Категория наклонения глагола в русском и казахском языках


ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА ПЕРВАЯ КАТЕГОРИЯ НАКЛОНЕНИЯ ГЛАГОЛА В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ
ГЛАВА ВТОРАЯ. КАТЕГОРИЯ НАКЛОНЕНИЯ ГЛАГОЛА В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСКОМ ЯЗЫКЕ
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. СОПОСТАВИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАТЕГОРИИ НАКЛОНЕНИЯ ГЛАГОЛА В РУССКОМ И КАЗАХСКОМ ЯЗЫКАХ.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ВВЕДЕНИЕ
Сопоставляемые языки – русский и казахский – относятся к различным языковым системам и семьям. Русский язык – язык флективный, славянской семьи, а казахский – агглютинативный, тюркской семьи. Особенности грамматического строя родного языка учащихся национальных школ будут отражаться при изучении ими народного языка другого грамматического строя, ибо родной язык является основой мышления, и всякое понятие у них, в первую очередь, возникает и представляется в образе грамматического строя родного языка. Одно это говорит о наличии расхождений в упомянутых языках. Однако в этих разносистемных языках можно установить и моменты общности.
В работе делается попытка охарактеризовать категорию наклонения глагола в русском и казахском языках и путем сопоставления выявить сходства и различия между ними. “Сопоставление двух языков имеет немаловажное значение не только для их практического изучения (оно заставляет вникать в самые тонкие оттенки родного языка), но и для развития теории этих языков, способствует более глубокому анализу лингвистических явлений сопоставляемых языков”.
Сопоставление как метод исследования разносистемных языков нашло положительное освещение в трудах известных советских лингвистов и методистов В.А. Богородицкого, Е.Д. Поливанова, Н.К. Дмитриева, Н.А. Баскакова, С.Т. Бархударова и т.д.
Сопоставительное изучение русского языка с другими языками утвердилось за рубежом (труды Э. Оливериуса “Обучение звуковой системе русского языка в чешской школе”, А. Исаченко “Сопоставительное изучение языков как особая лингвистическая дисциплина” и др.)
В последние годы появилось довольно большое количество научных исследований в области сопоставительной грамматики. Вышло в свет немало грамматик, в которых русский язык сопоставляется с одним из тюркских языков (сравнительные грамматики русского и азербайджанского языков, русского и татарского, русского и узбекского, русского и башкирского и др.)
Вопросу сопоставления русского и казахского языков посвящен ряд исследований, статей, диссертаций, среди которых особо следует отметить работы Х.Х. Махмудова, В.А. Исенгалиевой, Х.М. Сайкиева, Д. Турсунова, К. Ищанова, Т. Парменовой и др.
В своей работе мы опирались на весь тот богатый материал, который имеется по морфологии русского и казахского языков.
Использованы работы крупнейших лингвистов: В.В. Виноградова, А.М. Пешковского, А.А. Потебни, А.А. Шахматова и др.
Основной целью работы явились:
Установление сходства и различия категории наклонения в двух языках, выявление основных форм категории наклонения на примере произведений русских и казахских писателей. В качестве материалов использовались: “Русско-казахский словарь”, “Тусiндiрме создiк”, “Русская грамматика”, изд. 1980 г. “Казахская грамматика”. Материалом исследования послужила периодическая печать последних лет, текст художественного произведения С. Муканова “Ботагоз”, Чехова с переводами на казахский язык.
Практическая значимость дипломной работы состоит в том, что данные исследования могут быть использованы как материал для изучения морфологии. Сопоставление категории наклонения в данной работе может послужить как вспомогательный материал преподавания казахского языка в русской школе.
Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

Дисциплина: Языковедение, Филология
Тип работы:  Дипломная работа
Объем: 43 страниц
Цена этой работы: 1200 теңге
В избранное:   





МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН АЛМАТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ АБАЯ
Филологический факультет
кафедра русского языка
в национальной школе.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Категория наклонения глагола в русском и казахском языках

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава первая Категория наклонения глагола в современном русском языке 5

Глава вторая. КАТЕГОРИЯ НАКЛОНЕНИЯ ГЛАГОЛА В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСКОМ ЯЗЫКЕ
17

Глава третья. СОПОСТАВИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАТЕГОРИИ НАКЛОНЕНИЯ ГЛАГОЛА
В РУССКОМ И КАЗАХСКОМ ЯЗЫКАХ. 31

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 45

БИБЛИОГРАФИЯ 47

ВВЕДЕНИЕ
Сопоставляемые языки – русский и казахский – относятся к различным
языковым системам и семьям. Русский язык – язык флективный, славянской
семьи, а казахский – агглютинативный, тюркской семьи. Особенности
грамматического строя родного языка учащихся национальных школ будут
отражаться при изучении ими народного языка другого грамматического строя,
ибо родной язык является основой мышления, и всякое понятие у них, в первую
очередь, возникает и представляется в образе грамматического строя родного
языка. Одно это говорит о наличии расхождений в упомянутых языках. Однако в
этих разносистемных языках можно установить и моменты общности.
В работе делается попытка охарактеризовать категорию наклонения
глагола в русском и казахском языках и путем сопоставления выявить сходства
и различия между ними. “Сопоставление двух языков имеет немаловажное
значение не только для их практического изучения (оно заставляет вникать в
самые тонкие оттенки родного языка), но и для развития теории этих языков,
способствует более глубокому анализу лингвистических явлений сопоставляемых
языков”.
Сопоставление как метод исследования разносистемных языков нашло
положительное освещение в трудах известных советских лингвистов и
методистов В.А. Богородицкого, Е.Д. Поливанова, Н.К. Дмитриева, Н.А.
Баскакова, С.Т. Бархударова и т.д.
Сопоставительное изучение русского языка с другими языками утвердилось
за рубежом (труды Э. Оливериуса “Обучение звуковой системе русского языка в
чешской школе”, А. Исаченко “Сопоставительное изучение языков как особая
лингвистическая дисциплина” и др.)
В последние годы появилось довольно большое количество научных
исследований в области сопоставительной грамматики. Вышло в свет немало
грамматик, в которых русский язык сопоставляется с одним из тюркских языков
(сравнительные грамматики русского и азербайджанского языков, русского и
татарского, русского и узбекского, русского и башкирского и др.)
Вопросу сопоставления русского и казахского языков посвящен ряд
исследований, статей, диссертаций, среди которых особо следует отметить
работы Х.Х. Махмудова, В.А. Исенгалиевой, Х.М. Сайкиева, Д. Турсунова, К.
Ищанова, Т. Парменовой и др.
В своей работе мы опирались на весь тот богатый материал, который
имеется по морфологии русского и казахского языков.
Использованы работы крупнейших лингвистов: В.В. Виноградова, А.М.
Пешковского, А.А. Потебни, А.А. Шахматова и др.
Основной целью работы явились:
Установление сходства и различия категории наклонения в двух языках,
выявление основных форм категории наклонения на примере произведений
русских и казахских писателей. В качестве материалов использовались:
“Русско-казахский словарь”, “Тусiндiрме создiк”, “Русская грамматика”, изд.
1980 г. “Казахская грамматика”. Материалом исследования послужила
периодическая печать последних лет, текст художественного произведения С.
Муканова “Ботагоз”, Чехова с переводами на казахский язык.
Практическая значимость дипломной работы состоит в том, что данные
исследования могут быть использованы как материал для изучения морфологии.
Сопоставление категории наклонения в данной работе может послужить как
вспомогательный материал преподавания казахского языка в русской школе.
Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

Глава первая
Категория наклонения глагола в современном русском языке
Морфологическая категория наклонения глагола – это система
противопоставленных друг другу рядов форм, выражающих отношение действия к
действительности и имеющих значения реальности (изъявительное наклонение),
побуждения (повелительное наклонение) или предположительности, возможности
(сослагательное наклонение).
Изъявительное наклонение тесно связано с категорией времени: значение
этого наклонения выявляется в формах настоящего, прошедшего и будущего
времени. Повелительное и сослагательное наклонение не имеют форм времени.
Категория наклонения организуется противопоставлением следующих рядов
форм:
1. Форм изъявительного наклонения, в состав которых входят формы
настоящего, прошедшего и будущего времени у глаголов несовершенного
вида (играю, играешь, играет, играем, играете, играют, играть) и
формы прошедшего и будущего времени у глаголов совершенного вида
(сказал, сказала, сказало, сказали, скажу, скажешь, скажет, скажем,
скажете, скажут).
2. Форм повелительного наклонения (скажи, скажите, скажем(те), пусть
скажет, пусть скажут).
3. Форм сослагательного наклонения (сказал бы, сказала бы, сказало бы,
сказали бы).

Каждый из этих рядов форм характеризуется единством категориального
значения и определенными средствами выражения. К этим средствам относятся:
1. Аффиксы флексии и постфикс - те в формах повелительного наклонения.
2. Формообразующие частицы: бы – в формах сослагательного наклонения
(давайте, в сочетании с инфинитивом) – в формах совместного
действия повелительного наклонения.
3. Вся система временных форм – в изъявительном наклонении.

Каждое из морфологических наклонений обладает своим категориальным
значением. Значение изъявительного наклонения – представление действия как
реального, такого, которое действительно происходит, происходило или будет
происходить; значение повелительного наклонения – представление действия
как требуемого, такого, к которому говорящий кого-либо побуждает; значение
сослагательного наклонения – представление действия как возможного,
предполагаемого.
Наклонения глагола по значениям реальности, побуждения и
предположительности образуют два основных противопоставления. Это, во-
первых, противопоставление изъявительного (“прямого”) наклонения
наклонениям повелительному и сослагательному, (“косвенным”), во-вторых, это
противопоставление выражающего побуждение повелительного наклонения
наклонениям изъявительному и сослагательному, которые в основных своих
значениях волеизъявления не выражают.
Изъявительное наклонение
Категориальным значением изъявительного наклонения выступает значение
реальности, т.е. представление действия как реально осуществляющегося в
настоящем, прошедшем и будущем:
Однообразный глухой шум моря, доносившийся внизу, говорил о покое, о
вечном сне, какой ожидает нас. Так шумело внизу, когда тут еще не было ни
Ялты, ни Ореанды, теперь шумит и будет шуметь также равнодушно и глухо,
когда нас не будет.
(“Дама с собачкой”)
В условиях контекста, в сочетании с частицами и другими
характеризующими словами на значение реально осуществляющего действия в
формах изъявительного наклонения могут наслаиваться оттенки объективно
обусловленной возможности и невозможности и различные модальные
характеристики (намерения, решимости, угрозы, готовности, нежелания). Эти
оттенки выражаются в особых синтаксических условиях употребления форм
времени, вида и лица или при сочетании с частицами, наречиями, модальными
словами. Специфика изъявительного наклонения состоит в том, что оно
практически не налагает ограничений на возможности выражения различных
модальных оттенков лексико-грамматическими средствами и средствами
контекста.
При сочетании модальных слов и частиц с разными формами изъявительного
наклонения, возникает ряд модальных конструкций аналитического типа. В них
изъявительное наклонение приближается по оттенкам своих значений к другим
наклонениям глагола.
В сочетании с модально-императивными частицами дай (дайте) форма 1
лица единственного числа и с давай (давайте) форма 1 лица множественного
числа будущего времени совершенного вида выражают побуждение, приглашение,
совет сделать что-нибудь (давай поможем, дай посмотрю...). Таким образом
частицы модально-императивного типа приближают изъявительное наклонение к
области повелительного наклонения.
Модальные слова и частицы могут превратить значение прямого
утверждения или отрицания факта, присущее изъявительному наклонению, в
значение недостоверности, сомнительности. Таким образом, значения форм
изъявительного наклонения приближаются к сфере значений сослагательного.
Это видно при употреблении форм изъявительного наклонения с частицами
“будто”, “будто бы”, “якобы”.
Формы изъявительного наклонения могут употребляться переносно для
выражения тех значений, которые свойственны повелительному и
сослагательному наклонениям. Существенную роль при этом играют контекст и
интонация. Употребление изъявительного наклонения в ситуации побуждения
характерно, во-первых, для форм второго лица единственного числа и будущего
времени, во-вторых, для форм прошедшего времени отдельных глаголов
совершенного вида.

1. При таком употреблении форм второго лица будущего времени значение
побуждения может подчеркиваться в контексте соседством с формами
повелительного наклонения.
Ты отведешь ее (собаку) к генералу и спросишь там, скажешь,
что я нашел и прислал... И скажи, чтобы ее не выпускали на улицу.
(“Хамелеон”).
2. Значение побуждения может быть выражено формами прошедшего времени
некоторых глаголов (начать, кончить, пойти, побежать, поехать,
поплыть, полететь, взять), употребленных в роли главного члена
бесподлежащего предложения со значением побудительности:
Дружно, вместе начали! Кончили разговоры!
- Пошел вон! – крикнул вдруг посиневший и затрясшийся генерал.
(“Смерть чиновника”).
В отдельных случаях, когда контекст указывает на возможность
действия, формы прошедшего времени изъявительного наклонения могут
быть употреблены в значении, близком к значению сослагательного
наклонения: возможное действие представляется как легко
осуществимое, близкое к реальности:
Ах ты, Федя кого послал за водкой – и все тут.
(Мамин-Сибиряк).
Повелительное наклонение
Категориальным значением повелительного наклонения является значение
побуждения, т.е. представление действия как требуемого, к которому
побуждает говорящий: дай, уйди, ответь, приезжай,
Не давайте ему пугаться. Он притворяется...
(“Учитель словесности”).
Со стороны грамматической для повелительного наклонения характерно
наличие категорий залога, вида, лица, числа и отсутствие категорий времени
и рода. Категории залога, вида и числа в повелительном наклонении имеют в
основном те же значения, что во всех других глагольных формах.
Категория лица в повелительном наклонении указывает, в чей адрес
направлено побуждение. Отсутствие категории времени в повелительном
наклонении связано с его модальным значением с выражением не реального
действия, а такого, к совершению которого лишь побуждается другое лицо.
Отсутствие категорий рода объясняется тем, что формы повелительного
наклонения исконно являются спрягаемыми глагольными формами. Формы
повелительного наклонения – это личные формы единственного и множественного
чисел: форма второго лица единственного числа, выражающая побуждение к
действию, обращенное к нескольким лицам и свойственные только
повелительному наклонению формы совместного действия, выражающие
побуждение, обращенное к группе лиц, включающей говорящего. Формы второго
лица единственного числа образуются от основы настоящего времени одним из
двух способов: путем присоединения к основе настоящего времени I) флексии
иили 2) нулевой флексии при чередовании согласных в конце основ по
твердости – мягкости.
Первый способ образования характеризует следующие группы глаголов:
1. Глаголы с основой настоящего времени не на (и с ударением на
флексии в форме первого лица единственного числа настоящего
времени: смотрю-смотри, говорю-говори, пеку-пеки...)
2. Глаголы с основой настоящего времени на с инфинитивом на –ить,
имеющие в первом лице единственного числа ударение на флексии:
таить-таю-таи, поить-пою-пои.
3. Глаголы разных классов с ударением в первом лице единственного
числа настоящего времени на основе, при условии, если основа
оканчивается на сочетании согласных: кончу-кончи, прыгну-прыгни.
4. Глаголы с префиксом вы: вынеси, выкупи, вышли, выскажи, и т.д.
Второй способ образования представлен двумя разновидностями:
1. В том случае, если основа настоящего времени оканчивается на парно-
твердую согласную, форма повелительного наклонения оканчивается на
парно-мягкую согласную: будут-будь, встанут-встань.
2. В том случае, если основа настоящего времени оканчивается на парно-
мягкую согласную, шипящую, или ; в форме повелительного
наклонения чередования в конце основы отсутствуют: бросят-брось,
мурлычут-мурлычь, беле у т-белей, лягут-ляг.
Ряд глаголов образует формы повелительного наклонения от основы,
отличающейся от основы настоящего времени. Сюда относятся:
1. Глаголы с основами настоящего времени на :
Вставать-вста у, давать-да у, создавать, узнавать, у которых
форма повелительного наклонения имеет вид вставай, создавай, узнавай.
2. Изолированные глаголы дать, создать у которых форма повелительного
наклонения образуется от основы на , совпадающей с основой
настоящего времени глаголов давать, создавать, (давать-да ) -,
создавать-созда - дай, создай.
3. Изолированный глагол ехать-поезжай.
Возможности образования форм второго лица единственного числа
повелительного наклонения реализуется не всегда: ему может препятствовать
лексическое значение глагола. Так, неупотребительны формы повелительного
наклонения от глаголов, называющих нецеленаправленные действия и состояния:
весить, выглядеть, значить, подзабыть, присутствовать и др., от глаголов,
называющих такие действия, которые исходят от неодушевленных предметов:
близиться, добрить, булькать и др. Избегается употребление форм
повелительного наклонения от глаголов болеть, (испытывать боль), мочь,
хотеть.
Повелительное наклонение выделяется из системы других наклонений
яркими чертами агглютинативного строя. В формах повелительного наклонения
агглютинатируемые морфемы образуют систему своеобразных грамматических
соотношений и противопоставлений. Ими определяются различия форм числа.
Агглютинация окончания –те придает значение множественного числа
основой (2 лицо, единственное число) и совместной форме повелительного
наклонения: ешь-те, пей-те, пойдем-те, скажем-те. А.М. Пешковский
подчеркивал, что –те – это не обычный для русского языка аффикс, а скорее
“надставка” агглютинативного типа...”
Частица –ка, приклеиваясь к формам повелительного наклонения, придает
волеизъявлению смягченный характер: пойдем-ка.
Как уже отмечалось, значение повелительного наклонения у форм
совместного действия выражается при помощи агглютинативного аффикса –те,
присоединяемого:
1. у глаголов совершенного вида – к форме первого лица множественного
числа изъявительного наклонения: пойдем-те, идем-те.
Ах, да поедемте, Петр Николаевич! – сказал прокурор нетерпеливо
дрыгнув ногой.
(“Сирена”).
2. У глаголов несовершенного вида – к частице, соединяющейся с
инфинитивом этого глагола: давайте петь, давайте играть.
Пока время есть, давайте, отец Христофор считать, - сказал Кузъмичов.
(“Степь”).
Частица давай(те) употребляется и при формах совместного действия
глаголов совершенного вида: давайте напишем. Давай сходим к ней завтра
вечером (“Моя жизнь”).
Формы совместного действия без –те совпадают с формой 1 лица
множественного числа настоящего и будущего времен изъявительного
наклонения...
Совместные формы на –м отличаются от омонимичной с ней формы
изъявительного наклонения целым рядом признаков, отмечает Немешайлова в
работе “Повелительное наклонение в современном русском языке”.
а) способностью к агглютинации при образовании формы множественного
числа.
б) особыми значениями лица и числа.
в) обязательным отсутствием при ней местоимения-подлежащего.
г) невозможностью сочетаться с отрицательной –не.
д) особой побудительной интонацией.
Побуждение может быть отнесено к третьему лицу единственного и
множественного числа. В этих случаях оно выражается сочетанием частицы
пусть или пускай, да с формой третьего лица единственного и множественного
числа изъявительного наклонения; пускай придет, пусть останутся.
Такие сочетания, обычно трактуются как аналитические формы третьего
лица единственного и множественного числа повелительного наклонения
глагола. Однако по своей природе они ближе к сочетаниям слов, так как, во-
первых, частицы пусть, да соединяются и с формами первого и второго лица
(пусть ты будешь первым), во-вторых, эти частицы во многих случаях
распространяют свое значение на предложение в целом (Пусть стоя стоит у
окна!).
На категориальном значении побуждения основано употребление форм
повелительного наклонения при выражении значений:
1. желательности.
2. Долженствования.
3. Вынужденности
4. Невозможности осуществления действия.
5. Неограниченной возможности, легкости осуществления действия.

1. Побуждение в соединении со значением желательности выражается
формой повелительности наклонения в возможном сочетании с частицей
бы, такие предложения имеют обобщенно-личное значение:
Разорви тому живот, кто неправдой живет.
2. Побуждение в соединении со значением долженствования представлено,
например, в таких употреблениях:
Кузьма не платит, а ты, Денис, отвечай.
(“Злоумышленник”).
3. Значение вынужденности выступает при обобщенно-личном употреблении
форм второго лица единственного числа в сочетании с частицей хоть в
ряде фразеологических оборотов, так все плохо, хоть плачь, хоть
вешайся.
Как пришел со службы, так той поры хоть из села беги.
(“Унтер Пришибаев”).
4. Значение невозможности совершения действия обнаруживается в случаях
типа: Ему и слова никто не скажи.
5. Значение неограниченной возможности, легкости осуществления
действия представлено в таком употреблении:
Добрый доктор Айболит! Он под деревом сидит
Приходи к нему лечиться. И корова, и волчица,
И жучок, и червячок...
(К. Чуковский)
Различные формы повелительного наклонения неоднородны по выражаемым
или побудительным значениям. Одни из них более емки, способны выражать
большой круг разновидностей побуждения, другие отличаются определенной
специализацией, закрепленной лишь за отдельными видами побуждений.
Формы повелительного наклонения 2-го лица могут выражать
волеизъявление любого характера – от категорического приказания, до мягкой
просьбы и мольбы...
Пожарные, лей! – команда,
Нарисуй вот это! – приказание.
Возьмите меня с собой, - просьба
Покури, - предложение.
Не опоздай, Дуся, - предостережение.
Брось все, учись на актера! – совет, поучение.
Формы совместного действия выражают преимущественно приглашения и
предложения. Гуляешь? – спросил он. Идем вместе.
Формы повелительного наклонения 3-го лица выражают пожелания и
заклинания: Пусть сильнее грянет буря!
Сослагательное наклонение
Сослагательное наклонение имеет категориальное значение возможности,
предположительности. Это значение выражается аналитическими формами,
состоящими из глагольной формы на –л и частицы бы: играл бы, стоял бы.
Сослагательное наклонение так же как и повелительное наклонение, не имеет
форм времени. В отличие от повелительного наклонения, оно не имеет форм
лица, но имеет формы рода. Формы числа имеют все наклонения.
Частица бы при употреблении форм сослагательного наклонения
необязательно располагается непосредственно за формой на –л. Она может:
1. отделяться от формы на –л другими словами: Он бы уже вчера приехал.
(“Попрыгунья”).
2. Вступать в объединения с подчинительными союзами когда, если, хотя
и др. (Когда бы сказали: если бы передали; хотя бы прошли; сюда же
в сиянии чтобы.)
Частица бы оформляет сослагательное наклонение только в сочетании с
формой на –л, синтаксические сочетания с формами повелительного наклонения
(приди бы), инфинитива (узнать бы) или причастия не имеют морфологического
значения сослагательного наклонения.
В зависимости от синтаксических условий и контекста значения
предположительности, присущее форме сослагательного наклонения, может
проявляться как значение желания, побуждения и возможного обуславливающего
действия.
В.В. Виноградов по этому поводу пишет, что в одной и той же
аналитической форме, составленной из глагольной формы на –л и частица бы,
объединены, в сущности значения трех разных наклонений.
1. условного, 2. Желательного , 3. Сослагательного.
Пример условного и желательного наклонения:
Будь я характером посолиднее, моя Даша давно была бы уже замужем.
(“В бане”).
Т.В. Парменова в работе “Сослагательное наклонение в русском языке”
анализирует модальные значения сослагательного наклонения. “Об инвариантном
значении сослагательного наклонения в высказывании, а в каждом конкретном
случае оно уточняется в той или иной разновидности – частном модальном
значении желательности, необходимости”, - отмечает она. В ее работе также
методика выявления значений сослагательного наклонения.
1. Методом замены данное модальное содержание высказыванно выражается
другими средствами – сочетанием. Модальный глагол СН “инфинитив”.
Так выделяются частные модальные значения.
Замена конструкцией “хотел бы + инфинитив” выявляет модальное
значение желательности. “Прочитал бы я эту книгу” - “Я хотел бы
прочитать эту книгу.”
Замена глаголом “мочь с ВН + инфинитив” устанавливает значение
возможности действия: “Он выполнил бы это задание” - “Он мог бы
выполнить это задание”.
Подстановка “следовало бы + инфинитив, надо бы + инфинитив”
свидетельствует о модальном значении необходимости. “Так бы и говорил”
– “Так бы и надоследовало говорить”.
2. Анализ контекста. Он показал, что собственно формой СН передается
значение гипотетичности действия и всего содержания высказывания,
а в контексте это значение модифицируется, выступает в виде того
или иного частного значения.
3. Отделяем простые и сложносочиненные предложения от
сложносочиненных, в которых форма СН, помимо модальной, выполняет
еще и конструктивную функцию. Отдельно рассматриваются
вопросительные конструкции.
Сопоставление простого и сложного предложения с формой СН привело к
заключению о единстве системы модальных значений, выраженных этими
конструкциями. Сложное предложение отчается от простого тем, что в нем
более ясно находят выражения частные значения. Особенностью вопросительных
конструкций является то, что в них неизвестным является именно наличие или
отсутствие гипотетического действия (его возможность, желательность,
необходимость).

Глава вторая.
КАТЕГОРИЯ НАКЛОНЕНИЯ ГЛАГОЛА В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСКОМ ЯЗЫКЕ
В современном казахском языке различают следующие виды наклонений: 1.
Повелительное, 2. Изъявительное, 3. Желательное, 4. Условное, 5.
Отлагательно-именное.
Повелительное наклонение
Повелительное наклонение выражает повеление, приказание, просьбу,
самопринуждение, предписание и т.п. Побуждение к действию в этом наклонении
направлено на определенное лицо, в том числе на самого говорящего. В
последнем случае глагол обозначает самопринуждение, желание совершить
действие: корсететiн (покажу-ка), корсететiн (покажем-те).
Наиболее характерно и распространенно направление действия на второе
лицо, то есть служащего, что может быть выражено в виде повеления,
приказывания или просьбы: жiбер (отпусти), жiберiндер (отпустите), жiерiнiз
(отпустите Вы), жiберiнiздер (отпустите вы).
Если действие не относится ни к говорящему, ни к слушающему (второму)
лицу, а ко всем остальным, глагол приобретает значение предписания,
приказания, установления. Например:
Заем жонiндегi жана жоба кабылдансын.
Принять новый проект о займе.
Асан маган ертен сагат 10-да келсiн.
Пусть Асан завтра придет ко мне в 10 часов.
Таким образом, повелительное наклонение глагола в зависимости от того,
на кого направлено действие, дифференцируется по лицам и числам, имеющим
определенное грамматическое оформление. Первое лицо единственного числа
повелительного наклонения образуется путем присоединения к основе глагола
или к деепричастной форме на –а, -е аффикса –йын, иiн, шакыр-а-йын, (позову-
ка) котерей-iн (подниму-ка), ки-е-йiн (надену-ка).
От деепричастной формы на –а, -е оно образуется в том случае, когда
глагольная основа оканчивается на согласные, в том числе на –й. Ср:уйрет-е-
йiн (научу-ка), токта-йын (остановлюсь-ка), суй-е-йiн (поцелуй-ка).
В глаголах оканчивающихся на гласные –а, е, аффикс первого лица
повелительного наклонения приставляется непосредственно к основе: ойла-йын
(подумаю же, подумаю-ка), болжа-йын (предположу же, предположу-ка), тосе-
йiн (постелю же, постелю-ка).
Множественное число первого лица образуется присоединением к
деепричастной форме на –а, -е (при конечном согласном и глагольной основе с
конечным гласным а, е аффикса –йык, -йiк; тарта-йык (потянем же), кос-а-йык
(присоединим же), кес-е-йiк (режемте), себе-йiк (посеемте).
Второе лицо единственного числа повелительного наклонения в казахском
языке совпадает с основой глагола: жет (достигай), от (проходи), ор
(заплети), кыс (прижми), тапта (топчи).
“Что касается совпадения границы корня и слова во втором лице
единственного числа повелительного наклонения, то оно является
омографическим, т.е. налицо не чистый корень, а сочетание корня с
интонацией. А без последнего, как известно, глагольная основа не служит
коммуникативным целям”.
Непосредственное повеление или приказание выражается именно вторым
лицом единственного числа. Второе лицо единственного числа имеет особую
форму выражения просьбы по отношению к собеседнику. Она образуется путем
присоединения к основе глагола аффикса –ныз, нiз: тында-ныз (послушайте),
дем алы-ныз (отдохните), шай iшi-нiз (пейте чай).
Множественное число второго лица повелительного наклонения образуется
путем прибавления к форме единственного числа аффикса множественного числа
–дар.
Однако имеется некоторая особенность в образовании множественного
числа императива, так как аффикс –дар приставляется не непосредственно к
основе глагола, а после суффикса –н.
Таста-н-дар (бросайте, бросьте), ойла-н-дар (подумайте), асыкпа-н-дар
(не торопитесь).
Множественное число второго лица вежливой формы образуется обычным
способом, т.е. к форме единственного числа прибавляется аффикс
множественного числа: токта-ныз-дар (остановитесь), дайындал-ныз-дар
(готовьтесь), уйымдастыр-ыныз-дар (организуйте), талап етiнiз-дер
(потребуйте).
Множественное число второго лица императива по значению несколько
отличается от единственного числа. Если форма единственного числа выражает
безусловное требование, повеление, приказание, то во множественном числе,
такая категоричность отсутствует. Множественное число выражает общение с
требованием предложением (ко многим). Лозунги и призывы обычно кончаются
формой множественного числа императива: Жарысты орiстете берiндер!
Развертывайте соревнование!
Третье лицо повелительного наклонения образуется путем прибавления к
основе глагола аффикса –сын, -сiн:
Мына хатта Аскарга тапсырсын. Пусть вручат это письмо Аскару.
Келiп корiнсiн. Пусть прет покажется.
Ол кайтар жолында маган жолыга кетсiн. Пусть он на обратном пути
зайдет ко мне.
Основное значение третьего лица повелительного наклонения – это
побуждение к действию, направленное на третье лицо или субъект, который
отсутствует в момент речи.
Третье лицо, как правило, не имеет формы множественного числа.
Кроме побуждения к действию, третье лицо в форме единственного числа
выражает утверждение, узаконение, установление.
Жолдас ___________ совхоз министрi кызметiнен босатылсын.
Освободить товарища ___________ от обязанностей министра совхозов.
Совхоз министрi кызметiне жолдас ________ тагайыналсын. Министром
совхозов назначить товарища_______________.
В народно-разговорном языке существует ряд словосочетаний, в которых
ведущую роль играет глагол в третьем лице повелительного наклонения. Обычно
они выражают благожелательность или, наоборот неблагожелательность. Жолын
болсын (Пусть повезет тебе в пути), тэнiр тiлегiндi берсiн, кудай тiлегiндi
берсiн (пусть бог благословит тебя).
1 лицо 2 лицо 3 лицо
Ед.ч. Мн. число Ед.ч. Мн. число Ед.ч. Мн. число
Барайыншы Барайыкшы Баршы Барындаршы Барсыншы Барсыншы
Келейiншi Келейiкшi Келшы Келiндершi Келсiншi Келсiншi
Табайыншы Табайыкшы Тапшы Табындаршы Тапсыншы Тапсыншы
iздейiншi Iздейiкшi iздешi Iздендершi iздесiншi Iздесiншi

К глаголам в повелительном наклонении присоединяется аффикс –шы, -шi.
Этот аффикс придает повелительному наклонению императивность (т.е. действие
должно совершаться неотлагательно), а иногда оттенок любопытства: алайын-шы
(возьму-ка), корейiн-шi (посмотрю-ка), айт-шы (скажи-ка), ер-шi (дай-ка).
Аффикс неотлагательности –шы, -шi может быть присоединен к
вспомогательному глаголу в составе сложного:
Мына хатты Асанга бере салшы. Передай-ка это письмо Асану.
Терезенi ашып кой-шы. Откройте-ка окно.
Айта берсiн-шi. Пусть не говорит.

Изъявительное наклонение
Наиболее многогранно и употребительно изъявительное наклонение. В нем
представлены грамматические формы глагола, выражающие временные отношения,
формы выражения и способы образования грамматической категории времени
разнообразны. Но, тем не менее, в семантическом отношении все это
разнообразие представлено в рамках прошедшего, настоящего и будущего
времен.
По способу образования временные формы глагола можно разбить на две
группы: аналитические и синтетические. Аналитические формы образуются на
двух, иногда из трех глаголов.
Жазып алып едiм – Я где-то записал.
Мен бул мэселе туралы бурын жазган едiм.
По этому вопросу я раньше писал.
К синтаксическим формам времени относятся те формы, которые образуются
путем присоединения к основе определенных аффиксов:
Бул кiтапты мен элдекашан окыганмын.
Эту книгу я давно прочитал.
Корсетiледi – Будет показано.
жак жекеше Копше
I Мен алайын Бiз алайык
II Сен ал, сiз алыныз Сендер алындар, сiздер
алыныздар
III Ол алсын Олар алсын
I Ты бери. Вы берите. Вы берите. Ты бери
II Он берет Они пусть берут

Настоящее время
Настоящее время глагола имеет две разновидности: настоящее врем
конкретное и настоящее время переходящее, в данное время в момент речи.
Образуется путем сочетания деепричастий с вспомогательными глаголами отыр
(сидит), тур (стоит), жатыр (лежит), дур (находится). Эти глаголы в
сочетании с основным глаголом в казахском языке имеют значение состояния
действий.
Кун жауып тур. Идет дождь, букв.: Небо находится в состоянии дождя.
Ол хат жазып отыр. Он пишет письмо.
Как правило личные аффиксы принимают вспомогательные глаголы. Основной
же глагол в форме деепричастия остается неизменяемым.
Единственное число Множественное число
1 лицо. Мен жазып отырмын Бiз жазып отырмыз.
2 лицо. Сен жазып отырсын Сендер жазып отырсыздар.
2 лицо. Сiз жазып отырсыз Сiздер жазып отырсыздар.
3 лицо. Ол жазып отыр Олар жазып отыр
Жаып отыр – пишет (пишут).
Единственное число Множественное число
1 лицо. Катысып журмiн. Катысып журмiз.
2 лицо. Катысып журсiн. Катысып журсiндер.
3 лицо. Катысып жур. Катысып журсiздер.
Катысып жур – участвует (участвуют)

Нельзя смешивать сложные глаголы, образующиеся от деепричастий,
причастий плюс вспомогательные глаголы с формами конкретного настоящего
времени. Отличительный признак последних – сочетание деепричастия на –п с
вспомогательными глаголами отыр, тур, жатыр, жур.
Настоящее переходящее время образуется от глагольной основы плюс
аффикс деепричастия на –а, -и, (и при отрицательной форме).
Единственное число: бар-а-мын (пойду), бар-а-сын (пойдешь), бар-а-сыз
(Вы пойдете), ол бар-а-ды (он пойдет).
Множественное число: бiз бар-а-мыз (мы пойдем), сендер бар-а-сын-дар
(вы пойдете), сiздер бар-а-сыз-дар (вы пойдете).
Это время указывает на действие (или событие), совершающееся
постоянно: кус ушады (птицы летают), колхозшылар егiн жинайды (колхозники
убирают урожай), эншi эн салады (певец поет песни).
Настоящее переходящее время наиболее употребительно по сравнению с
другими временными формами. Выражая постоянное действие оно находит частое
применение и в разговорной речи, и в языке художественной литературы.
Будущее время.
Будущее время имеет тоже несколько разновидностей: будущее
предположительное, неопределенное будущее и настоящее будущее. Будущее
предположительное время образуется от деепричастия на –а, -е, -и плюс
аффикс –р: сана-р-мын, сана-р-мыз, сана-р-сын, сана-р-сыз, сана-р-сындар,
сана-р-сыздар, ол сана-р, олар сана-р (сана – считай).
Это время указывает на предположительность действия т.е. время
совершения действия откладывается на неопределенное будущее. Оно может
совершиться и не совершиться: Мен оны институтка шакырамын. – Я, может
быть, приглашу его в институт.
В казахском языке есть целый ряд глаголов, которые употребляются как
устойчивые выражения со значением предположения:
Кейiн коремiз (потом посмотрим), мумкiн жолыгармыз (возможно
встретимся). Буган не айтарсын? (что же скажешь на это?).
Такие устойчивые выражения находят наиболее широкое употребление в
разговорном языке, встречаются они и в диалогах, и в характеристике
персонажей.
Неопределенное будущее время образуется путем прибавления к основе
глагола аффикса –мак, -мек, (-пак, пек, бак, бек) плюс личные аффиксы
глагола. Бар-мак-пын (собираюсь пойти), кел-мек-пiз (собираемся прийти).
Эта форма служит для выражения предстоящего действия. Однако она
указывает на начало и завершение действия, о котором говорится лишь как о
цели, о намерении. Поэтому значение формы –мак в личной форме носит
неопределенный характер: Ол бiздiн бригадирiмiз болмак. – Он будет нашим
бригадиром.
Значение неопределенного времени выражается не только аффиксом – мак,
но и аффиксами лица.
Единственное число Множественное число
1 лицо. Мен аудармакпын. Бiз аудармакпыз.
2 лицо. Сен аудармаксын. Сендер ауармаксындар.
2 лицо. Сiз аудармаксыз. Сiздер аудармаксыздар.
3 лицо. Ол аудармак. Олар аудармак.
Аудармак – намерен (намерены) перевести

Неопределенное будущее время на –мак, мек, может принимать аффиксы
–шы, -шi, на которые наращивается аффикс лица: сатпакшымын, сатпакшымыз...
Аффикс –шы, -шi придает формам неопределенного будущего времени
оттенок долженствования.
Осы жолы мен оган жолыкпакшимен. – В этот раз я должен его встретить.
(неопределенное будущее время имеет).
Прошедшее время
Прошедшее время имеет несколько форм: давно прошедшее, недавно
прошедшее, обычное прошедшее, и повествовательное прошедшее.
Давно прошедшее время образуется от деепричастия на –п плюс личное
окончание глагола.
Единственное число: суреттеп-пiн, суруттеп-сiн, суреттеп-сiз,
сутреттеп-тi.
Множественное число: суреттеп-пiз, суреттеп-ciндер, суреттеп-сiздер,
суреттеп-тi.
Суреттеп- обрисовать.
Глагол в этой форме выражает действие, которое могло и не совершиться,
вследствие чего о нем говорится лишь предположительно.
Сондай саясат жугiзiп-пiз. (Как будто такую политику проводили мы).
Обычное прошедшее время. Данная форма образуется от причастия
прошедшего времени на –ган путем прибавления личных аффиксов. В отличие от
давно прошедшего времени эта форма носит общий, неконкретный характер и
указывает лишь на совершения действия в прошлом.
Ойлаганмын. Я подумал.
Ол эбден ойланган. Он основательно подумал.
Недавно прошедшее время образуется от глагольной основы плюс аффикс.
Во множественном числе к аффиксу единственного числа прибавляется аффикс
–к, -м. Корiндiм (Я показался), корiндiк (мы показались).
Недавно прошедшее время выражает действие, которое происходило
недавно, в ближайшее к моменту речи время. Кроме того, недавно прошедшее
время имеет значение законченности действия.
Кордiм. – Я посмотрел.
Глагол едi в сочетании с формой деепричастия на –п, формами причастий
и глаголами состояния (отыр, тур, жатыр, жур) образует целую серию сложных
(описательных) форм прошедшего времени и другие формы наклонения.
Сложная форма прошедшего времени.
Эта форма образуется из сочетания деепричастия на –п или причастия
прошедшего времени (ген, ган, кен) с формой едi.
1 форма.
Единственное число: мен айтып едiм, сен айтып едiн, сiз айтып едiнiз,
ол айтып едi.
Множественное число: бiз айтып едiк, сендер айтыпедiнiздер, ... продолжение
Похожие работы
Лингвистические особенности компаративных адъективных фразеологических единиц в современном английском и русском языках
Практические курсы русского и казахского языков в системе филологической подготовки студентов в вузах Республики Казахстан
Маркетинг и менеджмент в книжном бизнесе
Инвестиции как экономическая категория и их роль в развитии макро и микроэкономики
Принцип градуальности в лексикографии
Личность женщины-лидера в сфере культуры, бизнеса и политики в освещении печати России и Казахстана
Казахстан в составе СССР
Возникновение, сущность денег и их роль в экономической жизни общества
Теория и практика перевода
История казахстана начала ХХ в и по наши дни
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь