Образы детей в мировой художественной литературе с позиции сравнительного литературоведения (на примере произведении М. Ауэзова «Сиротская доля», Ч.Айтматова «Белый пароход» и Ч.Диккенса «Приключения Оливера Твиста»)


Введение
Глава I
Теоретические предпосылки исследования
1.1 Концепция мировой литературы
1.2 Классификация форм межлитературного процесса
1.3 Типологические схождения
1.4 Контактно.генетические связи
1.5 Сравнительное литературоведение в Казахстане
Глава II
Казахская и казахстанская литература в мировом литературном процессе
Глава III
3.1 Образ ребенка в истории мировой литературы
3.2 Сравнительно.типологические особенности образов детей в творчестве Ч.Диккенса («Приключения Оливера Твиста»), Ч.Айтматова («Белый пароход») и М.Ауэзова («Сиротская доля»).
Заключение
Литература отражает многовековую человеческую историю, являясь сокровищницей познания, источником формирования мировоззрения и культуры читателей. И прежде всего национальной культуры, так как художественный текст- это произведения национальной литературы. Безусловно, общечеловеческая культура создается всеми народами, но при этом бесспорно, что вклад различных народов во всемирную литературу может быть разным в зависимости от комплекса условии. Однако данное утверждение нисколько не умаляет духовного богатства любой нации.
Гуманизация общества на современном этапе является одним из важнейших критериев действительности в социальной жизни многонационального государства. В эпоху неизбежной глобализации, а следовательно и интеграции культурных наследий, тогда когда литературные связи постоянно расширяются и обновляются по мере развития общества, сравнительное литературоведение становится одним из актуальных подходов обогащения и развития современной литературы в целом.
Республика Казахстан, приобщившись к Мировому сообществу, сталкивается с проблемой вхождения культуры, в том числе и литературы, в мировое пространство, при этом, максимально стремясь не потерять национальной идентификации в литературе и своей самобытности.
Так как, каждая литература, отражая национальное своеобразие и национальный характер, вносит вклад во всемирную литературу. Всемирная литература и есть результат диалектического единства этого процесса. Ни одна национальная литература не может развиваться в изоляции от общего художественного процесса. Любая литература либо оказывает влияние, либо испытывает ее на себе. Вернее, оба процесса протекают одновременно, являясь всеобщей закономерностью художественно-эстетического процесса. Национальные литературы, поэтому и входят в общее литературное русло, что наряду с неповторимыми чертами имеют типологическую общность между собой.[1, 57]
Опыт мировой литературы показывает, что какие бы расстояния ни отделяли народы друг от друга, лучшие произведения их литератур найдут пути взаимопроникновения и взаимообогащения. Выявляя закономерности межлитературного общения, теория сравнительного изучения литератур установила, что «ни одна литература не живет в изоляции, что наблюдается тенденция все более усиливающегося взаимообогащения и укрепления взаимосвязи литератур». [2, 75]
Поэтому проблема связей литератур разных народов, исследование их многовекового культурного общения в современном литературоведении приобретает все большую значимость и актуальность.
1. Маданова М.Х. Введение в сравнительное литературоведение. – Алматы: 2003.-252 с
2. Жирмундский В.М. Сравнительное литературоведение. – Л.: Наука, 1979. - 492 с
3. Исмаилова Ф.Е. Феминистическая имагология. Монография. - Алматы, 2003
4. Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы.- М.: Прогресс. 1979. 295 с.
5. Маданова М.Х. Сравнительное литературоведение в Европе, Азии и Америке. – Алматы: 1998. -11 с.
6. Дима А. Принципы сравнительного литературоведения. – М.: 1977. - 229 с
7. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. - Л.: 1940. 448 с
8. Неупокоева И.Г. История всемирной литературы. Проблемы системного и сравнительного анализа. – М.: 1976. 364 с
9. Ауезов М. Сиротская доля. Повести, рассказы. М.: - Худож. Лит., 1989. 447 с.
10. Айтматов Ч. Белый пароход. Повести рассказы. Ф.: -Кыргыстан. 1974. 620 c.
11. Диккенс Ч. Приключения Оливера Твиста6 Роман. М.: - Финансы и статистика, 1984. 431 с.
12. Библиотека классики: Диккенс Ч. Вступительная статья. Михайлова А.В. –Л.: Художественная литература. 1958. 498 с.
13. Мир Мухтара Ауезова. Статьи. М.: Художественная литература. 1989ю – 325
14. Конрад Н.И. Запад и Восток. Статьи. – М.: Наука. 1972.
15. Абрамова Г. С. Возрастная психология. – Екатеринбург, 1999. – 370 с.
16. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. – СПб., 2001. – 276 с.
17. Абраменкова В. В. Социальная психология детства: развитие отношений ребенка в детской субкультуре. – М.;-Воронеж, 2000. – 414 с.
18. Агацци Э. Человек как предмет философии // Вопросы философии. – 1989. – №12. – С.12-14.
19. Бромлей Ю. В. Этнографические аспекты изучения человека // Человек в системе наук. – М. 1989. – С. 190 - 202.
20. Дольто Ф. На стороне ребенка. – М., 1997. – 578 с.
21. Зеньковский В. В. Психология детства. – Екатеринбург, 1995. – 297 с.
22. Карасев Л. В. Знаки покинутого детства («постоянное" у Платонова) // Вопросы философии. – 1990. – № 2. – С. 33 - 38.
23. Кон И. С. Открытие "Я". – М., 1978. – 156 с.
24. Кон И. С. Ребенок и общество. – М., 1988. – 271 с.
25. Ломов Б. Ф. Изучение человека на основе системного подхода // Человек в системе наук. – М., 1989. – С. 5 - 13.
26. Мид М. Культура и мир детства. – М., 1988. – 428 с.
27. Обухова Л. Ф. Детская психология: история, факты, проблемы. – М., 1990. – 352 с.
28. Осорина М. В. Секретный мир детей в пространстве мира взрослых. – СПб., 2000. – 278 с.
29. Психология. Словарь. – М., 1990. – 435с.
30. Педагогический словарь. – М., 1960. – 536с.
31. Субботский Е. В. Ребенок открывает мир. – М., 1991. – 237с.
32. Федосеев П. Н. Философское понимание человека // Человек в системе наук. – М., 1989. – С. 13 - 21.
33. Фельдтштейн Д. И. Социальное развитие в пространстве – времени Детства. М., 1997. 378 с.
34. Эриксон Э. Детство и общество. – СПб., 2000. – 420 с.
35. Эпштейн М., Юкина Е. Образы детства // Новый мир. – № 12. – 1979. – С. 25 - 38.
36. Юнг К. Г. Конфликты детской души. – М., 1995. – 274 с.
37. Брюнель П., Пишуа К., Руссо А.-М. что такое сравнительное литературоведение. Париж: 1996
38. Гумилев Л.Н. Древние тюрки.- М., 1993
39. Жиренчин А. М. Из истории казахской книги. Алма-Ата: Казахстан, 1987.
40. Жаксылыков А.Ж. Образы, мотивы и идеи с религиозной содержательностью в произведениях казахской литературы. Типология, эстетика, генезис.-Алматы, 1999
41. Жиренчин А. М. Из истории казахской книги. Алма-Ата: Казахстан, 1987.
42. Жолдасбеков М. Древнетюркские литературные памятники и их отношение к казахской литературе (авт.).-Алма-Ата, 1969
43. Коныратбаев А. Древнетюркская поэзия и казахский эпос (автореферат). - Алма-Ата, 1972
44. Литература Востока в средние века. -М.,МГУ,1970.
45. Маргулан А., Акишев К., Кадырбаев М.К., Оразбаев А.М. Древняя культура Центрального Казахстана. -Алма-Ата, 1966
46. Кодар А. Очерки по истории казахской литературы.-Алматы,1999
47. Богуславский М.В. Генезис гуманистической парадигмы образования в России на рубеже 19 и 20 веков. Педагогика. №4. 2000.
48. Модзалевский Л.Н. Очерк истории воспитания и образования. СПб., 2000.

49. Маркс К.., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 1, с. 542. Боз (Bos) -псевдоним Диккенса.
50. Белинский В. Г. Поли. собр. соч. М., 1955, т. 8, с. 185.
51. Там же, с. 484-485
52. Белинский В. Г. Полн. собр. соч. М., 1956, т. 12, с. 445-446.
53. Ивашева В. В. Творчество Диккенса. М., 1954, с. 227.
Общая литература:
Жиренчин А. М. Из истории Казахской книги. Алма-Ата, 1987.
Кляшторный С. Г. Султанов Т. И. Казахстан: летопись трех тысячелетий. Алматы, 1992.
Алексеев М. П. Сравнительное литературоведение. - Л.: 1985.
Веселовский. А Н. Историческая поэтика. - Л.: 1996.
История всемирной литературы в 9-и т.т. - М.: 1983-1993.
Литература.
1. Джумалиев К. Очерки истории казахской дореволюционной литературы.-Алма-Ата, 1968
2. Кереева-Канафиева К.Ш. Дореволюционная русская печать о Казахстане.-Алма-Ата, 1963
3. История казахской литературы.- Алма-Ата, 1979, т.2
4. Сатпаева Ш.К. Казахско-европейские связи 19 и первой половины 20 века.-Алма-Ата, 1972.
5. Негимов С. Ритмико-интонационное обогащение стиха в казахской поэзии. //Исследования по истории и семантике стиха. –Караганда, 1989.
6.Фетисов М. Литературные связи России и Казахстана 30-50 гг.-М.,1956.
7. Исмаилова Ф. Е. Феминистская имгология. Алматы, 2004.
1 Бектуров Ж.Ж. Проблемы семантики в поэзии жырау. //Исследования по истории и семантике стиха. –Караганда, 1989.
2. КодарА. М. Очерки истории казахской литературы. Алматы, 1999.
3. Исмаилов Е. Акыны. Алма-Ата, 1957.
4. Индийский стиль в поэзии на фарси конца ХVI – начала ХVII вв. Ташкент, 1971.
5. Кор-Оглы Х. Г. Туркменская литература. М., 1972.
История казахской литературы.-Алма-Ата, 1968, т.2
Магауин М. Кобыз и копье.-Алма-Ата, 1968
Жиренчин А. М. Из истории Казахской книги. Алма-Ата, 1987.
Кляшторный С.Г. Султанов Т. И. Казахстан: летопись трех тысячелетий. Алматы, 1992.
Алексеев М. П. Сравнительное литературоведение. - Л.: 1985.
Веселовский. А Н. Историческая поэтика. - Л.: 1996.
История всемирной литературы в 9-и т.т. - М.: 1983-1993.
Конрад Н. И. Запад и Восток. - М.: 1972.
Бектуров Ж.Ж. Проблемы семантики в поэзии жырау. //Исследования по истории и семантике стиха. –Караганда, 1989.
2. КодарА. М. Очерки истории казахской литературы. Алматы, 1999.
3. Исмаилов Е. Акыны. Алма-Ата, 1957.
4. Индийский стиль в поэзии на фарси конца ХVI – начала ХVII вв. Ташкент, 1971.
5. Кор-Оглы Х. Г. Туркменская литература. М., 1972.
История казахской литературы.-Алма-Ата, 1968, т.2
Магауин М. Кобыз и копье.-Алма-Ата, 1968
Жиренчин А. М. Из истории Казахской книги. Алма-Ата, 1987.
Кляшторный С.Г. Султанов Т. И. Казахстан: летопись трех тысячелетий. Алматы, 1992.
Алексеев М. П. Сравнительное литературоведение. - Л.: 1985.
Веселовский. А Н. Историческая поэтика. - Л.: 1996.
История всемирной литературы в 9-и т.т. - М.: 1983-1993.
Конрад Н. И. Запад и Восток. - М.: 1972.

Дисциплина: Языковедение, Филология
Тип работы:  Дипломная работа
Объем: 96 страниц
Цена этой работы: 1300 теңге
В избранное:   




Министерство образования и науки республики Казахстан
Казахский университет международных отношений и мировых языков имени
Абылай хана

Кожбаева Гульбакыт Канатовна

МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ

Образы детей в мировой художественной литературе с позиции
сравнительного литературоведения
(на примере произведении М. Ауэзова Сиротская доля, Ч.Айтматова
Белый пароход и Ч.Диккенса Приключения Оливера Твиста)

Специальность: 6N0205, иностранная филология

Научный руководитель:
доктор филологических наук,
профессор Исмаилова Ф.Е.
Декан магистратуры
Дюсупова Р.А.

АЛМАТЫ
2007
Содержание
Введение
Глава I
Теоретические предпосылки исследования
1.1 Концепция мировой литературы
1.2 Классификация форм межлитературного процесса
1.3 Типологические схождения
1.4 Контактно-генетические связи
1.5 Сравнительное литературоведение в Казахстане
Глава II
Казахская и казахстанская литература в мировом литературном
процессе
Глава III
3.1 Образ ребенка в истории мировой литературы
3.2 Сравнительно-типологические особенности образов детей в
творчестве Ч.Диккенса (Приключения Оливера Твиста),
Ч.Айтматова (Белый пароход) и М.Ауэзова (Сиротская доля).
Заключение
Понятийный аппарат
Список и дефиниции наиболее часто встречаемых литературоведческих
терминов, связанных с темой исследования Образы детей в мировой
художественной литературе с позиции сравнительного литературоведения.

Анализ компаративный – тип анализа литературных явлений, основанный
на сравнительном принципе изучения литературы.

Аналогия -сходство в каком-либо отношении между явлениями и
предметами.

Взаимодействие литературное - разнообразные (контактные,
генетические, типологические) типы связи художественных явлений литературы
и других видов искусств, проявляющиеся в формах рецепции.

Генезис литературный – происхождение литературных явлений.
Зарождение и сходство мотивов в фольклоре и литературе объясняется теорией
психологического параллелизма, то есть генезис мотивов объясняется
общностью психологических предпосылок, сходство последующих комбинаций
мотивов предполагает прямой или опосредованный контакт. Генезис сюжетных
совпадений объясняется только контактными связями.

Генетические связь -форма межлитературного и национально литературного
взаимодействий, предполагающих генезис одного явления от взаимодействия с
другим

Закономерности литературные – наднациональные закономерности
литературного развития, являющиеся целью сравнительного изучения
литературы.

Историческая поэтика – построение истории всеобщей литературы на
принципах сравнительно-исторического метода в литературоведении.

Компаративистика– сравнительная филология, сравнительное языкознание и
литературоведение; метод в литературоведении, рассматривающий мировую
литературу как исторический процесс; цель литературной компаративистики –
сравнительное изучение общих и специфических закономерностей мирового
литературного процесса, создание исторической поэтики; сравнительное
литературоведение, часть теории литературы.
Литературный процесс -историческое развитие и функционирование мировой
литературы в целом и национальных литератур в частности, их связи,
взаимодействие, взаимовлияния обмен традициями.

Литературоведение -наука, изучающая литературу, ее развитие, ее
особенности и свойства и ее оценки современниками.

Образ художественный – форма отражения действительности искусством,
конкретная и в то же время обобщенная картина человеческой жизни и
связанной с ней природы, созданная при помощи вымысла и имеющая
эстетическое значение.

Общность литератур- литературное сосуществование, близость которых
обуславливается целым рядом факторов, в том числе интенсивностью
межлитературных связей.

Синтез межлитературный – соединение различных элементов, сторон
предмета в единое целое, систему, которое осуществляется как в практической
деятельности так и в процессе познания. В сравнительном литературоведении
соединения литературных элементов двух литератур в одном произведении.

Сопоставление – прием в сравнительном литературоведении, параллель,
аналогия.

Сравнительное литературоведение– компаративистика, наука о литературе,
отдельная область литературоведения, часть теории литературы, один из
методологических принципов литературоведения.

Типологические связи – объективные связи между литературными явлениями
(произведениями, стилями писателей в целом, литературными течениями,
направлениями, жанрами, литературами эпох, определямыми социально-
историческими, литературными, психологическими предпосылками, независимо от
осознания этой связи самими писателями.

Типологические схождения – наиболее общие закономерности мирового
литературного процесса, существуют независимо от осознания этой связи
писателями.
Введение
Литература отражает многовековую человеческую историю, являясь
сокровищницей познания, источником формирования мировоззрения и культуры
читателей. И прежде всего национальной культуры, так как художественный
текст- это произведения национальной литературы. Безусловно,
общечеловеческая культура создается всеми народами, но при этом бесспорно,
что вклад различных народов во всемирную литературу может быть разным в
зависимости от комплекса условии. Однако данное утверждение нисколько не
умаляет духовного богатства любой нации.
Гуманизация общества на современном этапе является одним из важнейших
критериев действительности в социальной жизни многонационального
государства. В эпоху неизбежной глобализации, а следовательно и интеграции
культурных наследий, тогда когда литературные связи постоянно расширяются
и обновляются по мере развития общества, сравнительное литературоведение
становится одним из актуальных подходов обогащения и развития современной
литературы в целом.
Республика Казахстан, приобщившись к Мировому сообществу,
сталкивается с проблемой вхождения культуры, в том числе и литературы, в
мировое пространство, при этом, максимально стремясь не потерять
национальной идентификации в литературе и своей самобытности.
Так как, каждая литература, отражая национальное своеобразие и
национальный характер, вносит вклад во всемирную литературу. Всемирная
литература и есть результат диалектического единства этого процесса. Ни
одна национальная литература не может развиваться в изоляции от общего
художественного процесса. Любая литература либо оказывает влияние, либо
испытывает ее на себе. Вернее, оба процесса протекают одновременно, являясь
всеобщей закономерностью художественно-эстетического процесса. Национальные
литературы, поэтому и входят в общее литературное русло, что наряду с
неповторимыми чертами имеют типологическую общность между собой.[1, 57]
Опыт мировой литературы показывает, что какие бы расстояния ни
отделяли народы друг от друга, лучшие произведения их литератур найдут пути
взаимопроникновения и взаимообогащения. Выявляя закономерности
межлитературного общения, теория сравнительного изучения литератур
установила, что ни одна литература не живет в изоляции, что наблюдается
тенденция все более усиливающегося взаимообогащения и укрепления
взаимосвязи литератур. [2, 75]
Поэтому проблема связей литератур разных народов, исследование их
многовекового культурного общения в современном литературоведении
приобретает все большую значимость и актуальность.
Все познается в сравнении - широко известный афоризм, который можно
применить практический ко всем явлениям действительности, в том числе и к
произведениям Мировой художественной литературы. Вместе с тем, за этим
мудрым выражением скрыто глубокое философское понимание. Ведь
совершенно очевидно, что сравнение или сопоставление является
явлением относительным и не должно восприниматься как абсолютная
величина. Однако на определенном этапе именно сравнение играет
роль необходимого звена в исследовании мирового значения творчества
отдельных писателей и поэтов. Следовательно, стоит избегать как
абсолютизирования, так и недооценки значения компаративных
исследований [1; 145]
Сравнение, как метод или способ познания, применим только
тогда, когда необходимо дать определенную количественную и
качественную характеристику однородным явлениям, с установлением
присущих только им общих и специфических закономерностей их
развития. Таким образом, посредством сравнительного анализа можно
установить сходства и различия сопоставляемых объектов.
Поэтому литература народов Казахстана и литература как ближнего, так и
дальнего зарубежья (Восток-Запад), без изучения, которых немыслимо научное
представление о мировом литературном процессе и выработка подлинной научной
теории литературы, должны стать предметом исследования казахстанского
сравнительного литературоведения. [3, 13]
Художественная литература, являясь реальным отражением
действительности, поднимает такие общечеловеческие темы, как война
и мир, любовь, человек и природа. И не последнее место в этом
списке занимает такая социальная тема, как ребенок и общество. На
протяжении тысячелетий писатели мира обращаются к детской теме
вне зависимости от времени цивилизации. Уже начиная с античности
были сделаны попытки создания наряду с взрослыми образами
героев, не менее выразительные детские образы, способные встать
вровень с образами взрослых людей. В мировой литературе существует
две основные и взаимосвязанные системы образов: мужская и женская.
При этом следует подчеркнуть, что эти две системы всегда находились
и находятся в центре пристального внимания литературоведов, в то
время как детские образы рассматривались эпизодически, не
систематизировались, и более того. Не выявлялась их типология. Однако
сегодня в эпоху интеграции культурных наследии и в свете решения
проблем современного сравнительного литературоведения, когда
сопоставление образных систем разных национальных литератур
значительно повышает степень выявления особенностей менталитета той
или иной нации, такого рода исследования становятся не только
возможными, но и необходимыми.
Таким образом, на наш взгляд, поднимаемые нами проблемы
актуальны, так как предопределяют необходимость их исследования на
данном этапе развития Казахстана. Когда рассмотрение детских образов
в контексте сравнительного изучения литературы может позитивно
повлиять на эффективное решение социальных проблем в обществе,
подключению некоторых изолированных ценностей к мировой литературе.
Тем самым способствую взаимовлиянию и взаимообогащению национальных
духовных наследий.
Целью исследования является анализ, синтез и обобщение материалов
произведений, способствующих выявлению общих закономерностей развития
мировой литературы, функционированию системы детских образов казахской,
киргизской и английской литературы в контексте взаимодействия литератур
Востока и Запада.
В соответствий с поставленной целью определенны следующие задачи
данного исследования:
- определить основные понятия концепции мировой литературы;
- показать основные этапы развития сравнительного
литературоведения;
- определить классификационные характеристики, схождения и
специфические особенности детских образов в произведениях
некоторых национальных писателей.
Объект исследования – художественные произведения М.Ауезова Сиротская
доля, Ч. Айтматова Белый пароход, Ч. Диккенса Приключения Оливера
Твиста.
Предмет исследования – исторически сложившиеся и развивающиеся
литературные связи национальных художественных произведений, а также
функционирование разнообразия форм литературных контактов и схождений
различных исторических эпох.
Материал исследования - образная система детей в произведениях
М.Ауезова Сиротская доля, Ч. Айтматова Белый пароход, Ч. Диккенса
Приключения Оливера Твиста.
Методы исследования – Для реализации целей и задач исследования
использовались следующие методы: сравнительный, описательный, критический
анализ литературы.
Теоретическая ценность – результаты данного исследования представляют
собой вклад в дальнейшее развитие исследований в области
сравнительного литературоведения в современных условиях развития
гуманитарных знаний, характеризующихся стремлением к поиску и
сопоставлению схожих и специфических особенностей художественных образов
в литературах мира. Подобное видение позволяет углубить
исследовательские возможности и оценить художественное творчество для
выявления общечеловеческих ценностей.
Практическая ценность – основные положения работы могут быть
использованы в учебном процессе на лекционных и семинарских занятиях по
зарубежной литературе, спецкурсах по сравнительному литературоведению и
мировой литературе на филологических и гуманитарных факультетах в различных
высших учебных заведениях Республики Казахстан.
Методологическую основу исследования составили труды зарубежных и
отечественных ученых: Бахтина М. М., Жирмунского Б. М., Алексеева Н. П.,
Конрада Н. И., Неупокоевой И. Г., Дюришина Д., Джуанышбекова Н. О.,
Маданова М. Х. и других.
Структура исследования – работа состоит из введения, двух глав,
заключения и библиографии. В первой главе рассматриваются теоретические
основы исследования и определение исходных понятий. Вторая глава
посвящена выявлению схожих и специфических особенностей художественных
образов детей в литературных произведениях казахского, киргизского и
английского писателей.

Глава I
1. Концепция мировой литературы.

Сравнительно – историческое литературоведение, раздел истории
литературы, изучающий международные литературные связи и отношения,
сходство и различия между литературно-художественными явлениями в
разных странах. Сходство литературных фактов может быть основано, с
одной стороны, на сходстве в общественном и культурном развитии
народов, с другой стороны — на культурных и литературных контактах между
ними; соответственно различаются: типологические аналогии литературного
процесса и литературные связи и влияния. Обычно те и другие
находятся в постоянном взаимодействии. [2, 80]
Из этого следует, что предметом исследования является литературный
процесс, который осуществляется через совокупность взаимообусловленных
национально-литературных межлитературных связей и схождений и в котором
находит выражение поступательное развитие мировой литературы.[3, 12]
При определении понятия мировая литература, мы должны понимать
данный концепт не только как цель, но и как отправную позицию
компаративистских исследований.
Различные типы связей и взаимодействий внутри национальной литературы
творят ее историю, цементируют литературный процесс в некое целое.
Методика исследования зависит, поэтому от предварительного рабочего
представления об особенностях этого целого, то есть предопределяется
предметом изучения. В ходе анализа предварительное представление
уточняется постольку, поскольку удается объективно раскрыть характер
связей и взаимодействий отдельных частей целого. Иначе говоря, каждое
литературное явление (писатель, произведение, форма) участвует в
национальном литературном процессе в той мере, в какой оно теми или
иными свойствами связано с прочими явлениями национальной литературы. Чем
всестороннее раскрыты и объяснены эти связи, тем более основательно
разработанной можно считать историю данной литературы. Чем меньше связей
обнаруживается у литературного явления с системой, формирующей
представление о национальной литературе, тем меньшей степени такое явление
принадлежит истории национальной литературы.
Литературная компаративистика исследует связи в широком смысле, то
есть в объеме более сложно организованных, чем национальная литература,
образований, например с точки зрения общности близких в этническом,
языковом, географическом, государственно-политическом отношении народов, а
в конечном счете – с точки зрения общемирового литературного процесса. И
здесь мы подходим к интереснейшей, дискуссионной проблеме концепции мировой
литературы, как отправной позиций компаративистских исследований – в
смысле рабочей гипотезы, вытекающей из предварительных результатов
сравнительного изучения.
На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию
за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и
всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится
как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной
деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная
односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными,
и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная
литература. Эта характеристика Маркса и Энгельса становится все более
существенна для нас, хотя она сделана полтора века назад. С тех пор
взаимозависимость и интеграция стали неизбежным и процессами в
развитии всех стран и континентов, как в материальной, так и
духовной сфере. [4, 83]
Поэтому понятие мировой литературы выступает обычно в трех значениях:

1. Мировая литература как литература всего мира; история мировой
литературы есть совокупность историй отдельных национальных
литератур, рассматриваемых одна подле другой.
2. Мировая литература как избранное собрание всего лучшего, что
создано в недрах отдельных национальных литератур, то есть,
некий синтез выдающихся достижений.
3. Мировая литература как сумма взаимосвязанных либо аналогичных
для всех национальных литератур творений. [4, 83]

Первая концепция отмечена механистическим подходом, поскольку в этом
случае история мировой литературы лишена признаков внутренне органичной
системы, не рассматривается как определенным образом организованное единое
целое. Кроме того, эта концепция не позволяет выявить внутреннюю связь
между специфичностью, национальных литератур и мировым литературным
процессом, а значит, и учесть динамику закономерностей мирового
литературного развития. Здесь полностью отсутствует принцип обобщения,
дающий возможность подойти к анализу мирового литературного процесса с
точки зрения его внутреннего единства.
Хотя с таким пониманием мировой литературы и приходится довольно часто
сталкиваться на практике, она все-таки не является теоретическим,
программно обоснованным. В большинстве случаев к нему прибегают по
необходимости. Отдельные авторы обзорных исследований придерживаются
подобной позиции только потому, что доступная ступень в изучении
межлитературных закономерностей не дает им оснований выйти за пределы,
описательности, изолированных характеристик литературных явлений и
национальных литератур.
Вторая концепция выглядит более привлекательно, однако нельзя
забывать, что она исходит из односторонних критериев, прежде всего
абстрактно понимаемого критерия ценности. Внимание в первую очередь
фокусируется на изучении литературы как супернационального,
универсального явления без достаточного учета ее национального
своеобразия. Это, по существу, читательская концепция, которая довольно
часто отражается в литературно-критической практике. Современный критерий
художественной ценности, несомненно, существен, но он не может быть признан
единственным принципом классификаций. Истолкование актуальности тех или
иных авторов или произведений подвержено колебаниям В зависимости от
различных факторов, обусловливающих оценку литературного явления. К ним
относятся: общественная обусловленность оценки, индивидуально-
психологические моменты, специфика культурной среды и прочие факторы,
которые можно было бы в целом объединить в понятие общественно
-литературной условности. Часто все сводится к актуальному массовому вкусу.
Тогда критерием оценки оказывается мода на конкретных авторов или
произведения, их популярность у массового читателя. При этом эти
произведения или авторы могут и не относится к подлинно значительным
ценностям межлитературного процесса.
В литературной компаративистике поэтому распространена и третья,
прежде всего третья концепция мировой литературы, базирующаяся на тех
литературных явлениях, в которых проявляются связи и схождения и которые,
следовательно, генетически и типологически обусловлены литературным
развитием. Популярность сама по себе не может служить гарантией активного
творческого участия литературного явления в мировом литературном процессе.
Мерилом классификации явлений должна быть, степень их реального вклада в
формирование прогрессивных тенденций межлитературного развития.
Сравнительного изучение обнажает формы и способы соотнесенности
литературных явлений, их связь и взаимообусловленность, наконец,
устанавливает их возможную изолированность от общего движения литературы.
Однако и третья концепция мировой литературы, будучи истолкована
механистически, чревата опасностью абсолютизации, переоценки компаративного
подхода к литературным явлениям в тех случаях, когда на передний план.
Односторонне выдвигаются вопросы влияния, воздействия одного
художественного произведения на другое, одной национальной литературы на
прочие, то есть всегда, когда влияние, воздействие отождествляются с
конечной целью изучения. В таком случае литературные связи контактного
характера выступают как единственный критерий обобщения межлитературных
закономерностей мирового литературного процесса. Национальные литературы
тогда оказываются лишенными национально своеобразных черт развития,
становясь предметом изучения лишь постольку, поскольку, в них выражено
прямое отношение (в форме влияния или восприятия) к аналогичным явлениям
в других национальных литературах. Легко заметить, что столь прямолинейное
и одностороннее представление о мировой литературе игнорирует
типологическую обусловленность межлитературных отношений. При всем том
именно эта третья – концепция мировой литературы при умелом диалектическом
применении является гарантией комплексного подхода к литературному факту,
изначально, исключая опасность недооценки художественной ценности
литературного явления.
Из сказанного следует, что концепция мировой литературы является
исторической категорией, подверженной большим или меньшим изменениям во
времени в зависимости от хода развития, как самой литературы, так и степени
изученности фактора взаимообусловленности и взаимосвязи литературных
явлений и процессов. Литературная компаративистика, следовательно, может
содействовать актуализации, восстановлению авторитета определенных
литературных ценностей в межлитературном контексте. Что же касается
изолированных ценностей, то именно сравнительное изучение способствует их
дополнительному, пусть даже относительно позднему, подключению к мировой
литературе. Тем самым оно не только расширяет и обогащает существующее
представление о мировой литературе, но одновременно и воздействует на ее
развитие, раскрывая более широкие связи литературных явлений, в том числе и
таких, которые в прошлом в силу различных, зачастую внелитературных,
обстоятельств оказывались в состоянии изоляции и были лишены возможности
для проявления своего сколько-нибудь широкого воздействия.
С примерами так называемого дополнительного подключения литературных
явлений мы часто встречаемся при сравнительном изучении менее
дифференцированных явлений, которые по разным причинам попадали в прошлом в
положение изолированных. В рамках этих литератур возникали, однако,
ценности, произведения, жанровые и стилевые формации, которые и в свое
время, и сегодня могли бы содействовать развитию мировой литературы,
способствуя обогащению существующих представлений о межлитературном
процессе. Как раз на этом основан часто провозглашаемый тезис равноценности
национальных литератур, объективно поддерживаемый не только существованием
значительных фигур и явлений, но и наличием специфического, неповторимого
вклада, который вносит каждая национальная литература в мировое
литературное развитие.
Но с другой стороны, если механически наложить сложно организованную
сетку мировой литературы па отдельно взятую менее развитую литературу,
например дунганскую или чеченску, то в этом случае мы неизбежно придем к
недооценке отдельных ее творцов, этапов и, наконец литературы в целом.
Сравнительная операция подобного типа так или вынесет приговор, причем по
отношению к литературам с относительно короткой традицией он будет, как
правило, негативным. Отрицательные последствия такого жестокого суждения
особенно четко проявятся тогда, когда в качестве критерия мировой
значимости будут приниматься лишь признаки, сближающие литературное явление
с инонациональным процессом. Между тем, нельзя упускать из вида, что
сама ценность литературного феномена отнюдь не всегда является гарантией
его проникновения за пределы отечественной среды и что довольно часто
определяющую роль играют разнообразнейшие внелитературные факторы, например
различные формы пропаганды и т. П. В интересах объективной оценки
соотношения литературного произведения с мировым развитием следует
принимать во внимание и существующие связи явления с современным ему
литературным движением в самом широком смысле слова, то есть его внутренние
предпосылки (часто в силу разных обстоятельств не вполне реализованные,
потенциальные) отражения прогрессивных тенденций развития литературы. Во
многом актуально в этом плане суждение известного словацкого критика
Александра Матушки, что, например, штуровкая поэзия не является малой,
она представляет собой явление мирового масштаба независимо от того,
известна она миру или нет, и даже, впрочем, если она ему не известна.
Следовательно, не только литературный экспорт, его объем и характер, но и –
подчас прежде всего – литературный импорт, его весомость и качество
составляют объективный критерий общей значимости литературных явлений. Все
это связано с миссией сравнительного изучения литературы, в котором речь
идет далеко не только о влияниях то с одной, то с другой стороны, но и об
исследовании национальной литературы, развивающейся в силовом поле
международного процесса и одновременно активно и пассивно участвующей нем
[4, 94]
Это обстоятельство часто недооценивала прежняя компаративистика,
которая при изучении связей и схождений разнонациональных явлений приходила
к констатации зависимости, к выведению художественных ценностей одной
национальной литературы из достижений другой.
Мы не отрицаем существования зависимости, точнее, связей и
схождений, между разнонациональными литературными явлениями. Заметим
только, что они могут давать диаметрально противоположные результаты:
отрицательные – при относительно нетворческой, пассивной форме
межлитературных отношений и положительные – при активной, творческой форме.
Определения творческий, пассивный, активный относительны. Так как
любое литературное явление внутренне обоснованного характера, по существу,
само по себе предполагает определенную реакцию, оказываясь в положении
воспринимающей стороны.
Казахской литературе, впрочем как и любой другой национальной
литературе, были присущи в прошлом и , естественно, присущи и теперь все
типы упомянутых связей и схождений. Поэтому, обращаясь к сопоставлениям в
широком литературном контексте, нужно всегда иметь в виду, что мера
активности межлитературных связей и схождений в определенные периоды
служат зеркалом, отражающим качество отношения национальной литературы
к мировому литературному процессу. Следовательно, критерием
мирового значения национальной литературы является не одно наличие
выдающихся талантов и личностей, как это зачастую упрощено понимается. [5,
6]
При сопоставлении национальной литературы с мировой, решающее
значение принадлежит данным всестороннего и панорамного исследования,
направленного на объективное освещение конкретных случаев межлитературных
связей и схождений в отдельные периоды историй, причем не только в рамках
родственных или национальных литератур. Следует подчеркнуть, что речь
идет, с одной стороны, об измерении литературных факторов, обуславливающих
мировое значение того или иного явления, а с другой – непременно и об
изучении целого ряда внутрилитературных фактов, которые нередко
предопределяют – в положительном или отрицательном смысле – характер
межлитературного сосуществования. Только при условии учета и этих факторов,
что особенно актуально применительно к менее развитым литературам, мы
сможем установить истинные литературные предпосылки мирового значения
произведения, творческого наследия и т. п. [6, 201]
Таким образом, решение всех этих проблем на практике определяется
содержанием понятия мировая литература, которое на любом этапе развития
обусловлено уровнем литературоведения вообще и литературной
компаративистики в частности.
Понятие мировая литература имеет не только практическое значение, с
ним тесно связаны основополагающие проблемы предмета и цели исследования,
места компаративистики в системе литературоведения, а также важнейшие
методические приемы сравнительного изучения.
Итак, мировая литература есть система, включающая в себя такие
литературные явления, которые определенным образом (контактно-генетически и
типологически) связаны с друг другом, образуя единое целое. При этом
содержание понятия мировая литература не является неизменным. Его
толкование подвержено постоянной модификаций и внутренней перестройке в
зависимости от а) конкретных путей развития самой литературы; б) суммы
знании накапливаемых сравнительным анализом в ходе изучения как новейших
процессов, и как и путем пересмотра бытующих представлений о развитии
литературы в прошлые эпохи.
Все эти проблемы существенны как для исследовательской работы, так и
для подготовки пособий по истории мировой литературы. Создание такой
истории, в которой отражалось бы внутреннее единство литературного
развития, с давних пор является целью литературоведения. Эта задача
приобретала актуальность почти параллельно с возникновением и упрочением
сравнительного изучения литературы, ее вообще можно считать следствием
компаративного подхода. [4, 94]

Классификация форм межлитературного процесса

Предпосылкой сравнительного изучения литературы является
единство социально-исторического развития человечества. В результате
сходных общественных отношений у разных народов в развитии разных литератур
в одну историческую эпоху могут наблюдаться историко-типологические
аналогии. Предметом сравнительно-исторического изучения с этой точки зрения
могут быть отдельные литературные произведения, литературные жанры и стили,
особенности творчества отдельных писателей, литературные направления. Так,
в средние века у разных народов Востока и Запада черты такого сходства
обнаруживает народный героический эпос; в период расцвета феодализма -
рыцарская лирика провансальских трубадуров, немецких миннезингеров,
ранняя классическая арабская любовная поэзия, стихотворный рыцарский
роман на Западе и романический эпос в восточных литературах.
Сходные пути развития литературы у разных народов не исключают
возможности международных контактов и взаимовлияний и обычно
перекрещиваются с ними. Однако для того чтобы влияние стало возможным,
должны существовать внутренняя потребность в таком культурном импорте,
аналогичные тенденции развития в данном обществе и в данной литературе. А.
Н. Веселовский говорил о встречных течениях в заимствующей литературе.
Поэтому всякое литературное влияние бывает связано с частичной
трансформацией заимствованного образца, т. е. с его творческой переработкой
в соответствии с национальным развитием и национальными литературными
традициями, а также с идейно-художественным своеобразием творческой
индивидуальности писателя; эти различия для сравнительного изучения
литературы не менее важны, чем сходство. [6, 235]
Международные литературные влияния не ограничиваются сферой
современной литературы. Литературное наследие великих художников прошлого
продолжает воздействовать на современность созвучными элементами или
аспектами (например: влияние античности в эпоху Возрождения и в эпоху
классицизма 17—18 веках). Отсюда проблема судьбы писателя в веках, в
разные исторические эпохи, у разных народов: например, У. Шекспир или А. П.
Чехов, во Франции, Ф. М. Достоевский, И. В. Гёте в Великобритании, в
Казахстане; Абай, С. Сейфулин, М. Ауезов в мировой литературе.
Сравнительное литературоведение тесно связано с этой проблемой 
Таким образом, сравнительно-историческое литературоведение изучает
международные литературные связи и схождения между литературно-
художественными явлениями в различных национальных литературах, но в
контексте мирового литературного процесса.
Попытки создать систему оперативных понятий закономерно
сопровождают все развитие теория литературной компаративистики. Большинство
новейших работ по проблематике сравнительного изучения содержат подобные
попытки решить эту задачу. Приступая к классификаций главнейших форм
межлитературного процесса, обратимся к ставшей классической
классификаций И. Г. Неупокоевой.[8, 107]
Литературные явления неодинаково обусловлены. Поэтому необходима
их четкая дифференциация, принимая во внимание цель сравнительного
изучения литературы как при анализе специфики воспринимаемого или
воспринимающего явления, так и при установлении закономерностей
развитий литературы развития мировой литературы. Напомним, еще раз, что
под понятием мировая литература мы подразумеваем не совокупность
национальных литератур одна подле другой в синхронном пли диахронном срезе
и не собрание выдающихся достижений отдельных литератур, а комплекс
литературных творений, определенным образом исторически
взаимообусловленных. На признании объективно-исторической сущности этой
взаимообусловленности покоится и классификация существующих аналогий на
сходства, вызванные контактами (есть определенной формой непосредственной
или опосредованной связи между явлениями), и сходства, не зависящие от
прямых контактов, а являющиеся следствием более общих, типологических
схождений. Учитывая практическую сторону дела, которая требует смыслового
единства в терминологическом словоупотреблении, мы обозначаем их более или
менее устоявшимися и точными терминами: генетические (или контактные)
связи, с одной стороны, и типологические схождения, с другой. В
терминологических целях мы используем здесь смысловое различие между
словами связь (более конкретное, узкое по значению) и схождение ( более
общее). [4, 101]
Данная классификация связей и схождений позволяет точнее установить
значение результатов сравнительного изучения литературы для теоретических
обобщений литературоведения в целом. Сравнительное изучение руководствуется
основополагающими обобщениями теории литературы. Но с другой стороны,
итоговые данные литературной компаративистики служат материалом для
теоретического исследования. Объективная теоретическая значимость
результатов сравнительного изучения зависит не только от способностей
исследователя, характера и весомости материала, но во многом и от
применения того или иного из двух рассмотренных аспектов исследования.
Место на высшей ступени лестницы принадлежит не изучению проявлений прямого
воздействия, а в первую очередь типологическо - литературным схождениям.
Поскольку типологическое исследование занимается главным образом анализом
жанрово-стилевых особенностей литературного явления, то здесь и происходит
наиболее тесное переплетение результатов сравнительного метода и целей,
которые преследует теория литературы.
В дальнейшем мы рассмотрим классификацию двух основных областей
межлитературного процесса.

Контактно - генетические связи
В истории компаративистского изучение внешних связей переживало то
полосу подъема, то упадка. В целом можно сказать, что оно соответствовало
начальному эмпирическому этапу анализа особенностей межлитературного
развития. Интенсивный интерес к внешним связям характерен для ранних
этапов компаративистских исследований. Поэтому нередко его упрощенно и
не вполне правильно обозначают понятием с негативным оттенком -
фактографичность сравнительного изучения. Между тем с методологической
точки зрения оно представляет начальную стадию сбора материала как
отправной базы сравнительного рассмотрения и его первичной, в значительной
мере экстенсивной (количественной) систематизации. Ввиду этого мы
расцениваем изучение внешних контактов как предпосылку для исследования
собственно литературной проблематики связей.
Из бесчисленного множества фактов, в которых проявляются внешние
контакты с различными областями идеологической, общественной и культурной
жизни, в ходе анализа необходимо отобрать именно те связи, которые имеют
отношение к литературному процессу. "На первой стадии научного анализа
нужно вскрыть связь внешнеконтактной сферы с внутреннеконтактной, а
на следующем этапе - со сферой типологической. Если на стадии разграничения
литературных н внелитературных факторов внешнеконтактного материал мы можем
удовлетворится методом классификационного и коммуникативного анализа,
то в дальнейшем необходимо исходить из принципов причинного анализа. А это
предполагает изучение причинной обусловленности внешнеконтактной сферы с
внутреннеконактными и типологическими сторонами литературного процесса.
Цели сравнительного изучения требуют, чтобы в процессе исследования
мы расчленили те или инее проявления внешних контактов на отдельные
компоненты, потому что лишь детальный и всесторонний анализ может выявить
их литературную функциональность и качественную характеристику. Нужен
системный анализ, а не бездумное описание внешних контактов
межлитературного сосуществования.
Таким образом, сточки зрения функциональной классификации на более
высокой ступени стоят внутренние контакты. Они выявляются входе
сопоставления литературных явлений, то есть, путем анализа и сравнения
таких историко – литературных единиц, как например, произведение,
автор, школа, национальная литература и т.п., а также средств
художественной выразительности в самом широком смысле слова. При
этом сравнение художественных течений, литературных жанров,
произведений и художественных средств предусматривает - в отличие
от методики обнаружения влияний - последовательное обращение к
литературным и общественно- историческим явлениям. Упор на исторический
аспект заведомо исключает механистическое, изолированное толкование
сходства, а отношение к художественному произведению как к диалектическому
единству идейных и эстетических элементов предохраняет от тематических н
формалистических увлечений. Погружение в сферу внутренних контактов
предъявляет к исследователю повышенные требования как со стороны
осмысления целостной структуры произведения, так и в процессе его
рабочего разбора на отдельные элементы с последующим приведением к
синтезу.
На первом этапе сравнительного анализа мы руководствуемся идеей
эквивалентности явлений, то есть принципом сходства, в дальнейшем –
принципами отличия. С помощью принципа сходства мы устанавливаем
классификацию отдельных литературных явлений литературного процесса -
иначе говоря, реконструируем формы межлитературных связей в отдельные
периоды. В результате подобных классификаторских операций и возник
известный в компаративистике термин влияние или воздействие - основная
категория так называемой теории влияний в сравнительном изучений
литературы. В итоге сравнительного анализа, основывающего исключительно на
принципе подобия, происходит простое накопление межлитературных параллелей
и аналогий, что в значительной мере сужает границы сравнительного
изучения, почти фатально обрекая его на самоцель. Поэтому сравнение на
базе подобия мы рассматриваем лишь как начальную ступень компаративного
анализа, задачей которого является сбор материала и его предварительная
классификация.
Поскольку цель сравнительного изучения в конечном счете состоит в
установления генетической и типологической сущности литературного явления
(процесса), в задачу сравнительного анализа входит выяснение
обусловленности отдельных форм сходства. Речь идет о причинах как
внутрилитературного, так и внелитературного характера. Это означает, что
па последующей стадии изучение должно быть нацелено на установление
разнообразнейших связей, проступающих в сопоставляемых явлениях при
включении их в исторический, типологический и синхронный конспект. Именно
на этой стадии оправданно изучение сопоставляемых явлений в их отношениях
с общественно-идеологической и культурной сферой, с одной стороны, и с
литературной сферой в целом - с другой. [4, 167]
Типологические схождения
Национальные литературы развиваются не только за счет внутренних
ресурсов, но и путем широкого общественно-эстетического общения друг с
другом. Вот почему каждой литературе присущи как, специфические
закономерности роста, проистекающие из отечественных условий и самобытных
традиций, так - одновременно и закономерности всеобщего порядка,
обусловленные международным характером литературного развития.
Сравнительному изучению подлежат оба измерения литературного процесса:
как всеобщее, имея в виду мировую литературу, так и особенное, то есть
национальная литература, взятая в своей специфике как составная часть
всеобщего.
Наряду с контактным подходом важную роль в аналитической работе играет
подход типологический, который, как, уже говорилось, диктуется
закономерностями всеобщего порядка. Объектом контактного изучения являются
различные формы литературной рецепции, при типологическом изучении мы
обращаемся к литературным аналогиям и схождениям или отличиям. Если формы
литературной рецепции выражают определенную меру прямого контакта, то
типологические аналогии предполагают более свободные отношения, не
обусловленные прямой связью, генетически..
Из чисто рабочих, методических соображений можно выделить, две
области, в границах которых реализуются межлитературных связи и схождения.
И хотя обе эти области - контактно-генетическая и типологическая взаимно
пересекаются и, как правило, взаимообусловлены, все же они имеют и
существенные различия между собой.
Сравнительное изучение вообще есть исследование специфических п
всеобщих закономерностей литературного процесса. Первая группа
закономерностей (специфическая) находится по преимуществу в компетенций
генетическо-контактного изучения, вторая же (всеобщая) подлежит прежде
всего типологическому изучению. Посредством разграничения генетическо -
контактных явлений, с одной стороны, и типологических - с другой, можно,
далее, расчленить и цель изучения - иначе говоря, наметить пути ее
последовательного достижения и конкретизаций. Тем самым в определенном
смысле устанавливается взаимная иерархия между генетической и
типологической сферами и обусловливается устремленность выводов
современной компаративистики к типоогическим закономерностям
межлитературного порядка.
Типологические аналогии (как и формы литературной рецепции) - это не
однородные явления в абсолютном смысле слова, поэтому их можно
дифференцировать с точки зрения меры, интенсивности и причинной
обусловленности.
Они обусловлены общественными, литературными или психологическими
факторами. В действительности они сложным образом переплетаются,
взаимообуславливаются и перерывают друг друга, но их рабочее разграничение
позволяет нам более точно определить и охарактеризовать общие и
специфические слагаемые исторических схождений национальных литератур.
Общественно – типологические аналогий общественно-обусловленные
литературно-типологические схождения. Их природа определяется
социальными и идейными факторами. Она связывается по всей структуре
художественного произведения, но в наиболее концентрированном виде
выступает в его идейных компонентах, отражая философские воззрения
своего времени и автора.
К этой сфере принадлежат все те факторы, которые выражают
отдельные области общественного сознания и воплощаются в литературе..
это прежде всего явления связанные с проблематикой общественно-
политических, идеологических взглядов, морали, философии, религий, и
прочее. Различие или сходство в сфере форм общественного сознания
отдельных национальных литератур, имеют своим следствием различные
формы типологических аналогий и отличий. При этом аналогии в большей
степени обнаруживаются у тех народов, которые находятся на сходном
этапе общественного развития.
Литературно – типологические аналогий включают в себя специфически
литературные явления. Литература - особая формой отражения
действительности и у нее существует собственные литературные
закономерности. В их своеобразии лежат корни литературно-типологических или
структурно-типологическнх аналогий, которые и есть следствие закономерного
развития, к примеру, литературных стилей и направлений, а в конечном итоге
– и всех частных компонентов художественного произведения.
Эта область литературы является, естественно, объектом сравнительно-
типологического исследования, которое именно здесь в наибольшей степени
смыкаются со сферой теории литературы. поскольку литературно –
типологические аналогии являются продуктом имманентных этапов развития
художественной литературы - как в целом, так и в частностях,- то с
методической точки зрения здесь важно выдержать принцип комплексного
охвата как высших, так и низших единиц литературного процесса.
Практически это означает, что аналогии и отличия должны рассматриваться не
только на фоне литературных направлений, жанров и жанровых форм, но в то же
время и под углом зрения таких слагаемых художественного произведения, как
идейно-психологическая направленность, характеристика персонажей,
композиция и сюжетосложение, мотивы, образная система, художественные
приемы и средства, элементы метрической организации и прочие элементы
композиций.
Психологическо – типологические аналогии – психологическая
обусловленность типологических аналогий, которая связана с
индивидуально-психологической предрасположенностью творческой личности
к определенной форме художественного выражения.
Компаративисты нередко объяснят некоторые литературные аналогии
сродством творческой натуры сравниваемых авторов. Эта теория исходит
что в основе тех факторов, которые участвуют в основе творческого
акта создания художественного произведения и его восприятия, лежат
некоторые особенности психики. Поэтому необходимо не упускать из виду
взаимосвязь общественно – литературных моментов, с одной стороны, и
индивидуальной склонностью творцов с другой стороны.
Но при этом психологические предпосылки не могут, объяснит
всех аналогии, поскольку комплексные подход предусматривает учет и
общественно – типологических и литературно - типологических сторон
литературного явления. Абсолютизация психологических аспектов в
литературной компаративистике приводила к такой крайности, как теория
самозарождения, и к отрицанию историзма в литературе, в то время как
...и сама психология в своем реальном человеческом содержании – плод
историй, и только из истории она может быть объяснена. [4, 190]

Контактно-типологическая обусловленностьь
литературных связей и схождений

Контактно-типологическая обусловленность литературных связей и
схождений – т.е. комплексное сравнение должно всегда помнить об этих
двух сторонах литературных схождений. Хотя проблема их разграничения
не так проста, как кажется на первый взгляд. Нелегко при изучений
творчества писателей решить, какие сходства являются следствием
типологических схождений, а какие обязаны своим происхождением связям.
Трудности вытекают при решений этой проблемы из самой сути разбираемых
явлений, из взаимодействия типологических схождений и генетических
связей в момент создания произведения. Если, генетические связи
являются результатом непосредственного знакомства с писателем или
его творчеством, а типологические схождения – следствием конкретно –
исторического сходства литературных процессов, то в какой степени
историческая близость вызвана определенной формой прямых контактов, а
в какой складывается независимо от контактов на основе аналогичных
тенденций развития. Во многих случаях типологические схождения при
сопоставлении ... продолжение
Похожие работы
Мифологические мотивы в прозе Ч.Айтматова и О.Бокеева
Образ матери в контексте мировой литературы (на материале произведений Габита Мусрепова ”Улпан ее имя” и Джейна Остина “Гордость и предубеждение”)
Лексика с этнокультурным содержанием и проблема ее перевода
Анализ теории и практики учета долгосрочных активов, в т.ч. основных средств на предприятии ТОО «Капитал»
Книга и чтение в жизни старшеклассника
США в мировой экономике
ТНК в мировой экономике
Переводческая деятельность И.А.Кашкина
Организация маркетинговой деятельности в банке (на примере АО «TEXAKABANK»)
Особенности редактирования художественной литературы: Казахстанский опыт
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь