Лингвокультурологическая парадигма русских прецедентных текстов (на материале казахстанских газет)


Тип работы:  Диссертация
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 131 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 500 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






КОКШЕТАУСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ Ш. УАЛИХАНОВА

УДК 808.2:070:801.3
На правах рукописи

Лингвокультурологическая парадигма
русских прецедентных текстов
(на материале казахстанских газет)

10.02.01 – русский язык

Диссертация на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Научный руководитель:
доктор филологических наук
профессор Шаймерденова Н.Ж.

Республика Казахстан
Кокшетау, 2010

СОДЕРЖАНИЕ

ОПРЕДЕЛЕНИЯ, ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ 3
ВВЕДЕНИЕ 7
1 ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА ЯЗЫКА КАЗАХСТАНСКИХ 13
ГАЗЕТ
1.1 Метаязыковая основа исследования 13
1.2 Прецедентные тексты в условиях языковой системы 24
Казахстана
1.3 Прецедентные тексты: средства создания и тематика 37
1.4 Источники цитирования прецедентных текстов 52
2 КОММУНИКАТИВНЫЕ АВТОРСКИЕ ИНТЕНЦИИ ГАЗЕТНЫХ ТЕКСТОВ В 76
БИЛИНГВАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ КАЗАХСТАНА
2.1 Прецедентные тексты в газете: функционирование и 76
узнаваемость
2.2 Прецедентные тексты как источник воздействия на 89
читательское восприятие
2.3 Возрастная дифференциация в контексте использования 96
прецедентных текстов
Заключение 109

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 111
ПРИЛОЖЕНИЕ А 118
ПРИЛОЖЕНИЕ Б 130

ОПРЕДЕЛЕНИЯ, ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ

В настоящей диссертации используются следующие термины с
соответствующими дефинициями:
Прецедентные тексты – это тексты, (1) значимые для той или иной
личности в познавательном и эмоциональном отношениях, (2) имеющие
сверхличностный характер, то есть хорошо известные и широкому окружению
данной личности, включая ее предшественников и современников, и ...такие, (3)
обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой
личности.
Языковая личность – личность, проявляющая себя в речевой деятельности,
обладающая определенной совокупностью знаний и представлений.
Прецедентный феномен – особая группа вербальных или вербализуемых
феноменов, относящихся к национальному уровню прецедентности. Среди
прецедентных феноменов выделяют прецедентный текст, прецедентное
высказывание, прецедентное имя, прецедентную ситуацию.
Прецедентная ситуация – некая эталонная, идеальная ситуация,
связанная с набором определенных коннотаций, дифференциальные признаки
которой входят в когнитивную базу; означающим прецедентную ситуацию могут
быть прецедентное высказывание или прецедентное имя (например, Ходынка,
Смутное время).
Прецедентное высказывание – репродуцируемый продукт речемыслительной
деятельности; законченная и самодостаточная единица, которая может быть или
не быть предикативной, сложный знак, сумма значений компонентов которого не
равна его смыслу, в когнитивную базу входит само прецедентное высказывание
как таковое, прецедентное высказывание неоднократно воспроизводится в речи
носителей русского языка.
Когнитивная база – определенным образом структурированная совокупность
обязательных знаний, национально маркированных и культурно
детерминированных представлений, которые имеются у всех носители того или
иного национально-культурного менталитета.
Прецедентное имя – индивидуальное имя, связанное или с широко известным
текстом (например, Печорин, Теркин) или с прецедентной ситуацией (например,
Сусанин, Стаханов), а также имя-символ, указывающее на некоторую эталонную
совокупность определенных качеств.
Автопрецеденты представляют собой отражение в сознании индивида
некоторых феноменов окружающего мира, обладающих особым познавательным,
эмоциональным, аксиологическим значением для данной личности, связанных с
особыми индивидуальными представлениями, включенными в неповторимые
ассоциативные ряды.
Социумно-прецедентные феномены известны любому среднему представителю
того или социума и входят в коллективное когнитивное пространство.
Национально-прецедентные феномены известны любому среднему представителю
того или иного лингво-культурного сообщества и входят в когнитивную базу
этого сообщества.
Универсально-прецедентные феномены известны любому современному
полноценному homo sapiens и входят в универсальное когнитивное пространство
человечества.
Национальный стереотип – фрагмент национальной картины мира,
существующей в сознании людей (бывают стереотипы поведения и стереотипы-
представления).
Реципиент – человек, принимающий сообщение или информацию; слушающий;
читающий; адресат.
Лингвокультурология – комплексная научная дисциплина синтезирующего
типа, изучающая взаимосвязь и взаимодействие культуры и языка в его
функционировании и отражающая этот процесс как целостную структуру единиц в
единстве их языкового и внеязыкового (культурного) содержания с ориентацией
на современные приоритеты и культурные установления (система норм и
общечеловеческих ценностей).
Теория интертекстуальности – особое качество постмодернистского
менталитета, ощущение пленника культуры, в положении которого оказался
современный человек. Интертекстуальность понимается как связь, выраженная
посредством различных приемов (цитирования).
Логоэпистема – языковое выражение закрепленного общественной памятью
следа отражения действительности в сознании носителей языка в результате
создания и постижения духовных ценностей отечественной или мировой
культуры.
Лингвокультурема – это единица, включающая в себя сегменты не только
языка, но и культуры, имеющая инвариантное значение и отражающая в языке
определенную понятийную сферу культуры.
Текстовые реминисценции – осознанные vs. неосознанные, точные vs.
преобразованные цитаты, того или иного рода отсылки к более или менее
известным ранее произведенным текстам в составе более позднего текста.
Текстовые реминисценции могут представлять собой цитаты (от целых
фрагментов до отдельных словосочетаний), крылатые слова, отдельные
определенным образом окрашенные слова, включая индивидуальные неологизмы,
имена персонажей, названия произведений, имена их авторов, особые
коннотации слов и выражений, прямые или косвенные напоминания о ситуациях.
При текстовых реминисценциях может иметься или отсутствовать разной степени
точности отсылка к источнику.
Дискурс – сложное коммуникативное явление, включающее, кроме текста, еще
и экстралингвистические факторы (знания о мире: социальные, культурные,
психологические и др.), существенные для успешной коммуникации.
Картина мира – совокупность знаний и мнений субъекта относительно
реальной или мысленной действительности, формируемых с помощью языка
конкретного общества.
Коммуникант (лат. сommunicare - общаться) – участник коммуникативного
акта, вербального общения (говорящий ↔ слушающий, пишущий ↔ читающий,
отправитель ↔ получатель, адресант ↔ адресат, продуцент ↔ реципиент).
Коммуникативная личность – конкретный участник конкретного
коммуникативного акта, реально действующий в реальной коммуникации.
Коммуникативная среда – исторически сложившаяся этноязыковая общность,
характеризующаяся относительно стабильными и регулярными внутренними
коммуникативными связями и определенной территориальной локализованностью.
Коммуникация (лат. сommunicatio сommunicare – делать общим, связывать,
общаться) – общение, передача и прием информации в человеческом обществе.
Масс-медиа – то же, что средства массовой информации (СМИ): пресса,
кино, телевидение, аудио- и видеокассеты, плакаты, реклама, радио, Интернет
и др.
Межкультурная коммуникация – общение языковых личностей – представителей
различных лингвокультурных сообществ.
Парадигма в широком смысле – любой класс лингвистических единиц,
противопоставленных друг другу и в то же время объединенных по наличию у
них общего признака или вызывающих одинаковые ассоциации, чаще всего –
совокупность языковых единиц, связанных парадигматическими отношениями.
Прецедентная цепочка – это группа прецедентных текстов, в которой каждый
из предыдущих является непосредственным источником последующего.
Прецедентная парадигма – это группа прецедентных текстов, восходящих к
одному и тому же источнику.
Коммуникативная компетенция – способность средствами языка осуществлять
речевую деятельность на основе языковых, социолингвистических знаний в
соответствии с целями, задачами и ситуацией общения в рамках определенной
сферы деятельности.
Прецедентная компетенция – совокупность знаний, связанных с кругом
базовых для данного лингвокультурного сообщества прецедентных текстов,
посредством которых происходит включение языковой личности в культурный
диалог при использовании соответствующей цитаты.
Речевая личность – личность, реализующая себя в коммуникации, выбирающая
определенную тактику общения и использующая тот или иной репертуар средств
(как собственно лингвистических, так и экстралингвистических).
Экспрессивность – совокупность семантико-стилистических признаков
единицы языка, которые обеспечивают ее способность выступать в
коммуникативном акте как средство субъективного отношения говорящего к
содержанию или адресату речи.
Язык газеты – печатный материал, разнообразный по стилистической
направленности, иногда идущий вразрез с нормой, который объединяется
газетной полосой как документом, адресующим массовому читателю сообщения,
новые по содержанию, общедоступные по форме, отражающие живое языковое
употребление.
Языковая компетенция – часть коммуникативной компетенции, это знания и
умения корректного и адекватного использования языковых средств в
зависимости от особенностей характера отношений между говорящим и
слушающим, цели общения и мн. др. это знание и соблюдение норм
кодифицированного литературного языка.
Языковое сознание – доминирующая часть национального общественного
сознания; образ мира, детерминируемый пространственными, причинными,
эмоциональными и прочими связями, свойственными языку и культуре данного
народа.

СМИ – средства массовой информации
ЕНТ – единое национальное тестирование
МХАТ – Московский художественный академический театр
АиФ Казахстан – Аргументы и факты Казахстан
Каз. правда – Казахстанская правда.

ВВЕДЕНИЕ

Общая характеристика работы. В настоящей работе речь идет о прецедентных
текстах. Однако, необходимо разъяснить, что такое прецедент. Согласно
Современному словарю иностранных слов, прецедент – 1) случай, имевший
ранее место и служащий примером или оправданием для последующих случаев
подобного рода; 2) юр. решение суда или какого-либо другого
государственного органа, вынесенное по конкретному делу и обязательное при
решении аналогичных дел в последующем [1, c. 488].
Термин прецедентность и его семантические дериваты являются одними из
наиболее активно употребляемых в последнее время в теоретической и
прикладной русистике. Толчком к этому послужило введение Ю.Н. Карауловым
(1987 г.) понятия прецедентные тексты, под которым понимаются тексты,
(1), значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном
отношениях, (2) имеющие сверхличностный характер, то есть хорошо известные
и широкому окружению данной личности, включая ее предшественников и
современников, и ...такие, (3) обращение к которым возобновляется
неоднократно в дискурсе данной языковой личности [2, с. 216].
Таким образом, прецедентные тексты хорошо знакомы носителям данного
языка, вызывают у этих носителей языка прочные ассоциации и весьма часто
используются в коммуникации данного народа. Прецедентные тексты, к которым
говорящие постоянно апеллируют, образуют набор обязательных представлений
для русской языковой личности (русской языковой личностью в настоящей
работе именуются все говорящие на русском языке (независимо от
национальности)), владеющие языковыми и коммуникативными нормами русского
литературного языка.
Дифференциальным признаком прецедентных текстов является их способность
выступать в качестве культурных единиц. Прецедентный текст обладает особым
статусом в газетном тексте: тяготение к самой сильной позиции – заголовку,
что позволяет ему не только полностью использовать собственные потенции, но
и удачно реализовывать основные функции газетного дискурса: информативную,
воздействия, прогнозирования, привлечения внимания.
Использование прецедентного текста в заголовке способствует выделению
цитаты, привлекает внимание читателя, активизирует его коммуникативные
отношения с автором газетной статьи. При этом прецедентный текст может быть
дан без кавычек, органично вплавляясь в авторский текст, создавая иллюзию
сиюминутного словотворчества. Данное явление может рассматриваться как
компонент языковой игры, устанавливающий уровень языковой личности и ее
компетенцию в процессе внутри- и межкультурной коммуникации.
Здесь, скорее всего, наблюдается языковая игра, связанная с так
называемой карнавализацией русского языка последних двух десятилетий [3,
с.75]. Отметим, что, если читателю цитата неизвестна, никакого диалога с
автором не возникает. Он не видит текста в тексте, а иной раз может
испытывать недоумение и даже раздражение; возникает минус-эффект
коммуникации [4, с. 180].
Прецедентность рассматривается сквозь призму когнитивной лингвистики
(Д.Б. Гудков, В.В. Красных, И.В. Захаренко, С.Г. Шулежкова),
психолингвистики (Ю.Н. Караулов, Ю.А. Сорокин), лингвокультурологии
(Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, Н.Д. Бурвикова, Ю.Е. Прохоров,
Г.Б. Мадиева, Е.А. Журавлева, Н.А. Таирова), она признается объектом
лексикографического описания (В.М. Мокиенко). Проблема прецедентности
затрагивается и при обучении русскому языку как иностранному
(Ю.Е. Прохоров, В.Г. Костомаров, Е.М. Верещагин). В последнее время
внимание лингвистов заострено на проблеме функционирования прецедентных
высказываний в языке СМИ, в частности в газетных заголовках
(В.Г. Костомаров, Е.А. Земская, О.П. Семенец).
В современной научной литературе существует большое количество составных
терминов, одним из компонентов которых является слово прецедентный.
Всплеск интереса к феномену прецедентности вызвал к жизни и обилие таких
терминов, как: прецедентный текст (Ю.Н. Караулов), прецедентное
высказывание (В.Г. Костомаров, Н.Д. Бурвикова), прецедентный
прагморефлекс (Ю.Е. Прохоров), прецедентное имя (Д.Б. Гудков,
Г.Б. Мадиева), прецедентный феномен, прецедентная ситуация (В.В. Красных,
И.В. Захаренко и др.), текстовые реминисценции (А.Е. Супрун),
лингвострановедчески ценные единицы языка (В.Г. Верещагин,
В.Г. Костомаров), лингвокультурема (В.В. Воробьев, З.К. Ахметжанова,
Г.А. Кажигалиева), логоэпистема (Н.Д. Бурвикова, В.Г. Костомаров),
национальные социокультурные стереотипы речевого общения (Ю.Е. Прохоров)
и пр. За всеми этими терминами скрываются понятия родственные, одной
природы, разногласия же возникают по поводу частностей: одни ученые
придерживаются термина прецедентное высказывание, другие – прецедентное
имя, третьи – прецедентная ситуация.
Составной термин прецедентный текст, по мнению некоторых исследователей,
не совсем корректен, так как слово текст до сих пор вызывает противоречивые
толкования, и дискуссии по поводу дефиниции текста не прекращаются по
настоящее время. Не вдаваясь в эти дискуссионные подробности, считаем
термин прецедентный текст, вслед за Ю.Н. Карауловым, удачным и корректным и
в настоящей работе будем оперировать именно им, несмотря на то, что ученые
Д.Б. Гудков, В.В. Красных, И.В. Захаренко и некоторые другие предлагают
дифференцировать понятия прецедентный феномен, прецедентный текст,
прецедентное высказывание, прецедентную ситуацию, прецедентное имя [5;6].
Феномен языковой личности рассматривался Ю.Н. Карауловым, казахстанские
лингвисты свое внимание сосредоточили на феномене языковой национальной
личности (исследования А.Б. Жуминовой, А.Б. Тумановой, Р.О. Туксаитовой и
др.). Так, например, лингвист Г.Б. Мадиева определяет национальную языковую
личность, используя национальные стереотипы (прецедентные имена) [7;8;9].
Одним из аспектов исследований Е.А. Журавлевой являются универсальные и
специфические черты прецедентных текстов, функционирующих в Казахстане
[10;11].
Прецедентные тексты играют роль в аккумуляции и презентации культурной
информации, так как именно в них находят свое материальное выражение
национальная культура и национальное сознание. Поскольку газета, кроме всех
ранее перечисленных функций, выполняет еще гедонистическую и эстетическую
функции, то прецедентные тексты пользуются огромной популярностью у
журналистов: благодаря таким текстам, читатели сталкиваются со старыми
новыми текстами.
Таким образом, прецедентные тексты – это неотъемлемый культурный
компонент картины мира языковой личности, в том числе и национальной
языковой личности. Необходимо при этом учитывать уникальную языковую
ситуацию в Казахстане: среди стран СНГ именно в нашей тюркоязычной стране
большинство жителей – билингвы. Поэтому наш интерес к прецедентным текстам
и их функциям в казахстанском газетном дискурсе вполне закономерен и
обоснован.
Актуальность темы исследования заключается в следующем: в настоящее
время наблюдается бум прецедентных текстов в казахстанских газетах.
Современный постперестроечный газетный дискурс имеет принципиальные отличия
по сравнению с доперестроечным. Смена общественно-экономической формации
провела черту между тем поколением и этим, поэтому детям не знаком
культурный пласт (кинематограф, музыка, литература) из жизни их отцов. В
силу этого молодое поколение испытывает определенный коммуникативный
дискомфорт при столкновении с прецедентными текстами из той культурной
жизни, не улавливают подтекста.
Уровень культуры современной языковой личности в целом и речевой
культуры в частности вызывает тревогу. Функционирование прецедентных
текстов в газетных текстах и адекватное их восприятие массовым адресатом
является важной частью культурно-речевой компетенции современной языковой
личности. Изучение этих аспектов позволяет выработать рекомендации для
работников СМИ и ввести в перечень учебных дисциплин университета важный
теоретико-практический материал, что актуализирует названную проблематику.
К тому же интерпретируя текущую действительность при помощи прецедентных
текстов, журналистика тем самым вольно или невольно повышает ценность
прецедентных текстов и формирует их ценностные характеристики в сознании
адресата. Мера и степень ответственности средств массовой информации за эту
деятельность предопределяется уже самим выбором, требуя от языковой
личности журналиста повышенной речевой и культурной компетенции. На
важность владения прецедентными текстами, как в плане употребления, так и в
плане опознавания, обратили внимание ученые В.Г. Костомаров и
Н.Д. Бурвикова: Невладение прецедентными текстами – это низкая речевая
культура [12, с. 301].
Цель исследования состоит в выявлении и описании
лингвокультурологической парадигмы прецедентных текстов в казахстанской
русскоязычной прессе.
Поставленная цель реализуется путем решения следующих задач:
• выявить национально-культурную специфику прецедентных текстов,
используемых в русскоязычных казахстанских газетах;
• дать тематическую классификацию корпуса прецедентных текстов
русскоязычной прессы Казахстана;
• классифицировать прецедентные тексты по источнику цитирования;
• эксплицировать модусные смыслы прецедентных текстов, использованных в
газетном дискурсе;
• установить возрастные предпочтения употребления прецедентных текстов
у носителей языка.
Объект исследования составляют прецедентные тексты.
Предмет исследования – способы репрезентации национально-культурного
компонента прецедентных текстов в казахстанской русскоязычной прессе.
Источниками исследования послужили материалы официальных и неофициальных
казахстанских газет Казахстанская правда, Аргументы и факты Казахстан,
Караван с 2004 по 2009 годы, а также региональные газеты Акмолинская
правда, Курс, Степной маяк и др. с 2004 по 2007 годы.
Собранный материал исследования составил более 700 проанализированных
прецедентных текстов, выявленных в результате сплошной выборки из 3100
номеров вышеназванных газет. Кроме того, к анализу привлекались тексты
художественной литературы, словари цитат и крылатых выражений, которые
позволили выявить источники прецедентных текстов.
Методы исследования. В работе использован количественный контент-анализ,
посредством которого была определена частотность функционирования
прецедентного текста, выявлены мотивы выбора того или иного прецедентного
текста, а также использован прием сплошной выборки, методы наблюдения,
сравнения, описания; проведение анкетирования, систематизация полученных
данных.
Научная новизна исследования определяется тем, что в нем впервые:
• собран корпус прецедентных текстов из русскоязычных газет
Казахстана за период с 2004 по 2009 годы;
• выявлена национально-культурная специфика прецедентных текстов;
• описаны средства создания и тематика прецедентных текстов;
• установлены степень воздействия прецедентных текстов на читателя
и их узнаваемость;
• сделаны выводы о возрастной дифференциации при обращении к
прецедентным текстам;
• выработаны рекомендации и представлен теоретико-методологический
материал для работников СМИ и студентов.
Теоретическая ценность исследования заключается в том, что проведенный
анализ материала дает представление о роли и месте прецедентных текстов в
публицистическом дискурсе, об особенностях их восприятия и толкования
носителями языка и культуры в билингвальном контексте Казахстана.
Практическая значимость работы видится в возможности применения
результатов анализа и полученных выводов в курсе стилистики и лингвистики
текста, при разработке и чтении вузовского курса по психолингвистике,
теории коммуникации, а также на практических занятиях по русскому языку как
иностранному. Кроме того, материалы исследования могут быть использованы на
практических занятиях в целях формирования профессиональной компетенции
студентов гуманитарных факультетов: журналистов, филологов, преподавателей
русского языка.
Положения, выносимые на защиту:
• прецедентные тексты, функционирующие в русскоязычной прессе,
характеризуются национально обусловленными коннотациями;
• прецедентность текста формируется на основе использования комплекса
языковых средств (лексических, фонетических и синтаксических); их
использование актуализирует как социально-политические проблемы
отдельно взятого общества, так и мирового сообщества в целом;
• корпус прецедентных текстов постоянно пополняется, чему способствуют
художественные тексты, фильмы, песни, телевидение и т.д.;
• при построении первичных гипотез о содержании статьи степень
прозрачности прецедентного заголовка зависит от степени его
трансформации;
• прецедентные тексты казахстанских газет, согласно данным
ассоциативного эксперимента (опрошены респонденты 50-х, 70-х, 90-х
годов ХΧ века), характеризуются возрастной дифференциацией, что
свидетельствует о смене литературно-информационного поля и культурно-
языковой компетенции современных носителей русского языка в
Казахстане.
Апробация работы. Основное содержание и результаты исследования изложены
в 9 научных публикациях. Теоретические положения и практические выводы
диссертации апробированы в виде докладов и сообщений на:
- международных конгрессах и симпозиумах: ΙΙ международном симпозиуме
Русская словесность в мировом культурном контексте (Москва, 15-18 декабря
2006 г.), ΙΙΙ международном конгрессе исследователей русского языка
Русский язык: исторические судьбы и современность (Москва, МГУ им.
М.В. Ломоносова, 20-23 марта 2007 г.), Ι международном конгрессе,
посвященном Году русского языка, Русский язык и литература в ХХΙ веке:
теоретические проблемы и прикладные аспекты (Астана, 18-19 октября 2007
г.), ΙΙ международном конгрессе Русский язык как язык межкультурного и
делового сотрудничества в полилингвальном контексте Евразии (Астана, 1-3
октября 2009 г.);
- международных научных конференциях: Ломоносов (Москва, 12-15 апреля
2006 г.), Ломоносов – 2006 (Астана, КФ МГУ им. М.В. Ломоносова, 2006),
Молодежь в науке и культуре ХХΙ века (Челябинск, 2 ноября 2006 г.),
Студент и научно-технический прогресс: лидеры нового поколения (Усть-
Каменогорск, 11-12 мая 2006 г.), Актуальные проблемы современного
языкознания (Кокшетау, 14-15 мая 2007 г.);
- республиканских научных конференциях: Наука и новое поколение – 2006
(Астана, 2006), Актуальные проблемы функционирования языков Северного
региона Казахстана (Кокшетау, 19 апреля 2007 г.).
Перспективы исследования. Анализ прецедентных текстов позволил
установить и охарактеризовать корпус прецедентных текстов в казахстанских
газетах на русском языке, поэтому в перспективе возможно создание
лингвокультурологического словаря прецедентных текстов, отражающих
национально-культурную специфику русского языка в Казахстане; также
представляется перспективным когнитивно-прагматическое и сопоставительное
исследование прецедентных текстов, эксцерпированных из казахстанских
русскоязычных и казахскоязычных газет.
Поставленная цель и задачи исследования определили структуру
диссертации, которая состоит из введения, двух разделов, заключения, списка
использованных источников и приложений.
В приложении А представлен фрагмент сводной таблицы газетных заголовков
с полной паспортизацией (источник цитирования – литература), полученных
методом сплошной выборки и сопровожденных необходимыми комментариями. В
приложении Б представлена анкета (40 прецедентных текстов), посредством
которой были систематизированы результаты проведенного нами ассоциативного
эксперимента (360 реакций).

1 ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА
ЯЗЫКА КАЗАХСТАНСКИХ ГАЗЕТ

1.1 Метаязыковая основа исследования
Современная лингвистика предполагает новый подход к языку в его
неразрывной связи с человеком и культурой того или иного народа. На основе
этой идеи и возникла новая наука – лингвокультурология, которая сложилась в
конце 60-х – начале 70-х годов с целью презентации и активизации данных о
стране и культуре изучаемого языка. Термин лингвокультурология не только
стал часто употребляться в научной литературе, но и приобрел более глубокий
смысл благодаря, прежде всего, работам В.Н. Телия [13], В.В. Воробьева
[14], Л.Н. Мурзина [15], В.А. Масловой [16] и др. По мнению В.А. Масловой,
язык теснейшим образом связан с культурой: он прорастает в нее,
развивается в ней и выражает ее [17, с. 4]. Необходимо отметить, что
последние, наиболее значимые достижения, касающие влияния культуры на язык,
были достигнуты, главным образом, в рамках лингвокультурологии и в основном
на материале русского языка, преподаваемого иностранцам.
В кругу смежных гуманитарных наук – социолингвистики, этнолингвистики,
психолингвистики и др. – лингвокультурология в силу своей интегративности
способна более четко обозначить общее направление исследования
взаимодействия языка, культуры и личности, по сравнению даже с такими
фундаментальными науками, как культурология и лингвитсика. Как было
отмечено лингвистом В.В. Воробьевым на IX Конгрессе МАПРЯЛ,
лингвокультурология – это новая филологическая дисциплина, которая изучает
определенным образом отобранную и организованную совокупность культурных
ценностей, исследует живые коммуникативные процессы порождения и восприятия
речи, опыт языковой личности и национальный менталитет, дает системное
описание языковой картины мира и обеспечивает выполнение образовательных,
воспитательных и интеллектуальных задач обучения [18, с. 125-126].
Таким образом, высказанная В.В. Воробьевым мысль наполнила более
глубоким смыслом термин лингвокультурология. А именно, в
лингвокультурологии культура рассматривается во взаимодействии с языком,
который всегда воплощал своеобразие народа, национальное видение мира.
Человек неизбежно формирует определенную картину мира под влиянием языка,
системы его единиц. Поэтому органическая связь человек (национальная
личность) – язык – культура (система материальных и духовных ценностей)
является основой и моделью лингвокультурологического раскрытия каждого из
этих составляющих. Другие исследователи, вслед за В.В. Воробьевым, исходят
из признания того факта, что язык, менталитет и культура органически
связаны друг с другом, предполагают друг друга, ни один из них не может
быть исключен и ни один не может быть признан доминантным в силу
равноправия феноменов [19, с. 28].
Таким образом, лингвокультурология – комплексная научная дисциплина
синтезирующего типа, изучающая взаимосвязь и взаимодействие культуры и
языка в его функционировании и отражающая этот процесс как целостную
структуру единиц в единстве их языкового и внеязыкового (культурного)
содержания с ориентацией на современные приоритеты и культурные установки
(система норм и общечеловеческих ценностей). В Казахстане
лингвокультурологическим аспектом языковых явлений занимаются лингвисты
З.К. Ахметжанова, Г.А. Кажигалиева, Ш.К. Жаркынбекова, В.И. Жумагулова и
др. Исследователи едины в одном: лингвокультурологический анализ от
собственно культурологического анализа отличается тем, что исследует,
прежде всего, языковые единицы, а от лингвистического – привлечением
культурной информации для объяснения некоторых фактов, а также выделением
этой культурной информации из единиц языка.
Лингвокультурологический подход характеризуется системным рассмотрением
культуры и языка в совокупности. Доминирующим здесь является не простое
изучение взаимодействия языковых, этнокультурных и этнопсихологических
факторов, а целостное теоретико-описательное изучение языковых единиц как
функционирующей системы культурных ценностей, отражаемых в русском языке. В
свою очередь, такое комплексное исследование языковых средств с учетом
культурологического аспекта его функционирования предоставляет новые
возможности познания человека по данным языка [20]. Выход лингвистики в
лингвокультурологию обусловлен желанием языковедов лучше понять язык в его
предназначении выражать культуру. Культура и язык выводятся на равнозначный
уровень, где в самом широком смысле культура понимается как содержание, а
язык – как условие и форма существования данного содержания.
Лингвокультурология ставит в центр своего внимания человека, носителя
языка и культуры, его фоновые знания и поведенческие нормы. Согласно мнению
О.Д. Митрофановой, человеческий фактор определяет изучение культурного
наследия через национально-культурную семантику языковых единиц [21, с.
345].
Таким образом, культурология и лингвистика действительно взаимодействуют
на уровне текста. Это заставляет искать те языковые единицы, которые
эксплицировали бы по возможности общенациональную культуру с ее
многовековыми культурными традициями, эстетическими и морально-этическими
ценностями, национальным мировосприятием, культурно-историческими
ассоциациями (лингвострановедческие ценные единицы языка, лингвокультурема,
логоэпистема, прецедентные феномены и пр.).
Лингвист В.И. Карасик обозначает следующий круг задач
лингвокультурологии:
– предметы и явления, уникальные для отдельной культуры;
– концепты, определяющие специфику поведения данного народа;
– мифология, отраженная в легендах, сказаниях, пословицах и поговорках,
других фольклорных формах;
– прецедентные тексты (детские считалки, дразнилки, слова из песен и
мультфильмов, высказывания великих людей и т.д.);
– национальные символы [22].
Таким образом, содержание лингвокультурологии, оправдывающее ее
выделение в самостоятельное направление гуманитарного знания, имеет своим
предметом национальные формы бытия личности, воспроизводимые в системе
языковой коммуникации и основанные на культурных ценностях конкретно-
исторического общества. Наше внимание привлекли прецедентные тексты,
поскольку они являются культурологическим мостом памяти народа между
прошлым и настоящим.
В ходе своего исследования мы пытались охватить труды современных
лингвистов по данной теме, сопоставить и выявить общие и различные
характеристики при определении термина прецедентный текст, а также
определить место прецедентных текстов среди других языковых и речевых
единиц. Мы опирались на теоретические работы по проблемам прецедентности
российских и казахстанских ученых: Ю.Н. Караулова, Ю.Е. Прохорова,
В.Г. Костомарова, Ю.А. Сорокина, Д.Б. Гудкова, В.В. Красных,
И.В. Захаренко, Г.Б. Мадиевой, Е.А. Журавлевой, Н.А. Таировой и др.
Прецедентность часто ставится в один ряд с теорией интертекстуальности,
под которой понимают особое качество постмодернистского менталитета,
ощущение пленника культуры, в положении которого оказался современный
человек. Данной проблематике посвящены работы Р. Барта (1994 г.) [23],
А.К. Жолковского (1994 г.) [24], О.Г. Ревзиной (1998 г.) и др. Так, по
мнению О.Г. Ревзиной, всякое новое произведение есть результат
трансформации некоторого уже существующего, более того, освященного
традицией текстового объекта [25, с. 14-15].
В этой части теория интертекста близка понятию прецедентности, поскольку
текстовые интерпретации зависят от объема знаний и воображения
интерпретирующего. Различия касаются объекта исследования: теория
интертекстуальности анализирует художественный текст. Что касается
проводимого нами исследования, то объектом нашего изучения и анализа
являются тексты речевые, импровизационные, именно поэтому мы не используем
теорию интертекстуальности, которая выросла из анализа художественного
текста. Однако считаем возможным рассматривать прецедентность как категорию
интертекстуальности, но не в расширенном философском, а в более узком
понимании – как языковое проявление цитатного сознания современного
человека [26].
Так, интертекстуальность понимается как выраженная с помощью различных
приемов (цитирования) связь данного произведения с другими. Прецедентность
текста состоит в его способности выхода за свои пределы и проникновения в
лексикон человека, в язык.
Прецедентность понимается нами как новый способ чтения, когда читатель
при чтении того или иного фрагмента вспоминает текст-источник. Именно этим
способом чтения текстов, включающих прецедентные тексты, должны владеть
читатели, чтобы правильно понять идею текста и позицию автора. Прецедентные
тексты значимы для языковой личности, известны всем и активно используются
в речи, в противном случае, они непонятны читателям. Так, лингвисты
О.Е. Белянко, Л.Б. Трушина считают, что, если иностранец хочет понять все
тонкости текста современной публицистики, ему не обойтись без овладения
культурной грамотности носителя языка [27, с. 6]. Таким образом,
прецедентными считаются тексты, имеющие историко-культурную,
страноведческую ценность. Их можно назвать образцовыми текстами культуры
[28, с. 24], изучение которых способствует совершенствованию не только
коммуникативной, но и межкультурной компетенции.
Взгляды на указанную проблематику научно-исследовательской группы Текст
и коммуникация, куда входят ученые Д.Б. Гудков, В.В. Красных,
И.В. Захаренко и др., широко отражены в публикациях в сборниках Текст,
сознание, коммуникация, выходящих в МГУ им. М.В. Ломоносова (свыше 25
сборников), а также изложены в трудах Д.Б. Гудкова [29;30], В.В. Красных
[31;32;33;34], входящих в специализацию Теория и практика межкультурной
коммуникации, в коллективной работе Русское культурное пространство:
Лингвокультурологический словарь: вып. первый (авторы И.С. Брилёва,
Н.П. Вольская. Д.Б. Гудков, И.В. Захаренко, В.В. Красных) [35].
Ученый Д.Б. Гудков выделяет несколько уровней сознания индивида и
несколько уровней прецедентности. По его мнению, различным уровням сознания
соответствуют разные виды прецедентных феноменов: автопрецедентные,
социумно-прецедентные, национально-прецедентные, универсально-прецедентные.
Автопрецеденты представляют собой отражение в сознании индивида
некоторых феноменов окружающего мира, обладающих особым познавательным,
эмоциональным, аксиологическим значением для данной личности, связанных с
особыми индивидуальными представлениями, включенными в неповторимые
ассоциативные ряды (образ водокачки – примеры Д.Б. Гудкова).
Социумно-прецедентные феномены известны любому среднему представителю
того или иного социума и входят в коллективное когнитивное пространство
(текст Евангелия – для христианского социума).
Национально-прецедентные феномены известны любому среднему представителю
того или иного лингво-культурного сообщества и входят в когнитивную базу
этого сообщества.
Универсально-прецедентные феномены известны любому современному
полноценному homo sapiens и входят в универсальное когнитивное пространство
человечества [36, с. 24-29].
Далее среди прецедентных феноменов ученые Красных В.В., Гудков Д.Б.,
Захаренко И.В., Багаева Д.В. выделяют прецедентный текст, прецедентное
высказывание, прецедентное имя и прецедентную ситуацию:
Прецедентный текст – законченный и самодостаточный продукт
речемыслительной деятельности, (поли)предикативная единица; сложный знак,
сумма значений компонентов которого не равна его смыслу; прецедентный текст
хорошо знаком любому среднему члену лингво-культурного сообщества, в
когнитивную базу входит инвариант его восприятия, обращение к нему
многократно возобновляется в процессе коммуникации через связанные с этим
текстом высказывания и символы. К числу прецедентных текстов относятся
произведения художественной литературы (Евгений Онегин, Бородино),
тексты песен (Подмосковные вечера, Ой, мороз, мороз...), рекламы,
политические и публицистические тексты и др.
Прецедентное высказывание – репродуцируемый продукт речемыслительной
деятельности, законченная и самодостаточная единица, которая может быть или
не быть предикативной, сложный знак, сумма значений компонентов которого не
равна его смыслу. В когнитивную базу входит само прецедентное высказывание
как таковое, прецедентные высказывания неоднократно воспроизводятся в речи
носителей русского языка. К числу прецедентных высказываний принадлежат
цитаты: 1) собственно цитата в традиционном понимании (как фрагмент
текста); 2) название произведения; 3) полное воспроизведение текста,
представленного одним или несколькими высказываниями.
Прецедентная ситуация – некая эталонная, идеальная ситуация с
определенными коннотациями. В когнитивную базу входит набор
дифференциальных признаков прецедентной ситуации. Ярким примером может
служить прецедентной ситуации может служить ситуация предательства Иудой
Христа ....
Прецедентное имя – индивидуальное имя, связанное или 1) с широко
известным текстом, относящимся, как правило, к числу прецедентных
(например, Обломов, Тарас Бульба) или 2) с ситуацией, широко известной
носителям языка и выступающей как прецедентная (например, Иван Сусанин,
Колумб) [5, с. 62-75].
Таким образом, исследователями различается широкое и узкое понимание
прецедентности, а также, по их мнению, между прецедентными феноменами нет
жестких границ, однако наблюдается безусловная связь типов прецедентных
феноменов в общении.
Как можно заключить из данного обзора, указанные выше исследователи в
слове текст, входящем в состав предложенного сочетания (прецедентный
текст), видят отсылку к соответствующему лингвистическому термину:
упорядоченный набор предложений, предназначенный выразить какую-нибудь
мысль. При таком подходе ученый Д.Б. Гудков и другие участники научного
семинара Текст и коммуникация склонны относить к прецедентным текстам
произведения художественной литературы, тексты песен, рекламы, политические
и публицистические тексты и др. При этом произведения эти могут быть как
вербальной, так и невербальной природы.
Несомненно, ученый Ю.Н. Караулов понимает термин текст очень широко,
однако данный термин при этом не теряет своей строгой терминологичности.
Расширительное толкование термина текст вполне допустимо, оправданно,
поскольку не только не нарушает общей стройности и целостности термина, но
и способствует его созданию. В целом, термин прецедентный текст,
введенный в активный научный обиход Ю.Н. Карауловым, прижился как единое,
нечленимое сочетание, не требующее разделения его на отдельные фрагменты.
Корпус прецедентных текстов, по мнению Ю.Н. Караулова, формируется из
произведений русской, советской, мировой классики [2, с. 217]. Однако
литература не является их единственным источником, и неправомерно связывать
феномен прецедентности только с литературными текстами: в наше время в
числе прецедентных, наряду с художественными, фигурируют и библейские
тексты, и виды устной народной словесности..., и публицистические
произведения историко-философского и политического звучания [2, с. 216].
Несмотря на столь широкий круг источников, определенный Ю.Н. Карауловым,
следует отметить, что прецедентные тексты могут также формироваться под
воздействием массовой культуры: кинофильмов, театральных постановок,
популярных песен, названий произведений других видов искусства (живопись,
музыка), рекламы.
Следует отметить, что Ю.Н. Караулов утверждает именно о прецедентном
тексте, обращение к которому регулярно возникает в дискурсе личности, но
вовсе не само это обращение называет прецедентным. Соответственно,
прецедентными текстами для ученого являются цитаты, имена персонажей,
названия произведений, а также их авторы. Автор прецедентным называет и то,
к чему апеллируют, и то, чем апеллируют: текст и ситуация – то, к чему;
высказывание и имя – то, чем. Поэтому Д.Б. Гудков, В.В. Красных,
И.В. Захаренко и др. все время делают некоторые уточнения, ставя особняком
прецедентный текст и ряд других в кругу прецедентных феноменов.
Созвучна идеям Д.Б. Гудкова точка зрения известного ученого
Ю.Е. Прохорова, который отмечает, что понимание прецедентного текста
Ю.Н. Карауловым несколько заужено, так как рассматривается строго по
отношению к конкретной языковой личности [37, с. 151]. Изложим вкратце
предлагаемые автором признаки прецедентного текста:
1) он принадлежит языковой речевой культуре данного этноса и при
этом используется в определенных речевых ситуациях в конкретной
стереотипизированной форме;
2) оперирование прецедентным текстом связано с системой знаний о мире
и образе мира, которая реализуется в данной этнокультуре;
3) отсылка к прецедентному тексту выявляет свойства языковой личности
и в то же время включает личность в речевое общение именно данной
культуры на данном языке [там же, с. 151-152].
Первый пункт, выделяемый Ю.Е. Прохоровым о признаках прецедентного
текста, соотносится со вторым из выделяемых Ю.Н. Карауловым признаков
прецедентного текста. Принадлежность текста к языковой речевой культуре
этноса предполагает его сверхличностный характер, т.е. адекватное
восприятие рассматриваемой единицы зависит от наличия ее в прагматиконе
говорящего пишущего, а также в прагматиконе реципиента. Далее
исследователь рассматривает прецедентный текст как передачу языковыми
средствами знаний об окружающем мире (второй пункт). Говоря о третьем
признаке прецедентного текста, Ю.Е. Прохоров отмечает, что его
использование выявляет такие характеристики языковой личности, как ее цели,
мотивы и установки, ситуативные интенциональности. Одновременно с этим
прецедентный текст информирует о знании представителей данной этнокультуры.
Следовательно, употребление прецедентного текста имеет как прагматическую,
так и лингвокогнитивную направленность. То есть, ученый считает, что
апеллирование в речи к прецедентным текстам помогает ориентироваться в
ситуации общения, проводя различия свойчужой.
Таким образом, Ю.Е. Прохоров расширяет и дополняет точку зрения
Ю.Н. Караулова, рассматривая прецедентный текст как комплекс, совмещающий
лингвокогнитивную и прагматическую направленность, являющийся
принадлежностью конкретной языковой личности и этнокультуры в целом.
Исследователь Г.Г. Слышкин пересматривает определение Ю.Н. Караулова,
предлагая снять ограничение количества представителей лингвокультурного
сообщества, для которых текст является прецедентным, что не совсем верно. С
другой стороны, тексты могут стать прецедентными лишь на короткий отрезок
времени и, следовательно, они не известны ни предыдущим, ни последующим
поколениям представителей лингвокультурного сообщества, но на пике своей
прецедентности эти тексты широко воспроизводятся в речи и несут
ценностную нагрузку, т.е. являются прецедентными в полном смысле этого
термина. Исходя из этого, Г.Г. Слышкин выделяет микрогрупповые,
макрогрупповые, национальные, цивилизационные и общечеловеческие
прецедентные тексты [38].
Абсолютно иначе трактуют понятие прецедентного текста Ю.А. Сорокин и
И.М. Михалева: для указанных авторов Прецедентные тексты – это некоторые
вербальные микро- и макроединицы плана сценария, указывающие на
когнитивно-эмотивные и аксиологические отношения в плане сценарии, это
некоторые избирательные признаки, сопоставляющиеся с другими
заимствованными и оригинальными признаками для создания эстетической
видимости типологического образа, это, прежде всего, средства
когнитивно-эмотивной и аксиологической формулировки смысловой массы
художественного текста, указывающие на глубину индивидуальной и групповой
(социальной) памяти и свидетельствующие о способах художественной
обработки актуальных для нас вопросов и проблем [39, с. 104, 113]. При
этом в роли прецедентных текстов выступают также заглавия, цитаты, имена
персонажей и имена авторов произведений. Предлагаемая этими исследователями
трактовка сводит прецедентные тексты только к текстам художественным, к
проблеме художественной обработки актуальных вопросов и проблем,
поэтому предложенная этими авторами система прецедентности нами не
рассматривается.
По мнению Е.А. Земской, тексты могут получить статус прецедентных, если
они вводятся в дискурс в неизменном виде, т.е. в виде цитаций, либо в
трансформированном виде (квазицитаций), они опознаваемы членами
лингвокультурного сообщества и апелляция к ним довольно частотна [40].
Крайне важно остановиться еще на одном понятии, соотносимом с пониманием
прецедентных текстов, – это логоэпистема. Понятие логоэпистема и
необходимость разработки соответствующей теории – логоэпистемологии
обосновываются Ю.Е. Прохоровым, Е.М. Верещагиным, Н.Д. Бурвиковой,
В.Г. Костомаровым. Изначально реальность таких единиц интуитивно ощущалась
разработчиками лингвострановедческих работ, которые стремились изучить
иностранный язык и соответствующую ему культуру. Следовательно, чтобы
языковые единицы приобрели статус логоэпистем, они должны войти в культуру,
должны быть присвоены социумом. Основным способом такого освоения служит
многократная его интерпретация. Приобщение индивида к культуре – это знание
логоэпистем. Вот тогда и возникла потребность появления термина
логоэпистема, значение которого понимается как репрезентация какого-то
культурно значимого текста.
Исследователи определяют логоэпистему как языковое выражение
закрепленного общественной памятью следа отражения действительности в
сознании носителей языка в результате создания и постижения духовных
ценностей отечественной или мировой культуры [41, с. 44]. К логоэпистемам
относят фразеологизмы, крылатые слова, высказывания известных людей,
афоризмы, пословицы, поговорки, говорящие имена, названия и строчки из
песен, стихотворений и произведений художественной литературы.
Лингвисты В.Г. Костомаров, Н.Д. Бурвикова считают, что в процессе
коммуникации логоэпистемы не создаются, но воспроизводятся, они могут также
видоизменяться в пределах сохранения опознаваемости. Логоэпистема – знак,
который требует осмысления на двух уровнях: уровне языка и уровне культуры.

Логоэпистема является следом культуры в языке и языка в культуре. С
точки зрения лингвистики логоэпистема:
– имеет словесное выражение, причем может быть выраженной не только в
слове, но и в словосочетании, и в предложении, сверхфразовом единстве;
– характеризуется отнесенностью к конкретному языку;
– является указанием на породивший ее текст или ситуацию;
– в процессе коммуникации не создается заново, но возобновляется;
– в процессе коммуникации может видоизменяться в пределах сохранения
опознаваемости; в этом случае она приобретает текстообразующую силу.
С точки зрения культурологии логоэпистема:
... продолжение
Похожие работы
ПЕРЕДАЧА И АДАПТАЦИЯ ИНОЯЗЫЧНЫХ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ В ЯЗЫКЕ ГАЗЕТ НА КАЗАХСКОМ ЯЗЫКЕ
ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ УСТОЙЧИВЫХ СРАВНЕНИЙ В АНГЛИЙСКОМ И КАЗАХСКОМ ЯЗЫКАХ
Прагматические тексты для формирования социокультурной компетенции
Псевдонимы как фрагмент языковой действительности
Концепт вежливость в русском и казахском языках
ПАРАДИГМА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ В ЛИТЕРАТУРЕ КАЗАХСТАНА ПЕРИОДА НЕЗАВИСИМОСТИ
ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ (на материале английского, русского и казахского языков)
Языковая личность.
Лексический компонент юридического дискурса
Теоретические аспекты формирования имиджа медиа организации
Дисциплины