Понятие правового государства


Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3
1. Идея правового государства в истории политической мысли . . . . . . .4
2. Современные представления о правовом государстве . . . . . . . . . . . . . .8
3. Казахстан на пути формирования правового государства . . . . . . . . . . 11
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .15
В западном обществоведении интерес к проблеме взаимоотношения гражданского общества и государства не ослабевает на протяжении более чем трех веков. Начало новой волны интереса приходится на вторую половину 70-х и на 80-е гг. нашего столетия, когда в ряде стран Европы (Испания, Греция) и Латинской Америки (Аргентина, Бразилия) на смену авторитарным правлениям пришли демократические. Но особую актуальность и значимость идеи гражданского общества и правового государства приобрели у нас в конце 80 - начале 90-х гг., ознаменовавшихся крушением капиталистических режимов в восточноевропейских странах и СССР.
Новые независимые государства, возникшие на постсоветском пространстве, столкнулись сегодня с беспрецедентными по своим масштабам и глубине задачами преобразования общества. Они, как никогда ранее, испытывают острую потребность в глубоких, обобщающих идеях и стратегемах, которые, с одной стороны, аккумулировали бы в себе мировой опыт социального строительства, а с другой - достаточно гибко адаптировались бы к региональным, национально-историческим особенностям. Одной из таких центральных, интегрирующих идей процессов модернизации в постсоветских странах стали понятия "гражданское общество" и "правовое государство", что представляется вполне закономерным. Как показывает исторический опыт ведущих стран, именно наличие хорошо развитого, структурированного гражданского общества, независимого от государства и существующего наряду с ним, является необходимой предпосылкой и гарантией полноценного существования любого общества.
1. Бисенбаев Ф. Гражданское общество и государство: проблемы взаимоотношения. // Евразийское сообщество: общество, политика, культура. 1998, №1.
2. Аюпова З.К. Правовая система – основа концепции современного демократического правового государства. //Саясат 2000, №2-3.
3. Аюпова З.К. Проблемы строительства демократического государства в странах СНГ. //Евразийское сообщество. 1999, №1.
4. Нерсетянц В.С. Правовое государство: история и современность. // Вопросы философии. 1990, №2.
5. Матюхин А. Гражданское общество в Казахстане. //Мысль 1993, №12.

Дисциплина: Государственное управление
Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 21 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Правовое государство

Содержание

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3
1. Идея правового государства в истории политической мысли . . . . . .
.4
2. Современные представления о правовом государстве . . . . . . . . . . .
. . .8
3. Казахстан на пути формирования правового государства . . . . . . . . .
. 11
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .15

Введение

В западном обществоведении интерес к проблеме взаимоотношения
гражданского общества и государства не ослабевает на протяжении более чем
трех веков. Начало новой волны интереса приходится на вторую половину 70-х
и на 80-е гг. нашего столетия, когда в ряде стран Европы (Испания, Греция)
и Латинской Америки (Аргентина, Бразилия) на смену авторитарным правлениям
пришли демократические. Но особую актуальность и значимость идеи
гражданского общества и правового государства приобрели у нас в конце 80 -
начале 90-х гг., ознаменовавшихся крушением капиталистических режимов в
восточноевропейских странах и СССР.
Новые независимые государства, возникшие на постсоветском пространстве,
столкнулись сегодня с беспрецедентными по своим масштабам и глубине
задачами преобразования общества. Они, как никогда ранее, испытывают острую
потребность в глубоких, обобщающих идеях и стратегемах, которые, с одной
стороны, аккумулировали бы в себе мировой опыт социального строительства, а
с другой - достаточно гибко адаптировались бы к региональным, национально-
историческим особенностям. Одной из таких центральных, интегрирующих идей
процессов модернизации в постсоветских странах стали понятия "гражданское
общество" и "правовое государство", что представляется вполне закономерным.
Как показывает исторический опыт ведущих стран, именно наличие хорошо
развитого, структурированного гражданского общества, независимого от
государства и существующего наряду с ним, является необходимой предпосылкой
и гарантией полноценного существования любого общества.
В Казахстане проблема строительства гражданского общества и правового
государства актуальна, если можно так выразиться, вдвойне по ряду
объективных причин. Во-первых, исторически так сложилось, что мы никогда не
жили в условиях гражданского общества и, следовательно, не имеем
собственного политического опыта, прецедента, память о котором
стимулировала бы нашу сегодняшнюю реформаторскую деятельность. Во-вторых, в
наследство от прежней административно-командной системы нам достался весьма
разветвленный и инертный бюрократический аппарат, традиционно
невосприимчивый и враждебный любой индивидуальной инициативе, духовной и
социальной независимости, гражданскому праву.
Начавшаяся пять лет назад интеграция Казахстана в мировую экономическую
систему делает неизбежной дальнейшее расширение и углубление процессов
либерализации экономических, политических и социальных сфер жизни,
формирование широкой сети независимых и автономных общественных элементов и
структур. В этих условиях особо актуальной становится проблема
взаимоотношения зарождающихся институтов гражданского общества с
государственной властью. Как будут складываться отношения между ними? Какие
необходимые преобразования должны произойти в той или иной сферах, чтобы
свести к минимуму потенциально возможные конфликты, не раз, кстати говоря,
и довольно серьезно разгоравшиеся в истории европейских стран.
Ответить на эти и подобные вопросы невозможно без углубленного изучения и
осмысления мирового опыта социального строительства, идей и достижений
мировой общественно-политический мысли и без исследования собственной
социально-политической истории и культурной традиции.
В данной работе я попытался описать современные представления о правовом
государстве, что невозможно без обращения к идее о правовом государстве в
истории политической мысли, а также проследил путь нового Казахстана к
правовому государству, его возможности и уже предпринятые шаги.

1. Идея правового государства
в истории политической мысли

Здесь предпринята попытка теоретически осмыслить одну из центральных
проблем современной политической философии - определение целей и границ
деятельности государства в его отношении к гражданскому обществу. Истоки
этой проблемы восходят ко временам античного полиса и получили свое
отражение в трудах Платона, Аристотеля и других мыслителей. Однако как
особый предмет исследования вопрос об отношении государственной власти к
другим, независимым от него общественным институтам, впервые
конституировался в Новое время, когда, собственно, и зародился сам феномен
правовое государство.
В истории западной общественно-политической мысли сложились две, в
известном смысле, альтернативные традиции в определении удельного веса
государства в совокупном общественном организме: классическая либеральная
традиция, берущая начало в работах Дж.Локка, И.Канта, Т.Пейна,
В.Гумбольдта, и этатистская, наиболее последовательно разработанная в
трудах Э.Берка, Ж. де Местра, Г.В.Ф.Гегеля и др.
Основатели классического либерализма отстаивают приоритет гражданского
общества над государством. Опираясь на философию естественного права и
концепцию общественного договора, они видят свою цель в превращении
государства из органа, стоящего над обществом, в орган, всецело ему
подчиненный. формула политической философии либерализма; государство -
необходимое зло, чем оно меньше, тем лучше.
Теоретики этатизма по-другому решают эту проблему. В дуализме государства
и общества предпочтение они отдают первому. Так, Гегель, исходя из
абсолютно божественного принципа происхождения государства считает
необходимым подчинение гражданского общества (которое он называет главным
источником нестабильности, безудержной конкуренции и интенсификации
конфликтов) государству как более сложному и высокому сообществу,
выступающему одновременно как внешняя необходимость, так и имманентная цель
развития любого общества.
Как можно объяснить наличие столь радикально непохожих традиций в истории
западной общественно-политической мысли? Ни в коей мере не отрицая и не
приуменьшая роли и значения социально-экономических и политических
факторов, повлиявших на становление этих идейных течений, все же, видимо,
следует выделить особую роль, которую играет философия и философские
установки в становлении тех или иных социально-политических теорий.
Но здесь мы ограничимся, не претендуя на полноту анализа, исследованием
тех философско-правовых установок и принципов, из которых вытекает и с
помощью которых обосновывается та или иная концепция государства.
Так, исходными принципами классической либеральной концепции государства
являются: идея естественного права, контрактная (т.е. основанная на
договоре) модель общества и государства, принцип свободного самоопределения
и автономии личности.
Центральный пункт теории естественного права - человеку изначально
присущи определенные регулятивные принципы, своего рода исконные правовые
начала, которые соответствуют его природе и требованиям разума. Вся
политическая философия либерализма, по сути, есть не что иное, как попытка
обосновать существование элементарных (т.е. неотчуждаемых прирожденных)
прав, которые индивиды признают друг за другом в естественном состоянии.
Это элементарная система прав, согласно либерализму, должна ограничивать
всякую политическую власть, поскольку является автономной сферой,
независимой от государства, от существующего соотношения политических сил и
материальных интересов. Право и закон, считают либералы, это не одно и то
же. Первое предшествует второму как объективное основание и критерий его
оценки, т.е. закон тогда правомерен и справедлив, когда он соответствует
естественным, неотчуждаемым правам индивидов.
Одна из первых философско-теоретических разработок идеи естественного
права принадлежит английскому философу Дж.Локку. В своем знаменитом
сочинении Два трактата о правлении (1690 г.) он формулирует три основных
прирожденных права личности, которые позднее войдут во многие конституции
европейских стран: право на жизнь, право на свободу и право на
собственность. "Естественное состояние, - пишет Локк, - имеет закон,
которым оно управляется и который обязателен для каждого, и разум, который
является этим законом, учит всех людей, которые пожелают с ним считаться,
что, поскольку все люди равны и независимы, поскольку ни один из них не
должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе или собственности
другого"[1].
На протяжении всей работы Локк постоянно возвращается к этим исходным,
естественно-правовым началам, углубляя и уточняя их смысл, а также вновь и
вновь подчеркивая их основополагающую роль в жизнедеятельности общества.
Что характерно, в каждом из трех провозглашаемых Локком прав присутствует
постоянная отсылка друг на друга; иногда создается впечатление, что речь у
него идет об одном и том же, только в различной формулировке. Так, говоря о
праве собственности, Локк указывает: "...Каждый человек обладает некоторой
собственностью, заключающейся в его собственной личности, на которую никто,
кроме него самого, не имеет никаких прав. Мы можем сказать, что труд его
тела и работа его рук по самому строгому счету принадлежит ему"[2]. В
другом месте, несколькими страницами ниже, он, характеризуя право на
свободу, пишет: "Свобода... представляет собой свободу человека располагать
и распоряжаться как ему угодно своей личностью, своими действиями,
владениями и всей своей собственностью "[3].
Более обобщенное определение естественных прав человека принадлежит
другому видному теоретику классического либерализма, американскому философу
и политическому деятелю Томасу Пейну.
В своем нашумевшем эссе с весьма символическим названием "Права человека"
(1791 г.) он дает следующее определение: "Естественные права суть те,
которые принадлежат человеку по праву его существования. Сюда относятся все
интеллектуальные права, или права духа, а равно и право личности добиваться
своего благоденствия и счастья, поскольку это не ущемляет естественных прав
других"[4].
Особо выдающийся вклад в дело разработки морально-правовых основ
либеральной концепции правового государства внес И.Кант. Права человека, не
уставал повторять он, должны считаться священными, каких бы жертв ни стоило
это господствующей власти. Величайшей же проблемой человеческого рода,
"разрешить которую вынуждает его природа", он считал проблему "достижения
всеобщего правового гражданского общества"[5].
Исходным принципом, базисом этого общества, согласно Канту, должен стать
принцип свободного самоопределения и автономии личности, без утверждения
которого всякая декларация права собственности и права на жизнь будет
сомнительной и ненадежной. Кант считает, что человек стоит перед
альтернативой: автономия или гетерономия. Автономия - это способность
человека быть господином самому себе. Гетерономия же - это когда человек,
не будучи господином самому себе, живет лишь по чужим, извне заданным ему
правилам и инструкциям. Автономии соответствует выход человека из своего
несовершеннолетия, понимаемого как неспособность пользоваться своим умом
без руководства со стороны кого-то другого.
Признание свободного самоопределения и автономии личности, по Канту,
означает одновременно признание за ним следующих прав: во-первых, это право
на независимое личное суждение о Боге и мироздании, поскольку
"несовершеннолетие в делах религиозных не только наиболее вредное, но и
наиболее позорное"[6]; во-вторых, право, обеспечивающее самостоятельность
мысли относительно определения общего смысла индивидуального существования,
т.е. понимания человеком своих конечных целей; в-третьих, право
человеческого индивида самостоятельно заключать, что для него лично
является выгодным или невыгодным, полезным или вредным; в-четвертых, право
иметь собственные суждения относительно лучшего составления
законодательства и откровенно критиковать существующее законодательство и,
в-пятых, право свободного публичного пользования своим разумом.
Обобщая вышесказанное, можно заключить: всеобщее правовое гражданское
общество - это общество, где каждый человек с самого начала признается в
качестве автономной личности, т.е. субъекта собственных действий,
независимых суждений, собственного выбора и целеполагания. "Принцип свободы
в отношении устройства общества, - указывал Кант, - я выражаю в следующей
формуле: ни один не может принудить меня быть счастливым так, как он хочет
(так, как он представляет себе благополучие других людей); каждый вправе
искать своего счастья на том пути, который ему самому представляется
хорошим, если только он этим не наносит ущерба свободе других стремиться к
подобной же цели"[7].
Опираясь на идею естественного права, основатели классического
либерализма строят контрактную (т.е. основанную на договоре) модель
общества и государства, в котором формально равные субъекты обладают
неотчуждаемыми правами и свободой от вмешательства со стороны общества.
Человек, считают они, вступает в государство не для того, чтобы иметь
меньше прав, чем прежде, а для того, чтобы лучше обеспечить эти права.
Именно для этих целей и было создано такое политическое устройство, как
государство. Пожалуй, наиболее ясно и категорично эту мысль выразил уже
упоминавшийся нами американский философ Т. Пейн: "Сами индивиды, каждый в
соответствии со своими личным и суверенным правом, вступили в договор друг
с другом для образования правительства; и это единственный способ, каким
имеют право создаваться правительства и единственная основа, на которой она
вправе существовать".
Принципиально иных взглядов на проблему отношения государства и
гражданского общества придерживаются сторонники этатистской традиции. Если
попытаться вычленить сущностные характеристики этатизма как политико-
философского течения, то их можно свести к следующему: государство - это
нечто более высокое и благородное, чем просто объединение единичных людей
путем договора; суть его деятельности нельзя сводить лишь к защите людей и
их прав; государство как коллективная организация отличается от других
подобных организаций величием своих исторических задач; его имплицитная
цель - счастье подданных, граждан государства.
Свое видение целей и задач государства этатисты обосновывают рядом
положений, являющихся ключевыми для этой традиции.
Во-первых, в своих рассуждениях о природе человека, общества и
государства, считают теоретики этатизма, надо исходить не из отдельного
индивида, а из общества в целом. Тогда мы убедимся, что государство, хотя и
возникло во времени и пространстве, все же есть "совершенно нечто в себе и
для себя сущее", "божественное и пребывающее". Государство есть вечный и
неизменный организм, стоящий над личностью и неподвластный ее воле.
Решающее значение для нормального функционирования этого организма имеет не
единичный разум и воля, как утверждают либералы в своих концепциях
общественного договора, а коллективная воля и коллективный разум, под
которыми, по сути, понимаются нравы, обычаи и традиции того или иного
народа, меняющиеся в процессе исторического развития. Так, Гегель в
качестве основополагающего принципа государства рассматривал объективную
волю, которая "есть в себе, в своем понятии разумное, вне зависимости от
того, познается она или не познается единичным человеком, соответствует или
не соответствует она его желаниям".
Во-вторых, поскольку нравы, характер и традиции народа составляют
субстанцию государства, то "каждый народ имеет то. государственное
устройство, которое ему соответствует и подходит"[8].
В-третьих, более или менее развитое государство невозможно без
конституции, под которой следует понимать определение прав, т.е. свободы
вообще, а также организацию их осуществления. Но кто должен определять эти
права, т.е. кто призван создавать конституцию? Вот как отвечает на этот
вопрос Гегель, признанный авторитет этатизма: "Вопрос о том, кому, какому и
как организованному авторитету присуща сила создавать конституцию,
совпадает с вопросом, кто должен создавать дух народа". Этот
"организованный авторитет", уточняет далее Гегель, есть правительство:
"Живая тотальность, сохранение, т.е. непрерывное созидание государства
вообще и его конституции, есть правительство"[9].
В-четвертых, считая правительство единственным авторитетом, создающим
конституцию, этатисты, по сути, отождествляют право с возведенной в закон
волей тех, кто находится у власти.
В-пятых, из отрицания автономии права, т.е. права в качестве сферы,
предшествующей государству и ограничивающей его власть, вытекает и
отрицание автономии личности вообще. В этой связи весьма характерна критика
Гегелем кантовской философии права, которая, по его мнению, хочет "лишь
абстрактного добра, предоставляя произволу (так Гегель называет волю одного
человека) определять, что есть добро"[10]. Прерогатива в определении того,
что есть добро, благо, всеобщий интерес, согласно этатизму, должна
принадлежать государству.
В-шестых, в альтернативе автономия - гетерономия, этатизм отдает
предпочтение гетерономии. Если для либералов идеалом, общественного
устройства является всеобщее правовое гражданское общество, то идеалом
этатистов – патерналистское государство, где власть "отечески" заботится о
благе "детей-подданных".
Гражданское общество, согласно этатистам, как сфера борьбы частных,
эгоистичных интересов должно быть подчинено государству как воплощению
всеобщего интереса. "Если смешивать государство с гражданским обществом -
пишет Гегель, - и полагать его назначение в обеспечении и защите
собственности и личной свободы, то интерес единичных людей как таковых
оказывается последней целью, для которой они соединены... Однако на самом
деле отношение государства к индивиду совсем иное: поскольку оно есть
объективный дух, сам индивид обладает объективностью, истиной и
нравственностью лишь постольку, поскольку он член государства... Назначение
индивидов состоит в том, чтобы вести всеобщую жизнь" [11].
Как видно, либеральное и этатистское видение целей и задач государства
радикально отличаются друг от друга. Та и другая идейные традиции содержат
предикат истины, поскольку опираются на некоторые, довольно устойчивые
стороны реальной социальной практики.
Так, теоретики классического либерализма выразили в своих концепциях
основную тенденцию мирового общественного развития - тенденцию к
рационализации и универсализации определенных отношений между личностью,
обществом и государством. Например, наиважнейшей функцией государства в
современных странах с развитой рыночной экономикой и гражданским обществом
стала задача координирования и регулирования различных социальных интересов
на базе политической культуры согласия. Государство в этих странах, по
сути, стало равноправным партнером и посредником, обслуживающим потребности
общественных групп и отдельных индивидов.
Сторонники этатизма, обосновывающие примат социального над
индивидуальным, государственного интереса над частным и личным, тоже
исходили и исходят в своих рассуждениях из реальных фактов общественной
жизни. Так, становление и укрепление государственности в новых независимых
странах происходило, как правило, под знаменем национальной идеи и
национального возрождения, а государственный деятель воспринимался не
просто как высший чиновник, но как носитель национального духа, выразитель
коллективных чаяний и мудрости народа, его предводитель и наставник.
Идеи и достижения двух рассмотренных течений западной общественно-
политической мысли, несомненно, пригодятся в поисках собственной модели
общественного развития. Недолгий опыт социального строительства в
постсоветских странах, в том числе и в Казахстане, показывает, что попытки
прямой трансплантации модели европейской либерально-демократической
государственности на собственную социальную почву вызывают определенный
эффект отторжения. Сегодня становится очевидным, что нам необходим такой
тип социально-политического устройства, который, наряду с общими,
универсальными аспектами, учитывающими основные тенденции мирового
развития, включал бы в себя и национальный аспект, прагматично привязанный
к собственной традиционной основе.

2. Современные представления о правовом государстве

Само понятие-термин "правовое государство" из всех признаков правового
государства включает в себя именно правовую систему - основу всех остальных
признаков правового государства (в противном случае его называли бы
"государство законности" или как-нибудь иначе). Особенно это звучит, когда
мы имеем в виду не просто понятие "правовое государство", а "современное
демократическое, социальное, правовое государство".
Более того, без разветвленной всеобъемлющей правовой системы ни один из
признаков правового государства, как бы он значителен ни был, не может быть
реализован. Совершенно очевидно, что самая демократическая Конституция,
предусматривающая широкие права населения, разделение властей, законность и
т.д., практически повиснет в воздухе, превратится в простую декларацию,
если в ее реализацию не будет создана развитая, всеобъемлющая, иерархически
построенная, непротиворечивая правовая система.
Ее образование является трудным делом, занимающим сравнительно длительный
период, требует привлечения высококвалифицированных юристов - ученых и
практиков, тщательного изучения опыта наиболее цивилизованных
демократических стран Запада, в которых в той или иной степени действуют
основы современного демократического, социального, правового государства.
В юридической литературе категория правовой системы является относительно
новой. Она прочно вошла в обиход в конце 80-х гг., несмотря на то, что
западные юристы давно пользуются этим понятием.
Правовая система, гибко отражающая связи и саму структуру правовой
материи, выступает дифференцированной категорией, сочетающей такие аспекты,
как многоэлементность, иерархичность, не является аморфным или застывшим
образованием, всегда находится в динамичном развитии, так как наши
представления о ней постоянно изменяются.
Еще в конце 80-х гг. профессора В.Н.Кудрявцев и А.М.Васильев отмечали,
что "правовая система позволяет объединить в целостном видении все подходы
к правопониманию, сложившиеся в советской юриспруденции". Кроме того,
авторы подчеркивают, что "термин правовая система", разумеется, не отменяет
и не заменяет других юридических терминов, не является их синонимом, а
несет самостоятельную научную нагрузку, обозначая понятие, синтезирующее
на новом уровне объяснение единства всех правовых явлений ...социализма". В
частности, понятие правовой системы не отменило понятия права, а включило
его в себя как объяснение одного из своих компонентов[12].
Чуть позже, в 1991 г., анализируя законодательную деятельность Верховного
Совета СССР и Верховных Советов союзных республик за 1988 -1990 гг.,
профессор О.А. Гаврилов отмечал, что "демократизация правовой системы будет
развиваться параллельно демократизации политических и экономических
институтов. Демократическая правовая система включает высокий уровень
демократизации всех ее компонентов (право, правотворчество, осуществление
права), выступает в качестве главного фактора, влияющего на возрастание ее
эффективности'' [13].
Добавим, что в советское время законы изобиловали многими повторами,
оставляли некоторые положения не совсем ясными и зачастую намеренно
двусмысленными. Естественно, теперь представляется особенно актуальным
проведение последовательной демократизации правовой системы, учет в ней
итогов и результатов политических перемен, закрепление в правовой системе
демократических и политических преобразований.
Теперь рассмотрим, как в юридической литературе отдельные ученые
анализируют понятие правовой системы: "Правовая система как сфера
общественной деятельности есть единство двух ее сторон: формирования
нормативной основы, нормативных образцов деятельности и их
репродуцирования, включения в массовое и профессиональное правовое сознание
и поведение. В этом единстве регулятивной и аксиологи-ческой сторон —
существенная особенность функционирования правовой системы"[14].
Более того, правовая система рассматривалась как наиболее общее целостное
образование, охватывающее разнообразные явления правовой действительности.
Ряд ее элементов, в свою очередь, имеет системный характер, выступая в
качестве своеобразных подсистем. Прежде всего, это относится к центральному
звену правовой системы — праву, как совокупности организованных в отрасли,
подотрасли и институты правовых норм, высшей формой и источником которых
является тоже носящее системный характер законодательство.
Наиболее распространенным в советский период был подход к правовой
системе в качестве "продукта сознательной деятельности людей, нацеленной на
управление социально-экономическими процессами, при этом упор делался на
то, что правовая система детерминирована материальными условиями жизни
общества"[15].
Правовая система определялась как полисистемный комплекс, т.е. комплекс
элементов, каждый из которых сам может рассматриваться как целостная
система. В ее состав входит множество подсистем различного уровня, в
частности, законодательство, право, отраслевые институты, правовые
отношения, правовая идеология, юридическая политика.
В настоящее время подходы к определению правовой системы изменились. Так,
профессор Н.И. Матузов указывает, что правовая система — более широкая
реальность, охватывающая собой всю совокупность внутренне согласованных,
взаимосвязанных, социально однородных юридических средств (явлений), с
помощью которых ... продолжение
Похожие работы
ПРАВОСОЗНАНИЕ, ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА И ПРАВОВОЙ НИГИЛИЗМ. ЗАКОННОСТЬ И ПОРЯДОК
Правопорядок: понятие, структура, функции
Правовое государство
МЕТОД ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
Верховенство закона – важнейший принцип построения и функционирования системы нормативных правовых актов
Административно-правовой статус политических партий общественных и религиозных объединений
Система разделения власти в правовом государстве
СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
Дисциплины