Международно-правовая ответственность



Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..3

1. Понятие, принципы, состав международно.правовой ответственности государств ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 8

1.1. Развитие принципа международно.правовой ответственности ... ...8
1.2. Характерные черты права международной ответственности ... ... .14
1.3. Принцип международной ответственности ... ... ... ... ... ... ... ...17
1.4. Государство как субъект права международной ответственности...19
1.5. Основание ответственности государств в международном праве...24
1.6. Обстоятельства, исключающие ответственность государств ... ... .31

2. Проблемы привлечения к ответственности государств в международном воздушном праве ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..45
2.1. Особенности публичной ответственности государств в международном воздушном праве ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..45
2.1.1. Нарушение принципов международного воздушного права ... ... 45
2.1.2. Воздушный терроризм ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..60
2.1.3. Выдача и наказание преступников ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...66

2.2. Особенности гражданско.правовой ответственности государств в международном воздушном праве ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .70
2.2.1. Ответственность государств перед пассажирами ... ... ... ... ... ..70
2.2.2. Ответственность за ущерб, причиненный воздушными судами третьим лицам на поверхности ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..76

2.3. Некоторые вопросы повышение эффективности привлечения к ответственности государства в международном воздушном праве ... ... ... 88




Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 94

Список использованных источников ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...100
Актуальность темы исследования. В последние годы средства массовой информации все чаще сообщают о случаях катастроф с воздушными судами . Этот факт ставит на повестку дня вопрос о необходимости усиления международно-правового обеспечения безопасности полетов воздушных судов, кроме прочего, методами "ретроспективной ответственности" и "позитивной ответственности". Ретроспективная ответственность (или обязанность) связана с обеспечением безопасности аэронавигации на стадии производства, организации воздушного движения и управления им, квалификации членов экипажа и т.п. Позитивная ответственность имеет отношение к возмещению уже причиненного вреда. Вследствие все большего "уплотнения" международной аэронавигации во всех регионах мира, значение как первого, так и второго вида ответственности в наше время возрастает. При этом повышается значение ретроспективной ответственности, включения в предмет рассмотрения по теме настоящего исследования основных обязательств и мер предохранительного (или "защитного") порядка, которые лежат не только и не столько на непосредственных владельцах воздушных судов, но в первую очередь - на государствах, как субъектах международного права. Политические, экономические и технические причины этой ситуации являются предметом специальных исследований в других отраслях науки. Что касается правовых (международно-правовых) проблем ответственности, то в последние годы они чрезвычайно редки. Но если и проводятся, то, как и в предшествующие годы, почти исключительно с позиций международного частного (гражданского) права. Между тем, "аэронавигационная обстановка" в отдельных государствах и регионах, и в мировом воздушном пространстве в целом, становится не просто все более "плотной", но нередко - слабо организованной на общегосударственном уровне. Это повышает актуальность комплекса проблем, связанных с правами, обязанностями и ответственностью государства в международном воздушном праве, исследуемой в настоящей работе. Данный вид ответственности традиционно вовлекает такие специальные "отраслевые" вопросы как: нормы летной годности и сертификация воздушных судов, квалификация летного персонала и его аттестация, ответственность изготовителя воздушного судна, ответственность органов организации воздушного движения и управления им и т.п. Одновременно данная тематика затрагивает вопросы ответственности
1. Варшавская конвенция от 12 октября 1929 г. «Об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок».
2. Конвенция от 07 октября 1952 «Об ущербе, причиненной иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности».
3. Женевская конвенция 1975 г. «О договоре международной перевозке грузов (КДПГ)».
4. Женевская таможенная конвенция 1975 г. «О международной перевозке грузов с применением книжки МДП (конвенция МДП)».
5. Конвенция ООН «О международных смешанных перевозках грузов», 1980.
6. Монреальская конвенция 28 мая 1993 г. «Об унификации некоторых правил международной воздушной перевозки».
7. Гаагский протокол 1955 г. «О поправках к Варшавской конвенции 1929 г. об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок».
8. Гватемальский протокол 1971 г. «О поправках к Варшавской конвенции 1929 г. об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок».
9. Конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок (Монреаль, 28 мая 1999 г.)
10. Решение о Концепции охраны воздушного пространства государств - участников Содружества Независимых Государств (Москва, 19 января 1996 г.)
11. Конвенция «О борьбе с незаконным захватом воздушных судов» (Гаага, 16 декабря 1970 г.).
12. Конвенция «О преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов» (Токио, 14 сентября 1963 г.).
13. Решение «О Положении об основных направлениях реализации Концепции охраны воздушного пространства государств-участников Содружества Независимых Государств» (Москва, 18 октября 1996 г.).
14. Решение от 4 ноября 1992 года «Об утверждении «Правил полетов военных воздушных судов государств-участников Ташкентского соглашения в воздушном пространстве этих государств».
15. Решение Совета министров обороны государств-участников Содружества от 8 октября 1992 года «Об утверждении «Правил полетов военных воздушных судов государств-участников Ташкентского соглашения в воздушном пространстве этих государств».
16. Протокол к Соглашению об обеспечении радиолокационного опознавания воздушных, надводных и наземных объектов, оснащенных ответчиками опознавания системы «Пароль», от 26 июня 1992 года (Минск, 4 июня 1999 г.).

17. Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 06.03.1998 г.
18. Протокол о поправках к Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, подписанной в Варшаве 12 октября 1929 г. (Гаага, 28 сентября 1955 г.)
19. Правила полетов военных воздушных судов государств-участников Ташкентского соглашения в воздушном пространстве этих государств (4 ноября 1992 года).


Б) Национальное законодательство:


20. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 года.
21. Уголовно-процессуальный кодекс РК. Алматы, 1997.
22. Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, от 20 декабря 1995 г. № 2697 «Об использовании воздушного пространства и деятельности авиации Республики Казахстан (с изменениями, внесенными Законами РК от 15.12.01 г. № 272-II; от 24.12.01 г. № 276-II; от 10.07.02 г. №338-II; от 08.05.03 г. № 414-II)».
23. Указ Президента Республики Казахстан от 31 августа 1992 года № 899 «О мерах по обеспечению безопасности воздушного транспорта Республики Казахстан».
24. Постановление Правительства Республики Казахстан от 16 июля 2002 года № 788 «О специальном перечне должностных лиц Республики Казахстан, перевозимых на воздушном транспорте, в отношении которых досмотр не производится».
25. Постановление Правительства Республики Казахстан от 26 июня 2002 года № 695 «Об утверждении перечня опасных грузов, предназначенных для перевозки гражданскими воздушными судами».
26. Постановление Правительства Республики Казахстан от 11 июня 2001 года № 799 «О некоторых мерах по повышению эффективности использования и улучшению состояния боеготовности вертолетного парка Сил Воздушной обороны Министерства обороны Республики Казахстан (с изменениями, внесенными постановлениями Правительства РК от 15.10.01 г. № 1323; от 09.11.01 г. № 1425)».
27. Постановление Правительства Республики Казахстан от 23 февраля 2001 года № 273 «О проекте Закона Республики Казахстан «О присоединении Республики Казахстан к Протоколу о поправках к Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, подписанной в Варшаве 12 октября 1929 года».
28. Постановление Правительства Республики Казахстан от 18 ноября 1999 года № 1748 «О создании Межведомственной комиссии по изучению состояния безопасности полетов воздушных судов гражданской авиации Республики Казахстан (с изменениями, внесенными в соответствии с постановлением Правительства РК от 23.11.99 г. № 1771)».
29. Постановление Правительства Республики Казахстан от 1 сентября 1997 года № 1314 «Об утверждении Соглашения о сотрудничестве по организации и проведению поисково-спасательного обеспечения полетов воздушных судов гражданской авиации».
30. Постановление Правительства Республики Казахстан от 21 мая 1997 года № 858 «Об утверждении Государственного реестра гражданских воздушных судов Республики Казахстан».
31. Постановление Правительства Республики Казахстан от 28 февраля 1997 г. № 285 «Об утверждении Положения об использовании воздушного пространства Республики Казахстан».
32. Постановление Правительства Республики Казахстан от 19 декабря 1996 года № 1563 «О комитете по использованию воздушного пространства и деятельности гражданской авиации при министерстве транспорта и коммуникации Республики Казахстан (с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Правительства Республики Казахстан от 21 января 1998 года № 31, постановлением Правительства РК от 26.02.1998 г. № 151)».
33. Постановление Правительства Республики Казахстан от 19 июня 1996 г. № 755 «Об утверждении Положения о правилах проведения служебного расследования авиационных происшествий и инцидентов с гражданскими воздушными судами на территории Республики Казахстан».
34. Приказ Председателя Комитета гражданской авиации Министерства транспорта и коммуникаций Республики Казахстан от 20 сентября 2004 года № 177-ДСП «Об утверждении Инструкции по предполетному и специальному досмотру воздушных судов».
35. Приказ и.о. Председателя Комитета гражданской авиации Министерства транспорта и коммуникаций Республики Казахстан от 20 мая 2004 года № 97 ДСП «Об утверждении Правил охраны воздушных судов и обеспечения безопасности объектов организаций гражданской авиации Республики Казахстан».
36. Приказ Председателя Комитета гражданской авиации Министерства транспорта и коммуникаций Республики Казахстан от 5 июня 2003 года № 254 «Об утверждении Инструкции экипажам гражданских воздушных судов по действиям в чрезвычайных ситуациях».
37. Приказ Председателя Комитета гражданской авиации Министерства транспорта и коммуникаций Республики Казахстан от 25 апреля 2003 года № 182 «Об утверждении Правил перевозки пассажиров, багажа и грузов на воздушных линиях Республики Казахстан».
38. Приказ Председателя Комитета гражданской авиации Министерства транспорта и коммуникаций Республики Казахстан от 17 сентября 2002 года № 701 «Об утверждении Инструкции по перевозке опасных грузов гражданскими воздушными судами».
39. Приказ Министра транспорта и коммуникаций Республики Казахстан от 14 октября 1997 года № 591 «Об утверждении и введении в действие Программы по авиационной безопасности гражданской авиации (далее по тексту Программа) и Инструкции "О порядке производства контрольной проверки техническими средствами, досмотра пассажиров, членов экипажей гражданских воздушных судов, обслуживающего персонала, ручной клади, багажа, грузов, почты, бортовых запасов и изъятия веществ, предметов запрещенных к провозу на гражданских воздушных судах".
40. Приказ Министра Обороны Республики Казахстан от 30 июля 1996 г. № 150, Председателя Таможенного комитета Республики Казахстан от 1 августа 1996 г. № 155-п «Об организации таможенного контроля за военными воздушными судами стран СНГ на аэродромах совместного базирования (авиационные части Министерства Обороны РК и авиационные формирования других ведомств) и на аэродромах Министерства обороны РК».
41. Распоряжение премьер-министра Республики Казахстан от 24 декабря 2003 года № 316-p «О создании рабочей группы по реализации программы модернизации контроля воздушного пространства Республики Казахстан (с изменениями, внесенными распоряжением премьер-министра РК от 14.01.04 г. № 7-р)».
42. Правила международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов, утвержденные приказом Министра гражданской авиации от 3 января 1986 г. № 1/И.
43. Статус Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 16 декабря 1970 г.) (по состоянию на 1 ноября 2001 г.)
44. Статус Конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов (Токио, 14 сентября 1963 г.) (по состоянию на 1 ноября 2001 г.).

В) Специальная литература:

45. Ануфриева Л.П. Международное частное право. Том 2. Особенная часть. Учебник. - М., БЕК, 2000.
46. Богуславский М.М. Международное частное право. - М., Юристъ, 1999.
47. Бордунов В.Д., Котов А.И., Малеев Ю. Н. Правовое регулирование международных полетов гражданских воздушных судов. М , 1988.
48. Верещагин А. Н. Международное воздушное право. М., 1966.
49. Воскобойникова М. А. Юридические аспекты углубления интеграции в гражданской авиации // Московский журнал международного права. 1996. № 3.
50. Гаврилов В.В. Международное частное право. Краткий учебный курс. - М., Инфра-М, 2001.
51. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. II. М., 2001.
52. Елисеев Б. В воздушном кодексе слишком много воздуха. //РФ сегодня. – 2000. - № 19.
53. Ерпылева Н.Ю. Международное частное право: учеб. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004.
54. Иванова О.Н., Симонов А.М. Комментарий к Воздушному Кодексу Российской Федерации. - М., Новая Правовая культура, 2004.
55. Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Международное частное право и сравнительное правоведение. - М., Международные отношения, 2001.
56. Ламинцев А.А. Международное частное право. - М., 2004.
57. Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть. М., Юристъ, 1995.
58. Малеев Ю.Н. Международное воздушное право: вопросы теории и практики. М., 1986; Бордунов В.Д., Котов А.И., Малеев Ю.Н. Правовое регулирование международных полетов гражданских воздушных судов. М., 1988.
59. Международное воздушное право. М., 1980-1981. Кн. 1-2.
60. Международное воздушное право. Том 1 - 2. М., 1980.
61. Международное воздушное право: вопросы теории и практики, Малеев Ю.Н., - М., 1986.
62. Международное частное право. Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2000.
63. Недружеский И.И. Международные торги. - М.: Международные отношения, 1991.
64. Нешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процесс. Учебный курс в трех частях. - М., Городец, 2004.
65. Предпринимательское право. Курс лекций Под. ред. НИ. Клейн. - М., 1993.
66. Рамберг Я. Комментарии к Инкотермс 2000. Пер. с англ. Н.Г. Вилковой. - М., 2000.
67. Розенберг М.Г. Международная купля - продажа товаров. - М.: Юридическая, литра, 1995.
68. Рубанов А. А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. - М.: Наука, 1984.
69. Садиков О.Н. Правовое регулирование международных перевозок. М., 1981.
70. Трунов И.Л., Айвар Л.К., Харисов Г.Х. Эквивалент стоимости человеческой жизни // Представительная власть// 2006. № 3 (69).
71. Трунов И.Л., Трунова Л.К., Востросаблин А.А.. Экономический эквивалент человеческой жизни// Вестник РАЕН. 2004. № 4.

Дисциплина: Законодательство и Право, Криминалистика
Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 119 страниц
В избранное:   
Содержание

Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . .3

1. Понятие, принципы, состав международно-правовой ответственности
государств ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .8

1.1. Развитие принципа международно-правовой ответственности ... ...8
1.2. Характерные черты права международной ответственности ... ... .14
1.3. Принцип международной ответственности ... ... ... ... ... ... ... ...17
1.4. Государство как субъект права международной ответственности...19
1.5. Основание ответственности государств в международном праве...24
1.6. Обстоятельства, исключающие ответственность государств ... ... .31

2. Проблемы привлечения к ответственности государств в международном
воздушном праве ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..45
2.1. Особенности публичной ответственности государств в международном
воздушном праве ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..45
2.1.1. Нарушение принципов международного воздушного права ... ... 45
2.1.2. Воздушный терроризм ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..60
2.1.3. Выдача и наказание преступников ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...66

2.2. Особенности гражданско-правовой ответственности государств в
международном воздушном праве ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .70
2.2.1. Ответственность государств перед пассажирами ... ... ... ... ... ..70
2.2.2. Ответственность за ущерб, причиненный воздушными судами третьим
лицам на поверхности ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..76

2.3. Некоторые вопросы повышение эффективности привлечения к
ответственности государства в международном воздушном праве ... ... ... 88

Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .94

Список использованных источников ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...100

Введение

Актуальность темы исследования. В последние годы средства массовой
информации все чаще сообщают о случаях катастроф с воздушными судами[1].
Этот факт ставит на повестку дня вопрос о необходимости усиления
международно-правового обеспечения безопасности полетов воздушных судов,
кроме прочего, методами "ретроспективной ответственности" и "позитивной
ответственности". Ретроспективная ответственность (или обязанность) связана
с обеспечением безопасности аэронавигации на стадии производства,
организации воздушного движения и управления им, квалификации членов
экипажа и т.п. Позитивная ответственность имеет отношение к возмещению уже
причиненного вреда. Вследствие все большего "уплотнения" международной
аэронавигации во всех регионах мира, значение как первого, так и второго
вида ответственности в наше время возрастает. При этом повышается значение
ретроспективной ответственности, включения в предмет рассмотрения по теме
настоящего исследования основных обязательств и мер предохранительного (или
"защитного") порядка, которые лежат не только и не столько на
непосредственных владельцах воздушных судов, но в первую очередь - на
государствах, как субъектах международного права. Политические,
экономические и технические причины этой ситуации являются предметом
специальных исследований в других отраслях науки. Что касается правовых
(международно-правовых) проблем ответственности, то в последние годы они
чрезвычайно редки. Но если и проводятся, то, как и в предшествующие годы,
почти исключительно с позиций международного частного (гражданского) права.
Между тем, "аэронавигационная обстановка" в отдельных государствах и
регионах, и в мировом воздушном пространстве в целом, становится не просто
все более "плотной", но нередко - слабо организованной на
общегосударственном уровне. Это повышает актуальность комплекса проблем,
связанных с правами, обязанностями и ответственностью государства в
международном воздушном праве, исследуемой в настоящей работе. Данный вид
ответственности традиционно вовлекает такие специальные "отраслевые"
вопросы как: нормы летной годности и сертификация воздушных судов,
квалификация летного персонала и его аттестация, ответственность
изготовителя воздушного судна, ответственность органов организации
воздушного движения и управления им и т.п.[2] Одновременно данная тематика
затрагивает вопросы ответственности за вред, причиняемый в связи с
использованием воздушного пространства в различных целях. Кроме "обычных"
полетов воздушных судов (как гражданских, так и государственных) сюда
относятся различного вида стрельбы, запуски ракет, космических и
аэрокосмических аппаратов[3],
воздействие на атмосферные процессы, военно-воздушные маневры и учения и
пр.
Как отмечает Л.В. Савельева, "государства все чаще становятся
непосредственно причастными к оперированию источниками повышенной опасности
(космические ракеты, ядерные суда, супертанкеры, атомные электростанции и
др.), то есть такими объектами, которые из-за особых технико-функциональных
характеристик, при наступлении непредвиденных и непреодолимых чрезвычайных
обстоятельств, могут выходить из под контроля и причинять материальный
ущерб другим субъектам международного права"[4]. В данной области действуют
два международных документа: Конвенция о возмещении вреда, причиненного
иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности 1952 года
(Римская конвенция 1952 года, 40 участников)[5] и дополнительный Протокол к
ней 1978 года (Монреальский протокол 1978 года, 3 участника. Для вступления
в силу требуется пять ратификаций)[6].
Указанные документы устанавливают принцип объективной, независимой от
вины, ответственности непосредственного эксплуатанта воздушного судна.
Такой подход не соответствует современным реалиям, когда субъекты
международного права - государства несут все более значительное бремя
обязательств по обеспечению безопасности полетов воздушных судов. Тем самым
государства непосредственно причастны к оперированию воздушными судами,
которые все чаще выходят из - под контроля и причиняют значительный
материальный и моральный вред другим субъектам международного права, а
также юридическим и физическим лицам.
Тема дипломной работы созвучна той работе, которую проводит в настоящее
время Комиссия международного права ООН по вопросам объективной
международно-правовой ответственности за вредные последствия действий, не
запрещенных международным правом.
Цель данного исследования состоит в исследовании международно-правовых
проблем ответственности государства в международном воздушном праве,
определение в этой связи ее оснований и условий, вопросов юрисдикции и др.
Для выполнения указанной цели мы ставим перед собой следующие
конкретные задачи:
Первое: - раскрыть правовое содержание понятия международно-правовой
ответственности государства;
Второе: - выявить особенности публичной и гражданско-правовой
ответственности государств в международном воздушном праве.
Внимание общетеоретическим проблемам объективной ответственности в
международном праве уделали MX. Фарукшин[7], Г.И. Тункин[8], П.М. Курис[9],
ж Ю.М. Колосов[10], В.А. Мазов[11], Л.В. Савельева[12], А.А. Рубанов[13] и
другие. Из российских авторов, которые специально касались предмета данной
диссертации, следует отметить того же Ю.М. Колосова и B.C. Грязнова[14],
О.Н. Садикова[15], Ю.Н. Малеева и В.П. Овчинникова[16], А.Н. Брылова[17].
Западные авторы представлены диссертациями, защищенными в Макгильском
институте воздушного и космического права: Н.Е. Хессе (1953 год)[18] А.
Антонио (1955 год)[19], Ферелла Вэйна В. Е.Дж. (1981 год)[20], Абусавы А.А.
(1985 год)[21], в Париже: М. Лемуана (1935 год)[22], М.Т. Лауре (1934
год)[23], а также работами X. П. Дидерикс -Вершор (1997 год)[24], Карела
Дж. Дж. Столкера и Давида И. Левина (1997 год)[25].
Отдельных аспектов темы касались также А.Н. Верещагин ("Основные
проблемы международного воздушного права", докторская диссертация, 1971
год); М.Н. Копылов ("Международное космическое право", 1987 год); Г.П.
Жуков (по вопросам ответственности в международном космическом праве); В.Н.
Дежкин (в ряде работ по воздушному праву); Джон Балфур "Воздушное право
Европейского Сообщества" (Лондон, 1995 год).
Освещал данную тематику также Акау Бру в кандидатской диссертации "Проблемы
международного воздушного права на африканском континенте" (Москва,
Университет дружбы народов, 1998 год). В плане сравнительного правоведения
следует также отметить защищенную в Московской государственной юридической
академии в 1998 году диссертацию Е.Г. Лаверычева "Осуществление защитных
мер и имущественная ответственность за причинение ущерба морской среде"
(научный руководитель - К.А. Бекяшев). Данная диссертация особенно ценна
комплексным сравнительным анализом публично-правовых и частноправовых
проблем, возникающих из причинения вреда источниками повышенной опасности.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Применение принципа объективной, независимой от вины,
ответственности эксплуатанта воздушного судна, как непосредственного
причинителя ущерба, направлено на защиту прав и интересов потерпевшего.
2. Интересы непосредственного причинителя ущерба также должны
пользоваться правовой защитой в порядке регрессного иска к лицу, в том
числе - государству, в результате действий (бездействия) которого произошел
факт причинения ущерба. Таким образом, в данном случае принцип объективной
ответственности причинителя ущерба перед потерпевшим сочетается с принципом
ответственности за вину.
3. Обстоятельства форс-мажор не должны служить обстоятельствами,
освобождающими от ответственности в силу квалификации воздушного судна как
источника повышенной опасности.
4. Источниками юридических оснований объективной ответственности в
исследуемой сфере являются как международно-правовые договоры (Римская
конвенция 1952 года и Монреальский протокол к ней 1978 года), так и
национальное законодательство, содержащие соответствующие компенсационные
нормы.
5. Наметившийся отход некоторых государств от принципа объективной
ответственности эксплуатанта воздушного судна в данной сфере связан с
повышением надежности летательных аппаратов и совершенствованием
деятельности органов управления воздушным движением в обеспечении
безопасной эксплуатации воздушных судов.
6. Прогрессивное развитие международно - правовых норм в данной сфере
должно идти по пути совершенствования "Римской системы" путем принятия к
ней Факультативного Протокола, предусматривающего ответственность
непосредственного причинителя ущерба в зависимости от его вины, повышающего
предел ответственности и устанавливающего ответственность эксшгуатантов
всех видов воздушных судов, юридических и физических лиц, независимо от их
назначения и принадлежности.
Теоретическая основа исследования. Теоретическую основу дипломной
работы составляют работы Анцилотти Д., Балфура Дж., Бекяшева К.А., Блищенко
И.П., Боброва Р.Л., Броунли Я.,Василенко В.А., Василевской (Жуковой) Э.Г.,
Вассенберга Г.А., Верещагина А.Н., Верещетина B.C., Грязнова B.C., Дежкина
В.Н., Жукова Г. П., Иойрыша А.И., Каменецкой Е.П., Клименко Б.М.,
Кожевникова Ф.И., Колосова Ю.М., Копылова М.Н., Котова АИ., Кривчиковой
Э.С., КрыловаН.Б., Кузнецова В.И., Купера Дж., Лазарева М.И., Лаутерпахта
Г., Лемуана М., Лукашука ИИ., Ляхова Е.Г., Мазова В.Н., Малеева Ю.Н.,
Малинина С.А., Манкиевича Р. X., Матте Н. М.,Мезенцева А.В., Милде М.,
Мовчана А.П., Молодцова СВ., Оппен-гейма Л., Рубанова А.А., Рыжего В.И.,
Постышева В.М., Саватье Р., Смысловой Н.Н., Сперанской Л.В., Стогара В.П.,
Талалаева АН., Тихомирова Ю.А., Тузмухамедова Б.Р.,Тункина Г.И., Ушакова
Н.А., Фошиля П., Ченга Бина, Шибаевой Е.А..
Научная и практическая значимость результатов исследования определяется
тем, что содержащиеся в нем положения и выводы могут быть использованы в
учебных целях, а также при проведении научных исследований в области
международного права, в особенности - в области международного воздушного
права, при выработке позиций различных стран на международных конференциях
и в рамках международных организаций по вопросам, исследованным в дипломной
работе.
Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка
литературы.

1. Понятие, принципы, состав международно-правовой ответственности
государств

1.1. Развитие принципа международно-правовой ответственности

Человечество вступило в XXI век - век глобализации, которая вносит
все более ощутимые перемены не только в систему международных отношений, но
и в жизнь каждой страны и даже каждого человека. Глобализация ведет к
углублению взаимозависимости государств, к упрочению единства
международного сообщества. На первый план выдвигается задача обеспечения
общих интересов государств, интересов международного сообщества в целом.
Сегодня даже крупная держава не в состоянии в одиночку обеспечить свою
безопасность, безопасность своих граждан. Выжить человечество способно,
лишь объединив свои усилия.
Глобализация открывает широкие возможности для развития человеческой
цивилизации и вместе с тем порождает немало проблем, от решения которых
зависит судьба этой цивилизации. Происходящие перемены настолько
существенны, что определяют необходимость утверждения нового мирового
порядка[26]. Его основы коллективно определены государствами и закреплены в
Декларации тысячелетия, принятой на саммите ООН в 2000 г. В ней, в
частности, говорится:
".. Только путем широких и постоянных усилий по созданию общего
будущего, основанного на нашем общем человечестве во всем его многообразии,
глобализация может быть сделана всеохватывающей и справедливой".
Важная роль в утверждении нового мирового порядка отведена
международному праву и законности в целом. Ставится задача "повысить
уважение к верховенству права в международной, а также внутренней жизни...
[27]. В этом положении нашел отражение чрезвычайно важный принцип единства
внутренней и международной законности.
Решение глобальных проблем требует повышения уровня управляемости
международной системы. Осознание этой задачи постепенно находит отражение в
политическом мышлении. Ее значение подчеркивается в актах, как
международных организаций, так и государств. Приходится, однако,
констатировать, что практическое решение задачи повышения уровня
управляемости международной системы происходит медленно, явно отставая от
требований текущего момента. Такое положение уже сегодня отрицательно
сказывается на жизни сотен миллионов людей в развивающихся странах, а
завтра оно скажется и на остальных государствах.
Одним из необходимых инструментов решения указанной задачи является
международное право. Можно смело утверждать, что без международного права
мировая система была бы не в состоянии нормально функционировать. Рост роли
международного права как на межгосударственном, так и на национальном
уровне становится все более ощутимым. Однако это вовсе не означает, будто
международное право полностью отвечает требованиям современности.
Парадокс развития международного права состоит в существенном разрыве
между правотворчеством и правореализацией. Правотворческий процесс
протекает все более активно. За последние десятилетия было установлено
больше принципов и норм, чем за всю предшествующую историю. Неизмеримо
медленнее совершенствуется механизм реализации норм. Между тем
совершенствование механизма действия международного права является
необходимым условием повышения его эффективности. На протяжении истории
соблюдение международных норм обеспечивалось в основном политическими
средствами. Только со второй половины XX в. начали закладываться основы
такого необходимого для любой правовой системы комплекса норм, как нормы об
ответственности. Особенности международно-правовой ответственности и самой
системы международного права обусловили необходимость формирования особой
отрасли "Права международной ответственности".
Юристы, изучавшие проблему ответственности, подчеркивали, что она
является одной из важнейших и самых актуальных проблем международного
права. Они обращали внимание на роль ответственности в функционировании
международного права[28]. По мнению А.Фердросса, отрицание принципа
ответственности "привело бы к гибели международного права[29]. Одновременно
констатировалось, что проблема международной ответственности является одной
из наиболее сложных и недостаточно изученных[30]. Сложность феномена
ответственности подтверждается и тем фактом, что он недостаточно изучен и в
теории внутреннего права, которая имеет гораздо более длительную историю,
чем доктрина международного права.
Значение международной ответственности не раз подчеркивалось
Генеральной Ассамблеей ООН. В ряде резолюций Ассамблея рекомендовала
Комиссии международного права продолжить в качестве первоочередной и даже
"самой первоочередной" работу над проектом статей об ответственности
государств[31].
Международное сообщество оказалось в состоянии одобрить комплекс норм
о международной ответственности государств лишь в начале XXI в. Причина
подобного положения видится, прежде всего, в нежелании крупных государств
подчиниться действию эффективного механизма правореализации. Именно от них
исходила основная масса критических замечаний в отношении проекта статей об
ответственности государств, разрабатывавшегося Комиссией международного
права ООН.
Многолетняя работа Комиссии над проектом статей имела огромное
значение для формирования права международной ответственности как отрасли
международного права. Она привлекла к участию в разработке проблемы
ответственности ведомства иностранных дел государств, международные
организации, а также большое число ученых и научных учреждений. В этом
видится важный фактор успешного решения Комиссией поставленной перед ней
задачи. Результаты этой деятельности помогут выяснить природу
ответственности и во внутреннем праве.
12 декабря 2001 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, где
подчеркивается "огромное значение темы ответственности в отношениях между
государствами". В качестве приложения резолюция содержит документ
"Ответственность государств за международно-противоправные деяния", статьи
которого приняты к сведению и предложены "вниманию правительств, не
затрагивая при этом вопроса об их будущем принятии или другой надлежащей
мере".
При обсуждении представленного Комиссией международного права проекта
в Шестом комитете Генеральной Ассамблеи многие правительства высоко оценили
его значение. Проект был охарактеризован как самый важный из когда-либо
осуществлявшихся Комиссией[32]. Подчеркивалось его значение для решения
коренных проблем современности, включая поддержание мира и безопасности.
Отмечалось, что ответственность является одной из основополагающих областей
современного международного права. Эта область представляет собой важнейшую
альтернативу применению силы как средству разрешения споров между
государствами и наилучший способ поддержания и укрепления международного
мира и безопасности[33].
Активно обсуждался вопрос о соотношении проекта статей и позитивного
международного права. Многие делегации отмечали, что в проекте достигнут
приемлемый баланс между нормами обычного международного права и
новаторскими элементами[34]. Но отдельные правительства высказали иное
мнение. В замечаниях администрации США на проект статей говорилось, что
некоторые положения "представляют собой отход от обычного международного
права и практики". Особенно негативно были оценены статьи о контрмерах,
которые "содержат безосновательные ограничения на принятие" последних.
Учитывая роль односторонних "санкций" во внешней политике США, такое
замечание вполне объяснимо.
Близкую этой позицию заняло правительство Великобритании. Отметив,
что многие части текста отражают установившиеся нормы международного права,
оно заявило, что "другие части касаются областей, в которых право все еще
развивается и в которых практически отсутствует устоявшаяся практика
государств. ...Важно, чтобы в проектах статей не делалась попытка
определять нормы там, где их нет, а в тех случаях, когда нормы только
развиваются, не ставилась цель жестко закрепить их параметры...".
Аналогичное мнение высказало правительство Японии[35].
Принятие указанной резолюции знаменует наступление нового этапа в
развитии международного права. Выступая на заседании Комиссии
международного права в мае 2002 г., заместитель Генерального секретаря ООН
по правовым вопросам Х.Корелл сказал: "Завершение работы с ответственностью
государств является воистину историческим событием. Опубликованные статьи
отныне образуют часть международного права и основу для принятия решений
Международным Судом и другими органами по всему миру"[36].
Последнее положение представляется определенным упрощением. Сам факт
принятия статей Генеральной Ассамблеей, тем более в форме приложения к
резолюции, а не, например, в форме декларации еще не делает одобренные
правила нормами позитивного международного права, за исключением тех,
которые и до этого составляли его часть. Предстоит непростой процесс
внедрения принятых правил в международную практику, признания за ними
государствами юридической силы (opinio juris). Важную роль в этом процессе
призваны играть Совет Безопасности и Международный Суд.
Следует вместе с тем учитывать, что подготовленные Комиссией статьи
об ответственности в значительной мере представляют собой кодификацию
существующих обычных норм, разумеется, с уточнением их содержания и со
значительными элементами прогрессивного развития. Еще до завершения работы
Комиссии над проектом целый ряд его положений был признан Международным
Судом кодификацией обычных норм[37], принятие Генеральной Ассамблеей статей
об ответственности к сведению означает их официальное признание и
увеличивает возможности утверждения всего комплекса в позитивном обычном
праве. Они представляют собой наиболее авторитетное изложение понимания
современного права международной ответственности.
Рассматриваемый документ содержит основные принципы и нормы права
ответственности и предусматривает, что нормы международного обычного права,
которые не охвачены им, сохраняют свою силу. Значительное число норм,
относящихся к ответственности, содержит право международных договоров,
например прекращение нарушенного договора, признание ничтожным договора,
навязанного силой, и др.
Кардинальным шагом в совершенствовании механизма действия
международного права явилось выделение в особую категорию ответственности
за серьезные нарушения обязательств, вытекающих из императивных норм общего
международного права. Речь идет об обязательствах перед международным
сообществом в целом. Значительное место в принятом документе занимают нормы
об имплементации международно-правовой ответственности. Определены
действия, которые могут предпринимать государства, затронутые нарушением
международно-правового обязательства.
Существенной новеллой является признание права призывать к
ответственности за государствами, которые не относятся к категории
потерпевших. Речь идет о государствах, каждое из которых действует не в
индивидуальном качестве, а в коллективных интересах, как член группы или
международного сообщества в целом. Ощутимым шагом в прогрессивном развитии
международного права является раздел о серьезных нарушениях обязательств,
вытекающих из императивных норм общего международного права. Содержащиеся в
этом разделе нормы нацелены на защиту общих интересов государств,
международного сообщества в целом. Достижение данной цели приобрело
первостепенное значение для судеб цивилизации.
Таким образом, мы имеем дело с фактом прогрессивного развития
международного права. Рассмотренные положения предусматривают средства
защиты всевозрастающих коллективных или всеобщих интересов государств. В
этой связи необходимо заметить, что любое более или менее серьезное
правонарушение вызывает озабоченность других государств, даже тех, кто не
посредственно не затронут правонарушением, зачастую рассматриваемым ими как
угроза их интересам, поскольку подрывает легитимность нормы, которую они
приняли и на которую они полагаются, и поскольку наносит ущерб
международному правопорядку в целом. Значение этого положения все чаще
подчеркивается в мировой литературе [38].
Весьма сложным был процесс кодификации норм о санкциях и контрмерах,
как видах принуждения в отношении правонарушителя. Юристы из развивающихся
и некоторых других государств выступали против включения в проект положений
о контрмерах, по их мнению, легализующих насилие. Но большинство членов
Комиссии сочло, что нормы о контрмерах необходимы. Контрмеры применяются и
будут применяться. Задача состоит в том, чтобы ограничить злоупотребления
ими, установив соответствующие правила.
Рассматриваемый акт посвящен ответственности государств и не
затрагивает ответственности иных субъектов международного права.
Сосредоточив внимание на ответственности государств, Комиссия
международного права подчеркивала, что она никоим образом не умаляет
значения исследования вопросов, касающихся ответственности других субъектов
международного права[39].
Принятые статьи не касаются индивидуальной ответственности по
международному праву лиц, действующих от имени государства. Следует вместе
с тем учитывать, что преступление должностного лица зачастую влечет за
собой ответственность государства за преступное деяние или за неспособность
предотвратить его или наказать за его совершение.
Таким образом, принятый Генеральной Ассамблеей ООН документ является
важным шагом на пути формирования права международной ответственности. Его
принятие объясняется потребностью повышения эффективности международного
права, совершенствования его механизма в условиях, когда это право
становится все более важным фактором решения проблемы повышения уровня
управляемости мировой системы. Процесс идет далеко не просто. Препятствия
на его пути носят главным образом политический характер. Специалисты
отмечают, что трудности в кодификации права международной ответственности
объясняются не только сложностью этой отрасли, но и ее политическим
значением[40]. Многое еще предстоит сделать. Тем не менее, основы заложены.

1.2. Характерные черты права международной ответственности

Цели права международной ответственности состоят в следующем: а)
сдерживать потенциального правонарушителя (превентивная функция);
б) побудить правонарушителя выполнить свои обязанности надлежащим
образом (функция обеспечения правопорядка); в) предоставить потерпевшему
возмещение за причиненный материальный и моральный ущерб (компенсационная
функция); г) воздействовать на будущее поведение субъектов в интересах
добросовестного выполнения своих обязательств (превенция и поддержание
правопорядка).
Право международной ответственности - отрасль международного права,
принципы и нормы которой определяют для субъектов международного права
юридические последствия международно-противоправных деяний, а также
причинения ущерба в результате деятельности, не запрещенной международным
правом.
В этом определении нашло отражение существование двух подотраслей
права международной ответственности - за противоправные действия и за
ущерб, являющийся результатом деятельности, не запрещенной международным
правом. По своей юридической природе эти виды ответственности принципиально
различны и регулируются различными комплексами норм. Иными являются также
содержание и формы, в которых они могут проявляться. Комиссия
международного права обратила внимание на эти обстоятельства уже в самом
начале работы над темой ответственности. При этом она заявила, что различия
между двумя понятиями ответственности настолько существенны, что "лишь в
силу относительной бедности юридического языка для обозначения как первого,
так и второго понятия используется обычно один и тот же термин".
Комиссия международного права обоснованно сочла, что одновременное
рассмотрение различных видов ответственности существенно осложнило бы
задачу. Поэтому было решено начать с кодификации норм об ответственности за
противоправные деяния, ограничившись противоправными деяниями государств.
Одновременно подчеркивалось растущее значение ответственности за риск[41].
В дальнейшем Комиссия начала работу над темой "Международная
ответственность за вредные последствия действий, не запрещенных
международным правом". С учетом этого целесообразно раздельно рассматривать
нормы о двух различных видах ответственности, а именно: ответственности за
правонарушения и ответственности за вредные последствия действий, не
запрещенных международным правом.
Статьи об ответственности государств содержат немало положений,
которые носят общий характер и потому применимы и к международным
организациям как общие принципы права или по аналогии. Следует также
учитывать, что многие положения об ответственности организаций существуют в
виде обычных норм.
После завершения работы над статьями об ответственности государств
Комиссия в 2002 г. начала работу над проектом статей об ответственности
международных организаций. Думается, что такой подход оправдан.
Подтверждение тому - опыт подготовки двух конвенций о праве международных
договоров. Первоначально Комиссия разработала проект статей о праве
договоров между государствами, а уже на их основе – проект статей о праве
договоров с участием международных организаций. Знаменательно, что большая
часть статей двух конвенций совпадает даже по нумерации. Статьи первой
Конвенции были дополнены положениями, относящимися к договорам с участием
организаций. Поэтому целесообразно рассматривать ответственность
международных организаций одновременно с ответственностью государств с тем,
чтобы избежать излишнего повторения, как это произошло с Венской конвенцией
о праве договоров с участием международных организаций. В первую очередь
это касалось ответственности международных организаций и ответственности
государств за поведение организаций. Учитывая завершение работы над
проектом статей об ответственности государств, Генеральная Ассамблея в 2001
г. одобрила предложение Комиссии международного права начать работу над
темой "Ответственность международных организаций".
К праву международной ответственности за международные правонарушения
относятся принципы и нормы, которые регулируют возникновение, содержание и
осуществление отношений, являющихся результатом нарушения международно-
правовых обязательств, определяют вытекающие из этих отношений права и
обязанности[42]. Эти нормы обладают значительной спецификой. Для ее
обозначения Комиссия использовала известное деление норм на первичные и
вторичные. Такое деление близко делению норм на материальные и
процессуальные. К первичным относятся нормы, которые непосредственно
регулируют поведение субъектов, возлагая
на них определенные обязательства в той или иной сфере, ко вторичным-
нормы, определяющие правовые последствия невыполнения обязательств,
предусмотренных первичными нормами. Именно последним и посвящены статьи об
ответственности. Комиссия стремилась избегать углубления в определение и
кодификацию первичных норм, нарушение которых порождает
ответственность[43].
Источником международной ответственности является международно-
противоправное деяние, объектом противоправного деяния - международно-
правовое обязательство. В доктрине и практике в качестве такого объекта
указывают также нормы, реже - международное право в целом. Комиссия
предпочла термин "обязательство", ибо он чаще используется в международной
практике[44]. Напомним, что так формулируется и принцип добросовестного
выполнения обязательств по международному праву. Еще одна причина состоит в
том, что обязательство может непосредственно вытекать не из нормы права, а
из иного юридического акта, например из решения Международного Суда или
Совета Безопасности, из одностороннего акта государства. Следует вместе с
тем заметить, что юридическая сила обязательства всегда связана с нормой.
Отмеченные решения порождают юридические обязательства в силу того, что это
предусмотрено нормами Устава ООН и Статута Международного Суда.

1.3. Принцип международной ответственности

В основе рассматриваемой отрасли международного права лежит принцип
международной ответственности: любое международно-противоправное деяние
субъекта международного права влечет за собой его международную
ответственность. Этот принцип является необходимым принципом международного
права в целом, вытекает из его правовой природы. Поэтому случаи отрицания
его существования даже в прошлом встречались предельно редко[45]. Уже в
1928 г. в решении по "Делу о фабрике в Хожуве" Постоянная палата
международного правосудия квалифицировала принцип ответственности как один
"из принципов международного права и, более того, общего понятия
права"[46]. Сегодня можно смело утверждать, что этот принцип является
общепризнанным как в международной практике, так и в доктрине[47].
В статьях об ответственности государств он сформулирован следующим
образом: "Статья 1. Ответственность государства за международно-
противоправное деяние. Любое международно-противоправное деяние государства
влечет международную ответственность этого государства".
Принцип ответственности отражает юридическую природу международного
права, предусматривая, что нарушение этого права порождает юридическую
ответственность. В силу этого он тесно связан с принципом, определяющим
юридический характер международного права, с принципом добросовестного
выполнения обязательств по международному праву. Этот момент отмечался Р.Л.
Бобровым: "Принцип добросовестного выполнения международных обязательств в
известном смысле включает в себя и принцип ответственности, предполагая
таковую (суммарно) за нарушение установленных правил международного
права"[48].
В прошлом обычно речь шла лишь о принципе ответственности. Но по мере
роста количества конкретизирующих принцип норм образовался институт
международной ответственности. Многие авторы рассматривают международную
ответственность как институт. Удивляться этому не приходится. До последнего
времени количество норм, относящихся к международной ответственности, было
невелико. Они не отличались особой четкостью, не были объединены в единую
систему. Этот момент не раз отмечался в доктрине[49].
Ныне положение изменилось в значительной мере благодаря принятию
Генеральной Ассамблеей статей о международной ответственности государств.
Правда, и до этого некоторые авторы писали о "праве ответственности
государств"[50].
В литературе встречается мнение, согласно которому понятием
ответственности охватываются все отрицательные последствия правонарушения
вплоть до применения принуждения[51]. Между тем принуждение, будь то
контрмеры или санкции, представляет самостоятельный институт, который
связан с ответственностью, но обладает иными характеристиками. На него
распространяется действие норм относительно принудительных мер.
Правоотношения ответственности возникают независимо от воли субъектов в
силу самого факта правонарушения. Решение о применении контрмер принимает
потерпевшее государство. Контрмеры и санкции являются средством обеспечения
реализации правоотношений ответственности. Показательно, что полную
поддержку со стороны Комиссии встретило предложение включить статьи о
контрмерах в качестве главы в часть, озаглавленную "Имплементация
ответственности государств"[52]. Тем не менее, в силу тесной связи норм об
ответственности с институтом контрмер есть основания объединить их в единую
отрасль международного права[53].

1.4. Государство как субъект права международной
ответственности

Субъектами права международной ответственности являются субъекты
международного права. Принятые Генеральной Ассамблеей статьи посвящены в
основном ответственности государств перед государствами. Вместе с тем общая
часть статей распространяется и на ответственность государств перед иными
субъектами международного права. Касаясь возможности иных субъектов, помимо
государств, ссылаться на ответственность государства, специальный докладчик
Комиссии Дж.Кроуфорд подтвердил, что открытое понятие ответственности,
изложенное в части первой, обеспечивает такую возможность.
"Совершенно очевидно, что ответственность государства перед субъектами
помимо государств вписывается в рамки ответственности государств"[54].
Основными субъектами международного права являются государства. Их
политико-правовая природа определяет характерные черты международного
права, включая право ответственности. Субъектом права ответственности может
быть и государство в процессе образования, прежде всего в случае
вооруженной борьбы народа за реализацию права на самоопределение. В статьях
об ответственности государств этому посвящено следующее положение ст. 10:
"2. Поведение движения, повстанческого или иного, которому удается создать
новое государство на части территории уже существующего государства или на
какой-либо территории под его управлением, рассматривается как деяние этого
нового государства по международному праву".
Международные организации, будучи субъектами международного права, не
могут не быть и субъектами права ответственности. В комментарии к статьям
об ответственности государств говорится, что "понятие ответственности за
противоправное поведение является основным элементом наличия международной
правосубъектности"[55]. Это положение является общепризнанным. Оно
подтверждено и Международным Судом. В деле о возмещении ущерба,
причиненного во время нахождения на службе ООН, Суд определил, что ООН
"является субъектом международного права и способна иметь международные
права и обязанности. Она наделена способностью отстаивать свои права путем
предъявления международных претензий"[56]. Суд также указал, что ООН несет
ответственность за собственное поведение[57].
Следует при этом учитывать специфику правосубъектности организаций,
которая является производной и специальной, что не может не сказываться и
на их отношениях ответственности. С учетом этого статьи об ответственности
государств содержат следующую статью: "Статья 57. Ответственность
международных организаций. Настоящие статьи не предрешают ни одного
вопроса, касающегося ответственности по международному праву международной
организации или любого государства за поведение международной организации".
В мировой литературе международной ответственности организаций не
уделялось серьезного внимания. Обычно ограничиваются общей фразой о том,
что она может быть субъектом отношений ответственности. Весьма
показательно, что в изданном под эгидой ЮНЕСКО капитальном коллективном
труде авторитетных авторов ответственность международных организаций
обойдена молчанием[58]. В отечественной литературе этой теме посвящен
небольшой раздел в книге Е.А.Шибаевой и М.Поточного[59]. Если также принять
во внимание, что и практика в этой области пока не очень значительна, то
надо полагать, что Комиссии международного права предстоит готовить проект
статей об ответственности организаций в основном по аналогии со статьями об
ответственности государств.
Физические лица не являются субъектами международно-правовой
ответственности даже в том случае, если они совершают международно-
противоправное деяние в качестве должностных лиц государства, "лиц-
органов". За это они несут уголовную ответственность, включая уголовную
ответственность непосредственно на основе норм международного права. Это
положение не меняется в результате созданных некоторыми договорами
международных институтов, позволяющих обращаться к ним с жалобой на
государство в случае нарушения их прав. В данном случае речь идет об особом
институте защиты прав человека, а не о признании за ним статуса субъекта
международного права даже в ограниченной мере.
Международное право, как и право внутреннее, становится в растущей
мере гомоцентричным, придавая все большее значение обеспечению интересов и
прав человека. Даже в недалеком прошлом человек рассматривался как объект
международного права. В одном из докладов, представленном в процессе
подготовки Гаагской конференции по кодификации международного права 1930
г., говорилось, что индивиды являются не субъектами международного права,
"а лишь объектами"[60].
Сегодня человек не рассматривается как объект международного права.
Однако это не означает признания за ним статуса субъекта. Суть дела в том,
что такое признание носило бы формальный характер и не содействовало бы
повышению уровня защиты прав человека. Для этого необходим особый
международно-правовой механизм, который и формируется.
Таким образом, в международном праве сложились два комплекса норм,
непосредственно касающихся прав и обязанностей человека. Один из них
призван обеспечить ответственность физических лиц, несмотря на занимаемое
ими официальное положение, за тяжкие нарушения международного права, другой
- служит дополнительному обеспечению прав человека, возлагая на него и
определенные обязанности. Оба комплекса имеют свой механизм действия,
отличающийся от аналогичного механизма действия международного права в
целом. По-иному решаются и вопросы ответственности.
При решении вопросов ответственности юристы не раз поднимали вопрос о
роли международного сообщества. Оно рассматривалось как носитель общих
интересов, а также как наиболее эффективный фактор обеспечения реализации
ответственности государств. К.Иглтон писал, что, как и внутри государства,
общественный интерес "должен неизбежно доминировать над интересами
отдельных членов". Тенденция развития, несомненно, направлена "к совместным
и организованным действиям сообщества государств, санкционирующего
принудительное обеспечение международной ответственности государств". Такие
действия "должны осуществляться совместными усилиями всех государств мира"
через учреждения, "созданные совместно всеми государствами мира, а не
эгоистической деятельностью одного или нескольких из них".
После решения Международного Суда по "Делу Барселона Тракшн",
признавшего существование обязательств в отношении международного
сообщества, в литературе вопрос о сообществе начал обсуждаться в ином свете
- в плане возможности признания его в качестве специфического субъекта
международного права, а следовательно, и ответственности. Один из первых
докладчиков Комиссии по теме ответственности говорил о "начале эволюции в
направлении признания международного сообщества субъектом международного
права[61].
В дальнейшем сторонники такого признания стали ссылаться и на ст. 19
проекта статей об ответственности государств. Как известно, статья выделяла
в особую категорию, именуемую преступлениями, противоправные деяния,
возникающие в результате нарушения государством международного
обязательства, "основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов
международного сообщества".
Р. Зонненфельд считает, что такое признание имело бы фундаментальное
значение как для определения нарушений обязательств, имеющих существенное
значение для защиты коренных интересов международного сообщества, так и для
установления правовых последствий таких нарушений[62]. Н.А.Ушаков пришел к
следующему выводу: "Таким образом, международно-правовое развитие ведет к
признанию международного сообщества государств, когда оно выступает в лице
Организации Объединенных Наций как организованное международное сообщество,
субъектом современного международного права[63]. Невольно возникает вопрос:
как в таком случае отделить правосубъектность ООН от правосубъектности
сообщества? ООН действительно можно рассматривать как представителя
международного сообщества государств, но она не может совмещать и
осуществлять две различные правосубъектности.
Обстоятельное исследование рассматриваемой проблемы осуществил
немецкий ученый К.Томушат. Как и другие авторы, он обоснованно считает, что
рост "коллективности" суверенных государств является результатом
необходимости обеспечить взаимные интересы: "Международное сообщество
рассматривается как разновидность власти, которая внимательно следит за
мировыми событиями и несет ответственность за поддержание упорядоченного и
мирного окружения и за обеспечение достойных условий существования каждому
человеческому существу[64]. Окончательный вывод автора состоит в следующем:
"Международное сообщество может действительно рассматриваться как
юридическое образование, руководствующееся конституцией; последний
термин... служит обозначению основной функции управления внутри этого
образования"[65].
Подобное понимание международного сообщества весьма напоминает нечто
подобное мировому государству. Нельзя не отметить, что К. Томушат - один из
очень немногих авторов, коснувшийся ответственности международного
сообщества. Дело в том, что признание за сообществом правосубъектности
должно влечь за собой и признание за ним способности нести ответственность
за правонарушения. Вообразить такую ответственность еще никому не
удавалось. Что же касается К.Томушата, то он пишет лишь о позитивной и едва
ли правовой ответственности - "ответственности за упорядоченное и мирное
окружение".
В подтверждение своей концепции автор, в частности, ссылается на
резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, в которых часто используется термин
"международное сообщество", например к нему обращаются за экономической
помощью странам, терпящим бедствие[66]. Следуя этой логике, пришлось бы
признать наличие международной правосубъектности и у человечества, в
отношении которого в международном праве содержатся более далеко идущие
формулировки. Достаточно вспомнить п. 2 ст. 137 Конвенции по морскому
праву: "Все права на ресурсы Района принадлежат человечеству в целом, от
имени которого выступает Орган". Напомню также о концепции общего наследия
человечества. В таких случаях выражение "права человечества" носит
символический характер. Юридически более правильно было бы говорить о
защищенных правом интересах человечества.
Представляется, что международное сообщество не отвечает критериям
субъекта международного права. Оно не в состоянии пользоваться вытекающими
из этого статуса правами, нести соответствующие обязанности, включая
обязанности из правоотношений ответственности. Иными словами, оно не может
осуществлять международную правосубъектность, признание которой за ним
носило бы чисто символический характер. В данном случае речь по существу
идет о защите интересов крупнейшей социальной системы, осуществляемой
субъектами международного права и создаваемыми ими организациями. Поэтому
более правильно рассматривать международное сообщество как бенефициария
международного права. Именно таким образом квалифицировался статус
сообщества членами Комиссии международного права[67].
Таким образом, характерной чертой современного международного права,
знаменующей важный этап в его прогрессивном развитии, является формирование
права международной ответственности как особой отрасли. От успешного
развития этого процесса зависят уровень международного правопорядка,
степень обеспеченности общих и национальных интересов государств в условиях
глобализации.

1.5. Основание ответственности государств
в международном праве

Согласно общим принципам международной ответственности государств,
последняя возникает в случае любого международно-противоправного деяния
государства, которое налицо тогда, когда своим поведением, рассматриваемым
международным правом в качестве такового, государство нарушает свое
международное обязательство. Следовательно, сформулировав правила, в
соответствии с которыми определенное поведение рассматривается в качестве
поведения, деяния государства, то есть, определив наличие субъективного
элемента международно-противоправного деяния, необходимо далее
сформулировать правила о наличии второго, объективного его элемента, то
есть выявить обстоятельства и условия, при которых имеет место нарушение
международного обязательства государства. Этому посвящена гл. III проекта
статей об ответственности государств, озаглавленная Нарушение
международного обязательства.
Поскольку речь идет о нарушении международного обязательства
государства, следует, прежде всего, иметь в виду, что термин международное
обязательство обозначает любое международное обязательство, лежащее на
государстве в соответствии с международным правом.
В проекте Комиссии международного права говорится о нарушении
международного обязательства, а не о нарушении, например, правила или нормы
международного права, как уже отмечалось в гл. II, не только потому, что
эго выражение чаще всего употребляется в практике государств и в
международной судебной практике, но также и потому, что оно является
наиболее точным.
Правило, норма является правом в объективном смысле, в то время как
обязательство является субъективной юридической ситуацией, по отношению к
которой поведение субъекта ... продолжение

Вы можете абсолютно на бесплатной основе полностью просмотреть эту работу через наше приложение.
Похожие работы
Правовое регулирование трансграничных экологических загрязнений в Республике Казахстан
Преступление и ответственность по международному уголовному праву
Международно-правовые проблемы признания противоправности агрессивных войн
Нормы международного права
Современное понимание и определение правового статуса иностранных граждан в Республике Казахстан
Культурные ценности как объект международно-правовой защиты
Международно-правовая охрана окружающей среды
ПРАВОВОЙ СТАТУС ИНОСТРАНЦЕВ В РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
Международно-правовое сотрудничество Республики Казахстан в сфере охраны и использования трансграничных природных объектов
Охрана и использование трансграничных рек
Дисциплины