ЕС как новая геополитическая сила: проблемы европейской и международной безопасности


Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..3


Глава первая. Теоретико.методологические аспекты исследования Европейского Союза

1.1 Понятие «интеграция» в международных отношениях ... ... ... ... ... ... 9
1.2 Региональные интеграционные процессы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...25
1.3 История интеграции государств в Европейский Союз ... ... ... ... ... ... 35

Глава вторая. Европейский Союз как новая геополитическая сила на международной арене

2.1 Европейский Союз и вопросы европейской и международной безопасности ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 45
2.2 От исламизма к исламскому терроризму: европейский аспект ... ... ... .68
2.3 Прогноз развития интеграционных процессов в мировом сообществе ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..80


Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .89


Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .96
Актуальность темы исследования. Интеграционные тенденции занимают немаловажное место в современных международных отношениях. Некоторые связывают их с наступающей быстрыми темпами глобализации - процесса увеличения взаимозависимости и новых рыночных отношений. Другие же утверждают, что региональная интеграция это процесс зависимый не столько от глобализации, сколько от воли его участников. На эту тему рассуждают в разных аспектах его развития. Нас интересует политический аспект данного явления, его осмысление современной наукой, применение на практике.
Региональная интеграция как процесс является актуальным моментом для любого независимого государства. Этот процесс затрагивает многие аспекты существования даже самого изолированного и отдаленного государства. Экономический рост, инвестиционная привлекательность, национальная безопасность зависят от степени участия в мировом или региональном интеграционном процессе.
В Стратегии «Казахстан – 2030» Президент Республики Казахстан Н. А. Назарбаева отмечает, что первый долгосрочный приоритет связан с укреплением базы национальной безопасности. По мнению Президента «лучшим оружием, обеспечивающим защиту национальных интересов и паритет сил на ближайшую и дальнюю перспективу, должна быть политика интеграции». Казахстан за короткий срок своего существования как государства показал себя активным сторонником интеграции, выдвигая инициативы и участвуя в таких организациях как СНГ, ЕЭП, ОЭС и многих других1. Однако каких-либо вещественных признаков наступления интеграции не видно.
Интеграционная практика, накопленная в мире, актуализирует для стран Центральной Азии вопрос изучения и адаптации имеющегося опыта к региональным условиям. Институционально-правовая оформленность немаловажный фактор, но она не является самодостаточным условием для функционирования интеграционной группы. В мировой практике из более чем 80 интеграционных инициатив (за период с середины 1950 гг.) менее 10 интеграционных объединений смогли продемонстрировать относительно успешную реализацию поставленных целей.
Степень научной разработанности данной темы достаточно велика. Ею занимались такие видные ученые, как К. А. Бекяшев, Ю. М. Колосов, В. И. Кузнецов, Г. В. Игнатенко, О. И.Тиунов, Б. Н. Топорнин, С. А. Глотов, М. Л. Энтин, Э. С. Кривчикова, Ю. Я. Баскин, Д. И.Фельдман, Г. И. Морозов, Д.
1. Назарбаев Н. А. Независимость Казахстана: уроки истории и современность // Казахстанская правда. – 17 декабря 1997.
2. Назарбаев Н. А. Критическое десятилетие. – Алматы: Атамура, 2003.- 240 с.
3. П. Цыганков Международные отношения. Новая школа. – М.: . – 1996. - с.160, А. Дугин Основы геополитики. Геополитическое будущее России. – М.: .- 1997. – с.265.
4. Fuller G.E. Central Asia. // The new geopolitics. Santa Monica Rand Corporation. – 1992. – P. 550, Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М.: . – 1998. – с.; К. Боулдинг; М. Каплан; Г. Киссинджер. Дипломатия. – М. – 1997. – с.; Х. Маккиндер. Географическая ось истории. // Элементы. Евразийское обозрение. - №7. – 1996. – с.; М. Олкотт. Двенадцать мифов о центральной Азии. // Казахстан и мировое сообщество. - №3. – 1995. – с.; М. Тэтчер. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира/ Пер. с англ. – М.: Альпина Паблишер, 2003.- 504 с. (С. 247); Fuller G.E. Central Asia. // The new geopolitics. Santa Monica Rand Corporation. – 1992. – P. 550.
5. Назарбаев Н. А. Пять лет независимости. Из докладов, выступлений, статей Президента Республики Казахстан.- Алматы: Казахстан, 1996.- 624 с.; Назарбаев Н. А. Новые приоритеты и задачи внешней политики Казахстана // Актуальные проблемы внешней политики Казахстана. – Москва: Раритет, 1999. – С. 11-15; Назарбаев Н. А. Стратегия становления и развития Казахстана как суверенного государства. – Алматы: Д„уiр, 1992. – 567 с.; Назарбаев Н. А. Стратегия трансформации общества и возрождения евразийской цивилизации М.: Экономика, 2000. – 544 с.; Назарбаев Н. А. В потоке истории. - Алматы: Жеты жаргы, 1999. – с.; Назарбаев Н. А. Казахстан – 2030. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев // Казахстанская правда.- 1997.-13 октября; Назарбаев Н. А. Мы строим новое государство: труды и речи. – М.,2000. – 350с.; Назарбаев Н. А. Эпицентр мира. – Алматы: Атамура, 2001. – с.; Назарбаев Н. А. Критическое десятилетие. – Алматы: Атамура, 2003. – 240 с.
6. Назарбаев Н.А. О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики: Послание Президента РК народу Казахстана // Дипломатический курьер. -'1998. - № 4. - С.75.; Назарбаев Н. А. Концепция внешней политики требует адаптации к современным условиям // Казахстанская правда. – 3 октября 2000 г.; Назарбаев Н. А. Независимому Казахстану – жить и здравствовать! // Казахстанская правда. – 16 декабря 1998 г.; Назарбаев Н. А. К свободному, эффективному и безопасному обществу// Казахстанская правда. – 25 октября 2000 г.; Назарбаев Н. А. Об основных направлениях внутренней и внешней политики на 2003 год. Послание Президента страны народу Казахстана // Казахстанская правда. 2002. – 2 мая.
7. Токаев К. К. Под стягом независимости: очерки о внешней политике Казахстана. – Алматы: Бiлiм, 1997. – 736с.; Токаев К.К. Внешняя политика Республики Казахстан в условиях глобализации. – Алматы: АО “САК”, 2000. – 584 с.; Токаев К.К. Дипломатия Республики Казахстан. – Астана: Елорда, 2001. - 552 с.; Токаев К.К. Преодоление. Дипломатические очерки. – Алматы: Бiлiм, 2002. – 736 с.; Токаев К.К. Казахстан в мировом сообществе // Международная жизнь.- №7. – 2001. – 15-25с.; Токаев К.К. Решение территориальных проблем с Китаем - большое достижение казахстанской дипломатии// АиФ Казахстан. - 1999. - № 20. /. Внешней политике Республике Казахстан также посвящен сборник научных статей под названием “Внешняя политика РК”. /Внешняя политика РК. Учебное пособие. – Алматы. 1999. – 288 с.

II Источники:

1. Everts S. Eine Stimme fuer Euroland. Die Waehrungsunion und das transatlantische Verhaeitnis // Internationale Politik. 2000. Nr 3. - S.31- 36.
2. Zeollick R.B. v. Essentials republikanischer Aussenpolitik. Worauf sich Europa einstellen sollte // Internationale Politik. 2004. Nr 3. - S.49 - 50
3. Die Welt. 15.02.2001.
4. Mauer V. Eine Sicherheits - und Verteidigungspolitik fuer Europa // Beilage zum Parlament. 17.11.2000. B 47/ 2005. - S. 22 - 30.
5. Wolf R. Finanzierungsprobleme der Europaeischen Sicherheits- und Verteidigungspolitik unter den Bedingungen der Waeherungsunion // Beilage zum Parlament. 17.11.2000. B 47/ 2006. - S. 31-38.
6. Ruehl R. Die Bundeswehrreform aus buendnispolitischer Sicht // Beilage zum Parlament. 20.10.2005. B 43/ 2005. - S. 3 - 11.
7. Fleckenstein B. Bedingt einsatzfaehig: der lange Weg zur Neugestaltung der Bundeswehr // Beilage zum Parlament. 20.10.2005. B 43/ 2000. - S. 13 - 23.
8. Islam outside the Arab World. Eds. by D.Westerlund and I.Svanberg. - Richmond: Curzon Press, 1999, pp. 18-23.
9. Ibid., pp.28-31. See also: Nielsen J. Muslim in Western Europe. - Edinburgh: Edinburgh University Press, 1992.
10. Islam outside the Arab World.., pp. 357-378. См. также: Ланда Р. Мусульмане в Великобритании // Азия и Африка сегодня (Москва). 2001. № 9. С. 51-54.
11. Islam outside the Arab World.., pp.337-356. Voir aussi: L'Islam en France. Ed. de B. Etienne. - Paris : Editions du CNRS, 1990.
12. Islam outside the Arab World.., pp. 315-336. Sieh auch: Pfahl-Traughber A. Islamismus in der Bundesrepublik Deutschland. Ursachen, Organisationen, Gefahrenpotential // Das Parlament (Berlin). Beilage zur Wochenzeitung. B 51/2001. S. 43-53.
13. Spuler-Stegemann U. Muslime in Deutschland: Nebeneinander oder Miteinander. - Freiburg: Herder, 1998.
14. Hirschmann K. Terrorismus in neuen Dimesionen. Hintergrunde und Schlussfolgerungen // Das Parlament. Beilage zur Wochenzeitung. B 51/2001. S. 12-13; Steinbach U. Islamischer Terrorismus. Ein selbstkritischer "Dialog der Kulturen ist jetzt gefragt // Internationale Politik (Berlin). 2002. Nr 3. S. 1-11; См. также: Нильсен Й. Альтернатива мусульманскому экстремизму // Азия и Африка сегодня. 2001. № 9. С. 49-51.
15. Hirschmann K. Terrorismus in neuen Dimesionen. Hintergrunde und Schlussfolgerungen // Das Parlament. Beilage zur Wochenzeitung. B 51/2001. S. 7-10; Maull H.W. Internationaler Terrorismus // Internationale Politik. 2001. Nr 12. S. 1-10.
16. Muller Th. Der Kampf gegen den Terror Eine Herausforderung fur Europa // Internationale Politik. 2001. Nr 12. S. 47-53.
17. Ruhe V. Der 11. September 2001. Neues Selbstverstandnis amerikanischer Au?enpolitik// Internationale Politik. 2001. Nr 12. S. 37-42.

III Монографии и статьи

1. Назарбаев Н. А. Независимость Казахстана: уроки истории и современность // Казахстанская правда. – 17 декабря 1997.
2. Назарбаев Н. А. Критическое десятилетие. – Алматы: Атамура, 2003.- 240 с.
3. Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М.: . – 1998. – с.; К. Боулдинг; М. Каплан; Г. Киссинджер. Дипломатия. – М. – 1997. – с.; Х. Маккиндер. Географическая ось истории. // Элементы. Евразийское обозрение. - №7. – 1996. – с.; М. Олкотт. Двенадцать мифов о центральной Азии. // Казахстан и мировое сообщество. - №3. – 1995. – с.; М. Тэтчер. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира/ Пер. с англ. – М.: Альпина Паблишер, 2003.- 504 с. (С. 247); Fuller G.E. Central Asia. // The new geopolitics. Santa Monica Rand Corporation. – 1992. – P. 550.
4. Fuller G.E. Central Asia. // The new geopolitics. Santa Monica Rand Corporation. – 1992. – P. 550.
5. Абдулпатаев С. И. Первые шаги казахстанской дипломатии // Ајијат. – 1995. – № 3. – С. 45-50.
6. Бакаев А. К. Национальная безопасность РК: в контексте истории и современности. – Астана: Елорда, 2000. – 160 с.
7. Бакаев А. К. Военная и внешняя безопасность Казахстана на пороге ХХI века (в савт.).- Алматы, 1998.- 125 с.; Бакаев А. К. Национальная безопасность РК в контексте истории и современности. - Ас тана . 2000. –150с.; Бакаев А. К. Политика обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан: Материалы научно – практической конференции “Пятилетие послания Президента РК Н.А. Назарбаева”. – Алматы, 2002 г. – С.45-52.
8. Канлыбаевой А. Внешнеполитические приоритеты Республики Казахстан на современном этапе// Саясат, 2001. – с. 3-9.
9. Кадырбекулы Д. Б. Факторы формирования внешей политики А., 1996. с.
10. Кадырбекулы Д. Б. Роль США в мировой политике: влияние на Казахстан. – Алматы: ТОО «Комплекс», 1999. – 122 с.
11. Кузнецов Е. А. Теория международных отношений: учебное пособие. – Алматы. – АГУ им. Абая, 1999 г. – 250 с.
12. Бакаев А., Едилова Д. Безопасность Казахстана в современных условиях. // Мысль, 2001. - № 3. – С. 20-23.
13. Шутов А.Д. Постсоветское пространство. М., 1999. – с. 169.
14. Гаджиев Г. Геополитика, международные отношения. – М.: Наука, 1997. – с.450
15. П. Цыганков Международные отношения. Новая школа. – М.: . – 1996. - с.160
16. А. Дугин Основы геополитики. Геополитическое будущее России. – М.: .- 1997. – с.265.

Дисциплина: Международные отношения
Тип работы:  Дипломная работа
Объем: 112 страниц
Цена этой работы: 1500 теңге
В избранное:   
Бесплатно:  Антиплагиат

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Министерство Образования и Науки Республики Казахстан

Казахский Национальный Педагогический Университет им. Абая

Факультет Международных отношений

Кафедра Международных отношений

Дипломная работа

ЕС как новая геополитическая сила:
проблемы европейской и международной безопасности

Выполнила:
студентка 5 курса
Овсянникова Гелена

Научный руководитель:
к. полит.н., доцент
Ушанова Т.Н.

Допущена к защите
зав.кафедрой, д.и.н.,
профессор Кузнецов Е.А.
________________________
________ ________2006 г.

Алматы, 2006 г.

Содержание

Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ... .3

Глава первая. Теоретико-методологические аспекты исследования Европейского
Союза

1. Понятие интеграция в международных отношениях ... ... ... ... ... ... 9
2. Региональные интеграционные процессы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...25
3. История интеграции государств в Европейский Союз ... ... ... ... ... ... 35

Глава вторая. Европейский Союз как новая геополитическая сила на
международной арене

2.1 Европейский Союз и вопросы европейской и международной
безопасности ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ... ... ...45
2.2 От исламизма к исламскому терроризму: европейский аспект ... ... ... .68
2.3 Прогноз развития интеграционных процессов в мировом
сообществе ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...80

Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..89

Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .96

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Интеграционные тенденции занимают
немаловажное место в современных международных отношениях. Некоторые
связывают их с наступающей быстрыми темпами глобализации - процесса
увеличения взаимозависимости и новых рыночных отношений. Другие же
утверждают, что региональная интеграция это процесс зависимый не столько от
глобализации, сколько от воли его участников. На эту тему рассуждают в
разных аспектах его развития. Нас интересует политический аспект данного
явления, его осмысление современной наукой, применение на практике.
Региональная интеграция как процесс является актуальным моментом для
любого независимого государства. Этот процесс затрагивает многие аспекты
существования даже самого изолированного и отдаленного государства.
Экономический рост, инвестиционная привлекательность, национальная
безопасность зависят от степени участия в мировом или региональном
интеграционном процессе.
В Стратегии Казахстан – 2030 Президент Республики Казахстан Н. А.
Назарбаева отмечает, что первый долгосрочный приоритет связан с укреплением
базы национальной безопасности. По мнению Президента лучшим оружием,
обеспечивающим защиту национальных интересов и паритет сил на ближайшую и
дальнюю перспективу, должна быть политика интеграции. Казахстан за
короткий срок своего существования как государства показал себя активным
сторонником интеграции, выдвигая инициативы и участвуя в таких организациях
как СНГ, ЕЭП, ОЭС и многих других1. Однако каких-либо вещественных
признаков наступления интеграции не видно.
Интеграционная практика, накопленная в мире, актуализирует для стран
Центральной Азии вопрос изучения и адаптации имеющегося опыта к
региональным условиям. Институционально-правовая оформленность немаловажный
фактор, но она не является самодостаточным условием для функционирования
интеграционной группы. В мировой практике из более чем 80 интеграционных
инициатив (за период с середины 1950 гг.) менее 10 интеграционных
объединений смогли продемонстрировать относительно успешную реализацию
поставленных целей.
Степень научной разработанности данной темы достаточно велика. Ею
занимались такие видные ученые, как К. А. Бекяшев, Ю. М. Колосов, В. И.
Кузнецов, Г. В. Игнатенко, О. И.Тиунов, Б. Н. Топорнин, С. А. Глотов, М. Л.
Энтин, Э. С. Кривчикова, Ю. Я. Баскин, Д. И.Фельдман, Г. И. Морозов, Д. Б.
Левин, Г. И. Тункин, Г. В. Черниченко, И. И. Лукашук, Л. Н. Анисимов, С. Б.
Крылов и др.
Процессы интеграции изучаются уже довольно долгий период времени
вначале в русле европейских политической и экономической наук. Однако после
успеха ЕС, интеграционного объединения первой волны, ее опыт используется
и развивается учеными всего мира.
В общетеоретическом, методологическом плане этой проблеме посвящены
работы западных авторов З. Бжезинского, К. Боулдинга, М. Каплана, Г.
Киссинджера, Х. Маккиндера, А. Раппопорта, М. Олкотт, Г. Фуллера.и т.д.
Проблемы исследования интеграции изучались учеными следующих
направлений. Федералистское направление, представленное его основателями Д.
Митрани, А. Клоудом предполагало, что создание федеративной системы
является конечным пунктом интеграции. Функциональное направление сводит
суть интеграция, по этой концепции, не объединение государств-наций, а
прежде всего административное и экономическое сообщество. (Э. Хаас, Ф.
Шмиттер, Л. Линдберг и Д. Най). Коммуникационное направление (К. Дойч, Р.
Сэвидж, Д. Пьючела, С. Бремс) рассматривает мировое сообщество как
совокупность различных политических групп, находящихся постоянно в процессе
взаимодействия (коммуникации) и взаимовлияния, обладающих механизмами для
принуждения и возможностями идти на уступки. Основное внимание в процессе
интеграции, по мысли сторонников этого направления должно уделяться
условиям и путям создания так называемого сообщества безопасности.
В современной литературе последние годы произошло заметное изменение
понятия межрегиональной интеграции. Согласно рыночному подходу,
господствовавшему еще 10-15 лет тому назад, процесс интеграции состоит,
главным образом, в устранении препятствий, которые мешают интеграции
национальных рынков товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Так, отмена
таможенных тарифов, создание европейского единого рынка, свободное движение
капитала и европейский валютный союз представлялись последовательными
стадиями в этом процессе. Согласно модели зон “свободной торговли”, главная
роль формирующихся европейских институтов заключалась в обеспечении
справедливой конкуренции и ценовой стабильности через макроэкономическую
координацию.
Согласно институциональному подходу, процесс межрегиональной
интеграции, в частности, европейской, понимался как постепенная передача
законодательных и административных полномочий от национальных властей
наднациональным (в конкретном случае - европейским институтам). Эта модель,
которая часто характеризует стратегию интеграции, предложенную Европейской
Комиссией, подразумевает технократический ("еврократический") и
централизованный процесс перераспределения финансовых ресурсов как основной
инструмент снижения региональных различий.
Наконец, третий, так называемый "сетевой" подход рассматривает
социально-экономическое пространство как систему пересекающихся
транснациональных "макрорегионов", характеризующихся сотрудничеством между
различными административными областями, включенными в этот макрорегион, и
конкуренцией с областями, принадлежащими другим макро-регионам. Эти
макрорегионы могут быть представлены как пересекающиеся сети больших и
малых городских центров, выполняющие как дополняющую, так и конкурирующую
роли в европейском масштабе. Примерами таких макрорегионов являются
Средиземноморский и Балтийский бассейны, Альпийский регион, Средняя Европа,
"Атлантическая Дуга" и область столиц в Северо-западной Европе.
Согласно этому подходу границы регионов и стран не столько разделяют
отдельные регионы и страны и создают искусственные препятствия
экономической и социальной интеграции, сколько превращаются в своеобразные
мосты, объединяющие макрорегионы, в результате процесса всеобщей
интернационализации. Кроме того, некоторые из этих европейских
макрорегионов являются связующими между регионами Европейского Союза и
стран Центральной и Восточной Европы, Балканского полуострова и Южного
Средиземноморья, не входящих в ЕС.
Методологические основания первого подхода, восходят к неолибиральной
теории, рассматривающей любое воздействие государства как вмешательство в
"естественный" рыночный процесс и искажающий рыночную информацию для
субъектов экономики. В данном случае в качестве таких искажений
рассматриваются международные и межрегиональные границы.
Второй подход, базирующийся на попытках синтеза неокейнсианской и
институциональной теорий, а также науки об управлении, основывается на
неизбежности и принципиальной необходимости активной роли государства,
государственных и негосударственных институтов в регулировании рыночных
процессов. В случае ЕС, этот подход концентрируется на оптимизации
распределения функций и отношений между наднациональными органами,
национальными правительствами и региональными и городскими органами
управления при участии всякого рода ассоциаций предпринимателей,
профсоюзов, партий и движений в процессах принятия решений.
"Сетевой" подход рассматривает барьеры в виде границ и различий в
законодательстве но только и не столько как препятствия на пути
установления разнообразных долгосрочных связей между регионами и рынками,
но и как источник дополнительной выгоды, иногда незаслуженной, для
хозяйствующих субъектов и, следовательно, стимул для трансграничных
обменов.
Эти подходы нельзя рассматривать как эволюцию взглядов на проблему
межрегиональных взаимодействий, поскольку они хотя и не полностью
противоположны друг другу, но существенно различаются в исходных
предпосылках и практических выводах.
Первый подход наиболее адекватен господствующей экономической системе
первой половины века, когда основной моделью производства был массовый
выпуск стандартизованной продукции, ограниченный спросом и возможностями
привлечения основных ресурсов: капитала и труда.
Второй подход соответствует "дирижистской" политике 50-70–х годов с
крупными государственными программами, частичной национализацией,
пятилетним планированием, регулированием цен и спроса, борьбой с инфляцией
и безработицей. Третий подход соответствует современному периоду
высокотехнологичного производства, когда предприятия ориентируются на
выпуск небольших партий продукции и услуг с заданными параметрами, их
организационные структуры и сами предприятия строятся под проект, а не
наоборот, а главным ресурсом становится информация.
В казахстанской политической науке прослеживается процесс повышения
интереса к проблемам международных отношений и интеграционным процессам в
частности. В теоретико-методологическом и прикладном аспекте особое место
занимают труды, статьи и выступления Президента РК Н. А. Назарбаева, а
также главы МИД РК К. К. Токаева.
Исследованию различных аспектов концепции внешней политики Республики
Казахстан посвящены работы Л. М. Иватовой, Кузнецова Е. А., Т. Сулейменова
и т.д.
По мнению российского ученого А. Д. Шутова, разноскоростная интеграция,
образование субрегиональных союзов по интересам с ограниченным числом
участников – результат этих объективных возможностей.1
Интеграционным процессам в центрально-азиатском регионе в контексте
темы данного исследования были посвящены работы Е. М. Абена, Е. М. Арына,
Р. С. Арыновой, С. И. Абдулпаттаева, Р. Б. Абсаттарова, Х. К. Ахметова, Л.
К. Бакаева, Л. А. Байдельдинова, К. Н. Бурханова, А. М. Джунусова, Ж. Х.
Джунусовой, Л. М. Иватовой, А. Ш. Ишмухамедова, Е. К. Ертысбаева, Р. С.
Кадырбекулы, Р. К. Кадыржанова, А. С. Калмырзаева, Е. Т. Карина, О.
Касенова, Е. А. Кузнецова, М. С. Машана, М. Мухамедова, С. З. Нарматова,
С. Е. Нурмуратова, А. Н. Нысанбаева, н. В. Романовой, Т. С. Садыкова, Т.
С. Сарсенбаева, Д. А. Сатпаева, А. В. Соловьева, К. Л. Сыроежкина, М. Б.
Татимова, А. Ж. Шоманова и др. В работах казахстанских ученых и
исследователей содержатся интересные политические факты, ценные обобщения и
выводы, которые были учтены при написании дипломной работы.
Источниковую базу составили законодательные акты и международные
правовые документы, регулирующие взаимоотношения, как двусторонние, так и
многосторонние, а также многоуровневого характера в рамках сотрудничества
стран ЕС в различных международных организациях, информационно-справочные
издания, материалы научных и научно-практических конференций,
информационные и аналитические сообщения СМИ.
Методологическую основу исследования послужили концепции и знания,
сформированные путем синтеза идей, принципов и научных подходов
политологических и философских учений, а также других научных дисциплин.
Такая комплексная проблема, как интеграционные процессы в ЕС на
современном этапе в контексте обеспечения региональной безопасности, может
быть исследована лишь на основе применения различных теоретико-
методологических парадигм.
В данной работе были применены логический, сравнительный, системный
анализ, ценностный и структурно-функциональные подходы, специальные методы
политологического анализа, которые объединяют научные исследовательские
возможности методов политологии, философии, социологии.
Для нас интересно также было определить происхождение и историография
исследования данной проблемы. Также интересны подходы казахстанских ученых.
Научная новизна дипломной работы состоит в следующем:
- осуществлен комплексный анализ понятийного аппарата категории
интеграция в международных отношениях на современном этапе;
- на историко-политическом и политико-философском материале вкратце
выявлены сущность, некоторые черты и специфика проблемы становления и
развития интеграционных процессов в Западной Европе в конце XX и в начале
XXI века;
- определены основные критерии и проблемные поля исследования региональных
интеграционных процессов;
- обоснована теоретическая и практическая необходимость интеграционных
политических процессов для человечества;
- выявлены методы и способы поддержания политической стабильности и
безопасности в Западной Европе как одного из основных компонентов в
процессе обеспечения международной безопасности;
- изучен опыт интеграции стран Западной Европы и вопросы европейской и
международной безопасности;
- определены пути и политические перспективы социально-политического
развития и интеграции государств ЕС;
- дан прогноз развития интеграционных процессов в мировом сообществе.
Цели и задачи исследования. Всеобъемлющий и всесторонний анализ ЕС как
новой геополитической силе в контексте решения вопросов обеспечения
европейской и международной безопасности на современном этапе, а также в
выявлении основных проблем интеграции.
Задачи исследования данной темы вытекают из цели:
• определение значимости и актуальности интеграционной политики для
государств ЕС;
• определить понятие интеграция;
• освещение плюсов и минусов интеграции;
• провести геополитологический анализ места ЕС в системе
международных отношений;
• проанализировать внешнеполитические концепции стран ЕС по
вопросам международных отношений;
• раскрыть проблемы ЕС как новой геополитической силе в контексте
решения вопросов обеспечения европейской и международной
безопасности на современном этапе;
рассмотреть существующие ведущие региональные группировки и соотнести
их с существующими недолгое время интеграционными объединениями на
пространстве Центральной Азии. Оценить перспективы интеграции в Казахстане
и в ЦА;
• обобщить тенденции развития ЕС на современном этапе и круг
проблем стоящих перед европейскими странами, а также
спрогнозировать дальнейшее развитие интеграционных процессов.
В данной работе были применены логический, сравнительный, системный
анализ, ценностный и структурно-функциональные подходы, специальные методы
политологического анализа, которые объединяют научные исследовательские
возможности методов политологии, философии, социологии.
Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, 2 глав –
включающих три параграфа, заключения и списка использованной литературы.

Глава первая. Теоретико-методологические аспекты исследования
интеграционных процессов в мировом сообществе

1. Понятие интеграция в международных отношениях

Как известно термин интеграция был впервые применен в 30-е годы
двадцатого века рядом немецких и шведских ученых. Понятие интеграции,
применяемое в социальной жизни, определение достаточно емкое и включает
целую группу явлений и процессов, протекающих в культурной, экономической,
политической и др. сферах. Выделяют интеграцию групповую, социальную,
межэтническую, межгосударственную. Кроме того, интеграция бывает военно-
политической, научно-технической, технологической и т.д. Следовательно, это
полиаспектный процесс, затрагивающий многие стороны жизни современного
общества. Меня как исследователя интересует именно международные стороны
исследования интеграционного процесса.
Международные аспекты изучения интеграционных процессов связаны
преимущественно с внутри- и внешнеполитическими процессами, протекающими в
различных странах. Данная проблематика связана с вопросами
межгосударственной интеграции и входит в круг проблем международных
отношений.
Для выделения специфической области вопросов, связанных с данной
проблематикой, исследователи межстрановых интеграционных процессов выделили
понятие интеграция. Во многих словарях интгерация определена так.
Интеграция – это сплочение, слияние государственных, общественных структур
в рамках государства или в более широкую межгосударственную общность1. Это
определение соответственно делит интеграцию на внешнюю и внутреннюю.
Больший интерес исследователей вызывает именно внешнеполитический аспект.
Считается, что одно из полных определений политической интеграции дал
американский политолог Э. Хаас. Под этим термином он понимал процесс, в
ходе которого участники политической жизни нескольких национальных систем
стремятся к делегированию части функций и переориентированию в сторону
нового центра, обладающего определенной юрисдикцией или стремятся
распространить ее по отношению к существующим государствам [1].
Несмотря на обширный список литературы по проблемам международной
интеграции, специалисты отмечают, что не было создано какой-либо цельной
объединенной теории, которая бы охватывала бы различные стороны этого
многогранного процесса. Среди исследователей, начиная от основателей
различных теорий политической интеграции и до современных ученых, не
сложилось какого-либо единого понимания понятия политическая интеграция.

Как отмечает Барановский по существу установился некоторый интуитивно
очерченный и далеко не одинаковый у разных исследователей круг проблем,
который охватывает понятие интеграция. Сам Барановский подразумевает под
интеграцией состояние связанности отдельных дифференцированных отдельных
частей в целое, а также процесс, ведущий к такому состоянию[2].
К примеру, понятие интеграции, предлагаемое основателем структурного
функционализма Т. Парсонсом, включает 2 основных компонента. Во-первых,
собственно внутреннюю совместимость элементов интеграции. Во-вторых,
сохранение и поддержание специфических условий, при которых интеграционная
система выделяется из внешнего окружения.
Самую краткая и элементарная трактовка данного процесса была высказана
американским политологом Капланом. Интеграция, по Каплану, представляет
собой объединение двух или нескольких частей в единое целое или же
поглощение одной системы другой 1. [3].
На основе этого можно прийти к выводу, что интеграция в системе
международных отношений должна подразумевать, прежде всего, создание некой
целостности системного характера. Основным составляющим элементом этой
целостности в настоящее время, учитывая характер протекания международных
отношений, может быть государство.
Исследователями отмечалось, что здесь может возникнуть ложное
представление о системе международных отношений и межгосударственной
интеграции как равноценных величинах. Я считаю, что это мнение ошибочно
потому как международные отношения олицетворяет скорее сотрудничество
государств, чем их интеграцию. Если некоторая группа государств находится в
союзнических отношениях – это вряд ли можно воспринять в качестве
интеграционного объединения.
Можно согласиться с мнением Барановского, что участие некоторых
государств в той или иной подсистеме межгосударственных отношений далеко не
во всех случаях свидетельствует одновременно об их интеграции. В этом
случае можно говорить, что интеграция всегда есть система, но система не
всегда есть интеграция. Структурность, иерархичность, автономность
элементов – все это принципиально важные параметры уже не столь существенны
при проведении грани между интеграцией и не интеграцией [4].
Барановский в связи с этим предлагает выделение трех критериев
интеграции. К первому относится выделение, обособление связей и отношений,
существующих между несколькими государствами и всей совокупностью
однопорядковых связей и отношений, которыми обладают эти государства. Ко
второму признаку относится осуществляемое управление в интеграционных
процессах, т.е. целенаправленные действия и регулируемость в
интеграционном комплексе, что отличают данные тенденции от стихийного
развития событий. К третьему критерию российский исследователь относит, на
наш взгляд, наиболее существенный признак – соотношение в интеграционном
комплексе целого и частных структурных элементов. Действительно, если
взаимосвязанность и взаимообусловленность по тем или иным проблемам носит
несущественный и кратковременный характер, то, очевидно, что интеграция
окажется нефункциональной.
Только в том случае интеграция осуществима, когда возникает
необходимость структурным элементам (государствам) для ответа новым вызовам
(изменившимся условиям) проводить скоординированную и взаимодополненную
стратегию. Эта ступень возможна в том случае, когда для органичного
развития возникает необходимость более тесных, регулируемых, управляемых и
направляемых связей между государствами, т.е. создание интеграционной
группы.
Первоначальная потребность в анализе и теоретическом осмыслении
протекающих процессов возникла в интеграционных зонах, связанных со
странами Западной Европы и Северной Америки. В целом методологической базой
различных концепций межгосударственной интеграции первоначально послужили
положения общей теории международной экономической интеграции, созданные в
Западной Европе. Закономерным является то, что созданные концепции были
ориентированы преимущественно на условия высокоразвитого индустриального
общества. Иных примеров в тот период мировая практика не представляла, так
как страны третьего мира в послевоенную эпоху были еще глубоко разобщены, и
не могли породить тенденцию к интеграции.
Первые попытки теоретического осмысления процессов региональной
интеграции предприняли в 1950-х годах ученые, неолиберального направления
(А. Предоль, В. Репке). Исходя из концепции рынка, как наиболее
эффективного регулятора экономики они понимали под интеграцией создание
единого геоэкономического пространства, включающего несколько стран. Для
достижения этих целей необходимо было полностью освободить внешнеторговую и
валютно-финансовую сферу от контроля государства. Это во многом совпадало с
либеральными воззрениями на функционирование государства, существовавшего
тогда в западной юриспруденции и политической науке.
Представителям этого направления проблемы интеграции виделись
преимущественно в плоскости объединения рынков интегрируемых стран на
основе либерализации экономической деятельности. Таким образом,
эффективность интеграционных устремлений здесь сводилась к политической
воле государств, стремящихся объединить свои экономики. В определенной мере
в этом подходе можно увидеть истоки особенно популярной в конце 20 века
концепции регионализма в международных отношениях. Но в дальнейшем им
пришлось столкнуться с тенденцией к национальному протекционизму, а также –
с недостаточно эффективной, недостаточно развитой формой интеграции в
мировом масштабе.
Тенденции мирового развития объективно подводили ряд динамично
развивающихся стран к поиску эффективной формулы защиты национальных
интересов. И с точки зрения неолибералистов ключевым элементом здесь могло
стать создание условий для функционирования единого таможенного режима
внутри региона и выработка единых подходов в этом плане по отношению к
третьим странам.
Концепция таможенного союза стала, по сути, теоретической концепцией
возникшего в 1957 году Европейского экономического Сообщества.
Господствовавшая в этот период в Европе чисто рыночная трактовка интеграции
стран, входящих в Сообщество, вполне соответствовало подходу к
государству, как к ночному сторожу. Этот подход был перенесен на область
внутрирегиональных отношений и приводил к полному абстрагированию от
политических факторов, либо к их полному игнорированию.
Дальнейший ход развития событий внес коррективы в теорию региональной
интеграции.
В 1960-х гг. происходит переосмысление подходов к формам интеграции.
Можно проследить определенное синхронное развитие и чередование
теоретических концепций, отстаивающих либо либеральный подход, либо
концепцию расширения подконтрольной государству области в экономической,
социальной и иных сферах.
Суть последних подходов сводилась к целенаправленному регулированию
интеграционного процесса. Это значительно сужало область применения подхода
неолиберальных трактовок интеграции.
В связи с этим среди ученых возникла потребность расширить рамки
определения интеграционной структуры. Новое направление ряд исследователей
назвали дирижистским. Сторонники данного направления выступали за
создание национального политико-правового института или группы интересов
для эффективного регулирования процессов интеграции. На практике это
вылилось в создание концепции экономического союза. Этот подход уже
включал не только объединение рынков, но и создание координационных органов
и механизмов для широкого круга вопросов в ходе межгосударственной
интеграции, т.е. предполагал корректирующее политическое воздействие на
интеграционный процесс. В этой связи американский ученый Б. Белаши ввел
двоякую интерпретацию интеграции: как процесс и, - как состояния. Данная им
классификация стадий интеграции применительно к экономической сфере
получила впоследствии достаточно широкое распространение.
Прежде всего, Б. Белаши предлагал различать сотрудничество и
интеграцию. Им, на взгляд исследователей, было сделано существенное
замечание в дефинировании самого понятия интеграция. Если процесс
сотрудничества предполагал проведение действий, направленных на уменьшение
различного рода дискриминаций, то процесс интеграции предполагает уже
уничтожение дискриминации. По Б. Белаши, существует 5 последовательных форм
интеграции:
1) зона свободной торговли – где отменены тарифы и количественные
ограничения между странами-участницами;
2) таможенный союз – где введен единый тариф в торговле с третьими
странами;
3) общий рынок – где устранены не только торговые ограничения, но и
ограничения на движение факторов производства (капитала и рабочей силы);
4) экономический союз – где свобода движения товаров и факторов
производства дополняется определенным согласованием национальных политик
для устранения дискриминации, обусловленной несоответствием этих политик;
5) полная экономическая интеграция, при которой целиком унифицированы
национальные экономические политики и учреждены органы наднациональной
власти, т.е. политический союз1.
Центральные сферы национального суверенитета – внешняя политика и
национальная безопасность – передаются в введение наднациональных органов.
[5].
Данный подход мог бы быть и не применим к анализу политической
ситуации, если бы не дополненность ее существенным элементом. По Б. Белаши,
интеграцию отличает от других форм международного экономического
сотрудничества знаковая роль политико-правовых механизмов. Однако, в
дальнейшем Белаши так и не смог развить этот постулат, придерживаясь
нейтральной позиций между неолиберальными (рыночными) взглядами и
дирижистскими.
Динамика развития мировых интеграционных процессов способствовали тому,
что дирижистское направление теории интеграции усилилось в конце 1960 –
1970-х гг. Наиболее крупные фигуры этого направления – Р. Купер, Г.
Мюрдаль, П. Стриптен, Я. Тинберген, А. Филипп – придерживались различных
социально-политических взглядов, но объединяющим для всех них являлось
общее неприятие рыночных взглядов на интеграцию. Они подвергали сомнению
ряд рыночных факторов, в частности, свободное движение товаров. Как
высказывался шведский ученый Г. Мюрдаль, в теоретическом плане концепции
рыночников предполагали выравнивание развития бедных и богатых стран,
фактически же поляризация еще более усугублялась. По его мнению, это было
детерминировано воздействием национальных политических интересов.
Соответственно, он предполагал усиление роли государственного регулирования
и координации экономической и, особенно, социальной политики для
выравнивания уровня и темпов развития [6].
Голландский ученый Я. Тинберген в анализе данной проблемы различал
позитивную и негативную интеграцию. То, что является по концепции
рыночников условием успешной интеграции, а именно, свободное перемещение
товаров, капитала и трудовых ресурсов. Тинберген называл негативной
интеграцией. Тогда как дополнение этого условия сознательным
(политическим) регулированием процессов на наднациональном уровне является,
по мысли голландского ученого, более оптимальной моделью и называется
позитивной интеграцией 1. [7].
В дальнейшем практика функционирования ЕЭС (с 1967 г. – Европейского
сообществ (ЕС), произошедшие на рубеже в 1970-1980-х гг. политико-
экономические изменения откорректировали как чисто неолиберальные подходы,
так и крайне дирижистские в сторону их сближения и выдвижения на первый
план рыночно-институциональных концепций. ЕС постепенно эволюционировала в
сторону наднационального регулирования и создания общеевропейских
институтов с наделением их существенными не только регулятивными, но и все
более властными функциями. Европарламент мыслился как прообраз будущей
законодательной власти, Комиссии Европейского Сообщества (КЕС) и Совет
Министров – как будущее правительство. Существующий принцип единогласия
(конфедеративный принцип) при голосованиях по тому или иному вопросу в ЕС
архитекторы будущей Европы мыслили в перспективе заменить на принцип
простого или квалифицированного большинства (федеративный принцип).
Действительно к настоящему времени часть вопросов, преимущественно носящих
второстепенный характер решаются по федеративному принципу, что стало
следствие углубленной политической и социальной интеграции государств ЕС.
Несомненно, опыт западно-европейской интеграции является во многом
каноническим как в силу первенства, так и в силу глубины и условий ее
протекания. Существующие различные модели и проекты интеграционных
объединений в мире являются преимущественно следствием успешного опыта ЕС.
Подобный подход вызвал необходимость расширения и углубления теоретического
багажа и исследований феномена региональной интеграции.
Вышеизложенные подходы во многом отразили развитие интеграционных
тенденций в глобальном масштабе. Действительно, для разных региональных
группировок стали доминирующими те или иные причины, но, несмотря на
количественный рост интеграционных объединений в мире, подспудная их
ориентация на ступенчатую модель, разработанную для условий Западной
Европы, очень часто приводила к неудачам или к нарастанию дезинтеграционных
тенденций.
Среди исследователей существуют различные взгляды на так называемую
начальную точку отсчета интеграции, когда определенные количественные
изменения приводят к возникновению тенденций к межгосударственной
интеграции.
К примеру, среди ряда западных исследователей широкую популярность
приобрели различные математические методы определения количественных
параметров интеграционного процесса. Исследователь интеграционных процессов
Л. Линдберг разработал методику измерения уровня интеграции, основываясь
на принятие решений, касающихся различных сфер государственной
деятельности. Таких сфер им было выделено 22. На основе этого далее им были
выведены пять индексов, соответствующих разным уровням принятия решений.
Первый индекс фиксировал решения, которые принимаются на национальном
уровне; второй – при появление признаков принятия решений на уровне
интеграционной группы; третий – когда решения принимаются как на
национальном уровне так и на уровне интеграционной структуры, но с
приоритетом национального решения; четвертый – аналогично третьему, но с
приоритетом решения сообщества; - когда решение принимается только
сообществом. Заложив 22 критерия в эти 5 индексов Линдберг пытался
определить развитие интеграции вглубь и вширь, прежде всего в западно-
европейском регионе.
В дальнейшем исследователи подвергли критическому анализу данный метод,
и выявилось определенное несоответствие различных критериев весовым
категориям. К примеру, решения в сфере военной безопасности трудно
сопоставлялись с вопросами регулирования транспортных потоков. Кроме того
расстояние между индексами также оказалось неравномерным и,
соответственно, некорректно отражающем процесс в динамике. Исследователи
предлагали ввести дополнительные корректирующие индексы в предложенную
схему для создания баланса и эквивалентности между уровнями. Возможно, что
в определенной мере введенная Линдбергом методика вполне применима для
выполнения узкопоставленных задач в анализе интеграционных процессов. Тем
не менее, большинство ученых единогласны во мнении, что взятые Линдбергом
два критерия – сфера распространения интеграции и уровень, принимаемых
решений – могут стать основой для дальнейшего анализа политической
интеграции.
Всплеск интереса к изучению интеграционных процессов в современном
мире, фиксируется в период после второй мировой войны. Подобный интерес к
феномену интеграции исследователи связывают в первую очередь с тем, что
региональная интеграция могла позитивно повлиять на решение острых
международных проблем невоенными способами. На основе теоретических
разработок исследования проблем региональной интеграции специалисты
различают среди множества концепций интеграции три крупных направления.
Первый подход основывается на идее общности исторических,
экономических и политических интересов государств. Сторонник этого течения
выводят необходимость создания институциализированного объединения. В 50-х
гг. нашего столетия ряд американских и европейских политологов предложили
концепцию объединения разных государств в федерацию. Это течение в
политической науке получило название федерализма. Его сторонники считали,
что федеральная система власти способна обеспечить устойчивое и безопасное
развитие нациям-государствам, входящим в объединение, сохранить
специфические особенности каждой страны при условии четкой регламентации и
разграничения сферы компетенции политических и административных органов
субъектов федерации и наднациональных органов.
В рамках данного направления есть два подхода: классический федерализм
и неолиберализм.
Сторонники первого подхода придерживаются точки зрения, основанной на
идеях конституционализма и разделения властей. Суть их заключается в том,
что региональная интеграция возможна на основе нормативного преобразования
в международном масштабе. Американский политолог А. Гамильтон и британские
специалисты К. Уэйр и Р. Уотс считали, что подобное осуществимо если будет
создан широкий международный форум (конференция) в рамках которого
полномочные представители национальных государств добровольно договорятся
и передадут часть своих полномочий сформированным на консенсусной основе
наднациональным органом на основе четкого разделения функций и компетенций
субъектов федерации и центра1..
По мысли сторонников этого течения, создание федеративной системы
является конечным пунктом интеграции. Используя примеры функционирования
США, Швейцарской Конфедерации, федералисты считали, что тенденции к
созданию федерации должна исходить от правящих элит объединяющихся стран.
Осознание того факта, что федеральная система лучше обеспечивает защиту
интересов, чем система автономных государств, по мысли сторонников этого
подхода, является залогом успешной интеграции.
Хотя федералисты признают, что для подобного развития событий
необходимы определенные условия и предпосылки (к примеру, экономические
интересы, внутри- и внешнеполитические причины), тем не менее, основным
структурообразующим элементом в своей конструкции политическую волю и
конституционную революцию. Последнее заключается в качественном скачке
от системы национальных государств к федеральной, что осуществимо только
лишь на политическом уровне. Все остальные условия, в том числе и
экономические, внутри- и внешнеполитические могут и не оказать
существенного влияния на процесс федерализации. Поэтому за критерий
интегрированности ими было взято наличие или отсутствие наднационального,
обладающего рядом автономных черт, центра принятия решений. Для сторонников
данного течения в первой очередь важно решить условия перехода к
федеральной системе и, естественно, основной упор ими сделан на
институциональных преобразованиях, связанных со структурой федеральной
власти, степенью централизации, разграничением полномочий и др. Различие
в социально-экономической, культурной сферах не является препятствием для
создания федерации. К примеру, один из видных теоретиков европейского Ж.
Моннэ считал, что успешный опыт федеральных государств в современном мире
обязан тому, что, превозмогая условия неравенства автономные государства
(будущие члены федерации) создали наднациональные структуры и на основе
всеобщего соглашения передали им решения необходимых вопросов. Успешная
интеграция, по мысли федералистов, возможна при условии открытия
конституционных и правовых механизмов в ходе создания федеральной системы,
что превосходит просто рамки обычных политических преобразований. В целом
данный подход высветил роль конституционных возможностей в ходе
интеграционного процесса, а также роль ряда внешне и внутриполитических
факторов.
В дальнейшем недостаточность традиционных методов классического
федерализма вызвала необходимость модернизации теории и создания на ее
основе более широких возможностей для реализации идеи федеральной
интеграции.
Неофедералистская концепция, возникшая впоследствии, исходила уже из
общности процессов федеральной интеграции на политическом и
конституционном уровне, а также опоры на социальную интеграцию. Сторонник
данного направления уже пытались опереться в своих исходных позициях на
факторы общественной и экономической жизни. Одним из крупных представителей
данного течения является американский политолог А. Этциони,
исследовательский инструментарий которого разработан в рамках
преимущественно структурно-функционального подхода Т. Парсонса и Р.
Мертона.
Основной межгосударственной интеграции, по Этциони, является создание
политического сообщества. Под политическим сообществом он понимает, три
компонента политической власти или три вида интеграции: 1) обладание
эффективным контролем над средствами насилия; 2) наличие влиятельного
центра принятия решений; и 3) возникновение общеидентификационной
ориентации среди граждан, входящих в объединение.
По мнению другого известного представителя этой школы, К. Фридриха,
процесс федерализации более этапизирован и не предполагает как у
классических федералистов скачкообразности в создании системы. Процесс
федерализации может постепенно охватывать различные стороны политического
объединения, а в ходе эволюции сам федеральный принцип построения
объединения будет все более расширяться.
Это коренное отличие неофедералистов от их предшественников
классических федералистов, но последователи неофедералистской школы также
считают, что конечным пунктом интеграции является политическое сообщество
в форме федеративного государства. Этапизация этого процесса включает в
себя, по Этциони, стадию взлета которая происходит под воздействием ряда
объективных факторов и стадию стабилизации необходимую для придания
системе динамического равновесия и устойчивости.
В дальнейшем идеи федерализма повлияли на создание ряда практически
ориентированных доктрин в англосаксонской политической мысли второй
половины 20-го века. К примеру, известный сенатор У. Фулбрайт, а также Г.
Киссинджер предлагали в русле теории атлантизма создание Атлантического
Союза государств, куда входили бы США и страны Западной Европы. Английский
политолог Х. Ален предлагал создание конфедерации в еще более расширенном
составе, включающем Канаду, Австралию и Новую Зеландию. Идей федерализма
также повлияли на различные теории мондиализма – сторонников создание
всемирного правительства. Ученые предполагали для этих целей даже усиление
полномочий ООН.
В практическом плане идеи федеральной интеграции находят свое частичное
воплощение в функционировании наиболее развитой и продвинутой
интеграционной структуры – Европейского Союза. Тем не менее, современная
практика показывает, что перераспределение национальных суверенных прав и
общеинтеграционных структур происходит нередко с торможением. В
определенной мере даже наблюдаются возвратные скачки, когда происходит
перераспределение полномочий в пользу национального государства.
Недостатки теоретических построений федерализма попытался
компенсировать функциональный подход к интеграции. Функционалисты исходят
из того, что развитие современной индустрии, средств коммуникаций, создает
объективный ряд предпосылок для международного сотрудничества, при этом
детерминирует создание функциональных интернациональных организаций.
Определенные технологические изменения технологические изменения в
научной, экономической, культурной, социальной сферах требуют изменения
политико-правовых систем. Первоначально интеграция осуществляется в том,
что функционируют специализированные учреждения, регулирующие отношения
между государствами.
Основатели данной школы Д. Митрани и А. Клоуд, считали, что в мире
сложился опасный дисбаланс между развитием экономических и технологических
связей, которые приобрели трансграничный характер, и партикуляризмом в
сфере политических отношений в глобальном масштабе, связанные с
функционированием национальных государств, которые разрывают развитие
экономических связей, либо являются преградой для их осуществления. Выход
из сложившейся ситуации им виделся в создании широкой сети неполитических
организаций, выполняющих специализированные функции.
Создание интернациональных объединений между двумя и более странами для
решения интересующего вопроса или проблемы виделось теоретикам
функционализма как первичный шаг для выравнивания этого дисбаланса. Д.
Митрани считал, что развитие функциональных систем вненациональных
институтов способно привести к развитию сотрудничества в различных областях
международной жизни. Каждая функция автоматически порождает другую функцию
и, таким образом, возникает первичный ярус функциональных организаций. Для
их успешного взаимодействия потребуется второй ярус, сфера компетенции
которого определялась бы на основе потребностей, возникших на первом этапе.
Следующий этап включает уже создание координирующих и регулирующих
функциональных агентств в мировом масштабе, т.е. создание подобия мирового
правительства1
По мысли функционалистов, суть интеграции сводится к игнорированию
политических механизмов и приоритет отдается естественным (техническим)
компонентам, которые в силу исторических обстоятельств перевешивают
национально-государственную ограниченность. Растущие связи в глобальном
масштабе со временем делают бессмысленными всякие границы. Функциональные
международные организации, все шире охватывающие международное
пространство, будут более успешно конкурировать с национальными
государствами. Когда потребности граждан будут в значительной степени
удовлетворяться посредством вненациональных функциональных организаций,
тогда произойдет их переориентация на международные институты. В результате
этого политический вес национальных органов власти будет уменьшаться, а
международное соответственно расти. В политической сфере изменения будут
идти уже в фарватере социально-экономических трансформаций. Этот процесс,
по мнению функционалистов, естественно, предполагает достаточно длительную
эволюцию. Функциональная теория в связи с этим не придавала большого
значения политической интеграции. Интеграция, по этой концепции, не
объединение государств-наций, а прежде всего административное и
экономическое сообщество.
Интересно отношений функционалистов к положениям теории федеральной
интеграции. Создание федерации по Д. Митрани, не устраняет принципиальных
разрывов между странами. Кроме того, региональная интеграция не обязательно
должна быть основана на географическом принципе. Регионами, считают они,
являются функциональные зоны, в пределах которой осуществляется
экономическая, экологическая и иная функция. В конечном итоге, для
функционалистов интеграция предполагает прежде всего глобальный охват. Одно
из главных препятствий для успешной глобальной интеграции сторонники этой
школы видели в том, что не синхронно развиваются политические и
экономические процессы в мире.
Теоретические разработки, касающиеся развития функциональных зон
представляет определенный интерес для анализа исходных предпосылок к
интеграции. Дальнейшие практические шаги по созданию интеграционных
структур в различных регионах мира показали, что между различными
странами, в том числе и высокоразвитыми существуют довольно глубокие
противоречия. Учет функционалистами, в противоположность федералистам,
только лишь экономических основ интеграции не мог охватить всех факторов,
влияющих на процесс интеграции.
Разносторонней критике подвергли классический функционализм,
американские политологи Э. Хаас, Ф. Шмиттер, Л. Линдберг и Д. Най. Для
придания процессу интеграции более уравновешенного характера они ввели в
существующую функциональную схему ряд политических и социальных факторов,
придавая важное значение не только прямым, но и обратным связям, влиянию
политику на экономику. Отдавая так же, как и функционалисты, приоритет
экономическим факторам неофункционалисты рассматривали политику как сложную
систему взаимодействия различных акций. Э. Хаас подразделял всю
совокупность политических мероприятий плюралистического общества на два
уровня: так называемой низкой и высокой политики. Низкая политика
включает сугубо прагматичные цели, связанные с повышением благосостояния,
экономическим ростом и др. Высокая политика подразумевает
внешнеполитическую стратегию, защиту национальных интересов, отстаивание
международного престижа и т.д.
В практике функционирования современных обществ, по Хаасу, превалирует
приоритет прагматичных интересов в поведении различных социальных групп и
государства. Поэтому даже в конфликтных ситуациях вышеназванные акторы
поступают сообразно деидеологизированной стратегии, отдавая предпочтение
малой политике. Из этого он делает вывод, что ведущая роль в развитии
общественных систем принадлежит экономическим детерминантам. Исходя из
этого постулата, Хаас считает, что подобный подход распространяется также и
на международные отношения и применим к процессу интеграции. Экономические
факторы влияют на процесс интеграции не напрямую, а через субъектов
интеграционного процесса – различные заинтересованные группы, партии,
неправительственные и международные организации, правительства. Несмотря на
то, что акторы интеграционного процесса могут иметь порой полярные
интересы, преимущества совместных решений перевешивают амбиции национальных
правительств.
Здесь как раз неоценимыми, как считают неофункционалисты, окажутся
услуги политических механизмов в интеграционном процессе и прежде всего
наднациональных органов для согласования и принятия решений. Л. Линдберг
сводил сущность политической интеграции к появлению или созданию со
временем процесса коллективного принятия решений, т.е. политических
институтов, которым государства делегируют право принятия решения и (или)
при посредстве которых они принимают совместные решения в ходе более
доверительных межправительственных переговоров. Для функционалистов важен
здесь, прежде всего процесс совершенствования системы коллективного
принятия решений.
Еще один аспект, который существенно отличает неофункциональную
концепцию от теории классических функционалистов связан с тем, что первые
не признают возможности практического осуществления региональной
интеграции. Неофункционалисты считали, что процесс перехода от ... продолжение
Похожие работы
Проблема войны и мира Терроризм, как геополитический вызов международной безопасности
Многосторонняя дипломатия в решении проблем международной безопасности
Проблемы безопасности в Центральной Азии
Европейский Союз и Центральная Азия: проблемы обеспечения энергетической безопасности
Ислам как новая религия
СУЩНОСТЬ И ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РК
Правовые проблемы международной экономической интеграции
Состояние и проблемы экологической безопасности Республики Казахстан
Европейский Союз как элемент международной системы
Современные актуальные проблемы национальной безопасности Республики Казахстан
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь