Государственное регулирование экономики и социальных процессов


Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 3
Глава 1. Теоретические основы опыта государственного регулирования социально.экономических процессов в промышленно.развитых странах ... ...5
1.1. Развитие и формирование системы государственного регулирования экономики и социальных процессов на современном этапе ... ... ... ... ... ... 5
1.2. Тенденции развития и изменений в области государственного регулирования экономики и социальных процессов в условиях глобализации ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...6
Глава 2. Анализ опыта государственного регулирования экономики и социальных процессов в промышленно развитых странах мира ... ... ... ... ..13
2.1. Государственное регулирование экономики и социальных процессов в США ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 13
2.2. Государство в экономике Японии: вчера, сегодня, завтра ... ... ... ... ... .18
2.3. Шведская модель социально.экономических основ государственного регулирования ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 25
Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 29
Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 32
Роль государства в рыночной, а точнее в формирующейся рыночной экономике остается главным предметом дискуссий между экономистами и политиками Казахстана. Одни считают государственное вмешательство злом для экономики, другие, наоборот, - условием ее развития. Но далеко не всегда спорящие стороны четко определяют, что может делать рынок, а что - государство, и какие механизмы регулирования будут при этом использованы. Каждая из сторон нередко обращается к опыту развитых стран, но трактует его, как правило, исходя из собственных убеждений, поскольку в истории этих стран можно найти как периоды усиления государственного вмешательства, так и периоды его ослабления, как сторонников масштабного вмешательства государства в экономику, так и его противников.
Государственное регулирование экономики и социальных процессов имеет долгую историю. Практика здесь опережает теорию. В период раннего капитализма в Европе существовал централизованный контроль над ценами, качеством товаров и услуг, процентными ставками и внешней торговлей». Меркантилисты 17 века - пионеры нормативной экономической теории - писали о том, что только детальное руководство со стороны правительства способно обеспечить порядок в хозяйственной сфере. Они видели в государственном руководстве средство, обеспечивающее социальную справедливость. С переходом к капитализму, свободной конкуренции многие заповеди меркантилистов канули в Лету. Подход основоположников классической экономики (18 век), лимитировавших государственное вмешательство в хозяйственную жизнь, имеет историческое объяснение. Ведь к тому времени вершителями судеб в экономике стали рынок и свобода выбора. В экономическом смысле свобода предполагает две главных составляющих: защищенное законом право частной собственности и самостоятельность принятия решений.
В 18 - 19 веках экономическая роль государства сводилась, в основном, к охране этих первичных прав. 20 век был ознаменован почти повсеместным укреплением экономического присутствия государства.
«Со второй половины 19 века национальное производство достигло невиданных ранее масштабов. Конец века связан со взрывом, скачком в научно - техническом развитии и появлением ряда новых отраслей, т. е. углублением общественного разделения труда. Все эти обстоятельства порождали потребность в координации, в поддержании пропорций на макроуровне, в антициклическом регулировании».
Началось наступление на рынок со стороны монопольных структур: картелей, синдикатов, олигополий. В этих условиях для обеспечения конкуренции стали жизненно необходимы выработка антимонопольного законодательства и его применение органами государства.
Государственное вмешательство, по мнению его активных сторонников, в состоянии решить любые общественные проблемы: помочь бедным, повысить качество медицинского обслуживания, поднять уровень образования, снизить стоимость жилья и т. д. Однако, стоит сказать, что государство – это всего на всего
1. Астапов К. О государственном регулировании естественных монополий // Общество и экономика. - 2003. - N 4-5. - С.274-287.
2. Бабашкина А.М. Государственное регулирование национальной экономики: Учеб. пособие. - М.: Финансы и статистика, 2003. - 477с.
3. Балацкий Е. Государственный сектор в системе макроэкономического регулирования // Пробл. теории и практики управления. - 2001. - N 1. - С.60-65.
4. Балацкий Е.В. Институциональная поддержка государственного сектора экономики / Балацкий Е.В., Копышев В.А. // Вестн. РАН. - 2004. - Т.74, N 4. - С.291-300.
5. Белаш Т.В. Зарубежный опыт государственного регулирования конкурентоспособности национальной экономики: Автореф. дис. ... канд. экон. наук. - М., 2000. - 24с.
6. Взаимодействие государственного и рыночного регулирования экономики. - М., 1994. - 208с.
7. Виленский А. Концепции значимости государства: декларации и реалии / А.Виленский, М.Кочугуева // Экономист. - 2001. - N 5. - С.66-73.
8. Виноградов В.В. Экономическая роль государства // Виноградов В.В. Экономика. - М., 2001. - С.243-257.
9. Виссарионов А. Государственный сектор экономики: контуры бюджетного регулирования / А.Виссарионов, И.Федорова // Пробл. теории и практики управления. - 2002. - N 1. - С.52-56.
10. Государственное регулирование рыночной экономики: Учеб. пособие для управленч. и экон. спец. вузов / Отв. ред. И.И.Столяров. - М.: Дело, 2001. - 279с.
11. Государственное регулирование рыночной экономики: Учебник / Под ред. В.И.Кушлина, И.А.Волгина. - М., 2001. - 735с.
12. Государственное регулирование экономики: Учеб. пособие / Под ред. Т.Г.Морозова. - М., 2001. - 255с.
13. Государственный контроль за экономикой / А.Агапов, П.Хинкин, Н.Бут и др. - М., 2000.- 317с.
14. Государственный контроль за экономикой / Агапов А., Хинкин П., Бут Н., Фурнье Ж. - М., 2000. - 317с.
15. Демидова Л. Пути повышения эффективности государственного сектора (опыт стран Запада) // Пробл. теории и практики управления. - 1998. - N 4. - С.38-43.
16. Ионов М. Роль государства в экономике // Экономист. - 1995. - N 8. - С.13-23.
17. Коржубаев А.Г. Трансформация системы регулирования экономики США в 80-е гг.: концепции и реальность: Автореф. дис. ... канд. экон. наук. -Алматы, 1999. - 27с.
18. Крюков П.А. Планирование в моделях государственного регулирования экономики развитых стран: Автореф. дис. ... канд. экон. наук. - М., 2001. - 19с.
19. Кудров В. Государство и экономика: меняющееся равновесие // Пробл. теории и практики управления. - 2002. - N 3. - С.8-13.
20. Маркарян К.В. Меняющаяся роль государства в постиндустриальной экономике // Вестник Московского ун-та. Сер.6. Экономика. - 2003. - N 2. - С.3-11.
21. Направления и формы государственного регулирования рыночной экономики. - Ижевск, 2002. - 394с.
22. Опыт рыночных преобразований и совершенствование системы государственного регулирования: Сб. работ аспирантов и докторантов Ин-та экономики РАН. - М., 2001. - 369с.
23. Осадчая И. Рынок и государство: Что нового в государственном регулировании развитых стран? // Наука и жизнь. - 2001. - N 10. - С.24-30.
24. Рисин И.Е. Теория и практика государственного регулирования современной экономики / Рисин И.Е., Трещевский Ю.И. - М., 2000. - 209с.
25. Серегина С.Ф. Государственное регулирование в условиях неустойчивости экономического развития: Автореф. дис. ... д-ра экон. наук. - М., 2001. - 50с.
26. Соколова И.П. Государственное регулирование экономики: Учеб. пособие. - СПб., 1999. - 89с.
27. Суслина С. Государственное регулирование экономики: опыт Республики Корея // Пробл. теории и практики управления. - 2003. - N 4. - С.33-38.
28. Суспицын С.А. Пространственная результативность государственного регулирования // Регион. - 2003. - N 2. - С.3-17.
29. Тернер Ф.К. Новая роль государства / Ф.К.Тернер, А.Л.Корбахо // Междунар. журн. социальных наук. - 2002. - N 30. - С.129-142.
30. Шишков Ю. Экономическая роль государства в современном мире // Экономист. - 1999. - N 1. - С.25-34.

Дисциплина: Государственное управление
Тип работы:  Реферат
Объем: 41 страниц
Цена этой работы: 300 теңге
В избранное:   





Содержание:

Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ... ...3

Глава 1. Теоретические основы опыта государственного регулирования
социально-экономических процессов в промышленно-развитых странах ... ...5
1.1. Развитие и формирование системы государственного регулирования
экономики и социальных процессов на современном этапе ... ... ... ... ... ... 5
1.2. Тенденции развития и изменений в области государственного
регулирования экономики и социальных процессов в условиях
глобализации ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ..6
Глава 2. Анализ опыта государственного регулирования экономики и социальных
процессов в промышленно развитых странах мира ... ... ... ... ..13
2.1. Государственное регулирование экономики и социальных процессов в
США ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 13
2.2. Государство в экономике Японии: вчера, сегодня, завтра ... ... ... ... ... .18
2.3. Шведская модель социально-экономических основ государственного
регулирования ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ..25
Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .29
Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 32

Введение

Роль государства в рыночной, а точнее в формирующейся рыночной
экономике остается главным предметом дискуссий между экономистами и
политиками Казахстана. Одни считают государственное вмешательство злом для
экономики, другие, наоборот, - условием ее развития. Но далеко не всегда
спорящие стороны четко определяют, что может делать рынок, а что -
государство, и какие механизмы регулирования будут при этом использованы.
Каждая из сторон нередко обращается к опыту развитых стран, но трактует
его, как правило, исходя из собственных убеждений, поскольку в истории этих
стран можно найти как периоды усиления государственного вмешательства, так
и периоды его ослабления, как сторонников масштабного вмешательства
государства в экономику, так и его противников.

Государственное регулирование экономики и социальных процессов имеет
долгую историю. Практика здесь опережает теорию. В период раннего
капитализма в Европе существовал централизованный контроль над ценами,
качеством товаров и услуг, процентными ставками и внешней торговлей.
Меркантилисты 17 века - пионеры нормативной экономической теории - писали о
том, что только детальное руководство со стороны правительства способно
обеспечить порядок в хозяйственной сфере. Они видели в государственном
руководстве средство, обеспечивающее социальную справедливость. С переходом
к капитализму, свободной конкуренции многие заповеди меркантилистов канули
в Лету. Подход основоположников классической экономики (18 век),
лимитировавших государственное вмешательство в хозяйственную жизнь, имеет
историческое объяснение. Ведь к тому времени вершителями судеб в экономике
стали рынок и свобода выбора. В экономическом смысле свобода предполагает
две главных составляющих: защищенное законом право частной собственности и
самостоятельность принятия решений.

В 18 - 19 веках экономическая роль государства сводилась, в основном,
к охране этих первичных прав. 20 век был ознаменован почти повсеместным
укреплением экономического присутствия государства.

Со второй половины 19 века национальное производство достигло
невиданных ранее масштабов. Конец века связан со взрывом, скачком в научно
- техническом развитии и появлением ряда новых отраслей, т. е. углублением
общественного разделения труда. Все эти обстоятельства порождали
потребность в координации, в поддержании пропорций на макроуровне, в
антициклическом регулировании.
Началось наступление на рынок со стороны монопольных структур:
картелей, синдикатов, олигополий. В этих условиях для обеспечения
конкуренции стали жизненно необходимы выработка антимонопольного
законодательства и его применение органами государства.
Государственное вмешательство, по мнению его активных сторонников, в
состоянии решить любые общественные проблемы: помочь бедным, повысить
качество медицинского обслуживания, поднять уровень образования, снизить
стоимость жилья и т. д. Однако, стоит сказать, что государство – это всего
на всего форма организации общества - институт власти, в рамках которого
люди коллективно принимают решения и ведут определенную деятельность.
Поэтому нет никакой гарантии, что политика, одобренная большинством
избранных представителей народа, будет содействовать экономическому
прогрессу. Наоборот, есть все основания опасаться, что всенародно избранные
власти могут принимать решения, подрывающие общественное благосостояние,
если большинство избирателей не сможет самоограничить свои намерения.
Многие ставят знак равенства между политической демократией и
рыночной экономикой. Действительно, большинство стран с рыночной экономикой
имеют демократические политические институты. Могут быть, однако, и иные
варианты. Так ли это на самом деле и каким образом строится эта система
взаимодействия государства и рынка в социальной экономических сферах
являются актуальными вопросами общественного устройства. Поэтому, считаю
данную тему актуальной и практически значимой.
Цель работы – рассмотреть особенности опыта государственного
регулирования экономики и социальных процессов в промышленно развитых
странах.
Задачи работы:
1. Определить необходимость и роль государства в регулировании
экономических и социальных процессов
2. Рассмотреть опыт государственного регулирования в теории
3. Изучить отдельные материалы по промышленно развитым странам в
рамках опыта их государственного регулирования (США, ФРГ, Япония)
Структура работы: введение, основная часть, заключение и список
использованной литературы.

Глава 1. Теоретические основы опыта государственного регулирования
социально-экономических процессов в промышленно-развитых странах
1.1. Развитие и формирование системы государственного регулирования
экономики и социальных процессов на современном этапе
Государственное регулирование экономики развитых стран, став
составной частью любой модели рыночной экономики, не оставалось неизменным.
Его характер менялся в зависимости от исторических и политических условий
вместе с изменением приоритетов, целей и механизмов регулирования.
В 50-е годы ХХ столетия государственное регулирование, носило
довольно всеобщий характер. Это связано было с тем, что требовался жесткий
контроль над восстановлением разрушенного войной хозяйства. В европейских
странах к концу указанного периода она выросла (и даже превысила) до 50%
ВВП - валового внутреннего продукта, - а в США и Японии достигла примерно
35%.
Все это стало основанием для того, чтобы называть государство с такой
системой социальной поддержки - "государство благосостояния", а саму
рыночную систему - "социально ориентированная экономика".
Наряду с названными особенностями данного этапа государственного
вмешательства важнейшую роль стала играть макроэкономическая политика -
политика общеэкономического регулирования, призванная стабилизировать
экономику, по возможности избавить ее от кризисов и инфляции, а также
поддержать высокие темпы роста и занятости. В соответствии с рецептами
известного экономиста Кейнса и его последователей, для осуществления такой
политики использовались, прежде всего, государственный бюджет, а также
денежно-кредитный механизм. С их помощью правительства стремились управлять
масштабами совокупного спроса - расширять его в условиях экономического
спада и, наоборот, ограничивать в условиях подъема и угрозы развития
инфляции.
В конце 70-х - начале 80-х годов в системе государственного
регулирования стали происходить серьезные изменения. Упор на рыночные силы
стали применять консервативные власти в своей политике во многих
европейских странах.
А кроме того, у государства обнаружились и свои пороки. Растет его
вмешательство в экономику - усиливается налоговое бремя, которое
отрицательно сказывается на производственных и трудовых стимулах.
Увеличиваются государственные расходы - и тут же активизируется борьба
заинтересованных групп за собственные выгоды, за так называемую
"политическую ренту". Расширяется государственный сектор, зачастую
убыточный или малоэффективный, - снижается конкурентоспособность страны.
Все это так. Но главным и поистине основополагающим фактором в выборе новой
стратегии стала растущая глобализация экономической системы. Именно она
потребовала нового подхода к экономическому регулированию. Интересно, что,
когда у власти в 90-х годах вновь оказались социал-демократические
правительства (речь идет о странах Западной Европы), сложившаяся до них
"консервативная" модель существенно не изменилась. Под влиянием новых
условий, связанных с глобализацией, европейская социал-демократия
кардинально пересмотрела свои прежние позиции. Провозгласив "новую
стратегию третьего пути", она отказалась от социалистического идола
широкомасштабной национализации, от дальнейшего роста государственных
расходов в качестве главного инструмента стимулирования экономического
роста.
Ее влияние на изменение прежних форм и методов государственного
вмешательства в экономику проявляется по двум основным направлениям. Первое
- чрезвычайно возросшие требования к конкурентоспособности экономики.
Следовательно, приоритетом экономической политики правительств, какую бы
окраску оно не принимало, становится создание условий для роста
конкурентоспособности экономики своей страны. Второе важнейшее направление
нынешнего дня - резкое усиление взаимозависимости стран. Отсюда вывод:
действия правительства того или иного государства сегодня связаны не только
с ситуацией внутри страны, но и с конкретными шагами правительств стран-
партнеров, конкурентов, а также с поведением международных организаций.
Как видим, степень свободы правительств стран резко сокращается. И
так же резко возрастает необходимость унифицировать и согласовывать между
собой меры экономической политики. Более того, происходит определенное
ограничение суверенных функций государства, когда некоторые его властные
полномочия передаются наднациональным или региональным органам
регулирования. Так, например, происходит ныне в странах Европейского союза
- ЕС[1].
Кроме того можно отметить, что на территорий отдельных стран СНГ
стали появляться свои собственные интеграционные блоки, подобные ЕС,
которые пытаются в рамках всеобщей глобализации создать качественно новые
государственные образования обладающие всеобщей экономической
заинтересованностью.
1.2. Тенденции развития и изменений в области государственного
регулирования экономики и социальных процессов в условиях глобализации
Если подытожить основные изменения, которые происходили в развитых
странах на протяжении последних двух десятилетий ХХ столетия и продолжают
происходить сегодня, в начале нового века, то говорить можно о следующем.
В области законодательства. Идет постепенное сближение
законодательных систем различных стран. Особенно это видно на примере
Европейского союза. Вводятся единые правила в области финансовых систем и
внешнеторговых отношений, происходит унификация налогов, определяются
единые нормы в экологии, в сфере найма и увольнения работников, появляются
единые требования в производственной безопасности и правилах социального
страхования...
Особо значимой становится общемировая юстиция, которая направлена
против финансовых преступлений. С одной стороны, ее нормы вводятся в
национальные законодательства, регулирующие борьбу с отмыванием денег
(например, европейские банки, по решению ЕС, должны отныне сообщать властям
о появлении у них всех подозрительных вкладов). А с другой - любое
преступление такого рода может стать юрисдикцией международной организации,
не признающей суверенитета отдельного государства.
Коррупция - эта раковая болезнь нашего времени, в той или иной мере
присущая всем странам. Она превращает государственный аппарат в источник
обогащения бюрократии и отдельных групп влиятельного бизнеса. Вот почему
международное сообщество (в том числе и Всемирный банк, и МВФ) начало
уделять проблеме такое большое внимание. Ей было посвящено специальное
обсуждение на ежегодной сессии этих организаций в 1996 году. С тех пор - и
в отдельных странах, и на международном уровне - приняты многочисленные
законодательные и административные меры против этого бедствия.
Судьбы государственного сектора. С конца 70-х годов прошлого века
значительно сократился государственный сектор в экономике.
Разгосударствление и приватизация затронули многие отрасли промышленности,
ранее находившиеся в государственной собственности либо под контролем
государства. Приватизация распространилась даже на энергетику, связь,
транспорт, которые традиционно развивались как сфера непосредственного
государственного предпринимательства либо объект прямого регулирования со
стороны правительства. Именно этим отраслям - "естественным монополиям" -
рыночная терапия оказалась особенно необходимой[2].
Началось с телекоммуникаций, традиционно формировавшихся в рамках
естественной монополии из-за огромных начальных затрат капитала, высокой
фондоемкости и трудностей расширения. Пакет реформ повсюду был почти
одинаков. Он включал разделение почты и собственно телекоммуникаций,
предпринимательства и управления, либерализацию рынков, приватизацию или
квазиприватизацию в форме концессий. Зачинщиком такого процесса стала
Япония. За ней последовала Англия, в которой по закону 1984 года была
приватизирована компания "Бритиш телеком". В 1996 году настала очередь
немецкой "Дойче телеком" (хотя и сегодня значительная часть ее акций
остается в руках государства).
Приватизировались железные дороги. В Японии это произошло в ходе
административно-финансовой реформы. Даже в США, где удельный вес
государственной собственности в производственной сфере никогда не был
высоким, приватизированы принадлежавшие государству железные дороги,
аэропорты и некоторые электростанции.
Дальнейшая реформа естественных монополий имеет огромное значение.
Она открывает рынки капитала и стимулирует конкуренцию в производстве и
потреблении электроэнергии, газа, в области транспортных перевозок. Эта
реформа далеко не всегда связана с приватизацией отдельных структур
естественных монополий. Во Франции, например, такие монополии, как
"Эликтриситэ де Франс" и "Газ де Франс", формально остаются в собственности
государства, но отдельные их структуры получают полную коммерческую
самостоятельность. Так, согласно новым правилам игры, "Газ де Франс"
потеряет монополию на транспортировку и реализацию природного газа внутри
страны. На французский рынок смогут прийти другие газовые компании Европы,
готовые предложить потребителям более низкие цены. По словам президента
этой компании, "все как бы уравниваются в возможностях, а в дальнейшем
выигрывает тот, кто может быть действительно лучшим и сильнейшим".
Расширение партнерских отношений. Сокращая свое прямое участие в
экономической деятельности, государство развивает более тесные партнерские
отношениях с частным сектором в производстве "общественных благ", в
оказании общественных услуг и особенно - в научных исследованиях и
разработках. Известный американский экономист Дж. Рубин заметил по этому
поводу: "В ближайшие годы самым важным предметом дебатов станет вопрос о
том, где следует проводить границу между тем, что делают рынки, и тем, что
делает правительство. И такое обсуждение не должно сводиться лишь к тому,
какие функции следует выполнять правительству. Необходимо также
применительно к каждой такой функции определить, в каких пределах
правительство должно выполнять ее самостоятельно, а в каких оно должно
обеспечить стимулы или предоставить субсидии частному сектору".
Реформирование бюджетных систем. По мнению многих исследователей,
доля государственных расходов, достигшая в европейских странах 50% (Швеция
даже превысила этот уровень), в то время как в США и Японии она составляет
30-36% ВВП, чрезмерно высока и должна быть снижена. Начались реформы, цель
которых сократить государственные расходы и налоги, достигшие своего
предела, - они лишь подавляют экономическую активность и загоняют людей в
подпольную экономику.
Однако если в области реформирования налоговых систем уже достигнуты
определенные успехи, то о сколько-нибудь существенном снижении
государственных расходов пока говорить не приходится. В подтверждение
сказанного приведу таблицу, отражающую государственные расходы (графа 1) и
социальные трансферты (графа 2), то есть расходы на социальное обеспечение,
помощь безработным, пенсии, здравоохранение (кроме образования) в процентах
к ВВП.
Таблица 1. Этапы реформирования налоговых систем в системе
государственного регулирования на этапах глобализации

Как видим, понизить долю всех государственных и социальных расходов
пока не удалось (особенно высокой она остается в Швеции). Сегодня на
социальное обеспечение приходится от 35 до 45% бюджетных расходов развитых
стран. Вот почему реформы в области социального обеспечения и социального
страхования, которые бы позволили часть расходов такого рода переложить на
само население, являются важнейшей задачей правительств. Однако эта тема
даже на уровне обсуждения остается наиболее болезненной и не прибавляет
популярности, особенно так называемым "левым" правительствам социал-
демократов[3].
Но дело не только в реформировании бюджетных систем, о чем речь
только что шла. В прежние времена бюджет был главным инструментом, с
помощью которого вели макроэкономическое регулирование, стабилизацию
экономики, конъюнктуры. Схема здесь проста. Увеличение расходов и снижение
налогов призваны расширять спрос во время экономического спада (или
кризиса). И наоборот, сокращение бюджетных расходов - условие торможения
чрезмерного роста инфляции. Так выражался смысл политики "точной настройки"
в соответствии с кейнсианскими рецептами.
Теперь же таких "вольностей" правительства уже не могут себе
позволить. Стремясь уменьшить налоги и ограничить расходы, бюджетные
ведомства в то же время озабочены снижением бюджетных дефицитов и более
того - сбалансированностью доходов и расходов бюджета (такая задача была
поставлена в США и достигнута к концу 90-х годов). Сегодня, например, для
того, чтобы вступить в ЕС, страна должна не только достигнуть (не
превысить) определенного уровня бюджетного дефицита (3% от ВВП), но и иметь
определенную норму государственной задолженности (не выше 60%). Ведь
процентные платежи наряду с социальными расходами в наибольшей степени как
раз и стимулируют рост бюджетных расходов. Об этом можно судить по
следующей таблице.
Таблица 2. Процентные выплаты задолженностей правительства (в % к
ВВП)

Некоторое уменьшение этого показателя наметилось только к концу 90-х
годов - сказались жесткие меры по снижению государственной задолженности.
Немаловажное значение имеет также структура этой задолженности. Западные
страны стремятся уменьшить долю краткосрочных долгов, увеличив долю
долгосрочных, способствуя тем сокращению бюджетных расходов на обслуживание
государственного долга.
Но задачи экономической стабилизации не исчезли. Более того, они
стали намного сложнее. Поэтому основное бремя экономической стабилизации и
регулирования экономической конъюнктуры перекладывается отныне на денежно-
кредитную политику, то есть политику регулирования процентных ставок. Но и
использование этого инструмента наталкивается на жесткие ограничения,
порождаемые глобализацией. Теперь первой и немедленной реакцией на
понижение процентных ставок или на увеличение государственных расходов
сверх доходов может стать (и нередко становится) отток из страны
спекулятивного капитала. Он влечет за собой падение обменного курса и
повышение импортных цен. Вместо предполагаемого стимулирования роста
экономики и увеличения занятости на самом деле возникает инфляционный
эффект.
Вот почему так важна координация действий в этой области между
отдельными странами. И в рамках Европейского союза, особенно после
образования "зоны евро", такая координация постепенно налаживается. Созданы
и соответствующие новые институты - Европейский центральный банк и
Европейская система центральных банков. Решения Европейского центрального
банка отныне становятся обязательными для центральных банков стран-членов
ЕС.
Существенно изменились и методы так называемой промышленной политики,
направленной на непосредственное поощрение роста производства. Стоит
напомнить, что в трудные времена, например послевоенного восстановления, ни
одно развитое государство не отказывалось от той или иной формы
промышленной политики, поддерживая многие жизненно важные для страны
отрасли или предприятия (в старых или, наоборот, технологически новейших
отраслях). Правительства отошли от такой массированной поддержки только
тогда, когда рынок окреп, корпоративный бизнес вступил в пору зрелости и
опека государства из необходимой превратилась в тормоз. В ней отпала
необходимость.
Как было показано выше, всюду, где только можно, государство в наши
дни уходит от непосредственного участия в качестве производителя или
менеджера, передавая эти виды деятельности частному, рыночному сектору. За
собой оно оставляет лишь те виды деятельности, которые связаны с общей
организацией, финансированием и контролем. В то же время у государства (и
именно под влиянием глобализации) появились такие новые виды
"квазипромышленной" политики, включая и дипломатические методы, которые
направлены на продвижение "своих" транснациональных корпораций. Усиливаются
и такие формы протекционизма, как патентование, защита интеллектуальной
собственности, привлечение и "выращивание" собственного интеллектуального
капитала.
Последнему придается особое значение в условиях современной
постиндустриальной экономики. Увеличение расходов на образование,
подготовку и переподготовку кадров в здравоохранении, а также на поддержку
малого предпринимательства рассматривается не просто как вклад государства
в социальное развитие, но прежде всего как условие повышения
производительности труда, развития новых, главным образом высоких
технологий и экономического роста в целом. Красноречивей всех заявлений
правитель ственных деятелей говорят об этом цифры.
Таблица 3. Государственные расходы на здравоохранение
и образование в 1980—2000 годы (в % к ВВП)

Реальность требует от нашего государства участия в дальнейшей
трансформации экономической и социальной системы. По мнению многих
отечественных и зарубежных экспертов и экономистов необходимо обратить
внимание на эффективность механизмов государственного управления в
соответствии с требованиями глобальной экономики, как это делается в
зарубежных странах.
В целом все это можно выделить в следующий блок предложений по
дальнейшему государственному регулированию:
- жесткое бюджетное ограничение;
- продолжение налоговой реформы (снижение налогов на предприятия);
- активное использование денежно-кредитной политики для стабильного
роста.
Еще один существенный правовой аспект: необходимо законодательно
четко закрепить права собственности, свободу предпринимательства,
соблюдение договоров и ответственности за их исполнение. Особенно важна
"состыковка" внутреннего законодательства с законами, регулирующими мировую
торговлю, финансовые отношения, деятельность иностранных корпораций внутри
РК и казахстанских - за ее пределами. Сегодня такая состыковка важна, как
никогда.
Теперь о государственном аппарате. Его численность у нас продолжает
стремительно увеличиваться. Доля занятых в сфере управления от общего числа
работающих выросла с 2% в 1992 году до 4,45% в 1999-м - более чем
удвоилась. На повестке дня не только повышение эффективности работы
государственного аппарата (четкое определение функций его министерств и
ведомств, учитывающих ту вертикаль власти, которая в настоящее время
создана), но и значительное его сокращение.
Необходимо, наконец, отделить государство от бизнеса, а чиновничество
от собственности и предпринимательской деятельности (что не исключает
приемлемых законом рациональных форм сотрудничества с частным сектором в
рамках признанных организационных структур). И, конечно, одной из главных
задач государства, особенно в условиях глобализации, остается борьба с
бюрократизацией и коррупцией.
В области социальной политики - это курс на реформу пенсионной
системы, а также увеличение вложений в "человеческий капитал" во всех его
видах.
Особо следует остановиться еще на одном вопросе. В данной работе он
не затрагивался, но среди казахстанских экономистов продолжает вызывать
ожесточенные дискуссии. Нужна ли нам особая промышленная политика и если
нужна, то какие инструменты можно было бы при этом использовать? Вопрос
приобретает особую остроту именно в связи с глобализацией. Нам необходима
не только интеграция в мировую экономику сырьевых отраслей Республики
Казахстан (что превращает ее в сырьевой придаток развитых стран), но
включение в мировой прогресс технологически передовых отраслей
обрабатывающей промышленности.
В наших условиях такая политика сегодня тем более нужна. И если на
внутренних рынках правительство должно стремиться к внедрению равенства
условий конкуренции для всех предприятий, то для приоритетных компаний и их
объединений, создающих продукцию на экспорт, государству, видимо, следует
предусмотреть определенные меры стимулирования (например, гарантии
экспортных кредитов, налоговые льготы и прочее).
Говоря о промышленной политике, не следует забывать о сельском
хозяйстве. Финансовая поддержка этой отрасли нужна, какой бы "черной дырой"
она ни представлялась. Главное - она должна доходить непосредственно до
производителя, а не оседать в карманах чиновников. (В развитых странах эта
поддержка по-прежнему довольно существенна. Так, еще в конце 80-х годов
прошлого века доля государственных расходов в фермерских доходах составляла
в США 22%, в странах ЕС - 32 и в Японии - 72%. Такая огромная цифра
объясняется тем, что японское правительство проявляло особую заботу о
сохранении традиционной для Японии сельскохозяйственной культуры - риса.)
Таким образом, речь идет не о слепом подражании странам, находящимся
на совсем иной стадии развития (назовите ее постиндустриальной или
информационной экономикой), но об изучении их опыта государственного
вмешательства в экономику в разные времена, на разных стадиях их развития и
творческом использовании того, что сегодня приемлемо и необходимо для РК.

Глава 2. Анализ опыта государственного регулирования экономики и
социальных процессов в промышленно развитых странах мира
2.1. Государственное регулирование экономики и социальных процессов в
США
Главная загадка успехов американской экономики в 90-е годы
заключается в ответах на следующие вопросы: почему рост, изначально
стимулируемый регрессивным увеличением нормы прибыли, длился столь долго и
не был быстро свернут из-за дефицита спроса на расширяющийся объем
производства? Общий спрос действительно быстро возрастал в 1995-2000 гг.
несмотря на перемещение доходов с труда на капитал, на очень медленный рост
государственных расходов, большой и увеличивающийся перевес импорта над
экспортом. Спрос, необходимый для поддержания роста экономики,
обеспечивался инвестиционным бумом, а на третьем этапе – и бумом
потребительских расходов. Как можно объяснить эти два источника растущего
спроса? Изначально стоит сказать, что причина в грамотно разработанной
государственной политике в области социальных и экономических вопросов
развития страны.
Во-первых, почему инвестиционный бум продолжался столь долго вопреки
снижению нормы прибыли и коэффициента использования промышленных мощностей?
Ведь пик нормы прибыли пришелся на 1996 г., в течение одного года она
оставалась почти неизменной, а затем начиная с 1998 г. стала резко падать,
хотя еще в 2000 г. оставалась на довольно высоком уровне (сопоставимом с
пиковым уровнем после 60-х годов). Коэффициент использования промышленных
мощностей достиг высокого уровня в 1995 г., а после 1997 г. понизился. Во-
вторых, чем объясняется поразительное ускорение потребления после 1977 г.?
Ведь потребительские расходы на третьем этапе возрастали гораздо быстрее,
чем личные располагаемые (за вычетом налогов) доходы домохозяйств. При этом
уровень личных накоплений понизился до исторически очень низкого значения
2,7%.
Причины потребительского бума на последнем этапе роста, а также
большая часть причин долговременного инвестиционного бума в американской
экономике объясняются спекулятивным “пузырем”, раздуваемым на фондовом
рынке США с 1995 г . В течение последующих пяти лет цены на акции росли с
феноменальной скоростью – 23,6% в год. Между тем рост прибыли корпораций в
этот период замедлился. Стимулом для роста цен на американские акции в 1994-
1999 гг. были спекулятивные факторы – уверенность в том, что цены на акции
будут по-прежнему быстро расти и, следовательно, обеспечивать акционерам
крупные прибыли на капитал.
Финансовый “пузырь” оказался огромным по своим размерам. Совокупная
рыночная стоимость всех выпущенных в обращение акций американских
корпораций увеличилась с 5,5 трлн долл. в 1994 г. до 17,1 трлн долл. в 1999
г., что составило прирост 11,6 трлн долл. Для сравнения: общий размер ВВП
составил в 2000 г. 9,9 трлн долл. Отношение рыночной цены акции к “чистой
прибыли” в расчете на одну акцию по индексу S & P 500 акций возрос с 19,9
на конец 1994 г. до 44,2 на конец 1999 г. Если взять соотношение в 20 за
нормальный долговременный показатель, тогда спекулятивный прирост может,
вероятно, составлять примерно 9,4 трлн долл. из 11,6 трлн долл. общего
роста цен на акции в 1994-1999 гг. (или 81%).
Возникновению огромного спекулятивного “пузыря” содействовал быстрый
рост нормы прибыли, создавший мощный стимул для вложений в ценные бумаги
американских корпораций со стороны наиболее состоятельных групп населения.
Стал угрожающим рост неравенства доходов, наблюдавшийся с 70-х годов. Все
возрастающая часть доходов перемещается в пользу этих групп, которые могут
использовать основную их массу на инвестиции.
Спекулятивное развитие экономики опиралось на раздуваемый обман:
сначала – по поводу ИТ-революции, а затем – по поводу так называемой новой
экономики. Последняя концепция заставила многих инвесторов поверить, что
теперь в США будто действуют совершенно иные экономические законы,
аннулирующие старый принцип, согласно которому после подъема следует спад.
Важным фактором является то, что как следствие цепочки жестоких
экономических кризисов, разразившихся вне страны в 90-е годы, огромная
масса иностранного капитала ринулась в США. К тому же американские
средства, прежде инвестировавшиеся за границей, теперь стали искать для
себя стабильного применения в самих США. Азиатский финансовый кризис 1997
г. стал причиной того, что приток огромных финансовых средств, вложенных в
быстро растущие восточно-азиатские страны, внезапно сменился более быстрым
их оттоком. Финансовый кризис 1998 г. породил среди инвесторов общий страх
перед так называемыми растущими рынками. Как следствие этих двух ударов
огромный объем финансовых средств был направлен в США, что продлило срок
жизни спекулятивного финансового “пузыря”1. В этом неолиберализм может
занести на свой счет несколько сомнительную заслугу, так как именно
либерализация восточно-азиатских экономик несла главнейшую ответственность
за азиатский финансовый кризис, и именно восемь лет неолиберальной
перестройки привели к финансовому кризису в Азии.
У многих в США сложилось мнение, что процветание американской
экономики никогда не кончится. Психологический настрой помогал
противостоять случайным эпизодам, когда падали цены на акции.
Существовавший в те годы в США необычный потребительский бум,
поддерживающий экономический рост, во многом опирался на то, что рядовые
американские домохозяйства прибегали к заимствованиям под залог своих
активов, чтобы вновь и вновь финансировать потребительские расходы. В
результате последние у большинства населения росли как снежный ком.
Потребительский бум способствовал поддержанию инфляции в США на
довольно низком уровне. Причем не столько благодаря широким инвестициям и
технологическому прогрессу, сколько в силу резкого снижения возможностей
трудящихся отстаивать свои интересы в ходе переговоров. Вероятно, именно
такая латентная инфляция больше, чем любой другой фактор, помимо бума на
фондовом рынке, побудила некоторых аналитиков к утверждению, будто возникла
“новая экономика”, обладающая иммунитетом к старым взаимозависимостям и
ограничениям.
В последний отрезок 90-х годов на низкие темпы инфляции в США
повлияли два международных фактора, и они попадают в категорию “счастливой
случайности”. Во-первых, большая часть мировой экономики (помимо США)
находилась в состоянии относительного спада. Это позволяло американской
экономике “втягивать в себя” потребительские и инвестиционные товары в виде
импорта из-за границы, не оказывая давления на импортные цены в сторону
повышения. Ведь другие страны в стадии относительного спада могли с
готовностью выполнять поставки, удовлетворяя американский спрос. Если бы
остальной мир в этот период был более процветающим, тогда импорт в США
конца 90-х годов осуществлялся бы по более высоким ценам, что породило бы
тенденцию к увеличению темпов американской инфляции.
Во-вторых, несмотря на растущий дефицит торгового баланса США, курс
доллара в мире не снижался, а постоянно поднимался. С 1995 г. по третий
квартал 2000 г. он относительно других валют вырос на 31%. Это стало
следствием широкого притока капитала в США, причины которого изложены выше.
Растущий курс доллара в мире сокращает цены импорта; и то и другое
способствует снижению темпов инфляции (поскольку цены импорта составляют
часть индекса цен), а также оказывает конкурентное давление на американских
производителей, затрудняя им повышение цен.
Приверженцы неолиберальной перестройки утверждают, что во второй
половине 90-х годов американская экономика, наконец, предоставила
убедительные доказательства эффективности неолиберальной модели.
Утверждается, что либерализация, приватизация и сокращение государственных
расходов (путем устранения государства), высвобождение средств сбережения и
использование их для инвестиций, а также предоставление свободному рынку
возможности “править бал” открыли эру беспрецедентного благосостояния в
США. Стимулируя инвестиции и инновации, эта новая модель якобы дала толчок
быстрому и устойчивому росту, который оказался благоприятен для всех
сегментов общества.
Неолиберальная перестройка действительно способствовала росту,
который продолжался относительно долго и сопровождался относительно низкими
темпами безработицы и незначительной инфляцией. Во второй половине периода
роста темпы выпуска продукции и производительность труда выросли по
сравнению с недавним прошлым, хотя и были намного ниже показателей 60-х и
70-х годов, т.е. периода активной роли государства. Однако каналы,
благодаря которым неолиберальная перестройка способствовала установлению
длительных и умеренно высоких темпов экономического роста при низкой
инфляции, – не те, о которых говорили приверженцы неолиберализма; к тому же
это были не продуктивные в социальном отношении способы стимулирования
экономического роста[4].
Как мы убедились, снижение в налогообложении бизнеса и наступление на
уровень жизни трудящихся повысили долговременную норму прибыли в начале 90-
х годов. Увеличивающаяся норма прибыли параллельно с ИТ-революцией, которая
не имела явного отношения к неолиберальной перестройке, положили начало
скромному инвестиционному буму, который в свою очередь вызвал экономический
рост. Огромное и растущее неравенство, созданное неолиберальной моделью,
вскоре создало спекулятивный “пузырь”, который наряду с различными
случайными факторами привел к длительному инвестиционному буму и в итоге к
потребительскому. Долговременный “пузырь” породил длительный рост. Низкие
темпы инфляции в первую очередь стали результатом успешного наступления на
возможности трудящихся отстаивать свои интересы путем переговоров. Очень
медленный рост реальной заработной платы вероятно и выгоден капиталу, но он
не встраивается в неолиберальное представление о том, что “прилив поднимает
все лодки”.
Вопреки разговорам о перманентном процветании экономический рост был
изначально неустойчив . Любой спекулятивный “пузырь” должен когда-то
лопнуть. Когда летом 2000 г. “пузырь” начал сдуваться, сразу же стали
сокращаться инвестиции. На четвертый квартал 2000 г., т.е. сразу же после
того, как лопнул “пузырь” на фондовом рынке, темпы роста инвестиций
реального бизнеса в основной капитал упали до 1% в год по сравнению с 7,1%
в предшествующем квартале. А затем, в 2001 г. они снижались в течение всех
четырех кварталов и составили соответственно следующие годовые показатели:
-0,2%, -14,6%, -8,5% и -13,8%. Потребительские расходы, хотя и не росли
больше теми темпами, которые были характерны для конца 90-х годов, все же в
начале 2002 г. продолжали увеличиваться (в 2001 г. их прирост составил
3,1%). Но так как “пузырь” уже ушел в историю, потребительские расходы в
определенный момент, вероятно, вернутся к нормальному соотношению с
размерами располагаемых доходов, что приведет к сокращению потребительских
расходов параллельно с падением инвестиций бизнеса в основной капитал.
Хотя предсказание хода спада дело рискованное, все же некоторые
характеристики роста 90-х годов дают основание предполагать, что спад,
официально начавшийся в марте 2001 г., может быть относительно серьезным
иили длительным. По-видимому, длительный инвестиционный бум создал
значительный переизбыток производственных мощностей в экономике. Если это
так, то потребуется некоторое время, пока снова возникнет мощный стимул для
инвестиций.
Надежные методы расчета избыточных производственных мощностей
отсутствуют. Опубликованные данные по коэффициенту использования мощностей
охватывают только сектор промышленности – перерабатывающую, горнорудную
промышленность и коммунальные услуги. Эти данные показывают, что пиковый
коэффициент использования мощностей в период роста 90-х годов был ниже, чем
в другие периоды роста недавнего прошлого, а также что наступил значительно
раньше в ходе экономического роста по сравнению с опытом других периодов
роста в недавнем прошлом. Можно предположить, что в промышленном секторе
инвестиции создавали больший объем производственных мощностей, чем это было
необходимо для удовлетворения растущего спроса за последние пять лет,
выпавшие на экономический рост.
Наличие любых избыточных мощностей в экономике будет зависеть от
развития в будущем совокупного спроса, что заранее неизвестно. Однако
потребительский бум 1997-2000 гг. – еще один фактор, наводящий на мысль,
что существенные избыточные мощности могут в ближайшем будущем пагубно
сказаться на экономике. Потребительский бум предположительно стимулировал
значительные инвестиции в производственные мощности, необходимые для
удовлетворения спроса. Если исчезновение “пузыря” сокращает потребительские
расходы относительно располагаемых доходов, то многие инвестиции,
приходящиеся на период после экономического роста, могут оказаться
избыточными 2 .
Одна из основных позитивных сторон роста 90-х годов представляет
собой угрозу ближайшему будущему. Речь идет о низких темпах инфляции в
конце периода роста. Переход от роста к спаду обычно сопровождается
падением темпов инфляции. Поскольку в конце периода роста 90-х годов темпы
инфляции были столь низкими, существует опасность, что наступит дефляция,
особенно если спад будет относительно резким. Дефляция может иметь
разрушительные последствия для экономики, потому что домохозяйства и
компании откладывают на время покупки в ожидании, что низкие цены и
увеличение реальной стоимости долговых обязательств приведут должников к
банкротству. Японская стагнация прошлого десятилетия преподала урок
пагубных последствий дефляции.
Неолиберальная перестройка повлекла за собой более тесную глобальную
интеграцию мировой экономики. Поскольку реальный и финансовый секторы
экономики в странах мира стали в 90-х годах более взаимоувязаны, усилилась
тенденция к быстрой передаче повышательных или понижательных импульсов. В
итоге представляется, что мировая экономика вступает в первый глобальный
спад после нефтяного шока 1973 г. Если (как это представляется сейчас
вероятным) все крупнейшие страны мира будут одновременно переживать спад,
то спад будет умножаться, так как вместе со спросом на экспорт будет
сокращаться внутренний спрос в каждой отдельной стране.
Итак, после длительных поисков неолиберальный “рецепт успеха” еще не
найден. Издержки крушения политики, базировавшейся на “пузыре”, ощущаются
теперь в каждом городе и городке США. Миллионы трудящихся потеряли работу,
другие утратили свои пенсии. Местные органы власти не могут в прежнем
объеме предоставлять основные государственные услуги. Формирование
экономики, которая будет нести с собой постоянный прогресс и безопасность
для всех, требует не некой новой (или старой, но подновленной) формы
капитализма, а замены системы производства, цель которого прибыль, иной,
которая бы удовлетворяла нужды людей.
В настоящее время принципиальным представляется повышение степени
приоритетности в бюджете государства инвестиционных вложений в человеческий
капитал, т.е. значение ассигнований на образование, профессиональную
подготовку и переподготовку, а также здравоохранение. Так, государственное
финансирование из фондов федерального правительства, а также штатных и
местных властей системы образования всех уровней (начального, среднего и
высшего) в США составляло в 1999 г. около 500 млрд долл. (более 80% общих
расходов на эти цели). Свыше 46% всех расходов на здравоохранение (более
1000 млрд долл.) в конце 90-х годов также приходилось на долю американского
государства. Оно заботится о структуре и качестве общественного капитала
через инвестиции в фундаментальную науку и технологии. Федеральные расходы
на НИОКР составили в 2000 финансовом году внушительную величину – более 78
млрд долл.
В целом можно констатировать, что эволюция роли государства в
социально-экономическом развитии США к началу 2006 года дает немалую пищу
для размышлений не только о путях американского капитализма, но и о будущем
РК. Опыт США позволяет обратить внимание на перспективные особенности
современной модели американской экономики, механизм выработки социально-
экономических приоритетов развития, использовать доказавшие свою
эффективность в США экономические и социальные регуляторы, уточнить позиции
по столь активно дискутируемым в РК вопросам о роли и месте государства в
экономике и всей общественной жизни.
2.2. Государство в экономике Японии: вчера, сегодня, завтра
Рассмотрим особенности государственного вмешательство в социальные
экономическое аспекты развития такой страны как Япония. Так, уже полвека
насчитывает история так называемой промышленной политики в Японии. За все
эти годы японский феномен планового капитализма ни на миг не выпадал из
поля зрения аналитиков. При этом оценки варьировались от восторженных
оваций и преклонения перед мудростью экономической элиты страны до полного
неприятия и откровенно жесткой критики бюрократического патронажа частного
предпринимательства. Копий действительно было сломано немало. Но факт
налицо – Япония выдвинулась на место второй экономической державы мира, а
по многим показателям, несмотря на нынешние коллизии, продолжает занимать
лидирующие позиции и, похоже, не собирается их уступать. И то, что
отлаженное в течение десятилетий взаимодействие государства и бизнеса
сыграло в этом не последнюю роль, не вызывает сомнений даже у самых
отъявленных скептиков.
Время, однако, не стоит на ... продолжение
Похожие работы
Государственное регулирование экономики РК
Государственное регулирование рыночной экономики
Государственное регулирование экономики
Государственное регулирование рыночной экономики: методы и факторы
Государственное регулирование конкурентноспособной экономики
Государственное регулирование
Налоговое регулирование экономики
Государственное регулирование миграции
Государственное регулирование в рыночной экономике
Математическое моделирование социальных процессов
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь