Альтернативы лишению свободы в Республике Казахстан



Введение 3
1 Альтернативы лишению свободы в Республике Казахстан:
современное состояние и перспективы 7
2 Направления развития пробации в уголовном праве Республики
Казахстан 26
2.1 Пробация и социальное исследование личности 26
2.2 Теоретическая модель пробации 31
2.3 Алгоритм деятельности службы пробации в Центральной Азии 39
3 Пробация как уголовный вид наказания в зарубежном
законодательстве 52
Заключение 60
Список литературы 63
Актуальность темы. В уголовной политике Республики Казахстан, как и в ряде других современных государств, обозначена идея депенализации деяний, не представляющих высокой общественной опасности, расширения сферы применения наказаний без лишения свободы. Новый Уголовный кодекс Республики Казахстан, действующий с 2015 года, предусматривает, наряду с новыми видами наказаний без изоляции осужденных от общества, институты, основывающиеся на испытании сравнительно менее опасных преступников в условиях их освобождения от наказания.
1. Конституция Республики Казахстан: Принята на респ. референдуме 30 авг. 1995 г. Алматы: ЖетiЖарғы, 2010. - 48 с.
2. Уголовный кодекс Республики Казахстан. Астана: Юрист, 2015.-271 с.
3. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан. Астана: Юрист, 2015.-284 с.
5. Гражданский кодекс Республики Казахстан (официальный текст с изм. и доп. на 1 января 2015 г.). Астана: Юрист, 2015. – 307 с.
6. Дополнительный Протокол к Европейской социальной хартии / Пер. JI. И. Шестакова // Вестн. МГУ. Сер. Право. 1991. -№ 6. - С. 46-54.
7. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Воспитание поколений XXI в.: Материалы международного симпозиума // Государство и право. 1998. - № 7. - С. 109-121.
8. Материалы ООН / Права человека: Сб. документов. М.: МГУ, 1990.
9. Уголовное право буржуазных стран: Общая часть: Сб. законодательных актов / Под ред. А. Н. Игнатова, И. Д. Козочкина. М.: Изд-во УДН, 1990. -312с.2 Специальная литература
10. Агыбаев А. Исчисление наказания // Фемида. -1999. -№ 3. -С.4-8.
11. Агыбаев А. Назначение наказания // Фемида. -1999. -№ 4. -С.10-15.
12. Административное право Республики Казахстан. Часть общая: Учеб. -Алматы: Жет1жаргы, 1997. 240 с.
13. Актуальные проблемы борьбы с рецидивной преступностью: Сб. статей / Под ред. Э. Я. Стумбина, Г. Г. Менберг, Д. А. Сепо. Рига: Зинатне, 1989. - 175 с.
14. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды: В 2 т. -М.: Педагогика, 1980.-Т. 1.-232 с.
15. Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. М.: Прогресс, 1979. - 264 с.
16. Антонян Ю. М. Преступление и покаяние // Общественные науки и современность. 1991. - № 6. - С. 43-52.
17. Антонян Ю. М. Преступность среди женщин. -М.: Российское право, 1992.-253 с.
18. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М.: Бимпа, 1995. - 304 с.
19. Блувштейн Ю. Д. и др. Профилактика преступлений: Учеб. пособие / Ю. Д. Блувштейн, М. И. Зырин, В. В. Романов. -Минск: Университетское, 1986. -287 с.
20. Боботов С. В., Жигачев И. Ю. Введение в правовую систему США. -М.: Норма, 1997.-333 с.
21. Бобылева И., Тимошенко С. Пробация // Преступление и наказание. -1992.-№10.-С. 58-59.

Дисциплина: Законодательство и Право, Криминалистика
Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 79 страниц
В избранное:   
Содержание

Введение 3
1 Альтернативы лишению свободы в Республике Казахстан:
современное состояние и перспективы 7
2 Направления развития пробации в уголовном праве Республики
Казахстан 26
2.1 Пробация и социальное исследование личности 26
2.2 Теоретическая модель пробации 31
2.3 Алгоритм деятельности службы пробации в Центральной Азии 39
3 Пробация как уголовный вид наказания в зарубежном
законодательстве 52
Заключение 60
Список литературы 63

Введение

Актуальность темы. В уголовной политике Республики Казахстан, как и в
ряде других современных государств, обозначена идея депенализации деяний,
не представляющих высокой общественной опасности, расширения сферы
применения наказаний без лишения свободы. Новый Уголовный кодекс Республики
Казахстан, действующий с 2015 года, предусматривает, наряду с новыми видами
наказаний без изоляции осужденных от общества, институты, основывающиеся на
испытании сравнительно менее опасных преступников в условиях их
освобождения от наказания.
В Уголовном кодексе РК предусмотрены такие разновидности системы
испытания осужденных, как условное осуждение (ст. 63-64 УК РК), условно-
досрочное освобождение (ст.72 УК РК), отсрочка отбывания наказания
беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст.74 УК РК).
Ценность данного испытания, соединенного с мерами надзора за осужденными,
выражается в том, что в отношении виновных в преступлениях небольшой и
средней тяжести оно гуманнее и целесообразнее, чем наказание в виде лишения
свободы. Направление преступников в исправительные учреждения связано с
чрезвычайно высокими государственными расходами, что характерно для России,
Казахстана и других стран. Очевидно, что эффективное применение уголовно-
правовых мер без изоляции осужденных от общества позволило бы в
значительной мере обеспечить экономию государственных средств и их
направление на различные социальные нужды. Использование условного
осуждения и смежных мер воздействия могло бы содействовать более успешной
индивидуальной профилактике преступлений небольшой и средней тяжести. Кроме
того следует учитывать, что уменьшение количества осужденных, направляемых
в учреждения, исполняющие наказание в виде лишения свободы, в известной
степени окажет благотворное влияние на нравственный климат в обществе.
Проблемы сущности, оснований, пределов применения условного осуждения
и смежных с ним правовых институтов в контексте посткриминального контроля
являются объектом научного анализа в трудах М.Р. Гета, А.А.Лиеде,
А.К.Музеника, Ю.М.Ткачевского, А.А.Примаченка, Г.Ф.Поленова,
Э.А.Саркисовой, В.А.Ломако, К.Х. Рахимбердина,В.А.Уткина, О.В.Филимонова,
А.Л.Цветиновича идругих юристов. Вместе с тем остается достаточно значимой
проблема совершенствования испытательного надзора и дальнейшей
имплементации в нормы УК РК, посвященные данной разновидности
посткриминального контроля, международных стандартов обращения с
преступниками, оставленными на свободе.
В Республике Казахстан условное осуждение, отсрочка отбывания
наказания, условно-досрочное освобождение образуют особую форму социально-
правового контроля - пробацию, основывающуюся на испытании осужденных без
лишения свободы. В связи с этим, требуется теоретический анализ
возможностей совершенствования испытательного надзора, структуры и
содержания работы субъектов его осуществления (уголовно-исполнительных
инспекций). Наряду с изложенным, представляет интерес исследование
различных форм участия общественности в исполнении пробации, определение
юридического статуса лиц, обеспечивающих контроль за поведением осужденных
условно, условно-досрочно освобожденных и женщин, имеющих отсрочку
отбывания наказания. Практическая ценность подобного исследования
обусловлена задачами совершенствования уголовно-исполнительной системы
Республики Казахстан. Названные обстоятельства определили выбор темы
дипломной работы и основные направления ее разработки.
Целью исследования является теоретический анализ пробации как формы
социально-правового контроля, а также ее современного состояния и
перспектив дальнейшего развития в уголовном праве Республики Казахстан.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих взаимосвязанных
задач:
- определение юридической сущности пробации в действующем уголовном
законодательстве Республики Казахстан;
- сравнительная характеристика современных тенденций и
законодательной конструкции пробации в уголовном праве различных зарубежных
стран;
- выявление характера пробации, проявляющейся в таких институтах
уголовного права Республики Казахстан, как условное осуждение, отсрочка
отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних
детей, условно-досрочное освобождение от наказания;
- формулирование предложений по совершенствованию норм уголовного
законодательства Республики Казахстан, регламентирующих условное осуждение,
условно-досрочное освобождение от наказания, отсрочку отбывания наказания
беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей;
- построение теоретической, организационной и нормативной модели
пробации, которая в перспективе может найти применение в уголовно-
исполнительной системе Казахстана.
Объект и предмет исследования. Объектом являются правовые нормы и
отношения международного, зарубежного и внутригосударственного характера в
сфере регулирования испытательного надзора за преступниками без изоляции их
от общества. Предметом исследования стала совокупность норм уголовного и
уголовно-исполнительного права Республики Казахстан, связанных с
освобождением определенных категорий осужденных от наказания на условиях их
испытания.
Методологическую и теоретическую основу исследования составили труды
казахстанских и зарубежных философов, социологов и юристов. В работе
анализируются положения уголовного, уголовно-исполнительного
законодательства Республики Казахстан, посвященные мерам
посткриминальногоконтроля за лицами, осужденными условно, с отсрочкой
отбывания наказания, условно-досрочно освобожденными от отбывания
наказания. Автор опирался также на Конституцию Республики Казахстан, на
рекомендации Минимальных стандартных правил ООН в отношении мер, не
связанных с тюремным заключением, и иных международных документов,
содержащих оценку форм предупреждения преступности.
Пробация является формой социально-правового контроля. В связи с этим
о степени ее изученности в юридической литературе советского и
постсоветского периода можно судить в контексте разработанности проблем
социально-правового контроля.
Кроме того, весьма немного специальных работ, непосредственно
посвященных пробации (например, исследование В.П.Шупилова Условный надзор
за осужденными в основных капиталистических странах. - М.: Юрид.лит.,1971).
В указанной монографии содержится материал об истории возникновения
пробации в Великобритании и США, уделяется внимание законодательству о
пробации во Франции, Бельгии, Швеции, анализируются особенности организации
современной пробации в зарубежных государствах. Заслуживает внимания
характеристика воспитательной, ресоциализирующей деятельности инспекторов
пробации в отношении осужденных. В.П.Шупилов показал отличительные черты
пробации по сравнению с традиционным условным осуждением в
англоамериканском праве. Юридическая природа данного института, его
особенности рассматривались в работах Н.Н.Полянского, О.В.Филимонова,
Ф.М.Решетникова, А.М.Яковлева и других ученых - криминалистов.
Что касается проблемы социально-правового контроля, то данная
категория получила теоретическое обоснование и освещение в исследованиях
К.Е.Игошева, И.В.Шмарова (например, Игошев К.Е., Шмаров И.В. Социальные
аспекты предупреждения правонарушений. -М.: Юрид.лит., 1980), показавших ее
роль в системе мер предупреждения преступности. Указанные авторы
рассматривают правовые основы социального контроля в сфере индивидуальной
профилактики преступлений, анализируют характер деятельности его субъектов
и механизмы осуществления в связи с конкретными социально-политическими
условиями, сложившимися в обществе.
Дальнейшее развитие теории контроля связано с работами
О.В.Филимонова, в которых развивается концепция посткриминального контроля,
показываются особенности его мер, их природа и социально-юридическая
сущность.
Как отмечалось ранее, пробация тесно связана с условным осуждением,
условно-досрочным освобождением от отбывания наказания. В науке уголовного
права данные институты выступали в качестве объекта теоретического анализа
в трудах М.Р. Гета, В.А.Ломако, В.А.Уткина, Ю.М.Ткачевского, А.А.Лиеде,
Э.А.Саркисовой, А.Л.Цветиновича, О.В.Филимонова, А.А.Примаченка, К.Х.
Рахимбердина,А.К.Музеника, Г.Ф.Поленова и других юристов. В их работах
содержится характеристика юридических оснований различных форм условного
неисполнения наказания, уделяется значительное внимание юридическим
обязанностям (правоограничениям), которые возлагаются на осужденных,
находящихся в режиме испытания. Указанные исследователи разрабатывали
различные аспекты правовых основ участия общественности в контроле над
условно осужденными (условно-досрочно освобожденными от наказания) и в
проведении воспитательных мероприятий по отношению к данным категориям
преступников. Наряду с этим анализировались основания и порядок отмены
условного осуждения (условно-досрочного освобождения от наказания) и
особенности их законодательной регламентации.
Наряду с этим следует отметить, что в настоящей работе анализируется
современный опыт применения пробации в зарубежных странах, изучены про-
бационные возможности и перспективы в уголовном законодательстве
Республики Казахстан и предпринята попытка создания теоретической модели
пробации, учитывающей рекомендации материалов ООН, особенности нормативно-
правового регулирования испытательного надзора в различных странах и
сложившиеся традиции его осуществления в Казахстане.
Структура дипломной работы. Дипломная работа состоит из введения,
трех разделов, заключения, списка литературы.

1 Альтернативы лишению свободы в Республике Казахстан: современное
состояние и перспективы

Гуманизация и реформаторские тенденции в развитии уголовной политики
современного Казахстана находятся в генетической связи с состоянием
альтернативных мер уголовно-правового воздействия и предупреждения
преступности. В литературе справедливо отмечается то обстоятельство, что
если будет достигнута цель водворения в пенитенциарные учреждения всех лиц,
совершивших преступление, ...общество будет разрушено. Мы никогда не сможем
найти средства и людские ресурсы, которые потребуются для достижения этой
цели[1]. Альтернативы могут рассчитывать на поддержку общества и
государства не только вследствие необходимости гуманного обращения с
правонарушителями, но и в целях защиты общества от криминализации,
неизбежной в условиях массовой практики наказания в виде лишения свободы,
обеспечения его безопасности и социального благополучия.
Наметившаяся в Казахстане трансформация уголовно-исполнительных
инспекций в службы пробации и перспективы формирования национальной модели
пробации неотделимы от правового, методологического и практического
обеспечения развития и применения альтернатив наказанию в виде лишения
свободы.
В концептуальном аспекте альтернативные меры следует рассматривать
как наказания, не связанные с лишением свободы (узкое понимание данных
мер в качестве непенитенциарных санкций). В широком - альтернативы
представляют собой уголовно-правовые средства некарательного содержания,
отличающиеся от классического института наказания. В связи с этим
отдельными авторами отмечается, что альтернативы – не просто
самостоятельный институт, но целый метод уголовно-правового регулирования и
преодоления криминальных конфликтов .
Обращение к положениям действующего уголовного законодательства
Республики Казахстан позволяет отметить, что существует система
институциональных альтернативных мер уголовно-правового воздействия, среди
которых представлены: 1) наказания, не связанные с лишением свободы; 2)
иные уголовно-правовые меры, содержание которых на законодательном уровне
не раскрыто. Они включают в себя все виды освобождения от уголовной
ответственности и наказания; 3) особую непоименованную группу мер
воздействия образуют меры безопасности (например, судимость, принудительные
меры медицинского характера). Однако дефиниция меры безопасности, давно
известная европейскому уголовному праву, ни в Казахстане, ни в других
государствах СНГ легитимации на законодательном уровне не получила.
Следует отметить, что дальнейшее расширение сферы применения
альтернативных мер воздействия необходимо рассматривать в следующем
контексте: 1) гуманность мер воздействия, их совместимость с
защищенностью прав человека; 2) социально-криминологическая
обусловленность, т.е. наличие социально-криминологических оснований
применения; 3) эффективность мер, проявляющаяся, в частности, в низком
уровне непенитенциарного рецидива; 4) обеспечение безопасности общества,
поскольку для многих граждан позитивное отношение к наказанию в виде
лишения свободы обуславливается представлениями о том, что контроль в
условиях изоляции преступника от общества позволяет устранить его
криминальную опасность. Данные представления, какими бы иллюзорными в ряде
случаев они не были (изоляция виновного в кражах и его знакомство со
спецификой пенитенциарных учреждений способна вернуть обществу гораздо
более опасного правонарушителя, готового совершать разбои и грабежи), их
нельзя игнорировать. Чтобы население поддерживало практику альтернативных
мер, оно должно быть уверено, что правонарушители, оставленные на свободе,
находятся под контролем государства и риск совершения новых преступлений с
их стороны минимален.
Иными словами, все виды альтернативных уголовно-правовых средств,
имеющихся в законодательстве Республики Казахстан, целесообразно оценивать
в аспекте эффективности посткриминального контроля и создания реальных
возможностей ресоциализации осужденных. Исходя из этого, представляется
оправданным обратиться к действующим непенитенциарным санкциям,
предусмотренным уголовным законодательством Республики Казахстан.
Необходимо учитывать, что к характеристике данных санкций непосредственное
отношение имеет содержание наказания, которое, согласно ч.1 ст.38 УК РК, ...
заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишений или ограничений
прав и свобод. Подобное ограничение адресуется лицу, совершившему
преступление. В соответствии с ч.2 ст.38 УК РК, ...наказание не имеет своей
целью причинение физических страданий или унижение человеческого
достоинства. Следовательно, альтернативные наказания, будучи системой
правоограничений, не должны быть направлены на причинение страданий
осужденному, хотя несомненно, что наказательные ограничения прав и свобод
не могут не вызывать в личности осужденного психологического дискомфорта.
Как представляется, одним из перспективных альтернативных наказаний
является привлечение к общественным работам (ст.42 УК РК). Это наказание
весьма широко распространено в мировой практике, получило поддержку на
уровне международных и европейских стандартов в сфере уголовной юстиции.
Содержание этого наказания заключается в бесплатности труда осужденного.
Именно эта бесплатность и составляет основной наказательный элемент
привлечения к общественным работам. Следует отметить, что в уголовном
законодательстве Казахстана (также как и России, где данная уголовно-
правовая мера названа обязательными работами) не вполне точно определено
рассматриваемое наказание.
Исходя из логического толкования закона, оно состоит ...в выполнении
осужденным в свободное от основной работы или учёбы время бесплатных
общественно-полезных работ. Представляется, что наказание не может
состоять в общественно-полезных работах, иначе придётся признать труд
элементом наказания, кары за совершённое преступление. Однако по смыслу
международных непенитенциарных стандартов и национального законодательства
Казахстана, труд осужденного к наказанию в виде привлечения к общественным
работам рассматривается как средство ресоциализации правонарушителя. Нельзя
наказывать трудом, но им можно побудить личность изменить свои взгляды на
окружающее, на собственное поведение, привить уважение к обществу. Поэтому
собственно наказание, как отмечалось выше, кроется в фактическом лишении
осужденного заработной платы (а точнее, в её непредоставлении), а также в
ограничении конституционного права на отдых (трудиться осужденному
приходится в свободное от основной работы или учебы время, которым он мог
бы распорядиться по своему усмотрению). Таким образом, наказательные
правоограничения плюс посткриминальный контроль уголовно-исполнительной
инспекции (службы пробации) призваны создать условия для реализации
ресоциализирующей функции общественно-полезного труда.
Другой аспект привлечения к общественным работам связан с
возможностью совершенствования нормативной модели данного вида наказания.
Прежде всего, оправданно ли сводить его только к общественно-полезным
работам? Помимо работ как социально-полезной деятельности, существуют
услуги (медицинские, образовательные, консультационные, оформительские,
услуги по перевозке пассажиров, по оказанию социальной помощи и т.п.).
Так, в частности, индивидуальные предприниматели, могущие стать адресатами
данного вида наказания, занимаются предоставлением различных услуг
населению. Полагаем, что более эффективным и оправданным явилось бы
возложение на них (в случае совершения преступления) обязанности оказывать
услуги без оплаты в течение определённого времени, чем привлечение к
неквалифицированному физическому труду. Это позволило бы расширить спектр
видов деятельности при общественно-полезных работах, благодаря сочетанию
различных видов труда осужденных.
Кроме того, целесообразно, на наш взгляд, учесть в процессе выбора
конкретных работ индивидуально-психологические особенности осужденного, его
интересы и способности, поскольку вполне очевидно, что социальная ценность
данной альтернативы лишению свободы заключается не в понуждении к
малоквалифицированному труду по уборке улиц (хотя и он должен
применяться), а в деятельности, полезной для общества, которое позитивно
оценивает её результаты, станет заинтересовано в сохранении осужденного в
своей структуре, а не в его ниспровержении в пенитенциарные учреждения.
Не менее важно и то, что осужденный, понимая социальную значимость своего
труда, будет более восприимчив к исправительному воздействию службы
пробации.
Другой аспект проблемы совершенствования наказания в виде привлечения
к общественным работам касается их сравнительно невысокой продолжительности
(не свыше 240 часов). Представляется, что слишком непродолжительный
период, значительно уступающий сроку исправительных работ, да и
существующим в мировой практике срокам применения аналогичных
непенитенциарных санкций, по-видимому, было бы оправданно увеличить хотя бы
в два раза для совершеннолетних правонарушителей – до 480 часов, что
сделает отбывание привлечения к общественным работам более чувствительным
для осужденного и для общества. За время, ограниченное 240 часами, едва ли
возможно оказать какое-либо исправительное воздействие на осужденного и
обеспечить эффективность посткриминального контроля.
И, наконец, нельзя не отметить, что согласно ч.2 ст.42 УК РК,
...общественные работы ... отбываются не свыше четырёх часов в день, если
осужденный не имеет постоянного места работы или не занят на учёбе - до
восьми часов в день. Подобная дифференциация вызывает некоторое смущение.
Оправданно ли вообще применять это наказание к безработным, которым надо
решать основную проблему трудоустройства на оплачиваемую работу? Но если
всё-таки применять, то есть ли смысл во всех случаях устанавливать
продолжительность бесплатных работ до восьми часов в день? По-видимому, в
этой ситуации наиболее целесообразно предоставить суду право
дифференцировать продолжительность дневного отбывания наказания для лиц,
не имеющих постоянного места работы.
Кроме того, разница во времени такого ежедневного отбывания
общественных работ для занятых граждан и безработных выглядит чуть ли не
как дискриминация последних, ибо они должны выполнять больший объём
бесплатного труда. Нельзя не принять во внимание и то обстоятельство, что
осужденные, не имеющие места работы, безвозмездной трудовой деятельностью
могут фактически стимулироваться к совершению нового преступления в
целях получения средств существования.
Исходя из изложенного, позволим себе ч.1 ст.42 УК РК предложить в
следующем примерном варианте: Наказание в виде привлечения к общественным
работам состоит в непредоставлении осужденному оплаты за выполнение в
свободное от основной работы или учёбы время общественно-полезных работ, а
равно оказания услуг, связанных с его профессиональной деятельностью Лицам,
не имеющим основного места работы, наказание в виде привлечения к
общественным работам назначается с учётом их жизненной ситуации, от
которой ставится в зависимость продолжительность наказания. При выборе
вида общественных работ или социально-полезных услуг по возможности
учитываются интересы, уровень образования и профессиональной подготовки
осужденного.
Необходимо отметить, что в Казахстане (как и в России) существует
проблема расширения практики назначения и исполнения наказания в виде
общественных работ, связанная в основном с трудоустройством осужденных,
особенно актуальная в условиях существования безработицы среди
законопослушного населения. Государственных предприятий, которые могут
нанять данных осужденных, не так уж много, а собственника частных
производств, исходя из конституционно закреплённой свободы труда, нельзя
обязать трудоустраивать осужденных. В литературе высказывались предложения
по стимулированию работодателей к приёму названных лиц путём предоставления
налоговых льгот и оставления 50% от фактически начисленных денежных средств
в организации .
Несомненно, что поиск мер, стимулирующих работодателя, является
важным, и целесообразно использовать различные стимулы (и не только
экономические), например, популяризацию опыта индивидуального
предпринимателя или руководителя организации, трудоустроившего осужденных,
в СМИ, награждение ценным подарком и иное поощрение на уровне местных
исполнительных органов или органов местного самоуправления, установление
льгот на предоставление бюджетных заданий на выполнение работ (оказание
услуг) и т.п.
Помимо этого, целесообразной представляется разработка Типовых
соглашений между службой пробации, органами местного самоуправления и
работодателями о сотрудничестве в трудоустройстве осужденных. По-видимому,
подобное трудоустройство станет в ближайшее время одной из ведущих задач
службы пробации.
Весьма схожую с привлечением к общественным работам юридическую
природу имеет наказание в виде исправительных работ (ст.43 УК РК). Это
наказание, соответствующее рекомендациям Стандартных Минимальных Правил
ООН, относительно применения мер, не связанных с тюремным заключением, в
настоящее время, помимо Казахстана, сохраняется в Российской Федерации,
Беларуси, Армении, Азербайджане, Таджикистане. Позволим себе отметить, что
казахстанский законодатель поступил более рационально, закрепив модель
исправительных работ по месту выполнения трудовой функции осужденного. В
России с 2003 г. исправительные работы адресованы только лицам, не имеющим
места постоянной трудовой деятельности, что существенно осложнило практику
применения данного вида наказания, ибо уголовно-исполнительные инспекции
должны трудоустраивать осужденных не только к обязательным, но и
исправительным работам.
Собственно, наказательная составляющая рассматриваемой альтернативы
лишению свободы заключается в ограничении размера заработной платы,
полагающейся осужденному. Согласно ч.2 ст.43 УК РК, ...из заработка
осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход
государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до
двадцати процентов. Данное наказание, появившееся в Казахстане в
советский период его истории, оказалось воспринятым современной
непенитенциарной практикой и является значимой альтернативной мерой
уголовно-правового воздействия.
Однако, на наш взгляд, было бы желательно исключить из ч.2 ст.43 УК
РК упоминание об удержании в доход государства, поскольку оно может
создавать впечатление об использовании государством наказания в виде
исправительных работ в целях извлечения прибыли (дохода). Более корректной,
на наш взгляд, была бы формулировка в соответствующий государственный
бюджет.
Исполнение наказания в виде исправительных работ возлагается на
службу пробации, которая должна будет не только контролировать
своевременность удержаний из заработка осужденных, но и проводить работу
поихресоциализации.
Одним из альтернативных наказаний является ограничение свободы (ст.45
УК РК), введённое ещё в 2002 году. В Российской Федерации его аналог с
таким же наименованием появился лишь в декабре 2009 г. Законодатель
определил, что ограничение свободы состоит в ...наложении на осужденного
судом определённых обязанностей, ограничивающих его свободу, и отбывается
по месту его жительства под надзором специализированного государственного
органа без изоляции от общества (ч.1 ст.45 УК РК). Строго говоря, ни в
Казахстане, ни в России наказательного элемента в этой мере воздействия
не имеется, поскольку обязанности на осужденного возлагаются не за
совершенное преступление, а в связи с предупреждением новых уголовно-
наказуемых деяний. Если использовать дефиниции уголовного законодательства
западноевропейских государств, то ограничение свободы можно было бы
обозначить как меру безопасности. В принципе, применима к нему и
характеристика, как особой, более строгой разновидности условного
осуждения, сходство юридической природы с которым весьма существенно.
Исполнение ограничения свободы планируется возложить на службу пробации.
Уголовным законом предусмотрен императивный порядок возложения на
осужденного юридических обязанностей предупредительного характера: 1) не
менять постоянного места жительства, работы и учёбы без уведомления
специализированного государственного органа (службы пробации), 2) в
свободное от учёбы и работы время не покидать место жительства, не выезжать
в другие местности без разрешения службы пробации. Наряду с этим
закрепляется диспозитивный подход, выражающийся в праве суда возложить иные
обязанности, способствующие исправлению осуждённого: пройти курс лечения от
алкоголизма, наркомании, токсикомании, заболеваний, передающихся половым
путём, осуществлять материальную поддержку семьи.
Обращение к подобным обязанностям позволяет увидеть их сходство с
режимом пробации, поскольку предусмотрены основные (императивно
возлагаемые) и субсидиарные обязанности. На близость с условным осуждением
указывает фактическая тождественность юридических обязанностей, и различия
усматриваются только в том, что при условном осуждении данные обязанности
возлагаются по усмотрению суда, а при ограничении свободы некоторые из них
- в силу прямого указания закона. Российский вариант ограничения свободы
(ст.59 УК РФ) выглядит жёстче, так как все правоограничения в отношении
осужденного устанавливаются императивно, да и перечень их шире. Правда,
отдельные ограничения в УК РФ представляются сомнительными с точки зрения
их профилактического и содержательного контекста (например, обязанность не
посещать массовые мероприятия), но в целом они создают предпосылки для
более строгого надзора за осужденным.
Представляется, что в норме статьи 45 УК РК целесообразно было бы
усилить пробационный эффект некоторых правонарушений. Так, в частности,
можно установить, что на осужденного возлагается обязанность не менять
постоянного места жительства, работы или учёбы без разрешения
специализированного государственного органа (службы пробации), тем более,
что в отношении следующей обязанности - не выезжать в другие местности,
действует (вполне логично) разрешительный, а не уведомительный подход к
осужденному. Что касается иных правоограничений, то вполне понятно, что не
имеет смысла возлагать при отсутствии оснований такую обязанность, как
прохождение курса лечения от заболеваний, передающихся половым путём.
Вместе с тем следует отметить, что иные, предупредительно-
ресоциализирующие обязанности осужденных можно предусмотреть в специальном
Законе о пробации, и это позволит обеспечить не только более эффективный
надзор при данном виде уголовно-правового воздействия, но и условия для
последующего исправления осужденного.
В соответствии с ч.3 ст.45 УК РК, наказание в виде ограничения
свободы не применяется к лицам, имеющим судимость за совершение тяжкого и
особо тяжкого преступления, к военнослужащим, а также к лицам, не имеющим
постоянного места жительства. Таким образом, нельзя применить данное
наказание лишь при наличии не снятой и не погашенной судимости за тяжкие и
особо тяжкие преступления. Это означает, что его совершение впервые, когда
правоотношения судимости ещё не наступили, не является формальным
препятствием для применения санкции в виде ограничения свободы.
Представляется, что прежде всего при выборе данной меры уголовно-правового
воздействия, необходимо учитывать личность виновного, что наиболее
достижимо при направлении лиц, в отношении которых суд полагает возможным
ограничение свободы в условиях пробационного надзора, на социально-
психологическое исследование в службу пробации. По его результатам, по-
видимому, можно будет сделать вывод о допустимости ограничения свободы в
отношении виновных в тяжком преступлении.
Что касается неприменения ограничения свободы к лицам, не имеющим
постоянного места жительства, то такое решение законодателя выглядит не
бесспорным. В настоящее время в Республике Казахстан институт прописки,
являвшийся изобретением советского прошлого, не существует. Действующие
правила регистрации отнюдь не препятствуют гражданину проживать в ином
месте, по фактическому адресу, который он мог бы представлять в службу
пробации. Справедливо ли ставить такого осужденного, который приехал
учиться или работать в другой город, проживает в квартире по найму, не
выписался вовремя из прежнего жилого помещения, в худшее положение по
сравнению с осужденным, проживающим по юридическому адресу? По-видимому,
нет. Тем более, что если подсудимым окажется гражданин, не имеющий
постоянного места жительства, суд, не имея возможности применить к нему
ограничение свободы, будет вынужден назначить более строгое наказание в
виде изоляции от общества.
Одним из уголовных наказаний по законодательству Республики Казахстан
является конфискация имущества (ст. 51 УК РК). Она представляет собой ...
принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или
части имущества являвшегося собственником осужденного. Заслуживает
внимания то обстоятельство, что ещё в 2001 году А.И. Зубков предлагал
трансформировать конфискацию имущества в основное наказание, которое
рекомендовал широко применять за коррупционные, экономические преступления.
Этого не произошло, а в декабре 2003 г. в Российской Федерации конфискация
была исключена из системы наказаний, что вызвало резкую критику в
юридической литературе. В 2006 г. конфискацию вернули в российский УК в
качестве иной меры уголовно-правового характера (ст.104 УК РФ).
В Казахстане конфискация имущества сохранилась как вид наказания,
однако в действующей редакции закона она сочетает в себе признаки наказания
и меры безопасности. Об этом свидетельствует ч.1 ст.51 УК РК, согласно
которой ... за совершение коррупционных преступлений конфискации, кроме
собственности осужденного, в порядке, установленном законодательством,
подлежит также имущество, добытое преступным путём, либо приобретённое на
средства, добытые преступным путём, переданное осужденным в собственность
другим лицам. Иными словами, как наказание, конфискация имущества поражает
право собственности виновных, предусматривая изъятие у осужденного
имущества, которое принадлежало ему на законных основаниях. А как мера
безопасности, распространяется на имущество, полученное в результате
совершения коррупционного преступления или приобретённое на доходы от
преступной деятельности (т.е. фактически, в процессе легализации доходов
криминального происхождения). Представляется, что наказательный подход к
нормативной модели конфискации выглядит удачным, и имеются основания
обозначить следующие признаки конфискации: 1) безвозмездность,
заключающаяся в непредоставлении осужденному какого-либо возмещения взамен
изъятого имущества; 2) ограничение конституционного права собственности
осужденного; 3) распространение конфискации на такой объект гражданско-
правовых отношений, как имущество (исключая денежные средства осужденного).
В отличие от казахстанского, российский законодатель допускает замену
конфискации уплатой денежных сумм, что, несомненно, подрывает её
натуральный характер. 4) допустимость частичной и полной конфискации
имущества.
Весьма интересное взаимопроникновение юридической природы
наказания и меры безопасности (иной меры уголовно-правового воздействия)
позволяет отметить, что у казахстанских органов уголовного преследования
нет бремени доказывания незаконного происхождения имущества (за исключением
имущества, обладание которым стало возможным в результате совершения
преступления). Смысл наказания как раз и состоит в том, чтобы ограничить
законные права и интересы виновного (нельзя урезать в праве, которого
нет). Что касается российских правоприменителей, то им в полной мере
приходится доказывать незаконность имущества, доходов виновного, чтобы
использовать институт конфискации, что существенно осложняет реальную
возможность судебной практики в отношении конфискации имущества.
Таким образом, конфискация как дополнительное наказание, применима за
совершение корыстного преступления и в случаях, прямо предусмотренных
санкцией статьи Особенной части УК РК , для усиления карательного эффекта
основного наказания. Как иная мера уголовно-правового воздействия (мера
безопасности), конфискация распространяется на имущество, незаконное
обладание которым стало возможным вследствие коррупционного противоправного
посягательства. Дуалистическая природа конфискации способствует её большей
индивидуализации в системе средств уголовно-правового предупреждения
преступности. В перспективе, по-видимому, было бы целесообразно
предусмотреть конфискацию имущества в смешанном варианте, когда она могла
бы применяться как основной вид наказания за совершение преступлений в
сфере экономической деятельности (например, легализация преступных доходов,
уклонение от уплаты налогов, незаконное предпринимательство и т.п.). Во
всяком случае, подобная трансформация нормативной модели конфискации
имущества позволила бы расширить состав альтернативных наказаний в
Республике Казахстан.
Особого внимания в рассматриваемом контексте заслуживает институт
условного осуждения (ст.63 УК РК), выступающий самостоятельным и наиболее
распространённым альтернативным видом уголовно-правового воздействия, как в
Казахстане, так и в России. Так, в частности, удельный вес условного
осуждения в Республике Казахстан в 2012 г. составил 38,6%, а в 2013 г.-
37% от общего количества мер уголовно-правового воздействия, в то время как
общая численность всех наказаний, альтернативных лишению свободы, в 2013 г.
имела показатель 7,9% от общего числа осужденных . По существу, практика
применения условного осуждения более чем в четыре раза превосходит по
численности практику альтернативных непенитенциарных санкций.
Следует отметить, что ещё в 1899 г. на съезде Международного союза
криминалистов условное осуждение оценивалось как ... институт
справедливости, человечности и государственной пользы . Эта оценка не
потеряла своего значения и в настоящее время, когда условное осуждение
становится важнейшим уголовно-правовым институтом, находящимся в основе
пробации.
В соответствии с ч.1 ст.63 УК РК, условное осуждение применимо,
...если назначив наказание в виде исправительных работ, ограничения по
воинской службе, лишения свободы, суд придёт к выводу о возможности
исправления осужденного без отбывания наказания.... Иными словами, условное
осуждение возможно в отношении трёх видов наказаний: лишения свободы,
исправительных работ и ограничения по службе (аналога исправительных работ
для военнослужащих). Представляется, что по отношению к исправительным
работам это излишне, поскольку совершенно лишает смысла данное наказание,
делая условным не только удержания из заработка, но и труд осужденного,
а также воспитательное воздействие уголовно-исполнительной инспекции
(службы пробации). Учитывая необходимость расширения реального спектра
альтернативных мер, которые на сегодняшний день намного менее востребованы
судебной практикой по сравнению с условным осуждением, а также потребность
в дифференциации уголовно-правового воздействия, представляется
целесообразным оставить условное осуждение только в отношении наказания в
виде лишения свободы, что соответствует мировому опыту применения данной
альтернативной уголовно-правовой меры.
Казахстанский законодатель сохранил две модели условного осуждения:
классическую и пробационную. В первом варианте она заключается в
отсутствии каких-либо обязанностей, возлагаемых на осужденного, который в
течение испытательного срока ...должен своим поведением доказать своё
исправление (ч.3 ст.63 УК РК). По-видимому, такая модель условного
осуждения оправданна применительно к лицам, не нуждающимся в особом
контроле в силу возраста, состояния здоровья или сравнительно неопасного
преступления. Что касается пробационной модели, то она состоит в
возможности суда установить для правонарушителя следующие виды
обязанностей: 1) не менять постоянного места жительства, работы, учёбы без
уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего
контроль; 2) не посещать определённые места; 3) пройти курс лечения от
алкоголизма, наркомании, токсикомании, венерического заболевания или ВИЧ
СПИД; 4) осуществлять материальную поддержку семьи. Помимо этого, согласно
ч. 5-1 ст. 63 УК РК, суд может возложить на осужденного условно и другие
обязанности, способствующие его исправлению. Представляется, что они должны
устанавливаться в рамках пробационного надзора, по результатам
социального исследования личности правонарушителя. На наш взгляд,
возложение подобных обязанностей следует применять в отношении
несовершеннолетних осужденных, лиц, совершивших тяжкие преступления, а
также правонарушителей, которые по своим индивидуально-психологическим
характеристикам нуждаются в интенсивном посткриминальном контроле.
Таким образом, режим испытания при условном осуждении проявляется в
установлении специальных юридических обязанностей (правоограничений) и
контроле службы пробации за их исполнением. Законодатель делает оговорку о
том, что условное осуждение не подлежит применению при опасном и особо
опасном рецидиве преступлений.
В ч.1 ст.64 УК РК предусматривается досрочная отмена условного
осуждения со снятием судимости по отбытии не менее половины испытательного
срока (его продолжительность не должна превышать трёх лет).
Наряду с условным осуждением, разновидностью режима испытания по
уголовному законодательству Республики Казахстан является отсрочка
отбывания наказания (ст.72 УК РК). В соответствии с данной правовой нормой
... осужденным беременным женщинам суд может отсрочить отбывание наказания
до одного года. Осужденным женщинам, имеющим малолетних детей и мужчинам, в
одиночку воспитывающим малолетних детей, суд может отсрочить исполнение
наказания до достижения ребёнком четырнадцатилетнего возраста... . Таким
образом, наказание назначается, но с предоставлением отсрочки, которая
может быть назначена до начала фактического отбывания наказания и в период
его отбывания. Следует отметить, что как в России, казахстанский
законодатель впервые распространил подобный режим отсрочки и на лиц
мужского пола, которые одиноко воспитывают ребёнка (в российском варианте -
являются его единственным родителем). Воспитание в одиночку ребёнка может
быть связано со следующими ситуациями: 1) мужчина выступает единственным
родителем ребёнка вследствие смерти его матери; 2) он является единственным
воспитателем и кормильцем ребёнка, поскольку мать лишена родительских прав,
а ребёнок по решению суда проживает совместно с отцом. Фактически
рассматриваемая отсрочка соединяет две модели режима испытания, первая из
которых заключается в отсрочке наказания для беременных женщин
продолжительностью в один год, а вторая рассчитана на срок до достижения
ребёнком четырнадцатилетнего возраста и адресуется женщинам, имеющим
малолетнего, ребёнка и лицам мужского пола, одиноко его воспитывающим.
С другой стороны, ограничение срока отсрочки отбывания наказания
беременным женщинам до одного года неизбежно ставит вопрос о том, что будет
дальше с этой осужденной. Ответ на него кроется в ч.3 ст.72 УК РК, согласно
которой ... по истечении срока отсрочки...суд... может освободить от отбывания
наказания, или заменить назначенное наказание более мягким... или принять
решение о направлении...в соответствующее учреждение для отбывания
наказания. Исходя из этого, выходит, что у женщины, имеющей новорожденного
ребёнка, продолжительность отсрочки может составить четырнадцать лет, а
беременная женщина вскоре после рождения ребёнка должна будет вновь
предстать перед судом, который вправе применить к ней назначенное до режима
отсрочки наказание в виде лишения свободы. Но по смыслу ч.1 ст.72 УК РК,
она имеет право на отсрочку уже как мать малолетнего ребёнка. В этом случае
годичный срок режима испытания для осужденных женщин, находящихся в
состоянии беременности, утрачивает смысл. В то же время нельзя не
учитывать, что максимально возможный четырнадцатилетний срок отсрочки при
сохранении правоотношений судимости и посткриминального контроля в
отношении осужденной (осужденного) будет многократно превышать размер
наказания за преступление, в связи с которым была принята отсрочка.
Согласно ч.1 ст.72 УК РК, она не может быть назначена, если совершено
тяжкое или особо тяжкое преступление против личности, предусматривающее
наказание свыше пяти лет лишения свободы. Следовательно, режим отсрочки
допускается: а) при совершении преступления небольшой и средней тяжести; б)
при совершении тяжкого преступления, не направленного против личности или
исключающего личность в качестве дополнительного объекта посягательства.
Учитывая, что, как правило, срок наказания за эти преступления не превышает
пяти лет содержания в пенитенциарном учреждении, срок отсрочки
продолжительностью в четырнадцать лет, совмещённый с психологическим
состоянием ожидания нового наказания, неопределённостью ситуации по
окончании отсрочки, выглядит как чрезмерно суровая уголовная репрессия,
нивелирующая социальную ценность рассматриваемой альтернативы лишению
свободы.
Подобная психологическая неопределённость для беременной женщины,
предполагающей для себя возможность последующего лишения свободы, может
рассматриваться даже как жестокое обращение по отношению к ней. Каков же
выход из данной ситуации? Представляется, что продолжительность отсрочки
следует приравнять к основной продолжительности срока наказания в виде
лишения свободы, допускающей режим отсрочки – пять лет. Данный срок был бы
весьма близок к временным рамкам условного осуждения и соответствовал
максимальной санкции за совершение умышленного преступления средней
тяжести. В качестве альтернативного варианта целесообразно сохранить
упоминание об отсрочке до достижения ребёнком четырнадцатилетнего возраста.
При этом следует предусмотреть, что если не состоялось досрочной замены
рассматриваемой меры уголовно-правового воздействия по отношению к
отсрочке, суд освобождает осужденную (осужденного) от наказания со снятием
судимости. В целом, в результате предлагаемой нами корректировки, норма
ст.72 УК РК могла бы выглядеть в следующем примерном варианте:
Осужденным женщинам, находящимся в состоянии беременности или
являющимся матерью малолетнего ребёнка, не достигшего четырнадцатилетнего
возраста, а равно лицам мужского пола, одиноко воспитывающим ребёнка, не
достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд может отсрочить отбывание
наказания в виде лишения свободы и установить испытательный срок
продолжительностью до пяти лет или до достижения ребёнком
четырнадцатилетнего возраста. Отсрочка отбывания наказания не
предоставляется при совершении особо тяжкого преступления. Применение
отсрочки за тяжкое преступление против личности или причиняющее вред
личности и предусматривающее наказание свыше пяти лет лишения свободы
допускается в исключительных случаях, если суд с учётом личности осужденной
(осужденного), результатов социально-психологического исследования придёт к
выводу о целесообразности отсрочки отбывания наказания.
Если в течение испытательного срока осужденной (осужденным) не было
совершено нового преступления и не возникло оснований для замены отсрочки
отбывания наказания его реальным отбыванием, по окончании испытательного
срока суд освобождает осужденную (осужденного) от наказания с одновременным
снятием судимости. Предлагаемые изменения, как представляется, будут
способствовать более эффективному применению режима отсрочки, справедливому
и гуманному обращению с женщинами, находящимися в состоянии беременности,
воспитывающими малолетних детей и оказавшимся в орбите уголовно-правовых
отношений.
Ещё одной разновидностью освобождения от наказания является условно-
досрочное освобождение (ст.70 УК РК). Эта классическая модель освобождения
от наказания, широко известная мировой практике, имеет в Казахстане свои
особенности. Так, в частности, условно-досрочное освобождение применяется
при наказании в виде исправительных работ, ограничения свободы и лишения
свободы. Кроме того, в ч.1 ст.70 УК РК названы содержательные основания для
применения УДО. К ним относятся: 1) правопослушное поведение; 2)
добросовестное отношение к труду (обучению); 3) активное участие в работе
самодеятельных организаций и воспитательных мероприятий; 4) принятие мер по
возмещению ущерба, причинённого преступлением. Помимо этого, закон
упоминает о том, что лицо не нуждается в дальнейшем отбывании
наказания. И, наконец, на освобожденных условно-досрочно в императивном
порядке возлагаются обязанности, предусмотренные ст.178-2 Уголовно-
исполнительного кодекса Республики Казахстан.
Кроме того, в ч.3 ст. 70 УК РК предусмотрены формальные основания для
применения условно-досрочного освобождения, находящиеся в зависимости от
категории преступления, совершенного осужденным. За преступление
небольшой и средней тяжести УДО применимо по отбытии не менее 13 срока
наказания. В случае осуждения за тяжкие преступления, УДО возможно по
отбытии не менее половины срока наказания, а при совершении особо тяжкого
преступления – не менее 23 от назначенного судом наказания. Законодатель
допускает оговорку об обязательном отбытии осужденным к лишению свободы не
менее шести месяцев из общего срока назначенного наказания.
Применение условно-досрочного освобождения к наказанию в виде
лишения свободы выступает важным средством ресоциализации лиц, отбывающих
наказание в виде лишения свободы ... продолжение

Вы можете абсолютно на бесплатной основе полностью просмотреть эту работу через наше приложение.
Похожие работы
МЕЖДУНАРОДНО - ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ НАКАЗАНИЙ
Минимальные стандартные правила обращения с заключенными
Система наказания
ПОНЯТИЕ И ВИДЫ РЕЦИДИВА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
Уголовно-правовые последствия злостного уклонения от уплаты штрафа
Порядок и исполнения наказаний в исправительных колониях Республике Казахстан
Понятие лишения свободы как вид наказания
Понятие и виды рецидива преступности
Наказание как форма выражения уголовной ответственной несовершеннолетних
Общая характеристика преступления в его генезисе
Дисциплины