Валентность морфем как проявление синтагматических связей единиц языка


Обозначения и сокраще.ния ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 3

Введе.ние ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 4

1 К проблеме исследования валентности в языкознании
1.1 Понятие валентности в лингвисти.ке ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 11
1.2 Соотношение терминов «валентность» и «сочетаемость» ... ... ... ... ... .. 20
1.3 Выделение понятия «внутренней» валентности, обусловливающее
актуальность ее изучения в словообразовании
1.3.1 Сопоставление «внешней» и «внутренней» валентно.сти ... ... ... ... ... .. 23
1.3.2 «Внутренняя» валентность как языковая универса.лия ... ... ... ... ... ... .. 27
1.4 Современное состояние разработки проблемы внутренней
валентности в русском языкозна.нии ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 29
1.5 Валентность морфем русского языка как системные
закономерности их сочетаемо.сти ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 34
1.6 Факторы, ограничивающие сочетаемость мор.фем ... ... ... ... ... ... ... ... ... 42
1.7 Эмотивная валентность единиц словообразовательного уровня
в современном русском язы.ке ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...
56

2 Динамичность валентных связей морфем как проявление
способности к развитию их сочетаемости
2.1 Роль валентности в формировании потенциала деривационных
структур в современном русском языке
2.1.1 Валентность в ее отношении к словообразовательному
потенциа.лу ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 64
2.1.2 Деривационный потенциал слова и модели в аспекте
валентоспособности мор.фем ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . 71
2.2 Сущность и статус потенциальных и окказиональных слов
в аспекте валентоспособности и критерии их разграниче.ния ... ... ... ... ... ... 80
2.3 О фразеологичности семантики потенциальных слов ... ... ... ... ... ... ... .. 86
2.4 Взаимодействие интралингвистических и экстралингвистических
факторов, влияющее на актуализацию валентоспособности морфем
в производных едини.цах ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 94
2.5 О некоторых тенденциях развития валентных связей морфем
в современном русском язы.ке ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 104
2.6 Проблема валентности при изучении современного русского
языка, функционирующего вне его исконного пространства ... ... ... . 112

Заключе.ние ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 117

Список использованных источни.ков ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 122
Для современного этапа изучения словообразования характерен переход от накопления фактов к их анализу и все растущий интерес к организации определенных подсистем в словообразовании и словообразовательной системы в целом. Исследователи ставят своей задачей вскрыть в словообразовательной подсистеме связи и отношения между ее единицами, аналогичные тем, которые устанавливаются между единицами других уровней.
Последние десятилетия русская дериватология активно занималась глубокими исследованиями таких проблем, как типология дериватов, лексическое значение производного слова, многозначность дериватов, словообразовательная модель, ее структура и потенции. Их изучением занимались известные дериватологи А.Н. Тихонов, Н.А. Янко-Триницкая, М.Н. Янценецкая, А.Г. Лыков, И.С. Улуханов, И.С. Торопцев, Т.С. Морозова и др. В большей степени эти исследования связаны с изучением парадигматических отношений в словообразовании.
Однако нельзя проникнуть в семантическую структуру слова, не проанализировав сочетаемость входящих в слово деривационных морфем, которая проявляется в синтагматической протяженности. Многоаспектная проблема семантики производного слова предполагает обязательность анализа деривационного значения и сочетаемости входящих в слово морфем. Словообразовательные связи деривационных единиц, как формальные, так и семантические, являются объектом исследования теории валентности, рассматривающей проблемы сочетаемости на всех уровнях языка. Вопросы внутренней валентности («словообразовательного синтаксиса») наиболее продуктивно разрабатывались в русском языкознании М.Д. Степановой, С.М. Кибардиной, Р.В. Ефимовым, В.И. Каравашкиным, И.В. Арнольд, И.Г. Ольшанским, Л.Г. Левитене, В.М. Павловым и др. на материале иностранных языков (в основном немецкого, английского, французского).
Однако углубленное изучение проблемы внутренней валентности на базе русского языка до настоящего времени не проводилось, несмотря на то, что активно исследовались закономерности сочетаемости (аффиксов при словопроизводстве и основ при словосложении) и влияющие на нее ограничительные факторы. Тем не менее и эти вопросы изучались не в комплексе и большей частью не целенаправленно, а при разрешении других проблем словообразования, в той или иной мере сопряженных с сочетаемостью морфем. Чаще всего рассматривались некоторые частные или, наоборот, более общие вопросы, касающиеся словопроизводства различных частей речи, функционирования словообразовательных типов (моделей), анализировалось «поведение» конкретных аффиксов в процессе образования дериватов, их семантическая структура, а также словообразовательные связи морфем в гнездах и ЛСГ (см. работы Е.А. Земской 1981, И.С. Улуханова 1967, В.Н. Немченко 1984, Р.М. Гейгера 1969, Р.Х. Каримовой 1982, Э.Г. Кеворковой 1985, А.М. Зализняк 1981, Л.В. Эглит 1989, Е.В. Огольцевой 1992, Д.Ф. Ермаковой 1992).
1 Колесов В.В. История русского языкознания: Очерки и этюды. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. – 472 с.
2 Степанова М.Д. Теория валентности и валентный анализ (на материале современного немецкого языка): Учебн. пособ. – М.: МГПИИЯ им. М. Тореза, 1973. – 110 с.
3 Кацнельсон С.Д. О грамматической категории // Вестник ЛГУ. – Л.: ЛГУ, 1948. – №2. – С. 114-134.
4 Кибардина С.М. Основы теории валентности. – Вологда: Изд-во Воло-годск. гос. педин-та, 1979. – 203 с.
5 Лейкина Б.М. Некоторые аспекты характеристики валентностей // Доклады на конф. по обработке инф-ции, машин. переводу и автоматич. чтению текста. – М.: МГУ, 1961. – С. 14.
6 Долгов Ю.С. Словосочетание как грамматическая категория – тип ва-лентности: Учебн. пособ. – Могилев: Изд-во Могилевск. гос. педин-та им. А.А. Кулешова, 1993. – 81 с.
7 Атакеева А. Проблема валентности и сочетаемости в языкознании // Теоретические и методологические аспекты языкознания: Мат-лы межд. на-учно-теор. конф. – Алматы: Эверо, 2004. – С. 226-231.
8 Зотова Т.Я. Логические и семантические аспекты сочетаемости слов // Общее и русское языкознание: Сб. научн. трудов. – М.: УДН, 1978. – С. 5-12.
9 Словарь по языкознанию / Под ред. Д.С. Сулейменовой. – Алматы: Гы-лым, 1998. – 544 с.
10 Засорина Л.И., Берков В.П. Понятие валентности в языке // Вестник ЛГУ, 1961. – № 8. – С. 133-139.
11 Лосев А.Ф. Языковая структура: Учебн. пособ. – М.: МГПИ им. В.И. Ленина, 1983. – 375 с.
12 Долгов Ю.С. Словообразование как часть валентностной грамматики // Теоретические и методологические аспекты языкознания: Мат-лы межд. научно-теор. конф. – Алматы, 2004. – С. 85-87.
13 Никитевич В.М. Морфема и номема // Актуальные проблемы русского словообразования: Сб. научн. трудов. – Ташкент: Укитувчи, 1982. – С. 25-28.
14 Журавлева Е.Ф. Сопоставительный анализ сочетаемости фонем в рус-ском и новогреческом языках // Валентность и сочетаемость на синтаксиче-ском уровне языка и речи / Тезисы докл. и сообщ. межвуз. научн. конф. – Могилев: Изд-во Могилевск. гос. педин-та, 1991. – С. 19-21.
15 Новиков Л.А. Семантика русского языка. – М.: Высшая школа, 1982. – 272 с.
16 Толковый словарь русского языка / Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. – М.: ООО «ИТИ Технология», 2003. – 944 с.
17 Котлярова Т.Г. Деривационная сфера языка и проблемы прагмати-ческой компетенции // Русский язык: исторические судьбы и современность: II Межд. конгресс исследователей рус .яз. / Труды и мат-лы. – М., 2004. – С. 280.
18 Арнольд И.В. Семантическая структура слова в современном англий-ском языке и методика ее исследования (на материале имени существительно-го). – М.: Просвещение, 1966. – 192 с.
19 Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Изд-во «Сов. энциклопедия», 1966. – 605 с.
20 Абрамов Б.А. Синтаксические потенции глагола в сопоставлении с по-тенциями других частей речи // Филологические науки. – М., 1966. – №3. – С. 34-44.
21 Кацнельсон С.Д. Историко-грамматическое исследование. I. Из ис-тории атрибутивных отношений. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1949. – 384 с.
22 Котелова Н.З. Значение слова и его сочетаемость: К формализации в языкознании. – Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1975. – 164 с.
23 Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов: Пособие для учителя. – М.: Просвещение, 1985. – 399 с.
24 Большой энциклопедический словарь «Языкознание» / В.Н. Ярцева. – М.: Большая Рос. энциклопедия, 1998. – С. 685.
25 Карлинский А.Е. Принципы, методы и приемы лингвистических исследований. – Алматы: КазУМОиМЯ им. Аблай хана, 2003. – 184 с.
26 Степанова М.Д. О «внешней» и «внутренней» валентности слова // Иностранные языки в школе. – М.: Просвещение, 1976. – № 3. – С. 13-19.
27 Земская Е.А. Словообразование // Современный русский язык: Учеб. / Белошапкова В.А. – М.: Высшая школа, 1981. – С. 133-239.
28 Ефимов Р.В., Каравашкин В.И. Внутренняя валентность слова: тео-рия и практика. (На материале немецкого языка): Учебн. пособ. – Харьков: Изд-во Харьковск. ун-та, 1977. – 87 с.
29 Сулейменова Э.Д. Актуальные проблемы казахстанской лингвистики: 1991-2001: Мат-лы к докладу на межд. конф. МАПРЯЛ («Русский язык в социально-культурном пространстве ХХI века»). – Алматы: Арыс, 2001. – 82 с.
30 Ворт Д.С. Морфотактика и морфофонемика //Актуальные проблемы русского словообразования: Научн. тр. – Самарканд: СамГУ, 1972. – С. 397-402.
31 Улуханов И.С. Словообразовательная семантика в русском языке и принципы ее описания. – М.: Наука, 1977. – 256 с.
32 Земская Е.А. Как делаются слова.- М.: Наука, 1963.
33 Ли В.С. Когнитивно-дискурсный аспект категории пропозитивности в современном русском языке. – Алматы: Казак университетi, 2004. – 330 с.
34 Петрухина Е.В. Русское производное слово как когнитивная модель интерпретации явлений действительности // Русский язык: исторические судь-бы и современность: Межд. конгресс русистов / Труды и мат-лы. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2001. – С. 195.
35 Шанский Н.М. Очерки по русскому словообразованию и лексико-логии. М.: Учпедгиз, 1959. – 246 с.

Дисциплина: Языковедение, Филология
Тип работы:  Дипломная работа
Объем: 189 страниц
Цена этой работы: 1300 теңге
В избранное:   




Казахский национальный университет им. аль-Фараби

УДК 81'366 На правах рукописи

Бузело Анна Сергеевна

ВАЛЕНТНОСТЬ МОРФЕМ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ
СИНТАГМАТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ ЕДИНИЦ ЯЗЫКА

10.02.01 – русский язык

Диссертация на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Научные руководители:
кандидат филологических наук
профессор КазНУ им. аль-Фараби
Зуева Р.С.;
кандидат филологических наук
доцент КазНУ им. аль-Фараби
Ли В.С.

Алматы 2005
СОДЕРЖАНИЕ

Обозначения и 3
сокращения ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .
... ... ... ...

Введение ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... ... ... .4
... ... ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... .

1 К проблеме исследования валентности в языкознании
1.1 Понятие валентности в 11
лингвистике ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .
...
1.2 Соотношение терминов валентность и сочетаемость 20
... ... ... ... ... ..
1.3 Выделение понятия внутренней валентности, обусловливающее
актуальность ее изучения в словообразовании
1.3.1 Сопоставление внешней и внутренней 23
валентности ... ... ... ... ... ..
1.3.2 Внутренняя валентность как языковая 27
универсалия ... ... ... ... ... ... ...
1.4 Современное состояние разработки проблемы внутренней
валентности в русском 29
языкознании ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .
... ...
1.5 Валентность морфем русского языка как системные
закономерности их 34
сочетаемости ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... ... ... .
... ...
1.6 Факторы, ограничивающие сочетаемость 42
морфем ... ... ... ... ... ... ... ... ...
1.7 Эмотивная валентность единиц словообразовательного уровня
в современном русском языке ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 56

2 Динамичность валентных связей морфем как проявление
способности к развитию их сочетаемости
2.1 Роль валентности в формировании потенциала деривационных
структур в современном русском языке
2.1.1 Валентность в ее отношении к словообразовательному
потенциалу ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .6 4
... ... ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ...
2.1.2 Деривационный потенциал слова и модели в аспекте
валентоспособности 71
морфем ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .
... ... ... ...
2.2 Сущность и статус потенциальных и окказиональных слов
в аспекте валентоспособности и критерии их 80
разграничения ... ... ... ... ... . ...
2.3 О фразеологичности семантики потенциальных 86
слов ... ... ... ... ... ... ... ..
2.4 Взаимодействие интралингвистических и экстралингвистических
факторов, влияющее на актуализацию валентоспособности морфем
в производных 94
единицах ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... ... ... .
... ... ... ... ... ... .
2.5 О некоторых тенденциях развития валентных связей морфем
в современном русском 104
языке ... ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... .
... ... ... .
2.6 Проблема валентности при изучении современного русского
языка, функционирующего вне его исконного пространства ... ... ... . 112

Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .1 17
... ... ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... .

Список использованных 122
источников ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .
..

ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ

ГР-52 – Грамматика русского языка Ред.коллег.: В.В. Виноградов, Е.С.
Истрина, С.Г. Бархударов. – М.: Изд-во АН СССР, 1952. – Т.I.
ГР-70 – Грамматика современного русского литературного языка Под ред.
Н.Ю. Шведовой. - М.: Наука, 1970.
РГ-80 – Русская грамматика Под ред. Н.Ю. Шведовой. – М.: Наука, 1982.
– Т.I.
КРГ-89 – Краткая русская грамматика Под ред. Н.Ю. Шведовой, В.В.
Лопатина. – М.: Рус.яз., 1989.
БЭС – Большой энциклопедический словарь Языкознание Под ред. В.Н.
Ярцевой. – М.: Научн. изд-во Большая Российская энциклопедия, 1998.
АиФ – Аргументы и факты.
АиФ К – приложения к Аргументам и фактам – АиФ Казахстан, АиФ Юг.
КП – Комсомольская правда.
КП К – приложение к Комсомольской Правде – КП Казахстан.
МК – Московский комсомолец.
МК К – приложение к Московский комсомолец – МК в Казахстане.
Труд К – приложение к Труд-7 – Труд в Казахстане.

ВВЕДЕНИЕ

Для современного этапа изучения словообразования характерен переход от
накопления фактов к их анализу и все растущий интерес к организации
определенных подсистем в словообразовании и словообразовательной системы в
целом. Исследователи ставят своей задачей вскрыть в словообразовательной
подсистеме связи и отношения между ее единицами, аналогичные тем, которые
устанавливаются между единицами других уровней.
Последние десятилетия русская дериватология активно занималась глубокими
исследованиями таких проблем, как типология дериватов, лексическое значение
производного слова, многозначность дериватов, словообразовательная модель,
ее структура и потенции. Их изучением занимались известные дериватологи
А.Н. Тихонов, Н.А. Янко-Триницкая, М.Н. Янценецкая, А.Г. Лыков, И.С.
Улуханов, И.С. Торопцев, Т.С. Морозова и др. В большей степени эти
исследования связаны с изучением парадигматических отношений в
словообразовании.
Однако нельзя проникнуть в семантическую структуру слова, не
проанализировав сочетаемость входящих в слово деривационных морфем, которая
проявляется в синтагматической протяженности. Многоаспектная проблема
семантики производного слова предполагает обязательность анализа
деривационного значения и сочетаемости входящих в слово морфем.
Словообразовательные связи деривационных единиц, как формальные, так и
семантические, являются объектом исследования теории валентности,
рассматривающей проблемы сочетаемости на всех уровнях языка. Вопросы
внутренней валентности (словообразовательного синтаксиса) наиболее
продуктивно разрабатывались в русском языкознании М.Д. Степановой, С.М.
Кибардиной, Р.В. Ефимовым, В.И. Каравашкиным, И.В. Арнольд, И.Г.
Ольшанским, Л.Г. Левитене, В.М. Павловым и др. на материале иностранных
языков (в основном немецкого, английского, французского).
Однако углубленное изучение проблемы внутренней валентности на базе
русского языка до настоящего времени не проводилось, несмотря на то, что
активно исследовались закономерности сочетаемости (аффиксов при
словопроизводстве и основ при словосложении) и влияющие на нее
ограничительные факторы. Тем не менее и эти вопросы изучались не в
комплексе и большей частью не целенаправленно, а при разрешении других
проблем словообразования, в той или иной мере сопряженных с сочетаемостью
морфем. Чаще всего рассматривались некоторые частные или, наоборот, более
общие вопросы, касающиеся словопроизводства различных частей речи,
функционирования словообразовательных типов (моделей), анализировалось
поведение конкретных аффиксов в процессе образования дериватов, их
семантическая структура, а также словообразовательные связи морфем в
гнездах и ЛСГ (см. работы Е.А. Земской 1981, И.С. Улуханова 1967, В.Н.
Немченко 1984, Р.М. Гейгера 1969, Р.Х. Каримовой 1982, Э.Г. Кеворковой
1985, А.М. Зализняк 1981, Л.В. Эглит 1989, Е.В. Огольцевой 1992, Д.Ф.
Ермаковой 1992).
Установленные закономерности и ограничения сочетаемости морфем являют
собой результат изучения современного русского языка в его статичном
состоянии, т.е. исследования данного вопроса осуществляются в рамках
считающегося традиционным системного подхода к изучению связей единиц
языка, используемого в структурной лингвистике. Однако современное
языкознание характеризуется преобладанием функциональных теорий,
рассматривающих динамику языка в диахроническом развитии, но в большей
степени все же в синхронном состоянии, которые, если можно так выразиться,
находятся на пике моды в лингвистических исследованиях, только начинающих
разрабатывать вопросы, открывшиеся благодаря смене научных парадигм.
Поэтому на первый взгляд кажется, что изучение системной организации языка
отошло несколько в тень, стало менее приоритетным. Тем не менее, это
впечатление обманчиво, т.к. подобные изыскания не потеряли своей
значимости, актуальности ввиду того, что остается много неразрешенных
вопросов, ждущих своего часа. Как тонко подмечает выдающийся ученый
современности В.В. Колесов в одной из последних работ - История русского
языкознания, вторая линия развития (языкознания, с позиций семантики
языковых единиц в противовес последовательному углубленному изучению
лингвистической формы. – А.Б.) проходила свой цикл настолько стремительно,
фактически на протяжении последних ста лет, что некоторые этапы проработки
логической цепи знания остаются неисполненными, и их завершают как бы
задним числом... Это относится к морфемике, которая сегодня отрабатывает
семантические корреляции на уровне морфема – слово, а также и к
морфонологии, которая ту же работу осуществляет на уровне фонема –
морфема... [1, с.18]. Такие исследовательские лакуны, естественно, должны
заполняться, служа отправной точкой для последующего изучения языка и давая
новые поводы к размышлению.
Научная рефлексия в данный момент направлена на осмысление языка и речи
как онтологически единого феномена, в связи с чем объектом исследования
становится речь, а не язык. Этим объясняется большое количество работ, в
которых интегрируются системно-структурный и функциональный подходы,
благодаря чему язык предстает в своем сущностном единстве: как системное
устройство в его реальном функционировании, осуществляемом говорящей
личностью. Такой синтез способствует размыванию границ между лингвистикой и
другими науками, помогающими разрешению обнаруживающихся вопросов, т.е.
утверждению и развитию внешней лингвистики в таких ее разделах, как
когнитивная лингвистика, психолингвистика, социолингвистика и др.
Данная переориентация не могла не затронуть и дериватологию: теперь
словообразование понимается, по авторитетному мнению Е.А. Земской, Е.С.
Кубряковой, Н.Д. Голева, Г.С. Зенкова, Л.К. Жаналиной и многих других
ученых, не только как система деривационных единиц, находящихся между собой
в определенных отношениях, но и как действующий механизм языка, который
используется говорящим в процессе общения в различных целях, что неизбежно
приводит к рассмотрению единиц словообразования и их связей и в системно-
структурном плане, и в функциональном (коммуникативно-прагматическом)
аспекте. Обозначенные подходы дополняют, объективируют знания о
словообразовательной системе языка и его функционировании.
Таким образом, актуальность предпринятого диссертационного исследования
обусловлена повышенным интересом современной лингвистики, с одной стороны,
к системной организации русского языка, включая синтагматический аспект ее
рассмотрения, который на уровне словообразования предполагает изучение
деривационных связей морфем (в первую очередь, семантических); с другой
стороны – к функционированию деривационных единиц в современной
коммуникации, т.е. к тому, как и благодаря чему эти заложенные системой
(потенциальные) связи строевых элементов – их валентности – воплощаются в
конкретных производных единицах.
Научная новизна исследования состоит прежде всего в углубленном изучении
проблемы внутренней валентности на материале русского языка, заключающемся
в подробном единовременном рассмотрении валентности как: 1) неотъемлемого
свойства словообразовательной морфемы и его характеристики, 2)
закономерностей сочетаемости морфем, 3) потенциальной возможности
словообразовательных элементов к соединению (валентоспособности), а также в
комплексном подходе к проблеме внутренней валентности, который включает в
себя исследование этого феномена языка в системном, функционально-
коммуникативном и коммуникативно-прагматическом аспектах.
Объектом исследования явились факты узуального и окказионального
словотворчества (новообразования), заметно активизировавшегося в
коммуникативной практике носителей русского языка в последнее время, что
находит отражение прежде всего в газетных текстах, а также производные
слова, на базе которых были описаны словообразовательные связи морфем.
Предмет исследования - закономерности сочетаемости морфем современного
русского языка в производных единицах, представляющие собой основу
механизма словопроизводства.
В качестве материала исследования использовался корпус новообразований
(около 800 единиц), составленный методом сплошной выборки из газетных
текстов последних пяти лет. Причем картотека формировалась неолексемами,
произведенными как в соответствии с правилами деривации русского языка
(потенциальными словами), так и с их нарушением (окказионализмами). Также
привлекался иллюстративный материал традиционных грамматик (ГР-52, РГ-80,
КРГ-89) в связи с обзорным рассмотрением установленных закономерностей
сочетаемости словообразующих морфем.
Источниками исследования послужили русскоязычные газеты, издаваемые и на
территории Казахстана, и за его пределами: Аргументы и факты,
Комсомольская правда, Московский комсомолец, Труд-7, Мегаполис,
Экспресс К, Караван и др., а также Грамматика русского языка (1952),
Русская грамматика (1980), Краткая русская грамматика (1989), материалы
которых позволяют устанавливать происходящие изменения в
словообразовательной системе при сравнении приведенных в них данных с теми,
что получены в результате анализа неолексем, например, такие, как
расширение словообразовательных возможностей некоторых деривационных
элементов и появление новых аффиксов.
Цель исследования заключается в описании синтагматических связей
словообразующих элементов русского языка для выявления факторов, влияющих
на их валентоспособность, и исследование механизма образования
потенциальных и окказиональных слов с позиций валентности морфем.
Реализация поставленной цели исследования потребовала решения ряда
задач. В связи с тем, что, во-первых, исследование словообразовательных
связей морфем органично входит в круг проблем, разрешаемых в теории
валентности, которая находится только в стадии своего становления, и во-
вторых, проблема внутренней валентности в русском словообразовании
углубленно не изучалась, возникла необходимость:
- в установлении содержательного объема понятия валентности в
лингвистике, которое является основополагающим для изучения универсального
свойства языковых единиц – их способности к соединению в линейной
протяженности, а также в выявлении схожих и отличительных черт внешней и
внутренней валентности для применения результатов, полученных в процессе
разработки проблем сочетаемости в синтаксисе, которые рассматривают
межсловные отношения, при анализе сочетаемости на словообразовательном
уровне, где исследуются валентные связи языковых единиц внутри слова;
- в обзорном рассмотрении уже установленных закономерностей сочетаемости
морфем и факторов, ее ограничивающих, существующих в словообразовании
современного русского языка, которые служат фундаментом для выяснения
только намечающихся закономерностей, что отражает синхронный и
диахронический планы их проявления в новообразованиях;
- в определении роли внутренней валентности при формировании
словообразовательного потенциала деривационных структур (слова и модели) и
выяснении сущности и статуса потенциальных и окказиональных слов,
являющихся реализацией этого словообразовательного потенциала, а также в
рассмотрении критериев их разграничения для выявления специфики механизма
их производства, рассматриваемого в аспекте внутренней валентности;
- в выяснении причин и условий актуализации словообразующих возможностей
морфем, т.е. экстралингвистических и интралингвистических факторов,
влияющих на реализацию словообразовательного потенциала;
- в выявлении и анализе качественных изменений валентных связей и новых
словообразовательных средств в новообразованиях для того, чтобы увидеть
тенденции развития потенциальных возможностей словообразовательной системы
русского языка новейшего времени;
- в установлении общих и отличительных черт в механизме производства
новообразований современного русского языка, функционирующего в новых
геополитических условиях.
Методы и приемы исследования. Изучение морфемных связей в производных
единицах и факторов, на них влияющих, потребовало использования хорошо себя
зарекомендовавших описательного, сопоставительного методов, компонентного
анализа, применявшегося при описании семантических аспектов слова,
лингвостилистического анализа, направленного на исследование языковых
единиц с точки зрения их семантического объема и функционального
предназначения, дедукции и индукции. Помимо этого привлекались специальные
методы: в эксперименте, где словообразующие морфемы анализировались с точки
зрения возможностей их сцепления с другими морфемами, применялся
дистрибутивный метод с использованием приема субституции, а также
валентностный анализ, трансформационный метод и анализ по непосредственно
составляющим. База данных формировалась посредством практического приема
сплошной выборки. Для получения количественных данных изучаемых языковых
фактов использовался статистический метод.
На защиту выносятся следующие положения:
1) Валентность морфем как частное проявление общей валентности языковых
единиц в синтагматической протяженности выступает условием реализации
возможностей языковой системы и вводит эту проблему в русло общей теории
лингвистической потенции. В этом свете потенции словообразующих морфем
(корневых и аффиксальных) могут также проявляться только в том случае, если
условия, в которых они реализуются, заложены деривационной системой.
2) Внутренняя валентность (морфем в составе слова), обусловливающая
особенности словообразовательной структуры не только потенциальных, но и
окказиональных слов, задает параметры возможных реализаций моделей, при
этом первые образуются с учетом узуального механизма словопроизводства, в
то время как вторые – в результате окказионального механизма, когда
наблюдается нарушение правил словообразования или используются
специфические способы производства слов.
3) Любой узуальный дериват можно рассматривать как реализованную
потенцию производного слова (основы), т.е. факт диахронии, и в то же время
как производящее слово (основу), в котором заключены собственные потенции
для дальнейшего словопроизводства, - как факт диахронии.
4) Взаимодействие интралингвистических и экстралингвистических факторов
обеспечивает реализацию валентных (потенциальных) связей морфем в
производных словах, которые появляются по функционирующим в языке моделям.
Внешние факторы создают необходимость в новых номинациях, которая
удовлетворяется за счет предоставляемых языковой системой возможностей
словообразования, а это, в свою очередь, способствует стимулированию
внутренних процессов в языке – система подстраивается под новые условия
функционирования языка (наблюдается развитие валентоспособности морфем,
т.е. изменение их словообразовательных способностей, и появление новых
деривационных средств).
5) Тенденции развития валентоспособности морфем обусловливаются, во-
первых, эволюцией их значений и возникновением новых формантов, в связи с
чем стыкующаяся сторона вынуждена вырабатывать необходимые валентности; во-
вторых, расширением круга корневых морфем, сочетающихся с тем или иным
формантом, который формируется новыми номинациями; в-третьих, возможностью
усиления экспрессивных тенденций в тот или иной период развития языка (в
частности, в современном общественно-политическом дискурсе), следствием
чего является сверхактивное образование окказионализмов. Существует
вероятность закрепления словообразовательными нормами некоторых только
нарождающихся валентностей морфем, складывающихся в окказионализмах,
созданных с нарушением закономерностей сцепления морфем, но посредством
продуктивных аффиксов, а также валентоспособности новых аффиксов.
Вероятность такого рода закрепления обусловлена востребованностью в
настоящее время окказионализмов именно этого типа и узуальных дериватов,
образованных с помощью новых формантов.
6) В словообразовании современного русского языка, который является
средством коммуникации в сопредельных России и Казахстане, происходят одни
и те же процессы. Однако существуют и специфические черты функционирования
деривационного механизма при языковом контактировании, наблюдающемся в
Казахстане, одна из которых - включение в словообразовательный процесс слов
русского и казахского языков. Иначе говоря, при активном использовании
одних и тех же моделей для узуального словообразования и одинаковых приемов
и образцов в окказиональном словотворчестве они нередко заполняются
иносегментами, заимствованными не только из английского, но и казахского
языка. Такие производные дают возможность изучать проблемы внутренней
валентности не только с позиций социолингвистики, но и в новом научном
направлении, определяемом как национально-культурная специфика
коммуникации.
Теоретическая значимость работы заключается в интегративном (системном и
функционально-коммуникативном) подходе к изучению проблемы валентности в
современном русском языке, осуществленного в рамках экспланаторного
направления, которое в наши дни занимает ведущее положение в общем и
русском языкознании; в дальнейшей разработке и углублении общей теории
валентности языковых единиц на примере сочетаемости морфем, теории
словообразования и номинации, конкретных вопросов семантики производного
слова, лексикологии и неологии. Исследование дополняет сведения о
количественном и качественном изменении русского языка новейшего времени,
освещая некоторые тенденции развития внутренней валентности. В работе также
намечены выходы проблемы валентности в социолингвистику: особенности
сочетаемости морфем в русском языке, функционирующем вне его исконного
пространства. Внимание к личностной стороне порождения и восприятия
новообразований (потенциальных, окказиональных) вводит работу в русло
антропоцентрической парадигмы, актуализирующей проблемы изучения
человеческого фактора в языке, которая в свою очередь реализуется в
разделах внешней (функциональной) лингвистики.
Практическое значение исследования заключается в возможности его
использования при обучении русскому языку в национальной и иностранной
аудиториях, поскольку сочетаемость элементов внутри слов представляет собой
одну из областей, вызывающих определенные трудности для человека,
овладевающего неродным языком. Знание закономерностей сочетаемости морфем
дает возможность правильного восприятия языка и его употребления, и, что
более важно, влияет на совершенствование навыков речевого общения. Также
материалы диссертации могут использоваться в теоретических вузовских
курсах, посвященных словообразованию в современном русском языке, при
чтении спецкурсов, освещающих вопросы социолингвистики, прагмалингвистики,
в практике преподавания стилистики русского языка, спецсеминаров по языку
массовой коммуникации, в том числе на практических занятиях по
журналистскому мастерству, которое повышается благодаря знанию
изобразительно-выразительных возможностей языка и приемов усиления
воздействия на реципиентов посредством неузуального словообразовательного
механизма, а также при лексикографическом описании новых лексем,
претендующих на статус языковых.
Апробация работы. Материалы и основные положения исследования в виде
докладов и сообщений обсуждались на:
• Международной научно-практической конференции Мир тюркского
слова, посвященной 70-летнему юбилею и 45-летию научно-
педагогической деятельности профессора А.С. Аманжолова (Алматы,
2004);
• Международной научно-практической конференции Межкультурная
коммуникация и актуальные проблемы русской, казахской филологии
(Алматы, 2004);
• Межрегиональной научной конференции Проблемы взаимодействия
русского и казахского языков в науке Казахстана, посвященной 80-
летию со дня рождения и 55-летию научно-педагогической деятельности
доктора филологических наук, профессора В.А. Исенгалиевой (Алматы,
2004);
• Республиканской научно-теоретической конференции Актуальные
проблемы русской филологии в Казахстане, посвященной 40-летию
кафедры русской филологии КазНУ им. аль-Фараби (Алматы, 2002).

1 К ПРОБЛЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВАЛЕНТНОСТИ
В ЯЗЫКОЗНАНИИ

1.1 Понятие валентности в лингвистике
Появление новой проблемы в языке последовательно влечет за собой
возникновение новой терминологии, которая призвана отразить новые понятия и
языковые явления. Однако по своей сути понятие валентности вообще относить
к принципиально новым скорее всего будет не совсем верно, т.к. обойти
вопросы сочетаемости при описании системных отношений на разных уровнях
языка просто невозможно. И хотя они неоднократно затрагивались в
классических работах и отечественных, и зарубежных ученых, которыми немало
было сделано в исследовании этого явления языка (в том числе и в
словообразовании), тем не менее, критерий валентности, репрезентированный
одноименным термином валентность, еще не использовался в отношении
сочетательных способностей единиц в словообразовании.
Необходимым условием рассмотрения проблемы валентности на
словообразовательном уровне, на наш взгляд, предстает изучение истоков
этого понятия в лингвистической науке.
Начальный этап развития теории валентности в языкознании относится к 30-
м годам ХХ столетия и связывается, в первую очередь, с именем французского
ученого Л. Теньера, который ввел термин валентность в западноевропейскую
лингвистику, заимствовав его из химии, где под валентностью подразумевается
способность атома удерживать определенное число атомов другого элемента
[2, с.10]. Л. Теньер увидел подобную способность вступать в соединения с
другими единицами предложения у глагола-сказуемого. Это послужило отправной
точкой для построения ученым соответствующей классификации глаголов,
которые он делит на 4 группы. Первую формируют глаголы с нулевой
валентностью, т.е. безличные (смеркается); во вторую входят глаголы
одновалентные, обычно непереходные (раздался стук); в третью –
двухвалентные, имеющие при себе двух участников, чаще всего переходные
(Саша пишет письмо); в четвертую – трехвалентные (Саша пишет письмо маме).
Количественная характеристика валентности глагола зависит от числа
обязательных партнеров. Например, глагол простить является трехвалентным,
потому что при нем могут быть указаны тот, кто прощает, кого прощает и за
что прощает. Следовательно, валентности этого глагола определяют его
возможность сочетания с подлежащим, прямым дополнением и косвенным
дополнением, т.е. заполняются, как принято говорить, актантами: Он
простил его за обман. Таким образом, валентности упорядочиваются по
номерам: первая – субъектная, вторая – прямого объекта, далее же порядок
относительно свободен. Но в ситуации, когда у слова нет в наличии
канонической первой или второй валентности, ее порядковый номер будет
переходить к следующей. Вся совокупность валентностей глагола образует его
валентную структуру.
Впоследствии эта идея нашла многочисленных сторонников, особенно в кругу
специалистов (как западноевропейского, так и отечественного, русского
языкознания), исследующих французский, английский, немецкий языки –
появилось большое количество работ, посвященных изучению валентности не
слов вообще, а именно глагола, т.к. именно он является глобальным
наименованием ситуации, играет ведущую роль в образовании предложения. В
свете теории Л. Теньера на материале немецкого языка были выполнены, в
частности, работы М.Д. Степановой (1983) и С.М. Кибардиной (1979, 1985).
Вербоцентрической концепции придерживаются и многие ученые-русисты, считая,
что при построении моделей предложения в первую очередь нужно выявлять
структурное ядро предложения, находить необходимые строящие его компоненты.
Так, в понимании Б.А. Абрамова (1968), Ю.Д. Апресяна (1974), О.С. Ахмановой
(1957) основным конституирующим членом предложения выступает глагол в
личной форме, который своими способностями к распространению на уровне
словосочетания или предложения, т.е. своими валентностями, в итоге и
определяет необходимое число и характер окружения глагола.
Говоря о разработке проблемы валентности в русистике, нельзя не
упомянуть о том, что в отечественное языкознание это понятие было введено
С.Д. Кацнельсоном, под которым он подразумевал свойство слова определенным
образом реализоваться в предложении и вступать в определенные комбинации с
другими словами [3, с.132]. Размышляя над сущностью этого явления языка,
он разграничил содержательную и формальную валентность, что четко и
обоснованно изложено в его монографии Типология языка и речевое мышление.
Благодаря понятию содержательной валентности стало возможно
классифицировать лексические значения, говорить об их функции в процессе
сложения смыслов, т.к. она в объективной действительности обусловливается
ситуацией (положением дел) и с типологической точки зрения является
универсальной. Формальная же валентность имеет значение при описании
конкретных слов и их способности сочетаться. С.Д. Кацнельсон заостряет
внимание на роли валентности в процессе порождения предложения, где
валентные структуры выступают в качестве порождающих механизмов на разных
ступенях его формирования.
Понятие валентности постепенно продолжало углубляться и
конкретизироваться. В трактовке С.М. Кибардиной валентность глагола
представляет собой обусловленную его семантикой способность сочетаться с
определенным кругом языковых единиц, предопределяющей их количество,
семантику, способ и форму выражения [4, с.42]. Расширение понятия было
связано с введением в ракурс исследования не только семантического аспекта,
но и новым взглядом на актант. В отличие от Л. Теньера, понимавшего под ним
только непосредственного участника действия (обязательно присутствующего
слова-распространителя глагола), С.М. Кибардина, используя понятия
обязательной и факультативной валентности, включает актанты в семантику
глагола и выделяет следующие их типы: 1) обязательный, который не может
быть опущен; 2) структурно факультативный, который можно опустить, но его
отсутствие не влияет на семантику глагола, и он легко восстанавливается из
контекста; 3) содержательно факультативный актант, который выражается при
особой коммуникативной необходимости и предполагает небольшое количество
заполнений и не обусловливает изменения в семантике глагола [4, с.46]. К
необязательным распространителям глагола относятся, например,
обстоятельственные конкретизаторы (время, место, причина и т.д.), которые
потенциально возможны при любом глаголе. Однако если значение глагола не
реализуется без обстоятельства, ввиду того, что оно входит в состав
предикативного отношения, эта обстоятельственная позиция будет носить
характер обязательного члена. В других случаях наличие или отсутствие таких
конкретизаторов никаким образом не отражается на семантике глагола, т.к.
они обладают минимальной диагностирующей силой в способности
противопоставлять глаголы по синтагматическим свойствам. Зато
факультативные члены обусловливают вариантность в рамках структурной схемы
предложения и служат дистинктивным признаком его модели.
Таким образом, выведение указанных типов валентности позволило осознать,
что, во-первых, структура предложения заложена в семантике глагола-
сказуемого, которая определяет его синтагматику – сочетаемость; во-вторых,
что важную роль в организации синтагматики глагола играют так называемые
эксплицируемые семы, подлежащие обязательной лексической репрезентации,
которые и предопределяют облигаторную валентность глагола, факультативная
же валентность предопределяется семами, которые не обязательно должны
эксплицироваться.
Далее Б.М. Лейкиной было предложено различать валентность активную и
пассивную. Эти типы сочетательной способности характеризуют синтаксически
ведущее и подчиненное слово [5, с.14], что, по замечанию Ю.С. Долгова,
само по себе не является удачным, ибо отводить зависимым словоформам
только пассивную роль нельзя, но само разграничение заставило обратить
внимание на изучение пассивных валентностей зависимых слов в модели
словосочетания [6, с.17]. Данный аспект рассмотрения валентности активно
разрабатывается в современной синтаксической науке. Например, в адъективных
сочетаниях предикатным словом выступает прилагательное, обладающее
семантической валентностью на носителя признака, которое выражается
существительным, однако по синтаксическим законам именно прилагательное
подчиняется существительному. Таким образом, возникает ситуация, где
синтаксические отношения оказываются не связанными с глубинными
(семантическими). Подобное противоречие снимается благодаря
противопоставленности активной и пассивной валентностей: при описании
адъективных сочетаний (таких, как спелый персик – А.Б.) сохраняется
определенная преемственность между синтаксической и семантической валентной
структурой: на семантическом уровне спелый имеет активную валентность, а на
синтаксическом – сохраняет ее, но только как пассивную [7, с.230].
Заметим, что первоначально термин валентность использовался при
описании только поверхностных, синтаксических связей глагола. В мировой
лингвистической науке понятие валентной структуры до сих пор сохраняет
такое понимание и применяется не так широко. В русском языкознании
значительное развитие понятие валентности получило в традиции Московской
семантической школы. Так, в рамках ее исследований было установлено, что
обязательные связи присущи не только глаголу, но и другим частям речи,
например, существительным (мама кого – Дениса), прилагательным (злой кто,
на кого, за что: Он пришел вечером, злой на всех за то, что никто не
захотел его слушать). Не менее важным стал факт понимания того, что
синтаксические отношения слова определяются его семантикой: Слово,
обладающее синтаксическими валентностями, всегда соотносится с ситуацией,
имеющей некоторый набор обязательных участников, эти участники выражаются
при слове поверхностно, заполняя синтаксические валентности, – тем самым
синтаксические валентности эксплицируют те семантические отношения, которые
связывают имя ситуации и имена ее участников. Отсюда следует, что можно
говорить не только о синтаксических, но и семантических валентностях слова
[7, с.228]. Отличие же семантических валентностей от синтаксических состоит
в том, что первые оказываются семантически наполненными и дифференцируются
не просто по номерам, а по типу выражаемого смыслового отношения, выступая
аналогом семантических ролей, которые также исчислимы, причем их количество
может варьироваться и достигать 10, 20 и более (валентности субъекта,
контрагента, реципиента, адресата, результата, количества, периода и т.д. и
т.п.). Следовательно, синтаксическая валентная структура не является
простым отражением семантической. При установлении семантической
валентности рассматривается категориальное значение слова, которое при
сочетании, например, с глаголами реализует такие категории, как субъект и
объект, конкретность и абстрактность, одушевленность и неодушевленность и
другие.
Рассмотренные типы валентности (активнаяпассивная,
облигаторнаяфакультативная, синтаксическаясемантическая) по умолчанию
считаются принадлежностью языка. Однако важным представляется замечание,
что синтаксический уровень языка предполагает наличие конструктивного и
коммуникативного синтаксиса, что влечет за собой различение валентности на
уровне языка и речи (в первом случае рассматривается статический аспект, во
втором – динамический). В связи с этим Ю.С. Долгов, например, выделяет
синтаксическую валентность, относящуюся к конструктивному синтаксису,
лексико-синтаксическую, которая является понятием коммуникативного
синтаксиса, и лексическую, определяющуюся им как речевое понятие, в то
время как первые две принадлежат языку [6, с.20]. В свою очередь,
синтаксическая валентность в его понимании представляет собой способ
соединения словоформы или бинарной конструкции с другими словоформами,
которые относятся к конкретным частям речи или бинарным конструкциям
определенной формы. Благодаря этой валентности образуются схемы
словосочетаний и предложений. Лексико-синтаксическая реализует способность
словоформ и бинарных конструкций с общим разрядовым значением внутри части
речи вступать в связи со словоформами определенных семантических групп или
предикативными единицами и образовать на основе языковой схемы модель
словосочетания или предложения[6, с.20]. Лексическая же валентность,
реализующая потенции конкретных словоформ или предикативных сочетаний на
базе языковых схем и моделей, в отличие от двух других, основывается на
понятийной (или логической) совместимости слов в коммуникативном акте. При
этом понятно, что лексическая валентность не может не опираться на лексико-
синтаксическую, т.к. в речи могут быть и необычные сочетания слов. Тем не
менее, даже непривычные словосочетания, создающиеся в речевом акте,
строятся на основе существующих в синтаксисе языковых моделей, и именно на
их фоне они правильно воспринимаются реципиентами, т.е. модели
предопределяют речевое функционирование.
Как известно, внутри любой части речи есть семантические разряды.
Глаголы, например, обладающие весьма богатой и разнообразной семантикой,
подразделяются на группы со следующими разрядовыми значениями: действия,
процесса, памяти, психического состояния, эмоционального воздействия и
многие другие. Эти значения в той или иной степени грамматикализованы, и
именно они предопределяют возможность контакта слов в моделях. Соединение
слов становится возможным (в том числе в сочетаниях метафорических и даже
абсурдных с логической точки зрения) при условии, что лексическое значение
входит в разряд грамматикализованного, которое и предопределяет потенцию к
соединению. Иначе говоря, лексика и синтаксис взаимодействуют в области
грамматических значений: с одной стороны, любая словоформа выступает как
лексема, обладающая потенциальными и дифференциальными семами, которые
могут как актуализироваться, так и погашаться, с другой стороны, как
синтаксема, реализующая свой потенциал в синтаксисе. Таким образом, понятия
лексической и синтаксической сочетаемости не тождественные, но очень тесно
взаимосвязанные.
Заметим, что не все ученые придерживаются одинаковой точки зрения на
обозначение валентности, характеризующей способность единицы к сочетанию с
содержательной стороны. Эту валентность называют как семантической, так и
лексической. При описании связей единиц языка (преимущественно
синтаксических) с точки зрения семантики активно используются оба названия
валентности, хотя данный вопрос остается полемичным. Так, Т.Я. Зотова в
своей работе Логические и семантические аспекты сочетаемости слов
выделяет три типа валентности: 1. синтаксическая валентность; 2. логическая
валентность (экстралингвистическая, универсальная); 3. семантическая
валентность (избирательная, комбинационная). В связи с таким представлением
о градации валентности исследователь считает ненужным, неоправданным
употребление термина лексическая сочетаемость и, соответственно,
лексическая валентность, ибо, с одной стороны, он является избыточным
(если имеются в виду синтаксические и семантические связи слов), и, с
другой стороны, просто неприемлемым, если за этим термином скрывается
смешение языковых и логических категорий [8, с.5].
В Словаре по языкознанию под редакцией Э.Д. Сулейменовой после
дефиниции термина валентность, который трактуется как сочетаемость,
способность слова вступать в синтаксические связи [9, с.60], указывается
на наличие синтаксической, семантической и лексической сочетаемости, где
семантическая валентность слов рассматривает их отношения в плане
синтаксиса, а лексическая делает крен в сторону логической совместимости
слов, т.е. в понятийную область.
Очевидно, в науке имеют право на существование множество точек зрения на
одну и ту же проблему, если они логически непротиворечивы и обоснованны,
помогают понять природу того или иного явления языка. В защиту
лексической сочетаемости можно сказать то, что этой проблемой успешно
занимались многие исследователи, используя термин именно лексическая
сочетаемость (см. работы Н.З. Котеловой, Д.Н. Шмелева, М.М. Копыленко, В.М.
Солнцева и др.). Из этого становится абсолютно ясным одно – несмотря на
плодотворную исследовательскую деятельность, в разработке проблемы
валентности остается еще множество моментов, требующих своего скрупулезного
изучения для однозначных ответов на все возникающие вопросы.
Тем не менее, из вышесказанного следует, что понятие валентности
оказалось весьма продуктивным для исследования именно синтаксиса, где
осуществлена наиболее полная разработка вопросов, с ним связанных. Однако,
как отмечают Л.Н. Засорина, В.П. Берков, такое свойство, как валентность,
присуще единицам не только синтаксического уровня: Валентность
определяется нами как потенциальная сочетаемость однородных элементов
языка. Валентности могут быть установлены для самых различных ярусов языка
– фонетического, фонологического, лексического, морфологического и др.
[10, с.133]. Этот тезис выдвигался многими учеными, что служит
подтверждением его истинности. В частности, А.Ф. Лосев в своих работах
обосновал законность применения понятия валентности к разным уровням
языковой структуры, а определяет он ее как способность отдельного
языкового знака вступать в связь с другими знаками для образования более
или менее обширных цельностей [11, с.132]. Таким образом, в данный момент
можно считать устоявшимся в лингвистике мнение, что внутренняя способность
присоединять и присоединяться свойственна языковым единицам разных уровней.
Принимая это во внимание, а также то, что строевые элементы в системе
языка находятся во взаимозависимости и взаимообусловленности, интересна
мысль, что не исключаются и валентности разноярусных элементов [10,
с.133]. Так, факт достаточно редкой употребительности обособленных
причастных определений в разговорном русском языке может сигнализировать о
валентности этой грамматической конструкции по отношению к определенному
стилю языка, такому, как научный или официально-деловой, на что справедливо
указала Л.Н. Засорина.
Нельзя не отметить, что в настоящее время предпринимаются попытки
создать валентностную грамматику, которая определяется ее разработчиками,
одним из которых является Ю.С. Долгов, продолжительное время занимающийся
вопросами валентности, как грамматика зависимостей, где описание единиц
идет не от формы к содержанию или от содержания к форме, а на основе их
функциональных свойств, которые предопределяют значение, выраженное
определенной формой [12, с.85]. Опять же, как утверждают создатели такой
грамматики, валентна любая единица к другой аналогичной единице, начиная от
звука речи и кончая большими единицами текста.
Однако многие лингвисты считают, что валентностью могут обладать только
значимые единицы языка, из чего следует, что фонемам не может быть присуще
такое свойство, как валентность. Фонемы, безусловно, тоже обладают
значением, только оно другого качества: это значение буквы (звука),
которое находится за пределами понятийной семантики, но это лингвистическая
семантика, т.к. значение букв (звуков) – первоэлементы того, что рождает
значение морфемы, значение понятийной семантики [13, с.27]. То есть вполне
очевидно, что фонемы присоединяются друг к другу не в хаотическом порядке –
существуют определенные законы их сочетаемости, исследованием которых
занимался целый ряд ученых, в первую очередь Р.И. Аванесов и М.В. Панов. Но
эти правила обусловливаются лексико-морфологической структурой языка, т.к.
фонемы функционируют не сами по себе, а только в составе морфемы и слова.
Помимо этого в языке обнаруживается действие закона, согласно которому
каждый тип значения членим парадигматически, вертикально, и его
конкретные линейные значения обеспечиваются окружением [13, с.27].
Лингвистическое (условное) значение фонемы тоже подчиняется этому закону.
Так, значение [и], если впереди него находится сочетание [тр'],
представляет собой элемент значения три, если же оно находится между [т] и
[р], оно уже является значением слова тир. Произведенный анализ относится,
конечно, к досемантическому уровню и указывает на единую организацию
языковой материи в процессе речи [13, с.27-28].
Таким образом, закономерности сочетаемости языковых элементов дают
возможность установления взаимосвязи и взаимообусловленности различных
языковых уровней. Иными словами, описание строя грамматики и лексики тесно
переплетается с функционированием фонем при сочетании морфем в
словообразовании и слов в синтаксической протяженности. В этом ключе
проводились исследования, например, Е.Ф. Журавлевой, которая анализировала
в сопоставительном аспекте сочетаемость фонем русского и новогреческого
языков. По мнению исследователя, особый интерес представляет тип
сочетаемости фонетико-фонологических единиц согласный + согласный, т.к. по
своей структуре такие сочетания могут быть двучленными, трехчленными и даже
четырехчленными в отличие от бинарных первых двух типов (гласный + гласный,
согласный + гласный), и наиболее распространенными из них являются
двучленные шумный + шумный, шумный + сонорный, сонорный + шумный. При
этом в русском языке многие из них активно функционируют на стыке морфем, в
новогреческом же – внутри морфемы или на стыке предлога и существительного.
Автор отмечает, что целый ряд законов, действующих на фонетическом уровне,
делает невозможными определенные сочетания, однако они становятся допустимы
на фонологическом уровне. Ср.: [р'еткъ] – ‹ р'едко ›, [фс'е] – ‹вс'е›, [ф-
парт'е] – ‹в парт'е›, [к\з'ба] – ‹кос'ба› (примеры Е.Ж.). На основании
проведенного анализа ею делается вывод, что реально существующие и
потенциальные возможности фонологической системы значительно шире
возможностей фонетического строя сопоставляемых языков [14, с.21]. Эти
возможности (валентности) в речи обнаруживаются в сочетаемости конкретных
единиц. Понятие сочетаемости оказывается шире понятия валентности. Но,
принимая валентность как языковую категорию, нужно акцентировать внимание
на том моменте, что основа любой категории содержательна и что это
содержание может быть реализовано посредством различных формальных средств,
откуда следует вывод: данное свойство все-таки не может характеризовать
такую единицу языка, как фонема.
Заметим, что здесь нами не ставится задача дать исчерпывающую
аргументацию относительно вопроса, валентна ли фонемазвук речи или нет. Мы
лишь констатируем, что такая проблема эксплицировалась в связи с активным
изучением проблемы валентности на разных ярусах языка.
Далее добавим, что для разрешения задач, связанных с установлением
сочетаемостинесочетаемости языковых единиц некоторые ученые (Л.Н.
Засорина, В.П. Берков, М.Д. Степанова) говорят о превращении анализа
возможных сочетаний лингвистической единицы с другими в последовательный
метод: Сущность метода анализа по валентностям состоит в том, что в силу
причин как языкового, так и внеязыкового характера определенный элемент
языка может сочетаться с другими элементами с ... продолжение
Похожие работы
Метафора как номинативная единица
Основы изучения аспектов языка и идентичности
Развитие внешнеэкономических связей Казахстана со странами СНГ
Социальная среда как обучающий фактор
Молодежь как социальная группа
Планирования как управленческая функция
Методика определения родного языка по фонетической интерференции в речи на втором языке
Развитие психологии как науки
Лингвистические особенности компаративных адъективных фразеологических единиц в современном английском и русском языках
Речь как средство коммуникации
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь