Методика определения родного языка по фонетической интерференции в речи на втором языке


ВВЕДЕНИЕ 4

1 СУДЕБНАЯ ФОНОГРАФИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА 5
1.1 История звукозаписи и ее использование в криминалистике 7
1.2 Фонетическая интерференция 10

2 Казахско.русская интерференция 13
2.1 Лингвистическое обеспечение исследования устного текста 19
2.2 Основы фонографической экспертизы 24
2.3 Проведение спектрально.лингвистического анализа 32

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 43

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 44
Социально-экономические преобразования, происходящие в настоящее время в Республике Казахстан и в странах ближнего зарубежья, а также постоянная миграция населения сопровождаются быстрым ростом преступности с нередким применением методов терроризма, насилия, угроз, шантажа, похищения людей.
Рост числа уголовных дел, связанных с раскрытием и расследованием подобного рода преступлений ведет к росту экспертных исследований, которые проводятся в Центре судебных экспертиз Министерства юстиции Республики Казахстан. При этом особое внимание обращается на необходимость качественного проведения экспертных исследований, что возможно решить посредством комплекса организационных и научных мер, а также путем разработки и внедрения в экспертную практику новых методов исследования из области судебных экспертиз.
Данная дипломная работа посвящена актуальной и мало изученной проблеме - лингвистическим основам методики фонографической экспертизы устной речи, решаемой на материале казахско-русского двуязычия.
Целью исследования является выявление, сопоставление и описание совокупности диагностических лингвистических признаков (на фонетическом уровне) признаков устной речи лиц, владеющих казахско-русским двуязычием.
Задачами являются:
1 Изучение (истории) использования материалов звукозаписи в качестве вещественных доказательств и их экспертного исследования;
2 Изучение и обобщение системы методов, используемых в процессе производства судебной фонографической экспертизы;
3 Изучение и определение наиболее актуальных и перспективных направлений дальнейшего развития и совершенствования методики криминалистической диагностики (на фонетическом уровне) личности по фонограммам речи;
4 Изучение и выявление сходств и различии в совокупности диагностических лингвистических признаков устной речи лиц, владеющих казахско- русским двуязычием;
5 Разработка методических рекомендации по определению лиц, владеющих казахско- русским двуязычием.
Объектом является процесс производства судебной фонографической экспертизы фонограмм устной речи, в целях идентификации и диагностики личности говорящего.
Предметом является криминалистическая диагностика личности говорящего, владеющего казахско- русским двуязычием по признакам его устной речи на русском языке.
Новизна работы - разработка методики криминалистической диагностики национальности говорящего казахского происхождения на основе его устной речи, отражающей интерферирующее влияние системы родного языка.
1. Рамишвили Г.С., Чикоидзе Г.Б.. Криминалистическое исследование фонограмм речи и идентификация личности говорящего. Тбилиси.: Мецниереба, 1991.
2. Рамишвили Г.С. и др. Идентификация говорящего по фонограммам речи / Автоматическое распознавание слуховых образов. Киев, 1982.
3. Шаршунский В.Л., Ложкевич А.А., Азарченкова Е.И, Женило В.Р. Экспертная идентификация человека по магнитным фонограммам его устной речи. Пособие. М, 1987.
4. Грановский Г.Л., Мирский Д.Я., Рамишвили Г.С., Ребгун Э.К., Чикоидзе Г.Б., Антидзе В.Г., Каганов А.Ш., Хитина М.В. Комплексная методика идентификации человека по магнитным записям его речи. РФЦСЭ, Министерство Юстиции РФ, 1995.
5. Галяшина Е.И, Смотров С.А., Шашкин С.Б., Молоков Э.П. Теория и практика судебной экспертизы. Сборник. Спб.: Питер, 2003.
6. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Криминалистическое исследование звуковой среды, записанной на фонограмме. М, 1981.
7. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л.Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм. М, 1977.
8. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Криминалистическое исследование магнитных фонограмм. М, 1976.
9. Возможности судебной видеофонографической экспертизы. Сборник научных трудов. М, 1989.
10. Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. Сборник научных трудов. М, 1990.
11. Методические основы судебной фонографической экспертизы. Учебно-методическое пособие. Часть 1. Составители: Тохтарова Г.М., Готовко Н.Н., Исаева Г.О. Алматы, 2006.
12. Исаев М.К. Лингво-контрастивное исследование речевой деятельности в целях искусственного двуязычия. Экспериментально-фонетическое исследование на материале английского и казахского языков. Алматы, 1991.
13. Розенцвейг В.Ю. Основные вопросы теории языковых контактов. //В кн.: Новое в лингвистике. М., 1972. Вып.6.
14. Исаев М.К. Фонетические особенности английской речи казахов. Алматы, 2004.
15. Ахметжанова З.К. Сопоставительное языкознание: казахский и русский языки. Алматы, 2005.
16. Байбульсинова К.М. Опыт сопоставительного анализа фонологических систем русского и казахского языков. В связи с проблемами фонетической интерференции при казахско-руссском билингвизме. Дис. Алматы, 1977.
17. Копыленко М.М. Оптимизация преподавания русского языка в казахской аудитории. Алматы, 1980.
18. Галяшина Е.И., Хуртилов В.О. Диагностика национального акцента по фонограммам русской речи (по языкам народов СССР). Методические рекомендации. М, 1991.
19. Галяшина Е.И., Голошапова Т.И. Интерференция национального языка при идентификации русскоговоряшего диктора. Методические рекомендации. М., 2004.
20. Судебная видеофонографическая экспертиза. Подготовка материалов и производство. Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М, 1989.
21. Назначение и производство фонографической экспертизы для идентификации лиц по голосу и речи. Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. Под ред. Рылова А.С. Минск, 1999.
22. Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Белкина Р.С. М, 1999.
23. Бычкова С.Ф. Организация назначения и производства судебной экспертизы. Алматы, 1999.
24. Поврезнюк Г.И. Судебная экспертиза. Подготовка и назначение в уголовном и гражданском процессах. Практическое пособие. Алматы, 1999.
25. Копыленко М.М., Ахметжанова З.К. Фонетическая интерференция в русской речи казахов. Алматы, 1984.
26. Карлинский А.Е. Основы теории взаимодействия языков. Алматы, 1990.
27. Карлинский А.Е. Основы теории взаимодействия языков и проблема интерференции. Докт. Дис. Алматы, 1980.
28. Джусупов М. Звуковые системы русского и казахского языков. Слог. Интерференция. Обучение произношению. Ташкент, 1991.
29. Хауген Э Языковой контакт. //В кн.: Новое в лингвистике. М., 1972. Вып. 6.
30. Фонетические аспекты прикладной лингвистики. //В кн.: Прикладное языкознание. Учебник. Отв. ред. Герд А.С. СПб., 1996.
31. Николаева Т.М. Семантика акцентного выделения. М., 1982.
32. Русская грамматика. Том 1.
33. Зиндер Л.Р. Общая фонетика. М., 1979.
34. Мырзабектен Сапархан. Қазақ тілі фонетикасы. Алматы, 2004.

Дисциплина: Языковедение, Филология
Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 51 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМ. АЛЬ-ФАРАБИ

Филологический факультет
Кафедра общего языкознания

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ РОДНОГО ЯЗЫКА ПО ФОНЕТИЧЕСКОЙ ИНТЕРФЕРЕНЦИИ В РЕЧИ НА
ВТОРОМ ЯЗЫКЕ
Специальность: “021740 – Прикладная лингвистика”

Исполнитель:
студент 5 курса С. А. Омарова

Научный руководитель
к.филол.н.
Т.Е.Пшенина

Рецензент
к.филол.н.
А.Р. Сулькарнаева

Нормоконтролер
к.филол.н.
А.К. Таусогарова

Допущена к защите

                                  2006 г.
зав. кафедрой
д.филол.н.
Э.Д.Сулейменова

Алматы, 2006

РЕФЕРАТ

Актуальность темы. В последнее время с ростом преступности с
применением видео - и звукозаписи возросло количество судебной
фонографической экспертизы для установления личности говорящего. Особое
внимание уделяется методике определения родного языка (казахского) по
фонетической интерференции в речи на втором (русском) языке.
Структура работы. Данная работа состоит из реферата, введения, двух
разделов, заключения и списка литературы.
Объем работы: 45
Количество использованных источников: 34
Цель исследования: выявление, сопоставление и описание совокупности
диагностических лингвистических признаков (на фонетическом уровне)
признаков устной речи лиц, владеющих казахско-русским двуязычием.

Задачи исследования: изучение и обобщение системы методов,
используемых в процессе производства судебной фонографической экспертизы;
изучение и определение наиболее актуальных и перспективных направлений
дальнейшего развития и совершенствования методики криминалистической
диагностики (на фонетическом уровне) личности по фонограммам речи; изучение
и выявление сходств и различии в совокупности диагностических
лингвистических признаков устной речи лиц, владеющих казахско- русским
двуязычием; разработка методических рекомендаций по определению лиц,
владеющих казахско- русским двуязычием.
Объектом исследования является процесс производства судебной
фонографической экспертизы фонограмм устной речи, в целях идентификации и
диагностики личности говорящего.

Предметом изучения является криминалистическая диагностика личности
говорящего, владеющего казахско-русским двуязычием по признакам его устной
речи на русском языке.

Методы исследования: сопоставительно-фонетический анализ, анализ
акустических характеристик речевого сигнала, анализ артикуляторных
характеристик процессов речепроизводства.
Ключевые слова: судебная фонографическая экспертиза, идентификация
личности говорящего по фонограммам устной речи, фонетическая
интерференция, спектрально-лингвистический анализ, формантный анализ.
Полученные результаты: На материале экспертных заключений,
проведенных с помощью формантного анализа фонограмм устной речи на
русском языке казахско-русского билингва были выявлены и экспериментально
подтверждены виды фонетической интерференции, ранее описанные
специалистами в области судебной и сопоставительной фонетики.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
4

1 СУДЕБНАЯ ФОНОГРАФИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА 5
1.1 История звукозаписи и ее использование в криминалистике 7
1.2 Фонетическая интерференция
10

2 Казахско-русская интерференция
13
2.1 Лингвистическое обеспечение исследования устного текста
19
2.2 Основы фонографической экспертизы
24
2.3 Проведение спектрально-лингвистического анализа
32

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
43

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 44

ВВЕДЕНИЕ
Социально-экономические преобразования, происходящие в настоящее время
в Республике Казахстан и в странах ближнего зарубежья, а также постоянная
миграция населения сопровождаются быстрым ростом преступности с нередким
применением методов терроризма, насилия, угроз, шантажа, похищения людей.
Рост числа уголовных дел, связанных с раскрытием и расследованием
подобного рода преступлений ведет к росту экспертных исследований, которые
проводятся в Центре судебных экспертиз Министерства юстиции Республики
Казахстан. При этом особое внимание обращается на необходимость
качественного проведения экспертных исследований, что возможно решить
посредством комплекса организационных и научных мер, а также путем
разработки и внедрения в экспертную практику новых методов исследования из
области судебных экспертиз.
Данная дипломная работа посвящена актуальной и мало изученной проблеме
- лингвистическим основам методики фонографической экспертизы устной речи,
решаемой на материале казахско-русского двуязычия.
Целью исследования является выявление, сопоставление и описание
совокупности диагностических лингвистических признаков (на фонетическом
уровне) признаков устной речи лиц, владеющих казахско-русским двуязычием.
Задачами являются:
1 Изучение (истории) использования материалов звукозаписи в качестве
вещественных доказательств и их экспертного исследования;
2 Изучение и обобщение системы методов, используемых в процессе
производства судебной фонографической экспертизы;
3 Изучение и определение наиболее актуальных и перспективных
направлений дальнейшего развития и совершенствования методики
криминалистической диагностики (на фонетическом уровне) личности по
фонограммам речи;
4 Изучение и выявление сходств и различии в совокупности
диагностических лингвистических признаков устной речи лиц, владеющих
казахско- русским двуязычием;
5 Разработка методических рекомендации по определению лиц, владеющих
казахско- русским двуязычием.
Объектом является процесс производства судебной фонографической
экспертизы фонограмм устной речи, в целях идентификации и диагностики
личности говорящего.
Предметом является криминалистическая диагностика личности
говорящего, владеющего казахско- русским двуязычием по признакам его устной
речи на русском языке.
Новизна работы - разработка методики криминалистической диагностики
национальности говорящего казахского происхождения на основе его устной
речи, отражающей интерферирующее влияние системы родного языка.

Раздел 1 СУДЕБНАЯ ФОНОГРАФИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Известно, что в своих противоправных деяниях преступники широко
используют различные средства звуко- и видеозаписи, что в немалой степени
обусловлено использованием достижений в развитии технологии и средств
связи, обслуживающих коммерческую и экономическую деятельность, перевозки,
туризм, незаконное предпринимательство и т.п, а это значит, что в качестве
вещественных доказательств все чаще предстают записи звуков различного
происхождения (фонограммы) и, в частности, устной речи человека, а также
сами аудиовизуальные средства.
Рост числа фонографических экспертиз также обусловлено тем, что
традиционные средства фиксации – письменные документы – все чаще,
заменяются звукозаписью и видеосъемкой.
Расширилось их использование и в повседневной жизни. Сегодня среди
материалов уголовных дел все чаще присутствуют:
1) фонограммы, на которых случайно или умышленно зафиксирована
информация о подготовке, совершении и сокрытии преступления,
например, разговоры преступников, очевидцев, потерпевших;
2) фонограммы, явившиеся объектами преступных действий (если они
похищены или подделаны);
3) фонограммы, служившие орудиями преступления, например при
вымогательстве или шантаже;
4) фонограммы допросов и иных следственных действий, являющимися
приложениями к соответствующим протоколам.
Во всех указанных выше случаях аудио – и видеозаписи приобщаются к
уголовным делам в качестве вещественных доказательств.
Также растет количество сообщений по телефону о фактах и событиях,
имеющих отношение к планирующимся или уже совершенным преступлениям, а
также сообщений, содержащих дезинформацию, ложные вызовы бригад Скорой
помощи, пожарной охраны, полиций и службы спасения.
Такие сообщения, как правило, анонимны или даются от имени
вымышленных лиц.
Проблема криминалистического исследования таких фонограмм устной
речи с целью идентификации личности говорящего по индивидуальным
особенностям его голоса, а также манеры и стиля произношения, вот уже более
30 лет обсуждается в специальной и технической литературе. Использование
звукозаписи в уголовном деле всесторонне обсуждалось среди юристов, начиная
еще с 40-х годов.
В результате сопоставления различных точек зрения и объективной
оценки целого ряда преимуществ этого способа фиксаций показаний в ходе
дознания и предварительного следствия, а также его возможного предъявления
на суде в качестве вещественного доказательства, применение этого способа
стенографирования было узаконено
Так как фонограммы представленные на экспертное исследование
проливают свет не только на достоверность содержательной стороны дела, но и
отражают отдельные свойства и признаки личности. В частности на фонограмме
может быть зафиксирована информация об эмоциональном состоянии говорящего,
его социальном и этническом происхождений, его профессии, интеллекте,
возрасте, диалектно-территориальной принадлежности, темпераменте,
особенностях физиологии и психологии, характере, индивидуальных
способностях, культуре, привычках, навыках.
Нередко звукозаписи являются единственным объективным доказательством
совершения преступления, и их экспертное исследование с целью идентификации
и диагностики личности по признакам устной речи позволяет вынести
окончательный безошибочный приговор.
Криминалистическое исследование звукозаписи является новым родом
криминалистических экспертиз в Казахстане и пока еще полностью не
сформировалось. Служба видеофонографических экспертиз (СВФЭ) в ЦСЭ МЮ РК
начал функционировать с августа 1997 года.
Исследованию индивидуальных особенностей голоса диктора, его
произносительных навыков и лингвистических аспектов идентификации говорящих
посвящено достаточное количество работ как советских, так и зарубежных
специалистов.
Теоретические и методические основы этого нового вида
криминалистических экспертиз разработаны в трудах известных криминалистов
А.И. Винберга, Р.С, Белкина, Л.Н. Гаврилова, Г.Л. Грановского, Л.И.
Громовенко, Е.И. Галяшиной, Е. Н. Дмитриева, О.В. Жгенти, В.Р. Жениго, А.А
Ложкевича, Д. Я. Мирского, В.С. Пономарева, Г.С. Рамишвили, Э.К. Ребгуна,
Е.Р. Россинской, В.А. Снеткова, О.Д. Сердюкова, И.И. Тимофеева, М.А.
Тушишвили, В.А. Чиванова, В.А Шуршинского и др. (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7,8)
Использование комплексного акустико-лингвистического метода для
идентификации в рамках судебной экспертизы было введено в работах В.А.
Снеткова, А.А. Ложкевича и В.Л. Шаршунского в 1970-1975 гг., заслугой
которых является впервые предложенный метод поэлементного анализа речи (от
речевого потока до звука) и выделения системы признаков как собственно
лингвистических, так и акустико-фонетических. Именно развитие этих идей
нашло свое отражение и в последующих работах вплоть до самых последних.
Разработкой теоретических и методических основ судебной
фонографической экспертизы в Казахстане занимаются главные эксперты СФЭ ЦСЭ
МЮ РК. (Г.М. Тохтарова, Н.Н. Готовко и Г.О. Исаева) (11)
Практические рекомендации по методике производства экспертиз речи
человека в целях идентификации диагностики его личности отражены в
сборниках научных трудов, учебно-методических пособиях, предназначенных для
экспертов, следователей и судей.
В рамках исследования фонограмм устной речи помимо идентификации
личности говорящего, ставятся задачи установления этнического,
территориального и социального происхождения человека, его эмоционального и
психического состояния, физических характеристик (возраст, пол, внешние
признаки), типа произнесения (чтение, непроизвольная речь, диалог), числа
участников в полилоге и др.
Однако в силу становления данного вида экспертизы существует
необходимость в дальнейшей разработке теории и методики идентификации и
диагностики лиц по фонограммам их речи, вопросов их совершенствования и
развития на основе уже имеющегося опыта. Это обусловлено как состоянием
криминогенной обстановки в стране, так и развитием криминалистики и
судебных экспертиз.

1.1 История звукозаписи и ее использование в криминалистике
История звукозаписи насчитывает не одну сотню лет. В далеком 16-м
веке делались первые слабые попытки записи звука. Для чего использовались
всевозможные механические инструменты: музыкальные шкатулки, шарманки,
игрушки, табакерки, часы.
Известно, что первым человеком, которого осенила идея звукозаписи и
звукопроизводства, был француз Шарль Кро, который изобрел в 1867 году
аутографический телеграф. Но человеком, вошедшим в историю как пионер
секретов первых аудиозаписи и воспроизведения, по праву считается Томас
Эдисон, который в 1887 году запатентовал свой первый в истории фонограф. В
1901 году Э.Румер осуществил фотографическую запись звука. Временем
изобретения магнитной звукозаписи принято считать 1898 год. Следующий этап
в развитии звукозаписи - это граммофон, который был изобретен в 1988 году
Эмилем Берлинером. И, наконец, в 1948 году появились виниловые пластинки,
которые постепенно были вытеснены более удобными компакт-кассетами
производства фирмы PHILIPS разработки 1964 года. С 1961 года набирает
популярность FM радио; распространяется усилительная аппаратура с хорошим
качеством и мощностью воспроизведения.
Первые советские магнитофоны были созданы в 1934 году. Интенсивная
разработка аппаратов магнитной записи звука в СССР началась в 1948 году, а
серийное изготовление магнитной ленты – в 1954 году.
Впервые в 1982 году фирмами SONY и PHILIPS была применена
оптическая запись при помощи полупроводникового лазера. Так началась эра
компакт-дисков, звук на которые записывался в цифровой форме, что улучшало
качество звучания.
Со временем, на смену CD уже приходят диски DVD, применяемые для
записи звука, видео и файлов данных. В 1997 году и к концу века получила
распространение оптическая технология хранения информации на многослойных
двусторонних цифровых универсальных дисках DVD, который является более
ёмким (до 4.7 Гбайт) и более быстрый компакт-диск, который может уже
содержать аудио-, видео и компьютерные данные.
И уже в начале ХХ века специалисты обратили внимание на перспективы
применения звукозаписи в криминалистике.
А.С. Брусиловский и М.С. Строгович в 1934 году высказали мнение о
целесообразности использования звукозаписи при допросах. Но в те годы
техника звукозаписи еще не получила надлежащего развития, поэтому внедрение
в практику предложений о применении звукозаписи было невозможным из-за
отсутствия соответствующей материально-технической базы.
Достоинства магнитной записи звука для фиксации и хранения речевой
информации способствовали ее широкому применению в сферах человеческой
деятельности. Они создали предпосылки и для использования магнитной
звукозаписи в практике борьбы с преступностью. Эти достоинства обусловлены,
прежде всего, самой природой магнитной звукозаписи, позволяющей записывать
и воспроизводить живую речь со всеми ее эмоциональными оттенками, т.е.
фиксировать все произнесенное человеком более объективно, чем, например,
простое перечисление фактов, содержащихся обычно в следственных и судебных
документах.
В 1946 году А.И. Винберг и А.А. Эйсман впервые выступили с научным
обоснованием возможности и целесообразности применения звукозаписи как
технического средства фиксации устной речи в уголовном процессе.
В конце 1950- начале 1960 гг. следователи начинают эффективно
применять звукозапись в качестве одного из средств процессуальной фиксации
хода следственных действий.
Использование звукозаписей в сфере уголовного процесса было
обусловлено их отличием и преимуществами в сравнении с письменной формой
фиксации. При проведении следственных действий (допрос, очная ставка и др.)
лицо, их проводящее записывают устную речь от руки, преобразую устную форму
информации в письменную. При этом наблюдается непроизвольное изменение
речи, т.е. изложение сообщаемых сведений в присущей составителю протокола
манере без учета индивидуальных особенностей и психологического состояния
допрашиваемых, употребление не присущих речи допрашиваемого оборотов и
терминов. Звукозапись же дает возможность фиксировать устную человеческую
речь с исчерпывающей полнотой, сохраняя не только ее чисто словесное
содержание, но и все интонационные характеристики и тончайшие нюансы
устного изложения мыслей, которые придают речи выразительность, полнее
раскрывают ее содержание, отношение говорящего к своим словам и фразам,
вопросам следователя, т.е. так называемый подтекст и т.д.
В 1966 году были внесены соответствующие законодательные изменения
в УПК РСФСР. В следствии чего, звукозапись стала законным средством
фиксации хода следственных действий, что явилась одной из главных
юридических предпосылок использования звукозаписей в борьбе с
преступностью.
Термин Фонография - (гр. рhone голос, звук, речь, шум grapho гр.
пишу) этимологически подразумевает, в первую очередь, относящиеся к
графическому воспроизведению акустического сигнала.
Сегодня, когда исследование фонограмм с целью идентификации личности
говорящего и диагностики его голоса включает в себя большое разнообразие
методов, в том числе аудитивный (на слух) и автоматизированный (ЭВМ),
термин Судебная фонографическая экспертиза не отражает адекватно цели и
назначения этого нового способа анализа фонограмм речи.
Необходимо отметить, что не укладывается в термин Фонография также и
обязательное лингвистическое исследование фонограмм речи, а именно
расшифровка их содержания, определение моментов диалектов, наречий и
жаргонов в речи говорящего, анализ его разговорной манеры (синтаксические
построения фраз, предпочтительная для него синонимия), все то, что требует
лингвистического, а не физического изучения параметров речи.
При этом термином Судебная фонографическая экспертиза официально
именуется целый круг вопросов и в большинстве криминалистических источников
он имеет вполне определенный статус: в Казахстане и других странах СНГ
лаборатории, занимающиеся исследованием речевых технологий, зафиксированных
при помощи магнитных носителей, называется - Лаборатория фонографических
исследований.
Сложившаяся практика Советских правоохранительных органов в
установлении текстов звукозаписей путем их многократного прослушивания с
помощью магнитофона людьми без специальной подготовки и образования привела
к созданию специализированных экспертно-технических подразделений,
выполняющих установление текста звукозаписей с выдачей официального
заключения в суд, позволяющего опираться на полученную информацию как на
достоверное судебное доказательство.
За 25 лет своего существования, благодаря усилиям ученых -
криминалистов бывшего СССР, судебная фонография обогатилась целой системой
методов и технических средств для решения экспертных задач. Однако большая
потребность следственных органов и суда в проведении подобного рода
экспертных исследований определяет необходимость дальнейших научных
изысканий в рассматриваемой области криминалистических знаний, которые
ведутся в настоящее время в ряде экспертных учреждений. После распада СССР
произошло и разделение криминалистических школ, в частности, стали
функционировать автономно фоноскопические школы, среди которых ведущими
являются грузинская (старейшая), петербургская (Центр речевых технологий -
коммерческое предприятие на данный момент, занимающиеся разработкой
компьютерных программ для распознавания устной речи. Обеспечивают своими
программами практически все лаборатории видео- и фоноисследований в СНГ),
рижская (большое внимание уделяет видеофоноскопическим исследованиям),
киевкая (доминируют в разработке новейшей аппаратуры для идентификации
голоса), сравнительно молодые школы – белорусская, дальневосточная,
тульская. На весь среднеазиатский и казахстанский регион имеется только
одна наша лаборатория в ЦСЭ МЮ РК, имеющие лаборатории в г.г. Караганда,
Астана, Актау, Шымкент, Тараз, Павлодар. (В дальнейшем откроются в г.г.
Кызыл-Орда, Уральск и в др. городах Казахстана).
Судебная фонографическая экспертиза назначается по уголовным и
гражданским делам о преступлениях против конституционных и иных прав и
свобод человека и гражданина, мира и безопасности человечества, основ
конституционного строя и безопасности государства, собственности,
безопасности и общественного порядка, здоровья населения и нравственности,
интересов государственной службы и порядка управления.
Научной базой судебной фонографической экспертизы является отрасль
экспертного знания, основанная на данных из области криминалистики,
лингвистики, физики и т.д.
Объектами судебной фонографической экспертизы являются речевая и иная
звуковая информация, зафиксированная на магнитном носителе или цифровом
носителе, а также средства звукозаписи, которые исследуют эксперты и
устанавливают обстоятельства, используемые для разрешения самых различных
дел (убийства, занятия запрещенным промыслом, взяточничество, рэкет,
радиохулиганство, авиакатастрофы, ложные вызовы Скорой помощи, полиций,
пожарной охраны).

1.2 Фонетическая интерференция

Исторически Казахстан сложился как полиэтническое государство с
равноправным функционированием множества языков, в котором проблема
билингвизма (двуязычия) приобретает особое значение, обусловленная
постоянным и активным взаимодействием казахского и русского языков.
Теоретические и прикладные проблемы контакта и софункционирования
языков сохраняют значимость вне зависимости от времени и пространства.
Языковые контакты подразумевают наличие билингвизма.
О билингвизме написано немало работ специалистами языковедения,
психологии, педагогики и т.д. Одна из основных особенностей процесса
коммуникаций в условиях двуязычия заключается в том, что специфические
свойства и признаки первичного языка находят отражение в свойствах и
признаках интерферированной речи на вторичном языке. (12)

Научное описание интерферированной речи является результатом
исследований в области контрастивного анализа фонологических систем разных
языков с целью выявления черт сходств и различий.
Традиция сравнительно – сопоставительных исследований заложена и
развивается в фундаментальных трудах лингвистов разных поколений: И.А.
Бодуэна де Куртенэ, Е.Д.Поливанова, Л.В.Щербы, А.А Реформатского, В.Н.
Ярцевой, Ю. В. Рождественского, В.Д. Аракина, В.Г. Гака и других.
Большие успехи в разработке принципов межъязыкового сравнения
достигнуты в последние десятилетия благодаря трудам зарубежных лингвистов и
исследованиям ученых СНГ Ш. Абдуллаева, К. Абишевой, Ж Абуова, Н.И.
Авазбаева, М. Антиповой, З.К. Ахметжановой, Н.У. Букетовой, Дж. Буранова,
В.А Виноградова, Г.М. Вишневской, М. Джусупова, Ю.А. Дубовского, Л.В.
Екшембеевой, Л.К. Жаналиной, А.К. Жумабековой, А.А Залевской, Т.В.
Зенковой, А.Е. Карлинского, М.С. Копыленко, А.А Метлюк, Б.К. Мурзалиной,
М.М. Мусатаевой, В.П. Нерознака, Т.М. Николаевой, Ж. Нуртаевой, Р.К.
Потаповой, З.К. Сабитовой, Э.Д. Сулейменовой, Б.Х.Хасанова, Н.Ж.
Шаймерденовой и др.
Под билингвизмом понимается владение двумя языками и регулярное
переключение с одного языка на другой в зависимости от ситуаций общения
(13).
Различают первичный и вторичный языки. В литературе, посвященной проблемам
двуязычия, существуют разные точки зрения на классификацию билингвизма по
степени владения вторым языком. Степень активного владения вторичным языком
может быть различной. В зависимости от этого А.В. Щерба различал два
типа двуязычия, чистое (по Е.Эрвину и Г.Осгуду – координативное
(coordinatе)) и смешанное (по Е.Эрвину и Г.Осгуду – сложное (compоund)).
При чистом билингвизме происходит свободное переключение с одного
языка на другой, т.е. в сознании билингва две языковые системы
сосуществуют, не контактируя друг с другом. Перевод с одного языка на
другой невозможен, или крайне затруднен. Это объясняется тем, что при
чистом билингвизме два языка образуют две отдельные автономные системы
ассоциаций, не имеющие между собой контакта, и люди, чисто владеющие двумя
языками, обычно бегло говорят на обоих языках, но испытывают затруднения
при переводе.
При смешанном билингвизме, когда билингв слабо владеет вторичным
языком, его речь подвержена влиянию первичного языка и в связи с этим
наблюдаются отклонения от норм вторичного языка. Смешанным билингвизм
бывает в тех случаях, когда второй язык усваивается через первый. Обучаясь
языку таким способом, билингвы приходят к такому состоянию, когда два языка
образуют в уме лишь одну систему ассоциаций. В этом случае любой элемент
одного языка имеет свой эквивалент в другом. Так что перевод для лиц
владеющих этим типом двуязычия, не представляет никаких затруднений.
... Случаи отклонения от норм данного языка, появляющиеся в речи
двуязычных носителей в результате их знакомства с двумя или несколькими
языками называются интерференцией. (13)
Интерференция может проявляться на фонетическом, лексическом и
грамматическом уровнях языка. На каждом уровне различают парадигматическую
и синтагматическую интерференцию.
Особо важное место в формировании билингвизма занимает становление
фонетической стороны речи на Я2. В соответствии с основной функцией языка –
коммуникативной – ведущим критерием двуязычия является обеспечение устного
общения. При осуществлении коммуникации, как писал Сепир, фонетический язык
первенствует над всеми другими типами коммуникативного символизма.
Интерференция в лексике и грамматике менее выражена, в фонетике она
постоянна. Поэтому все, что связано с фонетической стороной речи, свободнее
поддается формализации, моделированию, статистической обработке и, наконец,
инструментальному анализу с применением разнообразной электро –
акустической аппаратуры.
Первым опытом теоретического анализа интерференции в сфере
произношения мы обязаны швейцарскому диалектологу И.Винтелеру. Еще в 1876
году он обнаружил диалектную интерференцию в немецком языке. Отклонения в
произношении Винтелер объяснял тем, что говорящий соотносит чужие звуки
стандартного немецкого языка с наиболее схожими звуками диалекта.
Некоторые аспекты интерференции разрабатывали лингвисты,
принадлежавшие к Пражскому лингвистическому кружку, в их числе
Н.С.Трубецкой, определивший фонологическую систему родного (первичного)
языка как сито через которое просеивается система Я2.
Известный американский лингвист А.Х. Марквардт одним из первых
осуществил экспериментальное исследование интерференции в сфере
произношения. Его интересовали в основном вопросы восприятия испанцами
английских фонем, у которых нет эквивалентов в испанском языке.
В данной работе мы исследуем фонетическую интерференцию, которая была
выявлена в речи носителей казахского языка в условиях казахско-русского
двуязычия на материале экспертных заключений.
Предполагается, что при взаимодействий двух языков степень
проницаемости в звуковой сфере больше, чем в лексике, морфологии,
синтаксисе. Эта мысль была нами проверена путем анализа русской речи
носителей казахского языка.
Первые попытки дать научное объяснение явлениям двуязычия были
сделаны русскими учеными – В.А. Богородицким, Л.В. Щербой, Н.С. Трубецким,
Е.Д. Поливановым, - которые определили факты неправильной речи на чужом
языке как следствие, результат взаимодействия двух языковых систем в
сознании говорящего.
Проблемам языковых контактов и билингвизма посвящены работы многих
лингвистов и психологов – Л.В. Артемова, А.А. Леонтьева, В.В Беляева, Е.М.
Верещагина, В.Ю Розенцвейга, Л.М. Уман, Ю.Ю. Жлуктенко, А.И. Робиновича,
Ф.А. Ибрагимбекова, Р.В. Барсук, А.А Расулова и мн др, а также работы
зарубежных авторов: И.Эйнштейна, М.Уэста, Е.Хаугена, Р.Ладо, У. Фриза, Л.
Заводовского и др.
В отечественном языкознании значительным вкладом в теорию
контактологии и интерференции на примерах казахского, немецкого, русского
языков явились труды А.Е. Карлинского.
Идеи А.Е. Карлинского развиваются А.И. Рабиновичем, М.М. Копыленко,
К.М. Байбульсиновой, З.К. Ахметжановой, М.К. Исаевым, Г.А.Габдулиной в
исследованиях по фонетической интерференции на материале взаимодействия
казахского и русского, казахского и немецкого языков. (14)
Фонетическая интерференция возникает в тех случаях, когда билингв
идентифицирует фонемы вторичного языка с фонемами первичной системы и
подчиняет их при воспроизведении фонетическим законам первичного языка, а
также при приобретении ряда чуждых данному языку артикуляций, характера
словесного ударения, интонационных контуров. Некоторые отклонения от норм
произношения, неизбежно возникающие при этом, и составляют суть
интерференции.
Независимо от условий и этапа приобретения Я2, отклонения в речи
билингва на Я2 формируются из следующих компонентов:
1) отклонения, вызванные влиянием Я1;
2) отклонения, вызванные ложной аналогией с уже усвоенными моделями Я2;
3) отклонения, вызванные сознательным стремлением билингва упростить
систему Я2.
Соответственно, все отклонения изучаются с точки зрения:
1) влияния системы Я1 на систему Я2;
2) ошибок роста, т.е. внутриязыковой интерференции;
3) симпликации системы Я2.

Раздел 2 Казахско- русская интерференция

Явления фонетической интерференции, которые проявляются в речи
носителей казахского языка в условиях казахско – русского двуязычия
Парадигматическая интерференция на фонетическом уровне проявляется в
неверном выборе звуков и во внесении в речь отсутствующих во втором языке
звуков первичного языка. Парадигматическая интерференция проявляется в
основном при изучении системы согласных русского языка и вызывает
перестройку артикуляционных навыков. Различаются следующие виды
парадигматической интерференции в сфере фонетики:
1 Недодифференфиация заключается в неразличении билингвом некоторых
дифференциальных признаков (ДП) фонем русского языка, так как они не
являются релевантными в его родном языке. Данный вид интерференции является
самым распространенным, которая проявляется при произношении следующих
согласных:
1) губно-зубных в, в’, ф ф’, отсутствующих в казахской
системе, билингв не различает ДП фрикативности и при необходимости заменяет
их губно-губными б и п, которые имеются в его системе. Например:
пильм вм. ф’ильм: утрачены ДП фрикативность и мягкость; был вм.
был, выл; били вм. б’ил’и, в’ил’и; пара вм. пара, фара;
пирс вм. п’ирс, ф’ирс, б’эн’ик вм. в’эн’ик, бобла вм. вобла,
забыл вм. завыл, борън вм. ворън, барабэй вм. вараб’эй, бэдро
вм. в’эдро, пакультэт вм. факул’т’эт заптърък вм. зафтрък,
парпор вм. фарфор;
2) русский заднеязычный х билингв идентифицирует с казахским
заднеязычным қ, так как фрикативность х не учитывается им как
релевантный ДП. Например: қор вм. хор, қытрый вм. х’итрый, қымыйа
вм. хим’ийа;
3) в фонеме ш’: билингв не улавливает ДП долготы и мягкости,
вследствие чего произносит казахское ш. Например: зашыта вм. зашыта,
за ш’:ита, шы вм. ш’:и, борш вм. борш’:, шука вм. ш’:ука,
шоки вм. ш’:оки, ишо вм. иш’:о;
4) В речевом потоке аффрикаты билингвом заменяются спирантами с и
ш, так как билингв в аффрикатах ц и ч не принимает во внимание ДП
взрывности. Например: лэксийа вм. л’экцыа, сэнтір вм. цэнтр,
маладэс вм. малад’эц.
2 Сверхдифференциация имеет место в тех случаях, когда первичная
система располагает большим количеством элементов или ДП элементов, чем
вторичная. Интерференция этого вида в речи билингва встречается значительно
реже. Она проявляется в основном при произношении системы гласных русского
языка и связана с различением согласных қ и к, ғ и г и гласных о
и ө, а и ә, имеющимся в казахском языке. Это излишняя (не присущая
вторичному языку) дифференфиация фонем. Например:
1) русское к казах, согласно фонетическим законам родного языка,
реализует как к, в соседстве с согласным переднего ряда и как қ в
окружении заднерядных гласных. Например: қалқос вм. калхос, кипит вм.
кип’ит, қарта вм. карта, қарандаш вм. карандаш;
2) Фонема г в основном реализуется в виде г, но иногда – в виде
заднеязычного гортанного ғ, которым располагает казахская система.
Например: балғар вм. балгар, ағарот вм. агарот, мәгәзин;
3) русские гласные о и а после твердых согласных реализуются как
о и а, а после мягких и между мягкими- как казахское ө и ә.
Например: төта вм. т’от’а, нәнә вм. н’ан’а, м’әсі вм. м’асъ –
привносится ДП переднеязычность);
3 Субституция - незначительные отличия в произношении эквивалентных
фонем, не препятствующие взаимопониманию, но образующие так называемый
акцент (например: отсутствие редукции гласных), по которому можно
определить, что русский язык для говорящего не является первичным.
Субституция как явление, при котором фонемы, занимающие одинаковые места в
обоих системах, несколько различаются в произношении, но может также
проявляться при казахско-русском билингвизме, поскольку даже эквивалентные
фонемы русского и казахского языков не являются тождественными. Например,
субституция проявляется в более гортанном произношении казахом русского
х, в смягченных ж, ш, ц, в произношении русского ы - гласного
верхнего подъема, в казахском языке ы - гласный среднего подъема.
Синтагматическая интерференция на фонетическом уровне состоит не с
наличием или отсутствием тех или иных элементов в первичной или вторичной
системе, а состоит в перенесении правил сочетаемости фонем первичного языка
на сочетаемость фонем вторичного языка. Так как каждый язык характеризуется
определенными моделями сочетаемости фонем. Порождая речь на втором языке,
билингв автоматически переносит правила сочетаемости звуков родного языка
на второй. Специфика сочетаемости фонем любого языка касается распределения
в звуковом потоке гласных и согласных. Синтагматическая интерференция
осуществляется в процессах ресегментации билингвом речевой цепи и
сингармонозации речевых отрезков.
Видами синтагматической интерференции в сфере фонетики являются:
1) нарушение фонетической структуры слова в целом;
2) ресегментация отрезков речевой цепи, то есть изменение билингвом
количества элементов в словах, которая подразделяется на две разновидности:
плюс-сегментация (увеличение числа звучаний в речевом сегменте, например:
жиз[i]нь вм. жизнь) и минус-сегментация (уменьшение числа звучаний в
речевом сегменте, например: тре[т’э]го вм. тре[тjэ]го). (15, 16).
Ресегментация. В каждом языке, как известно, имеются гласные и
согласные, но количественное соотношение тех и других и порядок их
следования в звуковой цепи в разных языках различны.
По данным В.А. Никонова, который исследовал среднее количество
согласных в тексте на один гласный и вывел коэффициент консонантной
насыщенности для многих языков, коэффициент консонантности русского языка
равен 1,37. каракалпакского - 1,36, ногайского - 1,37. Так как казахский
язык генетически и структурно близок к каракалпакскому и ногайскому, то
предполагается, что коэффициент консонантной насыщенности приблизительно
равен 1,35. Разница в коэффициентах консонантности русского и казахского
языков не велика. Однако существенные различия наблюдаются в области
распределения согласных, в порядке следования гласных и согласных в
звуковой цепи. Казахский язык не терпит скоплений согласных: в речевом
потоке может встретиться лишь небольшое количество двух-и еще меньшее число
трехчленных консонантных сочетаний. В звуковых цепях русского языка
встречается большое количество структурно разнообразных сочетаний от 2 до 5
согласных. В зависимости от этого весьма существенно различаются структуры
слогов казахского и русского языков. Следование согласных и гласных в
звуковых цепях различных языков характеризуется строгими закономерностями,
которые обеспечивают устойчивость и долговечность фонетических моделей. Но
степень устойчивости структуры звуковых цепей тоже может быть разной.
Наибольшей устойчивостью обладают те языки, звуковые цепи которых
отличаются равномерным следованием в них гласных и согласных. Носители
таких языков, к которым близок и казахский, проявляют большую устойчивость
при усвоении фонетики языка с другой структурой звуковых цепей. Поэтому,
встречая в русском тексте (или речевом потоке) словам со стечением
нескольких согласны, билингв-казах будет производить автоматическое
перераспределение, то есть ресегментацию, элементов звуковой цепи по
моделям сочетаемости родного языка, вставляя между согласными узкие гласные
или отбрасывая конечные звуки.
Таким образом, как порядок следования гласных и согласных в звуковой
цепи, так и структуры консонантных сочетаний русского и казахского языков
существенно различаются между собой. Следствием различий в принципах
сочетаемости согласных в родном и во втором языках и является
синтагматическая интерференция, которая проявляется при казахско-русском
билингвизме.
Ресегментация билингвом звуковой цепи проявляется в трех позициях: в
начале, в середине и в конце слова. Поскольку в казахском языке не может
быть стечения согласных в начале слова, то все двучленные, трехчленные,
четырехчленные и пятичленные сочетания русского языка, отсутствующие в
казахском языке, в речи билингва казаха подвергаются различным изменениям
структур. Подобные изменения проявляются в процессах плюс-сегментации и
минус-сегментации, которые заключаются в увеличении или уменьшении числа
элементов в речевом потоке.
Плюс-сегментация - это увеличение числа элементов в речевом потоке,
которая является следствиемсущественных различий в правилах сочетаемости
согласных русского и казахского языков.
Разновидностями плюс-сегментации являются:
1) протезе - надставка узкой гласной в начале слова: например, ълбы
вм. лбы, ъстрой вм. строй;
2) эпентеза – вставка гласного между согласными в середине слова:
например, търактър вм. трактрър, экістіракът вм. экстракт;
3) эпитеза – появление гласной в конце слова: например, тэмпі вм.
тэмп, бойскі вм. войск.
Минус - сегментация отражает различия как в сочетании согласных,
так и в сочетаемости гласных. Минус – сегментация – это уменьшение числа
элементов в речевом потоке.
Разновидностями минус-сегментации являются:
1) синкопа – выпадение звуков в середине слова. Например, инстут
вм. инст’итут -выпадает -т’и-, мудъръстват вм. мудрствоват’-
выпадает -во-, линйа вм. л’ин’ийа - выпадает -и-;
2) стяжение гласных на стыках морфем и метатеза: например, прибрели
или пробрели, также проибрели и приборели вм. приобрели.
3) апокопа – отпадение последнего согласного в слове. Например,
арт’ис вм. арт’ист - выпадает конечная согласная.
Минус - сегментацией следует признать также явление
синтагматической интерференции, не связанное с неудобством произношения
сочетаний согласных:
4) элизия- отпадение заударного гласного в конце слова (в связи с
присущим казахскому языку наконечным ударением). Например: ышкол
вм. школъ - отпадает конечная гласная, гәзэт вм. газэтъ -
отпадает конечная гласная, кібэртир вм. кварт’иръ- отпадает
конечная гласная;
5) явление редукции гласных наблюдается при произношении билингвом
начального и и предударных у: и ы. Предударные ы и у в
казахском языке подвергаются значительной редукции, что на русской
почве приводит к полному устранению их. Например: русское слово
былина в произношении казаха звучит как блина, где русское ы
он заменяет казахским сильно редуцированным, очень узким ы, как
в слове былай бълай, срой вм. сырой То же самое можно
сказать и о русском предударном у, который заменяется казахским
очень узким у, например, блафка или блапка вм. булафка.
Гласная и в начале слова перед сочетанием согласных
произносится билингвом как очень узкий протетический ъ, или і в русских
словах с консонантным началом. Например, ъсполнит вм. исполн’ит’,
ъстол вм. стол. (16, 17)

4) Большое количество неправильностей в русской речи билингва- казаха
связано с сингармонической интерференцией. Это стремление билингва
унифицировать набор гласных и согласных в словах законам сочетаемости
фонем родного языка в потоке речи. Например: жылы- былы или жили -
били вм жыл’и - был’и, лубымы или лубими вм. л’убым’и.
Сингармонизм бывает нёбный (палатальный) и губной (лабиальный). При
небном сингармонизме каждое слово содержит либо только передние
гласные и палатализованные согласные, либо только задние гласные и
веляризованные согласные. При губном сингармонизме в одном и том же
слове могут быть только губные или только негубные гласные. Для
казахского языка характерен в основном нёбный сингармонизм. Поэтому
несингармонические слова русского языка казахко - русский билингв
подвергает сингармонической интерференции.
Сингармонизация проявляется в следующем:
Как известно, твердость - мягкость согласных в казахском языке не
обладает фонематической значимостью, так как зависит от произносительных
условий: согласные звучат твердо в словах с заднерядной огласовкой и мягко
– в словах с переднерядной огласовкой. В русском языке твердость – мягкость
согласных является самостоятельным ДП, способным различать значения слов.
Например, рус. был - был’, нос - н’ос и каз. қол - көл,
тұр - түр.
В русских примерах каждая пара слов различается твердостью – мягкостью
одного из согласных. В казахских примерах пары слов различаются с основном
гласными, а твердость согласных в словах қол и тұр является неизбежным
следствием заднерядной огласовки слов, так же как и мягкость их в көл и
түр является результатом переднерядности гласных. Поэтому в исконных
казахских словах могут быть либо только гласные переднего ряда и мягкие
согласные, либо только гласные заднего ряда и твердые согласные. Слова
русского языка могут состоять из твердых и мягких согласных, равно как и из
заднерядных и переднерядных гласных. Произношение подобных слов
представляет значительные трудности для носителей казахского языка, поэтому
несингармонические русские слова в произношении билингва приобретают либо
только переднерядную, либо только заднерядную огласовку.
Таким образом, казахско-русская синтагматическая интерференция
проявляется как в процессах ресегментации элементов речевого потока, так и
в процессах сингармонизации речевых отрезков.
Мы рассмотрели явления, которые имеют место в речевой цепи
казаха, под влиянием парадигматических и синтагматических факторов, но в
ряде случаев на произношение слова парадигматические и синтагматические
факторы влияют одновременно, в результате чего слово подвергается сразу
нескольким типам интерференции. Например, слово Франция билингв
произносит как пърансйа. В данном случае имеют место следующие явления:
1) недодифференциация:
неразличение:
-ф - п - -ц - с-
2) Эпентеза:
вставка ъ
- фр - пър-
4) Синкопа:
Выпадение: ы - цыйа -
сйа
(16)
Для экспертного исследования фонограмм речи набольшей значимостью
обладают различные диалектизмы, профессионализмы и жаргонизмы, а также
признаки, с помощью которых выявляются языковые и речевые особенности,
отклонения от норм произношения, грамматического оформления высказываний и
правил употребления лексем.
Основные лингвистические характеристики устной речи, в которых
проявляются индивидуальные свойства личности, могут быть разделены на
несколько групп признаков по их принадлежности к различным языковым уровням
и тем единицам устной речи, свойства которых они описывают: фонетические,
синтаксические и лексико-семантические. Индивидуализирующий характер
признаков оценивается по трем критериям:
1) соответствие реализации конкретного речевого фрагмента нормам
русского литературного языка. При этом под нормой мы понимаем те
варианты произношения и употребления речевых средств, которые
зафиксированы в орфоэпических, толковых словарях, употребление
грамматики (нормы словоизменения и словообразования, сочетаемости
слов друг с другом, построения высказывания и т.д.), учебниках
стилистики (правила употребления языковых средств в разных
функциональных стилях);
2) предпочтение говорящим одного варианта из ряда имеющихся языковых
вариантов, равнозначных по из отношению к нормативному варианту.
Предпочтение может отдаваться одному из вариантов средств выражения
языкового значения или ненормативному. При отсутствии нормативной
регламентации способа выражения значения выбор осуществляется из ряда
синонимов, которые могут быть стилистически нейтральными или иметь
стилистическую окраску, ограничивающую сферу их употребления каких –
либо функциональных стилей;
3) отражение в речи человека особенностей, обусловленных спецификой
образа мышления и способом изложения мыслей в устной форме, т.е.
отражение в речи индивидуальных психологических особенностей
говорящего, эмоционального состояния.

2.1 Лингвистическое обеспечение исследования устного текста

Спектр применения специальных лингвистических познаний в целях
получения доказательственной и розыскной информации довольно широк.
Эксперты, имеющие специальную лингвистическую подготовку и базовое
филологическое образование, все чаще привлекаются ... продолжение
Похожие работы
Русский казахский языки: проблема интерференции
ПЕРЕДАЧА И АДАПТАЦИЯ ИНОЯЗЫЧНЫХ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ В ЯЗЫКЕ ГАЗЕТ НА КАЗАХСКОМ ЯЗЫКЕ
Практические курсы русского и казахского языков в системе филологической подготовки студентов в вузах Республики Казахстан
Формирование фонетических навыков на основе песенного материала на младшей ступени обучения иностранному языку в средней общеобразовательной школе
О некоторых особенностях языковой ситуации
Обучение коммуникативному аспекту грамматики студентов I курса языкового вуза
Методические основы изучения русской лирики в казахской школе
Прагматические тексты для формирования социокультурной компетенции
Формирование устной связной речи у слабовидящих детей 6-7-ми лет средствами казахского фольклора
Лексика с этнокультурным содержанием и проблема ее перевода
Дисциплины