Международный уголовный суд


Введение 3

1. Теоретические и исторические аспекты организации
деятельности Международного уголовного суда 5
1.1 История и необходимость создания Международного уголовного суда 5
1.2 Понятие и виды юрисдикции Международного уголовного суда 7
1.3 Применимое право Международного уголовного суда 10

2. Деятельность и юрисдикция Международного уголовного суда на
современном этапе 16
2.1 Функционирование постоянного Международного уголовного суда 16
2.2 Компетенция Международного уголовного суда 25
2.3 Международное сотрудничество Международного уголовного суда 27

3. Международный уголовный суд и проблемы становления
международного уголовного правосудия 37
3.1 Некоторые проблемы, связанные с осуществлением юрисдикции
международного уголовного суда 37
3.2 Имплементация уголовно. правовых норм международного обычного права в законодательство РК 39

Заключение 44

Список использованной литературы 46
Актуальность темы исследования. Вхождение человечества в новое тысячелетие сопряжено с повышением роли международного права в дальнейшем развитии межгосударственных отношений. Важнейшей задачей мирового сообщества является установление господства права в международных и внутригосударственных делах. Установлению господства права часто препятствуют отдельные физические лица, а не редко и государства, в том числе, посредством, совершения самых бесчеловечных и жестоких преступлений.
В мае 1993 г. Совет Безопасности своим решением, которое можно назвать новаторским и которое опиралось на положения Главы УН Устава Организации Объединенных Наций, создал международный трибунал ad hoc для рассмотрения преступлений, совершенных в бывшей Югославии, начиная с 1991 г. В ноябре 1994 г. аналогичный шаг был предпринят в отношении Руанды.
1. Римский статут Международного уголовного суда (Рим, 17 июля 1998 г.)
2. Женевская Конвенция о защите гражданского населения во время войны (Женева, 12 августа 1949 г.)
3. Женевская Конвенция об обращении с военнопленными (Женева, 12 августа 1949 г.)
4. Женевская Конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (Женева, 12 августа 1949 г.)
5. Женевская Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (Женева, 12 августа 1949 г.)
6. Трикоз Е.Н. Начало деятельности Международного уголовного суда: состояние и перспективы //Журнал российского права", N 3, март 2005 г.
7. Наумов А.В. Нюрнбергский процесс: история и современность "Российская юстиция", N 9, 10, сентябрь, октябрь, 2006 г.
8. Трикоз Е.Н. Перспективы присоединения стран СНГ к Римскому Статуту Международного уголовного суда //Журнал российского права", N 12, декабрь 2007 г.
9. Колосов Ю., Кузнецов В. Международное право.- М., 2001
10. Бекяшев К.А. Международное публичное право. М., 2001
11. Лукашук И.И. Международное право: Особенная часть. Изд.3-е — М., 2005.
12. Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. — М., 1994.
13. Клеандров М.И. Международные суды. — Тюмень, 2000.
14. Костенко И.И. Международный уголовный суд. – М., 2002.
15. Ромашев Ю.С. Международно-правовые основы борьбы с преступностью. В 2-х томах. – М., 2006.

Дисциплина: Законодательство и Право, Криминалистика
Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 53 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Содержание

Введение
3

1. Теоретические и исторические аспекты организации
деятельности Международного уголовного суда
5
1.1 История и необходимость создания Международного уголовного суда
5
1.2 Понятие и виды юрисдикции Международного уголовного суда
7
1.3 Применимое право Международного уголовного суда
10

2. Деятельность и юрисдикция Международного уголовного суда на
современном этапе
16

2.1 Функционирование постоянного Международного уголовного суда 
16

2.2 Компетенция Международного уголовного суда
25

2.3 Международное сотрудничество Международного уголовного суда
27

3. Международный уголовный суд и проблемы становления
международного уголовного правосудия
37
3.1 Некоторые проблемы, связанные с осуществлением юрисдикции
международного уголовного суда
37
3.2 Имплементация уголовно- правовых норм международного обычного права в
законодательство РК
39

Заключение
44

Список использованной литературы
46

Введение

Актуальность темы исследования. Вхождение человечества в новое
тысячелетие сопряжено с повышением роли международного права в дальнейшем
развитии межгосударственных отношений. Важнейшей задачей мирового
сообщества является установление господства права в международных
и внутригосударственных делах. Установлению господства права часто
препятствуют отдельные физические лица, а не редко и государства, в том
числе, посредством, совершения самых бесчеловечных и жестоких преступлений.
В мае 1993 г. Совет Безопасности своим решением, которое можно назвать
новаторским и которое опиралось на положения Главы УН Устава Организации
Объединенных Наций, создал международный трибунал ad hoc для рассмотрения
преступлений, совершенных в бывшей Югославии, начиная с 1991 г. В ноябре
1994 г. аналогичный шаг был предпринят в отношении Руанды.
Однако самым знаменательным событием в обеспечении
международного правопорядка конца 20 - начала 21 веков явилось учреждение
мировым сообществом судебного органа, призванного осуществлять
уголовную юрисдикцию в отношении категории правонарушений являющихся
наиболее серьезными и вызывающими озабоченность всего международного
сообщества, - Международного уголовного суда (далее, МУС или Суд).
Одним из важнейших вопросов, обсуждаемых в рамках Специального и
Подготовительного комитетов (в данных комитетах обсуждалась возможность и
необходимость создания Суда, а также разрабатывался текст Статута МУС),
явилось признание МУС в качестве органа, дополняющего
Статут МУС — юридический документ и документ очень сложный. Он
аккумулирует в себе нормы из различных областей права: международного,
уголовного, процессуального. Каждая; статья, каждый пункт Статута —
результат длительных дискуссий, соотнесения различных школ, традиций,
политических мотивов. При разработке Статута создавались правовые
конструкции, о которых никто не знал, как они будут функционировать. Именно
поэтому при имплементации Статута с проблемами сталкиваются все
государства. Республика Казахстан не исключение.
Все вышесказанное обуславливает необходимость тщательного, детального
и всестороннего исследования, вопросов возникающих в процессе имплементации
данного международного документа в конституционное, уголовное и уголовно
- процессуальное законодательство РК.
Целью данной; работы, является исследование деятельности
Международного уголовного суда, составов международных преступлений
составляющих юрисдикцию Суда, как на международном, так и на уровне
осуществления юрисдикции РК; а также влияние данных норм международного
права на законодательство Казахстана.
Кроме того, в, качестве, целей выступают: детальное, изучение
объективных и; субъективных признаков данных преступлений, решение
возможных проблем при применении ст. 5 Римского статута МУС
(Преступления, подпадающие под юрисдикцию суда), а также вопросы,
связанные с осуществлением сотрудничества МУС с государствами.
Достижение данных целей возможно путем решения следующих задач:
1. Исследование объективных и субъективных признаков образования
Международного уголовного суда
2. Сопоставление преступлений содержащихся в национальных
законодательствах с преступлениями, закрепленными в Римском статуте на
предмет их соответствия.
5. Соотношение законодательства зарубежных стран на предмет
соответствия Статуту МУС в вопросах касающихся; применения последнего. (
Передача лиц МУС, предоставление иммунитетов, дополняющего характера
юрисдикции МУС, применения некоторых видов наказания и т. д.).
6. Обоснование необходимости расширения юрисдикции
МУС конвенционными преступлениями (терроризм и незаконный
оборот наркотических средств).
7. Рассмотрение механизма осуществления сотрудничества государств с
Судом.

1. Теоретические и исторические аспекты организации
деятельности Международного уголовного суда

1.1 История и необходимость создания Международного уголовного суда

Вопрос об организации международного сотрудничества в борьбе с
преступностью возникал уже в начале текущего столетия. В те годы он носил
ознакомительный характер, когда одна страна перенимала опыт борьбы с
преступностью в других государствах.
После Второй мировой войны, когда и национальная, и транснациональная
преступность стала интенсивно расти, криминологическая обстановка в мире и
особенно в североамериканском и европейском регионах потребовала неотложных
согласованных мер. Расширение международного сотрудничества в этой области
стало неизбежным. А оно может быть осуществлено лишь при наличие
координирующих международных организаций. Тогда Организация Объединенных
Наций в первый раз признала необходимость учреждения международного
уголовного суда для преследования за такие преступления, как геноцид. 
В резолюции Генеральной Ассамблеи ARES260А (III) от 9 декабря 1948
года признавая, что на протяжении всей истории геноцид приносил большие
потери человечеству; и будучи убеждена, что для избавления человечества от
этого отвратительного бедствия необходимо международное сотрудничество
утвердила Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за
него. 
В статье I этой Конвенции геноцид квалифицируется в качестве
преступления, которое нарушает нормы международного права, а в статье VI
предусматривается, что лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть
судимы компетентным судом того государства, на территории которого было
совершено это деяние, или таким международным уголовным судом, который
может иметь юрисдикцию.... В этой же резолюции Генеральная Ассамблея
предложила Комиссии международного права рассмотреть вопрос о
желательности и возможности создания международного юридического органа, на
который возлагается рассмотрение дел лиц, обвиняемых в совершении
преступления геноцида... . 
После того как Комиссия сделала вывод о том, что учреждение
международного суда для преследования лиц, обвиняемых в геноциде и других
преступлениях аналогичной тяжести, является как желательным, так и
возможным, Генеральная Ассамблея создала комитет для подготовки
предложений, касающихся учреждений такого суда. Комитет подготовил проект
статута в 1951 году и пересмотренный проект статута в 1953 году. Однако
Генеральная Ассамблея постановила отложить рассмотрение проекта статута до
принятия определения агрессии. 
С того времени вопрос об учреждении международного уголовного суда
рассматривался периодически. В декабре 1989 года в ответ на просьбу
Тринидада и Тобаго Генеральная Ассамблея обратилась к Комиссии
международного права с просьбой возобновить работу над вопросом о
международном уголовном суде, обладающим юрисдикцией, распространяющейся на
незаконный оборот наркотических средств. Затем, в 1993 году, в бывшей
Югославии разразился конфликт, и военные преступления, преступления против
человечности и геноцид в форме этнических чисток вновь приковали к себе
международное внимание . 
В рамках усилий, направленных на то, чтобы положить конец широко
распространенным страданиям людей, Совет Безопасности Организации
Объединенных Наций учредил специальный международный трибунал по бывшей
Югославии для привлечения к ответственности физических лиц, виновных в
совершении этих жестоких актов, и для пресечения совершения аналогичных
преступлений в будущем. 
Вскоре после этого Комиссия международного права успешно завершила
свою работу над проектом статута международного уголовного суда и в 1994
году представила проект статута Генеральной Ассамблее. Для рассмотрения
основных вопросов существа, вытекающих из этого проекта статута,
Генеральная Ассамблея учредила Специальный комитет по вопросу об учреждении
международного уголовного суда, который собирался дважды в 1995 году. 
После того как Генеральная Ассамблея рассмотрела доклад Комитета, она
создала Подготовительный комитет для Международного уголовного суда для
подготовки пользующегося широкой поддержкой сводного проекта текста для
представления дипломатической конференции. Подготовительный комитет,
который собирался в период с 1996 по 1998 годы, провел свою заключительную
сессию в марте и апреле 1998 года и завершил работу над составлением
проекта текста. 
На своей пятьдесят второй сессии Генеральная Ассамблея постановила
созвать Дипломатическую конференцию полномочных представителей под эгидой
Организации Объединенных Наций по вопросу об учреждении международного
уголовного суда, которая впоследствии состоялась в Риме, Италия, 15 июня -
17 июля 1998 года для завершения разработки и принятия конвенции об
учреждении международного уголовного суда . 
Создание международного уголовного суда вселяет надежду на торжество
справедливости во всем мире. Это простая и благородная мечта. Мы близки к
ее достижению. Мы сделаем все, что от нас зависит, для того чтобы она в
полной мере воплотилась в жизнь. Мы просим вас внести свой вклад в эту
борьбу, направленную на обеспечение того, чтобы ни один правитель, ни одно
государство, ни одна хунта и ни одна армия, где бы то ни было не могли
нарушать права человека безнаказанно. Лишь тогда невинные жертвы войны и
конфликтов в далеких уголках мира будут знать, что они также могут жить
спокойно, находясь под защитой правосудия; что они тоже имеют права и что
те, кто нарушает эти права, будут наказаны .
17 июля 1998 г. в Риме был принят Римский Статут Международного
уголовного суда. При голосовании некоторые делегаты, в частности из Индии
и Соединенных Штатов, выступили против Статута. И на заключительном
пленарном заседании Соединенные Штаты настаивали на том, чтобы Статут был
поставлен на голосование, несмотря на поддержку, которую он получил.
Делегаты проголосовали за принятие Статута, при 120 голосах "за", 7 -
"против" и 21 воздержавшемся.
11 апреля 2002 г., перед Пленарной сессией Подготовительной комиссии,
в здании ООН в Нью-Йорке, прошла церемония принятия ратификационных
документов от 10 стран одновременно. 
12 апреля 2002г. на Пленарной сессией Подготовительной комиссии
Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан выступил речью и заявил: 
Те, кто совершает военные преступления, проводит политику геноцида и
других преступлений против человечности, отныне не уйдут от правосудия.
Человечество будет в состоянии защитить себя, ответить на самые худшие
проявления человеческой натуры одним из самых великих своих достижений -
законом .
Таким образом, ратификация договора 66 странами мира, начала процесс
отсчета срока действия Римского статута с 1 июля 2002 года. Страны, которые
успели до 2 июля 2002 г. ратифицировать Римский статут (76 государств),
стали полноправными участниками учреждения международного уголовного суда. 
Международное сообщество давно стремилось создать постоянный
международный суд. Созданные в 1990-х годах в конце холодной войны
трибуналы, такие как Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии и
Международный уголовный трибунал по Руанде стали результатом консенсуса в
понимании, что безнаказанность неприемлема. Однако, с учетом того, что
созданы они были только для рассмотрения конкретных преступлений,
совершенных в конкретное время и в условиях конкретных конфликтов,
сложилось мнение, что нужен независимый и постоянный суд. Так, в июле 1998
года в Риме 120 государств - членов ООН приняли Римский статут, ставший
юридической основой для учреждения постоянного международного уголовного
суда. 

1.2 Понятие и виды юрисдикции Международного уголовного суда

Основным механизмом борьбы с международными преступлениями является
эффективно функционирующая система уголовного правосудия, в которую входят:
судебная система, правоохранительные органы и система уголовно-
исполнительных учреждений.
Часть ученых считают, что одним из эффективных средств борьбы с
международными преступлениями, является придание виновных лиц национальным
судам общей юрисдикции. Н.А. Ушаков считал, что уголовная ответственность
индивидов существовала и продолжает существовать как их ответственность по
национальному уголовному праву государств, подлежащая преследованию
национальными судами с соблюдением национальных процессуальных норм
применительно ко всем уголовным преступлениям.
Д.Б. Левин отмечает, что международные преступления, составы которых
определены в Женевских конвенциях 1949 г., могут рассматриваться
национальными судебными системами2.
Думаю, что с такой позицией на сегодняшний день согласиться трудно,
так как ст. 1 Статута Международного уголовного суда говорит, что Суд
является постоянным органом, уполномоченным осуществлять юрисдикцию в
отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие
озабоченность международного сообщества, указанные в Статуте Суда, и
дополняют национальные органы уголовной юстиции.
Из Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за
него от 9 декабря 1948 г. (ст. 6) вытекает, что лица, обвиняемые в
совершении геноцида или других деяниях, которые перечислены в указанной
конвенции, должны быть судимы компетентными судами того государства, на
территории которого было совершено это деяние, или таким международным
уголовным судом, который может иметь юрисдикцию в отношении Сторон
указанной Конвенции, признающих юрисдикцию такого суда. Указанный принцип
был определен и в Женевской конвенции о защите гражданского населения во
время войны от 12 августа 1949 г. В частности, ч. 1 ст. 146 определяет, что
каждое государство берет на себя обязательство ввести в действие
законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных
наказаний для лиц, совершивших или приказывающих совершить те или иные
серьезные нарушения.
Часть 2 указанной статьи устанавливает, что каждое государство
обязуется разыскивать лиц, обвиняемых в том, что они совершили или
приказали совершить то или иное серьезное нарушение, и, каково бы ни было
их гражданство, предавать их своему суду. Она сможет также, если она этого
пожелает, передать их в соответствии с положениями своего законодательства
для суда другой заинтересованной стороне, в том случае, если эта
договаривающаяся сторона имеет доказательства, дающие основание для
обвинения этих лиц. В связи с этим возникает вопрос, на каких лиц
распространяется юрисдикция указанных судов и какое право суд применит?
А.И. Полторак анализируя практику Нюрнбергского трибунала, заметил,
что международный характер суда определяется не применимым правом и не тем
фактом, что он был создан на основе международного соглашения, а одобрением
Устава и Трибунала международным сообществом. Нюрнбергский процесс был
самым первым в истории примером международного суда за преступления против
мира и человечества и поэтому со стороны международного сообщества было
выражено одобрение по вынесенному приговору. Позже Нюрнбергские принципы
заняли свою нишу в международном уголовном праве.
Г. Шварценбергер, давая оценку резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 95
(I) Подтверждение принципов международного права, признанных Статутом
Нюрнбергского Трибунала от 11 декабря 1946 г. писал: главное юридическое
значение этой резолюции может быть усмотрено в том, что в будущем любой
член Организации Объединенных Наций будет лишен возможности ставить под
сомнение действительность этих принципов как норм между народно го права1.
Следует заметить, что юрисдикция суда в отношении лиц, виновных в
международных преступлениях, до определенной степени является производной
от указанной Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г.
Думается, что характер судебной процедуры определяет общественная опасность
совершенных преступлений. Чем тяжелее состав совершенного преступления, тем
сильнее возникает потребность в том, чтобы судебное разбирательство носило
межгосударственный характер. Что же касается простых военных преступлений,
то они могут рассматриваться национальными судами, в то же время,
преступления, совершенные главными военными лицами, и лицами, которые
совершили особо тяжкие преступления, необходимо бы осуществлять
международными уголовными судами.
Таким судебным органом на сегодняшний день является Международный
уголовный суд, состоящий из представителей не одной, а нескольких стран и
разных правовых систем мира.
Сегодня задача органа международной юстиции - Международного
уголовного суда, занимающегося самыми различными преступлениями, порождает
как минимум три вида проблем: юрисдикция ratione materiae (какие
преступления?), юрисдикция ratione personae (в отношении каких обвиняемых
лиц?) и проблемы выбора судебного органа (международный уголовный суд или
доступный национальный суд?). Необходимо заметить, что каждая проблема
требует надлежащего решения.
Из преамбулы Римского Статута Международного уголовного суда видно,
что он является постоянным органом, который уполномочен осуществлять
юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления,
вызывающие озабоченность международного сообщества. Тем самым Суд дополняет
национальные органы уголовной юстиции. Юрисдикция и Функционирование Суда
регулируются положениями указанного Статута.
Международный уголовный суд устанавливает свои отношения с ООН
посредством соглашения, которое должно быть одобрено Ассамблеей государств-
участников Статута Международного уголовного суда и впоследствии -
Председателем данного Суда от его имени.
Правовой статус Международного уголовного суда заключается в том, что
он обладает международной правосубъектностью, такой, которая может
оказаться необходимой для осуществления его функций и достижения его целей.
Суд может осуществлять свои функции и полномочия, предусмотренные
Статутом Суда и по специальному соглашению, на территории любого
государства-участника.

1.3 Применимое право Международного уголовного суда

Применимое право Международного уголовного суда проявляется в том, что
нормы международного уголовного права в принципе те же, что и у
международного права. Нормы устанавливают составы преступлений,
регулирующие сотрудничество государств в области деятельности
международного уголовного правосудия, учреждаются международные уголовные
суды. Как правило, преимущественно нормы формируются письменно в
международных договорах. И.П. Блищенко считал, что нормативный материал,
который можно определить как международное уголовное право, должен
соответствовать, по крайней мере, следующим критериям. Во-первых, нормы
международного уголовного права должны быть международными, т.е.
создаваться субъектами международного права не в одностороннем порядке, а
путем согласования воль. Во-вторых, цель этих норм - борьба с
преступностью. В-третьих, преступления должны затрагивать интересы или
международного сообщества в целом, или нескольких государств. В-четвертых,
ответственность за нарушение норм должна быть уголовно-правовой, независимо
от того, какой правоприменительный орган (международный или национальный)
выносит приговор, применяются ли для определения наказания непосредственно
нормы международного или внутригосударственного права.
Автор поддерживает точку зрения И.П. Блищенко и считает, что
деятельность Международного уголовного суда должна осуществляться в
соответствии с указанными критериями.
И.И. Карпец считал, что любая норма права либо выражает волю какого-
либо одного государства и, следовательно, входит в состав его внутреннего
права, либо представляет собой результат согласования воль нескольких
государств, т.е. является нормой международного права. Далее он считал, что
международное уголовное право есть совокупность норм, создаваемых в
процессе согласования воль государств2.
Одним из первых документов, принятых в рамках ООН на пути международно-
правового содействия обеспечению прав и свобод человека, привлекаемых к
уголовной ответственности или признанных виновными в совершении
преступлений и отбывающих наказания, является Всеобщая декларация прав
человека3. Статьи декларации 3, 5, 7-12 и 14 содержат положения, касающиеся
прав лиц, арестованных или находящихся под стражей до судебного
разбирательства, права каждого быть огражденным от произвольного ареста и
задержания, а также осуждение и запрет пыток, жестокого, бесчеловечного или
унижающего человеческое достоинство обращения, произвольного вмешательства
в личную и семейную жизнь, посягательства на неприкосновенность жилища и
тайну переписки.
В декларации сформулированы такие давно сложившиеся демократические
принципы уголовного судопроизводства и уголовного права, как презумпция
невиновности и запрет применять новый уголовный закон к ранее совершенным
деяниям, если он ухудшает положение лица, привлекаемого к уголовной
ответственности. Декларация запретила любой вид дискриминации при
отправлении правосудия по уголовным делам.
Эти и другие положения Всеобщей декларации прав человека, давшие в
общих чертах формулировку некоторых прав лиц, привлекаемых к уголовной
ответственности, явились основанием для последующей международной
нормотворческой деятельности в рассматриваемой области.
Прямым развитием идей Всеобщей декларации, в том числе тех, что
касается прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, явилась
выработка международных пактов о правах "человека, одобренных Генеральной
Ассамблеей ООН в декабре 1966 г. и вступивших в силу в 1976 г.:
Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и
Международный пакт о гражданских и политических правах.
По нашему мнению, ценность Пактов проявляется не только в том, что они
на более высоком уровне, с большей степенью детализации и подробностей, чем
во Всеобщей декларации, определили международные стандарты в
рассматриваемой области, но и в том, что они являются международными
договорами, содержащими юридически обязательные положения для их участников
и устанавливающими конкретные процедуры по их реализации.
Особо хотелось бы отметить точку зрения Г.И. Тункина. Он считал, что
Пакты не предоставляют взаимные обязательства государств по предоставлению
таких прав индивидам, но устанавливают взаимные обязательства государств по
предоставлению таких прав индивидам3.
В Международном пакте о гражданских и политических правах
зафиксированы права и соответствующие им обязанности в области уголовного
правосудия. Статья 3 Пакта определяет: Каждое участвующее в настоящем
Пакте государство обязуется:
а) обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в
настоящем Пакте, нарушены. Эффективное средство правовой защиты, даже если
это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве;
б)            обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого
лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентны ми судебными,
административными или законодательными властями или любым другим
компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и
развивать возможности судебной защиты;
в)             обеспечить применение компетентными властями средств
правовой защиты, когда они предоставляются.
При анализе конкретных положений указанного Пакта обращает на себя
внимание ст. 6, в которой содержатся важные нормы, которые относятся к
статусу лиц, затронутых уголовным преследованием.
В ней говорится, что право на жизнь есть неотъемлемое право каждого
человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно
лишен жизни. Смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие
преступления в соответствии с законом, который действовал во время
совершения преступления и который не противоречит постановлениям настоящего
Пакта. В этой же статье говорится, что каждый, кто приговорен к смертной
казни, имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора.
Смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе
восемнадцати лет, и не приводится в исполнение в отношении беременных
женщин.
Ряд положений Пакта содержат нормы об обращении с подозреваемыми и
лицами, находящимися под стражей в ожидании приговора или осужденными и
отбывающими наказания. В частности, ст. 7 говорит: Никто не должен
подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его
достоинство обращению или наказанию. В то же время Пакт предусматривает
право на защиту от произвольного ареста или содержания под стражей. Статья
9 предписывает: Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких
основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены
законом. В данной статье формулируются некоторые гарантии, ограждающие от
произвольного ареста: Каждому арестованному сообщаются при аресте причины
его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявляемое ему
обвинение. Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо
в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу,
которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет
право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на
освобождение. Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного
разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может
ставиться в зависимость от представления гарантий явки на суд, явки на
судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае
необходимости, явки для исполнения приговора.
Довольно широкие гарантии лицам, привлекаемым к суду, определяют
ст.ст. 14 и 15 данного Пакта. Они определяют равенство всех лиц перед
судом. В частности, п. 1 ст. 14 определяет: Все лица равны перед судами и
трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного
обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей,
на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым
и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Часть 2 ст. 14
определяет: Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право
считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно
закону. Часть 3 ст. 14 предписывает: Каждый имеет право при рассмотрении
любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие
гарантии на основе полного равенства: быть в срочном порядке и подробно
уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании
предъявленного ему обвинения; иметь достаточное время и возможности для
подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самым защитником; быть
судимым без неоправданной задержки; быть судимым в его присутствии и
защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника;
если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь
назначенного ему защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь
назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того
требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет
достаточно средств для оплаты этого защитника; допрашивать показывающих
против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были
допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же
условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него;
пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка,
используемого в суде, или не говорит на этом языке; не быть принужденным к
даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.
Руководствуясь ч. 5 и 7 ст. 14 Пакта Суд обязан руководствоваться
презумпцией невиновности, исходя из того, что каждый осужденный должен
иметь возможность обжаловать приговор, никто не может быть привлечен к
уголовной ответственности дважды за одно и то же деяние, все равны перед
судом и могут рассчитывать на гласное разбирательство их дел. Таким
образом, в указанном пакте сформулированы основные нормы, которые могут
быть положены в деятельность Международного уголовного суда.
Таким образом, рассмотренные два основных международных документа,
которые обладают большим международным авторитетом, затрагивают, как было
показано выше, вопросы деятельности Международного уголовного суда.
Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в мире имеет место
тенденция взаимодействия международных и внутригосударственных явлений и
процессов, которая выражается в углублении взаимодействия международного
уголовного права с национальными правовыми системами и
внутригосударственным уголовным правом. И на этот счет нормы международного
уголовного права реализуются с помощью норм внутригосударственного
уголовного права и уголовного процесса. Г.В. Игнатенко отмечает, что
превалирующим при имплементации норм международного уголовного права
является не прямой способ, т.е. применение его норм международным уголовным
судом, а непрямой -посредством национальных правоохранительных органов.
Иногда, как он считает, для решения конкретного уголовного дела
правоохранительный орган руководствуется как нормами международного, так и
внутригосударственного уголовного права .
И.И. Лукашук и А.В. Наумов считают, что нормы международного
уголовного права устанавливают преступность того или иного деяния, а также
они определяют международно-правовые механизмы международного уголовного
преследования и наказания виновных физических лиц международными уголовными
судами. Основная особенность этих норм заключается в том, что они носят
характер общепризнанных норм, и поэтому преступления нередко называют
преступлениями по общему международному праву2. Ответственность лиц,
совершивших международные преступления, возникает независимо от места и
времени совершения преступления. Нормы распространяются на всех лиц, где бы
они ни находились, на территории любого государства, в открытом море и т.
д. К ним не применяются сроки давности.
Статья 1 Конвенции о неприменимости сроков давности к военным
преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г.
определяет: Никакие сроки давности не применяются к следующим
преступлениям независимо от времени их совершения: военные преступления,
как они определяются в Уставе Нюрнбергского Международного Военного
Трибунала от 8 августа 1945 г. и подтверждаются резолюциями 3 (1) от 13
февраля 1946 г. и 95 (I) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи
Организации Объединенных Наций, а также, в частности, серьезные на
рушения, перечисленные в Женевских конвенциях о защите жертв войны от 12
августа 1949 г; преступления против человечества независимо от того, бы ли
ли они совершены во время войны или в мирное время, как они определяются в
Уставе Нюрнбергского Международного Военного Трибунала от 8 августа 1945 г.
и подтверждаются в резолюциях 3 (I) от 13 февраля 1946 г. и 95 (I) от 11
декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций,
изгнание в результате вооруженного нападения или оккупации и бесчеловечные
действия, являющиеся следствием политики апартеида, а также преступление
геноцида, определяемое в Конвенции 1948 г. о предупреждении геноцида и
наказания за него, даже если эти действия не представляют собой нарушения
внутреннего законодательства той страны, в которой они были совершены.
И так, как мы видим, ответственность возникает непосредственно в силу
международного уголовного права, независимо от того, предусмотрено ли такое
деяние в качестве преступного во внутреннем праве.
Нормы международного уголовного права не только устанавливают
преступность деяния, но и определяют принципы уголовного преследования, о
чем говорилось выше, осуждения и наказания физических лиц. На основе норм
создаются международные суды (трибуналы), непосредственно применяющие
международное право к индивидам.
Так, Лондонским соглашением от 8 августа 1945 г. между СССР,
Великобританией, Францией и США О судебном преследовании и наказании
главных военных преступников европейских стран оси был учрежден
Международный военный трибунал для суда над главными военными преступниками
европейских стран оси и принят Устав названного Трибунала. Трибунал
содержал три вида преступлений: преступления против мира, военные
преступления и преступления против человечности, о чем говорилось выше.
Согласно Уставу был создан Комитет по расследованию дел и обвинению главных
военных преступников, основная функция которого заключалась в проведении
предварительного досудебного расследования и подготовке обвинительного
акта. В Уставе содержались процессуальные права и гарантии для подсудимых.
Устав содержал права и обязанности Трибунала, а также четко
регламентировалась судебная процедура. Приговор Трибунала являлся
окончательным и не подлежал пересмотру. Устав предоставлял Трибуналу право
приговорить виновного к смертной казни или другому наказанию, которое он
сочтет справедливым.
Представляет интерес Международный уголовный трибунал для судебного
преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного
гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 г. и
его Устав по вопросу о соотношении применимых им норм: Международный
трибунал вправе применять в дополнение к обычному международному праву
любой договор, который был, несомненно, обязателен для сторон во время
совершения инкриминируемого деяния и не противоречил или не отступал от
императивных норм международного права, каковыми является большинство норм
международного гуманитарного права1.
Примером прямого создания норм и институтов международного уголовного
права международным органом является учреждение решением Совета
Безопасности в 1994 г. Международного уголовного трибунала для судебного
преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения
международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и
граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения,
совершенные на территории соседних государств, в период с 1 января 1994 г.
по 31 декабря 1994 г. (далее - Трибунал по Руанде).
Такое название Трибуналов дает представление об их персональной,
временной и территориальной юрисдикции. Уставы предусматривают, что
Трибуналы и национальные суды имеют параллельную юрисдикцию, при этом
юрисдикция Трибунала имеет приоритет: на любом этапе судебного
разбирательства Трибунал может запросить дело из национального суда для
рассмотрения.
Согласно Уставу Трибунала по Югославии, составляют нарушения
международного гуманитарного права, которые, определяют нарушения Женевских
конвенций 1949 г., перечисленные в ст. 2 Устава: нарушения законов или
обычаев войны, не исчерпывающий перечень которых содержит ст. 3, геноцид
(определение геноцида дано в Уставе в соответствии с Конвенцией о
предупреждении преступления геноцида и наказания за него 1948 г.);
преступления против человечности.
Устав Трибунала по Руанде содержит несколько иной перечень
преступлений. Уставом признаны преступными следующие деяния: а) геноцид; б)
преступления против человечности; в) нарушения статьи 3, общей для
Женевских конвенций 1949 г. и двух Дополнительных протоколов в 1977 г.,
касающихся вооруженных конфликтов немеждународного характера. Остальные
положения Уставов в целом совпадают.
При анализе норм, посвященных Трибуналам по бывшей Югославии и Руанде,
необходимо обратить внимание, что указанные суды были учреждены и действуют
не на основе международного договора, а на основе решения Совета
Безопасности ООН. Совет Безопасности обосновал свои полномочия по
учреждению Трибуналов положениями главы VII Устава ООН1, в которой
содержится компетенция Совета Безопасности в отношении угрозы миру и,
нарушения мира и актов агрессии.

2. Деятельность и юрисдикция Международного уголовного суда на
современном этапе

2.1 Функционирование постоянного Международного уголовного суда 

Для функционирования Международного уголовного суда важную роль играет
обеспечение выполнения функций расследования и обвинения в международном
уголовном процессе.
Функция международного расследования не является судебной и
заключается в установлении фактов, связанных с преступлением. Ее реализация
не ведет к принятию каких-либо решений. Необходимость проведения
международного расследования вытекает из того, что международный орган,
принимающий решение, должен основываться на объективной информации.
Наличие данной функции ставит вопрос об ее организационном
обеспечении. Для Международного уголовного суда, создаваемого как орган с
параллельной по отношению к национальным судам юрисдикцией, вполне
подходящим является вариант организации расследования в рамках самого суда.
Соответствующий орган призван действовать в тесном сотрудничестве с
национальными органами расследования. Большую часть информации должны
составлять материалы, собранные национальными органами. Одновременно
международные следователи должны взаимодействовать с национальными органами
при производстве расследования на месте с общего или данного для
конкретного случая согласия соответствующего государства.
Именно так концептуально построен механизм расследования в рамках
Международного уголовного суда.
Римский Статут Международного уголовного суда 1998 г. наделяет
функцией расследования Прокурора и его канцелярию. Прокурор имеет право
производить все необходимые действия для обеспечения расследования. При
этом он действует в тесном взаимодействии с Палатой предварительного
производства. Палата призвана по просьбе Прокурора отдавать такие
распоряжения и выдавать такие ордера, которые могут быть необходимы для
целей проведения расследования, включая ордера на арест или приказы о явке
в Суд. Причем в ряде случаев активная роль может принадлежать Палате, а не
Прокурору. Так, например, согласно пункту 3 статьи 56 Статута если Палата
считает, что необходимо принять меры с целью сохранения доказательств, то
она может после консультаций с Прокурором принять необходимые меры по
собственной инициативе.
В перспективе можно считать правомерной постановку вопроса о создании
независимых следственных органов, функционирующих автономно. Дело в том,
что Международный уголовный суд является далеко не единственным возможным
потребителем результатов международного расследования. Совет Безопасности
при принятии решений иногда испытывает нехватку объективной информации.
Основу для создания международного следственного комитета мог бы составить
устав, представляющий собой "универсальный международный договор, участники
которого взяли бы на себя обязательство создавать условия действующему в
пределах своей компетенции комитету для осмотра мест происшествия,
предоставлять в полном объеме запрашиваемую информацию и т. п. ...даже если
отдельные государства отстранятся от участия в его уставе, деятельность
комитета окажет на них сдерживающее воздействие, поскольку они подпадут под
особый контроль международного сообщества".
Механизм расследования специальной компетенции уже существует. Первым
таким органом стала Международная комиссия по установлению фактов,
учрежденная статьей 90 Дополнительного протокола I 1977 г. к Женевским
конвенциям о защите жертв войны2. Несмотря на то, что Комиссия существует
уже достаточно длительное время, она ни разу не была задействована. Более
того, намечается тревожная тенденция умножения числа специальных комиссий,
создаваемых в качестве альтернативы Международной комиссии по установлению
фактов. Сначала такая комиссия была образована в рамках ООН для сбора
информации о серьезных нарушениях Женевских конвенций и других нарушениях
международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии. За
Югославией последовали Руанда, Сомали, Бурунди.
Деятельность ни одной из этих комиссий не привела к ожидаемым
результатам. Как представляется, это должно послужить побудительным мотивом
использования постоянного механизма в лице Международной комиссии по
установлению фактов. Хотя и в отношении этого органа не следует питать
чрезмерных иллюзий, так как провал деятельности специальных комиссий не
только связан с административными проблемами и отсутствием преемственности,
но во многом обусловлен ситуацией, складывающейся в период вооруженного
конфликта.
При обсуждении вопроса о необходимости создания международного
уголовного суда высказывалось мнение, что альтернативой его созданию можно
считать систему международного расследования, действующую в сочетании с
национальными судами. Очевидно, что вышеупомянутая международная комиссия
по установлению фактов в какой-то мере рассчитана на такую схему. Однако
уголовный процесс представляет собой взаимосвязанную цепь действий. Даже
если в некоторых случаях подобной смешанной системы будет достаточно, то в
подавляющем их большинстве результаты международного расследования просто
не получат реализации, останутся установленными фактами, заключающими в
себе обвинения, но без санкции суда. В отношении международных преступлений
речь должна идти именно об организации международного уголовного процесса
как такового, о всех его стадиях, и стадия отправления правосудия является
центральной, без которой все остальные не имеют смысла. За расследованием
должно последовать предание виновных суду. И на этой стадии все те причины,
которые привели к созданию международного органа расследования (обеспечение
объективности, беспристрастности), сохраняют свое значение и требуют
создания органа международного уголовного правосудия. В его рамках можно
осуществлять и расследование, и наказание за международные преступления, в
частности, за серьезные нарушения международного гуманитарного права.
Статут Международного уголовного суда предусматривает объединение
функции расследования с функцией обвинения в рамках одного и того же
органа.
В общем плане обвинение состоит в доказывании виновности субъекта,
привлекаемого к уголовной ответственности. Его осуществление предполагает
составление официального обвинительного заключения, излагающего и
обосновывающего формулировку обвинения субъекта. В обвинительном заключении
кратко излагаются факты, образующие каждое вменяемое в вину преступление,
указывается материальное право, на основании которого обвиняемый
привлекается к ответственности. Очевидно, что составление обвинительного
заключения в международном уголовном суде предполагает консультации с
направившим жалобу субъектом, тем более, если это государство или
международная организация. Обвинительное заключение должно быть сообщено
обвиняемому до начала разбирательства по делу. Причем он должен иметь
достаточно времени для подготовки к своей защите. Заключение должно
сообщаться и всем заинтересованным государствам. В функции обвинения входит
выполнение всех необходимых формальностей с целью добиться передачи
обвиняемого суду.
Как видно, функция обвинения тесно связана с функцией расследования.
Совмещение двух функций в рамках одного органа вполне оправданно. Так было
сделано после Второй мировой войны при организации международных военных
трибуналов. Для осуществления этих функций был создан Комитет по
расследованию и обвинению главных военных преступников. Составляющие его
главные обвинители в соответствии со статьей 15 расследовали, собирали и
представляли до или во время судебного процесса все необходимые
доказательства, производили предварительный допрос свидетелей и подсудимых
и одновременно подготавливали обвинительный акт, который утверждался
Комитетом, и выступали в качестве обвинителей на суде. Этому примеру
последовали и международные трибуналы ad hoc. Здесь функции расследования
возложены на обвинителя одновременно с функциями собственно обвинения.
Более того, обвинитель уполномочен решать вопрос о достаточности оснований
для разбирательства в Суде и прекращать дело3.
Согласно статье 61 Статута по завершении расследования, если Прокурор
определяет, что имеются основания prima facie для судебного преследования,
он составляет обвинительное заключение, в котором кратко излагаются факты и
преступления, в совершении которых обвиняется лицо. Обвинительное
заключение препровождается Палате предварительного производства, которая
рассматривает его и принимает решение об утверждении или отклонении. В
случае утверждения обвинения Палата предварительного производства передает
дело Судебной палате для проведения судебного разбирательства.
Нужно отметить, что в ряде других документов содержался иной вариант,
согласно которому обвинителем должно выступать государство, обращающееся в
суд. Такое решение содержалось в Конвенции о создании МУС 1937 г. Согласно
пункту 3 статьи 25 поддерживать обвинение должно было государство,
передающее дело, если только ... продолжение
Похожие работы
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРИМЕНЕНИЯ МЕР ПРЕСЕЧЕНИЯ В УПЗ РК
Понятие и сущность уголовного процесса
Обеспечение обвиняемому права на защиту
Заключение под стражу (арест)
МЕЖДУНАРОДНО - ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ НАКАЗАНИЙ
СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ И РАВНОПРАВИЕ СТОРОН В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РК
Приговор-акт правосудия
Международно-правовые проблемы признания противоправности агрессивных войн
ПОНЯТИЯ ПРИЗНАКОВ И КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПЛЕНИИ
Уголовная ответственность за причинение вреда здоровью при смягчающих обстоятельствах
Дисциплины