Древнетюркский культурный комплекс Казахского Алтая


ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .4

ГЛАВА 1. ДРЕВНЕТЮРКСКИЕ ПАМЯТНИКИ КАЗАХСКОГО АЛТАЯ: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ ... ... ... ... ... ... ...

1.1 Племена древних тюрков по письменным источникам ... ... ... ... ... 10

1.2 История изучения древнетюркских племен ... ... ... ... ... ... ... ... ..19

ГЛАВА 2. ДРЕВНЕТЮРКСКИЕ ПАМЯТНИКИ КАЗАХСКОГО АЛТАЯ

2.1 Характеристика элементов погребального обряда древнетюркских памятников Казахского Алтая ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..36

2.2 Погребальный инвентарь древних тюрков ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 42

2.3 Поминальные памятники древнетюркскго времени ... ... ... ... ... ... ... ... .57

ГЛАВА 3. ВОПРОСЫ ЭТНОСОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ИНТЕРПРИТАЦИИ

3.1. Вопросы этнокультурной истории ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 62

3.2. Вопросы хронологии и этнокультурной интерпритации древнетюркских племен Казахского Алтая ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...71

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 81

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ... ... ... ... ... ... ... ... .83
В диссертации исследована древнетюркская культура Казахского Алтая по поминальным и погребальным памятникам. Комплекс памятников представлен серийными образцами культовых конструкций с каменными изваяниями, погребальными конструкциями, предназначенных для проведения ритуалов поклонения божествам тюркского пантеона и духам обожествленных предков.
Актуальность. В древности и в эпоху средневековья территория Казахского Алтая играла важную роль в историческом развитии племен и народов Центральной Азии, являясь зоной различных культурных и этнических образований. Об этом свидетельствуют многообразные, разновременные археологические памятники горных и предгорных степей Казахского Алтая. Основными источниками для решения многих проблем средневековой археологии является погребально-поминальные памятники. Анализ погребально-поминальных комплексов позволяет разработать историческую хронологию, проследить последовательность и преемственность (динамическое развитие) развитие культуры населения Казахского Алтая, так же определить ее взаимосвязь с культурами сопредельных территорий. В этом отношении представляется целесообразным избрание темой специального исследования эволюцию погребально-поминального обряда кочевников Казахского Алтая в средние века. В ряде научных публикаций предшествующих лет дается описание и анализ отдельных погребальных и поминальных памятников, обнаруженных в различных местах Казахстана. Темы самостоятельного исследования средневековых погребально-поминальных памятников Казахского Алтая до сих пор не было. Результаты работы могут иметь важное научное значение для всестороннего изучения культурного наследия прошлого Казахстана и сопредельных территорий.
В отечественной историографии, проблема исследования процесса развития культуры заключена в необходимости, сравнительного анализа комплекса исторических источников, введения в научный оборот результатов изучения новых материалов, из многочисленных тюркских памятников.
Многочисленные сведения, различных письменных источников, по этнополитической истории тюркских племен и этнографические материалы, по культуре тюркских народов, населявших пространства казахской степи, без опоры на конкретные материалы памятников толковались, произвольно.
Целенаправленное и углубленное изучение процесса, развития и формирования этнической культуры древних тюрков, на территории Казахских степей, позволяет раскрыть реальные истоки процесса этногенеза казахов, выявить ее характерные черты и особенности, а также показать ее взаимную связь, с общемировой историей, развития традиционных культур тюркских народов.
1. Гумилев Л.Н. Хунны в Китае. — Спб., 1994. – 116 с.
2. Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. - T.II.— Л., 1926. – 210 с.
3. Гумилев Л.Н. Древние тюрки. — Спб., 1993. – 342 с.
4. Гумилев Л. Н. Три исчезнувших народа / / Страны и народы Востока. — М., 1961. - С .14.
5. Абульгази Родословное древо тюрков. — Казань, 1914. - C. 260.
6. Кляшторный С.Г. Первый Тюркский Каганат и его значение для истории Восточной Европы / / Татарская археология. - 1997. - № 1. - С. 23.
7. Византийские историки. Перевод с греческого Спиридона Дестуниса. — Спб., 1861. – 376 с.
8. Кляшторный С.Г. Формирование тюркской государственности: от племенного союза до Первого Тюркского Каганата / / Панорама-форум. -1997. - № 1. - С.20.
9. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. - T.I. — М.-Л., 1950. – 228 с.
10. Бернштам А. Социально — экономический строй орхоно — енисейских тюрок VI—VIII веков. — М.-Л., 1946. -131 с.
11. Гумилев Л.Н. Tысячелетие вокруг Каспия. — Баку, 1991. С.193.
12. Артамонов М.И. История хазар. — М., 1962. С .146—156.
13. Феофан Византиец. Летопись византийца Феофана от Диаклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта. Пер. B.И.Оболенского и Ф.АТерновского. — М., 1890. С.262.
14. H. Cordier. Histoire generale de la Cine. Vol I. — Paris. 1920, p.397.
15. Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. — М., 1964.
16. Самашев З., Ермолаева А., Кущ Г. Древние сокровища Казахского Алтая. – Алматы: Өнер, 2008. – 200 с.
17. Самашев З., Базылхан Н., Самашев С. Древнетюркские тамги. – Алматы: ТОО«Археология», 2010. – 168 с.
18. Самашев З. Древнетюркские каменные статуи в контексте ритуала//Түркі дүниесі. Альманах. – Астана, 2012. – С.400–419.
19. Тишкин А.А. Проблемы изучения культуры населения монгольского времени на Алтае // Проблемы истории и культуры кочевых цивилизаций Центральной Азии. - Улан-Удэ, 2000а. - Т.I. - С.169-173.
20. Тишкин А.А., Горбунов В.В. Курган сросткинской культуры у оз.Яровское // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. - Барнаул, 1998. - Вып.IX. - С.194-198.
21. С.И. Руденко, А.Н. Глухов. Могильник Кудыргэ на Алтае // Материалы по этнографии. Т. III. Вып. 2. 1927. С. 37-52.
22. Савинов Д.Г. Оленные камни в культуре кочевников Евразии. - СПб.: Изд-во Санкт-Петерб. ун-та, 1994. - 208 с.
23. Ермоленко Л.Н. Средневековые каменные изваяния казахстанских степей. - Новосибирск, 2004. - 132 с.
24. Суразаков А.С. Горный Алтай и его северные предгорья в эпоху раннего железа. Проблемы хронологии и культурного разграничения. - Горно-Алтайск, 1988. - 165 с.
25. БайтеновЭ.Древнетюркский поминальный храм в Восточном Казахстане http://ru.nomad-kazakhstan.kz/1796.html<
26. Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племён // М.-Л., 1965. 145 с.
27. Самашев З. БЕРЕЛ. – Алматы, 2011. 236 с.
28. Самашев З., Фаизов К. Ш., Базарбаева Г. А. Археологические памятники и палеопочвы Казахского Алтая. – Алматы: ОФ «Берел», 2001.
29. Кубарев В. Д., Черемисин Д. В. Образ птицы в исскусстве ранних кочевников Алтая // Археология юга Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1984. – С. 87 – 99.
30. Самашев З. С., Косинцев П. А. Погребальный обряд лошадей в могильнике Берел // Комплексные исследования древних и традиционных обществ Евразии. Сб. научных трудов. – Барнаул, 2004. – С. 274 – 276.
31. Кашкинбаев К. А., Самашев З. Лошади древних кочевников Казахского Алтая. – Алматы: ТОО «Археология», 2005. – 138 с.
32. Арсланова Ф.Х. Погребения тюркского времени в Восточном Казахстане // Культура древних скотоводов и земледельцев Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1969.
33. Табалдиев К.Ш. Эволюция погребального обряда кочевников внутреннего Тянь-Шаня в средние века // Дис. На соискание ученой степени кандидата исторических наук. – Бишкек, 1994.
34. Кубарев В.Д. Конь и всадник: в эпосе, погребальной традиции и в наскальном искусстве Алтаяю - Спб., 1994.
35. Сорокин С. С. Большой Берельский курган (полное издание материалов раскопок 1865 и 1959 гг.) // ТГЭ. Т. 10. – Л., 1969.– С. 207 – 227.
36. Сорокин С. С. Большой Берельский курган (пол¬ное издание материалов раскопок 1865 и 1959 гг.) // ТГЭ. Т. 10. – Л., 1969.– С. 207 – 227.
37. Нестеров. С.П. Конь в культах тюркоязычных племён Центральной Азии в эпоху средневековья. – Новосибирск, 1990. 143 c.
38. Г. В. Кубарев. Культура древних тюрок Алтая (по материалам погребальных памятников). – Новосибирск, 2005. 400 с.
39. Бесетаев Б.Б. Небесные кони Казахского Алтая: к семантике культа коня у древних и средневековых кочевников (по материалам могильника Берел) // Археология, этнология и антропология Евразии. Исследования и гипотезы: Материалы докладов LII Региональной (VIII Всероссийской с международным участием) археолого-этнографическая конференции студентов и молодых ученых, посвященной 50-летию гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета. Новосибирск, 2012. – С. 120-123.
40. Мандельштам А.В. Характеристика тюрок IX в. в «Послании Фатху б. Хакану» ал-Джахиза // Тр. ИАЭ. Т. 1. А.-А.: 1956. С. 227-250.

Дисциплина: Культурология
Тип работы:  Дипломная работа
Объем: 100 страниц
Цена этой работы: 1500 теңге
В избранное:   




Магистерская диссертация

ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КОМПЛЕКС
КАЗАХСКОГО АЛТАЯ

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...4

ГЛАВА 1. ДРЕВНЕТЮРКСКИЕ ПАМЯТНИКИ КАЗАХСКОГО АЛТАЯ: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ ... ... ... ... ... ... ... .

0.1 Племена древних тюрков по письменным источникам ... ... ... ... ... 10

1.2 История изучения древнетюркских племен ... ... ... ... ... ... ... . ... .19

ГЛАВА 2. ДРЕВНЕТЮРКСКИЕ ПАМЯТНИКИ КАЗАХСКОГО АЛТАЯ

2.1 Характеристика элементов погребального обряда древнетюркских памятников Казахского Алтая ... ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .36

2.2 Погребальный инвентарь древних тюрков ... ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ...42

2.3 Поминальные памятники древнетюркскго времени ... ... ... ... ... ... ... ... .57

ГЛАВА 3. ВОПРОСЫ ЭТНОСОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ИНТЕРПРИТАЦИИ

3.1. Вопросы этнокультурной истории ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .62

3.2. Вопросы хронологии и этнокультурной интерпритации древнетюркских племен Казахского Алтая ... ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..71

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 81

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ... ... ... ... ... ... . ... ... 83

Введение

В диссертации исследована древнетюркская культура Казахского Алтая по поминальным и погребальным памятникам. Комплекс памятников представлен серийными образцами культовых конструкций с каменными изваяниями, погребальными конструкциями, предназначенных для проведения ритуалов поклонения божествам тюркского пантеона и духам обожествленных предков.
Актуальность. В древности и в эпоху средневековья территория Казахского Алтая играла важную роль в историческом развитии племен и народов Центральной Азии, являясь зоной различных культурных и этнических образований. Об этом свидетельствуют многообразные, разновременные археологические памятники горных и предгорных степей Казахского Алтая. Основными источниками для решения многих проблем средневековой археологии является погребально-поминальные памятники. Анализ погребально-поминальных комплексов позволяет разработать историческую хронологию, проследить последовательность и преемственность (динамическое развитие) развитие культуры населения Казахского Алтая, так же определить ее взаимосвязь с культурами сопредельных территорий. В этом отношении представляется целесообразным избрание темой специального исследования эволюцию погребально-поминального обряда кочевников Казахского Алтая в средние века. В ряде научных публикаций предшествующих лет дается описание и анализ отдельных погребальных и поминальных памятников, обнаруженных в различных местах Казахстана. Темы самостоятельного исследования средневековых погребально-поминальных памятников Казахского Алтая до сих пор не было. Результаты работы могут иметь важное научное значение для всестороннего изучения культурного наследия прошлого Казахстана и сопредельных территорий.
В отечественной историографии, проблема исследования процесса развития культуры заключена в необходимости, сравнительного анализа комплекса исторических источников, введения в научный оборот результатов изучения новых материалов, из многочисленных тюркских памятников.
Многочисленные сведения, различных письменных источников, по этнополитической истории тюркских племен и этнографические материалы, по культуре тюркских народов, населявших пространства казахской степи, без опоры на конкретные материалы памятников толковались, произвольно.
Целенаправленное и углубленное изучение процесса, развития и формирования этнической культуры древних тюрков, на территории Казахских степей, позволяет раскрыть реальные истоки процесса этногенеза казахов, выявить ее характерные черты и особенности, а также показать ее взаимную связь, с общемировой историей, развития традиционных культур тюркских народов.
Проблема закономерности исторического развития с учётом локальных вариантов не может считаться полностью разрешённой до тех пор, пока не будет освещена история народов, населявших территорию Казахстана. Роль, которую эти народы играли в истории человечества, громадна, но отмечалась до сих пор лишь в связи с историей стран сопредельных: Китая на востоке, Ирана на юге, Византии на западе и России на севере.
В связи с этим изучение данной диссертационной темы является актуальной в современном этапе развития археологической науки, в общем.
Цель. Документальное изучение древнетюркского комплекса Казахского Алтая, по погребально-поминальным памятникам, исконно населявших земли казахской степи, взаимного влияния и обогащения культур тюркских народов Центральной Азии, последующего вклада средневековых тюрков, в развитие культуры тюркских народов Евразии и в формирование казахского народа.
Для достижения поставленной цели перед магистрантом поставлены следующие задачи:
- историографическое исследование проблемы развития и формирования культур древнетюркских племен, на территории Казахского Алтая;
- изучение особенностей исторического процесса развития культур древнетюркских племен, населявших Казахский Алтай, с первых веков нашей эры, посредством сравнительного анализа письменных сведений;
- типологический и системный анализ погребально-поминальных памятников Казахского Алтая, на примере могильников Сарыкол, Берел, Каракаба. Выявление структурных элементов культовых сооружений, анализ особенностей изобразительного стиля, изображений статуарных образцов каменной скульптуры, рассмотрение вопросов взаимной, хронологической и культурной взаимосвязи развития каменных изваяний сопредельных территорий;
- изучение взаимной, культурной связи памятников наскального искусства, родовых тамг, памятников со статуарными образцами, с представлениями о сакральном пространстве и их отражение в традиционном мировоззрении тюрков;
- выявление основных маркеров традиционной культуры древнетюркского культурного комплекса казахского Алтая, нашедших отражение в погребально-поминальных памятниках.
Объектом исследования является погребально-поминальные памятники, расположенные на территории Казахского Алтая. Для всестороннего исследования привлекаются материалы сопредельных регионов исторической значимости.
Предметом исследования является сравнительный анализ комплекса исторических источников, по истории развития культуры, средневековых тюрков Центральной Азии и Казахстана, базовую основу которых составляют, материалы практических исследований погребально-поминальных памятников.
Хронологические рамки исследования. В диссертации рассмотрены погребально-поминальные памятники древних тюрков, на территории Казахского Алтая, в первые века Iтысячелетия нашей эры.
Источниковая база исследования основана на материалах комплекса исторических источников. Основную базу источников, составляют материалы погребально-поминальных памятников древних тюрков, которые открыты, изучены и введены в научный оборот.
Второй круг источников, использованный, при сравнительном анализе результатов исследования, материалов погребально-поминальных памятников, представлен сериями древнетюркских памятников из сопредельных территорий.
В процессе исследования проблемы, реконструкции традиционного мировоззрения тюрков, использованы сведения древних и средневековых письменных источников, содержащиеся в китайских, арабских, сирийских, персидских, древнерусских хрониках и летописях.
Отдельнуюгруппу исторических источников, представляют тюркские родовые тамги, выявленные, в процессе исследования памятников.
Степень изученности темы.Еще всередине ХІХ века академик В.В. Радлов на территории Казахского Алтая провел несколько полевых сезонов, о которых свидетельствуют его публикации. Ученый раскопал 3кургана на могильнике Берел, знаменуемый в современной истории археологии, своими мерзлыми курганами сако-скифского времени. Уже в ХХ веке начались изыскания с целью изучения культуры древних тюрков. Среди них немаловажный вклад в развитие изучения Казахского Алтая в древнетюркский период вложили А.В. Адрианов, Л. Нифонтова, М.П. Грязнов, С.П. Руденко, С.С. Сорокин, А.А. Гаврилова, С.С. Черников, Ф.Х. Арсланова, Худяков Ю.С., З.С. Самашев и др.
Внутренняя же история кочевых народов степной полосы Евразии изучалась историками попутно и в сводных работах описывались, между прочим. Некоторое исключение делалось для Чингисхана, но, поскольку предыдущий период был освещён недостаточно, причины и корни удивительных походов XIII в. вскрыть не удалось.
Однако археологические находки и, в первую очередь, расшифровка древнетюркской письменности возбуждали интерес к кочевниковедению и были причиной того, что за последние 100 лет появилось множество частных исследований, публикаций, рецензий и ответов на рецензии. Число их умножается с каждым годом, но для того, чтобы составить на основании их представление о предмете исследования, необходимо собрать их, сверить, сопоставить между собою и сделать выводы по поводу самых мелких хронологических, филологических, этнонимических и ономастических вопросов. Этой задаче посвящена предполагаемая работа, цель которой - составление связной истории древних тюрок в связи с историей сопредельных стран.
Изучению проблемы культуры древних тюрков, на территории Казахстана, посвящены серии опубликованных работ, в которых рассмотрены отдельные вопросы истории культуры средневековых тюрков. К анализу первых сведений о тюрках, сохранившихся в древних и средневековых китайских, арабских, сирийских источниках обращались отечественные, российские и зарубежные исследователи.
В связи с открытием первых, тюркских памятников на территории Алтая, Западной Сибири, Тувы, Монголии стал вопрос, о генезисе этнической культуры тюрков и поиски истоков происхождения тюркского культурного комплекса. В научный оборот были введены, различные типы тюркских памятников, среди которых были представлены ритуальные памятники с каменными изваяниями, тюркское наскальное искусство, родовые тамги. Известные мемориалы тюркской знати, изученные на территории Монголии, представлены несколькими типами памятников, с множественными каменными изваяниями и стелами, с рунической письменностью. Проблема изучения исторического процесса, формирования культуры средневековых тюрков, в трудах исследователей, рассматривалась в русле концепции, об алтайском происхождения номадов.
Изучение тюркских памятников на территории Кыргызстана, является одним из направлений исторической науки республики, разрабатываемой российскими и кыргызскими учеными, которыми, в последние годы были также открыты и введены в научный оборот, серии памятников рунической письменности с тамгами.
Изучение составных частей тюркского культурного комплекса, открытого и изученного на территории Казахстана, являлось предметом исследования ученых, занимающихся проблемами формирования антропологического типа тюрков. Предметом изучения являлись вопросы развития рунической письменности, нумизматики, сфрагистики, анализ каменных изваяний из коллекций музеев и культовых памятников с тюркскими изваяниями.
Несмотря на значительные успехи, достигнутые в тюркологии, одной из актуальных проблем науки, остаются вопросы, связанные с изучением истоков тюркского культурогенеза. Теоретический подход к изучению проблемы, об алтайской прародине тюркских этносов, по мнению современных исследователей, требует разработки новых методологических подходов, в тюркском языкознании и в комплексном исследовании, особенностей развития культур, их носителей. Исследователи отмечают, что попытка отыскания прародины, хода древнейших миграций и контактов тюркского населения, оказалась целиком зависима от построений историков и привязана к политическим событиям раннего средневековья.
Похожее мнение, о том что темпы развития культуры алтае-телесских тюрок и ее содержание, невозможно согласовать с политической историей тюркских каганатов и экстраполяцией ее событий на Саяно-Алтай, было высказано учеными, на основе сравнительного анализа письменных сведений и материалов тюркских памятников.
С целью изучения вопросов, об истоках культуры тюркских племен, населявших земли, в районах первоначальной локализации племен Казахского Алтая, сконца 90-х годов XX столетия, были проведенынемало работ по изучению древнетюркской культуры. Работа в указанном направлении, проводилась, совместно с комплексным изучением, памятников двухкультово-мемориальных комплексов, тюркских кочевников, расположенных на территории Восточного Казахстана. Открытые и изученные памятники, по своему историческому содержанию, были объединены в несколько могильников погребально-поминального характера.
В свете анализа новых материалов, источники по этнополитической истории тюркских племен, за последнее десятилетие, значительно усилили информационный потенциал концепции, представленной в работы и тюркологической науки в целом.
Методологической основой диссертации выступили принциписторизма, комплексный, системный, сравнительно-типологический, аналитический, структурный методы исследования. Изучение особенностей развития традиционных культур, раннесредневековых тюрков, предполагает сравнительно-сопоставительный анализ, комплекса исторических источников, позволяющих выявить общее и особенное, в типологии погребально-поминальных памятников Казахского Алтая.
На основе применения методологических подходов, сравнительного анализа материалов памятников, с данными комплекса источников, направленных на поиск критериев, основных маркеров традиционной культуры тюрков, выявлены особенности тюркского культурного комплекса, служащего для обоснования процесса, автохтонного генезиса тюрков на территории Казахской степи.
Научная новизна исследования заключается в следующем:
1. Введены, в научный оборот серии новых, документированных, многосоставных и многоуровневых по своему историческому содержанию, погребально-поминальных комплексов тюркских племен, расположенных на территории Восточного Казахстана.
2. Систематизирован широкий круг исторических источников, по истории развития культуры средневековых тюркских племен, исконно населяющих территории Казахского Алтая.
4. Выявлены, на основе анализа комплекса источников, критерии маркеров традиционной культуры тюрков.
5. Выделены и установлены, характерные черты социальной организации Тюркского государства, базирующегося, на мировоззренческих представлениях о дуальной структуре мироздания.
6. Обоснованы особенности, процесса взаимодействия и взаимного влияния тюркских племен, восточного и западного ареалов Центральной Азии, которые отчетливо документируется материалами памятников.
7. Выявлены, основные признаки мировоззренческих ценностей, нашедшие отражение в содержании, стиле памятников монументального искусства, символах, изображенных на статуях тюрков, сюжетах тюркского наскального искусства, родовых тамгах и культовых атрибутах.
8. Обоснована концепция автохтонного развития культур тюркских кочевников, населявших казахские степи и внесших неоценимый вклад, в формирование культур племен, составивших этническое ядро казахского народа.
Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования предопределена возможностью использования, основных положений и выводов, обоснованных, в результате осмысления широкого круга исторических источников, материалов погребально-поминальных памятников.
Теоретико-методологический аспект выводов, основанных на междисциплинарном, историческом анализе фундаментальной проблемы, направленной на обоснование идеи, об автохтонном генезисе культуры и реконструкции традиционной культуры древних тюрков, по материалам комплекса источников.
Научные результаты исследования, могут быть использованы, в процессе подготовки специалистов по археологии, этнографии, истории, культурологии.
Апробация работы. Автором работы были опубликованы следующие научные труды Древнетюркский курган Берела, Начало исследования на Каракабе в сборнике Трудов филиала института археологии им. А.Х. Маргулана в г. Астана.
Структура диссертации подчинена основной целии предметуисследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и приложения.

ГЛАВА 1. Древнетюркские памятники Казахского Алтая: историографический аспект проблемы

1.1 Племена древних тюрков по письменным источникам

В III в. восточная часть Великой степи, покинутая во II в. хуннами, почти потеряла свое население. Оно ушло на окраины растущей пустыни. Около 326 г. степь оставили табгачи. Это было связано с изменением климата -- двухвековой засухой в степи. Но в IV в. океанские муссоны принесли животворную влагу в степь, которая быстро начала зеленеть. В степь вернулись травоядные, за ними -- хищники. Там появились жители -- остатки разбитых в Китае сяньбийских и хуннских родов, племена теле и жужуни. В III веке до н.э. племена теле жили в степи к западу от Ордоса. В китайских летописях суйской (581 -- 618) и танской (618 -- 907) династий термин теле относится к большой группе племен, кочевавших на территории современной Монголии, Тувы и Алтая. К середине VI в. теле представляли конфедерацию двенадцати тюркских племен: курыканов (предков якутов), теленгитов, уйгуров, сеяньто, вэйхо и др. Дальнейшее название теле -- телеут [1, c. 116].
Среди этих народов жестокими были жужани, поэтому они были опасны и телеутам, и остаткам хуннов. У жужаней не было единого предшественника. Еще в хуннский период в степи обитали группы убежавших из Китая преступников, которым в Китае грозила смертная казнь. Они были разно язычными, разноплеменными пиратами в степном "море".
В последствии перешли на древнемонгольский язык. Жужани кочевали по всей Халхе до Хингана. Быт и организация их были весьма примитивными. За 200 лет существования в жужанской среде не было заметного прогресса. В V в. Жужанское государство господствовало в степи от Хингана до Алтая.
Чингиз Айтматов в своей повести приводит легенду о манкуртах. Жуанжуани (другое название жужаней) будто бы надевали на голову пленных чехол из свежей кожи голени верблюда, который, обсыхая на солнце и сдавливая череп, деформировал мозг. Волосы изгибались и враcтали в кожу головы. У такого человека неимоверно болела голова, он терял память, не помнил даже родителей, становился послушным.
Жуанжуани их называли манкуртами и использовали на пасть скота и других работах. Женщина из тюркского племени нашла у жуанжуаней своего плененного ими сына, пыталась объяснить ему, что она его мать, но потерявший память манкурт убил свою мать. Жуткая легенда показывает степень жестокости жужан. Эти степные хищники 200 лет -- с 360 по 552 год были хозяевами великой Степи. В этот период существовало жужанское ханство. Трагичными для потомков древних хуннов были 60 -- 80-е годы V в. В 460 -- 468 гг. потеряли свою государственность южные хунны, было сокрушено их государство в Ордосе -- Хэси, гунны были безвозвратно поражены в Европе в 451 г.
В 487 г. телеуты разрушили государство хуннов в Семиречье -- Юебань. Таким образом, все четыре ветви потомков хуннов потерпели поражение в одно и то же время. Почему это произошло? Потому что хуннский общинный строй был уже анахронизмом. Слишком сильно было прошлое наследие и общественное сознание, и хунны не смогли перестроиться. Родовые старейшины потеряли свою власть. Но потомки древних хуннов бесследно не исчезли, слились с другими тюркскими племенами и участвовали в этногенезе многих тюркоязычных народов. Потомки европейских гуннов нашли свое продолжение в Восточной Европе -- вошли в состав болгар и других тюрков, а также славян, угров, алан, венгров, германцев, франков.
В 495 -- 196 гг. телеуты были завоеваны эфталитами и в 547 г. тюркютами, поэтому юебаньские хунны уцелели. Впоследствии юебаньские хунны образовали четыре племени: чуюе, чуми, чумугунь и чубань, которые играли огромную роль во время существования Великого Тюркского Каганата и после него [1, c. 202]. Иное положение было в Ордосе и окраинных местах, где остались потомки хуннов государства Хэси. В 439 г. Табгачский хан Тоба Дао победил южнохуннское государство Хэси. Через год табгачи убили хана Хэси, и хунны остались предоставленными самим себе. Но они не растерялись и нашли в себе смелость и отвагу перейти через пустыню Гоби на склоны Алтая, где встретились со своими соплеменниками -- тюрками.
По сообщению китайской летописи "Вейшу" Суйской династии, признанной более достоверной, предки тюрков обитали за несколько столетий до н.э. на севере реки Хуанхэ. Они образовались от смешения нескольких этнических элементов, кочевавших в Восточном Гань-су, округе Пиньлянь. После поражения северных хуннов тюрки были на грани полного истребления китайцами, были вынуждены скрываться в пещерах и выжили благодаря своему упорству. Через несколько поколений, в 439 г., родоначальник выживших тюрков -- Ашина вывел их из Западного Шэнь-си и прибыл со своими подданными в количестве 500 кибиток семейств в Хэси, в подчинение к южнохуннскому хану Муганю. В Хэси род Ашина ждали новые трудности -- в том же году было завоевано Хэси, пленен и убит Мугань-хан. Оставшиеся в живых хунны ушли через Гоби на север -- на склоны Алтая. Ашина был вынужден перевести свои 500 семейств на Алтай [2, c. 210]. 500 семейств по китайским традициям означало "немного", менее тысячи, поэтому эту цифру не следует понимать буквально.
Таким образом, хунны и потомки Ашина нашли продолжение своей истории на южных склонах Алтая, где хозяевами были жужани. Прибывшие потомки хуннов слились с тюркскими племенами, которые с древнейших времен жили на юге Алтая, занимаясь скотоводством и добыванием железа [3, c. 63].
Г.Е.Грумм-Гржимайло пишет, что колыбелью тюрков была Юго-Восточная Бараба. Там они жили еще в дохуннский период и переместились на юго-восток -- в Алтае-Саянское нагорье, где заняли бассейн притоков Енисея, вступили в сношения с динлинами, часть их покорили, с частью смешались. Затем они попали под власть хуннов, и часть их князьями Ашина была переселена на юг, в восточный Нань-Шань. Так сложилась та сила, которая во главе с Ашина образовала государство [2, c. 211].
Хунны, оставшиеся в Ордосе, Шань-си и Шэнь-си, смешавшись с табгачами, стали называться "ши-ху" ("горные ху") в составе империи Вэй. Но после VI в. историки их не упоминают. Последнее выступление ши-ху в Шань-си под руководством вождя Лю Ли-шен отмечается в 525 -- 526 гг. Потомки хуннов, принявших в 155 г. название "сяньбиец", ассимилировались не с сяньбийцами, а со своими сородичами [2, c. 221]. В Ордосе хунны и жужани были союзниками. На Алтае хунны и другие тюркские племена, пришедшие с юга и проживавшие там с древнейших времен, стали данниками жужан, как пишет китайская хроника, "стали добывать железо для жужаней". Род Ашина, по-видимому, состоял из пассионарных молодых и смелых воинов, вскоре возвеличился, стал во главе тюркских племен. Но жужани были еще сильными, и род Ашина, как и остальные сородичи, был вынужден признать их власть и платить дань изделиями из железа.
Китайские историки обратили внимание на целеустремленность и организованность рода Ашина. Свой род соплеменники Ашина называли "тюрк". Китайские источники называют их "ту-кю". Это слово расшифровано синологами как "тюркют". "Тюрк" на китайском языке означал "сильный", а "ют" -- суффикс множественного числа, но на монгольском языке. Так как на китайском языке отсутствует звук "р", китайцы произ носили это слово "ту-кю". Имя Ашина произошло от монгольского слова "шоночино" -- волк, "А" -- на китайском языке префикс уважения. Таким образом, "Ашина" означает "благородный волк" [4, c. 14].
Китайские летописи сохранили не только историческую хронику, но и тюркские легенды. Первая из легенд рассказывает об истреблении гуннов от жестоких врагов на далеком западе. Уцелел лишь десятилетний мальчик, которому враги отрубили руки и ноги и бросили в травянистое озеро.
Мальчика нашла волчица и стала кормить. Спустя несколько лет волчица от него забеременела, а враги, узнав, что мальчик жив, нашли и убили его. Оставшись одна, волчица убежала на восток и появилась далеко от Западного моря в горах, лежащих на северо-западе от Гао-чан (центр Алтайских гор, на северо-западной стороне, где течет р. Чуя). Волчица укрылась в пещере и родила десять сыновей. Впоследствии они дали начало десяти коленам. Один из внуков волчицы получил имя Ашина. Йоллыг-тегин разъяснил значение слова Ашина: небесно-синий. Отсюда и "синий волк" ("књк бњре"). Ашина был человеком с большими способностями и был признан вождем. Род его мало-по малому размножился до нескольких семейств [2, c. 220]. Травянистое озеро, в которое бросили мальчика, походит на озеро Балатон, около которого гунны Аттилы потерпели поражение. Вторая легенда сообщает, что тюрки родились от местного рода Со и тоже от волчицы. Все представители рода Со погибли, остались только четыре внука волчицы. Первый внук превратился в лебедя, второй поселился между реками Абу и Гянь (Абакан и Енисей) под именем Цигу, третий и четвертый -- на реке Чуси в Южном Алтае. Аристов предполагает, что легендарный Со -- род Со у кумандинцев, лебедь -- племя лебединцев (ку кижи), второй -- кыргыз. Предгорья Монгольского Алтая, где очутились беглецы, были населены племенами, происходившими от хуннов и говорившими на тюркских языках. С этими аборигенами слились воины князя Ашина. Каждое тюркоязычное племя имело свое название, а общего, объединительного названия "тюрк" не существовало. Род Ашина пришел на Алтай под названием "тюрк" и вслед за ним всех его сородичей его стали называть "тюрк", сохраняя в то же время прежнее название племени [3, c. 23-24]. Абульгази в труде "Родословное древо тюрков" пишет, что после потопа у Ноя осталось в живых три сына и три невестки. Имена сыновей: Хам, Сими и Иафет. Последний по распоряжению отца поселился на берегах Волги и Яика. У Иафета было восемь сыновей и многочисленное потомство. Имена его сыновей: Тюрок, Хазар, Саклаб, Русь, Минг, Чин, Кеймари, Тарих. Иафет оставил сына Тюрка на свое место и повелел остальным сыновьям: Тюрка вы признавайте государем и повинуйтесь ему [5, c. 8].
Г.Е.Грумм-Гржимайло пишет, что Иафетова сына Тюрка полагают праотцом племен, населявших земли от Каспия до Корейского залива. В седьмом колене Тюрка родились два близнеца: Татар и Монгол [2, c. 225]. Далее Абульгази сообщает, что отец Татара и Монгола Или-хан разделил Туркестан, первому дал восточную половину, второму -- западную. В третьем колене Монгола родился Огуз-хан, сын Кара-хана, сын Монгола, первый завоеватель Средней Азии [5, c. 8]. Грумм-Гржимайло отмечает, что Огуз-хан и есть Модэ шаньюй [2, c. 225]. Легендарная версия в китайских летописях кончается рождением Ашина, затем следует описание истории, подтвержденной другими источниками.
Таким образом, начиная с 439 г. тюркские племена, во главе которых стоял Ашина, подчинились жужаням. Ежегодно платили дань железными изделиями. В то же время они укрепляли и свое хозяйство. Историю сложения Великого Тюркского Каганата нам сообщают китайские государственные хроники: Чжоу-шу (завершена в 629 г. и позднее дополнена сведениями из Бэй-ши), Суй-шу (641 -- 656 гг.) и Бэй-ши (659 г.). По их сообщениям, в IV и в начале VI вв. этническая группа "тюрк" находилась в подданстве жужаней. Они обитали среди других тюркоязычных племен на южном склоне Алтая, занимались кочевым скотоводством, но основным занятием было добывание железа и изготовление изделий из него.
В условиях Западной Монголии, где отсутствовала железная руда, производство железа ценилось очень высоко, и это было выгодно тюркам. Вся экономика и вооружение армии жужанского государства целиком зависела от уплаты тюрками дани железом и изделиями, изготовленными из него. Производство наступательного и оборонительного вооружения, а также конского снаряжения жужанской армии полностью зависело от тюркской металлургии [6, c. 223].
Византийский посол Зимарх после посещения Западного Тюркского Каганата в 568 г. писал, что тюрки на сыродутных горнах изготовляли высококачественное кричное железо, которое пользовалось большим спросом и ценилось дорого [7, c. 371]. В этот период укрепилось тюркское этническое самосознание.
Тюркскую легенду о происхождении рода Ашины знал каждый тюрок и своим родоначальником считал волка. На знамени тюрков красовалось изображение золотой головы волка. Таким образом, возродился древний тюркский этнос. Китайские хроники пишут, что тюркский язык был известен за 25 веков до н.э. В это время Китай был разделен на три государства. На юге от жужан и тюрков было государство Западный Вэй. Граница проходила по Хуанхэ. Западный Вэй враждовал с Восточным Вэй. Положение Западного Вэй было не блестящим. Разведка доносила правителям Западного Вэй, что Восточный Вэй ведет переговоры с жужанским ханом Анахуаном, тюрки (ту-кю), живущие рядом с жужанями, стали переходить Хуанхэ и беспокоить китайцев. Это известие беспокоило правителя Западного Вэй, он приказал собрать сведения о тюрках [8, c. 20]. Все собранные и зафиксированные сведения о тюрках остались для нас богатым источником о древних тюрках. В 534 г. вождем рода Ашины и всех тюрков стал Бумын, он носил титул "Великий ябгу" (князь). Формально считался вассалом жужанского хана, но, опираясь на тюрков, расширил свои владения далеко на восток, исправно платил дань. Тюрки начали торговать с китайцами, меняли скот на зерно и шелк. Участились набеги тюрков через замерзшую реку Хуанхэ в Китай.
Государство Западный Вэй было слабым. Император Вэньди был занят праздниками, приемами гостей, делами государства управлял советник императора сяньбиец Юй вэнь. Учитывая сложное международное положение Западного Вэй (на востоке располагалось враждебное государство Восточный Вэй, на севере -- жужанское ханство и тюрки, на западе -- многочисленные огузские племена, возглавляемые уйгурами. Юй вэнь обратил взоры на тюрков. Накопив силы более чем за 100 лет (с 439 г.), тюркюты под руководством хана Бумына начали борьбу за самостоятельность. В 536 г. первыми они подчинили 50 тысяч семей огузов, которые безуспешно боролись против жужанского господства [9, c 228]. Победа над огузами окрылила тюркютов, они обрели союзника в количестве 50 тысяч семейств. Это была большая сила. Они занимали огромную территорию. И скоро свершилось знаменательное событие, окрылившее тюркютов. В год быка, в 545 г., посольство Западного Вэй прибыло в ставку Бумына. Таким образом, государство тюркютов получило признание у Западно-Китайского государства, обрело международное признание. Китайский историограф пишет, что это событие тюрки оценили очень высоко, оно вызвало у них чувство патриотизма. В 552 г. Бумын начал войну против их векового врага -- жужаней, разгромил в бою их основные силы и победил. Большие отряды жужаней бежали на запад в Причерноморье и через Карпаты -- в Венгрию. Там их называли аварами. Почти вся бывшая территория древнего Хуннского государства стала принадлежать тюркам. Каган жужаней Анахуань покончил жизнь самоубийством. В том же году по древней тюркской традиции Бумын был поднят на белой кошме и провозглашен каганом Тюркского Иля и получил имя Или-хан. В Великой Степи тогда мог быть лишь один каган. Женитьбой на китайской царевне он укрепил свое положение.
Так в 552 г. было создано государство тюрков -- Великий Тюркский каганат. В том же году Бумын умер, престол занял его сын, принявший титул Кара Иссык-каган. После его недолгого правления на престол вступил его младший брат с титулом Мугань-каган. Он правил до 555 г. Покорив татабов (по-китайски хи), киданей и тридцать татарских племен (последних китайцы называли шивэй), тюркюты вышли к Желтому морю. Все эти три народа говорили на диалектах монгольского языка и враждовали друг с другом. На севере они подчинили енисейских кыргызов [9, c. 73]. В эти же годы брат Мугань-кагана Истеми-каган достиг Аральского моря, подчинив Семиречье, Казахстан и Хорезм [2, c. 224]. В 60-е годы VI в. тюркюты завоевали Государство эфталитов (белых хуннов), расположенное на территории Средней Азии, Афганистана, Индии и части Восточного Туркестана, и небольшое княжество Хотан. В третьей четверти VI в. в зависимость тюркам попали северокитайские государства Чжоу и Ци. Великий Тюркский Каганат в союзе с Византией начал войны с Ираном за контроль над Великим Шелковым путем. Шелк поступал из Китая в обмен на европейское золото. В 571 г., после похода тюрок в Иран, граница была установлена по реке Аму-Дарье. В 576 г. тюрки взяли Боспор, в 581 г. осадили Херсонес. Каганат стал обширным и экономически сильным государством.
К концу 60-х годов VI в. Великий Тюркский каганат включается в систему политических и экономических отношений крупнейших государств того времени -- Китая, Ирана и Византии [6, c. 223]. В 572 г. умер Мугань-хан. Его наследник Тобо-хан, пользуясь враждой между двумя китайскими государствами -- Бэй Ци и Бэй-Чжао, получил большую материальную выгоду. От Бэй-Ци -- значительную материальную ренту за отказ от набегов, а от Бэй-Чжао -- платы за "союз"и готовность производить грабительские набеги во враждебные ему государства. Только от Чжоу и только в один год тюрки получили 100 тысяч кусков шелка. Союз с китайским государством Ци способствовал культурному обмену тюрков с Китаем [9, c. 228]. В 578 г. Тобо-хан вторгся в Китай и разбил китайскую армию. 580-й год был апогеем тюркского могущества. В 581 г. умер Тобо-хан. В том же году совершилось событие, осложнившее положение Великого Тюркского каганата. Злейший враг тюрков -- генерал Ян цзянь совершил государственный переворот -- свергнул в Китае династию Чжоу и основал династию Суй. Изменилась политическая обстановка -- императоры суйской династии усилили агрессивную политику против тюрков. В 70 -- 80-е годы Каганат вел войны с Китаем, Ираном и Византией. Используя свою мощную латную конницу, тюркюты почти всегда побеждали, но эти войны истощали силы государства и приводили к обнищанию народа, приближали его гибель. Объединенное китайское государство Суй в 587 г. Подчинило Южный Китай и оно стало сильнее Великого Тюркского каганата. Положение Каганата усугублялось активным вмешательством в 581 -- 618 гг. Китайской империи Суй во внутренние дала Каганата. Китайцы стали использовать не только военную силу, но и давно испытанный метод подкупа, шпионажа, хитрой дипломатии и провокации, как поступали их предки в борьбе с Хуннским каганатом. Китай приманил тюркскую знать предметами роскоши. Политика подкупа племенной знати была чрезвычайно активна. Это ясно излагается китайскими источниками. Родовая знать -- символ естественной демократии тюрков -- превратилась в ненавистную аристократию [10, c. 131]. Роль подкупленных бегов усилилась при Шаболио-хане (588 -- 600 гг.). Он воевал с Дану-ханом, в это время усилилась межродовая борьба среди тюрков, что привело к ослаблению государства. Шаболио признал себя данником Китая, послав сначала грамоту о своем подчинении Китаю, затем отправил своего сына с данью. В 588 г. дань Китаю состояла из 10000 лошадей, 20000 овец, 500 голов верблюдов и быков [9, c. 283]. Войны, увлечение знати роскошью и богатством привели к объединению народа, знать все меньше заботилась о благосостоянии своего народа. Все это привело к распаду Великого Тюркского каганата на враждебные друг другу Восточно-Тюркский каганат и Западно-Тюркский каганат в 581 г. Восточный каганат был расположен на территории от Алтая до Великой Китайской стены. Его каганам удалось сплотить народ на борьбу с Китаем и еще полвека он процветал. В Восточном каганате сильным было стремление к единству тюрков и противостояние Китаю. Это сплотило воедино кагана и народ. Восточным тюркам помогло также потепление климата, что способствовало развитию скотоводства. Западный каганат занимал земли от Алтая до Крыма, центральными регионами его были предгорья Тарбагатая, Сауры, Тянь-Шаня и Семиречья. Природные условия Западного каганата привели к разобщенности родов, усилились племенные вожди. Вместо прежнего унитарного государства -- Тюркского или там образовалась конфедерация десяти племенных вождей, что привело к потере престижа и силы рода Ашина. Каган Западного Тюркского каганата пытался восстановить прежнюю самостоятельность государства, с этой целью в 593 г. объединил обе части Каганата, установив мирные отношения между ними. Период с 552 по 630 гг. называется периодом Первого Тюркского каганата.
После завоевания Прикаспийских и Причерноморских степей к тюркютам примкнули хазары, болгары-утургуры. Согдийцы и эфталиты были включены в состав каганата при подчинении государства эфталитов и Хорезма. Среди древнего тюркского населения Восточной Европы были хазары, о них известно с IV в., после гуннского нашествия.
В начале VII в. Предкавказье занимали два народа -- хазары и болгары, включавшие племена утургур, унногундур, оногур и др., обитавших по правому берегу Кубани вплоть до Дона. В середине VI в. область низовьев Дона и Днепра занимали болгары-кутургуры. Византия страдала от набегов болгар -- кутургуров на Фракию и дарами, интригами побуждала болгар -- утургуров к военным действиям против кутургуров. Таким образом византийский император довел до истребления оба родственных народа. К востоку от утургуров в районе Кумы обитало воинственное племя сабиров (или савиров). В древности они проживали в Сибири, откуда ушли на запад в начале нашей эры, оставив свой загадочный этноним как название огромной страны -- Сибирь. Этническая принадлежность сабиров до сих пор является предметом спора между учеными, но преобладают доказательства тюркского происхождения сабиров. В VII в. они вели войны с Ираном. Остатки сабиров вошли в состав одного из племен тюркоязычного народа -- кумуков, проживающих в настоящее время в Дагестане [11, c. 152].
С 681 г. начинается история Второго Тюркского каганата. С 681 по 745 год тюрки были хозяевами Великой степи. При Капаган-кагане (691 -- 716) Восточно-Тюркский каганат на короткий срок расширил свои границы от Маньчжурии до Сырдарьи. Но в дальнейших походах в 712 -- 713 гг. тюрки потерпели поражение от арабов. Дальнейшая история Восточного каганата подробно описана в орхоно-енисейских надписях. Усиление агрессии китайской империи Тан совпало с распрями и народными восстаниями.
Основной обязанностью членов рода была военная служба. Главной формой хозяйства являлось скотоводство, соединенное с земледелием и домашними ремеслами. Ремеслами занимались в основном в зимнее время. Затем появились и профессиональные оседлые ремесленники. Самой мелкой экономической единицей была семья, ... продолжение
Похожие работы
Шаманство как культурный феномен
Образование казахского ханства
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА
Транспортный комплекс Республики Казахстан
Образование Казахского ханствa. История образования Казахского ханства. Откочёвка
Комплекс маркетинга
Возникновение Казахского ханства
Философско-культурологические основания казахского театрального искусства
Нефтегазовый комплекс Республики Казахстан
ГОРНОМЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС КАЗАХСТАНА: ИНТЕГРАЦИИ НЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь