Октябрьской революции 1917 г. имело место широкое применение
аналогии, смешение норм материального и процессуального права, в связи с
чем отсутствовал исчерпывающий перечень признаков отдельных должностных
преступлений, в том числе и подкупа. Все общественно опасные деяния
должностных лиц рассматривались как одна из форм классовой борьбы,
следствием чего стало ужесточение наказания за них вплоть до расстрела.
Первыми нормативными актами Советской власти, направленными на борьбу с
коррупцией, были Декреты СНК РСФСР (от 8 мая 1918 г. и от 16 августа 1921
г. Сопоставляя их с дореволюционным правом, необходимо обратить внимание на
следующие отличительные черты:
– появление новых субъектов получения взятки - ими признавались, в
частности, члены фабрично-заводских и домовых комитетов, правлений,
кооперативов и профессиональных союзов (ст. 1 Декрета СНК РСФСР от 8
мая 1918 г.);
– расширение круга лиц, подлежащих преследованию за коррупцию,
установление ответственности всех прикосновенных к даче взятки
служащих (ст. 2 Декрета 1918 г.);
– появление новых отягчающих обстоятельств: особые полномочия служащих
(ст. 4 Декрета 1918 г., ст. 2 Декрета 1921 г.); принадлежность лица к
имущему классу и использование взятки для сохранения или
приобретения привилегий, связанных с правом собственности (ст. 5
Декрета 1918 г.);
– освобождение взяткодателя от ответственности: по Декрету 1918 г.
(ст. 6) — в случае заявления о содеянном судебным властям в течение
трех месяцев со дня издания декрета (виновный освобождался от
ответственности); по Декрету 1921 г. (ст. 4) — в случае
своевременного заявления о вымогательстве взятки или оказания
содействия раскрытию дела о взяточничестве (субъект подлежал
освобождению от наказания).
Такие квалифицирующие признаки, как нарушение служащим своих
обязанностей за взятку и вымогательство взятки, были сохранены (ст. 4
Декрета 1918 г. и ст. 2 Декрета 1921 г.). Положения Декрета СНК РСФСР от 16
августа 1921 г. О борьбе со взяточничеством почти в неизменном виде были
внесены в Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. [[xv], с. 62].
В Уголовном кодексе КазССР 1959 г., как первом кодифицированном
нормативном правовом акте Казахской Советской Социалистической Республики,
преступления должностных лиц нашли свое отражение в главе 6 Должностные
преступления. В данную главу вошли восемь составов: ст. 143
Злоупотребление властью или служебным положением; ст. 144 Превышение
власти или служебных полномочий; ст. 145 Бездействие власти или
халатность; ст. 146 Получение взятки; ст. 146-1 Посредничество во
взяточничестве; ст. 147 Дача взятки; ст. 148 Служебный подлог; ст. 149
Дискредитирование власти.
Этимологически термин коррупция происходит от латинского слова
corruptio, означающего подкуп, взятка что и определяет данный термин.
В юридической энциклопедии термин коррупция определяется как преступная
деятельность в сфере политики или государственного управления,
заключающаяся в использовании должностными лицами доверенных им прав и
властных возможностей в целях личного обогащения [[xvi], с. 215].
Аналогичное определение коррупции дается в большом юридическом словаре
[[xvii], с. 320].
Согласно Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию
правопорядка, принятого резолюцией 34169 Генеральной Ассамблеи ООН от 17
декабря 1979 г., под коррупцией следует понимать: совершение или не
совершение какого либо действия при исполнении обязанностей или по причине
этих обязанностей в результате требуемых или принятых подарков, обещаний
или стимулов или их незаконное получение всякий раз, когда имеет место
такое действие или бездействие [[xviii], с. 493].
Современный международный подход к пониманию явления коррупции и мерам
борьбы с ним нашел наиболее полное свое выражение в Практических мерах
борьбы с коррупцией — руководстве, подготовленном секретариатом Восьмого
Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с
правонарушителями (Гавана, август-сентябрь 1990 г.) [[xix]].
Анализ этого документа показывает, что отличительными чертами
рекомендованного мировому сообществу понимания коррупции являются:
1. Включение в содержание соответствующего понятия широкого круга
нарушений коррупционного характера: этических (нравственных),
дисциплинарных, административных и уголовно-правовых, выражающихся в
противозаконном использовании своего служебного положения субъектом
коррупционного нарушения.
2. Ограничение круга субъектов коррупционных деяний государственными
должностными лицами. Применительно к коррупционным деяниям, в которых
предполагается получение чиновником незаконных преимуществ (имущества,
услуг или льгот), круг субъектов таких деяний дополняется физическими и
юридическими лицами, предоставляющими эти преимущества чиновникам.
Данный подход, однако, не является на сегодня доминирующим во всех
странах мирового сообщества и в мировой науке. Ряд государств тяготеет к
расширению содержания коррупции как социально-правового явления, прежде
всего, за счет включения в круг потенциальных субъектов коррупционных
деяний всех государственных служащих, а не только должностных лиц, а также
руководителей негосударственных хозяйствующих субъектов [[xx], с. 260-261].
Что же понимает международное сообщество под коррупцией? Существует
множество определений, но полной ясности и правовой точности нет. Конечно,
коррупция скорее синтез социального или криминологического понятия, чем
правового, поэтому ее надо рассматривать не как конкретный состав
преступления, а как совокупность родственных видов деяний.
Краткое и емкое определение, которое используется в Справочном
документе ООН о международной борьбе с коррупцией таково: Коррупция — это
злоупотребление государственной властью для получения выгод в личных
целях. То есть коррупция, прежде всего, это злоупотребление служебными
полномочиями [[xxi], с. 29].
Этот принцип прослеживается и в рабочем определении междисциплинарной
группы по коррупции Совета Европы, озвученном на первой сессии в Страсбурге
22-24 февраля 1995 г., в соответствии с которым коррупция представляет
собой взяточничество и любое другое поведение лиц, занятых выполнением
определенных обязанностей в государственном или частном секторе и ведущих к
нарушению обязанностей, возложенных на них по статусу государственного
должностного лица, частного сотрудника, независимого агента или иного рода
отношений и имеет целью получение любых незаконных выгод, каких бы то ни
было преимуществ для себя либо иных лиц.
Другое понятие содержится в Конвенции Совета Европы 1999 г. Об
уголовной ответственности за коррупцию [[xxii]], где под коррупцией
понимается использование государственными, муниципальными или иными
публичными служащими (в том числе депутатами и судьями) либо служащими
коммерческих или иных организаций (в том числе международных) своего
статуса для незаконного получения имущества, прав на него, услуг или льгот
(в том числе неимущественного характера) либо предоставление названным
лицом такого имущества, прав на него, услуг или льгот (в том числе
неимущественного характера).
Руководство, подготовленное секретариатом ООН на основе опыта разных
стран, включает в понятие коррупции: 1) кражу, хищение и присвоение
государственной собственности должностными лицами; 2) злоупотребления
служебным положением для получения неоправданных личных выгод (льгот,
преимуществ) в результате неофициального использования официального
статуса; 3) конфликт интересов между общественным долгом и личной корыстью.
Критерием установления уголовной ответственности в ряде случаев
предлагаются не оценка общественной пользы принятого решения, что очень
трудно сделать, а открытость процесса принятия решения: должностное лицо не
вправе принимать решение без представления всей информации. Если это
условие нарушено, оно может быть признано виновным. Примером этого могли бы
служить аукционы, проводимые Государственным комитетом по имуществу. К
подобным видам коррупционных деяний присоединяется не предоставление
информации обо всех финансовых активах, обязательствах, связях при занятии
должности и ежегодной отчетности. Причем санкции за них предлагаются не
меньше санкций, чем за традиционные виды коррупции, чтобы нарушение было не
выгодным и за него нельзя было спрятаться при совершении традиционных
коррупционных действий. Особое внимание уделяется непредставлению
информации о финансовой поддержке партий [19].
По мнению некоторых ученых, подобное определение вряд ли оправдано,
прежде всего, с юридико-технической точки зрения. Оно недостаточно,
поскольку явление коррупции выходит далеко за рамки правового измерения
[[xxiii], с. 39-40].
Так, Г. К. Мишин полагает, что коррупция — это явление в сфере
социального управления, выражающееся в злоупотреблении субъектами
управления своими властными полномочиями путем их использования в личных и
групповых материальных и иных целях [[xxiv], с. 22].
По мнению Б. В. Волженкина, коррупция - это явление, поразившее
государственный и общественный аппараты управления, выражающееся в
разложении власти, умышленном незаконном использовании должностным лицом
своего служебного положения в корыстных целях для личного обогащения
[[xxv], с. 64].
Э. И. Петров, раскрывая содержание коррупции, пишет, что коррупция —
это присущая любому обществу система подкупа, представляющая собой
совокупность умышленных преступлений, совершаемых должностными лицами и
руководителями общественных организаций в целях получения незаконных
вознаграждений или иных личных выгод, и связанных с данными преступлениями
деяний, реализуемых для удовлетворения интересов лиц, представивших или
обещавших эти вознаграждения и выгоды [[xxvi], с. 11].
В соответствии с определением, данным в ст. 2 упомянутой выше
Гражданско-правовой конвенции о коррупции, принятой Советом Европы 1 мая
1999 г. [18] коррупция означает требование, предложение, предоставление или
принятие, прямо или опосредованно, взятки или любого другого недолжного
преимущества или возможность этого, которое приводит к нарушению
надлежащего исполнения обязанностей или поведения, требуемых от лица,
получившего взятку, недолжное преимущество или возможность этого.
Формулировка, предложенная Девятым конгрессом ООН (Каир, 1995 г.),
рассматривает коррупцию, как злоупотребление государственной властью для
получения выгоды в личных целях.
Более объемное определение, значительно расширившее понятие субъекта
коррупционных деяний, разработано Междисциплинарной группой по коррупции
Совета Европы, которая исследуемый феномен рассматривает не только как
взяточничество, но и как любое другое поведение лиц, которым поручено
выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе
и которое ведет к нарушению обязанностей, возложенных на них по статусу
государственного должностного лица, частного сотрудника, независимого
агента или иного вида отношений и имеет целью получение любых незаконных
выгод для себя и других [18]. Подобная новация вызвана стремительным
развитием транснациональной коррупции, в структуре которой и покупаемыми и
покупателями нередко выступают представители коммерческих и иных
негосударственных структур.
В Руководстве по борьбе с коррупцией, подготовленном Секретариатом ООН,
коррупция трактуется как совокупность трех классификационных групп
криминальных деяний:
а) кража, хищение и присвоение государственной собственности
должностными лицами;
б) злоупотребление служебным положением для получения неоправданных
личных выгод;
в) конфликт интересов между общественным долгом и личной корыстью.
В тоже время в справочном документе ООН о международной борьбе с
коррупцией, указывается, что коррупция — это злоупотребление
государственной властью для получения выгод в личных целях [[xxvii]].
Аналогичное определение коррупции содержится в отчете Всемирного банка,
посвященном роли государства в современном мире, где коррупция — это
злоупотребление государственной властью ради личной выгоды [[xxviii],
с. 123].
Почти такое же понимание коррупции существует и в современной
криминологии, где коррупция определяется как социальное явление,
характеризующееся подкупом — продажностью государственных или иных служащих
и на этой основе корыстным использованием ими в личных либо в
узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий и
связанных с ними авторитета и возможностей [[xxix], с. 501], либо как
общественно опасное явление, выражающееся в подкупе служащих
государственного аппарата и негосударственных структур [[xxx], с. 279].
По мнению А. А. Чернякова, задача правовой науки состоит в том, чтобы
на основе теоретических разработок предложить законодателю нормативную
модель определения коррупции. По его мнению, если реально существует
фактическая коррупция, то она должна быть перенесена на юридическую модель
и получить нормативное определение в виде конкретной нормы уголовного
закона. В этой норме должны быть отражены обязательные элементы состава
преступления, именуемого коррупцией [[xxxi], с. 141-150].
По мнению А. Н. Агыбаева, коррупция представляет собой ... любое ...
преступление должностных лиц, совершенные с целью получения любых
незаконных выгод для себя и других [[xxxii], с. 179].
По мнению Н. Ф. Кузнецовой, коррупция охватывает три поведенческие
подсистемы — криминальное, правонарушительное и аморальное поведение.
Криминальное поведение охватывает два вида терминологически и содержательно
различающихся подкупов (взяточничество и подкуп) [[xxxiii], с. 21].
Однако существует и представляется правильным более широкое понимание
коррупции как социального явления, не сводящегося только к подкупу,
взяточничеству.
Учеными США коррупция определяется как уклонение политических деятелей,
сотрудников госаппарата, бизнесменов и других лиц от выполнения ими своих
официальных обязанностей и государственных функций ради личных, семейных
или групповых интересов с целью обогащения и повышения своего социального
статуса [[xxxiv], с. 149].
В юридическом словаре Генри Блэка коррупция понимается как: деяние,
совершаемое с намерением предоставить некое преимущество, несовместимое с
официальными обязанностями должностного лица и правами других лиц; деяние
должностного лица, которое незаконно и неправомерно использует свое
положение или статус для извлечения какого-либо преимущества для себя или
другого лица в целях, противоположных обязанностям и правам других лиц
[[xxxv], с. 15].
Подобного взгляда на коррупцию придерживаются многие российские ученые.
Так, по мнению П. А. Кабанова, Коррупция — ... социальное явление,
заключающееся в корыстном использовании должностным лицом органов
государственной власти и управления своего служебного положения для личного
обогащения [[xxxvi], с. 7].
И. Б. Малиновский связывает понятия коррупция и организованная
преступность. Здесь коррупция выступает в качестве способа, инструмента,
посредством которого представители организованной преступности пытаются
контролировать государственные органы, что позволяет частично или полностью
нейтрализовать социальный контроль над преступностью со всеми вытекающими
отсюда последствиями, а также позволяет использовать органы власти в своих
целях и оказывать влияние на процесс принятия политических решений. При
этом он отмечает, что в уголовно-правовой науке и в правоприменительной
деятельности существуют два основных подхода к определению коррупции.
Значительная часть специалистов считает, что коррупция — это присущая
обществу система подкупа служащих государственного аппарата (должностных
лиц), связанная с совершением данными лицами деяний в целях удовлетворения
интересов лиц, представляющих незаконное вознаграждение или иные личные
выгоды.
Другие видят в коррупции использование государственными служащими
своего служебного положения для получения не предусмотренных законом
преимуществ в виде имущественных услуг, льгот или иных преимуществ, причем
подкуп выступает лишь как часть негативного явления [[xxxvii], с. 53-54].
Б. В. Волженкин считает, что: Коррупция — это социальное явление,
заключающееся в разложении власти, когда государственные (муниципальные)
служащие и иные лица, уполномоченные на выполнение государственных функций,
используют свое служебное положение, статус и авторитет занимаемой
должности в корыстных целях для личного обогащения или в групповых
интересах [[xxxviii], с. 30].
В соответствии со ст. 2 Закона РК О борьбе с коррупцией от 2 июля
1998 г., под коррупцией понимается: Не предусмотренное законом принятие
лично или через посредников имущественных благ и преимуществ лицами,
выполняющими государственные функции, а также лицами, приравненными к ним,
с использованием своих должностных полномочий и связанных с ними
возможностей, а равно подкуп данных лиц путем противоправного
предоставления им физическими и юридическими лицами указанных благ и
преимуществ.
Анализ вышеперечисленного позволяет нам сделать вывод о том, что
коррупции как явлению присущи определенные признаки, и оно представляет,
прежде всего, социальное явление, не имеющее точного юридического
определения, и как всякое явление оно имеет большой потенциал к своему
развитию. Другим отличительным признаком коррупции является определенный
круг субъектов, которые могут являться субъектами коррупционных
правонарушений: государственные служащие, представители власти, лица,
выполняющие организационно-распорядительные или административно-
хозяйственные функции в государственных органах, вооруженных силах, а также
лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной
организации. Особым признаком коррупции является то, что она совершается
путем использования указанными субъектами (действиями или бездействием)
своего служебного положения, правового статуса и авторитета занимаемой
должности вопреки интересам службы и установленным нормам права и морали.
Данные действия направлены непосредственно на получение имущественной или
иной выгоды и на удовлетворение тех или иных потребностей и интересов.
Исходя из классического подразделения государственной власти на
законодательную, исполнительную и судебную, можно было бы выделить
несколько основных категорий коррупционных проявлений:
по положению субъектов:
а) коррупция в органах власти — законодательной, исполнительной,
судебной,
б) коррупция в организациях, не принимающих властных решений,
в) коррупция в сфере принятия тех или иных политических решений;
по степени общественной опасности:
а) коррупция-правонарушение,
б) коррупция-преступление.
Рассмотрим характеристики указанных видов коррупции.
Коррупция в органах власти (представительной (законодательной),
исполнительной и судебной) характеризуется особым статусом субъектов
коррупционных правонарушений.
Коррупция в негосударственных организациях имеет в настоящее время
большое распространение. Руководитель организации (коммерческой или
общественной) обязан следовать ее уставным задачам, однако он, также как и
государственный чиновник, имеет возможность в своих личных корыстных
интересах или в пользу второй стороны распоряжаться не принадлежащими ему
ресурсами, совершать действия, нарушающие интересы организации. Примером
этому может послужить предоставление кредита за взятку в коммерческих
банках под мнимые проекты, цель которых — получить деньги и исчезнуть;
получение за взятку по завышенным ценам материальных ценностей в ущерб
своему предприятию и так далее.
Некоторые ученые выделяют в отдельный вид политическую коррупцию. Так,
В. А. Шабалин, анализируя зарубежные источники по проблемам политики и
преступности, определяет это явление как девиантное политическое поведение,
выражающееся в нелигитимном использовании господствующей политической
элитой государственных ресурсов в целях укрепления своей власти [[xxxix],
с. 43].
А. И. Гуров, характеризуя организованную преступность в России,
высказывает по поводу этого явления следующее мнение: Политическая
коррупция — это когда чиновники аппарата вступают в противоречие с нормами
морали и закона не столько из-за получения взяток, сколько из-за
политической выгоды, родственных связей, кумовства и т. п. [[xl], с. 262].
Другой российский криминолог Г. Н. Горшенков указывает, что
политическая коррупция проявляется в деяниях, не наказуемых в уголовном
порядке (опека политиками избирательных структур в обмен на личную
преданность и политическую поддержку), и уголовно-наказуемых деяниях
(взяточничество, подкуп), характеризующихся политической окраской [[xli],
с. 64]. Данное определение охватывает не только всю совокупность уголовно-
наказуемых деяний, но и иные виды социальных отклонений в политике, то есть
дается в широком социально-политическом, а не криминологическом смысле.
П. А. Кабанов рассматривает политическую коррупцию как: совокупность
совершенных преступлений должностными лицами органов государственной власти
или претендентами на эти должности, либо по их поручению другими лицами, с
использованием своего служебного, имущественного или иного положения
вопреки интересам других лиц и общества в целях занятия или сохранения
соответствующей государственной должности в определенном государстве (или
регионе) за определенный период времени [[xlii], с. 27].
Большинство специалистов, изучающих коррупцию, относит к ней и покупку
голосов избирателей во время выборов. Здесь действительно есть все
характерные признаки коррупции за исключением наличия должностного лица.
Избиратель обладает ресурсом, который называется властные полномочия. Эти
полномочия он делегирует избираемым лицам посредством специфического вида
решения — голосования. Избиратель должен принимать это решение, исходя из
соображений передачи своих полномочий тому, кто, по его мнению, может
представлять его интересы, что является общественно признанной нормой. В
случае покупки голосов избиратель и кандидат вступают в сделку, в
результате которой избиратель, нарушая упомянутую норму, получает деньги
или иные блага, а кандидат, нарушая избирательное законодательство,
надеется обрести властный ресурс [36].
Кроме того, еще на стадии избрания создаются условия для коррупции.
Ведь всем известно, что для победы на выборах любому кандидату нужна
финансовая поддержка, причем немалая. С этой целью кандидат вынужден
обращаться за помощью к различным коммерческим структурам, а иной раз и к
криминальным, заранее попадая в прямую зависимость. Естественно, что после
избрания он вынужден за оказанные услуги расплачиваться.
Проанализировав указанные определения и формы проявления политической
коррупции, можно выделить ее основные признаки:
политическая коррупция в подавляющем большинстве связана с проведением
различных выборов как республиканского, так и местного значения;
специальными субъектами политической коррупции являются уже
состоявшиеся политики, а также претенденты на выборные должности;
деяния субъектов политической коррупции направлены, прежде всего, на
получение или сохранение определенной должности ... продолжение
Похожие работы
Коррупция
Общественное устройство Золотой Орды
Общественное и политическое устройство Древней Индии
Шаманство как культурный феномен
Метафора как номинативная единица
Речь как средство коммуникации
Деловые СМИ и их влияние на общественное мнение
НАЛОГОВОЕ ПРАВО КАК ПРАВОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Инфляция как многофакторный процесс
Развитие психологии как науки
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь