Структурно-стилистические особенности фразеологизмов, обозначающих явления природы


Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 3

I. Структурная организация фразеологизма
I.1 Структура слова. Недискретные единицы ... ... ... ... ... ..5
I.2 Структурные особенности фразеологизма. Форма фразеологизма ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...8
I.3 Фразеологизация творческих произведений. Структура фразеологических единиц ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 17
Выводы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...25

II. Структурные особенности фразеологизмов, обозначающих
явления природы
II.1 Основные структурные особенности фразеологизмов ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .26
II.2 Фразеологизмы, структурно равнозначные предложению ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 29
II.3 Фразеологические обороты, по своему строению представляющие собой то или иное сочетание слов ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 31
II.4 Фразеологические обороты с особенностями художественно поэтического характера ... ... ... ... ... ... ... 39
Выводы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 41

III. Семантико. стилистический аспект фразеологизмов, обозначающих
явления природы
III.1 Тематические группы фразеологизмов, обозначающих
явления природы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...42
III.2 Стилистическая характеристика фразеологических оборотов,
обозначающих явления природы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...56
Выводы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..58

Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..59
Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . 62
Большинство фразеологических оборотов (также мы будем пользоваться синонимичными вариантами - фразеологизм, ФЕ), исследуемых в этой работе отражают не только природу как субстанцию, но и её явления как тот или иной процесс (2, 503).
В энциклопедиях понятие природа имеет различные интерпретации. В широком смысле - все сущее, весь мир в многообразии его форм: понятие природы в этом значении стоит в одном ряду с понятиями материи, универсума, вселенной. В более узком смысле – объект науки, а точнее – совокупный объект естествознания. Наиболее употребительно толкование понятия природы как совокупности естественных условий существования человеческого общества. В этом смысле понятие природа характеризует не только природу как таковую и природу как объект наук, сколько место и роль природы в системе исторически меняющихся отношений человека и общества.
Природа же в целом долгое время выступает как неизмеримо превосходящая человека сила и поэтому как идеал гармонии. Через всю античную философию проходит трактовка природы как совершенства, как средоточия логоса. Античному мышлению свойственно обращаться к природе как к эталону организации, мерилу мудрости, а жизнь в согласии с природой и её законами расценивается здесь обычно как самая благая и желанная. Иначе говоря, природа возвышается над теоретическим мышлением как нечто превосходное, необъятное, неисчерпаемое и в своей целостности доступное лишь идеально (БСЭ, 1975).
Фразеологизмы, обозначающие явления природы, до сих пор не являлись объектом исследования с точки зрения их структурных, семантико-стилистических особенностей. Этим и определяется актуальность данной работы.
Объектом исследования выступают фразеологизмы, обозначающие явления природы.
Предметом исследования – их структурные и семантико-стилистические особенности.
Цель работы заключается в выявлении и описании структурных, семантико-стилистических особенностей фразеологизмов, обозначающих явления природы. Цель предполагает решение следующих задач:
1.описание структурных особенностей фразеологических единиц;
2.выявление фразеологизмов о явлениях природы, структурно равнозначных предложению;
3.установление моделей фразеологических оборотов о природе, структурно представляющих словосочетание;
1. Астрология. Знаки зодиака и их символика, 1994
2.Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966
3.Ахманова О.С. Очерки по общей и русской лексикологии. М., 1957
4.Бабкин А.М. Русская фразеология и ее развитие и источники. Л., Наука, 1970
5.Бирих А.К. Словарь фразеологических синонимов русского языка. М., 2001
6.Богородицкий Б.Л. Без руля и без ветрил (к истории фразеологизма). 7.Русская историческая лексикология и лексикография. Л., 1977
8.Быстрова Е.А., Окунева А.П., Шанский Н.М. Учебный фразеологический словарь русского языка. Л., 1984
9.Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И., Цапукевич В.В. Современный русский язык. М., Высшая школа, 1971
10.Виноградов В.В. Основные типы фразеологических единиц в русском языке // Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове.// М., 1972
11.Виноградов В.В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины. М.,1977
12.Винокур В.Н. Основы стилистики фразеологических единиц (на материале современных фельетонов). М.,1980
13.Волкова Т. Универсальный фразеологический словарь русского языка. М., 2000
14.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского словаря.
15.Доброва Е.И. Вариантность фразеологических единиц в современном русском языке. Ростов-на-Дону, 1979
16.Доброва Е.И. Синкретизм фразеологического языка. Ростов-на-Дону,1989
17.Ефимов А.И. Стилистика художественной речи. М, 1987
18.Жуков В.П. Русская фразеология. М, 1986
19.Жуков В.П. Семантика фразеологических оборотов. М., 1978
20.Словарь фразеологических синонимов русского языка. Под ред. Жукова В.П. М., 1987
21.Жуков В.П., Жуков А.В. Школьный фразеологический словарь русского языка. М., 1989
22.Займовский С. Крылатое слово. М., 1979
23.Зимин В.И. Краткий фразеологический словарь русского языка. М.,1978
24. Зимин В.И. К вопросу о вариантности фразеологических единиц. Тула, 1972
25. Копыленко М.М. Фразеосочетание как языковой знак.//Актуальные проблемы лексикологии и фразеологии.// Баку, 1976
26.Кохтев Н.Н., Розенталь Д.Ю. Русская фразеология. М..,1970
27.Мокиенко В.М. Загадки русской фразеологии. М.,1990
28.Мокиенко В.М. Славянская фразеология. М., Высшая школа, 1989
29.Молотков А.И. Фразеологический словарь русского языка. 1978
30.Молотков А.И. Основы фразеологии русского языка. Л., Наука, 1972
31.Ожегов С.И. О структуре фразеологии. М., 1975
32.Ожегов С.И. Лексикология. Лексикография. Культура речи. М.,1974
33.Телия В.Н. Что такое фразеология. М., 1966
34.Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и
лингвокультурологический аспекты. М.,1966
35.Фелицина В.П. Русские фразеологизмы. М., 1990
36.Фёдоров А.И. Фразеологический словарь русского языка. М.,2001
37.Шанский Н.М. В мире слов. М., 1971
38.Шанский Н.М., Зимин В.И., Филиппов А.В. Опыт этимологического словаря русской фразеологии. М., 1971
39.Шанский Н.М., Быстрова Е.А. Учебный фразеологический словарь русского языка. М., 1979
40.Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. М.,1985
41. Эглит Л.В. Фразеология. Современный русский язык. Алматы, 2003
42. Яранцев Р.И. Словарь – справочник по русской фразеологии. М., 1981

Дисциплина: Языковедение, Филология
Тип работы:  Дипломная работа
Объем: 65 страниц
Цена этой работы: 1300 теңге
В избранное:   





Министерство образования и науки Республики Казахстан
Казахский национальный педагогический университет имени Абая

Филологический факультет

Кафедра
русского и
общего
языкознания

Габдушева Танзиля Куанышбековна

СТРУКТУРНО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ, ОБОЗНАЧАЮЩИХ ЯВЛЕНИЯ
ПРИРОДЫ

Дипломная работа

Научный руководитель:
к.ф.н., профессор,
Аубакирова К.Т.

Допущена к защите
"17" мая_ 2006г.
Зав.кафедрой,
д.ф.н., профессор
_________________Жаналина Л.К.

Алматы 2006г.

Содержание

Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .3

I. Структурная организация фразеологизма
I.1 Структура слова. Недискретные единицы ... ... ... ... ... ..5
I.2 Структурные особенности фразеологизма. Форма
фразеологизма ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. .8
I.3 Фразеологизация творческих произведений. Структура
фразеологических единиц ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 17
Выводы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 25

II. Структурные особенности фразеологизмов, обозначающих
явления природы
II.1 Основные структурные особенности
фразеологизмов ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ... 26
II.2 Фразеологизмы, структурно равнозначные
предложению ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 29
II.3 Фразеологические обороты, по своему строению представляющие собой
то или иное сочетание слов ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 31
II.4 Фразеологические обороты с особенностями
художественно поэтического характера ... ... ... ... ... ... ... 39
Выводы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 41

III. Семантико- стилистический аспект фразеологизмов, обозначающих
явления природы
III.1 Тематические группы фразеологизмов, обозначающих
явления природы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...42
III.2 Стилистическая характеристика фразеологических оборотов,
обозначающих явления природы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...56
Выводы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..58

Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...59
Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . 62

Введение

Большинство фразеологических оборотов (также мы будем пользоваться
синонимичными вариантами - фразеологизм, ФЕ), исследуемых в этой работе
отражают не только природу как субстанцию, но и её явления как тот или иной
процесс (2, 503).
В энциклопедиях понятие природа имеет различные интерпретации. В
широком смысле - все сущее, весь мир в многообразии его форм: понятие
природы в этом значении стоит в одном ряду с понятиями материи, универсума,
вселенной. В более узком смысле – объект науки, а точнее – совокупный
объект естествознания. Наиболее употребительно толкование понятия природы
как совокупности естественных условий существования человеческого общества.
В этом смысле понятие природа характеризует не только природу как таковую и
природу как объект наук, сколько место и роль природы в системе исторически
меняющихся отношений человека и общества.
Природа же в целом долгое время выступает как неизмеримо
превосходящая человека сила и поэтому как идеал гармонии. Через всю
античную философию проходит трактовка природы как совершенства, как
средоточия логоса. Античному мышлению свойственно обращаться к природе как
к эталону организации, мерилу мудрости, а жизнь в согласии с природой и её
законами расценивается здесь обычно как самая благая и желанная. Иначе
говоря, природа возвышается над теоретическим мышлением как нечто
превосходное, необъятное, неисчерпаемое и в своей целостности доступное
лишь идеально (БСЭ, 1975).
Фразеологизмы, обозначающие явления природы, до сих пор не являлись
объектом исследования с точки зрения их структурных, семантико-
стилистических особенностей. Этим и определяется актуальность данной
работы.
Объектом исследования выступают фразеологизмы, обозначающие явления
природы.
Предметом исследования – их структурные и семантико-стилистические
особенности.
Цель работы заключается в выявлении и описании структурных, семантико-
стилистических особенностей фразеологизмов, обозначающих явления природы.
Цель предполагает решение следующих задач:
1.описание структурных особенностей фразеологических единиц;
2.выявление фразеологизмов о явлениях природы, структурно равнозначных
предложению;
3.установление моделей фразеологических оборотов о природе, структурно
представляющих словосочетание;
4.определение структуры фразеологических оборотов с особенностями
художественно-поэтического характера;
5.установление тематических групп фразеологизмов, обозначающих явления
природы;
6.определение функционально-стилевой окраски;
7.выявление эмоционально-экспрессивной окрашенности.
Материалом исследования послужили 300 фразеологизмов, обозначающих
явления природы, извлеченных методом сплошной выборки из фразеологических
словарей Бириха А.К."Словарь фразеологических синонимов русского языка",
Быстровой Е.А. и др."Учебный фразеологический словарь русского языка",
Зимина В.И. "Краткий фразеологический словарь русского языка", Молоткова
А.И. "Фразеологический словарь русского языка", Федорова А.И., Шанского
Н.М., Яранцева Р.Н., а также указанных в библиографии научных работ.
Основным методом исследования является синхронно-описательный метод с
использованием приемов структурного, семантико-стилистического анализов.
Новизна работы заключается в том, что фразеологизмы, обозначающие
явления природы, впервые стали объектом исследования с позиции их
структуры, семантики, стилистической окрашенности.
Теоретическая значимость работы в том, что в ней впервые предлагается
описание структурных особенностей фразеологизмов о явлениях природы.
Практическая ценность определяется возможностью использования
материала работы на занятиях по фразеологии современного русского языка,
спецсеминара и спецкурса в вузе, факультативных занятий по русскому языку в
школе.
Структура работы определена целью и задачами исследования. Работа
состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной
литературы.

I. Структурная организация фразеологизма
I. 1 Структура слова. Недискретные единицы

Под системой понимается единое целое, доминирующее над своими частями
и состоящее из элементов и связывающих их отношений. Совокупность отношений
между элементами системы образуют ее структуру. Правомерно говорить поэтому
о структуре системы. Совокупность структуры и элементов составляют систему.
(Степанов,1975,228).
Структура слова неоднородна в языках разных систем и на разных стадиях
развития языка.
Если рассматривать структуру слова с грамматической точки зрения, то
целостность и единство слова оказываются в значительной степени
иллюзорными. (Виноградов, 1986, 17).
A. Noreen определял слово как независимую морфему, которую наше
языковое чутье воспринимает как целое по звуку и значению, так что она или
ощущается неразложимой на более мелкие морфемы (например здесь, почти,
там), или – в случае, если это можно сделать, - она воспринимается
независимо от значения этих более мелких, составляющих ее морфем". В этом
последнем случае, при понимании и употреблении слова, по мнению Норейна,
не думают или не хотят думать о значении его составных частей. Но и это
определение чересчур шатко. В высказывании надо было приоткрыть сундук, а
не открывать его совсем приставка при- очень заметно выступает как значимая
единица речи. Кроме того, под определение Норейна решительно не подходят
служебные слова, но легко подводятся целые словосочетания.(Виноградов,
1986, 18).
С учением о слове органически связаны наблюдения над сращениями слов,
и фразеологическими единствами и фразеологическими сочетаниями. Эти
наблюдения приводят к выводу, что в русском языке широко распространяются
синтаксически составные слова ("речения", фразеологические сращения) и
разнообразные типы устойчивых фразеологических единиц, которые
обособляются от свободных словосочетаний и примыкают к лексическим
единицам. (Виноградов, 1986, 33)
Степанов Ю.С. (1975, 53-55) говорит о недискретных (непредельных, не
полностью разложимых) единицах лексики. В фразеологии в качестве примера он
приводит сочетания витать в облаках, выйти замуж, проливной дождь, горячие
аплодисменты. Недискретными они называются потому, что они, очевидно,
состоя из отдельных слов, тем не менее функционируют в речи, хранятся в
памяти и воспроизводятся говорящим как целое, подобно отдельному слову. Они
могут быть названы устойчивыми сочетаниями или, при большей степени
устойчивости, фразеологическими единицами. Недискретные лексические
единицы составляют принадлежность не только языка в целом, но могут
возникать и в отдельном акте речи, в речевом произведении. Существуют,
следовательно, недискретные лексические единицы языка и недискретные
лексические единицы отдельных актов речи. На существование таких единиц в
поэтической речи обращал внимание чтецов-декламаторов французский поэт Поль
Валери, указавший, что в стихотворении существует "стих, рассчитанный
поэтом", составленный из более мелких частей и отвечающий логическому
назначению – логически связывать текст, подводить заключение, предварять
последующее. Но наряду с ним в рамках целого стихотворения существует и
другой стих – "стих, данный готовым", заключающий в себе единый
художественный образ, и произноситься такой стих должен особо.
"Стих, данный готовым", и есть недискретная единица художественной
речи. Степанов Ю.И. подтверждает это наблюдение Валери простым русским
примером.
В русских двусоставных (из подлежащего и сказуемого) и двухсловных
предложениях порядок слов и фразовое ударение находятся в определенных
строгих соответствиях. В нейтральном варианте на первом месте стоит
грамматическое подлежащее, на втором – грамматическое сказуемое; сильное
ударение приходится на сказуемое, а более слабое на подлежащее: Поезд
пришел.
В таком виде это предложение является логическим ответом на вопрос Что
произошло с поездом? Если же такое предложение должно служить ответом на
вопрос типа Что там? Что случилось?, то его интонационное строение будет
другим. Сильное ударение перемещается на первое место, на подлежащее, а
сказуемое остается без ударения или, в случае если оно длинно, получает
слабое ударение:
Поезд пришел.
Предложение-высказывание в этом случае по распределению ударений
уподобляется отдельному сложному слову и является недискретной речевой
единицей. Такие единицы нередко появляются в русской речи и в связном
рассказе, не прерываемом репликами собеседника, в сказе вообще и несут на
себе типичную сказовую интонацию. Такую строчку можно найти в известном
детском стишке:
Тает снежок,
Ожил лужок,
День прибывает,
Когда это бывает?
Прочитанная как День (небольшая пауза, затем с ударением) прибывает,
эта строчка представляла бы свободный, разложимый, дискретный тип
высказывания. Но прочитанная так, как и надо читать ее в этом
стихотворении, подобно одному длинному слову с ударением на первом слоге,
День – прибывает, она является примером "стиха, данного готовым", она
отвечает не на вопрос Что делается с днем?, а на вопрос Что происходит в
природе? И указывает на то, что день прибывает, как на цельное явление
природы, "днеприбывание".
Недискретность может проявляться в речи и в чисто логическом аспекте.
Степанов Ю.С. предлагает рассмотреть с точки зрения отрицания
известное некрасовское четверостишие Не ветер бушует над бором, Не с гор
побежали ручьи,Мороз-Воевода дозором Обходит владенья свои.
Что здесь отрицается? Только ли то слово, перед которым стоит
отрицательная частица – не ветер, не с гор? При таком толковании
четверостишие следовало бы понимать так: "Над бором нечто бушует, но не
ветер. Ручьи побежали откуда-то, но не с гор". Очевидно, что такое
понимание невозможно. Ему препятствуют заключительные строки - Мороз-
Воевода дозором Обходит владенья свои. Они противопоставляются всему
предыдущему как целому. Следовательно, отрицается частицей – не целое
предложение-высказывание - Не (ветер бушует над бором), Не (с гор побежали
ручьи). Иными словами, понимание должно быть таким: 'описанная целая
ситуация,' Над бором бушует ветер' не имеет места'; 'описанная целая
ситуация' С гор побежали ручьи' не имеет места'. Частица не отрицает целое
предложение, которое тем самым предстает как относительно цельная,
неразложимая на составные части, недискретная единица.
В фразеологии эти недискретные единицы изучены достаточно хорошо. С
открытием фразеологических единиц как объекта языкознания (первое
капитальное исследование принадлежит швейцарскому лингвисту Ш.Балли, 1909
г.) было установлено фундаментальное положение о том, что совокупность
фразеологических единиц представляет собой расширение лексического состава
языка.

I.2 Структурные особенности фразеологизма. Форма фразеологизма

Шанский Н.М. (1988, 90-91) утверждает, что фразеологические обороты
состоят из определенных, всегда одних и тех же частей, тесно связанных
между собой как части целого и располагающихся одна за другой в строго
установленном порядке. Постоянство состава и местоположения компонентов
фразеологизма носит такой же характер, какой можно отметить для морфемного
состава слова. Любое (пусть самое небольшое) изменение порядка следования
компонентов осознается говорящими как новообразование, лежащее за пределами
системы языка. Фразеологические обороты дублетного характера типа от всей
души – от всего сердца представляют собой вполне самостоятельные и
одинаково воспроизводимые единицы, подобные синонимическим словам с одной и
той же непроизводной основой, ср: верить - веровать, читка - чтение,
ароматичный - ароматический и т.п.
Некоторые группы фразеологических оборотов (а именно включающие в
свой состав глаголы) способны к двоякому расположению своих компонентов
(ср.: сгореть со стыда – со стыда сгореть, тянуть волынку – волынку тянуть,
бить баклуши – баклуши бить и т.д.), однако это не означает, что в них
местоположение компонентов является незакрепленным: и в таких
фразеологизмах местоположение образующих слов постоянно и фиксировано, но
не единообразно, а в двух одинаково возможных вариантных формах.
Для подавляющего большинства фразеологических оборотов характерно
также и такое, казалось бы, чисто "словное" свойство, как непроницаемость:
основная масса фразеологизмов выступает в виде таких целостных
лингвистических единиц, внутри которых вставки обычно невозможны, напр.: от
мала до велика, во цвете лет, на седьмом небе, дело в шляпе, белый гриб,
куры не клюют, всегда готов.
Перечисленные свойства сближают фразеологизмы со словами.
Чем же отличаются фразеологические обороты от слов? Важнейшим
отличием основной массы фразеологизмов от подавляющего большинства слов
являются структурные особенности и характер грамматической оформленности. В
самом деле, "классические" слова являются образованиями состоящими из
частей, которые вне слова, самостоятельно употребляться не могут. Эти слова
делятся (если не представляют собой корневых слов, не обладающих формами
словоизменения) на морфемы, реально существующие лишь в слове, напр.: молч-
а-ть, супружеств-о, дал-ек-о. Что же касается большинства фразеологических
оборотов, то они, в отличие от "классических" слов, состоят не из морфем, а
из целых слов со свойственными для них формами, напр.: держать язык за
зубами, узы Гименея, у черта на куличках и др.
"Классические" слова, состоящие из морфем, выступают как
единооформленные образования. Что касается резко противопоставленных им
фразеологизмов, то они в качестве единиц, образованных из самостоятельных
слов, функционируют в языке как раздельно оформленные образования (сгореть
со стыда, безысходная тоска, борьба за мир) или как составные ,
распадающиеся на какие-то части, однако эти части не являются словами в
полном смысле этого слова, так как они не имеют основного признака –
самостоятельной семантики, напр.: перемывать косточки – это образование
представляет собой "химическое соединение каких-то растворившихся и с точки
зрения современного языка аморфных лексических частей".
(Виноградов,1947,23).
Характерными структурными особенностями фразеологизмов по Розенталю
Д.Э. являются следующие:
➢ Фразеологизмы всегда сложны по составу, они образуются
соединением нескольких компонентов, имеющих, как правило,
отдельное ударение, но не сохраняющих при этом значение
самостоятельных слов: ломать голову, кровь с молоком, собаку
съел. (Не принадлежат к фразеологизмам предложно-падежные
сочетания типа с кондачка, под мышкой).
Отметим, что состав характеризует постоянство. Если свободные
словосочетания легко допускают замену того или иного компонента другим, то
это невозможно в фразеологизмах.
➢ Большинству фразеологизмов свойственна непроницаемость
структуры: в их состав нельзя произвольно включать какие-либо
элементы. Так, зная фразеологизм потупить взор, мы не в праве
сказать,"низко потупить взор ", "еще ниже потупить взор ", "
потупить печальный взор " и т.д. Исключение составляют
фразеологизмы, которые допускают вставку некоторых уточняющих
слов: разжигать страсти – разжигать роковые страсти.
Структурной особенностью отдельных фразеологизмов является наличие у
них усеченной формы наряду с полной: пройти сквозь огонь и воду (... и медные
трубы); выпить чашу – выпить горькую чашу (... до дна); семь раз отмерь (...
один раз отрежь). Сокращение состава фразеологизма в подобных случаях
объясняется стремлением к экономии речевых средств.
➢ Фразеологизмам присуща устойчивость грамматической формы их
компонентов: каждый член фразеологического сочетания
воспроизводится в определенной грамматической форме, которую
нельзя произвольно изменять. Так, нельзя сказать "бить
баклушу", "вытачивать лясу", заменив формы множественного
числа: баклуши, лясы формами единственного числа, не
употребляют полное прилагательное вместо краткого во
фразеологизме на босу ногу и т.д. Лишь в особых случаях
возможны вариации грамматических форм в составе отдельных
фразеологизмов: греть руку – греть руки; слыхано ли дело –
слыханное ли дело.
➢ Для большинства фразеологизмов характерен строго закрепленный
порядок слов .
Например, нельзя переставить компоненты в фразеологизмах все течет,
все изменяется; ни свет ни заря; кровь с молоком и др. В то же время
фразеологизмы глагольного типа, т.е. состоящие из глагола и зависящих от
него слов, допускают перестановку компонентов: набрать в рот воды - в рот
воды набрать; не оставить камня на камне - камня на камне не оставить.
Неоднородность структуры ряда фразеологизмов объясняется тем, что
фразеология объединяет довольно пестрый языковой материал, причем границы
некоторых фразеологических единиц очерчены недостаточно определенно.
(1991,138-140).
Фразеологизм возникает из словосочетания или предложения, поэтому,
как правило, структура фразеологизма тождественна структуре того
словосочетания или предложения, из которого он переосмыслен. Структуры
фразеологизмов русского языка за небольшим исключением, а именно – кроме
тех, которые исторически претерпели деформацию, представляют собой
синтаксические модели словосочетаний и предложений русского языка.
Разнообразие структурных типов фразеологизмов соответствует разнообразию
структурных моделей словосочетаний и предложений.
Однако такое соотношение структур фразеологизмов со структурными
моделями их генетического источника является чисто внешним. По такому
формальному сходству можно судить лишь о том, словосочетания и предложения
каких структур могут быть преобразованы во фразеологизмы, не более. Можно,
например, констатировать наличие тех или иных предложных и беспредложных
структур фразеологизмов, простых и сложных, именных, глагольных,
адвербиальных и т.д.; можно отметить, что фразеологизмы, образованные из
предложений, обычно и чаще всего имеют структуру простого двусоставного
предложения (например: душа ушла в пятки у кого, кот наплакал, мурашки
бегают по коже, песенка спета кого, чья, глаза на лоб лезут у кого и т.п.);
можно, наконец, выяснить, по каким конкретно синтаксическим моделям,
схемам, типам словосочетаний и предложений образовано больше фразеологизмов
в языке, а по каким – меньше, есть ли в этом какая-либо закономерность, чем
она обусловлена и т.д. Но все это ни в какой степени не уточняет места и
значения структурной организации фразеологизма в его формальной
характеристике.
Основная особенность структурной организации фразеологизма состоит в
том, что она может иметь те или иные модификации, изменения,
преобразования; по существу один и тот же фразеологизм может быть
организован структурно по-разному. Поэтому, чтобы судить о значении
структуры фразеологизма как особенности его формы и правильно понять, какое
место она занимает в формальной характеристике фразеологизма, необходимо
знать пределы и причинную обусловленность изменений структуры
фразеологизма.
Исходя из общей характеристики формы фразеологизма, т.е. учитывая
особенности компонентного состава и явление вариантности компонентов, без
особого труда можно понять возможность различной структурной организации
одного и того же фразеологизма. Различные структуры у фразеологизма
отмечаются тогда, когда:
1. Варьируются компоненты, генетически восходящие к таким служебным
словам, с меной которых связано изменение структуры словосочетания, -
соответственно формы (или форм) других компонентов и в целом структуры
фразеологизма. Например: к шапочному разбору и под шапочный разбор 'к
самому концу чего-либо (приходить, являться и т.п.)'; под мухой и с мухой
'в состоянии опьянения или в состоянии легкого опьянения, навеселе'; плечо
в плечо и плечом к плечу 'в непосредственной близости, рядом, один возле
другого (идти, ехать, сидеть и т.п.) (1)', 'вместе (жить, работать,
бороться и т.п.) (2)'; не к месту и не у места 'некстати, неуместно'; один
к одному и один в одного 'совершенно одинаковы (по величине, качеству и
т.п.)'; в паре с кем и на паре с кем 'вдвоем, вместе с кем-либо (делать
что-либо)'; под замком и на замке 'заперт, закрыт'; в градусе и под
градусом 'в состоянии опьянения или в состоянии легкого опьянения,
навеселе'; в адрес кого, чей и по адресу кого, чьему 'по отношению к кому-
либо, относительно кого-либо, о ком-либо (говорить, высказываться и т.п.)';
по первому взгляду и с первого взгляда 'сразу же' и т.п.
Сюда же относятся, естественно, и такие модификации фразеологизмов,
как в лапах кого, чьих, у кого и под лапой кого, чьей, у кого 'в полной
зависимости, во власти (быть, находиться, оказаться, очутиться и т.п.)'; по
праву кого и на правах кого 'по положению кого-либо'; а также: как горькая
редька и хуже горькой редьки 'невыносимо, очень сильно (надоесть,
осточертеть и т.п. )'.
2. Варьируются компоненты, генетически восходящие к таким служебным
словам, стоящим после глагола, с меной которых связано изменение структуры
словосочетания, - соответственно изменение формы (или форм) других
компонентов и в целом структуры фразеологизма. Например: бить в глаза и
бить по глазам 'резко выделяться, быть особенно заметным'; отказывать от
руки кому и отказывать в руке кому 'не давать согласия на брак'; оставлять
позади себя кого, что и оставлять за собой кого, что 'опережать в
достижении чего-либо' и т.п.
Вариантность этого рода очень часто осложняется лексической
вариантностью компонента, генетически управляемого слова. Например:
взбредать в голову кому и взбредать на ум кому 'внезапно появляться,
возникать. О мысли, идее и т.п.'; держать на почтительном расстоянии кого и
держать в почтительном отдалении кого 'не допускать с ним близких, коротких
отношений'; сводить к нулю и сводить на нет 'лишать всякого смысла,
значения'; висеть над головой у кого и висеть на носу у кого 'нуждаться в
незамедлительном, в неотложном выполнении, исполнении и т.п.'; выбрасывать
за ворота кого и выбрасывать на улицу кого 'увольнять, лишать работы,
заработка' и т.п.
3. Варьируются компоненты, генетически восходящие к глаголам с разным
предложным управлением, с меной которых связано образование словосочетаний
разной структурной организации, - соответственно изменение формы (или форм)
других компонентов и в целом структуры фразеологизма. Например: брать в
руки кого и прибирать к рукам кого 'подчинять себе, заставлять
повиноваться (в поступках, действиях и т.п.)'; брать за горло кого и
наступать на горло кому 'принуждать, притеснять; заставлять поступать
определенным образом'; втаптывать в грязь кого и смешивать с грязью кого
'всячески унижать, оскорблять, чернить'; лезть на рожон и переть против
рожна 'предпринимать что-либо рискованное, заведомо обреченное на неудачу,
чреватое неприятностями' и т.п.
4.Варьируются сочетания компонентов, представляющих генетически
различные предложные сочетания слов, чаще всего связанные с различным
распространением глагола-сказуемого, с меной которых связано образование
разных словосочетаний, - соответственно изменение в целом структуры
фразеологизма. Например: держать язык за зубами и держать язык на привязи
'молчать, не болтать, не говорить лишнего; быть осторожным в
высказываниях'; отправляться к праотцам и отправляться на тот свет
'умирать'; падать в ноги кому и падать к ногам кого 'умолять, просить
кого-либо о чем-либо'; родиться в сорочке и родиться под счастливой звездой
'быть удачливым, счастливым, всегда и во всем'; перебиваться из кулька в
рогожку и перебиваться с хлеба на квас 'жить очень бедно, терпеть нужду,
лишения'; склонять на все лады кого, что и склонять во всех падежах кого,
что 'часто упоминать, много и повсюду, обычно с неодобрением, осуждающе
говорить о ком-либо или о чем-либо'; отлегло на душе у кого и отлегло от
сердца у кого 'кто-либо испытывает чувство облегчения, успокоения'; плыть
между пальцами и плыть сквозь пальцы 'быстро и незаметно расходоваться,
тратиться. О деньгах'; терять почву из-под ног и терять почву под ногами
'утрачивать чувство уверенности в самом себе, способность разбираться в
происходящем'; вертеться на глазах у кого и вертеться перед глазами у кого
'своим присутствием назойливо напоминать о себе, надоедать кому-либо'; идти
на дно и идти ко дну 'терпеть неудачу, поражение и т.п., погибать' и т.п.
5. Варьируются компоненты, генетически восходящие к предложным и
беспредложным формам слова, мена которых в составе фразеологизма выглядит
как вариантность отдельного компонента с сочетанием компонентов. Например:
головой выше кого и на голову выше кого 'намного умнее, опытнее,
осведомленнее и т.п.'; одним махом и с одного маху 'сразу, за один раз, за
один прием, очень быстро'; набираться духу и собираться с духом
'перебарывая, превозмогая в себе страх, робость, неуверенность и т.п.'; нет
и в помине кого, чего и помину нет о ком, о чем 'полностью отсутствует что-
либо, не существует кто-либо, что-либо'; облекать плотью и кровью и
облекать в плоть и кровь 'воплощать, выражать в определенной, конкретной
живой форме'; оседлать своего любимого конька и сесть на своего
любимого конька 'начать говорить, рассуждать, распространяться на
излюбленную тему'; одного покроя и на один покрой 'очень похожи друг на
друга, одинаковы в каком-либо отношении'; чесать в затылке и чесать
затылок 'быть озадаченным чем-либо (1)', 'зевать, ротозейничать, обычно во
время работы (2)'; мерить тою же мерой и мерить в ту же меру 'воздавать,
платить кому-либо тем же'; в своем роде и своего рода 'в определенном
смысле, отношении'; чин чином и чин по чину 'так, как нужно, как
полагается, как следует'; глаз на глаз и с глазу на глаз 'наедине, без
свидетелей, без посторонних'; честь честью и честь по чести 'так, как
следует, как надо, как положено, по всем правилам (сделать что-либо)' и
т.п.
Наличие различных структур или структурных модификаций у одного и того
же фразеологизма делает невозможным отождествление формы фразеологизма с
формой его генетического источника, - с моделью, схемой словосочетания или
предложения. Любое словосочетание всегда структурно однотипно.
Вместе с тем, поскольку фразеологизм структурно организован
определенным образом, структура фразеологизма со всеми возможными
модификациями входит в понятие формы фразеологизма. (Молотков, 1977,89-94).
В свою очередь, форма фразеологизма включает в себя: 1) структурный
тип ФЕ; 2)лексико-грамматический состав; 3) порядок следования компонентов;
4) формоизменение (грамматическую парадигму); 5) вариантность ФЕ.
Выделяются 3 структурных типа ФЕ (по аналогии с их генетическим
типом):
1) ФЕ - словоформы: не по душе, ни на йоту, не горит, на ногах, в
строю;
2) ФЕ – словосочетания: чучело гороховое, во весь дух, навострить
лыжи, лететь пулей;
3) ФЕ – предложения: в ногах правды нет, держи карман шире, а судьи
кто?
В составе продуктивных фразеологизмов-словосочетаний отмечаются
глагольные, именные и наречные. В свою очередь, среди глагольных ФЕ
выделяются:
1) глагольно-именные: сгореть со стыда, задавать тон, войти в колею,
строить глазки;
2) глагольно-наречные: видеть насквозь, долго не надышит, лететь
стрелой;
3) глагольно-глагольные: дать прикурить.
Среди именных ФЕ выделяются:
1) субстантивные: а) сущ. + прил.: абсолютный нуль, бабье лето,
лебединая песня, прокрустово ложе; б) сущ. + сущ. в косв. п.: кровь за
кровь, дело в шляпе, герой нашего времени; в) сущ. в косв. п.: любой ценой,
на всех парусах, с первых шагов;
2) адъективные: одного поля ягода, нечист на руку, легок на подъем,
гол как сокол;
Наречные ФЕ: как с гуся вода, кверху тормашками, на голову выше, до
мозга костей;
Среди фразеологизмов-предложений выделяются:
1) бывшие двусоставные предложения: вожжа под хвост попала, бабушка
надвое сказала;
2) бывшие односоставные предложения: держи карман шире, цыплят по
осени считают;
3) части бывших сложных предложений: в чем только душа держится,
куда глаза глядят.
Формоизменение ФЕ охватывает систему ее форм (фразеоформ),
объединенных одним и тем же фразеологическим значением и различающихся
морфологическими значениями. Именные ФЕ обладают категориями рода, числа и
падежа; глагольные ФЕ – категориями вида, залога, наклонения, времени,
лица, числа и рода.
Система форм ФЕ называется ее фразеопарадигмой. Парадигма каждого
структурного типа ФЕ соотносится с ее генетическим: словоформы – с системой
форм слова, словосочетания – с формоизменением свободного слова. Для
каждого из структурных типов ФЕ характерен свой тип фразеопарадигмы.
Фразеологизм обладает широким диапазоном варьирования. Фонетическая
вариантность ФЕ основана на нейтрализации звуков: калиф (халиф) на час,
садиться в машину (галошу).
Словообразовательная вариантность ФЕ является результатом
нейтрализации значений морфов:
1) суффиксов субъективной оценки: на глаз (глазок), забубённая голова
(головушка);
2) словообразовательных префиксов: подрезать (обрезать) крылья,
давать (отдавать) себе отчет.
Морфологическая вариантность ФЕ возникла на основе нейтрализации
значений в морфологической парадигме:
1) видовых форм глаголов: видать (видывать) виды, валить (сваливать)
в одну кучу;
2) категорий залога, наклонения, времени, лица, числа у глагольных
ФЕ: не ударить (удариться) лицом в грязь, водой не разольешь (разлей),
пальчики оближешь (облизать), есть просят (просит);
3) категории числа зависимых существительных: подносить пилюлю
(пилюли), море по колено (колена), первая ласточка (ласточки).
Лексическая вариантность ФЕ результат нейтрализации семантических
отношений между варьирующимися компонентами:
1) синонимическими: бить (ударять) в нос, пустая голова (башка);
2) тематическими: уплыть (уйти) сквозь пальцы, седьмая (десятая) вода
на киселе;
3) гиперо-гипонимическими: извиваться ужом (змеей), пересчитать кости
(ребра);
4) метафорическими: мешать (путать) карты, старый (стреляный)
воробей;
5) метонимическими: ногтя (подметки) не стоит, пустая (дубовая)
голова.
Замена компонентов ФЕ происходит на основе общности их значения и
утраты ими дифференциальных семантических признаков. Например, в ФЕ брать
(хватать) за сердце "сильно, глубоко трогать, тревожить" мена основывается
на семной общности глаголов – "овладевать чем-л." И нейтрализации
дифференциальных сем глагола хватать – "поспешно", "резко".
Так, на основе метонимических взаимодействий возник вариантный ряд ФЕ
стреляный (травленный) волк, где общая сема прилагательных – "опытный", а
дифференциальные признаки компонента травленый - "подвергшийся", "травле"
– нейтрализовались в контексте с ФЕ.
Количественное варьирование связано с сокращением числа компонентов
ФЕ: пускать красного петуха, пройти сквозь огонь и воду и медные
трубы.(Эглит, 2003, 163-165).

I.3 Фразеологизация творческих произведений. Структура
фразеологических единиц

Устойчивые словесные сочетания, бытующие в речи, разнородны по
строению и по характеру использования в языке. Их объединяет только одно
общее – это их устойчивость. Отсюда они так легко объединяются общим именем
фразеологии. Но одни из них обладают определенными структурными
особенностями и являются, наряду с отдельными словами, средствами
построения предложений или элементами предложений. Подобные устойчивые
словесные сочетания, фразеологические единицы языка, можно назвать
фразеологией в узком смысле. Другие устойчивые словесные сочетания, не
обладающие указанными признаками, можно назвать фразеологией в широком
смысле. При этом следует иметь в виду, что эти фразеологические стихии
тесно взаимодействуют в своем историческом развитии, в процессе
использования в речи.
Фразеология в широком смысле многообразна. Значительный слой ее –
"крылатые слова" в классическом смысле.
"Крылатые слова" – любые отрезки контекста с законченным смыслом,
употребляющиеся в речи как цитаты. Такого же рода всевозможные афоризмы,
фразы, извлеченные из контекстов или составленные на основе каких-нибудь
контекстов и ставшие ходовыми для цитирования. Их синтаксическая структура
индивидуальна в том смысле, что она не имеет своих специфических черт: это
может быть целое предложение любого типа, сложные предложения, кусок
сложного или простого предложения. Совпадения в структуре не характерны для
них как устойчивых выражений. "Крылатые слова", включенные в речь, могут
быть и синтаксически независимы, и входить составным элементом в
синтаксическое целое. Индивидуальность, смысловая насыщенность и
выразительность "крылатого слова" неотделима от ассоциации с контекстом
произведения, с исторической эпохой, породившей выражение. Таковы,
например, пушкинские: Какая смесь одежд и лиц, племен, наречий, состояний!;
жизни мышья беготня; крыловские: а Васька слушает, да ест; избави бог и нас
от этаких судей и что за счеты; грибоедовские: времен очаковских и
покоренья Крыма; что станет говорить княгиня Марья Алексеевна или как дошла
ты до жизни такой (Некрасов); И ты, Брут! (Шекспир); Жизнь есть деяние (М.
Горький) и т.п.
Таким образом, отсутствие специфических "своих" структур, как бы
"случайность" этих структур для системы языка и специфичность по характеру
значений выводит "крылатые слова" из области собственно фразеологии языка.
Они не могут являться объектом лингвистического изучения. Они и изучаются с
точки зрения функционирования в речи, как выразительное, стилистическое
средство.
Однако не нужно думать, что вся масса "авторской" фразеологии
отделена каменной стеной от фразеологии языка. Часто в процессе
употребления "крылатое слово" утрачивает оттенки, связывающие его с
представлениями об авторе, о колорите контекста или эпохи. В этих случаях,
особенно при совпадении с синтаксическими формами и функциями фразеологии
языка или при некоторой синтаксической трансформации, "крылатые слова"
входят в ряды собственно фразеологии. Так, например, только начитанность в
произведениях может подсказать "авторство" выражений пошла писать губерния,
галантерейное обхождение, дачный муж, человек в футляре и даже таких новых,
как путевка в жизнь (ср. в XIX веке подорожная в жизнь). Лишены всякого
библейского колорита в содержании такие выражения, как почить от дел, во
время оно, камень преткновения, бездна премудрости, камня на камне не
оставить, грехи молодости, бросить камень в кого-н., умыть руки, избиение
младенцев, как зеницу ока беречь и т.п. Сближение со структурой собственно
фразеологии и приобретение "обобщенного" значения, уже не связанного
принудительно со значениями контекста, из которого они вышли, делает бывшие
"крылатые слова" фразеологическими единицами языка.
Пословицы, поговорки и подобные им словесные сочетания, объединяемые
обычно как произведения народного творчества с присущими им жанровыми и
художественными особенностями, также занимают особое место в общей массе
устойчивых сочетаний (Ожегов, 1974, 196). В структурном отношении поговорка
представляет собой образ, определяющий либо лицо ("свинья под дубом" –
неблагодарный, "не из храброго десятка" – трус, "ни пава, ни ворона" –
неопределенный человек), либо действия ("свистать себе в кулак",
"отправился к черту на кулички", "не лезет за словом в карман" и пр.), либо
обстоятельства ("когда рак на горе свистнет", "после дождичка в четверг",
"семь верст до небес и все лесом").Содержание поговорки определяет ее место
в предложении как грамматического компонента – она выступает в роли то
подлежащего, то сказуемого, то дополнения, то обстоятельства. Особенно
усиленно поговорка изучалась лингвистами во II-ой половине ХХ века.
Поговорка рассматривалась как тот или иной тип фразеологических единиц.
Деление фразеологических единиц было внесено в русскую лингвистическую
науку академиком В.В. Виноградовым, который распространил на русский
языковой материал положение и принципы классификации фразеологизмов,
разработанной французским ученым Шарлем Балли (Аникин, 1987,158).
Синтаксические структуры пословиц и поговорок, при всем их многообразии,
являются приметной и неотделимой особенностью жанра. Ср. Тише едешь –
дальше будешь; Лес рубят – щепки летят; Снявши голову по волосам не плачут;
Белые ручки чужие труды любят; Седина в бороду, а бес в ребро; Чем богаты,
тем и рады; Своя рубаха ближе к телу; Руки в боки, глаза в потолоки.
Типичность языковой структуры этого жанра позволила, например, М.Горькому
создавать пословицы и поговорки, по яркости и выразительности не уступающие
народным Злоба, что лед, до тепла живет (Детство, гл.XV); В своей норе и
хорек хорош (Детство, гл.V); Сеяли землю в непахану землю (Детство,
гл.III); Кто мал, да слаб, тот ни в рай, ни в ад (Детство, гл. VII). Любые
из горьковских пословиц и поговорок – при благоприятных условиях, подобно
народным – могли бы стать употребительными и ходовыми. Пословицы и
поговорки выходят за пределы собственно фразеологии языка и , подобно
"крылатым словам", не являются элементом системы языка. Они имеют ту или
иную или иную законченную синтаксическую структуру предложения, элементы
которого состоят из свободных, закономерных для языка словосочетаний и ,
следовательно, синтаксически членимы. Они содержат законченную мысль, как и
любое синтаксически членимое предложение. Их смысловая особенность состоит
в том, что принадлежит к определенной сфере художественных произведений,
они воспроизводятся в речи как готовые устойчивые единицы со специфической
стилистической функцией. Вместе с тем, подобно "крылатым словам",
пословицы и поговорки являлись и являются источником пополнения фразеологии
языка. Пути эти многообразны. Однако главнейший из них – утрата специфики
жанра, связанная с трансформацией синтаксической и наполнением
словосочетания как бы обобщенными смысловыми оттенками пословицы и
поговорки. Ср., например, убил бобра ( из не убить бобра, не видать добра)
и стреляный воробей (из стреляного воробья на мякине не проведешь).
Расширяя понятие фразеологии, к ней причисляют индивидуальные
типические особенности словоупотребления, словосочетания и фразообразования
в творчестве отдельных писателей или, преимущественно, в произведениях тех
или иных литературных направлений и школ, а также фразовые особенности речи
отдельных социальных слоев, профессиональных групп. В этом смысле говорят о
фразеологии, например, Карамзина или романтиков, символистов и т.п. Однако
лишь немногие даже из популярных для своего времени или литературного
направления словосочетаний и фразовых сцеплений входят в собственно
фразеологию языка. Для этого необходимо приобретение этими фразовыми
сцеплениями "обобщенного" смысла и закрепление в структурах, свойственных
фразеологическим единицам. Так, из многообразных описательных оборотов со
словом цвет, свойственных школе Карамзина и поэзии начала XIX века (от
цвета жизни до седин, надежды цвет, во цвете пылких юных лет и т.п.), во
фразеологию языка вошло лишь выражение во цвете лет.
Таким образом, "крылатые слова", пословицы и поговорки, сказочные
формулы, исторические афоризмы, анекдоты и другие многообразные творческие
произведения, лишь разлагаясь на элементы, утрачивая структурные признаки
жанра, уподобляясь структурно фразеологическим единицам, становятся
достоянием собственно фразеологии языка (Ожегов, 1974, 196-197).
Многие из свободных словосочетаний становятся устойчивыми,
закрепившись в качестве речевых формул бытового обихода, стилистических
формул или формул книжно-письменного изложения, например кругленькая сумма,
без рассуждений (действовать), ходить по миру, просить милостыни, лающий
голос, леденящий ужас, с вашего разрешения, по сути дела, на составляет
труда, нет сомнения в том, не верить своим глазам и многие другие.
Эти обычные словосочетания, как их можно было бы назвать, среди
фразеологических единиц занимают особое место. Не претерпевая смысловых
изменений в составляющих их словесных компонентах, они в каждую эпоху
представляют собою как бы принудительные средства для точного обозначения
соответствующего отрезка действительности. Обычные словосочетания легко
создаются, так как по своей структуре они принадлежат к продуктивным типам
словосочетаний, но они и наименее постоянны и легко подвергаются
разрушению. Они исчезают по причинам внеязыковым, когда исчезает сам
обозначаемый отрезок действительности и в последующей общественной практике
он не актуален для обозначения. Они перестают существовать как
фразеологизированные словосочетания, когда в процессе употребления данного
словосочетания в одном из компонентов создается новое значение. Так из
обычных словосочетаний возникли конструктивно-обусловленные значения
оторваться от с широким репертуаром дополнений или оформиться на со многими
дополнениями, синонимичными слову работа.
Обычные сочетания многообразны. Но они объединены общим языковым
признаком: устойчивостью и принудительностью употребления при сохранении
значений входящих в них слов. Именно к ним применяется название речевых
штампов, которые различаются по сфере возникновения: газетные штампы,
канцелярские штампы, книжные штампы, штампы разговорно-бытовой речи и т.д.
Огульно они считаются не украшающими речь (Ожегов, 1974, 206-207).
К обычным словосочетаниям примыкают по типу образования устойчивые
словосочетания с так называемым постоянным эпитетом, ставшие традиционными
в народной поэзии. Особое место в языке занимают словосочетания, по
структуре своей являющиеся свободными, но получившие новое, переносно-
образное значение или испытавшие в речи экспрессивную обработку. Новый
смысл здесь создается не изменениями значений
отдельных слов, входящих в словосочетание, ... продолжение
Похожие работы
Современные проблемы взаимодействия общества и природы
Лингвистические особенности компаративных адъективных фразеологических единиц в современном английском и русском языках
Особенности редактирования художественной литературы: Казахстанский опыт
Проблема природы денег и эволюция их форм
Рынок: понятие и особенности
Особенности банковской системы Казахстана
Особенности инновационной политики в Казахстане
Инфляция в Казахстане и ее особенности
Особенности построения и разработки АСУ
Антропогенные воздействия на биосферу и охрана природы
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь