Влияние религиозного опыта на психологические особенности личности



Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 61 страниц
В избранное:   
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ АБАЯ

Допущен (а) к защите
___________ Заведующий
кафедрой общей и прикладной психологии
д. психол. н., проф.___________ Каримова Р.Б.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
На тему: Влияние религиозного опыта на психологические
особенности личности

по специальности 050503 – Психология

Выполнила
Исабекова А.

Научный руководитель
Конысбаева А.Б.

Алматы 2012

Содержание

ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..3
1 Теоретические аспекты исследования влияния религиозного опыта НА
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
1.1 Понятие религиозный опыт в социально-психологической литературе ...
1.2 Психологические и социально-психологические факторы, обусло-вливающие
особенности религиозного
сознания ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .6
1.3 Психологические особенности верующего человека

2 Экспериментальное исследование ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ Особенностей
представителей мусульманской конфессии
2.1 Методика экспериментального исследования ... ... ... ... ... ... .
2.2 Анализ и интерпретация результатов экспериментального
исследования.
2.3 Практические рекомендации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ..

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ... .

ПРИЛОЖЕНИЕ ... ..

Введение

Актуальность темы исследования. В настоящее время современный
Казахстан переживает сложную ситуацию, обусловленную с состоянием духовно-
нравственного развития сознания людей, в том числе религиозного. С одной
стороны, происходит возрождение традиционных для Казахстана религиозных
конфессий - Ислама и Христианства, но подавляющая масса населения страны
продолжает оставаться “религиозно безграмотной”. С другой - мы наблюдаем
некоторую духовную экспансию со стороны конфессий и религиозных
объединений, не традиционных для наших культурно-исторических традиций.
Следует серьезно задуматься о восстановлении духовного единства с историей
своей страны, сохранение населения от разрушительного влияния тоталитарных
сект, которые имеют возможность свободы деятельности.
Религия как социально-культурный феномен существует в любой известной
культуре и играет огромную роль в жизни ее представителей. Анализ
личностных особенностей религиозных людей помогает глубже понять действия
многих современных социально-политических движений, культовых объединений
и сект. Бесчисленны примеры обращения людей к религии в периоды жизненных
кризисов.
Религия является одной из форм общественного сознания социальных
групп и личностей, с помощью, которой люди общаются с реальностью, но не с
той, с которой мы сталкиваемся в повседневной действительности, а с другой,
лежащей за пределами обыденного опыта.
Современная психология осваивает наследие богословов, религиозных
философов и исповедников веры. В работах Б. С. Братуся, В. П. Зинченко, Ф.
Е. Василюка и других психологов предпринимаются попытки заложить основы
подлинно духовной психологии как особой формы рационального знания о
становлении субъективного духа человека в пределах его индивидуальной
жизни.
К.Г. Юнг и Д. Карнеги считали религию необходимым условием
психического здоровья личности и связывали рост психических заболеваний, в
современном обществе, с упадком религиозной жизни. Психологи пытаются
соотнести религиозный опыт с жизнью человека и показать ее связь со
структурой личности в целом, ее поведением, отношениями и потребностями.
Проблема религиозного опыта человека и развиваемые на его основе
качества, характеризующие эту личность, часто рассматриваются как условия
его подверженности влиянию окружающих.
Современное понимание проблемы терроризма соотносят с проблемой
религиозности человека, особенно его принадлежностью к исламу. Борьба с
терроризмом становится одной из важнейших проблем современного мира. Почему
люди из типичных религиозных верующих становятся фанатиками, которые
способны на преступление? Какие личностные особенности человека,
соотносящегося себя с исламом, позволяют ему принять на себя роль
смертника или террориста-смертника? Что способствуют этому феномену?
Каковы деструктивные стороны религиозного опыта человека?
Проблема исследования заключается в том, что в последнее время в
РК можно наблюдать увеличение числа людей, особенно в молодежной среде,
соотносящих себя с той или иной религией, в частности исламом.
Принадлежность человека к религии и стаж пребывания в ней
способствуют изменению его восприятия и отношения к себе и окружающим.
Форма поведения верующего человека определяется не внутренними
побуждениями и ценностями, а становится навязанной референтной группы.
Наряду с этим, верующий человек способен влиять на свое окружение,
побуждая их принять то или иное вероисповедание.
Наблюдаемые явления позволяют определить ряд вопросов, которые могут
внести некоторую ясность в понимание данной проблемы: Какие качества
приобретает человек, который становится на путь религиозного развития? Как
влияет на человека приобретаемый им религиозный опыт, в частности, в
отношение к самому себе, окружающим людям, во взаимодействии с ними.
Цель исследования: изучить влияние религиозного опыта на
психологические особенности личности.
Объектом исследования: религиозный опыт человека.
Предмет исследования: Психологические особенности личности
человека, соотносящего себя с тои или иной конфессией (исламом).
Гипотеза исследования: Религиозный опыт человека (стаж
пребывания и уровень осведомленности) способствует изменению
психологических особенностей личности.
Частная гипотеза: религиозный человек характеризуется степенью
развития самосознания личности, которое связано осмыслением человеком своей
индивидуальности и самоценности, и выраженной способностью к
сопереживанию.
Задачи исследования:
1. Выявить психологические особенности личности верующего человека.
2. Разработать и провести измерение развития психологической
особенности личности, верующего человека.
3. Определить наиболее выраженные психологические особенности
личности (личностный профиль).
4. Составить практические рекомендации для родителей, учителей по
организации взаимодействия с детьми (подростками), вступивших в
религиозную конфессию.
Теоретико-методологической основой дипломной работы явились
концептуальные положения исследований зарубежных, советских, российских
и казахстанских ученых - У. Джеймс, З.Фрейд, М.Мюллер, Д.Майер, Б.С.
Братусь, И.С.Кон, Мустафина Р.М., Н.Джангильдина и др.
Методы исследования: В ходе проведенного исследования были
использованы: теоретический анализ, реферирование, составление
библиографического списка, анкетирование, тестирование и методы
математической статистики.
В исследовании были использованы следующие методики:
1. “Анкета для верующих”, разработанная Н.Хон;
2. Тест-опросник самоотношения В.В. Столина;
3. Характерологический тест-опросник Шмишека;
4. Опросник А. Меграбяна, Н. Эпштейна. Диагностика эмпатии.
Практическая база исследования: Колледж КазНПУ им.Абая
(учащиеся). КазНПУ им Абая (студенты).
Выборка: 12 человек, средний возраст 15 – 20 лет, из них -
женского пола – 8, мужского пола – 4. Религиозный стаж – от 3 до 5 лет.
Научная новизна исследования заключается в том, что осуществлена
попытка выявить и описать некоторые психологические особенности
личности, соотносящей себя с исламом.
Практическая значимость исследования Апробированный в работе
комплекс психодиагностических методик может быть использован в рамках
организации психоконсультационной работы психолога с категорией людей,
соотносящих себя с определенной конфессией, а также в рамках работы
психолога в учреждениях образования.
Положения, выносимые на защиту:
- понятие религиозный опыт охватывает все многообразие индивидуальных
проявлений в психической жизни человека;
- религиозный опыт - специфичен; качественно и количественно отличается от
всех остальных переживаний;
- религиозный человек отличается степенью развития самосознания личности,
осмыслением человеком своей индивидуальности относительно её самоценности,
а также уровнем духовного развития, способностью индивида к сопереживанию,
который моделируется в сознании личности при переживании любви.
Структура и объем работы состоит двух разделов: теоретического и
экспериментального, введения, заключения, списка использованной
литературы (45), приложения.

1 Теоретические аспекты исследования влияния религиозного опыта НА
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
1.1 Понятие религиозный опыт в социально-психологической литературе

Соприкосновение человека с реальностью религии есть его религиозный
опыт.
Религиозный опыт - базовый термин в религиоведении, основой
которого являются глубинные переживания человека при соприкосновении с
реальностью религии.
Религиозный опыт является одним из объектов более пристального
внимания исследователей.
Понятие религиозного опыта не было широко распространенным в науке до
опубликования работы У. Джеймса Многообразие религиозного опыта [1,
с.34]. Как показал У. Джеймс, значимость индивидуального религиозного опыта
для общества очень велика, поскольку он лежит в основании всех религиозных
традиций, всех существующих в мире религий.
Понятие религиозного опыта охватывает все многообразие индивидуальных
проявлений в психической жизни человека, в том числе:
– чувство благоговения перед тайной человеческого предназначения;
– ощущение страха и собственной нечистоты в соприкосновении со святыней;
– ощущение присутствия силы, которая одновременно и любит, и подвергает
суду человека;
– ощущение отвергнутости или, напротив, предзаданной направленности жизни к
слиянию с божеством;
– облегчение, связанное с переживанием божественного всепрощения;
– ощущение наличия в мире невидимого порядка или силы, благодаря которой
всякая индивидуальная жизнь обретает ценность;
– чувство единства с Богом и преодоления эгоцентрического Я.
У. Джеймс считает, что подтверждением религиозного опыта являются его
последствия для жизни индивидуума: достоверный опыт характеризует наличие
философского смысла и пользы для морали. Отношения между священным и
секулярным, проявляются в том, что концепция Бога оказывает влияние на
стандарты человеческого поведения и отношение к жизни в целом [1] .
Базисные характеристики священного:
1. Священное существует отдельно от мирской (профанной) жизни.
2. Оно составляет предельную и абсолютную ценность и смысл жизни.
3. Это вечная реальность, существовавшая до ее восприятия человеком, и она
должна постигаться при помощи иных средств и методов, чем те, которые
используются для познания конечного (профанного).
Молитва представляет собой значимый в смысловом отношении
универсальный аспект религии. Она может выражать самый широкий спектр
религиозных чувств и отношений. Молитву определяют как первичную и основную
форму выражения религиозных чувств. Согласно этой точке зрения молитва по
отношению к религии есть примерно то же самое, что и рациональное мышление
по отношению к философии; это выражение живой религиозности как она есть в
себе. Молитва служит критерием различения собственно феномена религии и тех
феноменов, которые близко связаны с религией или похожи на нее, например
религиозных и эстетических чувств. Молитва занимает центральное положение в
религии. Опыт регулярной молитвы, медитации, поста, аскезы, умерщвления
плоти; опыт выполнения определенных физических, дыхательных и мысленных
упражнений (гимнастика йогов, боевые искусства, имеющие характер культовых
действий); опыт подчинения дисциплине, предписываемой религиозной
организацией (для мирян — опыт воцерковления, для монахов - монастырской
жизни, для духовных лиц — церковного служения); опыт искушения и
противоборства ему; опыт покаяния и исповеди (и связанный с этим опыт
систематического внимания к своей душевной и духовной жизни); опыт
религиозной добродетели, любви к Богу и ближнему, благотворительности,
прощения противников и т. д.
По мнению Г. Ньютона Мэлони [2], каждая недеструктивная религия учит
человека добру, спасает общество от разложения. Религия особенно важна для
понимания смысла жизни.
Духовная жизнь в человеке есть не особенная надпсихофизическая, а жизнь
основная, проводниками которой являются психическая и физическая сферы. Все
в человеке соотнесено с духовным началом. Следует подчеркнуть, что духовное
не подавляет психофизической, не устраняет ее собственных закономерностей.
Исследователь отмечал, религиозный опыт специфичен, он и
качественно, и количественно отличается от всех остальных переживаний.
Качественно — поскольку уникален его предмет — общение с божественным;
количественно — поскольку интенсивность переживания просто огромна. Самая
существенная характеристика религиозного опыта, отличающая его от всякого
другого опыта, переживаемого человеком — своеобразное чувство контакта с
деятельной сверхъестественной силой.
У. Джеймс, при отрицании специфики религиозного опыта, определял
религию как обращение людей с чем-то, что они считают божественным. Здесь
акцентируется именно божественное — сверхъестественное, лежащее за
пределами опыта, принадлежащее иному миру. Оно убеждает тебя в реальности
незримого, как определял это Джеймс. Это придает религиозному опыту
качественную уникальность, определяемую самим объектом, на который люди, по
их свидетельствам, откликаются.
Первый, предпочтительный подход продемонстрировал Петерсон [3] в
исследовании, где испытуемые с помощью шкалы семантического дифференциала
оценивали свои предвкушения от ожидаемого знакомства с картиной Распятия, а
затем смотрели на эту картину. Совершенно очевидно, что при столкновении с
таким могучим религиозным символом, как сцена распятия, индивидуальный опыт
испытуемых оказывался куда важнее физических характеристик картины.
По замечанию Гронбека, мы не в состоянии изучать религиозный опыт
непосредственно и должны довольствоваться протоколами. Протоколы — это
самоотчеты людей, переживших религиозный опыт — самоотчеты, которые
исследователю остается только принять на веру. Эта методология подходит тем
из психологов, для которых важно, что говорят люди, и которые
воздерживаются от суждений о реальности божественного.
В специфическом, уникальном характере религиозного опыта —
количественном отличии религиозного опыта, его воздействию на всю жизнь
человека. Чувства верующего те же — но, более интенсивные. Эти переживания
описываются как чувство священного, сочетающее в себе трепет и
благоговение; ощущение абсолютной зависимости, раскрывающее статус человека
как сотворенного существа; чувство единства с божеством; ощущение
разумности и вечной справедливости в космическом масштабе; непосредственное
восприятие Бога; контакт с совершенно иной реальностью; ощущение
присутствия преобразующей силы.
Очертить структуру религиозного опыта можно при помощи диаграммы как:
С--------------Ч--------------О
Стимул Религиозное Отклик
переживание
Такое изображение основывается на известной в психологии модели стимул —
реакция (С-Р). Однако религиозное переживание понимается не пассивная
реакция, а индивидуальный, личностный отклик. Чтобы обеспечить именно
такое понимание, между стимулом и откликом вставлено Ч — человек.
Формула С-Ч-О как бы утверждает первичность переживающего индивида,
человека в данной модели. Религиозное переживание- это не инстинктивное
реагирование. Это — рефлективный опосредованный отклик. То, что происходит
внутри человека, неотъемлемый и решающий элемент этого процесса. Процессы
религиозного переживания можно назвать: Откровением, Верой и Работой. Такую
замену терминов можно иллюстрировать в виде диаграммы:
С------------------Ч--------------О
Бог (Стимул) Человек Отклик
Откровение Вера Работа
Откровение — это то, что делает Бог, давая знать о себе людям.
Использование термина Откровение в связи с религиозным опытом требует
ответа на несколько критических вопросов, один из них—Бог ли ищет контакта
с людьми, или же люди ищут Бога. В пользу того и другого ответа можно
привести и библейские тексты, и свидетельства различных людей. Бог не
подавляет в человеке человеческое. Как заметил Йингер, религия — это
попытка найти ответы на разочарования и горести, трагедии, парадоксы и
краткость жизни. Это попытка обрести цель жизни и смысл существования.
Пауль Тиллих считал религию поиском тех ответов, которые вера может дать на
высшие жизненные вопросы о времени, пространстве, причине и материи.

Вера - вторая характеристика модели — с психологической точки зрения,
вера включает и отношение, и восприятие.

Отношение обычно определяется как совокупность умственных и эмоциональных
предрасположений. Отношения обычно не осознаются. Они действуют в
полуавтоматическом режиме — как ориентирующие механизмы. Они фокусируют
внимание, и благодаря им люди точнее настраиваются на определенные элементы
своего окружения. Они готовят человека к восприятию впечатлений и к отклику
— как надежды и ожидания.
В религиозном опыте отношение часто основывается на упоминавшихся уже
человеческих потребностях.

Вера = чувство + убеждение. Социальные психологи Фишбейн и Рейвен
считают, что отношение включает и когнитивные, и аффективные компоненты.
Когнитивный компонент связан с убеждениями человека. Например, существует
ли Бог? Близок ли Он, или же далек и недоступен? Могут ли люди вступать в
контакт с Ним? Аффективный компонент связан с чувствами человека по
отношению к тому, в чем он убежден. Например, хорошо это или плохо, что Бог
жив и готов говорить с человеком? Желателен ли человеку религиозный опыт?
Испуган человек или спокоен, жаждет чего-то или безразличен, отталкивает
его этот опыт или привлекает? Убеждения и чувства и образуют в совокупности
отношение, или предрасположенность. Обычно они подсознательны, скрыты от
самого субъекта — он испытывает лишь некое побуждение или ожидание и
приходит в то состояние сознания, при котором религиозный опыт либо
возможен, либо невозможен.

Вера есть восприятие. Вера является отношением, предрасположенностью,
она восприятие. Восприятия — это ощущения, которые люди извлекают из всего,
происходящего с ними. В принципе в акте восприятия, перцепции разум
организует чувственные ощущения, преобразует их в целостные объекты и
события. Воспринимать можно цвет (свет — зеленый), размер (гора — высокая),
интенсивность (музыка — громкая), форму (поле — прямоугольное) и т.п.
Восприятие, однако, может быть более сложным, чем простое обозначение того,
что вовне. Например, такое высказывание, как Причины тридцатилетней войны
были не религиозными, а экономическими, которые требует от человека
гораздо более сложных умозаключений и интерпретаций, чем простое
определение единичных событий в его непосредственном окружении.

В религиозном опыте характер восприятия сложнее. Оно предполагает
интуитивное постижение смысла события (комплексное откровение — вера) и
отождествление себя с этим событием на глубинном личностном уровне. Это
восприятие субъективно в противоположность объективному.
Шведский психолог Сунден, утверждал, что религиозный опыт — это есть
особый сложный вид восприятия. Религиозный опыт, согласно Сундену — это
восприятие, которое структурируется принятой мифологической двойной ролью.
Петерсон разъясняет это определение:
Применительно к религии.
1. Религиозные традиции описывают несколько мифологических сцен, где
божества активно взаимодействуют с людьми. Например, в христианской
традиции воскресший Христос обращается к ученикам. Такого рода сцены
называются ситуациями двойной роли, поскольку включают взаимодействие между
ролями, или моделями поведения божества и человека.
2. Содержание конкретных двойных ролей может усредняться в более
обобщенные роли, например, обобщенную божественную роль — Христос и
обобщенную человеческую роль — партнер Христа.
3. С помощью некоторых форм религиозного восприятия верующий более им
менее усваивает религиозную традицию с ее многочисленными ситуациями
двойных ролей...
Применительно к религии и восприятию.
1. Индивид, усвоивший религиозную традицию, может при определенных
обстоятельствах принять одну из упомянутых человеческих мифологических
ролей, отождествить себя с ней.
2. По мере такого отождествления он будет все больше принимать
соответствующую мифологическую роль, т.е. усваивать определенные ожидания
именно тех событий, которые диктуются принятой им человеческой ролью.
3. Принятая роль служит образцом, моделью, организующей процессы восприятия
и структурирующей все его содержание. В результате индивид испытывает
именно то, что соответствует его (ролевым) ожиданиям.
4. Поскольку ситуации двойной роли твердо закрепляются религиозной
традицией и, таким образом, приобретают устойчивость — эти мифологические
роли сами начинают структурировать определенные виды религиозного опыта
различных людей, так что сам этот опыт становится воспроизводимым.
Согласно Йингеру, слово религия может быть возведено либо к
латинскому religere, что означает связывать вместе, либо к religare, что
означает повторять или переигрывать. Понимание восприятия в религиозном
опыте, предлагаемое ролевой теорией Сундена, включает оба этих значения.
Религиозный опыт — это связывание нужд человека с ответами веры в личном
проигрывании драмы отношений Бога и человека, засвидетельствованной в
Библии и прожитой в жизни-смерти-воскресении Иисуса Христа.
Г. Стенли Холл, специалист по психологии религии в начале XX века,
отметил, что в человеке таится глубинное ядро его Я бескорыстное и
исполненное любви. В ходе исторического развития это альтруистическое
ядро было, по его мнению, утрачено, подавлено эгоистическими интересами и
собственническим соперничеством. В религиозном опыте внимание человека
обращается к глубинной гуманистической потенции любви к ближнему.
Холл предполагал, что призыв к разуму, жалости или осознанию вины не
способен изменить людей, превратить их из эгоистов в альтруистов. Ни одно
из этих чувств не пробьется сквозь индивидуализм. Символ креста, фигура
распятого Христа способны воззвать к родовой душе человека, имеющую
потенцию любви. Истина Бога, который любил столь сильно, что умер за людей,
способна привлечь внимание и открыть истинный смысл бытия. Любовь Христа
изменила бы людей, помогла бы им освободиться от эгоизма и полюбить
ближних.
Символ креста переносит индивида назад к божественно-человеческой
драме, в которой Христос умирает за грешников и дарует им свою всепрощающую
любовь. Человек превращается в персонажа этой драмы — прощенного грешника,
и из благодарности намерен зажить по иным новым нормам.
Работа — это термин, применяющийся к человеческому отклику в
религиозном опыте. Это — жизнь, которую человек проживает после
возникновения веры.
Влияние веры на поведение составляет неотъемлемую часть религиозного
опыта. Изменением поведения можно считать не только наблюдаемые поступки,
но новые мысли, чувства и слова. В любом случае, влияние существует — как
заметил Холл, предположивший, что возврат к любви и доброте проистекает из
соприкосновения с распятием Христа. Влияние этого события можно было бы
проследить в новых настоятельных и стойких интересах, мотивах, чувствах,
мыслях, деяниях.
С точки зрения психологической феноменологии, понимания религиозного
опыта, заключается в том, что для категории опыт необходимы три
компонента. Чтобы эпизод завершился, должен возникнуть отклик (О). В
религиозных ситуациях Бог, Вера и Работа идут рука об руку. Чтобы
осуществился религиозный опыт, они должны быть взаимосвязанными. Человек
должен под влиянием собственного побуждения поставить себя в такое
положение, когда Бог может дать ему знать о себе. Тогда человек воспримет
событие как доигрывание божественно-человеческой драмы, в которой они с
Богом исполняют свои роли. В результате должен возникнуть отклик. Отклик, в
основе которого лежит эмоциональная напряженность, превосходящая любые
другие чувства, и убеждение, что человек нашел ответы на главные вопросы.
По словам P.M. Грановской [4], религия создаёт определённый свод
законов, которые формируют отношения индивида с окружающим миром и друг с
другом.
L.B. Brown отмечает, что обычные определения религии предполагают
соблюдение некоторых предписанных социальных и идеологических правил или
принятие набора убеждений в качестве истинных.
М. Apter и D. Hay в качестве основы религии и ее самым значимым
элементом называют особое состояние души. Они высказывали сожаление, что
психологические исследования религии ограничивают себя изучением только
внешнего поведения. При этом упускается сама суть такого явления, как
религиозная вера, в которой верующий придает наиболее высокое значение
достижению специфического опыта в виде особого религиозного переживания,
которое, кстати, не испытывается неверующими людьми (М. Apter, с. 62; D.
Hay, с. 135).
Религиозная вера стала проявляться в принятии различных форм
представлений о высших силах, управляющих миром и людьми; в признании
нравственных императивов, исходящих от этих сил; в личностных идеалах,
являющихся примерами для самовоспитания, в соблюдении определенных форм
деятельности, в том числе культовой. Вера прошла свою индивидуальную
эволюцию в жизни каждого человека. От безоговорочной веры в авторитет своих
родителей, от веры в сказочных персонажей каждый индивид пришел к своей
индивидуальной вере. Мы наблюдаем многообразие религиозного опыта как у
отдельных индивидов, так и у разных народов.
L.B. Brown делает вывод, что религия в своей ранней истории
напоминает психологию.
При этом J.T. Richardson сходство психологии и религии находит и в
современной популярной психологии, которая, по его мнению, пропитана
религиозностью, что можно обнаружить в многочисленных изданиях по поводу
самопомощи, оптимизма, нашей реализации и т.п. (J.T. Richardson, с. 209).
В связи с этими замечаниями можно отметить, что именно психология, ввиду ее
сходства с отдельными аспектами религиозного опыта, может вполне объективно
понять этот опыт и описать его с использованием своего методологического
аппарата.
Исторический опыт и наблюдения показывают, что вера является одним из
важных психических регуляторов жизнедеятельности человека и фактором,
формирующим его личность.
Индивидуальное развитие веры человека приводит кого-то к религиозному
фанатизму, кого-то к сосредоточенному выполнению заповедей, предписанных
религиозной традицией своего народа, кого-то к логическому пониманию того,
что человеку необходимо саморазвитие. Кому-то достаточно верить в
собственную судьбу и везение или в то, во что верит и принимает
большинство. И это все вера, которая так или иначе является одним из наших
внутренних регуляторов.
Религиозность создает определенную картину развития патологических
психических состояний. При этом именно вовлечение в мистическую практику
приводит отдельных индивидов к психическим расстройствам.
Один из вопросов, который пытается решить не одно поколение
психологов, - почему люди не просто верят, а становятся верующими и
последователями каких-либо культов. На этот вопрос пытались ответить
апологеты всех современных течений психологии - психодинамического,
бихевиорального, гуманистического, когнитивного, экзистенционального.
Например, У. Джеймс определил, что при выборе той или другой религии
большую роль играет эстетическое и морально-религиозное чувство, чувство
патриотизма. Однако самым важным является специфическое религиозное
переживание, сродни вдохновению, которое не встречается вне культовой
деятельности. Он отмечал, что каждое религиозное явление, если его
рассматривать как продукт внутренней жизни, независимо от различий в
церковной догматике, всегда и на всех своих ступенях состоит из осознания
живой связи с высшими силами.
В связи с этим одна из главных целей психологии религии состоит в выяснении
личностных и составляющих аспектов религиозной веры человека.
Не меньший интерес для психолога представляют религиозные переживания
человека, его религиозные чувства и настроения. Особый интерес заслуживают
также те субъективные явления, которые наблюдаются на высоких ступенях
религиозного опыта в виде религиозных откровений и мистического опыта.
Обычно под религиозным опытом понимается вся совокупность религиозных
чувств и переживаний, таких как переживание обращения, чувство греховности,
раскаяние, утешение и т.д. К сфере религиозного опыта относят, таким
образом, любые психические состояния, связанные с исповеданием любой
религии. В сферу религиозного опыта, что вполне естественно, включается и
так называемый мистический опыт, представляющий для настоящего исследования
особый интерес, хотя, оговоримся сразу, соответствующий термин кажется нам
неудовлетворительным. [2.26]
Психология религии рассматривает также те функции религии, которые
связаны с психологическим состоянием верующего. В марксистском
религиеведении принято особенно выделять компенсаторную функцию религии,
что непосредственно связано с принятым в этой традиции метафорическим
определением религии как "души бездушного мира, вздоха угнетенной твари"
(кстати, ставшее одиозным выражение "религия есть опиум народа" также
подчеркивает прежде всего функцию религии как своего рода болеутоляющего
средства, восполняющего реальное ничтожество людей в "превратном мире"
угнетения человека человеком). Попутно следует отметить, что к марксистским
дефинициям приходится обращаться довольно часто в силу двух причин: из-за
их привычности для читателя, подсознательно ассоциирующего религиеведение
именно с марксистской методологией, а также по причине определенной
мифологизации именно марксистской парадигмы, которая вначале трудами
коммунистических идеологов (идеология – ложное сознание, согласно Марксу)
была провозглашена единственно истинной, а потом, в силу естественной
реакции на ее тотальное господство, была подвергнута полному и не всегда
справедливому отвержению (вспомним, что Марксу во многом были обязаны такие
корифеи современной западной культурологии и культуры, как Э.Фромм и К.Леви-
Стросс), что привело к своеобразному методологическому вакууму и сделало
поиски новой религиеведческой парадигмы в нашей стране даже более
актуальными, чем в остальном мире.
Итак, одной из психологических функций религии считается
компенсаторная, то есть, говоря обыденным языком, функция восполнения
утраченного достоинства и утешения. В последнем случае четко проявляется
так называемая психотерапевтическая функция религии. Представьте себе, что
вы страдаете от некоего психического дискомфорта, чувства вины, чувства
собственной греховности и т.д. Вы с верой приходите на исповедь и уходите
после нее с чувством вполне ощутимого облегчения, причем сила этого
облегчения прямо пропорциональна силе искренности покаяния. Эта функция
вполне осознается самой христианской традицией, сравнивающей таинство
исповеди с врачебницей, из которой подобает уйти исцеленным.
Сам основатель психологии религии У.Джеймс склонен так же широко
рассматривать понятие религиозного опыта, включая в него феномены
обращения, святости, молитвы, мистицизма и т.д. И такое расширительное
понимание религиозного опыта вполне обоснованно, если под опытом мы будем
понимать здесь внутренний опыт как любое психическое переживание и любое
психическое состояние. В таком случае психические состояния и переживания,
которые оказываются в той или иной форме связаны с исповеданием религии
(понимая слово "исповедание" в самом широком смысле), могут быть отнесены к
религиозному опыту. [7.25]

1.2 Психологические и социально-психологические факторы, обусло-
вливающие особенности религиозного сознания

Религиозное сознание, религия в целом — сложное, многостороннее
явление, однозначного, всеми принимаемого определения которого просто не
может быть (хотя бы из-за различия верующих и неверующих). Тем не менее
многое в характеристике религии установлено надежно и выражено достаточно
ясно. Оттолкнемся от суждения Г.В. Плеханова, обратившего внимание на три
стороны (функции) религии: Религию можно определить как более или менее
стройную систему представлений, настроений и действий. Представления
образуют мифологический элемент религии; настроения относятся к области
религиозного чувства, а действие к области религиозного поклонения или, как
говорят иначе, культа. Значит, религия есть не просто знание (истинное или
ложное — это другое дело), но и самочувствие человека, его внутренние,
личные переживания и, что особенно важно, практические действия (не только
непосредственно культовые, церковные, но и во всех сферах жизни человека,
если он действительно религиозный человек). Послушаем теперь другого
русского эрудита и правдоискателя — А.Ф. Лосева: В религии личность ищет
утешения, оправдания, очищения и даже спасения... религия есть всегда... та
или иная попытка утвердить личность в бытии вечном, связать ее навсегда с
бытием абсолютным.. .религия хочет именно спасения личности, такого ее
утверждения, чтобы она была уже не в состоянии попадать в сферу бытия
ущербного. Религия есть, прежде всего, определенного рода жизнь. Она не
есть ни мировоззрение, хотя бы это мировоззрение было максимально
религиозным и мистическим, ни мораль, хотя бы это была самая высокая и
притом самая религиозная мораль, ни чувство и эстетика, хотя бы это чувство
было самым пламенным и эстетика эта была бы совершенно мистической. Религия
есть осуществленность мировоззрения, вещественная субстанциальность морали,
реальная утвержденность чувства, причем эта осуществленность — всяческая и
прежде всего ощутимо-физиологическая. Религии нет без тела, ибо тело есть
известное состояние души, как душа есть известное состояние духа; и судьба
духа есть судьба души, а судьба души есть судьба тела. Спиритуализм и
всякая метафизика — враждебны религии. Мало того, что это суть учения, а не
сама жизнь. Это суть учения, принижающие тело и даже часто вводящие его в
иллюзию, в то время как в религии, да и то не во всякой, осуждается
определенное состояние тела, а не самый принцип тела. В наиболее духовной
религии Абсолют воплощен в виде обыкновенного человеческого тела, и в конце
концов воскреснут и все обыкновенные человеческие тела. Если нет общения с
Абсолютом в теле, то нет вообще никакого существенного общения с ним. От
молитвы чувствуют утешение и облегчение, о котором уже нельзя сказать,
телесное оно или духовное.[5.26]
Таким образом, по Лосеву, религия есть сама жизнь, а не какая-либо
одна из ее сторон, именно целостная жизнь, такая, в которой личность
пытается связать себя с бытием вечным и абсолютным, именуемым Богом. А.Ф.
Лосев признает также как само собой разумеющееся мифичность и мистичность
религии, родство ее с мифологией и мистикой. Религия есть вид мифа, а
именно мифическая жизнь, и притом мифическая жизнь ради самоутверждения в
вечности... Она в самом своем принципе уже содержит нечто мифическое.
Религия невозможна без мифа, хотя последний возможен без религии: миф не
есть специально религиозное сознание. Это надо подчеркнуть, чтоб избегнуть
распространенного отождествления мифологии и религии. Нельзя употреблять
одно из этих понятий вместо другого, это не тождественные понятия. Сходство
мифологии и религии есть, обе они есть сферы бытия личностного..., но
характер самоутверждения личности в этих двух сферах различен: Так,
религия всегда живет вопросами (или, точнее, мифами) о грехопадении,
искуплении, спасении, грехе, оправдании, очищении и т. д. Может ли миф
существовать без этих проблем? Конечно, сколько угодно... В мифе личность
вовсе не живет обязательно религиозным самоутверждением в вечности. В ней
отсутствует самый нерв религиозной жизни — жажда спасения и искупления... В
мифе же мы находим в этом отношении некоторое приспособление к поэзии. Ему
все равно, что изображать.
Мифология и религия возникли в глубокой древности. Они являются
формами общественного сознания, коллективно созданными людьми первобытно-
общинного родового общества. Мифология существовала до религии. Мышление
людей было еще не настолько развитым в смысле способности к более сильной и
детальной абстракции, в смысле абстрагирующей силы анализа, отчленения
одного от другого, чтобы подняться до расчленения естественного и
сверхъестественного, до создания самих этих понятий. Такое расчленение было
достигнуто значительно позже. И если воспользоваться современным понятийным
аппаратом для оценки раннего уровня первобытного мышления, можно сказать,
что вначале первобытные люди все воспринимали как естественное, но одно —
как обычное, присущее реальным предметам, а другое — как менее или даже
совсем не обычное, редко встречающееся; одно — как видимое и в этом смысле
хорошо известное и понятное, а другое — как невидимое и неизвестное.
Особенно поражавшие людей своей силой, мощью, грозностью, значимостью для
их жизни явления впоследствии, как видно, и стали оцениваться как
сверхъестественные. На этом уровне развития сознания жизненный мир людей
стал разделяться на два мира — естественный и сверхъестественный, а еще
далее на земной и небесный, материальный и духовный. Тогда же, вероятно,
люди стали различать природу и самих себя, внешние, природные силы и
внутренние силы общины, тогда как изначально отдельный человек, род,
природа (та ее часть, с которой неразрывно была связана жизнь рода) в
сознании первобытных людей как бы сливались. У них не было еще понятий для
отличения одного от другого. А когда эти понятия появились, когда родилось
противопоставление естественного и сверхъестественного, тогда часть
мифологии превратилась в особую религиозную мифологию. Таково наше
понимание подхода А.Ф. Лосева к мифологии и религии.[5.65]
Обязательно надо учитывать синкретичность первобытного сознания.
Мифология, магия, мистика в смысле наделения отдельных вещей (предметов,
растений, животных) особыми, невидимыми, но реально (по мнению людей с
таким мышлением) присущими им свойствами — все это уже было намного раньше
появления религии как таковой, которую нельзя отождествлять с указанными ее
предшественниками. Это были намеки на религию, но еще ле религия. С нашей
современной точки зрения, легко исказить саму суть, специфику первобытного
сознания, приписать ему то, чем оно не было, что появилось значительно
позднее.
На любом уровне развития люди сталкиваются с определенным соотношением
познанного и непознанного, известного и неизвестного. В развитой науке с
этим постоянно считаются, работая над проблемами, доступными для решения в
данное время, и намечая новые проблемы и подступы к ним. При этом
выдвигаются гипотезы, в которых, по определению, невозможно строго отделить
истинное знание от только предполагаемого, действительное от вымышленного,
фантастического. В принципе можно говорить о следующих познавательных
ситуациях. Отличая познанное от непознанного, можно действительно уменьшать
последнее либо за счет проверяемой практически и логически экстраполяции
познанного на непознанное, либо за счет открытия новых явлений и присущих
им новых объективных законов. Но можно также осознанно или неосознанно
относиться к непознанному субъективно произвольно, подтягивая непознанное к
привычному и заменяя недостающее знаниями выдуманными, фантастическими
аналогиями, ассоциациями и т. п. Результаты при этом могут быть или просто
мифологическими, или уже религиозными, включающими представления о
сверхъестественном. По пути к религии ведет также допущение, что есть не
только непознанное на данное время, но принципиально непознаваемое вообще,
оцениваемое уже сознательно как недоступное человеческому разуму, как
сверхъестественное, как свидетельство и проявление существования многих
богов или единственного Бога.[11.26]
Работа В.Б. Мириманова заслуживает добротностью изложения самой
высокой оценки. Используем из нее еще один отрывок, адекватно
характеризующий уже непосредственно религию: В отличие от науки, которая
исключает из опыта все данные, не допускающие контроля и проверки,
сознательно ограничивает свою область, приводя ее на каждом этапе в
соответствие со своими возможностями, религия, в том числе и первобытная,
заключает в себе весь комплекс духовных и практических проблем. Причем ее
цель — не отражение действительности, а прямое, идеальное удовлетворение
духовных и практических нужд человека.
Миф, религия и сопутствующее им искусство, не решая проблем в научном
плане, снимают их, создавая иллюзорный мир. Таким образом, в создании
аппарата магии выражается не только страх перед таинственными силами
природы, но и вера в свою возможность управлять этими силами, уверенность в
своей власти над ними. В этой уверенности как бы выражается предчувствие
будущего могущества человека.
Связь религии с непознанным, более того, с непознаваемым несомненна и
не может быть разорвана. Так, история христианства, несмотря на отчаянные
усилия поколений богословов, показала, что ключевые догматы и концепты
христианства (скажем, догмат Троицы, рассказ о сотворении человека,
проблема соотношения свободы воли и предопределения, признание все благости
и всемогущества Бога и т. д.) не могут быть выражены в строго рациональном
виде. С гносеологической точки зрения религия есть фантастическое
отражение в головах людей тех внешних сил, которым подчиняется их земная
жизнь, причем земные силы принимают в религии форму неземных. Это
определение религии Ф. Энгельсом справедливо и никем не опровергнуто, хотя
оно характеризует религию лишь как особую форму представлений, но читатель
уже знает, что религия выражает наряду с представлениями особые чувства и
настроения и в суммарном своем виде предстает особого рода практической
жизнью. Исходные положения религии логически не доказываются, а берутся как
данные нравственно-эмоционального акта — акта веры. И центральный объект ее
— идея Бога, главная и самоценная идея, из которой выводится все остальное
сознание религии. Идея Бога связывается прежде всего с нравственной сферой.
Поэтому в центре религиозного сознания такие проблемы, как соотношение
добра и зла, справедливость, совесть, сущность человека и смысл его жизни и
т. д. Правильно говорят, что религиозное сознание дает не столько образ
земной жизни человека, сколько образ праведной жизни. А для по-настоящему
верующих людей это и путь к праведной жизни.[11.95]
Религиозное сознание признает существование потустороннего мира, в
котором находят идеальное разрешение противоречия земной жизни людей. Вера
в Бога дает человеку опору в жизни, гарантию торжества добра над злом.
Верующий знает, как жить по-божески, неверие же для него равносильно
утрате высоких нравственных начал. В вопросе о соотношении религии и морали
показательно принципиальное совпадение позиции материалиста и атеиста Л.
Фейербаха и идеалиста И. Канта. Глубоко верующий И. Кант в результате
специального исследования морали и религии приходил, как и Фейербах, к
выводу, что религия основывается на морали, а не мораль на религии, что
мораль отнюдь не нуждается в религии; благодаря чистому практическому
разуму она довлеет сама в себе. Правда, Кант приходит к такому выводу как
абсолютный моралист, для которого истинно нравственный поступок должен быть
абсолютно свободным, не связанным ни с каким принуждением, ни с какой
личной заинтересованностью в последствиях поступка. А верующий стремится
жить праведно еще и из-за боязни божьего суда, надеясь попасть в рай,
избежать адских наказаний и мучений.
Возникновение и существование религии вплоть до настоящего времени
обусловлено многими причинами, в том числе социально-психологическими
свойствами и потребностями человека. Религия остается для достаточно
большого числа людей источником нравственных ценностей, психологическим
утешением и поддержкой, гарантией справедливости, но она же дает ... продолжение

Вы можете абсолютно на бесплатной основе полностью просмотреть эту работу через наше приложение.
Похожие работы
Метапсихология: психоанализ как универсальный метод познания общественых явлений
Уровень религиозности молодежи Казахстана
РЕЛИГИОЗНЫЕ КОНФЛИКТЫ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
Религиозная культура как эпистемологический предмет религиоведения
Исламская цивилизация в Казахстане
Терроризм одна из самых глобальных проблем
Религия и национальная безопасность Казахстана
Социология управления
Распространенные виды девиантного поведение в современном казахстанском обществе
Х. А. Яссави: переводы хикметов
Дисциплины