Политические репрессии в Казахстане 1956-1953 гг.


Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 3.11

Глава I. Политические репрессии, трагедия народов.
1.1 Политическая обстановка в стране 30.40 .е гг. ХХ века ... ... 12.18
1.2 Казахстан филиал ГУЛАГа ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 19.24

Глава II. Начало политических репрессии казахского народа в 1937.1938 гг.
2.1 Репрессии руководители государство, партии, ученых, писателей и хозяйственных деятелей ... ... ... ... ... ... ... ... .. 25.34
2.2 Судьбы А.Байтурсынова, М.Тайшибаева ... ... ... ... ... ... . 35.52

Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 53.55

Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 56.60

Приложение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . . 61.64
Известному философу Карлу Ясперсу принадлежат слова: «Настоящее совершается но основе исторического прошлого воздействие которого мы ощущаем в себе»
И. действительно, чтобы по-настоящему осмыслить происходящие сегодня события, важно заглянуть в прошлое, заново изучить истоки многих исторических сюжетов, в том числе и трагических, извлечь позитивные уроки, чтобы предотвратить повторение драматических событий в сегодняшней жизни наших соотечественников.
Одной из актуальных как научном, так и в общественном отношении проблем новейшей истории Казахстане является исследование политики массовых политических репрессий в 1937-1938 гг. Этот период, условно названный в официальной историографии термином «ежовщина», существенно отличался от предыдущих и последующих размахом репрессивных акции советского государства против своего народа и значительным ужесточением карательной политики. Так, в сравнении с 1936 г. (136 тыс. чел. ) число арестованных в СССР в 1937 году увеличилось в 7 раз (937 тыс.чел.)
В Казахстане репрессии в рассматриваемый период имели столь же широкомасштабный характер, как и по всей стране. Начиная с 1920-х и кончая 1950-ми годами, в республике по политическим мотивам были осуждены 103 тысячи человек /по последним данным, приведенным М.К.Козыбаевым на презентация второго выпуска «Книги скорби – Азалы кiтап» в апреле 1999 года, это цифра составила 116 тыс чел.
В целом, по республике только за вторую половину 1937 г. со времени выполнения приказа № 00447 от 30 августа 1937 г. о начале с 5 августа операции по массовому репрессированию ряда категорий лиц (антисоветских элементов) было подвергнуто репрессиям 22804 человек.
Актуальность рассмотрения данной проблемы также связана с необходимостью рассмотрения причинно - следственных связей политики репрессий с общей ситуацией в стране и республике, выявлением объективных и субъективных факторов перерастания избирательного террора против отдельных лиц в тотальный. Чтобы ответить на отдельные малоизученные вопросы этого периода, необходимо выработать и применить новые подходы, новые методики получения информации и ее обработки, включить в научный оборот ранее невостребованные комплексы источников. В частности, применение современных информационных технологий и метод математико-статистического анализа данных документального материала, хранящегося в архиве Комитета Национальной безопасности Республики Казахстан и недоступного до сих пор широкому кругу историков, позволяет выйти на конкретно-историческое исследование социального облика репрессированных в годы «большого террора» , раскрыть социально-демографические и политические характеристики различных слов населения, подвергшихся обструкции со стороны государства, детализировать логику действия механизма репрессий против так называемых антисоветских социально-опасных элементов.
1. Абылхожин Ж.Б., Козыбаев М.К., Татимов М.Б. Казахстанская трагедия // Вопросы истории. – 1989.№7. с.63.
2. Абылхожин Ж.Б. Традиционная структура Казахстана: Социально-экономические аспекты функционирования и трансформации (1920-1930-е гг.) – Алма-Ата: Гылым, 1991. с.240.
3. Алдажуманов К.С., Алдажуманов Е.К. Депортация народов – преступление тоталитарного режима. – Алматы. Фонд ХХІ век, 1997. -16 с.
4. Амрекулов Н.А. Тайна культа личности и ее разоблачение. Эпоха сталинизма, логика ее развития и изживания. Алма-Ата Гылым, 1991. – 240с.
5. Аяганов Б. Государство Казахстан: эволюция общественных систем. – Алматы: Жазушы, 1993. – 148 с.
6. Абдакимов А. Тоталитаризм: депортация народов и репрессия интеллигенций – Караганда. 1997. – 85с.
7. Абдакимов А. История Казахстана (с древних времен до наших дней) Алматы, 2003 – 496 с.
8. Айтмухамбетов К. Жертва красного террора. Алматы, 2004 – 91 с.
9. Абрамов Д. Место заключения и репрессированные. Алматы, 2001-142 с.
10. Бжезинский З. Большой провал. Агония коммунизма. Квинтэссенция. Философский альманах. – Москва, 1990 – 278 с.
11. Бухарин Н.И. Избранные произведения. М.: Политиздат, 1998. – 499с.
12. Бухарин Н.И. Проблема теории и практики социализма. –М.: Политиздат, 1989. – 512с.
13. Беревщина // Военно-исторический журнал. – 1989. -№7.-87с.
14. Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. –М.: Всемирное слово, 1992. -310с.
15. Боданов Ж. 1937: “Технология” расправы. Мысль. – 1998. №6. с.84-89.
16. Волкоганов Д.А. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В.Сталин: в 2 кн. –Кемерово: кн. Изд-во,1990-1991. – 429с. и 441 с.
17. Вайсберг Б. Перед именем твоим. –Алматы: Казахстан, 1991.-200с.
18. Гордон Л., Клопов Э. Что это было? Размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40-х годах. М. 1989. – 164 с.
19. Галлиев А.Б. Социально-демографические процессы в многонациональном Казахстане (1917-1991): Автореферат… (Нац.Академия наук РК. Институт истории и этнологии им. Ч.Валиханова. – Алматы, 1994. – 49с.
20. Гуревич Л. Особенности советского тоталитаризма и положение интеллигенции. (Материалы “круглых столов” и семинаров. – Алматы, 1996-91 с.
21. Дружба народов. 1989 №4. с. 118.
22. Дик В. Карлаг. О чем не говорим. Алма-Ата, 1990.-96 с.
23. Депортированные в Казахстан народы: время и судьбы. – Алматы: Арыс-Казахстан, 1998.-428с.
24. Джагфаров Н.. Осипов В. Национал-уклонизм: мифы и реальность. О прошлом для будущего. –Алма-Ата: Казахстан, 1990-225с.
25. Джандосов С. Чтобы вечная память. Казахстанская правда. 1991. -16 апреля.
26. Жакишева С.А. Клиаметрика в Казахстане: ретроспекция и перспективы. Отечественная история. – 1999.№3. 130с.
27. Земсков В.Н. Об учете спецконтингента НКВД во всесоюзных переписях населения 1937-1939 гг. //Социологическое исследование (СИ). – 1991. №2.-с.79-81.
28. Забвению не подлежит. Сборник документов. (Отв. Ред. Жакина А.К., Имантаева А.М., отв. Составитель: Шевелева Л.В. Павлодар, 1997. – 285с.
29. История Казахстана с древнейших времен до наших дней. Очерк. – Алматы, 1993. – 416с.
30. Козлов А.Г. Из истории колымских лагерей (1932-1937). //Краеведческие записки. –Вып -17. Магадан. 1991.
31. Козыбаев М.К. История и современность. – Алматы: Гылым, 1991. -256с.
32. Козыбаев М.К. Общественное сознание в период советского тоталитаризма и политические репрессии в Казахстане. //Проблемы формирования нового общественного сознания и построение гражданского общества в Казахстане. –с.10.
33. Кан Г. Депортация корейцев в Казахстан. Депортация народов и проблема прав человека. –с.56-57.
34. Козыбаев М. История Казахстана: белые пятна. Сборник статей. Алма-Ата: Казахстан, 1991. -348с.
35. Коммунистическая партия Казахстана в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов. 1928-1937. Т.2 Алма-Ата: Казахстан, 1981.-383с.
36. Казахстанская правда. 1992, 8 февраля.
37. Козыбаев М.К. Немцы Советского Казахстана: факты и действительность. История Казахстана: Алма-Ата, 1991-238с.
38. Козыбаев М. Филиал ГУПАГа – Казахстан: Сталинские лагеря. Казахстана стат. Данные //Аргументы и факты – Казахстан – 1997. – май №22.с.3.
39. Материалы “круглых столов” и семинаров. – Алматы, 1996.-158с.
40. Мустафин Б. Спасибо что вернули веру. Казахстанская правда, 1997, 17июня.
41. Кожекеев Т. Перелетные птицы. Алматы, 1991, -152с.
42. Назарбаев Н.А. Независимость Казахстана: уроки истории и современность. Выступление Президента РК на торжественном собрании, посвященном пятилетию независимости Казахстана. Казахстанская правда. – 1996 .-17 декабря.
43. Наумов В.П. К истории секретного доклада Н.С.Хрущева на ХХ съезде КПСС //Отечественная история. – 1996. №4.
44. Нурпейсов К. “История одного дела” //История Казахстана. Белые пятно. Сборник ст. Алма-Ата: Казахстан. 1991.-348с.
45. Назарбаев Н.А. Казахстан – 2030: Послание Президента страны народу Казахстана – Алматы: Білім, 1991.-176с.
46. Нурпейсов К. Алаш һәм Алашорда. Алматы: Ататек, 1995.-256с.
47. Нурпейсов К.Н. Периодизация истории репрессий в Казахстане после 1917 года. Алма-Ата. Казахстан. 1991. -348с.
48. Назарбаев Н.А. Историческая память, национальное согласие и демократические реформы – гражданский выбор народа Казахстана. Доклад на ІҮ сессии Ассамблей народов Казахстана в июня 1997, Казахстанская правда. 1997, 7 июня.
49. Назарбаев Н.А. Казахстан-2030. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех Казахстанцев. Послание Президента страны народу Казахстана. Казахстанская правда, 1997, 11 октября.
50. Орынбаева Д.И. Политические репрессий в Казахстане в 1937-1938 гг. Алма-Ата. 1999.-139с.
51. О культе личности и его последствиях. Доклад Первого секретаря ЦК КПСС товарища Хрущева Н.С. ХХ съезду КПСС //Известия ЦК КПСС. – 1989 №3.с.128-170.
52. Рыскулов Т. Избранные труды. Алматы, 1984.с.162.
53. Романов Ю. Репрессии против народа не подвластны забвению. Алматы, 1997.43с.
54. Соколов А.К. Лекции по советской истории. –М.: Институт российской истории РАН, 1994, с.315.
55. Расстрел по первой категорий. // Известия, 1996, 3 апреля.
56. Тасымбеков “Жан дауысы АЛЖИР архиологиясы” Алматы. 1991.с.180.
57. Указ Президента РК “Об объявлении 1997 года Годом общенационального согласия и памяти жертв политических репрессий”. // Сборник норматив – правовых актов о реабилитации жертв массовых политических репрессий. Алматы: Жеті жарғы, 1997,с.64№
58. Указ Президента РК “Об установлении Дня памяти жертв политических репрессии” Казахстанская правда. -1997.-6 апреля.
59. Указ Президента РК “Об объявлении 1998 года годом народного единства и национальной истории”. //Казахстанская правда. – 1997.-11 декабря.
60. Файнбург З.Н. Не сотвори себе кумира… Социализм и “культ личности”: /Очерки теории /. М.: Политиздат, 1991.с.319.
61. Ясперс К. Смысл и назначения истории. М.: Республика, 1994. с.527.

Дисциплина: История Казахстана
Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 57 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Министерство образования и науки Республики Казахстан
Казахский государственный женский педагогический институт

Историко-филологический факультет
Кафедра Всеобщий истории

Дипломная работа
Тема: Политические репрессии в
Казахстане 1956-1953 гг.

Выполнила студентка 4-го курса оо
Историко-филологического факультета
по специальности История-география
Дузбаева Махаббат

Научный руководитель кандидат
исторических наук, доцент Бурханова Д.С.

Допущена к защите
Протокол № ___
Заведующей кафедрой,
кандидат исторических наук,
доцент ________________
Л.Т.Кожакеева

Алматы 2007

ПЛАН

Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 3-11

Глава I. Политические репрессии, трагедия народов.
1. Политическая обстановка в стране 30-40 -е гг. ХХ века ... ... 12-18
2. Казахстан филиал ГУЛАГа ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 19-24

Глава II. Начало политических репрессии казахского народа в 1937-1938 гг.
2.1 Репрессии руководители государство, партии, ученых,
писателей и хозяйственных деятелей ... ... ... ... ... ... ... ... .. 25-34
2.2 Судьбы А.Байтурсынова, М.Тайшибаева ... ... ... ... ... ... . 35-52

Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 53-55

Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 56-60

Приложение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . . 61-64

Введение

Актуальность темы: Известному философу Карлу Ясперсу принадлежат
слова: Настоящее совершается но основе исторического прошлого
воздействие которого мы ощущаем в себе[1]
И. действительно, чтобы по-настоящему осмыслить происходящие
сегодня события, важно загляенуть в прошлое, заново изучить истоки многих
исторических сюжетов, в том числе и трагических, извлечь позитивные
уроки, чтобы предотвратить повторение драматических событий в
сегодняшней жизни наших соотечественников.
Одной из актуальных как научном, так и в общественном отношении
проблем новейшей истории Казахстане является исследование политики
массовых политических репрессий в 1937-1938 гг. Этот период, условно
названный в официальной историографии термином ежовщина, существенно
отличался от предыдущих и последующих размахом репрессивных акции
советского государства против своего народа и значительным ужесточением
карательной политики. Так, в сравнении с 1936 г. (136 тыс. чел. ) число
арестованных в СССР в 1937 году увеличилось в 7 раз (937 тыс.чел.)[2]
В Казахстане репрессии в рассматриваемый период имели столь же
широкомасштабный характер, как и по всей стране. Начиная с 1920-х и
кончая 1950-ми годами, в республике по политическим мотивам были
осуждены 103 тысячи человек по последним данным, приведенным
М.К.Козыбаевым на презентация второго выпуска Книги скорби – Азалы кiтап
в апреле 1999 года, это цифра составила 116 тыс чел.[3]
В целом, по республике только за вторую половину 1937 г. со времени
выполнения приказа № 00447 от 30 августа 1937 г. о начале с 5 августа
операции по массовому репрессированию ряда категорий лиц (антисоветских
элементов) было подвергнуто репрессиям 22804 человек. [4]
Актуальность рассмотрения данной проблемы также связана с
необходимостью рассмотрения причинно - следственных связей политики
репрессий с общей ситуацией в стране и республике, выявлением
объективных и субъективных факторов перерастания избирательного террора
против отдельных лиц в тотальный. Чтобы ответить на отдельные
малоизученные вопросы этого периода, необходимо выработать и применить
новые подходы, новые методики получения информации и ее обработки,
включить в научный оборот ранее невостребованные комплексы источников. В
частности, применение современных информационных технологий и метод
математико-статистического анализа данных документального материала,
хранящегося в архиве Комитета Национальной безопасности Республики
Казахстан и недоступного до сих пор широкому кругу историков, позволяет
выйти на конкретно-историческое исследование социального облика
репрессированных в годы большого террора , раскрыть социально-
демографические и политические характеристики различных слов населения,
подвергшихся обструкции со стороны государства, детализировать логику
действия механизма репрессий против так называемых антисоветских
социально-опасных элементов.
Важно отметить, что отечественной историографией выработан общий
концептуальный подход к решению проблемы репрессий в Казахстане, сейчас
представляется крайне актуальным детально, научно аргументированные
исследование отдельных его периодов, в частности, проблемы массовых
политических репрессий 1937-1938 гг. не столько за счет роста качественна
новой исторической базы и повышения ее информационной отдачи за счет
обогащения методики и техники исследования.
Академик М.К.Козыбаев в своему докладе на юбилейной сессии
Академии наук РК, посвященной Году народного единство ее национальной
истории 11998г. отличал, что сегодня ...достаточно основательно изучены в
казахстанской историографии трагические события, связанные с силовой
коллективизаций, раскулачиванием, политическими репрессиями, голодом 1923-
19333 гг., разрушением пастблизно -кочевого хозяйственного комплекса и
всей традиционной структуры. Но и здесь исследования сдерживаются
дефицитом документального материала. Без существенного расширения
источниковой базы историкам трудно выйти на адекватное уточнения таких
вопросов, как численность жертв политических репрессий или голода в годы
коллективизации. Поэтому не случайно историки-демографы демонстрируют уже
столько лет почти взаимоисключающее разночтения по этим проблемам.[5]
Данное высказывание касается в полной мере и периода массовых
политических репрессий 1937-1938 гг. в Казахстане, где имеется немало
неизученных исторических явлений и процессов, ибо, как подчеркивал
Президент РК Н.А.Назарбаев и о тех трагических и крабовых днях в истории
народа молчали как в дни сталинского режима, так ив годы разоблачения
культа личности, молчали и в годы стагнации. Пытаются забыть об этом и
сегодня любители приукрасить недавнее прошлое, но забывать значит
предать память миллионов жертв кровавого режима.[6]

Историография
Современная историография по истории репрессии в СССР в странах СНГ,
в том числе и в Казахстане, прежде всего нацелено на выявление и
публикацию источникового материала. Освоение темы началось после
январского Пленума ЦК КПСС 1989., который позволил обнародовать материалы
ранее засекреченных архивов. Первые публикации источников появляются в
журнале Известия ЦК КПСС и затрачивают, в основном, громкие процессы
1930-х гг.
Казахстанскими учеными в конце 1980-х – начале 1990-х гг. были
предприняты первые попытки раскрытия темы репрессий не толко в 1937-1938
гг. но и по другим периодам проведения репрессивной политики советского
государства против народов СССР и иностранных подданных с 1917 г. до
нач. 1950-х гг. Обращаясь[7] непосредственно к многочисленным трудам,
можно констатировать, что, в одних случаях проявления жгучего интереса к
проблемам репрессий в СССР было вызвано потребностями переживаемой эпохи,
а в других – это стало результатом неудовлетворенности современных ученых
предшествующими научными поисками и имеющимися данными, которые
предстоит переработать и обогатить новыми идеями и концепциями, в
перспективе влияющих на последующее приращение знаний об этих
трагических страницах новейшей истории Казахстана.
Исключительная заслуга в разработке рассматриваемых проблем м
восстановлению исторической памяти и справедливости в отношении
нескольких тысяч невинных жертв массовых репрессий, в утверждении
общественного мнения в мысли о недопустимости подобных преступлений
принадлежит обществу Адилет. Его первым председателем был Санджар
Джандасов, а председателям правления городского отделения член
корреспондент АН РК К.Н.Нурпеисов. Республиканское историко-
просветительское общество Адилет возглавляет академик М.К.Козыбаев. Со
дня основания (ноябрь 1989 г.) до настоящего времени адилетовцы
скрупулезно собирают по крупицам многочисленные достоверные сведения и
фактологический материал о каждой персонами, независимо от их
социального и национального статуса, общественного положения: о каждой
конкретной личности, пострадавшей в 1920-е нач 1950 гг. Возвращение к
человеку, восстановление исторической правды о прошлом, изучение причин и
следствий возникновения тоталитаризма в советской стране, проблемы
гуманизации общества и создание надежной системы гарантий правовой и
социальной защищенности казахстанцев являются главной целью этой
общественной организации. Под эгидой Института истории и этнологии им.
Ч.Ч.Валиханова и историко-просветительского общества Адилет на
сегодняшний день вышла в свет значительная часть результатов исследований
по проблемам репрессий, проведено около 100 научно-теоретических и научно-
практических конференций, круглых сталов, семинаров во всех регионах
республики.[8]
Одно из важных решений требовал вопрос о начальном этапе и
периодизации репрессий в республике, так как значительное время в
обществе господствовало мнения, что репрессии имели место только в 1937-
1938 гг. Но самом деле, как показали многочисленные данные , отсчет
репрессивной политики партии и государство в отношении своего народа
следует вести с первых лет революции, когда были заложены основы для
развития не кратковременной акций, а планомерного длительного процесса.
Членам – корреспондентом АН РК К.Н.Нурпеисовым была дана первая
периодизация истории репрессий в Казахстане после 1917 г.
Существенным крупным этапом был 1937-1938 гг. пик большого
террора. За этот период было репрессирован 50-55 % от общего числа
осужденных. В 1939-1940 гг. он отличает относительный спад массовых
репрессий и новый подъем в 1941-1942 гг. В целом по республике за период
с 1939 по 1935 гг. по политическим мотивам было репрессирован 30-33 % от
общего числа.[9]
Выведению исторической памяти общества из состояния глубокой
деформации, ликвидации белых пятен прошлого был посвящен ряд статей,
вышедших в 1991 г., в котором значительное место заняли исследования
ученых республики по актуальным проблемам истории репрессий в 1920-е
-1940 –е гг. [10]
Особый импульс в возрождении национальной истории, все более
уверенный динамизм в объективном анализе событий прошлого, в том числе
периода тоталитарного режима, придало обретение независимости Республикой
Казахстан.
Председателем комиссии был директор Института истории и этнологии
АН РК, народный депутат РК, академик АН РК М.К.Козыбаев, который внес
законопроект об осуждении преступлений сталинского режима против народа
Казахстана. В частности, предлагалось:
1. Осудить тоталитарно-волюнтаристскую политику сталинского режима
в края как преступление против народа Казахстана.
2. Признать массовую депортацию народов в нашу республику преступной
акций сталинизма, итогом расово-националистического преследования.
3. Создать на территории бывшего КарЛАГа мемориал жертв сталинских
репрессий.
4. В память о жертвах казахстанской трагедии голод 1932-1933 гг.
открыть мемориал Касреттi Дала.
5. Создать книгу всенародной скорби.
6. Установить День Всенародной скорби в первую субботу февраля
месяца.
7. Главному архивному управлению при Совете Министров Казахской
ССР и Институту истории партии при ЦК Компартии Казахстана (далее Архив
Президента Республики Казахстан) принять меры к открытию доступа ко всем
архивным документам, фиксирующим события того периода.
8. Поручить Институту истории, археологии и этнологии им
Ч.Ч.Валиханова АН Каз ССР подготовить сборники документальных материалов
по истории голода, репрессий и депортаций, провести исследования по белым
пятнам истории 20-30-х гг.
Следует отметить, что практически все пункты предложений академика
М.К.Козыбаева и возглавляемой им комиссии были реализованы в Указах
Президента и правительства РК за период с 1992 по 1998 гг.
В 1993 г. Верховный Совет РК принял Закон РК О реабилитации жертв
массовых политических репрессий, который был направлен на восстановление
справедливости по отношению к людям подвергшимся этой крупномасштабной
карательной акции советского государства, на реабилитацию всех жертв
террора в 20-е – 50-е гг., обеспечении максимально возможной в настоящее
время компенсации причиненного им морального и материального ущерба[11]

Цели и задачи
Целью настоящей дипломной работы является:
- анализ проблемы массовых политических репрессий в 1937-1938 гг.
- выявление социального портрета репрессированных;
- изучение механизма репрессии в этот период.
В соответствии с намеченной целью в работе поставлены следующие
задачи:
- изучить механизм политических репрессии;
- исследовать отдельные стороны депортации малых народов в
Казахстане;
- проследить судьбу некоторых лиц подвергшихся репрессиям .

Источники.
Источникам для написания данной дипломной работы явились:
- опубликованные материалы различных комиссии.
- Верховного Совета Казахстана и Парламента РК, отдельные
исследования ученых историков, юристов, экономистов.
- некоторые данные периодической печати 1986-1999 гг.
Следует отметить еще один комплекс источников, касающихся
непосредственно политики репрессий в республике в рассматриваемый период.
Эти статьи и выступления Президента Р, академика АН РК Н.А.Назарбаева,
который последовательно проводит политику на восстановление и
возрождение национальной истории.
Хронологические рамки исследования.
Выбор хронологических рамок исследования диктуется тем, что
репрессии 1937-1938 гг. представляют собой самую пиковую ситуацию в
истории истребления народа не только Казахстана, но и всей советской
страны.

Структура работы.
Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка
использованной литературы и приложений.

Глава I. Политические репрессии, трагедия народов.
1. Политическая обстановка в стране 30-40-х годах ХХ века.

История репрессий в годы большого террора прошла ряд этапов в
своем развитии. Первый хронологически связан непосредственно с самими
драматическими событиями 1937-1938 гг, когда выдвинула в качестве
основной концептуальной версии, необходимость очищения общества от врагов
народа, шпионов, предателей и других антисоветских элементов.[12]
Одновременно с этим формировалось оппозиционная точка зрения Н.Бухарина,
Ф.Раскольникова и др., согласно которой репрессии второй половины 1930-х
гг. объяснялись личными амбициями и претензиями Сталина на место главного
теоретика в эпоху построения социализма в одной стране, его вероломством
и коварством, и попытками расправится с верными ленинцами. При этом, этими
авторами совершенно не подвергалась сомнению необходимость террора в
ходе революции, гражданской войны и интервенции, ликвидации
эксплуататорских классов на рубеже 1920-1930-х гг в СССР.
Сегодня исследование истории возникновения доклада Хрущева о культе
личности на ХХ съезде КПСС имеет большое значение не только для
выяснения позиций отдельных членов президиума ЦК и понимания мотивов,
которыми они руководствовались, но и для исторической оценки значения
доклада, намерений руководителей партии извлечь уроки из прошлого,
последовательности их действий после съезда. Официальная версия появления
секретного доклада Хрущева нашла широкое отражение в публицистике и
научной литературе. Суть ее состоит в следующем: к осени 1995 г.
президиуму ЦК стало ясно, что репрессии в отношении партийных кадров
имели массовой характер.
В подавляющем большинстве случаев обвинения, которые служили
основанием для суровых приговоров, были фальсифицированы. Хрущев выдвигал
предложение информировать о преступлениях, совершенных Сталиным,
делегатов предстоящего съезда партии. Во время обсуждения
подготовительных материалов к съезду, как утверждал Хрущев, против его
предложения активно выступами Молотов, Маленков, Наганович. Дело
представлялось таким образом, что так называемая антипартийная группа
сложилась уже в 1955 г., во время подготовки ХХ съезда. Остальные члены
президиума ЦК активно не поддерживали Хрущева, но и не возражали против
тщательной проверки документов прокуратуры и органов госбезопасности. Как
и Хрущев, они считали необходимым информировать о проделанной работе
съезда партии на одном из его заседаний. Ввиду того, что вопрос о
выступлении против культа личности был окончательно решен только на
завершающей стадии работы съезда, спешно подготовленный доклад был
поставлен в повестку дня заключительного 20-го заседания.
Однако, официальная версия гремит полуправдой. Доклад открывался
разделом Приказы НКВД СССР по проведению массовых репрессий. Комиссия
привела наиболее важные документы, на основании которых во второй
половине 30-х годов развернулись массовые репрессий. Проверка
следственных дел, изучение других документов позволили ей сделать вывод,
что дела об антисоветских организациях, блоках и различного рода центрах,
якобы раскрытых НКВД, были сфабрикованы следователями, применявшими
истязания и пытки заключенных. Грубейшие нарушения законности стали
повседневной практикой работы следственных и судебных органов, в частности
Военной коллегии Верховного Суда СССР. Комиссия отметила, что т.Сталину
и некоторым членам Политбюро систематически направлялись протоколы допроса
арестованных, по показаниям которых проходили работавшие еще члены и
кандидаты в члены ЦК КПСС, секретари нацкомпартий, крайкомов и обкомов...
Проводя массу необоснованных арестов, Ежов на совещаниях открыто заявили,
что действует по указаниями сверху.[13]
В докладе комиссии были приведены документы, свидетельствующие о том,
что пытки и истязания заключенных были санкционированы лично Сталиным, что
он заранее планировал массовые репрессии против партийного актива и
членов ЦК партии, а основные кадры троцкистов и правых были
репрессированы в 1935, 1936 и первой половине 1937 г. Затем террор
обрушился на партийно-советские кадры, которые вели борьбу против
троцкистов, зиновьевцев, правых. Комиссия сделала вывод: Таким образом,
самые позорные нарушения социалистической законности, самые зверские
пытки, приводившие к массовым оговорам невинных людей. В полувековой
истории нашей партии были страницы тяжелых испытаний, но не было более
тяжелой и горькой страницы, чем массовые репрессии 1937-1938 годов,
которые нельзя ничем оправдать.[14]
О событиях 1930-х гг. откровенно высказывает свою точку зрения на
репрессии ближайший сподвижник Сталина Молотов. В книге Сто сорок бесед с
Молотовым. Из дневников Ф.Чуева в концентрированной форме выражена
мировоззренческая позиция сталинской команды. 1937 год был необходим7
Если учесть что мы после революции рубили направо-налево, одержали победу,
но остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом грозящей
опасности фашисткой агрессии они могли объединиться. Мы обязаны 37-му
году тем, что у нас во время войны не было пятой колонны. Ведь даже среди
большевиков были и есть такие, которые хороши и преданны, когда все
хорошо, когда стране и партии не грозит опасность, но, если начнется что-
нибудь, они дрогнут, переметнутся. Я не считаю, что реабилитация многих
военных, репрессированных в 37-м, была правильной... Вряд ли эти люди были
шпионами, но с разведками связаны были, а самое главное, что в решающий
момент на них надежды не было.[15]
Массовые репрессии, террор, депортация народов были неотъемлемой
частью советской системы. Их пиком стали 30-е годы, когда создавались
внесудебные органы, так называемые тройки, особые совещания. К
проявлением репрессии нужно относить не только создание лагерей и
расстрелы, но и социальные эксперименты, в ходе которых гибли миллионы
людей.
Поэт, гражданин А.Твардовский в свое время сильно переживал за
политику сталинского руководства, при котором И стал народ врагом
народа. Одной из нераскрытых страниц советской, в том числе казахской
истории, является борьбы партии и советского государства против
собственного народа, превращение Казахстана в сплошной концентрационный
лагерь . Трагедия заключается в том, что данная борьба ведется параллельно
с борьбой против немецко-фашистских захватчиков в самые суровые периоды
Великой Отечественной войн, когда фронт так нуждался в пополнении людьми
и буквально истекал кровью.
Вообще, политика переселения народов в истории имеет глубокие
корни. Вот несколько примеров. В летописи империи Инь имевший место в
Китае ХII-XI века до н.э., легендарный царь Пань Гэн, приказывал народу
переселятся в другую область, говорит: Вы все являетесь моим скотом и
людьми. Следовательно, политика переселения было не новой для Советской
власти, она унаследовала ее от царской России, а то в свою очередь из
предыдущих тоталитарных систем Практически все пятьдесят лет с начала
социалистического строительства шел процесс заселения Казахстана другими
народами депортированными, ссыльными со всех концов страны. Вспомним
прошлое. В начале века, во времена столыпинский реформы, из западных и
центральных областей сюда было переселено более миллиона русских и
украинских крестьян. В 1916 г. из Китая переселились дунганы. [16]
В самый разгар войны в 1941 г. в Казахстан были переселены с
Поволжья, Украины, Северного Кавказа почти полмиллиона немцев. В 1937 году
в Дальнего Востока переселено 95 тысяч корейцев, чуть позже с Кавказа
переселено более полумиллиона чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев,
калмыков, в том же году – 4,5 тыс. крымских татар, а в 1948 г. с южных
границ прибыли 27,7 тыс турков -месхетинцев. Впоследствии из рядов
Советской Армии и с мест заключения были освобождены и направлены спец
эшелонами еще 23997 человек, в том числе – 7976 новорожденных. Получается
страшная картина: умирают на фронте, умирают в тылу. Так, по данным НКВД,
во время переселения погибли 104632 человек. А что случилось с ними в
дальнейшем представить трудно.
Уже в 1950 году Таджикистана было переброшено около тысячи бывших
участников движения басмачество. Только в одном Карлаге находилось 2
миллиона человек. Как метко заметил публицист К.Смаилов, Казахстан
превратился в Казэкстан.
Конечно, несмотря на тяжелое военное время, казахи и другие народы,
населяющее эту землю, постлались максимально помочь переселенцам. Но
возможности были ограниченные, время было суровое, многие не спасли.
Казахская земля по вине и прямому указанию руководителей партии и
правительство наполнилась слезами и трагедией народов. Поскольку история
Казахстана – есть история и тех народов, которые живут, трудятся и строит
суверенную республику, есть необходимость вкратце осветить историю этих
народов в той последовательности, в которой они поселялись в Казахстане.
Чосон (Корея) – Страна Утренней Свежести, - так называют корейцы свою
историческую Родину.
Хотя миграционные процессы имеют непрерывный характер, все же можно
определить несколько основные его этапов.
Первый этап. Середина ХIX века. После отмены крепостного право в России,
с целью улучшения своего положения корейцы – труженики бежали от своих
угнетателей (янбанов) и поселились на Дальнем Востоке.
Второй этап. 1919 г. После поражения национально-освободительного
восстания корейского народа против японских колонизаторов его участкики
вынуждены были бежать в Приморский край.
Третий этап. Вследствие войны 1950-1953 гг. в Корее усиливаются
миграционные процессы.
Трагедию переселенческой политики сталинизма первыми испытали на
себе корейцы. Пробный эксперимент этой страшной политики состоялся в
1935 году. Готовясь к войне, японские власти переселили приграничных
корейцы внутрь страны, проявляли к ним недоверия. Ответным актом
Советского правительство было переселение советских корейцев в глубь
страны. Формальные обвинения? Возсожность представителей корейского
народа выполнять роль лазутчиков японской армии. Опыт этот удался.
Мировая общественность, отвлеченная подготовкой к очередной войне,
проглядело это событие. Поэтому не было международного шума . Внутри страны
шли мощные волны репрессий, так что некому было заступиться.
Переселенцев 1935 года ждала тяжелейшая судьба. Они практически
отдельными семьями попадали в интернациональную среду, растворились ней и
потеряли самобытность. Часть из них попала в Казахстан.
Вторая волна переселений корейцев приходилась на 1937 год. При всей
трагичности ситуации им относительно повезло, по сравнению переселенцами
первой волны. Они расселялись в основном, по Средней Азии и Казахстану
небольшими, но достаточно устойчивыми компактными группами. Это дело им
возможность сохранить язык, культуру, традиции и обычаи. Они также имели
возможность развивать традиционные виды культуры -рисоводством,
выращивание джута, кенафа, заниматься бахчеводством.
Однако, все же незнакомая среда, влияния различных культур и
традиций, отсутствие школ, культурных учреждений, ограниченность приема
в высшие учебные заведения привели к упадку корейской культуры.[17]
Вот малая часть той огромной трагедии, которую пережили и продолжают
переживать многие народы, о некоторых просто не было возможности
рассказать. И все это не могло пройти бесследно для общества.
Драматический исход не заставил долго ждать этнический состав СССР за
полвека уменьшился почти вдвое.

1.2 Казахстан – филиал ГУЛАГа.
Известно. Что в царское время Казахстан был превращен в место
ссылки вольнодумцев революционеров и различных буйных людей. И в
сталинскую эпоху данная трагедия получила свое драматическое
продолжение. Не было такого места в Казахстане, где бы не стояли
сторожевые вышки, не простирались запретные зоны, обтянутые колючей
проволокой. Помимо известных Карлага, Жезказганлага, Степлага, Озерлага,
Актюблага Песчанлага, непосредственно подчинявшихся ГУЛАГу МВД СССР, на
территории республики существовало еще одно самостоятельное управление
исправительно-трудовых лагерей и колоний, сокращено УИТЛК. Последнее
подчинялось местному МВД и в состав которого входили в ту пору семьдесят
лагерных отделений и колоний. Особняком стоял, конечно, АЛЖИР Акмолинский
лагерь жен изменников Родины. Одним словом, не было областного центра, ни
одного сравнительно небольшого поселка или городка, где бы ни
располагались эти Богом проклятые заведения. [18]
Народу содержалось в зонах огромное количество, платность заселения
бараков было настолько высоко, что людям на нарах приходилось спать по
очереди. А те, до которых не доходила очередь, ложились спать прима на
сырую землю, просто в проходах. Но, несмотря на это, этапы с осужденными
преимущественно с Украины, Белоруссии и западных областей Союза продолжали
беспрерывно поступать.
Рассмотрим вкратце, что из себя представляли эти ГУЛАГи.
Карлаг. Карагандинский лагерь организован в 1930 году на территории
Тельманского, Жанааркинского и Нуринского районов одноименной области. На
отведенной под лагерь территории существовало несколько казахских аулов и
семь поселков с европейским населением в 21979 человек. С организацией
лагеря все население было переселено в другие районы области. Все
территория лагеря была разграничена на 19 отделений запасной фонд и
сельскохозяйственную опытную станцию. Помимо этого как административное
отделение существовали Балхашское отделение, Карабасское отделение.
Лагерь обслуживался двумя железнодорожными линиями. Караганда –Балхаш и
Жарык. Жезказган, Кантингент заключенных вначале был равен 37000
человек.
Удивительно то , что лагерное сельское хозяйство оказалось более
эффективным, чем вольное колхозное. Это объясняется тем, что в Карлаг
привезли самых трудолюбивых крестьян – кулаков, хороших специалистов
сельского хозяйства, ученых. Здесь в заключении, был известный специалист
– селекционер, в последующем – академик и дважды Герой Социалистического
Труда В.Пустовойт. За успехи в животноводстве по выведению новой породы
крупного рогатого скота заключенная А.Лапина стала, по представлению
Берии, лауреатам Сталинской премии, хотя и после ее из лагеря не
освободили.
Уже после войны в лагере было 45 тысяч заключенных. С ними рядом
работали десятки тысяч спецпереселенцев и местных колхозников. Чем же
отличались колхозы от лагерей. Лишь отсутствием колючей проволоки. Жизнь
в них порой, была хуже чем в лагерях.
За свои труд они почти ничего не получали. Поэтому в Караганде,
Балхаше и Жезказгане в магазинах было все и цены снижались. Заключенные
же называли всю страну Большой зоной.
В разные годы в Карлаге томились поэт Николай Заволоцкий, жена
члена ВЦИК А.Б.Серебровского, расстрелянного в 1938 году, Евгения
Серебровская, жена и дочь А.С.Енукидзе, крупнейшего партийного и
советского деятеля, расстрелянного в 1937 году, жена члена ВЦИК
К.П.Мехоношина, сестра Маршала Советского Союза. М.Н.Тухачевского,
расстрелянного в 1937 году, Елизавета Арватова – Тухачевская, жена
начальника НКСХ РСФСР Г.И. Колдамасова, сестры начальника Глав ПУРа
Я.Гамарника, покончившего жизнь самоубийством, Файна и Зоя Гамарник, жена
и сын члена Коминтерна И.Пятницкого, расстрелянного в 1937 году. [19]
Анализирия действия репрессированного аппарата зарубежные историк
отметили Сюзеренно-вассальная система положенная в основу партии привела
к тому, что арест крупного партийного руководителя повлекло за собой
пленения людей по геометрической прогрессий
Судьбу большинства арестованных определял не суд, а особые тройки
или особые совещания, которые нередко выносили решение и приговоры по
спискам, не интересуясь действиями личности. Отсюда необычайно широкий
круг лиц, приговоренных к расстрелу. Считается, что в стране примерно 10-12
процентов репрессированных были приговорены расстрелу. А в
Карагандинской области эта цифра в 3 раза выше. Здесь смертный приговор
получили 38 процентов всех осужденных .
Среди репрессированных в Карагандинской области были люди 48
национальностей. Преобладали русские 37 процентов, немцы 20,2 процента,
казахи 19 процентов, украинцы 10,1 процента, евреи 1,9 процента, поляки
1,8 процента, белорусы – 1,7 процента.
Представители этих семи национальностей составляли 92,1 процента
всех репрессированных. Характерно, что карательные органы не оставляли
без внимание ни одну группу населения, сосланного или депортированного в
область.
По социальному составу среди расстрелянных наибольшая доля – 39
процентов приходится на служащих и интеллигенцию. Второй по численности
категорий расстрелянных были рабочие – 30,5 процента, далее шли крестьяне –
17,2%-та.
По национальному составу высшей мере наказания подверглись
представители 34 национальностей. Из них русские составляли 35%-ов, немцы –
28,7%-та, казахи – 18%-ов, украинцы- 7,2%-та.[20]
В то время, когда тысячи людей страдали в застенках НКВД или уже
были расстреляны, в стране в строжайшей тайне развертывается чудовищная
компания по принятию местными партийными органами “встречных планов”
уничтожения людей. Ее массовый и единовременный характер наводит на мысль о
том, что она была инспирирована высшими партийными органами.
В ноябре 1937 года ЦК КП(б) Казахстана обращается в ЦК ВКП(б) с
предложением увеличить количество репрессированных по Казахстану на 600
человек по первой категорий, т.е. подлежащих к расстрелу, и 1000 человек по
второй категорий, т.е. осужденных на 10 и более лет. Политбюро ЦК ВКП(б) 3
декабря утверждает это преступное предложение. В республике контингент,
подлежащий уничтожению, развертывается по областям. На проведение этой
операции отводится всего 45 дней. Согласно решению Политбюро в восьми
областях были особые тройки, которые заменили суд и выносили только
осуждающие приговоры. Причем решения по первой категории требовалось
“приводить в исполнение немедленно”.
А это означало расстрел без следствия, суда и без права на просьбу
сохранить жизнь. Именно эти внесудебные органы, решали судьбу большинства
репрессированных в 1937-1938 гг. не случайно на время их действия в
указанные годы в Карагандинской области из общего числа приговоренных к
расстрелу за 1920-1953 гг. пришлось 90 процентов.
По указанию ЦК ВКП(б) Бюро ЦК КВ(б) Казахстана 10 сентября 1937
года принимает постановление “Об организации показательных процессов над
участниками контрреволюционных групп, вредивших в области сельского
хозяйства.
При всей трагичности, изложенное представляет лишь часть того, что
было пережито многими народами за годы Советской власти. В октябре 1989
года Верховный Совет СССР принял декларацию о незаконности переселения
народов и о защите их прав. Подобные документы приняты и Парламента
Республики Казахстан. Но масштабы народного горя таковы, что требуются
годы, чтобы вернуть честное имя целым народам, их представителям.
С образованием в сентябре 1987 года комиссии Политбюро ЦК КПСС по
дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими
место в период 30-40-х и начале 50-х годов, процесс реабилитации
возобновился.[21]
Таким образом, политики борьбы против собственного народа превратила
Казахстан в сплошной лагерь переселенцев, страну ГУПАГов и концлагерей.
Казахский народ трудности борьбы против фашизма сочетал с заботой и
вниманием о представителях тех народов, которые стали жертвой политики
сталинизма. Делился теплом очага и скудным продовольствием, разделял горе и
печали. И недаром в 1954 годы на съезде писателей Казахстана М.Шолохов
искренне отметил: “За приют и заботу о моей семье во время войны выражаю
благодарность милосердному и великодушному казахскому народу”.
Как отметил Президент Н.Назарбаев, выступал на IV сессии Ассамблей
народов Казахстана, “нет ни одной нации, ни одного народа, которым
тоталитаризм не причинил бы сокрушительного и, к сожалении. В чем
непоправимого ущерба”. Так, согласно подсчитали известного российского
историка Р.Медведева, с 1927 по 1953 годы в СССР было репрессировано около
40 миллионов человек. Но, как бы ни варьировали цифры, такого масштаба
репрессий история человечества же знала.
Пройденный путь – это наше общее прошлое с его победами и
поражениями, радостями и трагедиями. Потому из репрессии, депортации мы
должны извлечь уроки. Память о прошлом нам нужна не только для того, чтобы
исполнить долг перед жертвами режима и осознать, почему так сложно
проводить формированную реформу. Она необходима для того, чтобы избежать
повторения ошибок.

Глава ІІ.Начало политических репрессии казахского народа в 1937-1938 гг.
2.1. Репрессии руководителей государство, партии, ученых, писателей и
хозяйственных деятелей.
В годы репрессий был уничтожен цвет казахской интеллигенции наиболее
талантливые сыны народа. По данным академика М.Козыбаева за годы Советской
власти было репрессировано 101 тысяч, расстреляно 24 тысяч представителей
национальной интеллигенции. Из них реабилитировано всего лишь около 40
тысяч человек.
В условиях строительства суверенного Казахстана вопрос об
интеллигенции приобретает особую актуальность. В связи с этим необходимо
посмотреть на некоторые явления, имевшие место в формировании и развитии
казахской интеллигенции, о ее судьбе, роли и назначении в обществе.
Как пишет один из известных государственных и партийных деятелей
Казахстана Турар Рыскулов “До революции 1905 года среди казахского
населения можно было отличить два вида интеллигенции. Одни - интеллигенции,
персонально выдвинувшиеся из остальной среды в разное время, вроде Чокана
Валиханова, Ибрая Алтынсарина... Правда, немногочисленные, получившие русское
образование и связанные с русской интеллигенции, которые стремились при
содействии русской власти приблизить казахов к европейской культуре. Другие
– получившие воспитание в татарских, башкирских и других мусульманских
школах, стремящиеся путем распространения культуры Востока просветить
казахский народ”[22].
Жертвами тоталиризма стали действительно образованная,
высокоинтеллектуальная часть казахской элиты.
Казахи имели очень тонкий слой образованной интеллигенции в 20-е годы:
около 100 человек имели высшее и незаконченное высшее образование, порядка
1000 являлись выпускниками гимназий, прогимназий, училищ, а также было
несколько тысяч людей с восточным образованием в религиозной оболочке.
Именно этот тонкий слой был чрезвычайно плодородным, кроме того, по
сравнению с другими среднеазиатскими братьями, он был довольно
значительным. Вот почему именно интеллигенты-казахи тогда играли очень
важную роль в судьбах народа.
Одним из документов сыгравшем роковую роль в судьбе казахской
интеллигенций, являлось письмо Сталина, изложенном: “Я целиком за
привлечение беспартийных интеллигентов к советской работе, - писал Сталин
29 мая 1925г. Я также за то, чтобы беспартийные интеллигенты были
привлечены к делу насаждения киргизской (казахской – А.А.) культуры. Но я
решительно против того, чтобы беспартийные интеллигенты были допущены к
делу борьбы на политическом и идеологическом фронте”.[23]
Видимо, содержание письм
а, ход сталинских мыслей, их истоки, и губящая все живое, прицельность на
годы и десятилетия вперед требуют специального исследования. Но бесспорным
остается факт, что письмо стало прямым указанием для начала карательных мер
против казахской национальной интеллигенции. Первыми жертвами репрессий
стали лучшие сыны казахского народа – Ж.Аймауытов, А.Байтурсынов,
М.Жумабаев, М.Дулатов. Длинен этот горький и трагический список.
Масштабы уничтожения интеллигенции страшны. Для его представления
достаточно привести следующий пример. В начале 1938 года во главе
госбезопасности Казахстана пришел родственник Сталина, его свояк Реденс
Станислав Францевич. Им только за десять дней 25 февраля по 13 марта
обезглавлено все руководство Казахстана. Через военную коллегию осуждено к
расстрелу 650 человек, в том числе Председатель Верховного Совета первого
созыва Кулумбетов, председатель и заместитель Совнаркома, семь наркомов,
все председатели облисполкомов, секретари обкомов, прокурор республики,
председатель Верховного Суда, писатели С.Сейфуллин, и Джансугуров, Б.Майлин
и многие другие.[24]
Объявив казахскую национальную интеллигенцию враждебной Советской
власти, в бывшем СССР делалось все, чтобы в новых поколениях людей,
лишенных объективной информации и одурманенных официальной пропагандой,
сформировать мнение о представителях интеллигенции как о реакционных
политических и государственных деятелях, сыновьях баев и помещиков,
наживавшихся якобы на эксплуатации трудового народа.
В Казахстане со стороны большевистской власти периодически
организовывались компании борьбы против национализма, главное было
направлено против интеллигенции.
Если можно было расстроить умы людей новых поколений, то никак
нельзя навсегда вычеркнуть из истории все то доброе и полезное, что было
сделано, посеяно в Отечестве этими замечательными людьми.
Они служили Казахстану с честью и пользой. Наглядным примером такого
служения была их жизнь и деятельность. По свидетельству современников и
исследователей, это были умнейшие и просвешеннейшие люди своего времени.
Во многих из них счастливо сочетались блестящая образованность,
утонченная культура, прирожденное свободомыслие, глубокий, не показанной
патриотизм, редкие таланты и неистощимый дух и исследователя.
Первым из них назовем Миржакипа (Мир-Якуба) Дулатова (1885-1935 гг.)
по философскому воззрению, политическому убеждению и практическим действиям
он напоминает Махатму Ганди. Всю свою сознательную жизнь М.Дулатов
проповедал “философию ненасилия”. Широта его интересов не знала границ и
поражала современников. В годы ссылки он осваивает профессию врага. Тем
самым он не только духовно, Нои физически лечит своих товарищей по
несчастью. Предметом его научной диссертации выступает проблема
“Мировоззрение казахских интеллигентов в начале ХХ века: О книге М.Дулатова
“Оян қазақ” (Проснись казах)”.
“Дулатов был строгим критиком царизма, но он не был во враждебном
отношении с русским народом. Он верил в достижение казахами современной
цивилизации через Россию”. Дулатов судьбу и будущее народа связывал с
овладением достижений науки и техники. Признавая особую роль интеллигенции
в распространении науки и образования среди масс, призывал интеллигентов
работать не покладая рук. Дулатов, первых, считал себя казахом, во-вторых,
мусульманином, в-третьих, гражданином России.
Также одним из знаменитых интеллигенций был Магжан Жумабаев (1898-
1938).
Великий поэт В.Брюсов называл Магжана Жумабаева “казахским
Пушкиным”.
В 1929 году его необоснованно осуждают на 10 лет тюремного
заключения. По ходатайству М.Горького и Е.Пешковой в 1936 году М.Жумабаев
был досрочно освобожден из заключения. Тем не менее в следующем году он был
вновь арестован и 18 марта 1938 году расстрелян.
Одним из представителей интеллигенции Казахстана являлся Жусипбек Аймауытов
(1889-1931 гг.) Политический деятель, переводчик, драматург.
Ж.Аймауытов – автор учебников “Педагогика”и “Психология”.
В 1925 году Ж.Аймауытов был осужден по навету и исключен из рядов
партии, но вскоре оправдан. Однако в 1929 году был вновь арестован якобы за
участие в подпольной националистической организации и в 1931 году
расстрелян.
В 1938 г в марте расстрелян был Жумахан Кудерин (1893-1938), по
ложному обвинению.
От преследования тоталитаризма не уцелели даже те интеллигенты,
которые были выдвинуты в руководящие органы большевистской партии и
советской власти. Не говоря уж об районном, областном уровне и десятки,
сотни, тысяч коммунистов республиканского масштаба были расстреляны
руководители Казахстана с самого начала октябрьского переворота
возглавившие высшим органы партийного и государственной власти.[25]
Узакбай Кулымбетов – заместитель председателя Совнаркома республики,
Председатель Президиума Верховного Совета КазССР, Садыбек Сапарбеков –
зав.отделом пропоганды Казрайкома, Председатель Казсовпрофа, Темирбек
Жургенов – народный комиссар просвещения Узбекистана, народный комиссар
финансов Таджикистана, нарком просвещения Казахстана, Измухан Курамысов –
Председатель Казсовпрофа, Второй секретарь Казрайкома редактор газеты
“Жұмысшы”, Ораз Жандосов – зав.отделом пропаганды Казрайкома, Нарком
просвещения, Абылхаир Досов – секретарь КазЦИК, инструктор ЦК ВКП(б),
Жанайдар Садуакасов – секретарь КазЦИК, зав отделом Казрайкома, зампред
Совнаркома КазССР, Хасен нурмагамбетов – наркомиздрав Казахстан, Мукаш
Орынбаев – нарком финансов Каз ССР, Азимбай Лекеров – профессор, первый
зампред Госпана республики, публицист, Кабылбек Мармолдаев – наркомзем
республики, Ныгмет Сыргабеков – наркомзем Каз ССР, Хасен Кошанбаев – нарком
торговли Казахстана, Нугман Манаев – один из первых переводчиков работ
И.Сталина “Вопросы Ленинизма”, нарком просвещения Каз ССР, Ыдырыс Кошкинов
– председатель Парткомиссии ЦК КП Казахстана, Шаймардан Бектурганов –
секретарь Казрайкома, Председатель Совнаркома Узб ССР, зав. Сельхозделом ЦК
КП Казахстана, Селеймен Ескараев – прокурор республики, Первый зампред
Совнаркома КазССР, Сейткали Мендешов – участник национальноосвободительного
движения 1916 года, зампред Кирревкома по мандату подписанный В.И.Лениным,
первый председатель КазЦАКа, Председатель Казпотребсоюза, член Малого
экономического Совета РСФСР (Москва), нарком просвещения республики,
Председатель Ученого Совета Казахстана, Абдолла Асылбеков – член партии
1917 г., комиссар партизанского отряда в годы гражданской войны, секретарь.
КазЦИК и Казрайкома, народный комиссар социального обеспечения, Мухаметкали
Татимов – герой гражданской войны, член партколлегии Казкрайкома, Хамза
Жусипбеков – председатель Казсовпрофа, Ашир Буркитбаев – секретарь
Крайсомола, первый ректор горно-металлургического института, Кайсар
Таштитов – секретарь Крайсомола, замнаркома просвещения, первый секретарь
Казкрайкома ВЛКСМ, Сакен Сейфуллин – поэт, писатель, публицист,
революционер, партийный и советский деятель, Ильяс Кабылов – преподаватель
университета народов Востока (Москва), зав.отделом пропаганды, КАзкрайкома,
Санжар Асфендиров ... продолжение
Похожие работы
Общественно-политическая ситуация в Казахстане в 60-е годы
КАЗАХСТАН В 50-Х - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80-Х ГОДОВ
Политика в области сельского хозяйства
История казахстана начала ХХ в и по наши дни
Освоение целинных земель в Казахстане
КАЗАХСТАН В ГОДЫ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1917-1920 гг
Освоение Целины
Из истории сталинских репрессий на примере Качирского района Павлодарской области
Экономика и культура в 50-е годы. Промышленность, транспорт и связь
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА
Дисциплины