Эпоха раннего железа Казахстана


ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..3

I ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ОСЕДЛЫХ ПАМЯТНИКОВ ЭПОХИ РАННЕГО ЖЕЛЕЗА КАЗАХСТАНА

1.1 Исследования поселений в 70.90.ые гг. ХХ века ... ... ... ... ... ... ... 8
1.2 Современные исследования и новый взгляд на проблему изучения поселений раннего железного века в Сарыарке ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .13
1.3 Проблемы изучения переходного периода между эпохой бронзы и раннего железного века ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..19

II АРХИТЕКТУРА И ТОПОГРАФИЯ ПОСЕЛЕНИЙ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА

2.1 Природная среда и топография поселенческих памятников раннего железного века степной части Сарыарки ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .26
2.2 Архитектура жилых конструкций поселений ... ... ... ... ... ... ... ...33

III ВЕЩЕВОЙ ИНВЕНТАРЬ С ПОСЕЛЕНИЙ ЭПОХИ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРНОГО КАЗАХСТАНА

3.1 Керамика и ее особенности в поселениях раннего железного века Сарыарки ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...43
3.2 Каменныеорудия труда с поселений ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .52


ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 61

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ... ... ... ... ... ... ... .64

ПРИЛОЖЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 71
Актуальность темы. Актуальностью данного исследования является недостаточная разработанность рассматриваемой проблематики. В настоящее время в сакской археологии сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на значительные достижения по изучению раннекочевнического общества историками, лингвистами, представителями естественных наук, основные проблемы истории этого периода остаются либо нерешенными, либо остродискуссионными. Это касается происхождения саков и их культуры, этнической принадлежности населения евразийских степей VIII-III вв. до н.э., вопросов размещения племен относительно современной географической карты, характера сакского общества и уровня его развития, символического значения искусства звериного стиля, причин смены культуры.
Проблема исследования поселений представляет собой огромное «белое пятно» в изучении раннего железного века Центрального и Северного Казахстана. Как известно, недостаточно изучена она и в других регионах распространения скифо-сакских культур.
Накопленный, в ходе археологических исследований, материал былопубликован в ряде работ советских археологов. Однако, в настоящее время, когда Казахстан является суверенным государством, поднимается вопрос опереосмыслении имеющихся источников, в частности, характеризующихпоселенческие комплексы, использовании ранее наработанных исовременных данных для решения актуальных задач – определение вкладаавтохтонных племен и народов региона в эволюцию материальной идуховной культуры Евразии, изучение взаимодействия оседлых и кочевыхкультур в древности и средневековье, изучение исторической роли оседлыхпоселений какцентра систем жизнеобеспечения, о времени и характерепервых заселений территории Казахстана.
В рамках решения поставленных вопросов для северных и центральных регионов Казахстана в целом приобретает актуальность проблемапереосмысления материалов, полученных в ходе работ археологическихэкспедиций на территории Северного и Центрального Казахстана в70-90-егоды XX века. Актуальность темызаключается в переосмыслении, обобщении и систематизации материаловэкспедиций, разработке вопросов, связанных с внешним обликом, планировкой поселенческих комплексов, выявлении значения поселений вжизни древнего населения Казахстана, рассмотрении процесса складываниякультурных, строительных традиций населения.
1 Бейсенов А.З. Исследования Сарыаркинской экспедиции в Центральном Казахстане // Известия МОН РК. Серия общественных наук. – Алматы, 2002. – № 1. – С. 31-41.
2 Бедельбаева М.В. Изучение раннего железного века Казахстана в 60-90 годах // Известия МОН НАН РК. Сер. Общ. Наук. – Алматы, 2000. – № 1. – С. 237-247.
3 Маргулан А.Х. Сочинения. В 14 томах. Том 1. Бегазы-дандыбаевская культура Центрального Казахстана. – Алматы, 1998. – 400 с.
4 Руденко С.И. Культура поселения Центрального Алтая в скифское время. – Москва-Ленинград, 1960.
5 Акишев К.А.О возникновении оседлости и земледелия у древних усуней Семиречья // По сле¬дам древних культур Казахстана. – Алма-Ата, 1970.– С. 69-78.
6 Бартольд В.В. Сочинения, том II, ч. 1. – М., 1963.
7 Хабдулина М.К. Степное Приишимье в эпоху раннего железа. – Алматы, 1994. – 170 с.
8 Хабдулина М.К. Поселение раннесакского времени на реке Селеты // Степная цивилизация Восточной Евразии. Т. 1. Древние эпохи. Научное издание. – Астана, 2003. – C. 189-214.
9 Бедельбаева М., Варфоломеев В. Кыштан – Центрально-казахстанское поселение эпохи раннего железа // Номады казахских степей: этносоциокультурные процессы и контакты в Евразии скифо-сакской эпохи: Сб. мат-лов междунар. науч. конф. – Астана, 2008. – С. 241-245.
10 Бейсенов А.З., Ломан В.Г. Древние поселения Центрального Казахстана. – Алматы: «Інжу-Маржан», 2009. – 264 с.
11 Жолдасбаев С. Типы оседлых поселений ка¬захов по данным археологических исследований Южного и Центрального Казахстана (ХУ-Х1Х вв.) // Прошлое Казахстана по археологическим источникам. – Алма-Ата, 1976. – С. 46-58.
12 Потемкина Т.М. Проблемы связей и смены культур населения Зауралья в эпоху бронзы (поздний и финальный этапы) // Российская археология. – 1995. – № 2. – С. 11-19.
13 Ломан В.Г. Общность культур переходного времени от эпохи поздней бронзы к раннему железному веку // Международное (XVI Уральское) Археологическое совещание: Материалы международной научной конференции 6-10 окт. 2003 г. – Пермь, 2003. – С. 82-83.
14 Ломан В.Г. Донгальский тип керамики // Вопросы периодизации археологических памятников Центрального и Северного Казахстана – Караганда, 1987. – С. 115-129.
15 Варфоломеев В.В. Относительная хронология керамических комплексов поселения Кент // Вопросы периодизации археологических памятников Центрального и Северного Казахстана. – Караганда, 1987. – С. 56-68.

Дисциплина: История Казахстана
Тип работы:  Дипломная работа
Объем: 90 страниц
Цена этой работы: 1300 теңге
В избранное:   




СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 3

I ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ОСЕДЛЫХ ПАМЯТНИКОВ ЭПОХИ РАННЕГО ЖЕЛЕЗА КАЗАХСТАНА

0.1 Исследования поселений в 70-90-ые гг. ХХ века ... ... ... ... ... ... ... 8
1.2 Современные исследования и новый взгляд на проблему изучения поселений раннего железного века в Сарыарке ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..13
1.3 Проблемы изучения переходного периода между эпохой бронзы и раннего железного века ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 19

II АРХИТЕКТУРА И ТОПОГРАФИЯ ПОСЕЛЕНИЙ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА

2.1 Природная среда и топография поселенческих памятников раннего железного века степной части Сарыарки ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..26
2.2 Архитектура жилых конструкций поселений ... ... ... ... ... ... .. ... .33

III ВЕЩЕВОЙ ИНВЕНТАРЬ С ПОСЕЛЕНИЙ ЭПОХИ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРНОГО КАЗАХСТАНА

3.1 Керамика и ее особенности в поселениях раннего железного века Сарыарки ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .43
3.2 Каменные орудия труда с поселений ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ...52

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 61

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ... ... ... ... ... ... . ... 64

ПРИЛОЖЕНИЕ ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 71


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Актуальностью данного исследования является недостаточная разработанность рассматриваемой проблематики. В настоящее время в сакской археологии сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на значительные достижения по изучению раннекочевнического общества историками, лингвистами, представителями естественных наук, основные проблемы истории этого периода остаются либо нерешенными, либо остродискуссионными. Это касается происхождения саков и их культуры, этнической принадлежности населения евразийских степей VIII-III вв. до н.э., вопросов размещения племен относительно современной географической карты, характера сакского общества и уровня его развития, символического значения искусства звериного стиля, причин смены культуры.
Проблема исследования поселений представляет собой огромное белое пятно в изучении раннего железного века Центрального и Северного Казахстана. Как известно, недостаточно изучена она и в других регионах распространения скифо-сакских культур.
Накопленный, в ходе археологических исследований, материал был опубликован в ряде работ советских археологов. Однако, в настоящее время, когда Казахстан является суверенным государством, поднимается вопрос о переосмыслении имеющихся источников, в частности, характеризующих поселенческие комплексы, использовании ранее наработанных и современных данных для решения актуальных задач - определение вклада автохтонных племен и народов региона в эволюцию материальной и духовной культуры Евразии, изучение взаимодействия оседлых и кочевых культур в древности и средневековье, изучение исторической роли оседлых поселений как центра систем жизнеобеспечения, о времени и характере первых заселений территории Казахстана.
В рамках решения поставленных вопросов для северных и центральных регионов Казахстана в целом приобретает актуальность проблема переосмысления материалов, полученных в ходе работ археологических экспедиций на территории Северного и Центрального Казахстана в 70-90-е годы XX века. Актуальность темы заключается в переосмыслении, обобщении и систематизации материалов экспедиций, разработке вопросов, связанных с внешним обликом, планировкой поселенческих комплексов, выявлении значения поселений в жизни древнего населения Казахстана, рассмотрении процесса складывания культурных, строительных традиций населения.
Открытие поселений раннесакского времени в ареале тасмолинской культуры, ранее известной только по погребальным памятникам, открывает новую эпоху в изучении сакских памятников региона. Материал, полученный в ходе исследований, даст ответы на многие проблемные вопросы в изучении данной культуры. Уже сейчас мы ясно видим, что те культурные особенности, которые представлялись ученым в периоды первоначального ее исследования не точны. Раннесакские племена Сарыарки предстают не только и не столько чистыми номадами, но населением, сочетающим в своем хозяйстве различные способы жизнедеятельности, в том числе элементы оседлости.
В историографии проблемы происхождения культуры раннего железного века можно выделить два основных направления - автохтонное и миграционное. Дискуссии между представителями обоих направлений продолжаются и сейчас. Изучение вопросов происхождения и функционирования поселений раннего железного века позволит взглянуть на данную проблему под другим ракурсом. Непрерывность обживания территории позволяет сторонникам автохтонной теории закрепить свое мнение еще одним доводом. Но несмотря на это, резкое изменение облика поселений, их топография и функционального назначения говорит о резкой смене хозяйственных, а соответственно и культурных тенденций в целом в регионе. Это положение может быть использовано при поиске доказательств в пользу миграционной теории происхождения круга культур раннего железного века. Таким образом, этот вопрос продолжает оставаться остродискусионным. Для его решения необходимо привлечение данных, полученных при изучении поселений раннего железного века. А это делает проблему изучения поселений раннего железного века очень важной для решения данных вопросов и требует от исследователей более глубокого и качественного проведения исследований по изучению поселений раннего железного века.
Проводимые по исследованию поселений раннего железного века Центрального Казахстана работы находятся сейчас на начальной стадии. Для плодотворного изучения поселенческих памятников необходимо, прежде всего, создание полновесной источниковедческой базы, нужны дополнительные раскопочные материалы, позволяющие проведение комплекса научных изысканий на уровне современных технологий.
Территориально-географические рамки исследования охватывают территорию Казахского Мелкосопочника - Сарыарки. На севере он граничит с Западно-Сибирской равниной, на востоке - с долиной Иртыша, на юге ограничивается пустыней Бетпак-Дала, на западе отроги Мелкосопочника упираются в Тургайскую ложбину. Это степной регион с небольшими, обрывистыми низкогорными массивами. Протяженность с запада на восток - 1200 км, ширина на западе составляет около 900 км, на востоке - 400 км.
Хронологические рамки работы охватывают период, следующий за донгальским этапом позднего бронзового - VIII-VII вв. до н.э., до времени упадка и исчезновения тасмолинской культуры - IV-III в. до н.э. Этот период в археологии Казахстана называется раннесакским.
Объектом исследования выступают материалы раскопок и опубликованные исследования оседлых памятников второй половины ХХ века - времени начала исследования поселений раннего железного века, до настоящего момента, периода открытия новых памятников и формирования новых тенденций в исследовании поселений раннего железного века Сарыарки.
Предмет исследования представляет собой совокупность опубликованных работ по исследуемой проблеме второй половины ХХ - начала ХХI вв.
Цель и задачи исследования. Учитывая состояние изученности вопроса и его научную актуальность, автор основной целью данной работы ставит сбор и анализ всех опубликованных источников по теме исследования для создания будущей полновесной источниковой базы и эволюцию взглядов на проблемы изучения номадизма в отечественной и зарубежной исторической науке. Конечной целью является определение генезиса облика поселений, особенностей жилищно-хозяйственных конструкций для восстановления хозяйственного уклада населения эпохи РЖВ.
Поставленная цель предполагает решение следующих исследовательских задач:
- выявить, систематизировать и охарактеризовать отечественные и зарубежные исследования, имеющие отношение к проблемам хозяйственного уклада населения Центрального и Северного Казахстана в эпоху раннего железного века;
- систематизировать и проанализировать данные, характеризующие поселенческие комплексы и жилищно-хозяйственные конструкции;
- определить основные методологические установки этих исследований;
- выявить возможность диалога и взаимодополнения различных методологических направлений.
При написании диссертационной работы использованы материалы, полученные в результате раскопок и разведочных работ, проведенных Центрально-Казахстанской археологической экспедицией, Сарыаркинской археологической экспедицией и Ишимской стационарной археологической экспедицией. В качестве основного вида источников так же выступают монографии, статьи, тезисы научных докладов, диссертационные исследования.
Методология исследования. Методологической основой настоящего исследования являются принципы историзма, объективности и системности, на базе которых в данной работе применяется историко-генетический и сравнительно-исторический методы. Компаративистика занимает большое место в ходе исследования, что определяется его задачей и поставленными целями. На базе сравнения и совмещения различных методологических подходов выявляются спорные моменты и общие места в современном состоянии изучения проблемы происхождения тасмолинской культуры.
Из отечественных исследователей первой половины - середины ХХ века следует отметить А.Х. Маргулана, К.А. Акишева, М.К. Кадырбаева. Работы А.Х. Маргулана явились исходным пунктом для дальнейших работ, посвященных изучению поселений раннего железного века.
Среди отечественных исследователей скифо-сакского периода второй половины ХХ - начала ХХI вв., следует назвать М.К. Хабдулину, А.З. Бейсенова, Ломана В.Г.
Научная новизна. Автором впервые обобщаются и анализируются материалы, полученные в ходе археологического исследования более 30 поселений эпохи раннего железного века. В диссертации предпринято комплексное научное осмысление и историографическое обобщение накопленных знаний, определены качественные изменения в развитии научных исследований поселений раннего железного века. Впервые предметом отдельного исследования стала история изучения поселений раннего железного Центрального и Северного Казахстана, результаты которого оформлены в первом разделе диссертации.
В работе использованы новые материалы археологических разведок и раскопок на территории Северного и Центрального Казахстана, в которых автор принимал активное участие. В работе обобщаются данные всего ареала распространения поселений РЖВ степной Сарыарки, впервые предпринята попытка проследить развитие взглядов на проблему происхождения культуры оседлых поселений на протяжении всего периода ее исследования.
Практическая значимость работы заключается в том, что обобщенный и систематизированный в ней материал, выводы, сделанные автором, могут быть использованы при осуществлении исторических и историографических исследований, касающихся проблемы возникновения оседлости у скифо-сакских племен. Кроме того, существует возможность использования материала предлагаемой диссертации при подготовке учебных курсов по древней истории и археологии Казахстана, при подготовке учебно-методических пособий по курсу Основы археологии и специальному курсу Ранний железный век в высших учебных заведениях региона, в музееведении.
Апробация результатов исследования. Отдельные положения диссертационного исследования были озвучены в докладах и опубликованы в сборниках Қазақстан тәуелсіздігіне 20 жыл: әлеуметтік - мәдени және саяси даму аслектілері атты жас ғалымдардың ғылыми - тәжірибелік конфренциясының материалдыры (Астана: ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, 2011 г.), XLIV Международной Урало-Поволжской археологической студенческой конференции (Екатеринбург: Уральский федеральный университет, 2012 г.), Материалах докладов LII Региональной (VIII Всероссийская с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых, посвященной 50-летию гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета: Археология, этнология и антропология Евразии. Исследования и гипотезы (Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, ИАЭТ СО РАН, 2012 г.), Тезисах докладов Международной научной конференции: Ломоносов - 2012 (Астана: Казахстанский филиал МГУ имени М.В. Ломоносова, 2012 г.), Сборнике научных трудов VIII Международной научной конференции студентов и молодых ученых Наука и образование - 2013 (Астана: ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, 2013).
Структура диссертации определяется перечисленными выше целями и задачами. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.
Первая глава посвящена истории изучения поселений раннего железного века. Глава состоит из трех пунктов. В первом разделе рассматривается период от первых раскопок поселений до появления первых теоретических обобщений по проблемам оседлых памятников в Центральном и Северном Казахстане в 90-е гг. прошлого столетия. Второй раздел посвящен изучению современных исследований поселений РЖВ и выявлению существующих концепций, которые определяют роль и место данных памятников в культуре племен раннего железа. В третьем разделе рассматривается период предшествующий появлению поселенческих объектов в рамках раннего железного века - донгальский этап - время смены культур и традиций на рубеже бронзового и железного веков.
Во второй главе, состоящей из двух пунктов, рассматриваются вопросы пространственного расположения поселений и архитектуры жилищ. В первом разделе дана характеристика топографического положения поселений. Второй раздел посвящен изучению вопросов архитектуры жилых строений.
Вещевой инвентарь с поселений РЖВ проанализирован в двух пунктах третьей главы. Первый раздел посвящен самой массовой находке - керамике и ее особенностям. Во втором разделе рассмотрены находки каменных изделий труда.

I ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ОСЕДЛЫХ ПАМЯТНИКОВ ЭПОХИ РАННЕГО ЖЕЛЕЗА КАЗАХСТАНА.
1.1 Исследования поселений в 70-90-ые гг. ХХ века.

Эпоха раннего железного века в Центральном Казахстане представлена
большим количеством памятников, преимущественно могильниками
и петроглифами. Исследованные поселения раннего железного века находятся либо в лесостепи Северного Казахстана (Актау), либо на земледельческом юге (Баланды, Бабиш-мулла). До некоторого времени это приводило к принципиальному разделению в экономических и культурных формах населения в раннем железном веке и выводу о том, что в степи, не имевшей поселений, скорее всего, доминировало кочевое хозяйство, в то время как в лесостепи предполагался оседлый образ жизни.
Главная причина в сложении такой ситуации заключалась в отсутствии поселений раннего железного века на местах традиционного расположения поселений эпохи бронзы. В ходе поисков поселений, как правило, разведками охватывались равнинные пространства, а именно речные долины, прибрежные полосы, где находятся поселения бронзового века, включая памятники финальной бронзы. Факт отсутствия здесь поселений раннего железного века способствовал формированию предположения о том, что в этот период у населения имелись лишь переносные легкие жилища [1, c. 32].
Археологические исследования памятников раннего железного века привели к качественному сдвигу не только в накоплении материала, но и в степени изученности сакской проблемы. В 60-90-х годах наблюдается закономерный переход к исследованиям обобщающего характера, воссозданию конкретной исторической реальности в социально-экономическом, политическом, этнокультурном аспектах. Выделение этого этапа развития археологии раннего железного века обосновано в связи с философско-методологической направленностью исследований, принципиально новыми научными открытиями, новым уровнем источников и иными концепциями, новыми приемами работы [2, c. 237].
Начало исследований поселений раннего железного века в ареале тасмолинской археологической культуры было положено работами ЦКАЭ. В обобщающей монографии А.Х. Маргулана посвященной памятникам бегазы-дандыбаевской культуры выделена группа памятников переходного этапа от поздней бронзы к раннему железу (VIII-VII вв. до н. э.) в том числе поселения Тагибай-Булак, Суук-Булак (Каркаралы III), Кулман. Основная часть поселений связана с группами населения занимающимися металлургией. А.Х. Маргуланом приводятся планы поселений, описывается вещевой материал, полученный в ходе исследований [3, c. 290].
Поселение Тагибай-Булак находится на территории Баянаульского района, на левой возвышенной террасе ручья Тагибай-Булак, у северо-восточных склонов горного массива Аулие-Кызылтау. Поселение состояло из шести расположенных цепочкой с северо-востока на юго-запад жилых строений с пристройками.
Все жилища были наземного типа с мощными каменными стенами толщиной до 2 м. Наиболее крупное из них находится в юго-западном конце. Основания всех жилищ и пристроек сложены из массивных глыб гранита и песчаника. Все сооружения имеют прямоугольную композицию. Наиболее крупное имеет площадь 375 м[2], наименьшее - 88 м[2]. Жилища расположены на расстоянии от 4 до 10 м друг от друга. Стены помещений образованы из двух рядов вертикально врытых в землю массивных плит гранита общей высотой 0,8-1,2 м, над поверхностью земли - 40-60 см. Полое пространство между внешним и внутренним рядами заполнено мелкими обломками камня и хорошо забутовано. Судя по всему, перекрытие покоилось на мощных боковых стенах и внутренних опорных столбах, установленных по длинной оси помещения.
Жилище разделено внутренней перегородкой на две части: юго-западную (180 м[2]) и северо-восточную (150 м[2]). С южной стороны к жилищу примыкает пристройка - вход в основное помещение. К восточной половине примыкает пристройка с глухой стеной с северной стороны. Стены жилища основательно разрушены, частично с о хранились лишь западная и восточная.
В культурном слое жилища 1 встречены разные бытовые предметы, орудия горного дела, шлаки, обломки тиглей, кости животных, в том числе отдельные трубчатые кости и челюсти лошади. Обнаружены 23 каменные мотыги, 5 рудодробильных орудий, обломки большого и малого тиглей, клинья и др. Каменные мотыги были аккуратно сложены у основания наружных (южной и западной) стен жилища, у каждой стены по 8 мотыг. Из других находок надо отметить ножевидное каменное орудие с двусторонней обработкой длинного конца и прямым лезвием. Предназначено оно, по-видимому, для обработки кожи. Рядом с ним найдено круглое каменное пряслице диаметром 4 см, толщиной 9 мм. Из хорошо обработанных каменных орудий некоторый интерес представляют обломок небольшой терки с углублением в центре и хорошей бортовой частью и точильный камень длиной 6 см, толщиной 1,3 см. Эти орудия получают широкое распространение позднее, в скифское время [3, c. 293].
Из шести жилых сооружений поселения Тагибай-Булак было исследовано жилище 1, самое крупное. Жилище ориентировано длинной осью по линии ЮЗ-СВ, имеет прямоугольную форму с некоторым закруглением на углах. Характерной особенностью керамики данного жилища является и то, что шейки всех котлообразных сосудов снабжены жемчужным орнаментом, или бугорками, выполненными техникой вдавливания. В углублениях нередко оставались следы ногтей. Тонкостенных изящных сосудов здесь очень мало. Все сосуды в основной массе плоскодонные, с круглым дном не найдено. Не встречено ни одного сосуда с богатым орнаментом, характерным для эпохи Бегазы-Дандыбая. Кроме жемчужных узоров, в качестве орнамента на глиняных сосудах применены простые ногтевые оттиски, прочерченные линии и вдавливания концом палочки, оставляющие треугольные и полукруглые оттиски [3, c. 293-294].
Отсутствие прежней тщательности в изготовлении керамических изделий и богатого орнамента говорит о том, что жители поселения Тагибай-Булак не придавали особого значения художественной обработке изделий, а исходили из утилитарного назначения предмета. То же самое мы видим при обращении к материалам эталонного поселения Кеноткель Х.
Характерными особенностями этих комплек - сов являются упрощенный тип погребальных конструкций, огрубение керамических изде - лий, появление орудий труда и украшений, не свойственных развитому этапу поздней бронзы. Они отражают серьезные изменения, про - исшедшие в производственных отношениях и культуре общества бегазы-дандыбаевского времени на стадии его перехода к культуре ран - него железа. Но в соответствии с принятой в то время концепцией об отсутствии у кочевников стационарных жилищ, эти поселения исследователем были отнесены к позднему бронзовому веку.
Хотя уже намного раньше крупный исследователь культуры саков С.И. Руденко ставил под сомнение массовый и быстрый переход от оседлой жизни к кочевой населения Евразии. Его высказывания базировались на конкретном археологическом материале из раскопок сакских могильников Алтая, которые свидетельствовали и об оседлости саков этого региона на всем протяжении их жизни [4]. В работе К.А. Акишева, посвященной вопросам происхождения кочевничества, также подчеркивается, что семиреченские саки и усуни не были только кочевниками [5].
На основе подобных сведений знатоки древней истории Востока Н. А. Аристов и В. В. Бартольд пришли к мнению, что отыскивать в настоящее время следы построек такого кочевого народа, каким были усуни, совершенно бесполезно [6]. Археологические работы доказали поспешность такого вывода.
Впервые утверждения древних авторов о чисто кочевническом направлении хозяйства и быта усуней были поставлены под сомнение М. В. Воеводским и М. П. Грязновым на основе находок в захоронениях Северной Киргизии обугленных зерен, шелухи проса и каменной зернотерки. Но при всей правильности рассуждений они оставались лишь теоретическими предположениями, так как среди находок не было предметов, прямо свидетельствующих о занятии усуней земледельческим производством. Каменные зернотерки, зерна и шелуха лишь указывают на употребление в пищу продуктов земледелия, которые, кстати, могли быть получены от соседей путем торговли, но не могут быть доказательством развития земледельческого хозяйства у самих древних усуней.
В истории развития хозяйственной деятельности человека в Средней Азии и Казахстане древнее Семиречье занимает особое место. Его географическая среда обусловила своеобразный путь развития хозяйства саков и усуней. Своеобразие состояло в том, что в отличие от районов классического земледельческого или кочевого скотоводческого хозяйства здесь скотоводство сочеталось с земледелием, а кочевничество - с полуоседлостью. В Семиречье - горной стране не могло быть многодневных изнурительных переходов с зимних на летние пастбища, как это было в степных и полупустынных районах, например, в Западном и Центральном Казахстане. Комплексность хозяйства, полукочевой и полуоседлый образ жизни у древних усуней доказываются появлением и распространением на территории Семиречья своеобразных типов памятников: в усуньское время - зимовок-поселений, а позднее - укрепленных поселений и городов - убежищ с крепостными стенами, огораживающими большие пространства, свободные или почти свободные от построек [5, c. 71].
Такая архитектоника памятников возникла, как и в других, схожих с Семиречьем, районах Монголии, Тувы, в результате приспособления строительного конструирования к хозяйству и быту, одинаково отвечающему специфике скотоводства и земледелия, чередованию подвижности и оседлости.
При раскопке зимовки-поселения Актас были получены первые и прямые свидетельства древнеусуньского земледелия. Это орудия обработки земли - каменные мотыги и уборки урожая - бронзовый серп (обломок). При обследовании окрестностей зимовок-поселений обнаружены дополнительные данные о древнеусуньском земледелии. По ним достоверно устанавливается сам факт существования орошаемого земледелия у древних усуней. Масштабы и степень развития его могут быть определены после находок остатков крупных ирригационных сооружений. Этими свидетельствами являются остатки оросительных арыков и небольших обработанных участков площадью 60-150 кв. м., выявленные около некоторых из зимовок-поселений (Актас I, II, IV, V), находящихся в ущельях южного склона хребта Кетменьтау. Судя по единичным находкам черепков древнеусуньской керамики на этих участках или около них, они синхронны зимовкам-поселениям. По-видимому, такие небольшие участки были огородами, хотя нам и неизвестны выращиваемые виды огородно-бахчевых культур. По топографии памятников устанавливается, что обработанные участки размещались на местности, во-первых, максимально обогреваемой солнцем и, во-вторых, куда можно было самотеком подвести воду. Русло оросительных арыков прокладывалось с учетом естественного склона местности, чтобы исток их находился выше орошаемого участка [5, c. 71-72].
После этого в исследовании поселений раннего железного века наступает пробел, вплоть до работ СКАЭ на территории Северного Казахстана. В начале 90-х годов открыто и частично ис - следовано поселение раннесакского времени Кеноткель X. Всего на территории Северного Казахстана известны пять поселений раннего железного века. Четыре из них расположены на Ишиме в пределах Петропавловского микрорайона. Они предоставляют материал для моделирования культурно-исторической ситуации VIII-VI и IV-II вв. до н. э. Один поселенческий объект (Кеноткель X) обнаружен в степной зоне в Ишимо-Чаглинском микрорайоне. Раскопки его расширили наши представления о раннесакском этапе раннего железного века Северного Казахстана. На тот период времени это было единственное поселение, найденное в степной зоне. Судя по характеру вещевого инвентаря, памятник появился в переходное от бронзы к раннему железу время и продолжал функционировать в IX-VII вв. до н. э. Поэтому предварительно предлагается дата конец ІХ-VII вв. до н. э. При описании памятник включен в первую хронологическую группу. Поселение расположено на правом берегу реки Чаглинка, в 40 км южнее г. Кокшетау, в живописной долине северных отрогов Кокшетауской возвышенности. Площадь памятника 14000 кв.м. На современной поверх - ности видны развалы каменных строений ка - захской зимовки, в большом количестве фикси - руются кости животных, спекшиеся куски желез - ных шлаков и остатки материальной культуры населения XIX-XX вв. [7, c. 29].
Результаты исследования памятника опубликованы в монографии М.К. Хабдулиной Степное Приишимье в эпоху раннего железа, явившейся итогом двадцатипятилетней деятельности Северо-Казахстанской археологической экспедиции (1967-92 гг.) в области изучения памятников раннего железного века. Базой исследования послужили материалы более чем 250 курганов, вскрытых к настоящему времени на территории Северного Казахстана. Анализ погребального обряда, сотен предметов быта, вооружения, конской сбруи легли в основу создания первой периодизации скифо-сарматской эпохи исследуемого региона.
Значительный объем информации был получен в результате раскопок поселенческих объектов. Полностью была вскрыта территория городища Ак-Тау, предоставившего уникальные материалы по оборонному зодчеству, домостроительству и планировочной структуре крепостей саргатской культуры. Исследованы сохранившиеся остатки поселений Борки I, Борки II и Карлуга I, характеризующие южную окраину оседлых культур раннего железного века Западно-Сибирской лесостепи: баитовскую и саргатскую. Важными для разработки проблемы перехода от бронзового к железному веку оказались материалы поселения Кеноткель X, расположенного в степной зоне Северного Казахстана. Рекогносцировочный раскоп площадью 600 кв. метров выявил культурный слой VIII-VII вв. до н.э. Возможно удревнение нижней даты до IX века до н.э.
В целом, на поселениях вскрыто более 3 тысяч кв. метров культурного слоя. Общий фонд коллекций составил 14 тысяч единиц хранения. Статистической обработке подвергнуто более 400 сосудов [7, c. 31].
Современные исследователи предлагают считать поселение Кеноткель Х эталонным памятником оседлого типа раннего железного века. Это мнение обосновано, во-первых, первоочередностью открытия памятника, явившегося первым поселением, отнесенным к эпохе РЖВ. Во-вторых, памятник имеет набор характерных черт, позволяющих говорить о его исключительности, такие как топография и планиграфия и большое количество находок.
Подъемный материал представлен на поселении каменными пестами, мотыжками, зернотерками и фрагментами керамики. Всего на поселении Кеноткель Х было вскрыто 600 кв. м. Культурный слой мощностью 60-80 см состоял из золистого грунта разных оттенков. Находки раннего железного века связаны со слоем светло-серого зольного грунта. Выделить конструкции раннего железного века не удалось. Автор исследования М.К. Хабдулина предполагает, что это были дома наземного типа, следы которых уничтожены более поздними постройками. С поселения получен значительный вещевой инвентарь - бронзовые пластинчатые ножи (6 шт.), фрагмент бронзового кельта, бронзовые проколки, шилья, рыболовные крючки. Наиболее массовым материалом является керамика. Большая часть находок это неорнаментированные обломки стенок. Судя по шейкам, посуда в основном баночных форм. Встречались горшки с выгнутой наружу шейкой и раздутым туловом. Особую группу составляют невысокие открытые чашки. Единично встреченные орнаментированные венчики. Техника орнаментации ямочно-жемчужная. Преобладают пояски жемчужин, выдавленные по шейке изнутри, иногда дополнительно оформленные поверху защипом. Помимо круглых и квадратных ямок встречаются треугольные вдавления, вертикальные налепы с орнаментированной поверхностью. На основании имеющихся данных памятник был отнесен к переходному периоду с оговоркой о продолжении функционировании в начале раннего железного века. Подчеркнуто сходство с керамическими комплексами нурского и донгальского типа. Это в свою очередь послужило появлению термина донгальско-кеноткельская керамика характеризующего комплексы переходного периода. Материалы поселения Кеноткель Х служат важным источником моделирования исторической ситуации раннесакского времени. Именно от материалов этого поселения будут отталкиваться все последующие исследователи поселений РЖВ при построении периодизационных и культурогенетических схем.

1.2 Современные исследования и новый взгляд на проблему изучения поселений РЖВ в Сарыарке.

Вести начало современного этапа изучения поселений раннего железного века в степной части Казахского Мелкосопочника полагаем необходимым с рубежа столетий. В это время уже ведутся направленные поиски оседлых памятников ранних кочевников, в отличие от предыдущего времени, когда господствовала концепция об отсутствии у кочевников эпохи РЖВ оседлых поселений. Открытие все большего числа оседлых пунктов повсеместно в степи заставило исследователей пересмотреть устоявшиеся тенденции и начать изучать исследуемые нами поселения уже в рамках нового направления в археологии раннего железного века. Результатом этого стало открытие в 1998 году разведочным отрядом ИСАЭ на р. Селеты двух поселений раннего железного века Таскора и Таскора I. Поселения расположены на противоположенных берегах на расстоянии 4 км друг от друга. Коллекция поселений представлена бронзовым ножом, наконечником стрелы, бракованным фрагментом бронзового изделия, каменными мотыжками и керамикой. Последняя немногочисленна и фрагментарна. Было собрано небольшое количество венчиков, анализ которых предполагает преобладание на поселениях сосудов горшечной формы, с короткими прямыми шейками, слабо раздутым туловом, плоскодонные, неорнаментированные. В тесте примеси дресвы, поверхность сосудов темно-серого цвета. Редкие образцы с орнаментом представлены двумя разновидности - с ямочными вдавлениями и жемчужинами. Вся посуда довольно крупных размеров: диаметры шеек 20-26 см. Оба поселения синхронные и датируются VIII-VI вв. до н. э. Автор исследования, М.К. Хабдулина сравнивает материалы поселения с материалами поселений - Кеноткель Х, Тагибай-Булак [8, c. 195].
На основании анализа материалов поселений автор предлагает изменить свою точку о хронологической и культурной позиции поселения Кеноткель Х исследованного в 1994 году. В свете новых данных и привлекая центрально-казахстанские материалы М.К. Хабдулина объединяет комплекс поселения с материалами поселений Таскора, Таскора 1, Тагибай-Булак, Кулман в одну группу, отличную от донгальской, которая непосредственно продолжает саргаринско-алексеевские традиции. Главным критерием служит единство керамических форм и приемов орнаментации. Кеноткельско-таскоринская керамика орнаментирована только в ямочно-жемчужной технике, отсутствуют геометрические узоры. Что позволяет датировать ее более поздним, чем донгал временем. Датировку подтверждают вещевые коллекции поселений: бронзовый черешковый трехлопастной наконечник, бронзовые ножи с кольцевым навершием, каменные жертвенники, каменные оселки. Массовой категорией характеризующей поселения раннего железного века являются, по мнению автора, примитивные каменные мотыжки. Выдвигаются некоторые общие признаки поселений раннего железного века, выраженные в топографии и архитектуре. Поселения в основном расположены на берегу степных речек и в мелкосопочных долинах, защищенных от ветра и приуроченных к ручьям или родникам. В композиционной организации поселений наблюдается две схемы - линейная (Таскора 1, Тагибай-Булак, Кулман) и скученная (Таскора). По количеству жилищных конструкций варьируются от 3-4 построек до 10-40. Жилища на поселениях двух типов - наземные и землянки. Наземные строения имеют толстые стены шириной 1-2 м, сложены из камня. Практикуется пристраивание жилищ тыльной стороной к отвесному склону. Вероятно встречались поселения из дерева (Кеноткель Х). Землянки имели глубину более метра, по преимуществу были однокамерные, площадью 20-50 м².
На основании материалов поселений автор уточняет хозяйственно-культурный тип населения региона в раннем железном веке. Наличие крупных поселений с капитальными и трудоемкими строениями говорит о стационарности и круглогодичности их использования. Небольшие по площади поселения-стойбища расположенные в горных и мелкосопочных долинах свидетельствуют о сезонном характере отгонного скотоводства. По мнению М.К. Хабдулиной на территории региона в раннем железном веке существовало пастбищно-кочевая система оазисного типа - рассеянное расселение небольшими по численности домохозяйствами позволяло осваивать окружающее пространство в радиусе 50-80 км, т.е. предлагается иной, чем в ряде работ А.Д. Таирова взгляд на систему жизнедеятельности номадов, при этом отмечается, что практика стационарного обитания, характерная для оседло-земледельческих культур сохраняется и при системе хозяйствования, известного как кочевое скотоводство.
Начиная с 2000 г. Сарыаркинской экспедицией (руководитель - - А.З. Бейсенов) Института археологии им. А. Х. Маргулана на территории Центрального Казахстана открыто несколько десятков памятников, относимых к категории поселений эпохи раннего железа. В административном отношении памятники расположены на территории Карагандинской (Каркаралинский, Актогайский районы), Павлодарской (Баянаульский, Екибастузский районы), Восточно-Казахстанской (бывший Абралинский район) областей. Отметим, что по данному ареалу основные работы по изучению поселений раннего железного века были сосредоточены на территории Карагандинской области. Здесь к настоящему моменту зафиксировано не менее 30 памятников данной категории.
В 2001 г. Сарыаркинской экспедицией Института археологии им. А.Х.Маргулана проводились раскопки на 9 поселениях Центрального Казахстана, давших материалы раннего железного века. В том числе 8 поселений (раскопки А.З. Бейсенова) изучены в Карагандинской области (6 находятся на территории Каркаралинского района, 2 - Актогайского), 1 поселение (Шидертинское-2) исследовано совместно с Павлодарской археологической экспедицией (руководитель - В.К. Мерц) в Екибастузском районе Павлодарской области, на реке Шидерты. Помимо работ экспедиции Института археологии, один памятник открыт и исследован в Карагандинской области археологами КарГУ им. Е.А. Букетова.
В 2005 году археологической экспедицией КарГУ им. Е.А. Букетова проводились исследования поселения Кыштан, открытого В.В. Варфоломеевым в 2004 г. Памятник расположен в Кентском горно-лесном массиве, в 220 км к юго-востоку от г. Караганды, в логу на восточном склоне скалистой сопки, в 1 км от правого берега р. Кызылкеныш. Поселение входит в комплекс памятников кентского археологического микрорайона. Исследователями зафиксированы остатки двух каменных сооружений в виде смыкающихся валов высотой около 0,2-0,3 м. Полученный достаточно невыразительный материал, соотносится авторами с известными к тому времени другими центрально- и северо- казахстанскими поселениями раннего железного века. В эту же группу включается раскопанное А.А. Ткачевым на Красных горах у г. Темиртау. Авторами выделяется широкий регион распространения поселений данного типа - Северная и Центральная Сарыарка, Прииртышье, степной Алтай. Хронологическая позиция памятников говорит о их соотношении с комплексами финальной бронзы и тасмолинской культуры. Исследователи даже предлагают выделение особого культурного и хронологического варианта поселенческих памятников. В качестве эпонимного памятника предлагается выбрать поселение Кеноткель Х, как обладающего достаточным количеством характерных признаков. Авторы отмечают, что группа памятников кеноткельского типа со временем за счет пополнения источниковой базы может составить основной контингент особой археологической культуры (кеноткельской?) [9, c. 243]. Такая постановка вопроса актуальна и в свете пересмотра содержания тасмолинской культуры и вывода из ее состава комплексов с усами. В связи с выделением культуры поселений кеноткельского типа, возникает вопрос о ее происхождении, так керамика, орнаментированная в ямочно-жемчужной технике единственное, что связывает ее с памятниками донгальского типа, являющихся заключительными в развитии бронзового века Сарыарки. Остальной материал не дает оснований авторам согласится с выделенной в 1994 г. донгальско-кеноткельской культурой. Так же исследователи сомневаются в переходности донгальских комплексов, занимающих самую позднюю позицию в валиковых древностях и ставят вопросы о существовании у обитателей центрально-казахстанских степей хозяйственно-культурного типа с элементами оседлости.
В 2001-2006 гг. серия поселений сакского времени - Сарыбуйрат, Кызылсуир-2, Керегетас-2, Едирей-1, Едирей-3 исследована на территории Центрального Казахстана. Материалы раскопок проанализированы и опубликованы в соавторской монографии А.З. Бейсенова и В.Г. Ломана. Авторы на основании материалов десяти поселений также делают выводы о наличии элементов оседлости у племен, оставивших данные памятники, но не торопятся с выделением отдельных культур данной эпохи или каких-либо ее этапов. Мотивируют они это недостаточностью материала и необходимостью проведения дальнейших исследований с целью создания более полновесной источниковой базы [10, c. 250].
По словам авторов керамика, обладает большим сходством, что позволяет считать ее одновременной и позволяет рассмотреть ее как единый комплекс. Всего общее количество исследованных сосудов, подсчитанных по фрагментам венчиков, составляет не менее 355 экземпляров. По форме тулова выделено три категории сосудов: горшки, банки и чашки. Незначительная площадь фрагментов не позволяет точно определить форму около 40,6 % сосудов. На поселениях Едирей-1 и Кызылсуир-2 горшки и банки представлены примерно одинаково. На поселении Сарыбуйрат преобладают горшки, на поселениях Едирей-3 и Керегетас-2 - банки. Чашки встречены только на поселениях Керегегас-2 и Сарыбуйрат.
В работе приводятся и другие типологические схемы.
По форме шейки и перехода к тулову горшки можно разделить на три типа: 1) с короткой прямой шейкой, переходящей к тулову под тупым углом; 2) с короткой прямой или слегка вогнутой шейкой, плавно переходящей к тулову; 3) с намечающейся шейкой, плавно переходящей к слабо раздутому тулову. По форме приближающиеся к банкам и разделяются еще на две группы - открытые (с прямыми стенками) и закрытые (с наклоном верхней части стенки внутрь емкости) и тд.
Проведен анализ орнаментальных мотивов. Большая часть сосудов украшена горизонтальным рядом глубоких ямок, жемчужин, или пальцевых вдавлений. Своеобразное преобладание того или иного орнамента на сосудах с различных поселений говорит о своеобразие отдельных поселений.
Технико-технологический анализ керамики показал, что набор традиций отбора исходного сырья, составления формовочных масс и конструирования посуды одинаков на всех поселениях. Преобладает использование в качестве исходного сырья среднеожелезненных глин, в меньшей части сильноожелезненных глин. Встречены единичные образцы из илистых ... продолжение
Похожие работы
Государства раннего и развитого средневековья
Вклад К.А. Акишева в археологию Казахстана
Черная металлургия Казахстана
Этногенез и этнические процессы на территории Казахстана
Разработка способа получения высокочистого оксида железа из отработанных растворов
Экономика Казахстана, рынок Казахстана, банки и компании Казахстана, промышленность Казахстана
Демографическое состояние Казахстана
Древние государства Казахстана
Размещение продуктивных сил Казахстана
Научно-образовательная и воспитательная деятельность музеев Казахстана
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь