ПАРАДИГМА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ В ЛИТЕРАТУРЕ КАЗАХСТАНА ПЕРИОДА НЕЗАВИСИМОСТИ


Тип работы:  Отчет по практике
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 65 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 500 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Министерство образования и науки Республики Казахстан

РГП на ПХВ Казахский Национальный университет им. аль-Фараби

УДК 821.512.122.0 (075) УТВЕРЖДАЮ
№ 3981586 ГФ Проректор по научно-инновационной
№ госрегистрации 9021 деятельности Т.С.Рамазанов
Инв. №
___________2013 г.

ОТЧЕТ

О НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ

по теме
ПАРАДИГМА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ В ЛИТЕРАТУРЕ
КАЗАХСТАНА ПЕРИОДА НЕЗАВИСИМОСТИ

Преемственность традиций и новые тенденции изображения личности и
действительности в современной литературе Казахстана

(промежуточный)

Руководитель темы,
Член-корреспондент НАН РК,
доктор филологических наук, профессор Б.У.
Джолдасбекова

Алматы 2013
СПИСОК ИСПОЛНИТЕЛЕЙ

Руководитель темы -
член-корреспондент
НАН РК, доктор филологических Б.У. Джолдасбекова
наук,
профессор

Исполнители темы - КазНУ имени Аль-Фараби
Главный научный сотрудник - доктор Б.У. Джолдасбекова
филологических наук, профессор (введение, заключение)
Главный научный сотрудник - доктор А.Ж. Жаксылыков
филологических наук, профессор (раздел 2)
Главный научный сотрудник - Н.К. Сарсекеева
кандидат филологических наук, (введение, раздел 1,
доцент заключение)
Старший научный сотрудник - доктор У.К.Абишева
филологических наук, профессор (введение)
Старший научный сотрудник - Г.К.Казыбек
кандидат филологических наук, (раздел 2)
профессор
Научный сотрудник - кандидат Н.М.Томанова
филологических наук, доцент (раздел 1, заключение)
Научный сотрудник – Ж.А.БАЯНБАЕВА
ст.преподаватель (раздел 2, заключение)
Младший научный сотрудник – А.О.Азизова
магистр, преподаватель (введение, раздел 2)

Младший научный сотрудник – К.О.Таттимбетова
магистр, преподаватель (введение, раздел 2)

Лаборант – магистрант 2 курса Байбосынов Д.О.
(введение)
Нормоконтролер Ю.З. Тажиева

Реферат

Объем отчета - 64 с., 1 часть, использованных источников - 50, 1
Приложение

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ, ТРАДИЦИИ, НОВАТОРСТВО, ТИПОЛОГИЯ ОБРАЗОВ И МОТИВОВ,
АВТОР, ДИАЛОГ, ГЕРМЕНЕВТИКА, НЕОМИФОЛОГИЗМ, ПОЭТИКА, ИНТЕНЦИЯ.

Объектом исследования являются произведения казахстанской литературы
двух последних десятилетий в их соотнесенности с предшествующим опытом
художественной словесности республики.
Основными целями научно-исследовательской работы были:
Разработка концептуальных принципов исследования роли предшествующих
традиций (М.Ауэзов, Ю.Домбровский) и новых тенденций в изображении
незаурядных творческих личностей в их соотнесенности с действительностью в
произведениях Т.Абдикова, Т.Асемкулова, Р.Сейсенбаева, Х.Адибаева, Д.
Накипова, А.Жаксылыкова, Д.Амантая, Н.Черновой и др.
Выявление ведущих констант критической и литературоведческой рецепции
произведений казахстанской литературы последних десятилетий в аспекте
индивидуально-авторских стратегий.
Установление взаимообусловленности поэтики и идейного содержания
художественных произведений новейшего периода в целях выявления
многообразия и установления общности национальной традиции изображения
искателя истины и характера ее обновления.
В процессе работы были раскрыты способы коммуникации между автором,
героем и читателем в художественных текстах, отражающие модернистские,
постмодернистские и другие художественные тенденции. Проводилось
исследование комплексных вопросов генезиса и функциональности образов,
концепций и сюжетов с интеллектуальной составляющей в плане эстетической и
духовной преемственности произведений художественной словесности прошлого и
современности.
В результате исследования литературных моделей, созданных в Казахстане
в конце ХХ - начале ХХІ столетий, обозначены современные отечественные
гуманитарные стратегии и перспективы, отвечающие национальному менталитету
и одновременно встраивающиеся в мировой культурный контекст. Определены
новые аспекты проблем взаимовлияния и взаимодействия писателей разных
поколений и авторских стратегий. Разработаны методические рекомендации и
скорректированы исследовательские подходы в русле актуальных задач
глобализации и встраивания литературы Казахстана в мировой культурный
контекст. Разработаны принципы самоидентификации автора через семантическое
поле героя и структуру его характера.
Исследованы основные тенденции интеллектуального романа Казахстана на
рубеже ХХ-ХХ1 в.в. в аспекте теории современной герменевтики, связанные с
национальной традицией изображения искателя истины и новациями
современного мирового литературного процесса. Определены принципы
синхронизации ментального мира автора-творца и читателя, реализованные в
конструкте литературного героя, выявлены координаты художественного поиска
современных авторов в сфере взаимодействия автор-герой-повествователь.
Установлен и исследован характер взаимодействия сознания имплицитного
автора и героя в аспекте современной коммуникативной теории.
В результате исследования разработаны концептуальные предложения
относительно методологии исследования интертекстов и парадигматических
сюжетов с мифологической семантикой в рамках сравнительно-типологического
метода с учетом формирования самобытных авторских стратегий. Намеченные
перспективы и рекомендации полезны в ходе анализа современного
литературного процесса Казахстана, в теории литературы, в разработке общих
и специальных курсов по литературе в высших учебных заведениях.

СОДЕРЖАНИЕ

РЕФЕРАТ 4
ВВЕДЕНИЕ 8
ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
1 СОВРЕМЕННОЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ О ГЕРОЕ, ДИСКУРСЕ, АВТОРЕ И АВТОРСКОМ
СОЗНАНИИ
1.1 Идентичность творческой личности в контексте проблемы автор-герой 16
(философские аспекты)
1.2 Границы понимания дискурса
19
1.3 Проблема автора и авторских внутритекстовых проявлений в
современном литературоведении и в контексте мировой литературы ХХ века27


2 НОВАЯ ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА В СОВРЕМЕННОЙ КАЗАХСКОЙ ПРОЗЕ
2.1 Эстетическая многоплановость и формы ее реализации в 36
художественном тексте
2.2 Эстетико-мировоззренческие новации и проблема культурного 39
наследия в аспекте многоплановости
2.3 Проблемы мифопоэтики и неомифологизма новейшей казахской прозы 43
47
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 51
54
ПРИЛОЖЕНИЕ А

ОПРЕДЕЛЕНИЯ, ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ
Автор – как филологическая категория - создатель литературного
произведения, налагающий свой отпечаток на его художественный мир
Герменевтика - искусство понимания, толкования текстов, учение о
принципах их интерпретации
Традиция и новаторство в литературе - понятия, характеризующие
преемственность и обновление в литературном процессе, соотношение в нем
между наследуемым и вновь создаваемым
Контаминация – соединение текстов разных редакций одного произведения,
разных его частей
Мотив – устойчивый формально-содержательный компонент литературного
текста
Поэтика – творческое искусство, наука о системе средств выражения в
литературных произведениях, одна из старейших дисциплин литературоведения
Семиотика – наука о знаках и знаковых системах
Структура литературного произведения – особая организация,
взаимоотношение элементов литературного текста, при котором изменение
одного из них влечет за собой изменение других
Парабола – сравнение, сопоставление, подобие, термин, обозначающий
близкую притче жанровую разновидность в драме и поэзии ХХ века
Синкретизм – изначальная слитность различных видов культурного
творчества, свойственная разным стадиям его развития. Применительно к
искусству означает первичную нерасчленность разных его видов, а также
разных родов и жанров поэзии
ХМ – художественный мир
РК – Республика Казахстан
РФ – Российская Федерация
ИР – информационный ресурс
СЗИ – социально значимая информация
ЭИ – электронные издания
ЮНЕСКО – Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки
и культуры
Художественность – сложное сочетание качеств, определяющее
принадлежность плодов творческого труда к области искусства
Структурализм – направление в литературоведении, один из методов
гуманитарных наук, разработанный с целью обнаружить, описать и объяснить
структуры мышления, лежащие в основе культуры прошлого и настоящего.

ВВЕДЕНИЕ

Рассматриваемый период в развитии литературы Казахстана характеризуется
специалистами как время переоценки ценностей, время формирования иных
ориентиров и новых форм. Новейший исторический период диктует и новые
требования к поэтам и писателям для отражения изменившейся реальности,
влияет на формирование новых тенденций в литературном процессе
современности. Открытость ко всему новому и одновременно желание сохранить
свои истоки и традиции, ценностно-смысловые ориентиры личности в условиях
мультикультурной действительности характерны для всех национальных
литератур республики. Развитие художественной литературы в
многонациональном Казахстане вобрало в себя две ментальности: азиатскую и
европейскую, тесно связанную с идеей евразийства. Независимо от
принадлежности к той или иной ветвям – казахской или русской - можно
отметить в качестве одной из ведущих черт литературы нашей страны на всем
протяжении ее развития особый интерес писателей к незаурядной творческой
личности и ее взаимоотношениям со временем, прошлым или настоящим,
интерес к сознанию художника слова и его творческим рефлексиям. Непреложным
правилом степной мудрости по отношению к талантам было единственное
требование: что сказал и как сказал.
Обретение нашей страной суверенитета и связанная с этим переоценка
культурного наследия прошлого, широкое распространение новейших концепций
восточной и западной философии оказывают глубокое воздействие на
современный литературно-художественный процесс Казахстана. Не случайно в
первые годы независимости основной была историческая тематика, когда
писатели старшего и среднего поколений нередко обращались к героическим
личностям прошлого, незаслуженно забытым или вовсе вычеркнутым из
отечественной истории: З. Кабдолов – к Мухтару Ауэзову, Ш. Муртаза – к
Турару Рыскулову, С. Жунусов – к Ахан-сэре, А. Тарази - к Мустафе Чокаю и
др.
Всякое произведение искусства (в том числе и литературы) является
продуктом творческого сознания художника, само же это творческое сознание
формируется под воздействием многообразных и взаимосвязанных факторов,
обозначаемых термином эпоха. В настоящее время продолжается сложный
процесс переоценки ценностей, диктуемый изменением приоритетов в оценке
духовно-мировоззренческих аспектов прошлого, настоящего и будущего
казахского народа вплоть до взаимоисключающих точек зрения. Коренным
образом изменились взгляды на мир, историю и культуру народа, различные
сферы его духовной деятельности.
Отметим, что М.М.Бахтиным характер гуманитарного познания был определен
как взаимодействие между изучаемым текстом и создаваемым в процессе его
восприятия обрамляющим контекстом [1, с. 145]. Начиная с 1990-х годов,
исчезает индивидуальный стиль в традиционном его понимании как единство
многообразия согласно разработанной М.М. Гиршманом теории целостности
художественного произведения [2, с.6]. Само письмо унифицируется,
наблюдается актуализация сюжетности после довольно устойчивой тенденции к
доминированию события изображения - тексты начинают напоминать
киносценарии, сценарии видеоигр. С другой стороны, активно развивается жанр
эссе, появляются жанровые образования, симулирующие дневники, научные
статьи и комментарии, энциклопедии и т.д. Литературное явление, период,
эпоха начинают определяться спецификой художественного высказывания, его
внутренней структурой, типом моделирования мира в слове и типом
референциальных отношений.
Переходный характер современной эпохи помимо изменения общественного
статуса литературы влечет за собой также необходимость для читателей и
критиков самоопределиться в новой социокультурной ситуации, так как в
качестве приоритетных художественно-эстетических задач видоизменяются не
только методы сочинения текстов, но и способы их чтения, интерпретации, о
чем неустанно напоминают представители теоретической поэтики и в
Казахстане, и за рубежом [3,4,5,6,7, с. 12, 96, 110, 560, 180].В
художественном творчестве важна и его коммуникативная сторона, поскольку
произведение искусства обращено к воспринимающему субъекту, ориентировано
на восприятие определенного адресата [8, с.41]. Опыт новейшей литературы,
отмечает С. Каскабасов, позволяет по-новому взглянуть на произведения
предшествующих периодов, обнаружить в них сходные тенденции поведения
художника в речевом пространстве [9, с.285].
Художники слова довольно часто становились и становятся героями
произведений многих писателей Казахстана, а само их искусство – предметом
изображения и художественного осмысления в отечественном литературоведении.
После выхода в свет эпопеи М.О. Ауэзова Путь Абая в литературе Казахстана
сформировалось целое направление – произведения исторической прозы больших
и малых форм о людях искусства. Этими произведениями были Молния А.
Абишева, Жаяу Муса З. Акишева, Ахан–сэре С. Жунусова, Мечта поэта Д.
Абилева и некоторые другие, которые были достаточно подробно рассмотрены в
кандидатской диссертации М.Х. Хамзина [10, с. 365].
Фундаментальные исследования видных казахстанских литературоведов
значительно расширили горизонты раскрытия указанной темы [11, с. 150],
придали новый импульс последующим литературоведческим исследованиям о
выдающихся творческих личностях, по мнению академика З. Кабдолова [12, 342
б.].
Однако в подавляющем большинстве работ образы талантливых
представителей искусства представлены исследователями прежде всего с
общечеловеческой стороны. Творческое сознание одаренной личности и ее
рефлексии, отраженные в авторском дискурсе, то внутреннее озарение,
которое делает поэта поэтом, а мыслителя – художником, остается порой за
пределами имеющихся солидных трудов.
В достаточной степени объективные данные сформировались в основном в
отношении творчества таких состоявшихся казахстанских писателей старшего
поколения как М. Симашко, А. Кекильбаев, Д. Снегин, Б. Момыш-улы и ряда
других авторов. С современной литературой и ее представителями все сложнее:
во многом еще предстоит разобраться, выстроить определенные типологические
ряды.
В современной теории литературы можно считать общепризнанным
утверждение о том, что специфика литературы не раскрывается через какое-
нибудь статическое, раз и навсегда данное определение; границы, содержание
и объем этого понятия исторически изменяются, а одни и те же признаки не
обладают раз и навсегда данной эстетической спецификой, но обретают разные
значения на разных этапах развития культуры. С начала 1990-х годов в
литературном процессе Казахстана наблюдается интенсивная выработка новых
художественных стратегий, идет внутренняя перестройка словесности: наряду с
радикальным изменением жанровых структур наблюдается изменение роли автора
и форм его присутствия в произведении. Девизом современной литературы в
целом можно считать установку на коммуникацию, диалог с читателем
относительно судьбы и ремесла художника. Так или иначе, писатели
выстраивают свой диалог с читателем, и эта потребность все более
усиливается.
Ряд писателей (Д.Снегин, И.Щеголихин, Г.Бельгер и др.) избирают
тактику прямого обращения к читателю, другие (Т.Абдиков, Д.Накипов,
Д,Амантай и др.) – путь эстетического эксперимента. В новых исторических
условиях, на рубеже ХХ-ХХ1 в.в. кризис персональной идентичности находит
отражение и как проблема самоопределения писателя: увеличивается объем
автописьма, где писательская субъективность выражается наиболее
непосредственно. Конец ХХ - начало ХХ1 в.в. предстает и завершением
определенного литературно-культурного цикла, и существенной его
трансформацией и переустройством: переход от одной культурной парадигмы к
другой осуществляется не столько через сдвиги и сломы, сколько через
перетекания и модификации художественных форм и конструкций. Реальный
литературный процесс включает в себя множество творческих линий, которые,
вслушиваясь в голоса разных литературных эпох и их представителей, по
словам М.Бахтина, манифестируют свою связь (или разрыв) с разнородными и
разновременными традициями. Взаимодействуя между собой на пограничном
литературном пространстве, разные тенденции создают относительно
устойчивую, способную к развитию художественную целостность.
В исследовании живого, на наших глазах формирующегося литературного
процесса нет возможности говорить обо всех, но можно отметить основные
тенденции, используя для их конкретного освещения и определенные
писательские имена, и произведения, и новые методы исследования
художественных текстов. Время впоследствии может внести коррективы в
оценки, но дать их сегодня все же необходимо.
Выявить контуры системности в этом хоре разных голосов писателей
непросто, так как их многообразие и несогласованность между собой дают
пеструю и внутренне противоречивую картину. Казахстанская литература конца
ХХ - начала ХХI в.в. переходит в качественно иное состояние: культурные
особенности нового времени приобретают отчетливо выраженный центробежный
характер, что проявляется в бытовании множества индивидуальных литературных
стилей и стилевых тенденций.
Современная литературная среда текуча, представляет собой сложную и
многомерную сеть творческих притяжений и отталкиваний. В последнее время
ученые все больше склоняются к мысли о необходимости рассмотрения истории и
культуры нашего народа в контексте мировой истории, в истории Евразии. В
нашей республике на равных сосуществуют: художественная литература на
казахском языке, русскоязычная казахская литература, русская литература
Казахстана, немецкая, корейская, уйгурская литература и др. не только на
национальных, но и на русском языке. Обособление любой составляющей не
способствует консолидации общества: в период независимости литературные
связи и влияния национальных литератур по-прежнему основаны на культурных и
литературных контактах между народами и суверенными государствами.
Не случайно член казахского и русского Пен-клубов, член правления
Европейского конгресса литераторов, представляющий в нем литературу
Центральной Азии и Казахстана поэт, писатель, переводчик и сценарист Б.М.
Канапьянов взволнованно рассуждает по этому поводу в Литературной Азии:
Русскоязычное пространство заложено в нас генетически... Через восприятие
русской литературы мы восприняли и европейскую. Мосты этой культуры нам
необходимо снова свести и, как атлантам, держать это небо культурного
пространства для нас и будущих поколений [13, с.173].
Конец ХХ - начало ХХ1 века демонстрирует также огромный сдвиг в области
появления новых методологий во всех сферах науки, включая филологические
дисциплины. Все более широкое распространение получают междисциплинарные
исследования, в условиях интеграции наук все чаще появляются исследования,
написанные на стыке различных областей знания. Сближение естественных,
социальных и гуманитарных дисциплин обогащает методологический аппарат
современного литературоведения.
Одной из важных задач современного литературоведения по-прежнему
является изучение поэтики творчества писателя и его индивидуального стиля.
Новые грани в творчестве писателей позволяют открыть теории коммуникации,
внедрение компьютерных технологий, развитие лингвистики текста и др. В
этой связи все большее внимание исследователи в последние годы начинают
уделять проблемам восприятия и осмысления, современным интерпретациям
художественных произведений.
В центре внимания все чаще оказываются проблемы автора и героя,
авторской картины мира, референции художественного дискурса и психологии
творчества писателя, привлекающие внимание также казахстанских ученых [14,
15, 16, с. 45, 170, 160].
Исторически сложилось так, что наша страна с давних времен была
включена в мировой литературный процесс, чему способствовало открытие
Великого Шелкового пути, особое географическое положение между Востоком и
Западом, даже использование казахской степи в качестве места для ссылки.
Так, в истории культуры и литературы Казахстана и особенно Алма-Аты периода
1930-1950-х годов особый след оставил сосланный сюда по политическим
мотивам Юрий Осипович Домбровский, автор всемирно известных ныне и
переведенных на многие иностранные языки произведений, главными героями
которых становились Шекспир, Байрон, Державин, Грибоедов и др.
Изучение его творческого наследия с новых методологических позиций,
усвоение его открытий казахстанскими писателями последних десятилетий, опыт
их переклички с ним, основанный порой на взаимодействии разных типов
ментальности, было одной из задач, стоявших перед авторским коллективом.
Концепция творчества и творческой личности, выработанная Ю.Домбровским,
позволила представить комплексно не только его собственные творческие
искания, но и в целом одно из основных направлений в современном
литературном процессе Казахстана.
Лучшие герои прозы и эссеистики Ю. Домбровского – это люди, наделенные
высшим знанием: гениальные писатели, историки, художники, люди
творческого склада, превыше всего ценящие творения человеческого духа.
Внимание писателя привлекал поэтический мир людей творчества, мастеров
искусств Казахстана. Он писал о народном художнике Казахстана А. Кастееве,
анализировал его работы, первым рассказал об архитекторе Зенкове,
построившем Дом Офицерского собрания (ныне – Музей народных музыкальных
инструментов нашей республики) и знаменитый Кафедральный собор.
Реальная история литературы складывается, как известно, из ярко
индивидуальных авторских миров, их взаимодействий и связей, даже
опосредованных. Сегодня важно глубокое осмысление на конкретных примерах
творчества современных писателей республики того обстоятельства, что
литературный процесс суверенного Казахстана продолжает на новом уровне
никогда не прекращавшийся диалог культур.
В последних исследованиях, посвященных русской литературе Казахстана,
присутствуют попытки определить самобытный вклад Ю.О.Домбровского в
развитие литературы нашей страны, с которой писателя связывали долгие годы
творческой деятельности. В русле этих исследований находится вышедшая в
2008-м монография одного из соавторов данной работы профессора
Джолдасбековой Б.У. Русская литература Казахстана [17], а также изданная
в 2013 г. в соавторстве с Н.К.Сарсекеевой монография Авторский дискурс
прозы Ю.О.Домбровского в контексте современной казахстанской прозы о
художнике [18], в которой с позиции литературоведческого дискурса
рассматриваются произведения Ю.Домбровского о выдающихся мастерах слова
русской и мировой литературы в соотнесении с произведениями современных
писателей Казахстана, авторов книг о художниках слова, мыслителях и
творческих личностях – А.Алимжанова, Б.Канапьянова, Т.Абдикова,
Т.Асемкулова, Д.Накипова, Д,Амантая и др.
Казахстанский литературовед Роза Мусабекова, автор кандидатской
диссертации Отражение кризиса гуманизма в произведениях Ю. Домбровского
[19], монографии и ряда статей о писателе, особое внимание уделяет роли
евразийских мотивов в его творчестве, проблеме гуманизма, фактам
творческого содружества Ю. Домбровского с М. Ауэзовым, С. Мукановым, Б.
Майлиным, И. Есенберлиным и рядом других казахстанских писателей и ученых.
Различным граням творческой индивидуальности Домбровского, в частности,
типологической общности образов главного героя романа Хранитель
древностей Г. Зыбина и доктора Ю. Живаго из одноименного романа
Б.Пастернака посвящена вышедшая в 1991 году кандидатская диссертация
российского исследователя Е.Никитиной [20]. Позже в Иваново и Махачкале
были защищены еще две кандидатские диссертации по творчеству
Ю.Домбровского, и обе – на материале знаменитой дилогии, в аспекте
взаимоотношений человека с историей [21, c. 13; 22, с.34].
Как искусствовед, критик, поэт, писатель, педагог и переводчик Ю.О.
Домбровский увлеченно участвовал в становлении и развитии профессиональной
казахской литературы, профессионального художественного искусства.
Казахстан принял его молодым, никому не известным автором, попавшим в беду,
дал ему в свою очередь мужество и зрелость.
Однако несмотря на определенный интерес к творчеству Домбровского как
в российском, так и в отечественном литературоведении (в основном как
автору романа-дилогии), но не в качестве автора блистательных эссе о
Байроне, цикла новелл о Шекспире Смуглая леди, романа Державин и
других произведений, ему не уделено должного внимания и по сей день.
Недостаточно исследована специфика художественного дискурса Домбровского в
произведениях о людях искусства и его влияние на опыт современной
казахстанской прозы, посвященной проблемам взаимодействия художника слова и
общества на разных этапах его развития.
Стремление Ю. Домбровского предложить свое видение проблем свободы
творчества и внутренней раскрепощенности талантливой личности, его
самобытный художественный дискурс не могли не остаться незамеченными в
литературе Казахстана, с которой он был тесно связан долгие десятилетия
(вначале – вынужденно, а позже – вполне осознанно). Его уникальный опыт, по
мнению исполнителей проекта, помогает глубже уяснить своеобразие
литературного процесса нашей страны, творческих поисков писателей, ставших
своеобразной визитной карточкой нашей страны.
За последние десятилетия в отечественную литературу пришли новые
авторы, обновился тематический диапазон, само отношение к слову. Выбор имен
для настоящего исследования - А. Алимжанов, Б. Канапьянов, Т. Асемкулов,
Т. Абдиков, Д. Накипов, Д. Амантай, Н.Чернова и др. далеко не случаен.
Выбор обусловлен прежде всего спецификой основной проблематики творчества
указанных писателей, связанной с не ослабевающим интересом к духовным
горизонтам творческой личности, ее рефлексиям, стремлению быть собой,
сохранить себя как личность в бурно меняющемся на глазах социоконтексте
современной действительности.
Творческий опыт указанных писателей отличается друг от друга и сюжетно,
и стилистически. Объединяет их небезучастное отношение авторов к судьбам
Культуры и ее творцов, творчества в целом – отсутствуют как нарочитый
оптимизм, так и апокалиптичность, жестокость или тотальная ирония по
отношению к изображаемому. Объединяет стремление по-своему осмыслить
происходящее и рассказать о времени сегодняшнем или прошедшем в широком
историко-культурном контексте. Кроме того, вышеуказанные авторы являются
представителями не только разных поколений, но и направлений и стилевых
течений, характеризующих лицо современного литературного процесса
Казахстана. Следовательно, аналитическое рассмотрение их творческого опыта
позволит наглядно представить и обобщить основные тенденции развития
отечественной литературы новейшего времени.
В рамках критериев отбора произведений напомним также, что всех
представителей искусства - поэтов, композиторов, танцоров и др. - в
широком смысле слова называют художниками. Но есть и иное представление,
принадлежащее автору семи поэтических книг, видному переводчику,
кинорежиссеру и сценаристу Б.Г.Каирбекову, которое разделяют авторы данной
работы: Для меня человек, ищущий красоту, жаждущий ее, преданный ей и
восхищающийся ею – Художник, кто бы он ни был по профессии [23, с.135-
136].
Цели и задачи нашего исследования определяются также необходимостью
углубленного анализа специфики авторского сознания современных литераторов
Казахстана, который способствует раскрытию информационной и прагматической
емкости художественного текста. Авторские миры мастеров слова –
сообщающиеся миры. Живая картина литературы так или иначе творится их
тайными и явными перекличками, их диалогом. В настоящей работе намечены
фрагменты этой большой картины – ее отдельные звенья, но звенья связного и
духовно-ориентированного пути.
Современное литературоведение рассматривает словесное творчество не
только в его отношении к автору, реальности, но и к воспринимающему
сознанию. Между автором и текстом, автором и реципиентом часто возникают
сложные, иногда противоречивые отношения, которые пытаются по-своему
объяснить философы, психологи, филологи. Художественный дискурс сегодня –
междисцилинарный термин, один из наиболее востребованных в современной
мировой филологии, предоставляющий возможность проследить переклички
разных авторов.
Актуальность и новизна исследования определены и тем обстоятельством,
что авторское сознание представляет собой сложную, многоуровневую единицу
на стыке двух дисциплин: феноменологии и нарративного литературоведения. В
последние десятилетия вопросы изучения форм авторских интенций
рассматриваются в неразрывном единстве с художественной формой текста.
Таким образом, цели и задачи исследования на данном этапе продиктованы
необходимостью уточнения границ и определения основных смыслопорождающих
механизмов в художественном целом литературных произведений.
Выбор темы настоящего исследования продиктован необходимостью
выявления форм авторского сознания литературы Казахстана на новом этапе
ее развития в соотнесении с предшествующим художественным опытом и с опорой
на основные положения современной методологии литературоведческих
исследований.

1 СОВРЕМЕННОЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ О ГЕРОЕ, ДИСКУРСЕ, АВТОРЕ И АВТОРСКОМ
СОЗНАНИИ
1.1 Идентичность творческой личности в контексте проблемы автор-герой
(философские аспекты)

Герой – традиционное обозначение целостного существования человека в
искусстве. Из теоретических разработок по проблеме литературного героя
следует упомянуть труды по нарратологии (теории повествования) и работы
М.М.Бахтина, посвященные отношениям автора и героя, типам героя в
зависимости от жанра произведения, функционированию автора как героя.
Нарратология представляет акт художественной коммуникации как процесс,
происходящий одновременно на нескольких повествовательных уровнях. Именно в
рамках теории повествования получили обоснование повествовательные
инстанции, выступающие в роли членов коммуникативной цепочки, по которой
осуществляется передача художественной информации от писателя к читателю,
находящихся на различных полюсах процесса художественной коммуникации.
Персонаж в представлении нарратологии - сложный феномен, находящийся на
пересечении различных аспектов того коммуникативного целого, каким является
художественное произведение. Как правило, персонаж обладает двумя
функциями: действия и рассказывания. Таким образом, он выполняет либо роль
актора, либо рассказчика-нарратора. Актор – термин нарратологии,
абстрактная категория, одна из функций рассказа или инстанций акта
художественной коммуникации. На разных уровнях повествования в зависимости
от степени абстрактности его понимания может выступать в роли (функции)
персонажа, рассказчика, актанта. Актор всегда наделяется функцией действия
и лишается функций повествования и контроля, поскольку его главным
определяющим признаком является вторичность по отношению к остальным
повествовательным инстанциям и, как следствие, его от них зависимость [24,
с.16]. В отличие от актора ауктор является организатором описываемого мира
художественного произведения и предлагает читателю свою интерпретацию, свою
точку зрения на описываемые события, доминирующую по отношению ко всем
остальным идеологическим позициям, выражаемым различными персонажами.
Ауктор может выступать в роли чистого рассказчика, объективно не
зависящего от описываемых им событий и не являющегося действующим лицом
рассказываемой истории, или выполнять двойную функцию рассказчика и
действующего лица. По мнению М.М.Бахтина, роль и специфика литературного
героя в наибольшей степени выявляется в круге проблем герой-автор.
Сознание героя, его чувство и желание мира – предметная эмоционально-
волевая установка – со всех сторон, как кольцом, охвачены завершающим
сознанием автора о нем и его мире; самовысказывания героя охвачены и
проникнуты высказываниями о герое автора.
Жизненная (познавательно-этическая) заинтересованность в событии героя
объемлется художественной заинтересованностью автора [25, с. 40]. Герой во
всех своих проявлениях – внешних или внутренних, полагал М.Бахтин, есть
создание своего творца, причем создание рационально спроектированное.
Эстетическое осмысление и устроение внешнего тела и его мира есть дар
другого сознания – автора-созерцателя герою, не есть его выражение изнутри
его самого, но творческое, созидающее отношение к нему автора-другого [25,
с.123]. Согласно концепции М.Бахтина, важно понять, что качества характера,
душевные, эмоциональные движения героя представляют для автора своеобразный
материал для выстраивания, оформления ткани художественного текста: Эта
внешность души другого, как бы тончайшая внутренняя плоть, и есть
интуитивно-воззрительная художественная индивидуальность: характер, тип,
положение и проч., преломление смысла в бытии, индивидуальное преломление и
уплотнение смысла, облечение его во внутреннюю смертную плоть – то, что
может быть идеализовано, героизовано, ритмировано и проч. [25, с.125].
Взаимодействие автора-героя обусловливается двумя факторами: той позицией
(явной или скрытой), которую занимает автор по отношению к своему
литературному герою (героизация, ирония, осмеяние, сочувствие и др.), и
жанровой природой произведения (в сатире тип отношения будет иным, чем,
скажем, в психологической прозе). Поэтому под характером ученый понимал
такую форму взаимоотношения героя и автора, которая осуществляет задание
создать целое героя как определенной личности, причем это задание является
основным: герой с самого начала дан нам как целое, с самого начала
активность автора движется по существенным границам его; все воспринимается
как момент характеристики героя, несет характерологическую функцию, все
сводится и служит ответу на вопрос: кто он [25, с.193] . В
зависимости от художественной системы писателя степень свободы героя от
автора, его автономности может значительно колебаться: на одном полюсе –
максимальная свобода героя, позиция диалога и противостояния по отношению к
автору, на другом – подчеркнутая идейная общность героя и автора
(соответственно, форма полифонического и монографического романа). Из всего
сказанного следует вывод: творческая личность привлекает исследователей в
первую очередь идеальным соотношением в рамках своего существования
рефлективного и деятельностного аспектов, способностью воплощать свои
ощущения в конкретно-чувственных, доступных анализу образах. За счет этого
творческая личность является не только рефлективным, но и активным
системообразующим фактором культуры.

Творческая личность, как подчеркивал Ю.М.Лотман, являет еще одно
уникальное совпадение – совпадение в одном лице источника творения культуры
и субъекта ее восприятия, олицетворяя собой динамизм переосмысления,
преобразования ранее созданных культурных образцов [26, с.808].
Диалектика творения – восприятия – переосмысления особенно актуальна для
конца ХХ-начала ХХ1 в.в. - периода, сосредоточившего и трансформировавшего
в себе многие культурные традиции человечества, предоставляющего
возможность выбора каждому индивиду. Именно в это время оппозиция бытие –
сознание заменяется оппозицией текст – реальность, актуализируя
представления об уникальности власти художника не только над текстом, но и
над реальностью. Автора, как считал М.Бахтин, мы находим во всяком
произведении искусства, но мы никогда не видим его так, как видим
изображенные им образы. Присутствие автора дает о себе знать даже в
анонимных произведениях – за счет ощущения единой воли, вычленяющей и
оформляющей данную художественную действительность. На ранних этапах
развития общества отсутствие интереса к создателю текста (М.Бахтин)
определяется тем, что он фактически воспринимается не как автор, а лишь как
посредник, получающий Текст от высших сил и передающий его аудитории. С
усложнением семиотической ситуации создатель текста перестает выступать в
роли пассивного и лишенного собственного поведения носителя истины, то есть
он обретает в полном смысле слова статус создателя. Он получает свободу
выбора, ему начинает приписываться активная роль. К нему оказываются
применимы категории замысла, стратегии его реализации, мотивировки выбора и
т.д., то есть он получает поведение, причем поведение это оценивается как
исключительное . По П. Рикеру, субъект полагает осмысленный доступ к себе
и собственному существованию и может достичь самопознания только
посредством знаков и символов . В свете предстоящего изложения для нас
значимо разработанное П. Рикером понятие повествовательной идентичности.
Это такая форма идентичности, к которой человек может прийти посредством
повествовательной деятельности [27, с. 4] . Согласно Рикеру, понять себя
во времени, обрести свою идентичность можно только через столкновение с
другими текстами, созданными другими авторами и самим собой [27, с. 19]. В
свою очередь, необходимо подчеркнуть, что подобного рода идентичность
формируется под влиянием тех же процессов, что и любая другая личная
идентичность, но эти процессы оказываются претворенными в специфике
художественного сознания. Таким образом, художественное сознание
эксплицируется в текстах, знаках, символах, которые подлежат интерпретации,
именно как повествовательные, нарративные, выявляющие свою
повествовательную идентичность (термин П. Рикера).
1.2 Границы понимания дискурса
Искусство представляет собой высшую творческую форму эстетических
отношений. Творчество художника выступает знаковой, текстопорождающей
деятельностью, удовлетворяющей эстетические потребности духовной жизни
человека и формирующей сферу эстетических отношений между людьми. В основе
своей искусство представляет собой коммуникативную деятельность. Указанное
свойство позволяет рассматривать произведение искусства как высказывание о
мире, понятое в качестве коммуникативного события или дискурса. В последние
десятилетия дискурс употребляется все шире в качестве обозначения жанровой
и смысловой цельности, текстуально-речевого оформления актов сознания,
ориентирующих на другое сознание, на адресата. Утвердившийся в ХХ веке
интерес к этой стороне художественной деятельности открыл еще один закон
искусства – закон адресованности. Категория дискурса – одна из наиболее
актуальных проблем современного литературоведения. На основе обобщения
достижений современной филологической науки, анализа работ отечественных и
зарубежных ученых естественно вытекает вывод о необходимости выявления
различных подходов к ней, а также выявления особенностей взаимодействия и
взаимосвязей авторского дискурса и художественного текста. Понятию
дискурс, несмотря на усиливающийся интерес к нему со стороны представителей
филологической науки, дается несколько расплывчатое, неоднозначное
определение, т.к. он рассматривается как междисциплинарная категория. В
этой связи необходимо более четко определить понятие дискурса в
литературоведческом аспекте, поскольку методология данного вопроса и, в
частности, теория дискурса, дискурсивной поэтики и дискурсивного анализа
далеко не разрешена и требует уточнения. Напомним, что в традиционной
лингвистике основой для исследований в течение многих десятилетий была пара
язык-речь. Согласно классическому определению Фердинанда де Соссюра, речь
отличается от языка способностью к изменениям, что, в свою очередь, ведет к
изменению языка. В своем Курсе общей лингвистики ученый четко разграничил
понятия язык и речь, уточнив, что разделяя их, мы тем самым отделяем:
1) социальное от индивидуального; 2) существенное от побочного и более или
менее случайного. дальнейшем бурное развитие семиотики подтолкнуло Ч.
Морриса к выделению такого аспекта знака как прагматика, а интенсивное
развитие теории композиции способствовало выработке следующего
представления: классическое понятие речь не охватывает всех аспектов
значения текста, и, тем более, коммуникативных аспектов в целом. Теория
дискурса возникла как одно из основных направлений философии
постмодернизма, объединивших в себе философию языка, семантику, современную
лингвистику (включая структурную и психолингвистику), когнитивную
социологию и когнитивную антропологию. Именно создание термина на стыке
многих наук является причиной наличия у него столь ярко выраженной
полисемии. Проблема дискурса в литературоведческом аспекте рассматривалась
в трудах авторитетных французских ученых М. Фуко, Ц. Тодорова, Ю.
Кристевой, Р. Барта, а также в исследованиях российских ученых – М.
Бахтина, Ю. Лотмана, В. Тюпа, С. Бройтмана, И. Смирнова, И. Саморуковой, Ю.
Руднева, П. Ковалевой и др. Понятие дискурса как междисциплинарной
категории вошло в аспект современной теории литературы, в частности, в
раздел теоретической поэтики в трудах Н.Д. Тамарченко, С.Н. Бройтмана и
др. В качестве основополагающих значений дискурса указываются сегодня такие
лингвистические понятия как слово, речь, речь, погруженная в жизнь,
актуально произнесенный текст, способ высказывания. Отметим, что одно из
употреблений термина дискурс связано с использованием понятия стиля (в
широком его понимании) и индивидуального языка. Не случайно в связи с
широким употреблением данного термина в настоящее время возникает вопрос о
тождественности понятий дискурс и функциональный стиль. Традиционно термин
дискурс используется в западноевропейской и американской лингвистике, в то
время как русистика опиралась преимущественно на категориальный аппарат
функциональной стилистики. В русской традиции это обстоятельство особенно
стало заметным после появления трудов академика В.В.Виноградова и
Г.О.Винокура, в которых в ряду других рассматривались также проблемы
функционального стиля. Функциональный стиль связывался прежде всего с
особым типом текстов – газетных, разговорных, художественных,
публицистических и др. Каждому из них соответствовал определенный тип
лексической системы и грамматики. В англосаксонской традиции не было ничего
подобного прежде всего потому, что не было стилистики как особой области
филологической науки. Англосаксонские лингвисты, как подчеркивал известный
российский ученый Ю.С.Степанов, подошли к данному вопросу, по его словам,
вне традиции - как к особенностям самих текстов [28, с. 36]. Дискурс в их
понимании, по убеждению Ю.Степанова, первоначально означал именно тексты в
их текстовой данности и в их особенностях. Дискурс, понимаемый с позиции
стиля, описывает в первую очередь способ говорения. При этом современных
исследователей интересует не дискурс вообще, а определенные его
разновидности, задаваемые такими параметрами как отличительные языковые
черты, стилистическое своеобразие, специфика тематики, убеждений и т.д.
Речь может идти о стиле говорящего, со своими специфическими чертами, где
говорящий выступает как субъект речи в конкретном, групповом или
абстрактном понимании (в частности, политический дискурс).
Из сказанного выше можно сделать вывод о том, что проблема соотношения
понятий функциональный стиль и дискурс остается все еще далекой от своего
разрешения. Тем не менее специалисты все же считают возможным говорить о
разговорном (разговорно-бытовом), официально-деловом, научном, масс-
медиальном, художественном и других дискурсах. Однако некоторые
исследователи считают, что подобный подход не совсем оправдан. Так, В.Е.
Чернявская пишет: В случае дискурса речь идет не о строго отграниченных
друг от друга множествах, не об объективно различных, но скорее о таких
содержательно-тематических и коммуникативных единствах, которые выделились
и обособились по отношению друг к другу в процессе коммуникативного
общественного взаимодействия [29, с.149].О несводимости дискурса к стилю
говорит и Ю.С.Степанов в вышеуказанной работе [28, с.38]. На его мнение
опирается автор работы Таксономические параметры дискурса, ставропольский
исследователь А.Н.Приходько, утверждая, что дискурс определяет стиль, а не
стиль дискурс [30, с.27].
Кроме того, имеет значение и социальная деятельность участников
коммуникации. В зависимости от нее ученые выделяют различные виды дискурса:
педагогический, религиозный, спортивный, военный и др. Каждый вид дискурса
относится к определенной тематике, определяется набором правил, выполнения
которых он требует, и протекает в определенной социальной сфере. Вместе с
тем (и это происходит довольно часто) дискурсы могут пересекаться, как,
например, политический и масс-медиальный. Дискурс становится специальным
фактором изучения филологических наук с конца 1970-х - начала 1980-х годов,
рассматривается как текст, погруженный в жизнь, речь, присваиваемая
говорящим (определение принадлежит Н.Д.Арутюновой). Дискурс представляет
собой связный текст в совокупности с экстралингвистическими –
прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами;
текст, взятый в событийном аспекте, речь, рассматриваемая как
целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во
взаимодействии людей и механизмов их сознания [29, с. 136-137].
Понимание дискурса в теории литературы синтезирует охват в себе не
только лингвистических моделей дискурса, но и филологических,
идеологических, политических аспектов модели дискурса. Известна концепция
французского исследователя П. Серио о восьми различных пониманиях дискурса,
из них российский ученый Ю.Руднев выделяет три основные тенденции,
непосредственно связанные с литературоведением и литературоведческим
дискурсом.
В научную теорию лингвистики текста дискурс был впервые введен
американским ученым З.Харрисом в 1952 году как лингвистический термин в
словосочетании анализ дискурса. Как категория коммуникации это понятие
привлекло внимание структуралистов и начало активно разрабатываться ими и
их последователями (Р. ... продолжение
Похожие работы
ПАРАДИГМА ЧЕЛОВЕК У ЗЕРКАЛА В СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ КАЗАХСТАНА (МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ)
Модернизационные процессы современного высшего образования Республики Казахстан: социально-философский анализ
ОТЧЕТ о научно-исследовательской и инновационной деятельности за 2013 год
Повышение социальной активности молодёжи и молодёжная политика
Опытно-педагогическая работа по формированию профессиональной культуры педагога в системе повышения квалификации работников образования
Формирование профессиональной культуры педагога в системе повышения квалификации работников образования
ХАРАКТЕРИСТИКА РЫНКА ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ
МОЛОДЕЖЬ КАЗАХСТАНА СЕГОДНЯ И ЗАВТРА
Стратегические перспективы развития Национальной инновационной системы РК
Жанровые трансформации романа в казахской прозе 80-90-х годов ХХ века
Дисциплины