Переводческая деятельность И.А.Кашкина


ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 5
ГЛАВА 1 ТВОРЧЕСКИЙ И ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ И. КАШКИНА
1 Истоки писательской и переводческой деятельности И. Кашкина ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .
8
2 Э. Хемингуэй в творчестве И.А. Кашкина: сравнительно.типологический анализ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
11
ГЛАВА 2 КАШКИН . ПЕРЕВОДЧИК И ПИСАТЕЛЬ
1 Теория стиля в творчестве И. Кашкин ... ... ... ... ... ... 28
2 Роман И. Кашкина «Эрнест Хемингуэй» ... ... ... ... ... ... ... 43

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 52
Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 54
Обоснование работы. Современность настолько озабочена повседневными заботами, стремлением соответствовать требованиям времени и потребностям общества, что вполне резонен их вопрос: «Чем так интересен Иван Кашкин? Почему нужно обращаться к его творчеству?». Они могут быть правы в своих сомнениях, но именно сейчас, в начале третьего тысячелетия, Иван Кашкин – переводчик, писатель, исследователь – востребован и как переводчик, и как писатель, и как исследователь. Именно сейчас настало время, когда современные процессы расширения мировых контактов заставили заново пересмотреть все позиции перевода в целом и науки о переводе, в том числе, чтобы выработать современные параметры иного, нового уровня художественного перевода.
Создается ощущение, что мы как бы поперхнулись тем огромным потоком информации, хлынувшим вместе с новым этапом развития нашего общества, связанным с независимостью нашего государства и установившимися рыночными отношениями, с демократизацией общества, что стремительно стали возвращаться к прошлому опыту. Это возвращение, разумеется, не носит безоглядного характера. В этом своем возвращении мы стремимся отобрать то необходимое, что дает нам осознание твердой почвы под ногами, изучение того опыта, который был позитивным, хотя, возможно, вовремя и не был осознан и оценен по достоинству.
Творчество Ивана Александровича Кашкина – один из тех художественных опытов, которые никогда не будут отвергнуты, а напротив, будут восприняты с новой точки зрения в каждое из времен, т.е. всегда будут современны. Это обусловлено особенностями каждого из граней его таланта.
Подход И. Кашкина к художественному переводу вызывает удивление и восхищение своим соответствием современным требованиям. Хотя его жизнь закончилась более сорока лет назад, он сумел еще в те времена ощутить и претворить в своем творчестве одну из важнейших примет нашей современности – культурологическую широту и научную обоснованность во всех сторонах своей деятельности, будь то наука, переводческая деятельность или оригинальное художественное творение.
Известный советский филолог П. Топер так оценил вклад И.А. Кашкина в жизнь науки, литературы и переводоведения: «Имя Ивана Александровича Кашкина – не звук пустой для любителей литературы в нашей стране. … С ним неразрывно связано наше представление о нескольких мощных пластах в современной мировой литературе; многих писателей, ставших в нашем восприятии «классиками» ХХ века, мы знаем благодаря И. Кашкину и через И. Кашкина: он ввел их в наш обиход как исследователь и как переводчик» [ ].
Цель и задачи нашей работы заключаются в осознании тех основ, которые делают творчество И. Кашкина современным. Теорию художественного перевода намного пополнили и обогатили теоретико-практические идеи И.А. Кашкина. Самым ценным в теоретической разработке
Топер П. Иван Александрович Кашкин. 1899-1963. В: И. Кашкин. Для читателя-современника. Статьи и исследования. М.: Советский писатель, 1977. – с. 5.
Е. Гусева. Вместо предисловия. В: И. Кашкин. Эрнест Хемингуэй. М.: «Художественная литература», 1966. – с. 3.
Топер П. Иван Александрович Кашкин. 1898 – 1963. // Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.:Сов. пис., 1977. - с. 7.
Е. Гусева. Вместо предисловия В: И. Кашкин. Эрнест Хемингуэй. М.: «Художественная литература», 1966. – с. 4.
И. Кашкин. Эрнест Хемингуэй. М.: «Художественная литература», 1966. – 7.
Гусева Е. Вместо предисловия. К книге И. Кашкина. Эрнест Хемингуэй. М.: «Художественная литература», 1966. – с.
Баканова И.В. Другое небо и любовь. М.: Советский писатель, 1968. – с. 25
Кашкин И. Содержание – форма – содержание. В: Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – с. 73.
Топер П. Иван Александрович Кашкин. 1899-1961. Предисловие к роману И.А. Кашкина «Эрнест Хемингуэй». М.: «Художественная литература», 1966. – с.4.
Топер П. Иван Александрович Кашкин. 1899-1961 // Иван Кашкин. Для читателя-современника. М. Советский писатель, 1977. – с. 5.
Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – с. 16.
Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – с. 1.
Топер П. Иван Александрович Кашкин. 1899-1963…. М., Советский писатель, 1977. – с. 6.
Топер П. Иван Александрович Кашкин. 1899-1963 // Вступительная статья к книге Ивана Кашкина. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – с. 5-6.
Е. Гусева. Вместо предисловия / И. Кашкин. Эрнест Хемингуэй. Критико-биографический очерк. М.: «Художественная литература», 1966. – с. 4.
Кашкин И. Перечитывая Хемингуэя / Иван Кашкин. Читателям-современникам. М.: Советский писатель, 1977. – с. 17.
Е. Гусева. Вместо предисловия / И. Кашкин. Эрнест Хемингуэй. Критико-биографический очерк. М.: «Художественная литература», 1966. – с. 4.
Кашкин И. Истоки и корни // Кашкин И. Эрнест Хемингуэй. Критико-библиографический очерк. М.: Художественная литература, 1966. – с. 13.
Кашкин И. Война // Кашкин И. Эрнест Хемингуэй. Критико-библиографический очерк. М.: Художественная литература, 1966. – с. 15.
Топер П. Иван Александрович Кашкин (1899-1963). В: И. Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – с. 7.
Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – 557 с.
Иван Кашкин. Эрнест Хемингуэй. Критико-биографический очерк. М.: «Художественная литература», 1966. – с. 14.
Иван Кашкин. Эрнест Хемингуэй. Критико-биографический очерк. М.: «Художественная литература», 1966. – с. 14.
Иван Кашкин. Эрнест Хемингуэй. Критико-биографический очерк. М.: «Художественная литература», 1966. – с. 13.
Иван Кашкин. Эрнест Хемингуэй. Критико-биографический очерк. М.: «Художественная литература», 1966. – с. 12.
П. Топер. Предисловие к сборнику статей Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – 9.
Иван Кашкин. Что есть стиль? / Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советкий писатель, 1977. – с. 69.
Иван Кашкин. Содержание – форма – содержание / Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – с. 69.
Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – с. 10.
Хемингуэй Э./В. Машкин. В стране длиннобородых. М.: «Молодая гвардия2, 1960. – с. 46.
Каули М. Дом со многими окнами.—М., 1973..
Топер П. Иван Александрович Кашкин (1899-1963). Предисловие к книге И. Кашкина «Эрнест Хемингуэй». М.: «Художественная литература», 1966. – с.
Письмо Э. Хемингуэя к И. Кашкину и К. Симонову. В: В. Машкин. В стране длиннобородых. М.: «Молодая гвардия2, 1960. – с. 46.
Письмо Э. Хемингуэя к И. Кашкину и К. Симонову. В: В. Машкин. В стране длиннобородых. М.: «Молодая гвардия2, 1960. – с. 46.
Кашкин И. Для читателей-современников. М.: Советский писатель, !977. – с.
Кашкин И. Для читателей-современников. М.: Советский писатель, !977. – с.
Кашкин И. Для читателей-современников. М.: Советский писатель, !977. – с.
Кашкин И. Для читателей-современников. М.: Советский писатель, !977. – с.
Кашкин И. Для читателей-современников. М.: Советский писатель, !977. – с.
Кашкин И. Для читателей-современников. М.: Советский писатель, !977. – с.
Кашкин И. Для читателей-современников. М.: Советский писатель, !977. – с.
Старцев А.И. От Уитмена до Хемингуэя.—М„ 1981.
Старцев А.И. От Уитмена до Хемингуэя.—М„ 1981.
Грибанов Б. Человека победить нельзя. – с.
Эльяшевич А. Человека нельзя победить (заметки о творчестве Эрнеста Хемингуэя) // Вопросы литературы. 1964. №1. С.126
Эльяшевич А. Человека нельзя победить (заметки о творчестве Эрнеста Хемингуэя) // Вопросы литературы. 1964. №1. – с.127
Никитин В.В. О повести «Старик и море» Э. Хемингуэя //Вест. Моск-го ун-та. Сер.9. Филология.1969. №1. - с.43
Никитин В.В. О повести «Старик и море» Э. Хемингуэя //Вест. Моск-го ун-та. Сер.9. Филология.1969. №1.- с.43.
Чугунова Н.А. Пространственно-временные отношения в повестях Э.Хемингуэя «Старик и море» и Ч. Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря»// Национальная специфика произ-ний зарубежной литературы 19 – 20 веков. Иваново.1984. С.28
Чугунова Н.А. Чугунова Н.А. Пространственно-временные отношения в повестях Э.Хемингуэя «Старик и море» и Ч. Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря»// Национальная специфика произ-ний зарубежной литературы 19 – 20 веков. Иваново.1984. С.29
Гурко Л.
Бейкер К. Хемингуэй как художник. – с.
Хеллидэй Э. – с.
Бейкер К. Хемингуэй как художник. – с.
Сандерсон С. – с.
Наедине со временем: Письма американских писателей/Сост.Я. Н. Засурский, В. М. Погостин.—М., 1988.
Эрнест Хемингуэй о литературном мастерстве // Иностранная литература. 1962. №1. С.214.
Хемингуэй Э. Старый газетчик пишет. / Хемингуэй Э. Собрание сочинений: В 4 т. М, 1981. Т.1. С.12. — М„ 1983.
Краткая литературная энциклопедия. в 8 тт. Т. 3. М.: «Большая энциклопедия», 199…. – с.
Письмо Э. Хемингуэя К. Симонову от 20 июня 1946 года // «Известия», 2 июля, 1962 г.
Краткая литературная энциклопедия в 8 тт. Т. М.: «Большая энциклопедия», 199.. – с.
Краткая литературная энциклопедия в 8 тт. Т. М.: «Большая энциклопедия», 199.. – с.
П. Топер. Иван Александрович Кашкин. 1899-1863. Предисловие к роману И. Кашкина «Эрнест Хемингуэй». М.: Советский писатель, 1977. – с. 7.
Лорие М. Комментарии. В: Иван Кашкин. Для читателя-современника. М.: Советский писатель, 1977. – с. 551.
Кашкин И., Ветеран американской поэзии. Предисловие к книге: Карл Сэндберг. Стихи разных лет. М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. – с. 200-201.

Дисциплина: Языковедение, Филология
Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 64 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМ. АЛЬ-ФАРАБИ

Филологический факультет
Кафедра Теория художественных произведений и теория перевода

ВЫПУСКНАЯ РАБОТА

ПЕРЕВОДЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И.А.КАШКИНА

Исполнитель:
студентка 5 курса Д.Жунусова

Научный руководитель
профессор (подпись, дата) А.Ж. Жаксылыков

Нормоконтролер (подпись, дата)
Допущена к защите
зав. кафедрой (подпись, дата) А.Ж. Жаксылыков

Алматы 2006

РЕФЕРАТ
Актуальность темы:
- рассмотреть творчество Ивана Александровича Кашкина, ведущего
советского ученого, писателя и переводчика с позиций современного
литературоведения;
- выявить соответствующие современности теоретические и практические
положения его учения о переводе в целом и художественном переводе, в
частности;
- определить роль И.А. Кашкина в современном литературном процессе и
переводоведении;
- проанализировать и найти особенности истоков его творчества;
- определить роль и место Э. Хемингуэя в творчестве И. Кашкина.
Количество использованных источников: 66
Перечень ключевых слов и изображений характеризующих содержание
работы: художественный перевод, реалистический перевод, обоснованность и
научность, этапы творчества, жанровая специфика, художественная сторона
оригинала. творческое воссоздание оригинала.
Полученные результаты:
- И.А. Кашкин до сих пор остается одним из ведущих теоретиков и
практиков теории художественного перевода;
- синтез научной достоверности и художественного творческого подхода
делают все созданное И. Кашкиным востребованным и актуальным в наше время;
- произведение И. Кашкина Эрнест Хемингуэй являет собой синтез
двух жанров – критико-биографического очерка и романа;
- Эрнест Хемингуэй может быть прочитан как автобиографическое
произведение И. Кашкина. Сходству жизни, творчества, личностей Э. Хемингуэя
и И. Кашкина содействуют многие обстоятельства их жизни;
- И. Кашкин первым ввел в литературную жизнь советского народа
творчество Э. Хемингуэя и более и глубже всех других исследователей, как
зарубежных, так и советских, сумел понять истинные корни и специфику
творчества Э. Хемингуэя, оценить наиболее тонко и точно его стиль;
- И. Кашкин создал свою теорию стиля, исходя из сочетания жизни и
творчества исследуемых писателей, в частности Э. Хемингуэя;
- Научный подход И. Кашкина отличается все его переводы, что вызвано
стремлением более глубоко и объективно вникнуть в индивидуальное творческое
мастерство каждого отдельного писателя.
ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Основные положения работы могут быть
использована при:
- чтении лекций по истории американской литературы и творчеству
Эрнеста Хемингуэя, в частности;
- при проведении спецкурсов по творчеству Ивана Александровича
Кашкина и Э.Хемингуэя, а также по теории и практике художественного
перевода;
- на практических занятиях по проблемам стиля в целом, а также И.А.
Кашкина и Э. Хемингуэя, в частности;
- при освещении проблем литературного жанра, особенно жанра романа и
критико-биографического очерка.
Таким образом, исследование творчества И. Кашкина показывает, что
творчество этого крупного ученого, писателя, переводчика настолько
соответствует современным требованиям научности и обоснованности его
положений о переводе, специфике американской и английской литературы, что
дает возможность уточнить отдельные проблемы художественного перевода,
вопросов стиля и жанра художественных произведений.

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.
ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 5
ГЛАВА 1 ТВОРЧЕСКИЙ И ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ И. КАШКИНА
1 Истоки писательской и переводческой деятельности И.
Кашкина ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . 8
2 Э. Хемингуэй в творчестве И.А. Кашкина:
сравнительно-типологический анализ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 11
ГЛАВА 2 КАШКИН – ПЕРЕВОДЧИК И ПИСАТЕЛЬ
1 Теория стиля в творчестве И. Кашкин ... ... ... ... ... ... 28
2 Роман И. Кашкина Эрнест Хемингуэй 43
... ... ... ... ... ... ...
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 52
Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 54

ВВЕДЕНИЕ

Обоснование работы. Современность настолько озабочена повседневными
заботами, стремлением соответствовать требованиям времени и потребностям
общества, что вполне резонен их вопрос: Чем так интересен Иван Кашкин?
Почему нужно обращаться к его творчеству?. Они могут быть правы в своих
сомнениях, но именно сейчас, в начале третьего тысячелетия, Иван Кашкин –
переводчик, писатель, исследователь – востребован и как переводчик, и как
писатель, и как исследователь. Именно сейчас настало время, когда
современные процессы расширения мировых контактов заставили заново
пересмотреть все позиции перевода в целом и науки о переводе, в том числе,
чтобы выработать современные параметры иного, нового уровня художественного
перевода.
Создается ощущение, что мы как бы поперхнулись тем огромным потоком
информации, хлынувшим вместе с новым этапом развития нашего общества,
связанным с независимостью нашего государства и установившимися рыночными
отношениями, с демократизацией общества, что стремительно стали
возвращаться к прошлому опыту. Это возвращение, разумеется, не носит
безоглядного характера. В этом своем возвращении мы стремимся отобрать то
необходимое, что дает нам осознание твердой почвы под ногами, изучение того
опыта, который был позитивным, хотя, возможно, вовремя и не был осознан и
оценен по достоинству.
Творчество Ивана Александровича Кашкина – один из тех художественных
опытов, которые никогда не будут отвергнуты, а напротив, будут восприняты
с новой точки зрения в каждое из времен, т.е. всегда будут современны. Это
обусловлено особенностями каждого из граней его таланта.
Подход И. Кашкина к художественному переводу вызывает удивление и
восхищение своим соответствием современным требованиям. Хотя его жизнь
закончилась более сорока лет назад, он сумел еще в те времена ощутить и
претворить в своем творчестве одну из важнейших примет нашей современности
– культурологическую широту и научную обоснованность во всех сторонах своей
деятельности, будь то наука, переводческая деятельность или оригинальное
художественное творение.
Известный советский филолог П. Топер так оценил вклад И.А. Кашкина в
жизнь науки, литературы и переводоведения: Имя Ивана Александровича
Кашкина – не звук пустой для любителей литературы в нашей стране. ... С ним
неразрывно связано наше представление о нескольких мощных пластах в
современной мировой литературе; многих писателей, ставших в нашем
восприятии классиками ХХ века, мы знаем благодаря И. Кашкину и через И.
Кашкина: он ввел их в наш обиход как исследователь и как переводчик [[i]].
Цель и задачи нашей работы заключаются в осознании тех основ,
которые делают творчество И. Кашкина современным. Теорию художественного
перевода намного пополнили и обогатили теоретико-практические идеи И.А.
Кашкина. Самым ценным в теоретической разработке проблем перевода Ивана
Александровича Кашкина было то, что он, вслед за Б. Пастернаком, стал
продолжателем классического понимания художественного перевода, заложенного
писателями XIX века и, прежде всего А.С. Пушкиным. И. Кашкин определял его
как реалистический перевод, но при этом называл его рабочим термином.
Реалистический перевод - термин, примененный А.С. Пушкиным, и его
становление в теоретических разработках И.А. Кашкина шло в борьбе с учением
А.В. Федорова, заложившего основы советского перевода, опираясь на
лингвистическую основу. Уже тогда И. Кашкин, а за ним Г. Гачечиладзе и
другие ученые стали утверждать положение о необходимости синтеза
лингвистики и литературоведения в подходе к переводу. На современном же
этапе этот вопрос уже не дискутируется, необходимость сочетания обоих
методик исследования в отношении к переводу стало общеизвестным фактом
истории перевода.
К сожалению, ХХ век сразу отринул этот драгоценный опыт, и лишь
немногие переводчики и исследователи, отличающиеся тонким чутьем и верой в
ценность опыта писателей и переводчиков XIX века, сумели сохранить ту линию
художественного перевода, которая стала именоваться классической,
реалистической. И в этом непреходящая заслуга И.А. Кашкина.
Актуальность работы. Все – и жизнь, и каждая из трех граней
творчества И. Кашкина – проникнуты изначально аналитической мыслью. Ведь
то, что он в 17 лет поступил в университет, а в 18 ушел добровольцем в
Красную Армию; в 21 год демобилизовался, а в 24 года закончил II МГУ; в 23
года стал преподавателем Брюсовского института, свидетельствует о наличии
аналитического ума, умении оценить ситуацию и сделать единственно
правильный выбор. С этих пор (23 лет) и началась большая работа И.А.
Кашкина – и преподавательская, и научная, и переводческая (в Институте
новых иностранных языков, в ИФЛИ, в МГУ, в Институте мировой литературы
имени А.м. Горького, в секции переводчиков Союза советских писателей и
др.) [[ii]] (курсив наш – Жунусова Д.).
Вероятно, именно эта разнообразная деятельность, вернее, работа в
различных научных и высших учебных заведениях и заставила И. Кашкина
постоянно анализировать их основные направления и стратегии и делать свой
выбор. Во всяком случае, несомненна роль Института мировой литературы в
установлении специфики мировоззрения и научного отношения не только к
разработке теоретических вопросов перевода, но и к самой практической
деятельности в сфере художественного перевода И.А. Кашкина.
А.М. Горький уже в то время во Всемирной литературе сделал попытку
утвердить новое отношение к переводчику, выработать новую стратегию к его
работе. Первыми требованиями Горького были параметры глубокого
проникновения в сущность той или иной национальной литературы и умения
воссоздать ее богатства на своем родном языке [[iii]].
Разумеется, эти параметры во все времена, начиная с античности,
считались важнейшими. Однако эволюционность и новизна теории
художественного перевода проявлялись в новых подходах к этим требованиям и
установлении новых механизмов их достижения. А. Горький попытался утвердить
новый образ переводчика, совмещающего в себе переводчика-художника и
ученого-исследователя. Это стремление Горького имело свои исторические
истоки, так как первыми исследователями практических проблем перевода были
сами переводчики. Кроме того, как известно, во все времена наиболее
талантливые переводчики-практики были теоретиками науки о переводе.,
закладывали основы перевода, исходя из своего практического опыта. Однако
А. Горький попытался сделать это направление основополагающим и
обязательным для каждого переводчика.
Именно этот синтез олицетворял собой И. Кашкин. Взгляды Горького на
переводчика как нельзя лучше соответствовали интересам и ощущениям И.
Кашкина. И, хотя он всегда скромно называл себя практиком, а свои статьи –
разрозненными заметками, в них проявляется единство методологической
основы писателя при претворении любой из ипостасей своего таланта. В них
видна система. На наш взгляд, именно это и делает его творческое наследие
актуальным и востребованным. Его опыт синтеза переводчика, писателя и
исследователя дает возможность обучать и обучаться молодым специалистам,
вникать в принципы его переводов и осознавать сильные стороны его системы,
и следовать за ним.
И. Кашкин не привел свои взгляды в подобие какой-либо системы.
Однако собранные воедино, его высказывания позволяют видеть в них именно
систему в достаточно развернутой форме и с выводами, существенными как для
современной практики, так и для современной теории перевода. Теоретические
суждения И. Кашкина никогда не расходились с переводческой практикой, в
отличие от работ Н. Гумилева, П. Антокольского, носящих чисто теоретическое
освещение.
Реальной основой появления и развития науки о переводе, предметом ее
изучения, является практика перевода. Исследуя и обобщая многовековую
практику перевода, переводоведение активно способствует развитию и
усовершенствованию самой практики. Переводческая практика, искусство
воссоздания, является одним из существенных видов общения народов
(художественным общением, общением в области духовной жизни, в области
прекрасного). Преодолевая разность национальных особенностей, преодолевая
разность языков, перевод делает возможным такое общение. Очень важным
является то, что работы И. Кашкина имеют прямое отношение к созданию школы
русских переводчиков, к определению ее теоретических основ. Все это вместе
и обусловливает актуальность творчества И.А. Кашкина и актуальность
обращения к его художественному, переводческому и научному опыту в нашем
исследовании.
Методология: В самой многоярусной, разноаспектной,
полифункциональной сущности перевода кроются различные подходы к его
изучению. Поэтому мысль академика А.Н. Несмеянова о том, что наиболее
плодотворные поиски и открытия ХХ века сделаны и делаются на стыке смежных
наук, что любое явление требует комплексного подхода, вполне можно отнести
к теории перевода.
ГЛАВА I ТВОРЧЕСКИЙ И ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ И. КАШКИНА

1 Истоки писательской и переводческой деятельности И. Кашкина

Жизненный и творческий путь И.А. Кашкина был целеустремленным и
цельнооформленным. Оба качества можно утверждать с достаточно высокой
степенью уверенности. Он одинаково хорошо владел всеми видами деятельности,
которыми занимался, всегда проявлял в них высокий уровень профессионализма.
У него не было метаний из стороны в сторону в поисках своего лица,
своего почерка, своего стиля.
Уже в 23 года он избрал свою стезю – он начал преподавать английскую
литературу, стилистику и литературный перевод в Брюсовском институте. Это и
есть та отправная точка его пути. С этих пор наука, писательство и перевод
стали основными видами его деятельности на всю жизнь. В совмещении этих
трех видов деятельности, как нам кажется, наука стала тем вектором, и
параметром, которые помогали ему синтезировать свой трехсторонний опыт и
глубоко осмыслить каждый из них.
Как отмечает Е. Гусева, Особенностью таланта Ивана Александровича
было сочетание научного исследования произведений того или иного писателя
- с художественным переводом их [[iv]]. Как видим, наше предположение
подтверждается циклами его пути и оценками критиков и литературоведов.
В своей книге о Хемингуэе, воссоздавая образ знаменитого писателя,
И. Кашкин писал: Но Хемингуэй рано осознал себя человеком пишущим, не
литератором, и еще не писателем, а просто тем, кто не может не закрепить на
бумаге свое восприятие мира, не может не делиться им с другими [[v]]. И.
Кашкин, как известно, рано занялся изучением творчества Э. Хемингуэя. Можно
сказать, что это исследование пронизывает всю его жизнь, и его ощущение
великого писателя оправданно и логично. Однако, как бы ни были слова И.
Кашкина объективны, нам кажется, они отражают суть самого его творчества.
Теоретические воззрения И. Кашкина на искусство художественного
перевода, их воплощение в собственной переводческой практике
непосредственно являются продолжением классической науки о переводе XIX
века. Наука о художественном переводе всегда была тесно связана с практикой
переводческого искусства. Ведущие теоретики в области переводоведения
нередко являются также известными литературными переводчиками, что присуще
и творчеству И. Кашкина-переводчика. Начало этой традиции в России заложено
переводчиками XIX в. Они заложили традицию сопровождения своих переводов,
переложений, переделок с других языков различного рода предисловиями,
обращениями к читателю, пояснениями и комментариями. Это же качество
выделяет все переводы Ивана Кашкина. Занимаясь переводами произведений
Чосера, Суинберна, Стивенсона, Конрада и других писателей и поэтов Америки
и Англии, И. Кашкин всегда сопровождал свои переводы научными разработками,
небольшими заметками, публикациями по их творчеству. Это помогало И.
Кашкину пристально вглядываться в стилевые особенности каждого из
переводимых им произведений каждого из зарубежных писателей.
Однако в XX в. теоретики перевода в целом скептически отнеслись к
опыту теоретических исследований литературных переводчиков-практиков. Как
отмечает И.В. Баканова, именно по этой причине практически отсутствуют
теоретические исследования воззрений переводчиков-практиков на искусство
перевода [[vi]]. Говоря об этом, исследовательница тут же оговаривает:
однако следует уточнить: речь идет о тенденции, а не о частных случаях,
выражающихся в редких и небольших по объему публикациях [[vii]].
Свою книгу об Э Хемингуэе И. Кашкин начинает с освещения истоков и
корней его творческой биографии – среды, в которой он вырос, и которая
нашла отражение во многих книгах американского писателя. Работу о самом И.
Кашкине, как нам кажется, тоже необходимо начинать с применения его методов
исследования, т.е. выяснения истоков его творчества, чтобы глубже понять и
постараться осветить особенности его теоретических взглядов, невзирая на
его собственное признание о том, что он только практик.
Есть в этом его утверждении немалая доля истины. Действительно, И.А.
Кашкин пишет только о том, что знает, как и его любимый Э. Хемингуэй. Одним
из принципов художественной правды является, как признает сам И. Кашкин,
положение о том, что закреплять писателю надо не то, что принято видеть, и
не так, как принято описывать, а то, что сам он видел и пережил, и так, как
сам понял [[viii]] (курсив наш – Жунусова Д.).
Это замечание И. Кашкина объясняет принципы освещения им творчества
Э. Хемингуэя, А. Бирса, Э. Колдуэлла, Д. Чосера, Г. Честертона и других
писателей Америки и Англии, о которых он писал. Он писал о том, что сам
видел, пережил, понял. Во всех своих работах И. Кашкин твердо придерживался
критерия целостного анализа личности, творчества в аспекте общественно-
социальных событий. Это помогало ему проникать в сущность тех процессов,
которые происходили в душе и судьбе каждого из конкретных писателей.
Такой подход, на наш взгляд, имеет двойное преимущество. С одной
стороны, создает возможность осознания влияния внешней среды на творчество
данных писателей (в частности, Э. Хемингуэя). С другой стороны, эти научные
экскурсы, проведенные И. Кашкиным, позволяют восстановить и установить
такое же влияние на творческие истоки самого Кашкина, и как переводчика, и
как писателя, и как исследователя. Все, что выдвигается им в качестве
параметров художественного творчества, характеризует, прежде всего, его
самого, его подходы, его мысли и рассуждения, его жизненный и творческий
опыт. В этом отношении можно смело говорить о тех писателях и личностях,
которые сформировали мировоззрение И. Кашкина – А. Пушкине, Э. Хемингуэе и
других, которые были так ему близки. Нам кажется, что именно их личности и
их творчество и можно считать истоками его творчества.
В теории перевода И.В. Кашкин разрабатывал концепцию
реалистического перевода, начатую А.С. Пушкиным. Во всех своих работах,
посвященных проблемам перевода, И. Кашкин выступает против буквализма,
который настолько искажает оригинал, что делает его не только непонятным,
но и неузнаваемым. В переводе главное переводить не фразу, не слово, а весь
контекст, всю целостность текста.

Таким образом, переводческая деятельность требует особого склада
психики.

2 Э. Хемингуэй в творчестве И.А. Кашкина:
сравнительно-типологический анализ

.А. Кашкин исследовал истоки и традиции издания переводной
литературы в России. Он отмечал, что каждая национальная литература
утверждает свою традицию восприятия и усвоения иностранной литературы. Для
русской литературы отправной точкой в этом отношении стали литературы
Болгарии и Византии. Целиком рукописная древнерусская литература начинается
с переводов. Переводы в XI-XII вв. в ряде случаев предшествовали созданию
того же жанра. В целом Русь стала читать чужое раньше, чем писать свое. В
Древней Руси восприятие чужой культуры было активным, творческим,
стимулировало возникновение оригинальной литературы.
Исследуя истоки русской литературы, И. Кашкин делает много новый
выводов и фактов. Так, он обратил внимание на то, что с принятием
христианства на Руси значительная часть книг - и, в частности,
богослужебных - была привезена из Болгарии. В те времена еще не произошла
дифференциация русского языка, потому грамматический строй и словарный
состав русского и старославянского языков были настолько близки, что
старославянский воспринимался не как иностранный язык, а всего лишь как
язык более книжный. Русь смогла использовать уже готовый старославянский
кириллический алфавит. Болгарские книги, будучи формально иноязычными, по
существу не требовали перевода. Отдельные черты болгарского
морфологического строя, как и часть лексики старославянского
(древнеболгарского) языка, вошли в систему древнерусского языка как одна из
его разновидностей.
Одновременно осуществляются переводы непосредственно с греческого. При
рассмотрении вопроса о взаимовлиянии литератур Византии, Болгарии и Древней
Руси правильнее говорить не о влиянии, а о своеобразном процессе
трансплантации литературы одной страны в другую, т.е. о переносе
византийской литературы на русскую почву.
До принятия христианства в Древней Руси не существовало литературы. На
первых порах после принятия христианства византийская литература –
непосредственно или через болгарское посредство была просто перенесена на
Русь, трансплантирована. Однако этот перенос не был механическим: книги не
просто переводились или переписывались, они продолжали свою литературную
историю: создавались новые редакции произведений, их сюжет изменялся,
первоначальный язык перевода русифицировался. Особенно это касалось
произведений светского повествования и исторических. Сочинения отцов церкви
или библейские книги в большей степени сохраняли свой канонический текст.
Явление трансплантации оказалось очень прогрессивным, так как в
короткий срок Русь получила литературу с разветвленной системой жанров,
литературу, представленную десятками и сотнями памятников. Через несколько
десятилетий после начала этого процесса на Руси начался второй этап
усвоения трансплантированной литературы. По образцу переводных памятников
стали создаваться свои, оригинальные произведения.
На самом раннем этапе формирования жанров переводной литературы в
Древней Руси, по мнению И. Кашкина, наиболее важен период XI-XIII веков.
Отдельные книги Ветхого и Нового заветов стали известны в славянских
переводах уже в Киевской Руси. Наиболее широкое распространение получили
книги Нового завета (например, Остромирово евангелие, переписанное в 1056-
1057 гг. для новгородского посадника Остромира) и Псалтырь, который состоял
из 150 псалмов – молитв и гимнов, их авторами церковная традиция считает в
основном царя Давида. По косвенным данным можно установить, что в
хронографический свод середины XII века вошли все книги Пятикнижия
Моисея, книги Иисуса Навина, Судей, книги Царств и отрывки из некоторых
других ветхозаветных книг.
В древнерусской, как и в любой другой средневековой христианской,
литературе большим авторитетом пользовалась патристика – сочинения римских
и византийских богословов III-XI вв., почитавшихся как отцы церкви. В
этих сочинениях обосновывались и комментировались догмы христианской
религии, велась полемика с еретиками, излагались основы христианской
морали.
На Руси широко распространились сочинения выдающегося византийского
проповедника Иоанна Златоуста, авторитетом пользовались также сочинения
византийского проповедника Григория Богослова, Василия Кесарийского, автора
популярной в средневековье книги Шестоднев, Афанасия Александрийского,
борца за догматы православия, и др. Патриотическая литература сыграла
важную роль в формировании этических идеалов новой религии.
Также воспитывали и наставляли в христианских добродетелях и
памятники другого жанра –жития святых, агиография. Спрос на жития, как
подчеркивает И. Кашкин, обеспечивался остросюжетным повествованием. Чудеса,
творимые святыми, описывались в житиях с яркими и детальными подробностями.
В Киевской Руси были переведены многие византийские жития.
Сохранились списки или ссылки русских авторов на жития Алексея, Человека
Божия, Евстафия Плакиды, Василия Нового, Саввы Освященного, Ирины, Антония
Великого, Феодоры и др.
В средневековой письменности широкое распространение получили
апокрифы – легенды о персонажах библейской истории (пророке Иеремии,
Хождение Агапия в рай, Хождение Богородицы по мукам и др.). Апокрифы
привлекали обилием чудес, фантастики, экзотики. Они одновременно
удовлетворяли не только литературные, но и богословские интересы. В них
ставились вопросы о будущем мира, о судьбе человека после его смерти и т.д.

Среди первых переводов и первых книг, привезенных на Русь из Болгарии,
были и византийские хроники - произведения историографии, излагающие
всемирную историю. Особенно большую роль в развитии оригинального русского
летописания сыграла Хроника Георгия Амартола, составленная византийским
монахом. Оно помогало развивать русскую речь, лексику, так как одно и то
же греческое слово может передаваться целой серией синонимов: домысел,
домышление, замышление, мысль, помысел, размышление, разум, разумение,
смысл, ум, чувствие и т.п. Эта богатая старославянская синонимика
переходила в русский язык, взаимодействуя с исконно восточнославянскими
словами, образуя новые синонимические ряды.
Годы монголо-татарского нашествия не были, по мнению И. Кашкина,
столь жестокими и ограничивающими развитие русской культуры и литературы.
Скорее, наоборот, они способствовали уравновешивали связи Руси с западными
центрами культуры вхаждением в нее восточной культуры и литературы.
Характерные для восточной литературы новые литературные средства –
гиперболизация и положительных, и отрицательных начал, возбуждали у
читателя чувство восхищения перед разнообразием и чудесами мира и
одновременно создавали тревожное настроение ничтожности простого смертного
перед лицом неизвестности и поджидающих опасностей. Таково, например,
Сказание об Индийском царстве.
Переводные повести были произведениями беллетристики, сходными по
построению со светской художественной прозой нового времени. Из числа
переводных повестей, появившихся на Руси во второй половине XV в., в первую
очередь следует назвать Сербскую Александрию - высокий рыцарский роман
о жизни и приключениях Александра Македонского. В тот же период на Русь
проникает ряд памятников комического характера. Одним из первых образцов
такого жанра были сказания о Соломоне и Китоврасе.
После середины XV века и в первой четверти XVI в. возникает период,
получивший название Великого века перевода под покровительством Елизаветы
Первой в Англии и Золотого века перевода во Франции. На Руси в это время
разворачивается деятельность Максима Грека - публициста, философа,
богослова и переводчика, ставшего создателем первой на Руси школы
переводчиков.
В период Смутного времени происходит культурная переориентация России.
Теперь главным становятся контакты с Украиной, Белоруссией, Польшей.
Следствием Брестской церковной унии 1596 г. была эмиграция украинских и
белорусских интеллигентов в Москву. Они работали на Московском печатном
дворе, переводили с греческого и польского. В репертуаре переводной
письменности польские памятники очень скоро начинают безраздельно
преобладать. Польская литература играет роль литературы-посредницы: именно
через нее входят в русский обиход темы и персонажи европейской культуры.
XVII в. принес в Россию жанр рыцарских романов, причем интерес к ним
постоянно возрастал. Как правило, рыцарские романы переводились с
польского. К исключениям относится Повесть о Бове королевиче - сказание о
подвигах рыцаря Бово д'Антона. Эта книга, первоначально переведенная в XVI
в. с итальянского на сербохорватский язык, была в том же XVI веке
пересказана по-белорусски. Белорусская версия и стала основой русского
варианта и в течение двухсот лет до начала XX в., это произведение
расходилось в бесчисленных лубочных изданиях. Одновременно шел интенсивный
процесс переработки и русификации текста.
Знаменательный количественный и качественный скачок в становлении и
развитии отечественного перевода происходит в эпоху Петра Великого.
Существенное отличие Петровской эпохи от предшествующего периода
заключалось в том, что переводы выполнялись с западноевропейских языков,
минуя польское посредство.
Именно тогда издание переводной литературы становится частью
общегосударственного дела. Бурное развитие науки и большая нужда в
изданиях научных книг обусловили существенный подъем переводческо-
эдиционной деятельности. Издаются переводы учебников, естественнонаучных
книг, книг по военному делу, кораблестроению и фортификации. В то время
становятся известными книги новейших естествоиспытателей - Кеплера,
Коперника, Галилея, Ньютона, Локка, Гоббса, Лейбница и др.
Переводческое дело впервые приобретает систематичность и требует
вмешательства государства. Сам император, выражая недовольство по поводу
плохого качества многих переводов, формировал предъявляемые к переводчикам
требования и наставлял их: надо остерегаться, дабы внятнее перевесть, и не
надлежит речь от речи хранить в переводе, но точно сенс выразумев, на свой
язык уж так писать, как внятнее. При подготовке к изданию переводных книг
трудности перевода специальных терминов были практически непреодолимы, так
как таких слов в русском языке того периода практически не было. Проблема
была столь остра, что государство вынуждено было издать специальный указ,
который гласил: Для переводу книг зело нужны переводчики, особливо для
художественных, понеже никакой переводчик, не имея того художества, о
котором переводит, перевесть то не может; того ради заранее сие делать
надобно таким образом: которые умеют языки, а художеств не умеют, тех
отдать учиться художествам, а которые умеют художества, а языку не умеют,
тех послать учиться языкам... Художества же следующие: математическое...
механическое, хирургическое, архитектур цивилис, анатомическое,
ботаническое, милитарис и прочие тому подобные (Указ от 23 января 1724
г.).
Этот конкретный документ требовал, чтобы переводчик, работая с
книгой, вынужден был глубоко изучить предмет, отрасль знания, тематику,
которые в этой книге рассматриваются. Следует упомянуть о переводческой и
издательской деятельности Федора Поликарпова-Орлова, который во времена
петровских преобразований возглавлял Московский печатный двор и Синодальную
типографию. Ф. Поликарпов являлся автором славяно-греко-латинского
Лексикона.
В послепетровскую эпоху практически все видные деятели русского
классицизма - М.В. Ломоносов, А.П. Сумароков, В.К. Тредиаковский, А.Д.
Кантемир, Г.Р. Державин – занимались теорией и практикой переводческой
деятельности.
Перу А.Д. Кантемира принадлежат переводы из античных поэтов и перевод книги
Фонтенеля Разговоры о множестве миров, где в популярной форме
отстаивалась гелиоцентрическая система. Свой перевод Кантемир сдал в
Академию наук в 1730 г., но напечатан он был только через 10 лет, а в 1756
году по решению Синода как богопротивная книжичища, полная сатанинского
коварства, подвергнут конфискации. В период ослабления реакции перевод был
издан еще дважды. Перевод этой книги положил начало разработке научной
терминологии. Кантемир ввел такие термины, как начало (принцип), понятие
(идея), наблюдение, плотность, вихри и др.
С именем В.К. Тредиаковского связано появление в 1730 г. первого
печатного произведения художественной литературы на русском языке. Это был
перевод-переделка романа французского писателя Поля Тальмана Езда в остров
любви. Переводческая деятельность М.В. Ломоносова в основном
проявилась на уровне языковой практики - в принадлежащих его перу
художественных и научных сочинениях. В журнале А.П. Сумарокова
Трудолюбивая пчела публикуются его переводы фольклора сибирских народов.
В России XVIII столетия перевод еще не выделяется из литературного
творчества авторов. Сами же выполненные переводы считаются оригинальными
литературными произведениями.
Важной вехой в становлении отечественной переводческой школы стало
творчество В.А. Жуковского. В первую очередь следует отметить, что при
переводе немецких баллад поэт пользовался исключительно тем методом,
который впоследствии будет охарактеризован как перестраивающий. Немецкая
обстановка в балладах Жуковского переносится на русскую почву. Изменениям
подвергаются имена и бытовые реалии. Однако, когда В.А. Жуковский
обращается к Одиссее Гомера, он полностью растворяется в оригинале.
Подобный подход характеризуется как воспроизводящий метод перевода.
Обращение Жуковского к одной из жемчужин классики мировой литературы
наметило тенденцию, которая впоследствии получит широкое распространение в
творчестве отечественных мастеров художественного слова. Включение в свой
инструментарий произведения всемирно признанного классика - задача,
требующая напряжения всех сил и способностей писателя-переводчика.
В творческой биографии А.С Пушкина переводы представлены в основном
вариациями на западные темы. Это в первую очередь Песни западных славян
(1834), а также переводы-переложения стихотворений Вольтера, Дж. Байрона,
А. Шенье. Известное внимание уделял Пушкин и переводу античной поэзии. Перу
М.Ю. Лермонтова принадлежат стихотворные переводы-переложения поэтических
произведений Ф. Шиллера, И. Гете, Дж. Байрона, А. Шенье.
С развитием русских литературных журналов в XIX столетии связано
такое новое для эдиционной практики России явление, как журнальные
публикации переводов. При этом особенно следует подчеркнуть роль таких
журналов, как Современник, Отечественные записки, Сын Отечества и
Библиотека для чтения. Именно на страницах этих периодических изданий с
1838 по 1857 г. впервые увидели свет в русском переводе замечательные
романы Ч. Диккенса Посмертные записки Пиквикского клуба, Оливер Твист,
Жизнь и приключения Николаса Никльби, Домби и сын, Холодный дом и
Крошка Доррит.
Небезынтересно вспомнить о некоторых особенностях переводческо-
эдиционной практики того периода. Так, известный переводчик середины XIX
века Иринарх Введенский в своих переводах Диккенса и Теккерея заменял
английские реалии русскими (в его работах изобилуют такие русизмы, как
извозчик, приказчик, бекеша, писарь, ямщик и пр.).
Особенностью бытования переводной художественной литературы было ее издание
в виде выпусков - в России и за рубежом. Так, в Англии романы Ч. Диккенса
обычно публиковались в 20 выпусках журналов Household Words и All Year
Round. Сходная практика издания наблюдалась и в России. После окончания
публикации переводов крупных художественных произведений в выпусках
упоминавшихся выше литературно-общественных журналов эти произведения
выходили в виде моноизданий.
Эпоха рубежа двух веков, когда в общественном сознании смутно
замаячил призрак грядущих социальных и нравственных катаклизмов, нашла
своеобразное отражение в издательской практике. Просвещение коснулось к
тому времени уже достаточно широкого круга населения. Грамотность
распространилась в среде, которая традиционно не относилась к категории
потребителей художественного чтения. В условиях рыночной экономики
частные, децентрализованные издательства – крупные и мелкие – осуществляют
выпуск большими тиражами переводной художественной литературы.
Причем уровень выполнения переводов, редакционной отделки текста
издания и полиграфического исполнения оставляет желать много лучшего.
Элементарное, фабульное восприятие иноязычных произведений литературы в
общественном сознании нации нередко предшествует углубленному творческому
восприятию - и это проявляется прежде всего в эволюции переводческой
практики. Недаром можно назвать несколько поколений переводчиков,
осваивающих, например, прозу Ч. Диккенса или поэзию Данте Алигьери. В
отличие от произведений писателей второй, третьей и т.д. величины,
интерес к которым (особенно в условиях свободного книгораспространения)
имеет объективно обусловленный преходящий характер, проза и поэзия
классиков литературы, как правило, переживают несколько эдиционных
жизней, прежде, чем устроиться в составе представительных изданий,
содержащих переводы, которые выдержали испытание временем.
Именно это было характерно для эдиционной практики России рубежа
веков. Переводы-поделки, составляющие тексты выходивших большими тиражами
массовых изданий, стали уступать место высококлассно выполненным переводам,
которые являли собой истинные произведения словесного искусства.
Первоначально прижившиеся на уровне фабульного восприятия произведения
подверглись переводческому и редакторскому переосмыслению, переработке и
были рождены заново. Об интенсивности усилий русской творческой мысли по
освоению иноязычного художественного наследия на рубеже веков говорит тот
красноречивый факт, что стихотворения и поэмы Эдгара По переводили такие
мастера слова, как К. Бальмонт, В. Брюсов, Д. Мережковский,
В. Федоров и другие. В роли редакторов и издателей прозы и поэзии По
выступили К. Бальмонт и В. Брюсов. Именно издания переводов периода
Серебряного века русской литературы в полной мере свидетельствуют о том,
что на рубеже столетий перевод занял подобающее ему достойное место в
литературном сознании русского народа. Так, В. Брюсов писал: Не надо
забывать... что... подлинное влияние на литературу оказывают иностранные
писатели только в переводах: иноязычные оригиналы читаются слишком
ограниченным числом лиц, так как лишь немногие настолько владеют
иностранным языком, чтобы читать на нем для своего удовольствия... да и
самые книги на чужих языках гораздо менее доступны, особенно в провинции,
нежели русские.
Двадцатое столетие стало, свидетелем окончательного формирования
двух основных школ, или подходов к переводу, двух методов: перестраивающего
и воспроизводящего. Сторонники перестраивающего метода считают, что
произведение так или иначе подключено к какой-либо стилевой традиции,
оторваться от которой невозможно. И при переводе следует эффективно
подключать текст к другим традициям.
Сторонники воспроизводящего метода перевода ставят своей целью
дать наиболее полное представление об оригинале, отразить все особенности
подлинника, Невозможно, впрочем, говорить о каких-либо переводчиках,
придерживающихся исключительно перестраивающего или воспроизводящего
метода. В творчестве лучших представителей отечественной переводческой
школы присутствует некий синкретизм обоих начал.
В послереволюционный период издательская деятельность в стране
подверглась тотальному реструктурированию, переориентации и централизации.
Однако было бы вульгарным упрощением говорить исключительно о подавлении
творческой мысли в области изданий переходной литературы. Вопрос этот
представляется неизмеримо более сложным - достаточно трудно на рациональном
уровне объяснить мирное сосуществование полицейского государства и
активной переводческой и издательской деятельности по выпуску произведений
классиков мировой литературы и современных иностранных писателей.
В 1918 году у М. Горького возник замысел издательства Всемирная
литература. В сентябре 1918 г. с Горьким был заключен договор, согласно
которому он должен был организовать при Наркомпросе издательство Всемирная
литература для перевода на русском языке, а также для снабжения
вступительными статьями, примечаниями и рисунками и вообще для подготовки к
печати избранных произведений художественной литературы конца XVIII и всего
XIX века. Так еще на заре становления коммунистического режима в нашей
стране намечается один из значительнейших парадоксов общественного сознания
России XX века - сочетание тоталитаризма во внутренней политике и
подавления инакомыслия с реальным, действительным приобщением огромной
массы отечественных читателей, не владеющих иностранными языками, к
кладезям мировой культуры и мировой цивилизации.
Первым внушительным результатом деятельности издательства
Всемирная литература были два каталога, опубликованные в 1919 г.
Один охватывал широчайший перечень крупнейших произведений литературы
Запада всех жанров, созданных в период от Великой Французской революции до
конца XIX века. Другой содержал перечень произведений литературы Востока. К
переводческой работе привлекались писатели и ученые. Уже в 1919 году при
издательстве Всемирная литература начала работать Студия художественного
перевода.
Издание планировалось и осуществлялось в двух сериях. Одна
предназначалась для подготовленного читателя, другая - для широких кругов.
Масштаб работы, начатой Горьким, высокие цели, которые он ставил, были,
беспрецедентны в истории человеческой культуры. В то же самое время не
следует упускать из вида, что подобная деятельность была с определенной
точки зрения весьма благоприятной для большевистского режима, поскольку она
позволяла представить миру некую витрину культурного благополучия в
стране, раздираемой гражданской войной и потрясаемой политическими
репрессиями, отчасти направленными и против деятелей культуры, не
пожелавших сотрудничать с властью. Герберт Уэллс в книге Россия во мгле
писал: В этой непостижимой России, воюющей, холодной, голодной,
испытывающей бесконечные лишения, осуществляется литературное начинание,
немыслимое в богатой Англии и богатой Америке... В умирающей с голоду
России сотни людей работают над переводами; книги, переведенные ими,
печатаются и смогут дать новой России такое знакомство с мировой культурой,
какое недоступно ни одному другому народу.
К сожалению, в тех условиях горьковскому издательству удалось
выпустить в свет не так много книг, как планировалось. В России недоставало
денег, бумаги, полиграфической базы. Трудности возникали и с работой по
отбору произведений и их оценке, написанию вступительных статей. На весьма
неоднородный по взглядам состав сотрудников издательства не могла не
оказывать влияния прогрессирующая реакция в стране.
Впоследствии эстафету издательства Всемирная литература приняли
Academia, ОГИЗ, ГИХЛ и другие. Выходили все новые собрания сочинений
зарубежных классиков. Те задачи, которые Горький пытался решить в своем
издательстве, стали предметом исследования армии ученых различных профилей
- теоретиков и историков литературы, текстологов, теоретиков и практиков
переводческого дела.
На фоне огромного массива книг иностранных авторов по своим масштабам и
значению выделяется Библиотека всемирной литературы (1967-1978). Она
принесла читателям двести томов, каждый из которых был издан тиражом
несколько больше 300000 экземпляров, в целом - свыше шестисот миллионов
экземпляров.
Высокий научный уровень Библиотеки был определен активной
творческой деятельностью редакционного совета издания, в который вошли
многие крупнейшие отечественные ученые и писатели. Каждый том сопровождался
вступительной статьей (в ряде случаев несколькими статьями) и примечаниями.
Общий объем статей - около 270 печатных листов, а объем примечаний - более
450 печатных листов. По сути дела, это многотомные издания произведений
всемирной литературы.
В работе над этим огромным коллективным трудом приняли участие
ученые Англии, Болгарии, Венгрии, Германии и Чехословакии. ... продолжение
Похожие работы
Процесс расширения ЕС и формирования европейского политического пространства
Теория и практика перевода
Лексика с этнокультурным содержанием и проблема ее перевода
Архитектоника переводного текста на материале романов Нурпеисова А. «Долг» и «Последний долг
Общественно политическая деятельность казахской интеллигенции
Становление и развитие предпринимательства в Казахстане
Развитие малого и среднего бизнеса в Казахстане
Автобиография Абая Кунанбаева
Предпринимательство в Казахстане
Развития предпринимательства в Казахстане
Дисциплины