Национальный вопрос в печати.


ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I
НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА . ОДНА ИЗ ЦЕНТРАЛЬНЫХ В ГАЗЕТЕ “451 ГРАДУС ПО ФАРЕНГЕЙТУ”
1.1. Национальный вопрос в Казахстане (история и современность).
1.2. Казахский вопрос
1.3. Освещение русского вопроса
ГЛАВА II
ПРИЕМЫ И МЕТОДЫ ПОДАЧИ МАТЕРИАЛОВ НА МЕЖНАЦИОНАЛЬНУЮ ТЕМУ
2.1. Пропаганда или паблик рилейшнз?
2.2. Языковые и стилистические особенности
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Список литературы:
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования
Актуальность данной работы, посвященной исследованию национального вопроса, возросла именно сейчас. Во всем мире с некоторых пор особое внимание уделяется национальным проблемам. И это вполне объяснимо. Если раньше главной угрозой была возможность начала третьей мировой войны, то теперь эта угроза отошла на второй план, и в центре внимания оказались локальные этнические конфликты, которые, как показал мировой опыт, вполне могут привести к мировой войне. Этнический конфликт между сербами и албанцами продолжился бомбардировками Югославии и напряженностью международной обстановки во всем мире. Палестино-израильские войны, войны в Чечне, обстановка в СУАР, выступления курдов против центрального правительства Турции и многие другие конфликты свидетельствуют о том, что подобные войны могут продолжаться десятилетиями и их очень трудно усмирять: не помогают ни миротворцы из ООН, ни НАТО. Наверное, потому, что к моменту вмешательства внешних сил взаимная ненависть враждующих сторон слишком велика и мирный исход представляется невозможным.
Совершенно очевидно, что гораздо эффективнее было бы предупреждение таких конфликтов. Поэтому очень велика потребность в литературе, посвященной изучению и исследованию межнациональной обстановки в разных точках земного шара.
Конечно, обстановка в Республике Казахстан в области межнациональных отношений далека от серьезных конфликтов. Тем не менее, идеальной ситуацию не назовешь, идеальных ситуаций, особенно в этой сфере, практически не бывает. И ограничиваться заявлениями о межнациональном согласии просто неразумно. Конечно, автор представленной работы не вполне разделяет мнение редакции газеты “451 по Фаренгейту”, что межнационального согласия не существует. И в исследовании будет сказано, почему. И та, и другая позиции представляют собой крайние точки зрения, истина же, наверное, как всегда, где-то посередине.
Можно утверждать со всей уверенностью, что поверхностное, несерьезное отношение к национальному вопросу (а, может быть, и сознательное его игнорирование) столь же опасно, как и преувеличение проблемы.
Помимо объективных причин для выбора данной темы, были и субъективные. Апробация работы осуществлялась посредством публикации статей в газете “Мегаполис” - вышли материалы “Вне Мегаполиса”, “Пасионария из Госплана Казахской ССР” и другие. А газета “Мегаполис” в известной степени является преемницей “451 по Фаренгейту”, поскольку, кроме того, что главным редактором “Мегаполиса” является Юрий Мизинов, а одним из постоянных авторов – Джанибек Сулеев, в газете публикуются очень многие авторы “Фаренгейта”. Поэтому неудивительно, что преемственность заметна в материалах, в освещении тех или иных вопросов. Но, конечно, острота при подаче материалов не могла остаться прежней.
Цель и задачи исследования
Газета, являющаяся объектом данного исследования, представляла самые разные точки зрения. И эти мнения часто были настолько субъективны, что автор данной работы не берется оспаривать мнения авторов газеты, задачей исследования будет анализ материалов на национальную тему. В первой главе будет анализироваться сама подача материалов, общие тенденции, оцениваться позиция автора, во второй главе будет дан анализ стилистических особенностей и языковых, художественных приемов, используемых при подаче материалов. Кроме того, дается разбор, что из себя представляют публикации с точки зрения воздействия на аудиторию – пропаганду или паблик рилейшнз. Целью исследования является оценка, насколько верно отображение межнациональной ситуации в Казахстане оппозиционными СМИ, в данном случае, газетой “451 градус по Фаренгейту” и определение факторов, несомненно, влияющих на выбор статей и особенности освещения национального вопроса.
Источники, на которые опирался автор, подробно перечислены в списке литературы. Были использованы работы таких авторов, как М. Джунусов ("Общественный прогресс и национальные отношения"), Т. Омарбеков, Р. Абсаттаров, В. Аграновский, А. Кекильбаев, Н.А.Назарбаев. При анализе PR-материалов и приемов пропаганды использовались работы С. Блэка, Ю. Шерковина. Кроме того, работа с источниками включала в себя анализ газетных публикаций, как самого издания, так и других изданий.
Научная новизна
Практически национальная тема является неразработанной. Огромное количество “белых пятен” существует даже в исследовании декабрьского восстания 1986 года. Если хороших работ по теме национальных и межнациональных проблем мало, то конкретно по данной теме исследования ранее не проводились.
Практическая значимость
Дипломная работа может быть использована в научных исследованиях, при написании диссертаций, дипломных, курсовых работ. Некоторые данные могут использоваться в исследованиях на следующие темы: профессиональная этика, освещение политической жизни СМИ Казахстана, оппозиционная пресса Казахстана и другие.
Структура работы
Дипломная работа состоит из введения, двух частей и заключения. Первая глава "Национальная проблема - одна из центральных в газете "451 градус по Фаренгейту" содержит три параграфа: "Национальный вопрос в Казахстане (история и современность)", “Казахский вопрос” и “Освещение русского вопроса". Вторая глава "Приемы и методы подачи материалов на межнациональную тему" состоит из двух параграфов: “Пропаганда или паблик рилейшнз?” и “Языковые и стилистические особенности”.
ГЛАВА I
НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА – ОДНА ИЗ ЦЕНТРАЛЬНЫХ В ГАЗЕТЕ “451 ГРАДУС ПО ФАРЕНГЕЙТУ”
Национальный вопрос в Казахстане (история и современность).
Газета “451 градус по Фаренгейту” начала выходить с сентября 1998 года и просуществовала до осени 1999 года. В то время экономическая и социальная атмосфера в стране была неблагополучна. Мировой экономический кризис, падение курса национальной валюты. Миллионы казахстанцев живут ниже прожиточного минимума. Наблюдается регресс и в производстве, и в сельском хозяйстве. В казахском ауле углубляется процесс обнищания, как в социально-экономическом, так и в духовном плане. Все более или менее прибыльные производственные сферы и объекты уже поделены между собой финансовой (чиновничьей) и бизнес элитами.
Политическая ситуация – скоро должны состояться выборы Президента 1999 года. В стране начинается предвыборная кампания. Это обстоятельство по большому счету и явилось одной из основных причин появления многих оппозиционных изданий того времени. Акежан Кажегельдин уже стал оппозиционером №1, выходит его казахскоязычная газета “Дат”, рассчитанная, естественно, на сельский электорат. Тогда можно было уже говорить, что правды на казахском языке даже слишком много: крайняя резкость, злобность газеты позволяет властям выдвигать против нее обвинения и принимать репрессивные меры. В итоге “Дат” сдает свои прежние позиции, она (газета) вынуждена высказываться с большей осторожностью. Между тем, нужна была резко оппозиционная русскоязычная газета. Ведь оказалась не охваченной очень важная часть потенциальных избирателей – городское население, владеющее, в основной массе, русским языком. И вот приблизительно в середине сентября 1998 года появляется новое издание – независимая общественно-политическая еженедельная газета под названием “451 градус по Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага”. Причем, “451 по Фаренгейту” – юридически не название, а девиз газеты. Формат газеты – А2, объем – четыре полосы. Логотип газета в разное время имела разный: сначала “Город. Утро”, потом “Иртыш” (с №1 (13), весна 1999), потом “Колесо” (с №15 (27), осень 1999). Право использования логотипа покупалось у различных изданий, не имеющих возможности выходить в печать из-за финансовых проблем. Что характерно, газета не указывает точной даты своего выхода в свет. Сначала идет номер газеты, потом “осень, 1998 год”. Крайне оппозиционная, “зубастая” газета мгновенно находит свою нишу, так как она была не заполнена, и своего читателя.
Список литературы:
Абсаттаров Р. Б. "Национальные процессы: особенности и проблемы", А. 1995 г.
Аграновский В. “Вторая древнейшая”, Москва, 1993 г.
Блэк Сэм “Паблик рилейшнз”
Геллнер Эрнст "Нации и национализм", М. 1991 г.
Горбунов А. П. “Поэтика публицистического текста”, Москва, 1978 г.
Горохов В. М. “Проблемы журналистского мастерства”, Москва, 1972 г.
Джунусов М. “Общественный прогресс и национальные отношения”, Алма-Ата, 1986 г.
Доти Дороти “Паблисити и паблик рилейшнз”, М. 1996 г.
Кекильбаев А. “Суровое испытание накануне перемен”, “Казахстанская правда”, 1996 г.
“Межнациональные отношения в Казахстане”, Алматы, 1993 г.
Назарбаев Н. А. “Идейная консолидация общества – как условие прогресса Казахстана”, Алматы, 1993 г.
Назарбаев Н. А. “На пороге XXI века”, Алматы, 1996 г.
"Нации и национальные отношения в современном мире", Л. 1990г.
"Национальные отношения" под редакцией В. Л. Калашникова, М. 1997 г.
"Национальный вопрос на перекрестке мнений. 20-е годы. Документы и материалы", М. "Наука", 1992 г.
"Национальный состав населения Республики Казахстан: итоги переписи населения 1999 года в РК", А. 2000 г.
"Новейшая история Казахстана: исследования, документы", Алматы, 1998 г.
Общественный журнал “Грач” (“Тектонический разлом”), №1, 1999 г.
Омарбеков Т. "20-30 жылдардағы Қазақстан қасiретi", Алматы, 1997 г.
"Политические репрессии в Казахстане в 1937 - 1938 гг." сборник документов, Алматы, 1998 г.
Скуленко М. И. “Журналистика и пропаганда”, Киев, 1987 г.
Солганик Г. Я., Милых М. К., Вомперский В.П. “Стилистика газетных жанров” под ред. Д. Э. Розенталя, М. 1981 г.
Солганик Г. “Лексика газеты”, Москва, 1988 г.
“Стилистика газетных жанров”, Москва, 1981 г.
Черепахов М. С. “Герцен – публицист”, Москва, 1960 г.
Шерковин Ю. А. “Психологические проблемы в массовых информационных процессах”, Москва, 1973 г.

Дисциплина: Культурология
Тип работы:  Материал
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 29 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 500 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования
Актуальность данной работы, посвященной исследованию национального вопроса,
возросла именно сейчас. Во всем мире с некоторых пор особое внимание
уделяется национальным проблемам. И это вполне объяснимо. Если раньше
главной угрозой была возможность начала третьей мировой войны, то теперь
эта угроза отошла на второй план, и в центре внимания оказались локальные
этнические конфликты, которые, как показал мировой опыт, вполне могут
привести к мировой войне. Этнический конфликт между сербами и албанцами
продолжился бомбардировками Югославии и напряженностью международной
обстановки во всем мире. Палестино-израильские войны, войны в Чечне,
обстановка в СУАР, выступления курдов против центрального правительства
Турции и многие другие конфликты свидетельствуют о том, что подобные войны
могут продолжаться десятилетиями и их очень трудно усмирять: не помогают ни
миротворцы из ООН, ни НАТО. Наверное, потому, что к моменту вмешательства
внешних сил взаимная ненависть враждующих сторон слишком велика и мирный
исход представляется невозможным.
Совершенно очевидно, что гораздо эффективнее было бы предупреждение таких
конфликтов. Поэтому очень велика потребность в литературе, посвященной
изучению и исследованию межнациональной обстановки в разных точках земного
шара.
Конечно, обстановка в Республике Казахстан в области межнациональных
отношений далека от серьезных конфликтов. Тем не менее, идеальной ситуацию
не назовешь, идеальных ситуаций, особенно в этой сфере, практически не
бывает. И ограничиваться заявлениями о межнациональном согласии просто
неразумно. Конечно, автор представленной работы не вполне разделяет мнение
редакции газеты “451 по Фаренгейту”, что межнационального согласия не
существует. И в исследовании будет сказано, почему. И та, и другая позиции
представляют собой крайние точки зрения, истина же, наверное, как всегда,
где-то посередине.
Можно утверждать со всей уверенностью, что поверхностное, несерьезное
отношение к национальному вопросу (а, может быть, и сознательное его
игнорирование) столь же опасно, как и преувеличение проблемы.
Помимо объективных причин для выбора данной темы, были и субъективные.
Апробация работы осуществлялась посредством публикации статей в газете
“Мегаполис” - вышли материалы “Вне Мегаполиса”, “Пасионария из Госплана
Казахской ССР” и другие. А газета “Мегаполис” в известной степени является
преемницей “451 по Фаренгейту”, поскольку, кроме того, что главным
редактором “Мегаполиса” является Юрий Мизинов, а одним из постоянных
авторов – Джанибек Сулеев, в газете публикуются очень многие авторы
“Фаренгейта”. Поэтому неудивительно, что преемственность заметна в
материалах, в освещении тех или иных вопросов. Но, конечно, острота при
подаче материалов не могла остаться прежней.
Цель и задачи исследования
Газета, являющаяся объектом данного исследования, представляла самые разные
точки зрения. И эти мнения часто были настолько субъективны, что автор
данной работы не берется оспаривать мнения авторов газеты, задачей
исследования будет анализ материалов на национальную тему. В первой главе
будет анализироваться сама подача материалов, общие тенденции, оцениваться
позиция автора, во второй главе будет дан анализ стилистических
особенностей и языковых, художественных приемов, используемых при подаче
материалов. Кроме того, дается разбор, что из себя представляют публикации
с точки зрения воздействия на аудиторию – пропаганду или паблик рилейшнз.
Целью исследования является оценка, насколько верно отображение
межнациональной ситуации в Казахстане оппозиционными СМИ, в данном случае,
газетой “451 градус по Фаренгейту” и определение факторов, несомненно,
влияющих на выбор статей и особенности освещения национального вопроса.
Источники, на которые опирался автор, подробно перечислены в списке
литературы. Были использованы работы таких авторов, как М. Джунусов
("Общественный прогресс и национальные отношения"), Т. Омарбеков, Р.
Абсаттаров, В. Аграновский, А. Кекильбаев, Н.А.Назарбаев. При анализе PR-
материалов и приемов пропаганды использовались работы С. Блэка, Ю.
Шерковина. Кроме того, работа с источниками включала в себя анализ газетных
публикаций, как самого издания, так и других изданий.
Научная новизна
Практически национальная тема является неразработанной. Огромное количество
“белых пятен” существует даже в исследовании декабрьского восстания 1986
года. Если хороших работ по теме национальных и межнациональных проблем
мало, то конкретно по данной теме исследования ранее не проводились.
Практическая значимость
Дипломная работа может быть использована в научных исследованиях, при
написании диссертаций, дипломных, курсовых работ. Некоторые данные могут
использоваться в исследованиях на следующие темы: профессиональная этика,
освещение политической жизни СМИ Казахстана, оппозиционная пресса
Казахстана и другие.
Структура работы
Дипломная работа состоит из введения, двух частей и заключения. Первая
глава "Национальная проблема - одна из центральных в газете "451 градус по
Фаренгейту" содержит три параграфа: "Национальный вопрос в Казахстане
(история и современность)", “Казахский вопрос” и “Освещение русского
вопроса". Вторая глава "Приемы и методы подачи материалов на
межнациональную тему" состоит из двух параграфов: “Пропаганда или паблик
рилейшнз?” и “Языковые и стилистические особенности”.
ГЛАВА I
НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА – ОДНА ИЗ ЦЕНТРАЛЬНЫХ В ГАЗЕТЕ “451 ГРАДУС ПО
ФАРЕНГЕЙТУ”
Национальный вопрос в Казахстане (история и современность).
Газета “451 градус по Фаренгейту” начала выходить с сентября 1998 года и
просуществовала до осени 1999 года. В то время экономическая и социальная
атмосфера в стране была неблагополучна. Мировой экономический кризис,
падение курса национальной валюты. Миллионы казахстанцев живут ниже
прожиточного минимума. Наблюдается регресс и в производстве, и в сельском
хозяйстве. В казахском ауле углубляется процесс обнищания, как в социально-
экономическом, так и в духовном плане. Все более или менее прибыльные
производственные сферы и объекты уже поделены между собой финансовой
(чиновничьей) и бизнес элитами.
Политическая ситуация – скоро должны состояться выборы Президента 1999
года. В стране начинается предвыборная кампания. Это обстоятельство по
большому счету и явилось одной из основных причин появления многих
оппозиционных изданий того времени. Акежан Кажегельдин уже стал
оппозиционером №1, выходит его казахскоязычная газета “Дат”, рассчитанная,
естественно, на сельский электорат. Тогда можно было уже говорить, что
правды на казахском языке даже слишком много: крайняя резкость, злобность
газеты позволяет властям выдвигать против нее обвинения и принимать
репрессивные меры. В итоге “Дат” сдает свои прежние позиции, она (газета)
вынуждена высказываться с большей осторожностью. Между тем, нужна была
резко оппозиционная русскоязычная газета. Ведь оказалась не охваченной
очень важная часть потенциальных избирателей – городское население,
владеющее, в основной массе, русским языком. И вот приблизительно в
середине сентября 1998 года появляется новое издание – независимая
общественно-политическая еженедельная газета под названием “451 градус по
Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага”.
Причем, “451 по Фаренгейту” – юридически не название, а девиз газеты.
Формат газеты – А2, объем – четыре полосы. Логотип газета в разное время
имела разный: сначала “Город. Утро”, потом “Иртыш” (с №1 (13), весна 1999),
потом “Колесо” (с №15 (27), осень 1999). Право использования логотипа
покупалось у различных изданий, не имеющих возможности выходить в печать из-
за финансовых проблем. Что характерно, газета не указывает точной даты
своего выхода в свет. Сначала идет номер газеты, потом “осень, 1998 год”.
Крайне оппозиционная, “зубастая” газета мгновенно находит свою нишу, так
как она была не заполнена, и своего читателя.
Со времени обретения независимости прошло семь лет. Уже можно говорить о
каких-то результатах, которые принесла демократия.
И самое главное – прошла первоначальная эйфория от обретения независимости,
свободы слова, свободы рынка и т. д. Началось переосмысление. И переоценка.
Если в 1993 году утверждение, что “централизованная плановая экономика в
конечном счете окончательно проиграла рыночной” встречалось с надеждой и
воодушевлением, несмотря на ухудшение уровня жизни, то через пять лет
возник вопрос, а нужна ли вообще такая рыночная система и такая демократия?

Если в начале 90-ых говорили о кризисе социалистической системы – кризисе
политическом, экономическом, национальном, экологическом, нравственном, -
то к концу века уже можно было сравнить, а что же мы получили взамен?
Раньше при декларируемой демократии власть концентрировалась в руках
внутрипартийной бюрократии. “Формально политические структуры создавали
видимость демократии, в реальности все решения на местном и центральном
уровнях принимались только партийными лидерами” (1). Все это бесспорно, но
получили ли мы сейчас настоящую демократию?
Второе – национальный кризис. В Казахстане нынешняя ситуация в области
национального вопроса во многом создана искусственно. Сейчас Казахстан
является многонациональным государством, где казахи составляют более 50%
населения. Но в 1987 году, по данным статистики, казахи составляли всего
40%. Такому соотношению численности способствовала многолетняя национальная
политика сначала Российской империи, потом – Советского государства. В
начале ХХ века по столыпинской реформе проводилось переселение
безземельного русского крестьянства на территорию Казахстана. При этом
коренное население сгонялось с лучших земель, наиболее пригодных для
земледелия. Массовые репрессии, переселение целых народов привели к
миграции в Казахстан корейцев, чеченцев, турков-месхетинцев и других
народностей. Кроме того, были освоение целины, великие стройки коммунизма –
все это и привело к тому, что казахи оказались в меньшинстве на своей
территории. По мнению некоторых политиков, национальный кризис был
определяющим в распаде Союза. Несмотря на то, что в течение нескольких
десятилетий провозглашался интернационализм, фактически социалистическая
система жестоко подавляла свободное развитие наций. Об этом говорит
множество фактов. В Казахстане за годы насильственной коллективизации, по
оценкам экспертов, погибло и эмигрировало более половины казахского народа.
Национальный кризис – это во многом порождение экономического кризиса.
Экономика республики сознательно формировалась таким образом, что не могла
существовать самостоятельно, в основном, доминировала сырьевая
направленность. То же самое можно сказать в отношении других республик
Советского Союза. Многие конфликты, в том числе и межнациональные,
замалчивались, загонялись внутрь. Скрытое напряжение удавалось удерживать
только угрозой насилия. Когда Союз распался, территория бывшего СССР
заполыхала межнациональными конфликтами и войнами. “Это не вина людей, а
вина прошлых и настоящих политиков. Насилие – от прямого физического
уничтожения целых народов до сужения сферы применения национальных языков –
загоняло противоречия вглубь. Для их решения не было иных методов. При всех
заявлениях об интернационализме за фасадом официальной идеологии у одних
народов формировались устойчивые отрицательные стереотипы о других, что на
бытовом уровне живучи и поныне” (2). Так неужели все эти противоречия после
распада СССР мягко трансформировались в межнациональное согласие. Конечно,
нет. И в приведенной выше цитате это признается: отрицательные стереотипы
существуют до сих пор. Все эти противоречия и вопросы требовали решения, и
это в какой-то мере определило особенности освещения национального вопроса
в газете “451 по Фаренгейту”.
В Казахстане долгие годы практически не было никакого подлинно
национального движения или партии после уничтожения “Алаш-Орды”. Возникали
восстания, выражения недовольства, “голодные” бунты, но все это подавлялось
на корню. Это факт. После обретения независимости Казахстан, в отличие от
прибалтийских государств, в которых ненависть и национализм приобрели
широкий размах, оставался “островком спокойствия”, где царило
межнациональное согласие. Даже вполне умеренных националистов было мало, не
говоря уж о националистических движениях и т.п. Явление, конечно же,
позитивное. Действительно, что плохого в том, что в Казахстане никогда не
получали хоть сколько-нибудь ощутимой поддержки лозунги вроде “Германия для
немцев” или “Франция для французов”? Но хотя националистов мало, но они все
же есть, и причины их появления, как и причины того, почему они не получили
поддержки среди широких слоев населения, надо исследовать.
Откуда появились нынешние националисты? Кто они, какие процессы и условия
определили их лицо? Прежде чем говорить о процессах, создавших в 90-х годах
ХХ века благоприятную среду для появления националистов и
ультранационалистов, выхода в печать материалов, посвященных национальному
вопросу, необходимо понять, почему произошел этот всплеск, почему стала
востребована национальная идея. В данном случае все эти явления можно
рассматривать, как выход на поверхность глубоко забитой внутрь энергии,
которая вдруг получила возможность проявить себя.
С 1917 года несколько десятилетий подряд национального вопроса якобы не
существовало. Был единый советский народ. И термин “национализм” если и
существовал, то только в застенках НКВД, с приставкой “буржуазный”. До 1917
года царское правительство проводило в степи свою национальную политику,
отвечающую интересам Российского государства. В связи с этим интересен
документ - письмо Седельникова В. И. Ленину от 23 апреля 1920 года.
Поскольку документ датирован 1920 годом, казахи именуются в нем
киргиз–кайсаками или просто киргизами, и включает он в себя наблюдения и
размышления о “тихой и скромной Киргизии”, а также ответ на вопрос, что же
все-таки “сделано хорошего для киргизов, которые ведут себя скромно и
вежливо, если не сказать униженно и запуганно?” (3) - Ничего. Суть письма в
следующем. По мнению автора, все особенности казахского вопроса сводятся
(речь идет о 20-х годах – М. К.) к одной основной причине: казахи являются
пацифистами. Раньше, лет 150-200 назад, они были настоящими степными
воинами. Об этом свидетельствует, по мнению автора, наш народный эпос,
особенно наиболее древние вещи. С 1735 г., когда хан Абулхаир перешел в
русское подданство, стало постепенно уменьшаться значение для казахов войны
как занятия, и значение вояк-феодалов как господствующего класса. Русское
правительство при помощи “казачьих линий” неуклонно внедрялось в степь,
обезоруживало казахов. Вскоре последние остатки ханской власти и степного
феодализма были ликвидированы, а завоевание так называемых “Средне-
Азиатских владений”, положившее конец фактической независимости Хивы и
Бухары, замирило казахскую степь окончательно. За последние 50 лет
совершенно мирной и спокойной жизни, полной напряженного желания догнать
русских в хозяйстве, 910 казахского народа стали практическими и
подсознательными пацифистами. Старый режим сначала сам отнял у них оружие,
потом не давал его “в интересах безопасности края”, а в позднейшее время не
пытался даже ставить вопроса о привлечении казахов к отбыванию воинской
повинности якобы за полной их непригодностью к условиям современной военной
жизни и самой войны. Казахи забыли о тех временах, когда каждый род жил и
кочевал, как подвижной военный отряд, готовый в любую минуту к нападению и
защите. Отсюда бесспорный с точки зрения Седельникова вывод: “киргизы
обречены были заранее на чисто пассивную и чаще всего страдательную роль в
Мировой Войне и Мировой Революции” (4). Все хорошее и все дурное в
современной казахской жизни, с его точки зрения, сходится радикально к
одному центральному, узловому пункту – казахскому пацифизму как бытовому
явлению с глубокими историческими корнями.
Данный документ вызывает двойственные чувства. Автор, заступаясь за
казахов, пытаясь доказать их лояльность по отношению к режиму, делает
довольно нелестные, где-то даже оскорбительные для народа выводы. С одной
стороны, он пишет, что казахи – его любимцы и гордость во многих
отношениях, с другой - утверждение, что казахи ведут себя униженно и
запуганно, вряд ли делает честь его “любимцам”. Весь народ, все казахи не
могли быть пацифистами, это равносильно заявлению, что все немцы – фашисты.
Кроме того, необходимо четкое разграничение, что именно считать пацифизмом?
Если речь идет о пацифизме в военном отношении, то казахи не раз (как при
Российской империи, так и во время существования СССР) доказывали, что злу
они способны воспротивиться с оружием в руках. В годы Великой Отечественной
войны именно казахстанская дивизия Панфилова героически защищала Москву. О
подвигах Бауыржана Момыш-улы никому не надо напоминать. Кроме того, за
последние 200 лет в Казахстане было более 400 восстаний, а за годы
Советской власти из них было более 300. “Множество восстаний, произошедших
в советское время: Адайское (в 1931 году), Сузакское (в 1930 г.),
Батпаккаринское в Тургайской области (в 1929 г.), Иргизское в Актюбинской
области (в 1930 г.), Бостандыкское в Сырдарьинской области (в 1929 г.)”
(5).
Поэтому если и можно говорить о пацифизме, то только о бытовом. Но и в этом
случае можно возразить: а как же быть с декабрьским восстанием 1986 года?
Ведь среди причин восстания кроме желания видеть на посту руководителя
республики своего соплеменника, немалую роль сыграла бытовая неустроенность
многих студентов. Как раз в это время в стране началась борьба с так
называемыми нетрудовыми доходами. Людям запрещали сдавать жилье
приезжающим, в том числе и студентам. А обеспечить всех учащихся из других
городов и аулов общежитиями вузы не смогли. Конечно, казахи издавна
привыкли обходиться малым, в быту они были непритязательны, сейчас и это
меняется.
Поэтому можно заключить, что разговоры о пацифизме - скорее желание власти
выдать желаемое за действительное. Ведь народом-пацифистом гораздо легче
управлять, не спрашивая его мнения и ссылаясь при этом на его
безынициативность и апатию. Но одно бесспорно: власть всячески
способствовала появлению и развитию пацифизма в народе. Следовательно, мы
можем говорить о сознательном воспитании пацифизма властью.
Чтобы понять, почему в 90-ых стала востребована национальная идея и
произошел своеобразный всплеск национального самосознания (что, кстати,
кроме действительно интересных мнений, статей, породило немало спекуляций),
нужно видеть дальний план, перспективу. В документе освещается один
немаловажный факт: казахский пацифизм воспитывался сначала российским
самодержавием, потом Советской властью. По сути, проводилась настоящая
политика воспитания пацифизма. Из документа ясно следует, что энергия
народа, которая предназначалась для самоутверждения нации, развития
национального самосознания, в течение нескольких столетий либо загонялась
внутрь, либо направлялась в другое русло. Но просто исчезнуть национальное
чувство не могло. "Если национальное самосознание выражает "механизм"
осознания человеком национальной принадлежности, то национальное чувство
есть один из мотивов эмоциональной реакции людей на явления и процессы
национальной жизни. И эти чувства не мимолетные вспышки, они носят
устойчивый характер и передаются из поколения в поколение" (6). И вот,
наконец, появляется возможность для самовыражения этой энергии, и как
следствие, происходит бурный всплеск – слишком долго приходилось терпеть.
Отсюда и крайняя оппозиционность материалов, острая постановка вопросов и
проблем.
Многим из журналистов приходилось в свое время поднимать тему казахской
(или казахстанской) ментальности, попутно анализируя исторические причины,
которые обусловили именно такое развитие национального сознания. И одной из
основных “особенностей” нашего менталитета всегда считался пацифизм, причем
если сначала под этим определением понимается стремление уладить все
разногласия мирным путем (“непротивление злу насилием”), то потом оно
постепенно приобретает новый оттенок – под ним понимается абсолютное
безразличие к любым издевательствам, покорность и равнодушие (эта тема,
кстати, будет обыгрываться на страницах “451 по Фаренгейту”, но немного в
другом ключе). О корнях пацифизма написано тоже довольно много, и,
наверное, одним из самых ранних документов по этой теме является данное
письмо.
Еще интересный штрих. В 1920 году о “казахском пацифизме” писал
Седельников. В 1998-ом году газету “451 по Фаренгейту” при живейшей
поддержке казахских националистов выпускают казах Джанибек Сулеев и неказах
Юрий Мизинов. Ну, в первом случае дело, возможно, в том, что в эпоху
тоталитаризма высказывать хоть какие-то мысли о национальной политике,
кроме полного и безоговорочного одобрения, будучи при этом казахом, было
равносильно подписанию самому себе смертного приговора. А русского
расстрелять за казахский национализм было, конечно, гораздо сложнее. Ведь
было даже негласное указание сверху: русские “вредят” в России, казахи – у
себя в Казахстане, русских брали, в основном, за вредительство и
антисоветизм, казахов – только за буржуазный национализм. А во втором,
рассматриваемом мной случае, как мне кажется, не все так просто. Во-первых,
газета сама по себе выполняла определенную функцию: “проталкивала” чьи-то
интересы в период предвыборной кампании. Благодаря этому она и могла
существовать. Поэтому и освещение национальной, политической, экономической
атмосферы в стране не могло быть беспристрастным, вернее, оно должно было
быть пристрастным. А делавшие газету промоутеры совсем не обязательно
должны были разделять взгляды и мнения, которые публиковались на страницах
газеты. Причем, это относится как к Юрию Мизинову, так и к Джанибеку
Сулееву. И в этом определении нет ничего обидного для них обоих. Они
выполняли свою задачу: выпускали газету, и довольно острую, “проблемную”
газету, пробудившую определенный общественный интерес. Другой вопрос – надо
ли было публиковать по сути дела “фашистские” статьи, которые хоть и
нечасто, но печатались? Но это вопрос скорее этики – его нужно
рассматривать отдельно.
Резюме: общественный интерес к национальному вопросу обусловлен в какой-то
мере проводимой долгие годы национальной политикой. Подавление
межнациональных противоречий и проблем лишь загоняло напряжение внутрь.
Поэтому сейчас это накопившееся напряжение должно выйти на поверхность, для
этого потребуется какое-то время.
1.2. Казахский вопрос
Сразу необходимо отметить, что освещение национального вопроса в газете
“451 по Фаренгейту” – это не случайные отрывочные материалы, а объединенные
одной тематикой и помещенные в спецрубрике “Тектонический разлом”. При
ближайшем ознакомлении заметен строгий отбор, все статьи, опубликованные в
газете, представляют собой либо анализ, причем, как правило, построенный на
принципах диалектики, (факт или явление, которое до сих пор оценивали, как
положительное, вдруг освещается с другой точки зрения, под другим углом),
либо неожиданную и крайнюю точку зрения, например,
ультранационалистическую. Сама редакция в комментариях к публикуемым
материалам всячески подчеркивает свой нейтралитет: “Мнение редакции не
всегда совпадает с мнением авторов”, но ведь и отбор статей говорит о
многом. То, что не находило отклика ни в одной редакции из-за резкой
оппозиционности или неприкрытого национализма, публиковалось в “451 по
Фаренгейту” со ссылкой на то, что любая точка зрения имеет право быть
высказанной. Конечно, некоторые мнения противоречат друг другу, иные статьи
являются откликом на ранее опубликованные материалы, в них авторы
соглашаются или не соглашаются с оппонентом. Но в каждом материале
поднимается национальный вопрос, как самый главный, требующий
незамедлительного решения, и это уже есть точка зрения редакции, из номера
в номер повторяется: национальный вопрос есть! Он существует, и на это
нельзя закрывать глаза. Это ясно видно и в самой газете, но гораздо более
ярко выражено в журнале “Грач”, выпущенном редакцией газеты “451 по
Фаренгейту”. Предисловие редакции к журналу четко выражает политику
редакции - стремление поднимать все наиболее острые вопросы, оставаясь при
этом как бы в стороне. “...Идея этого выпуска состоит в том, что мы
предоставили свободную трибуну различным авторам, имеющим разнящиеся точки
зрения и представляющим разные этнические группы. Именно в этом основная
ценность этих материалов. Обычно так называемые “национальные вопросы” в
печати стыдливо обходились (по крайней мере, в русскоязычной прессе).
Считалось, что этих вопросов не существует, принимая за “межнациональное
согласие” обычную “политическую апатию” населения” (7). Из провозглашенной
концепции можно вынести следующие положения:
а) Распад СССР лишь обнажил и усугубил национальный вопрос, который
существовал всегда.
б) Приемлемость методов демократии и рыночной экономики на казахстанской
почве – еще спорный вопрос.
в) “Межнационального согласия” нет, а есть “политическая апатия”.
Статья Нелли Горовской “Свобода – гулящая девка” посвящена размышлениям по
поводу книги журналиста Кейса Ричбурга “Вне Америки. Черный человек
противостоит Африке” - проводится аналогия казахстанской и вообще
постсоветской реальности с процессами, происходящими на другом континенте.
Причем прямого сравнения нет, но подтекст очень прозрачен.
Чернокожий американец, журналист Кейс Ричбург в своей книге подвел итоги
трехлетнего пребывания в Африке. Поехал он туда, чтобы обрести свои корни,
прикоснуться к первоистокам, к первозданной ясности африканского начала.
Сначала в корреспонденциях он "радостно констатировал, что модель
“африканского социализма” давно потеряла прежнее очарование. Его первые
статьи шли под названием “Африка выбирает демократию”... Но вскоре он понял,
что стать “певцом демократии” ему не суждено... Автор книги задает сам себе
провокационный вопрос: “Только ли колонизаторы виноваты в бедах Африки? Не
заведомая ли это демагогия – цинично манипулировать расовым козырем?” Он
ведь очень популярен в среде африканских маргиналов, научившихся весьма
ловко списывать собственные преступления и недостатки за счет “расовой
вины” белого человека.
Во время своего путешествия журналист убедился, что реальные корни
африканской трагедии лежат в “безмерной коррумпированности африканских
лидеров, в отсутствии цивилизованности и политической культуры” (8).
Конечно, казахи ни национальный, ни тем более, расовый козырь, возможно, в
силу каких-то причин в ход не пускали. У нас все скорее списывали за счет
“классовой вины”. Если и обвиняли кого-то в репрессиях и геноциде против
казахского народа, то только режим, власть. Конечно, в 90-ые годы отдельные
националисты обвиняли и русских вообще, но нельзя не признать, что у нас
идеи, подобные идеям афроцентризма и расовой солидарности, находят мало
сторонников. Отсюда вполне закономерно возникает вопрос: в чем причина
того, что в Казахстане, допустим, не возобладают идеи пантюркизма и
исторической вины русского народа? Такие идеи сами по себе существуют, но
широкой поддержки не получают. Почему? Здесь можно дать две точки зрения.
Первая: в Казахстане удалось не допустить дестабилизации в межнациональных
отношениях и направить их развитие по мирному руслу, кроме того, можно
заметить, что и русский народ пострадал от геноцида, впрочем, как и все
остальные народы СССР, поэтому можно говорить лишь о вине исторических
личностей. Вторая же (фаренгейтовская) гласит, что на самом деле все
объясняется обыкновенной апатией большей части населения. То есть в данном
случае положительный момент – отсутствие в стране этнических и расовых
конфликтов – можно объяснить по-разному. И в газете это используют довольно
часто: слабое влияние мирового экономического кризиса на экономику
Казахстана будут объяснять, вполне, впрочем, справедливо, неразвитостью
казахстанского рынка ценных бумаг, инфраструктуры. То есть внимание
заостряется на том, что некоторые положительные моменты казахстанской
реальности – это не заслуга власти, а всего лишь оборотная сторона
экономических и политических недостатков в развитии страны.
Но вернемся к статье. Больше всего потрясла автора непостижимая для
“западной ментальности” пассивность подавляющего большинства населения, не
помышляющего ни о сопротивлении, ни о протесте. “Я встречал, - пишет
журналист, - вдов, потерявших мужей, детей, потерявших родителей,
родителей, потерявших детей. Они лишь шептали: “На все воля Аллаха”. В них
не было ни стремления к сопротивлению, ни даже примитивного желания мести –
лишь смирение и слепая покорность судьбе. Это были живые люди, но их дух
был уже мертв” (9). Это к вопросу о пацифизме. Далее на страницах газеты
высказываются разные мнения на этот счет. Мертв ли дух казахов или способен
ожить и взбунтоваться? Сейлбек Кышкашулы, например, считает, что народ, у
которого мертва элита, сам мертв. Другие авторы не высказывают таких
крайних точек зрения, они более осторожны в своих оценках. И очень часто
будут использоваться такие вот сравнения с другими, аборигенными народами,
параллели рискованные, потому что выводы неизменно приводят “в никуда”. Эту
первую статью следует рассматривать особо, потому что она является как бы
введением в проблему – в ней намечены все темы, которые в последующем будут
освещаться на страницах газеты:
Тема демократии. Нельзя искусственно навязывать другому народу чуждую ему
систему ценностей и ментальность, то есть, как ни крути, а западной
демократии не прижиться ни в Африке, ни в Азии, поскольку демократия
вырастает не на почве, а в сознании людей. Следовательно, пока не
преодолено то, что на страницах газеты именовалось “аборигенным сознанием”,
рано говорить о народовластии.
Журналист отмечает лицемерие афро-американских борцов за гражданские
права... “наедине друг с другом члены американской делегации с презрением и
цинизмом говорили об африканском наследии и об исторической родине” (10).
Подобное явление – презрение и ненависть к себе подобным, стремление стать
другим и позабыть свои корни, называется агонистицизмом (термин газеты). О
том, насколько заражены им казахи, пишет в своей статье “Чересчур азиатские
лица” Джанибек Сулеев.
В финале и сам Ричбург совершенно разочаровывается в идеях “афроцентризма”.
Журналист приходит к выводу, что “мировую палитру не исчерпать черно-белыми
красками и зачастую невозможно провести четкую грань между светом и тьмой,
рабством и свободой, правдой и ложью” (11). И эта диалектика присутствует
практически во всех материалах газеты, как краеугольный камень при
освещении национального вопроса. Поэтому и возникает нередко ощущение
противоречивости, это осложняется еще и тем, что огромный объем
аналитической информации трудно воспринимать.
Следующий материал “Миф и реальность казахстанской демократии”. В центре –
мнение, весьма распространенное на Западе, согласно которому демократией
можно считать “только то, что имеет место в Великобритании, в странах
Западной Европы, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, а также в таких
городках и районах США, где издавна живут главным образом англосаксы и
американцы североевропейского происхождения...” (12)
Автор опять же идет по пути сравнений и утверждает, что казахи родственны в
определенном смысле с негритянскими народами в Африке, с филиппинцами в
Азии и с индейцами в Америке. Доказательств тому он приводит немало. В
индустриально развитых странах существует такое понятие, как “industrial
mind” (“индустриальное сознание” или “индустриальное мышление”), носителями
которого выступают, главным образом, североевропейцы и протестанты.
Противопоставляется этому понятию “indigenous mind” – “аборигенное
сознание”. Автор заявляет: “Всех нас объединяет то, что к приходу
европейцев с их порядками мы оставались на стадии общинно-родового
строя...Казахи, сколько бы они не говорили о демократическом выборе, по жизни
будут идти так, как им подсказывает их природа. В 19-м веке в Казахстане
насаждала свои порядки царская администрация, а в 20-м – коммунистическая.
Но вот в конце тысячелетия казахи вновь оказались предоставлены самим себе,
и тут же ожили общественные нравы, которые, казалось бы, были безвозвратно
утрачены” (13). Под нравами имеется в виду жузовщина, особая кадровая
политика, когда во главу угла ставится не профессионализм, а лояльность по
отношению к власти, родственные связи, заслуги и т. д.
Что касается того, что казахский народ якобы находился на стадии общинно-
родового строя к моменту, когда внимание Российского государства обратилось
на Восток, то в таком вопросе нельзя бросаться необоснованными заявлениями.
Надо хотя бы аргументировать свое мнение. Еще в 15-ом веке (в 1465-1466
гг.) Жанибек и Керей образовали Казахское ханство. Да, казахи кочевали
родами и делились на жузы, но это не значит, что они находились на стадии
общинно-родового строя. Кроме того, некоторые факты позволяют говорить о
том, что порядки того времени были намного демократичнее, нежели сейчас.
Допустим, всегда можно было высказать в лицо хану правду, хотя
приспособленцев и подхалимов хватало и в те времена. Например, какие
обвинения бросил хану Аблаю от имени народа Бухар-Жырау, и тот ничего не
мог поделать.
В заключении статьи говорится: “Пока казахи не пройдут через этап настоящей
модернизации, думать, что можно научить их настоящей демократии, - блажь”
(14). Что в данном случае считать настоящей модернизацией? Если принимать
во внимание точку зрения Запада, то модернизация – это европеизация,
освобождение от “indigenous mind” и приобщение к “industrial mind". По
крайней мере, такой вывод можно сделать из статьи, особенно если
сопоставить с этим заключением мнение Ричбурга о том, что не культ
исключительности, а только приобщение к мировой культуре может спасти
народы африканских стран. В данном случае интересует не само по себе
заявление, что культ исключительности – это плохо. Гораздо более интересно,
что считает афроамериканец Кейс Ричбург “мировой культурой”? Вряд ли
культуру Востока и вряд ли лучшие образцы западной культуры, последние в
силу ряда причин просто недоступны для африканских народных масс. Скорее
всего, он имел в виду массовую культуру Европы и Америки. Чтобы осваивать
высшую культуру, Африке нужны деньги и информационные возможности, которых
у нее нет.
Читателя ставят перед выбором: Запад или Восток, европеизация или привычная
азиатская модель развития, демократия или восточная деспотия. Сам по себе
выбор не нов, стоит лишь вспомнить западничество и славянофильство, новизна
в том, что впервые возможность выбора появляется у Казахстана.
Следующая статья подхватывает тему демократии, связывая с ней национальный
вопрос. Материал называется ярко и образно: “Околевшая собака, что покоится
в утробе казахов” и которая может превратиться в инструмент подавления
полуживой демократии еще в пеленках”. Статье предшествует врезка: “Казахи
обладают мощной внутренней энергией. Как ни загоняй ее вовнутрь, как ни
дави на нее, она в конце концов все равно вырвется наружу. Если не
отрегулировать этот процесс и предоставить ее (энергию) самой себе, она
враз может стать стихийной, неуправляемой силой. В качестве примера можно
назвать известные события 1986 года”. Противоречия советского периода
“глубоко вонзились в душу казахов в виде “собаки с острыми клыками” и,
чересчур долгое время не находя выхода, ночами, что называется, гнили
заживо. Другими словами, “собака” околела в темнице, но она может
воскреснуть” (15). По мнению автора, энергия эта не является изначально
отрицательной, и ее можно разумно использовать, умело направляя ее и не
доводя дело до взрыва.
Обретение независимости дало казахам своеобразную моральную сатисфакцию, но
все надежды и чаяния народа на развитие своего языка, культуры обернулись
очередным разочарованием. Казахская власть оказалась по самое горло в
болоте коррупции на фоне жалкого состояния казахского языка и его
носителей. “В силу чего энергия, которая в начальный период независимости
начинала выходить наружу в положительной форме, вновь ушла вовнутрь нас и
стала скапливаться (теперь с обратным знаком) с новой силой” (16).
Государственная же политика, как оценивает автор, занимается лишь тем, что
создает видимость заботы. На развитие языка уходят огромные деньги, это
вызывает недовольство русскоязычного населения. Несмотря ни на что,
казахский язык в том же положении – нет даже нормальных пособий – это
вызывает возмущение казахскоязычного населения. Энергия бурлит, ей нужен
выход. Единственно “правильное русло” для этой энергии, по мнению автора,
это выступление против тех должностных лиц, которые ответственны за
языковую политику, и снятие их с занимаемых должностей. Но вполне
естественно, что люди эти как бы приросли к своим креслам и не захотят с
ними расставаться. И они в борьбе за свое место могут дойти “до
стравливания “собак”, что находятся “в утробе” казахов, и таких же злых
животных, “обитающих” в душе неказахов. А вину за разжигание
межнациональной розни можно свалить на силы, заинтересованные в
демократизации страны, то есть появится возможность убить сразу двух
зайцев: сохранить власть в своих руках и расправиться с оппозицией. Такова
ситуация на сегодняшний день, по мнению Ораза Алимбекова. Опять же дана
нестандартная точка зрения. Казахстанцы, уже привыкшие к требованиям “Раз
живешь на казахской земле, ты обязан знать наш язык”, получают возможность
по-иному взглянуть на это явление. Получается, на самом деле никто не
должен, не обязан изучать государственный язык, а государство, вернее, его
представители, облеченные властью, обязаны создать такие условия, чтобы
изучать казахский стало престижным и перспективным делом. Материал этот
достаточно ярок и сочен, но до откровенно националистической статьи под
авторством Нарымбая Ермека, которая называется “Теряя корни, теряешь часть
души”, ему далеко. Кстати, в этом материале говорится и о том, как создать
те самые условия, при которых наступит расцвет казахского языка и культуры.
Редакция комментирует предлагаемый материал, как “романтический
национализм”, выраженный очень четко и ясно. Все здесь названо своими
именами. Объясняя появление материала на страницах газеты, редакция пишет:
“Безусловно, часть населения Казахстана придерживается такой точки зрения
(изложенной в материале – М. К.), и она имеет право быть высказанной на
страницах прессы. Что, в общем-то, мы и делаем, печатая этот материал,
несмотря на то, что автор материала не нашел поддержки в других СМИ, даже
имеющих националистический оттенок” (17). В нескольких словах практически
выражена вся редакционная политика в освещении национального вопроса:
предоставлять трибуну всем без исключения, будь то крайне правые
националисты или их противники, защитники демократии западного образца или
сторонники идеи собственного пути развития. Основной критерий при выборе
материалов – чтобы это было интересно, не аморфно, оригинально,
нестандартно. Но в погоне за такими материалами можно заработать обвинения
если не в национализме, то в отсутствии принципов, собственной точки зрения
и т. д.
Материал Нарымбая Ермека направлен не только против русских, но и против
обрусевших казахов, фактически автор выступает за, хотя и скрытую, но
агрессивную политику против всего русскоязычного населения: “Лидеры
казахского общества, казахского государства обязаны, не спрашивая мнения
миллионов русских эмигрантов и обрусевших казахов-манкуртов, скрытно
(незаметно, по-партизански), мягкими способами перераспределить поле
русской языковой среды в пользу казахской языковой среды.
И если ради восстановления казахской языковой среды в естественных границах
необходимо путем организации бархатной добровольной откочевки уменьшить
миллионы русских эмигрантов, то на это надо идти” (18). При этом автор,
конечно, понимает, к чему может привести массовая эмиграция русскоязычного,
то есть, в основном, городского населения, более образованного и развитого
в техническом отношении. Кроме того, из этой среды, в основном выходили
специалисты-производственники, и резкий отток этого контингента неизбежно
повлек бы ухудшение экономической и социальной атмосферы, не говоря уже о
межэтнических отношениях. Но для автора это практически не имеет никакого
значения. И вот почему: национальный вопрос поднимается не просто как
важнейшая, а как единственная проблема: “Великое предназначение,
исторический шанс государственной независимости от русской империи, вдруг
свалившийся нам, казахам, заключается на самом деле именно в спасении
истекающего кровью казахского народа, и ни в чем другом...
Разве во время войны, истребления нашей родины, малой нации большой
соседней нацией мы можем думать о совершенствовании фондового рынка, защите
природы, прав человека больше, чем о вопросе жизни и смерти нации, разве мы
не должны как один встать под флаг войны, забыв про другие проблемы" (19).
Очень эмоционально воспринял автор идею равенства возможностей для развития
языков: “Сначала жестоко избили казахский язык до клинической смерти, а
потом требуем свободы конкуренции с избивавшим. Странная логика.
Дайте казахскому языку на 50 лет широкие привилегии, тепличные условия и
его директивный диктат (принудительную экспансию), потом можно будет
говорить о рынке в языковой среде, когда у нас все будут говорить на
казахском языке” (20). Интересен взгляд автора на национальную политику Н.
А. Назарбаева. Он считает, что Президент скрытно проводит политику защиты
национальных интересов своего народа. Ведь за последние годы из Казахстана
эмигрировало уже 3 миллиона русских, и этот факт трактуется в данном ... продолжение
Похожие работы
Газета “Казах”
Проблемы освещения внешней политики Казахстана в СМИ
Правовые аспекты валютного регулирования и валютного контроля в Республике Казахстан
Алматинские декабрьские события 1986 года (по материалам советской прессы)
Освещению войны и мира на страницах прессы HR
Проблемы становления и укрепления национальной валюты
Анализ социальной поддержки НА СТРАНИЦАХ казахстанской печати
Ведение и учет валютных операций с безналичной и наличной иностранной валютой в ОАО Темирбанк
Периодические издания народов Казахстана: становление, эволюция, современность
Межбанковские расчетные операции в Республики Казахстан
Дисциплины