ДИСКУРС ВОЗДЕЙСТВИЯ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В РАЗЛИЧНЫХ РЕЧЕВЫХ ЖАНРАХ


Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 149 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






СОДЕРЖАНИЕ

Список терминов 4

ВВЕДЕНИЕ 9

1 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИЗУЧЕНИЯ ДИСКУРСА ВОЗДЕЙСТВИЯ В 17
СТРУКТУРЕ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ
1.1 Дискурс воздействия как один из аспектов когнитивной 18
деятельности индивида
1.2 Текст и диалогический дискурс как сфера реализации речевого 21
взаимодействия
1.3 Когнитивный, прагматический и лингвокультурологический 25
аспекты рассмотрения речевого поведения
1.3.1 Когнитивный аспект исследования речевого поведения 26
1.3.2 Прагматический аспект изучения речевого общения 30
1.3.2.1 Говорящий и слушающий в структуре дискурса воздействия 31
1.3.3 Лингвокультурологический аспект речевого поведения 33
1.4 Многоаспектный анализ дискурса воздействия в структуре 37
речевого поведения коммуникантов
1.4.1 Соотнесенность речевой стратегии и речевой тактики для 39
эффективной реализации речевого взаимодействия коммуникантов
1.4.2 Обманчивые высказывания как индикатор социальных и 42
межличностных отношений между коммуникантами
1.4.3 Теория вежливости и принцип предпочтительности как 47
релевантные факторы рассмотрения речевого поведения
Выводы к первому разделу 59
2 ДИСКУРС ВОЗДЕЙСТВИЯ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В РАЗЛИЧНЫХ РЕЧЕВЫХ 60
ЖАНРАХ
2.1 Репертуар стратегий и тактик речевого поведения 60
коммуникантов
2.1.1 Стратегический подход как особый тип прагматического 63
описания дискурса воздействия
2.1.2 Речевые тактики как стратегический замысел участников 66
речевого взаимодействия
2.2 Дискурс воздействия и его жанровое своеобразие 69
2.2.1 Языковые средства репрезентации дискурса воздействия 72
2.3 Реализация кодекса вежливости в письменной коммуникации 108
2.4 Своеобразная реализация различных жанров в 114
информационно-массовом дискурсе воздействия
2.5 Социокультурная парадигма директивного дискурса воздействия 118

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 127

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 132

ПРИЛОЖЕНИЕ Список источников иллюстративных примеров 144

Список терминов

В настоящей диссертации применяются следующие термины с соответствующими
определениями.
Ассоциирование – идентификация нового познаваемого объекта или явления
через поиск аналогов среди уже известных предметов или явлений.
Ассоциирование формируется в процессе жизненного опыта коммуникантов, но не
развития языковой системы.
Высококонтекстная культура – культура, в которой большая часть
информации существует на уровне контекста (внутреннего или внешнего).
Признаками высококонтекстных культур считается их традиционность,
устойчивость, эмоциональность и несклонность к переменам.
Гендерные стереотипы – номинации оценки, связанные с оппозицией женщина
глазами мужчин и мужчина глазами женщин, соотносимые с конкретным
речевым актом и дискурсом языковой личности.
Дискурс – (фр. discours – речь, выступление) связный текст в
совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультурными,
психологическими и др. факторами; текст, взятый в событийном аспекте; речь,
рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент,
участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных
процессах). Дискурс – это речь погруженная в жизнь.
Деинтенсификация – это средства снижения эмоциональности и
экспрессивности речи. Функции деинтенсификации оценочных конструкций:
1) контактная функция (употребление деинтенсифицированных оценочных
конструкций для установления контакта, создания определенной атмосферы
общения, благоприятной для реализации интенций собеседников); 2) функция
иллокутивного ослабления (снижение котегоричности оценочных суждений с
целью предоставить адресату возможность выбора и формирования собственного
отношения к объекту оценки).
Emotional intelligence – способность человека к оценке другого и
самоконтролю, целенаправленности и упорству, а также к мотивации
собственной деятельности. Признание существования тесной связи между
оценкой, эмоциями и разумом; между процессами мышления и работой чувств.
Интенция – (лат. intencio стремление) – намерение, потребность, цель
говорящего выразить какой-либо коммуникативно значимый смысл;
направленность сознания на какой-либо предмет.
Категориальная ситуация – категориальная ситуация представляет собой
один из аспектов общей ситуации, передаваемой высказыванием, одну из его
категориальных характеристик. Категориальная ситуация – это родовое
понятие, по отношению к которому аспектуальные, темпоральные,
квалитативные, локативные и другие подобные ситуации являются понятиями
видовыми.
Категориальная оценочно-эмотивная ситуация – абстрактный инвариант
реальных жизненных ситуаций, в которых субъекты испытывают какие-либо
чувства к другим, а также дают какую-либо оценку.
Когниция – (лат. cognitio) сложная совокупность мыслительных операций,
которые выстраиваются на основе предшествующего опыта познания, включает
восприятие, память, оценку ситуации и т. д.
Когнитивная структура эмоций и оценки – когнитивная структура эмоций и
оценки, которая включает в себя: 1) язык оценки и эмоций (поскольку при
определении границ теории оценочности трудно избежать слов и выражений
естественного языка, соотносимых с эмоциями); 2) самоотчеты (self-
reports) о переживаемых событиях; 3) поведенческие данные и
4) физиологические данные. Такая оценка базируется в их концепции на
желательности, одобрении и привлекательности, которые применяются к эмоциям
и оценкам, основывающимся на событии, агенте и объекте, соответственно.
Когнитивная информация – это основные типы концептов в оценочно-
эмотивной картине мира, представления об успешности оценочно- эмотивной
коммуникации, на которых базируется оценочно-эмотивный дискурс языковой
личности.
Коннотация – это тип восприятия в данном этноязыковом коллективе
номинируемого единицей объекта действительности, национальные традиции
литературной обработки слова, исторический, религиозный, политический,
психологический и иные культурные контексты его существования; это
макрокомпонент лексического (фразеологического) значения, содержащий
субъективные аспекты вербализованного восприятия человеком окружающего
мира.
Косвенная коммуникация – способ передачи информации через произведения
литературы и искусства, телевидение, газеты, интернет и т.п.;
преимущественно носит односторонний характер.
Лакуна – это 1) пробел, пропуск, недостающее место в тексте;
2) отсутствие слов для значений, лексически выраженных в других языках.
Лакунарность – отсутствие явления в одной лингвокультуре при наличии его
в другой (например, отсутствие артикля в русском языке при наличии его в
английском).
Модальность – функционально-семантическая категория, выражающая разные
виды отношения высказывания к действительности (объективная модальность), а
также отношение говорящего к сообщаемому (субъективная модальность).
Модальная функция языка связана с оценочно-эмотивной, прежде всего, через
понятие субъективной модальности, поскольку смысловую основу субъективной
модальности образует понятие оценки в широком смысле слова, включая не
только логическую (интеллектуальную, рациональную) квалификацию
сообщаемого, но и разные виды эмоциональной (иррациональной) реакции.
Модальная рамка оценки ( оценочные стереотипы, соотносящиеся с зоной
нормы, которые включают собственные свойства предметов, образующие наборы
стандартных признаков, и стереотипное представление о социально
обусловленном месте объекта в системе ценностей данной культуры. В системе
ценностей может выделяться такой признак, который в самой своей семантике
имеет оценку, например, многие поведенческие признаки человека:
уважительная, обходительная, умница, герой и т.п.
Низкоконтекстная культура – культура, в которой основная часть
информации передается в эксплицитной форме. Низкоконтекстные культуры
ассоциируются с динамизмом и высоким уровнем технологического развития.
Образность – компонент коннотации, выражающий при помощи осознаваемой
носителями языка внутренней формы общее для них, целостное, наглядное, в
известной мере редуцированное представление о некотором реальном предмете,
явлении, свойстве, закрепленное за языковой единицей для передачи узуально-
субъективного отношения к номинируемому ею объекту действительности.
Оценочно-эмотивное значение – оценочно-эмотивное значение слов и
высказываний, отражает совмещенно в разных пропорциях эмоциональный и
рациональный типы ментальной деятельности человека, так как в нем
происходит концептуализация наших мнений об объекте и связанных с ними
эмоций: с помощью оценочной эмотивности удовлетворяются практически все
основные коммуникативные потребности говорящих, реализуется множество
интенций языковой личности.
Оценочная модальность – это связь, устанавливаемая между ценностной
ориентацией говорящего слушающего и обозначаемой реалией, оцениваемой
положительно или отрицательно по какому-либо основанию (эмоциональному,
этическому, утилитарному и т.п.) в соответствии со стандартом бытия вещей
или положением дел в некоторой картине мира, лежащим в основе норм оценки.
Оценочно-эмотивный дискурс – это фрагмент, в котором содержатся в
эксплицитном виде сведения о субъекте эмотивной оценки, его намерениях,
координатах речевого акта, конвенция обозначения оценочной эмотивности в
гендерной перспективе, о специфических чертах механизма эмотивной оценки и
особенностях оценочно-эмотивной картины мира языкового коллектива или
индивида.
Полистатусная когнитивная категория оценочной эмотивности – это
способность языковой единицы проявлять то или иное категориальное значение
на разных уровнях языковой системы, то есть в статусе разноуровневых
единиц.
Признаки оценочной эмотивности – оценочная эмотивность характеризуется
следующими признаками: а) соотнесенностью с логическими формами суждения;
б) соотнесенностью с определенным понятийным содержанием, выступающим в
форме представлений о нормах, стандартах, стереотипах, эталонах;
в) соотнесенностью с эмоциональными формами о позитивном и негативном (в
сфере морали и этикета – с представлениями о добре и зле; в форме общения –
положительной и отрицательной; в сфере эстетики – с представлениями о
прекрасном; в социальной сфере – с представлениями об общественно
поощряемом и осуждаемом); г) соотнесенностью с национальной культурой;
д) концептуально-системным характером представленности в сознании.
Прагматическая установка – явная или скрытая цель высказывания,
соотносимая с понятием иллокутивная сила, или иллокутивная цель, широко
принимаемая в лингвистических исследованиях под влиянием теории речевых
актов.
Прямая коммуникация – форма общения, при которой информация адресована
непосредственно от отправителя к получателю; может осуществляться как в
устной, так и письменной форме.
Речевой акт – это намеренное, целенаправленное, регулируемое правилами
социально-речевого поведения данного общества произнесениевосприятие
говорящимслушающим в определенной коммуникативной ситуации (обстановка
речиоведенияданного общества произнесениевосприятие говорящимслушающим в
определенной коммуникативной ситуации высказывания, имеющего адресат.
Семантические примитивы – названия эмоций при передаче оценки, которые
были бы интуитивно поняты и не являлись бы сами именами эмоций или оценочно-
эмотивных состояний.
Типы когнитивной информации – это информация о знаниях-мнениях,
ценностных ориентирах и связанных с ними эмоциях, которые организованы
вокруг какого-либо понятия, актуального для говорящего; информация о типах
речевого поведения, о речевых стратегиях, о путях построения речевых актов,
в которых воплощается оценочно-эмотивная интерпретация события; собственно
лингвистическая информация, предполагающая освоение семантической и
прагматической специфики рассматриваемого феномена.
Узуальная эмотивность – компонент коннотации, закрепленный в семантике
языковой единицы, эмоционально не нейтральное отношение говорящего к
предмету (явлению) номинации, способное реализовываться в речи в виде
конкретной эмоции.
Ценностная картина мира социума – определенный набор и иерархия
ценностей, которые выражаются в оценках, а также предполагает наличие
оценочных стереотипов и норм, оценочной шкалы и ориентиров оценки.
Ценностная картина, являясь творением самого социума, непосредственно
зависит от национальной специфики его исторического развития.
Собственно оценочный компонент – хорошееплохое отношение субъекта к
объекту оценки, рассматриваемое независимо от того, какими свойствами
обладает последний. Собственно оценночное значение устанавливает
соответствие между физическим миром и миром ценности (мир должного и мир
желаемого), указывая на факт присутствия или, наоборот, отсутствия
идеального в действительном.
Эмоциональная оценка – личностно окрашенное отношение к миру,
активизация эмоциональной стороны говорящего, его чувств, ощущений, эмоций,
связанных с психической сферой симпатий и антипатий. Эмоциональная оценка
предполагает стимул, способный вызвать эмоциональную реакцию. В качестве
подобного стимула, как правило, выступает образность. К нему прибегают,
когда рационально-оценочное отношение уже сформировалось или же
формируется, исходя из чего идет подбор образа.
Эмотивность – важнейший компонент прагматики языка, который наиболее
ярко воплощает в себе его воздействующую функцию. Эмотивность – это
внутреннее переживание, связанное с эмоциями человека, направленное на
другого и обладающее иллокутивной силой.
Экспрессивность – это сила впечатления от мысли как функция способа ее
выражения; компонент коннотации, отраженный в семантике языковой единицы,
признак усиленной выразительности, увеличивающий воздействие ее предметно-
логического значения на коммуниканта.
Стилистическая маркированность – особый компонент коннотации, не
выражающий субъективного отношения носителей языка к предметно-логическому
значению единицы, но указывающий на традиционную отнесенность ее к
определенным функциональным стилям и сферам речи.
Тематическая сетка – текстовый аналог тематического поля, имеющего
языковой характер, это совокупность частых слов художественного
произведения, объединенных по критерию общности компонентов их
денотативного и коннотативного значения (узуального или контекстуального),
которые выполняют в тексте общую стилистическую функцию и отражают
определенную тему произведения. В структуру тематической сетки входят ядро
(имя сетки, синонимы, гипонимы, гиперонимы) и периферийная часть (антонимы,
близкие по значению слова, слова с общностью контекстуального значения).
Коммуникативные регистры речи – это понятие, абстрагированное от
множества предикативных единиц или их объединений, употребленных в
разнородных по общественно-коммуникативному назначению контекстах,
сопоставленных по совокупности следующих признаков.
Репрезентация – это процесс представления мира человеком и единица этого
представления, замещающая представляемое либо в психике человека
(ментальная репрезентация), либо в языковом оформлении некоторого знания
(вербальная репрезентация).
Языковая личность – совокупность способностей и характеристик человека,
обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов),
которые различаются: а) степенью структурной языковой сложности;
б) глубиной и точностью отражения действительности; в) определенной целевой
направленностью.

ВВЕДЕНИЕ

Диссертация посвящена исследованию способов вербализации дискурса
воздействия в современном русском, казахском и английском языках и речевых
стратегий его реализации.
Дискурс воздействия является сложной мировоззренческой категорией,
которая привлекала внимание исследователей со времен античности. В
лингвистическом плане названный феномен стал изучаться сравнительно
недавно, с середины 70-х годов ХХ столетия в работах российских и
казахстанских исследователей (Ю.Н. Караулова, Т.Г. Винокур,
З.К. Ахметжановой, Г.Ю. Аманбаевой, Э.Д. Сулейменовой, М.М. Бахтина, ван
Дейка и др.) [1-7]. Вовлечение дискурса воздействия в орбиту
лингвистических исследований связано со становлением в языкознании
когнитивно-коммуникативной парадигмы, переходом ко всестороннему изучению
человека, погруженного в жизнь, смещением фокуса лингвистических
исследований на рассмотрение языка в коммуникации и в связи с ментальными
процессами [5, с.65-66].
Дискурсивный поворот в гуманитарных науках связан с активизацией
интереса лингвистов к антропоцентрической лингвистике, когда в центре
внимания оказывается языковая личность с ее способностью совершать речевые
поступки, создавать речевые произведения, текстовую деятельность, где мы
имеем дело с новым, весьма обширным полем научных изысканий, открывающимся
на стыке целого ряда областей знания о человеке и обществе и позволяющим
при изучении знакового общения перенести акценты с языка как системы и
теста как единицы языка на текст как подлинно коммуникативную единицу
наиболее высокого порядка, являющуюся собой не только продукт, но также
образ и объект мотивированной и целенаправленной коммуникативно-
познавательной деятельности [8-20].
Обращение к дискурсу, как предмету изучения в лингвистике, легло на
почву богатой традиции, заложенной еще фундаментальными трудами
И.А. Бодуэна де Куртенэ и продолженной в исследованиях ученых в России и
Казахстане (см. работы: Ю.Е. Прохорова [8], Н.Д. Арутюновой [9],
А.Н. Баранова [10], М.Б. Бергельсон [11], С.Г. Воркачева [12],
Г.Ю. Аманбаевой [13], В.Г. Гака [14], Г.Д. Гачева [15] и др.).
Несмотря на то, что коммуникативная лингвистика все чаще обращается к
проблематике дискурса воздействия, в целом этот феномен недостаточно
изучен, и его исследование продолжает оставаться актуальным в силу того,
что отсутствует определение данного явления с позиций широкого подхода, а
также не выявлен и не описан целый ряд факторов, условий, приводящих в ходе
речевого общения к коммуникативным удачамнеудачам.
В современных лингвистически ориентированных исследованиях нашли свое
отражение такие аспекты изучения дискурса воздействия, как когнитивное
моделирование вербализованного концепта воздействия [16; 17; 18; 19; 20;
21; 22], способы представления в высказывании положения вещей, которое не
соответствует действительности [23-26], лексико-семантические группировки
соответствующих номинативных единиц [27-30], паралингвистические аспекты
воздействия [31-35], речеактовые характеристики коммуникантов в структуре
речевого общения [36; 37], особенности продуцирования и восприятия речи [38-
42]. Неослабевающий интерес исследователей к дискурсу воздействия можно
объяснить не только высокой социальной значимостью этого явления, но и его
сложностью. Однако до настоящего момента вербализованный в речевых
коммуникативных актах концепт воздействия не являлся предметом отдельного
рассмотрения. Данное диссертационное исследование направлено на изучение
закономерностей языкового обозначения, выражения и описания концепта
воздействия, а также на особенности его дискурсивной реализации, чем
обеспечивается максимально полное освещение данного фрагмента единого
пространства языка.
Актуальность настоящего исследования обусловливается прежде всего
малоизученностью проблемы анализа речевых единиц с установкой на реализацию
воздействия на коммуниканта в динамической модели ритуально-
институциональной коммуникации на материале русских, английских и казахских
диалогических фрагментов обыденного общения и официально-делового. В
регулятивном аспекте речевые акты с установкой на реализацию воздействия не
являлись объектом специального исследования в русской и казахстанской
лингвистике (см. об этом: [43-47]. Между тем все возрастающий социальный
заказ на изучение прагматических механизмов вербального воздействия с
использованием речевых единиц со значением воздействия обусловливает
необходимость разработки адекватной модели эффективной коммуникации.
Описание единиц такого механизма воздействия позволит моделировать языковую
картину мира участников различной формы интеракции, что может послужить
определенной базой для создания интегральной теории воздействия.
Лингвисты при изучении различных видо речевых воздействий опираются
одновременно на достижения теории речевых актов [48-53] и теории речевых
жанров [6; 54-57], взяв от бахтинской теории ее филологичность,
обращенность к разным типам текстов, от теории речевых актов (
проработанность исследовательского аппарата. Кроме работ, посвященных
функционированию речевых жанров в речи говорящего социума в целом,
существует ряд работ, исследующих отдельные языковые личности в жанровом
аспекте [58-64; 3; 4].
Высказывание, как и дискурс, в целом (по определению Н.Д. Арутюновой),
одной стороной обращено к прагматической ситуации, которая привлекается
для определения связности дискурса, его коммуникативной адекватности, для
выявления его импликаций и пресуппозиций, для его интерпретации [9, с.46-
48]. Другой же стороной оно обращено к ментальным процессам участников
коммуникации: этнографическим, психологическим, социокультурным правилам и
стратегиям порождения и понимания речи [65, с.137].
Следовательно, антропологическое исследование как дискурса в целом, так
и отдельного речевого жанра (в нашем случае речевого жанра воздействия),
определяется факторами прагматического и когнитивного характера.
Проблемы прагматики и когнитивистики традиционно относятся к разным
областям лингвистики, однако, как показали работы Э.Д. Сулейменовой,
З.К. Ахметжановой, Т.А. ван Дейка, Ю.Е. Прохорова, Ю.Н. Караулова,
К.Ф. Седова, Л.К. Жаналиной [5; 3; 7; 8; 1; 66; 67], соединяются, органично
переплетаются и фокусируются в понятии языковой личности, в структуре
которой неразрывно связаны когнитивный и коммуникативно-прагматический
уровни. Кроме того, сформулированные в классической теории речевых актов
условия успешности, то есть прагматические факторы, имеют, как правило,
когнитивную основу [7, с.13]. Согласно ван Дейку, речь идет о некоем
терминологическом симбиозе, так называемой, когнитивной теории
прагматики: когнитивная теория прагматики ... должна стремиться к
прояснению характера связей между различными когнитивными (концептуальными)
системами и условиями успешности речевых актов в конкретных условиях 7,
с.12].
В рамках семантико-прагматического исследования дискурса воздействия
производится выделение и описание типовой семантической структуры
высказывания со значением реализации и ее семантико-прагматических
модификаций, в которой воплощается дискурс воздействия.
Когнитивное исследование дискурса воздействия также представляется
актуальным, поскольку изучение высказываний, воплощенных в определенные
речевые акты, позволяет выявить когнитивную модель того или иного речевого
действия, воплощенного в определенный речевом жанре. В ходе исследования
детально рассматривается концепт воздействия, что позволяет затем
анализировать высказывание с семантикой воздействия как реализацию сценария
определенного типа речевого действия, который организует речевое
взаимодействие и позволяет правильно интерпретировать поведение, в том
числе и речевое, других людей. Также предполагается реконструкция
когнитивной модели воздействия-сценария, на основе которого реализуется
конкретный речевой жанр. Мы исходим из положения о том, что производство и
понимание речевого жанра воздействия возможно в том случае, если в сознании
говорящего субъекта хранится соответствующая ситуационная (или
эпизодическая ( термин Т.А. ван Дейка) [7, с.78] когнитивная модель,
опираясь на которую, он реализует речевой жанр воздействия. Посредством
этой модели адресат воздействия способен интерпретировать (здесь имеется в
виду широкое понимание данного термина [68, с.76]) обращенное к нему
высказывание как содержащее семантику воздействия.
Сказанное в полной мере касается таких форм общения, как информационно-
массовый дискурс, дискурс благодарности и др.
В качестве объекта исследования в данной работе выступают лексические
номинации и высказывания, относящиеся к единому когнитивно-семантическому
пространству дискурса воздействия, который возникает не только в процессе
непосредственного межличностного общения при реализации всех основных
речевых актов, но и в информационно-массовом дискурсе.
Предметом исследования выступают семантические, прагматические и
социолингвистические особенности и характеристики дискурса воздействия как
феномена, вербализованного на лексическом и дискурсивном уровнях, и
факторы, обусловливающие его появления в процессе речевого общения.
Цель работы заключается в выявлении закономерностей вербализации
дискурса воздействия путем его прототипного моделирования и прослеживания
особенностей его дискурсивной реализации, уточнении объема понятия дискурс
воздействия и проведении комплексного анализа условий и факторов, которые
способствуют или препятствуют достижению коммуникативного эффекта и
приводят таким образом к коммуникативной удаче неудаче.
Для достижения данной цели ставятся следующие задачи:
1) структурировать когнитивно-семантическое пространство дискурса
воздействия с целью выделения и описания прототипа вербализованного
концепта воздействия и его маргинальных разновидностей;
2) выявить контекстные переменные, релевантные для описания
коммуникативной ситуации дискурса воздействия; описать прагматические и
социальные характеристики вербализованного концепта воздействия;
3) проследить закономерности гендерной вариативности вербализованного
концепта воздействия; выявить и систематизировать речевые стратегии
прототипного проявления воздействия и его маргинальных разновидностей;
4) охарактеризовать лингвистические факторы, которые обусловливают
коммуникативные удачи неудачи; установить экстралингвистические факторы,
приводящие к появлению коммуникативных удач и неудач; оценить случаи успеха
неуспеха речевого общения с позиций преодоления и предупреждения
коммуникативных удач и неудач;
5) охарактеризовать ментальный сценарий воздействия, включающий
различные типы взаимосвязанной информации.
Материалом диссертации послужили контексты из оригинальной
художественной литературы, которые полученные методом сплошной выборки из
произведений русских, английских и казахских писателей. Общее количество
материала составило 4500 коммуникативных контекстов. Принимая во внимание
специфику объекта, необходимо отметить, что при его исследовании
художественный диалог имеет несомненные преимущества перед естественным,
так как сопутствующие комментарии повествователя и широкий контекст
произведения в целом позволяют исследователю проникнуть в сферу истинных
интенций говорящего, которая в случае дискурса воздействия является
труднодоступной в естественном разговоре.
Методы исследования. Целевые установки и задачи работы потребовали
привлечения комплекса методов и приемов исследования: интерпретационный,
описательно-аналитический, дистрибутивно-сочетаемостный и количественный
методы, компонентный, трансформационный и контекстуальный анализ.
Для моделирования концепта воздействия, вербализованного в лексических
номинациях, в работе использован семный анализ лексических единиц. При
анализе прагматических характеристик высказываний, в которых реализуется
действительное положение вещей, использован речеактовый анализ. При
рассмотрении социальных характеристик высказываний, содержащих дискурс
воздействия, использован метод исследования социального контекста путем
описания социолингвистических переменных. В работе также применены приемы
контекстуального и функционального анализа, семантическая и прагматическая
интерпретация, социально-контекстуальные приемы: изучение коммуникативных
ролей в общении и характер социальных, ролевых и межличностных отношений
между партнерами по общению, элементы количественного анализа, позволившие
охарактеризовать количественные отношения манифестационных форм речевых
единиц со значением того или иного воздействия.
Методика анализа материала. Анализ вербализованного концепта воздействия
проводился по разработанной нами методике в три этапа. На первом этапе
анализа были отобраны лексические единицы, характеризующиеся наличием сем
воздействия, которые были квалифицированы по прототипному принципу.
Выявленные принципы когнитивного структурирования концепта были далее
прослежены на уровне высказывания.
На втором этапе были подвергнуты анализу коммуникативные ситуации, в
которых говорящим намеренно искажается либо преувеличивается действительное
положение вещей. То или иное высказывание было квалифицировано нами как
относящееся к данному типу коммуникативной ситуации на основе
соответствующего комментария автора или контекста произведения в целом.
Коммуникативная ситуация рассматривается нами как совокупность
прагматического и социального контекстов. В рамках прагматического
контекста мы рассматриваем три плана высказывания, в котором говорящий
намеренно воздействует на слушающего, ( локутивный, иллокутивный и
перлокутивный акты, ( в исследовании которых используется речеактовый
анализ. Социальный контекст представлен нами в виде набора переменных,
характеризующих: а) предметное окружение ситуации общения,
б) коммуникантов.
Третий этап анализа фактического материала связан с выделением и
анализом речевых стратегий коммуникантов. Основываясь на общем определении
речевой стратегии в [7; 69; 70; 5] и определив ее место в иерархии
стратегий (глобальная стратегия – локальная стратегия – речевая стратегия),
мы рассматриваем речевые стратегии воздействия в соответствии с механизмами
введения в заблуждение или похвалы и др. [71; 72].
Научная новизна исследования заключается в том, что в ней впервые
осуществлена попытка прототипического моделирования вербализованного
концепта воздействия, описания характеристик прототипной ситуации
воздействия и ее маргинальных разновидностей в русском, английском и
казахском языках; впервые системно описаны прагматические особенности
вербализованного концепта воздействие; исследованы социальные параметры
ситуации намеренного воздействия говорящим на слушающего; проанализированы
особенности гендерного варьирования вербализации концепта воздействие;
выявлены и систематизированы речевые стратегии, посредством которых
вербализованный концепт воздействие реализуется в англоязычном, русском и
казахском дискурсах.
Впервые проводится комплексное изучение дискурса воздействия, включающее
построение типологии высказываний с семантикой того или иного воздействия,
описание семантической структуры высказываний с учетом семантико-
прагматического варьирования и классификацию интенций говорящего. В ходе
исследования построена типовая модель коммуникативной ситуации воздействия,
представляющая собой инструмент для анализа интенций говорящего субъекта,
она позволяет интерпретировать высказывания как выражающие воздействие,
даже если не использовались основные маркеры жанра. Определена регулятивная
специфика реализации форм (стереотипных предпочтений) коммуникативного
поведения участников речевого акта со значением того или иного воздействия.
На защиту выносятся следующие теоретические положения:
1. Концепт воздействия организован по прототипному принципу, в
соответствии с которым различные типы вербализации воздействия относятся к
данному виду речевого жанра лишь в той или иной степени. В вербализованном
концепте воздействия выделяются прототип, т.е. лучший образец, который
соответствует всем характеристикам данной категории, и маргинальные
разновидности, которые, отличаясь от прототипа отсутствием одной или
нескольких характеристик, принадлежат данной категории.
2. Концептуальным ядром концепта воздействия является прототипное
воздействие, которое характеризуется наличием следующих черт:
свойственность человеку; принадлежность к сфере вербальной коммуникации;
осознанность; направленность на иного адресата, нежели говорящий; интенция
говорящего ввести в заблуждение или сделать комплимент
слушающему; констативность; направленность во благо или во вред реципиента
или третьего лица; формальное соответствие норме. Высказывания с семантикой
воздействия репрезентируют речевой жанр реактивного характера и
представляют собой реплики-реакции на инициальные высказывания в составе
диалогического единства, а также на действия, поступки адресата, что
определяет в большинстве случаев диалогический характер речевого жанра
воздействия.
3. Типология высказываний с семантикой воздействия включает: а) прямое
косвенное воздействие; б) ритуальное эмоциональное, личнозначимое
воздействие; в) мотивированное немотивированное воздействие;
г) вербальное невербальное воздействие. Все выделенные типы не являются
изолированными, они пересекаются и взаимодействуют друг с другом, в
результате одно и то же высказывание может быть охарактеризовано по
нескольким параметрам.
4. Система интенций выражения воздействия включает следующие
составляющие: а) интенция соблюдения этикетных норм; б) интенция выражения
эмоционального состояния говорящего; в) интенция создания своего речевого
имиджа; г) интенция воздействия на поведение и эмоциональное состояние
адресата; д) интенция рациональной оценки ситуации; е) интенция не быть
должным и др. Эти интенции в реальной коммуникации пересекаются,
накладываются друг на друга, по-разному соотносясь с ведущими интенциями
выражения эмоционального состояния субъекта воздействия и соблюдения
этикетных норм.
5. Ментальный сценарий воздействия включает следующие типы
взаимосвязанной информации: а) фоновые знания о том, что любое воздействие
может быть позитивным и негативным; б) представление об основных интенциях
субъекта воздействия; в) осознание того, что потенциальному субъекту
воздействия может быть нанесен урон или оказана услуга; г) представление о
коммуникативных условиях ситуации воздействия (социальные роли
коммуникантов, фактор прошлого и пр.); д) представление о том, как
вербально воплощается речевое воздействие (знание всех возможных прямых и
косвенных способов выражения воздействия).
Теоретическая значимость работы определяется тем, что в ней впервые в
лингвистике предложен интегральный подход к исследованию вербализованного
концепта воздействия. Выявленные закономерности организации
вербализованного в лексических номинациях концепта воздействия могут быть
прослежены и на дискурсивном уровне, что является еще одним свидетельством
существования единого коммуникативно-когнитивного языкового пространства.
Результаты комплексного анализа вербализованного концепта воздействия
вносят значительный вклад в сближение двух ведущих направлений современных
лингвистических исследований – когнитивного и коммуникативного,
демонстрируя тесную взаимосвязь и взаимообусловленность когнитивных и
коммуникативных аспектов дискурса воздействия. Впервые осуществленный
комплексный подход к анализу дискурса воздействия существенно развивает
теорию речевого воздействия и ( шире ( речевой деятельности.
Практическая значимость работы заключается в возможности использования
ее основных положений и выводов при чтении лекций по общему языкознанию,
стилистике современного казахского, русского и английского языков, при
чтении лекций и составлении учебно-методических пособий по спецкурсам по
интерпретации текста, теории и практике перевода, языковой аргументации,
когнитивной лингвистике, психолингвистике, социолингвистике, прагматике;
при написании курсовых, дипломных и магистерских работ по английской
филологии, при проведении практических занятий по обучению английской
письменной и устной речи. Знание тонких механизмов реализации дискурса
воздействия может быть использовано и для блокировки формирования ложных
стереотипов, развенчания уже сложившихся стереотипов в бытовой сфере,
массовой коммуникации, пропаганде и т.д.
Апробация работы. Основные положения диссертации были апробированы на
конференциях: на международной научно-теоретической конференции
Социокультурные проблемы гуманитарного и правового знания (Астана, 2004);
на II республиканской научно-практической конференции Проблемы лингвистики
начала ХХI века (Караганда, 2004); на ХI международной научно-методической
конференции Новое в теории и практике описания и преподавания русского
языка (Варшава, 2004); на международной научно-теоретической конференции
Образовательно-инновационная и социокультурная политика в Республике
Казахстан и сопредельных территориях: опыт, проблемы и перспективы
(Астана, 2005); на международной научной конференции студентов, аспирантов
и молодых ученых Ломоносов-2006 (Астана, 2006); на международной научной
конференции молодых ученых Человек. Природа. Общество (Санкт-Петербург,
2006); на II международной конференции серии Нелинейный мир: Языки науки
– языки искусства (Москва, 2006).
Структура диссертации определена логикой исследования, которая вытекает
из поставленной цели и основных задач. Работа состоит из введения, двух
разделов, заключения, списка использованных источников, приложения.

1 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИЗУЧЕНИЯ ДИСКУРСА ВОЗДЕЙСТВИЯ В СТРУКТУРЕ РЕЧЕВОГО
ОБЩЕНИЯ

Антропоцентрический подход к языковым явлениям открывает много
неизведанных научных пространств, разработка которых требует усилий ученых.
Одну из таких областей составляет комплекс проблем изучения речевого
общения коммуникантов в дискурсе воздействия. В данном исследовании
предлагается анализ комплекса когнитивных и коммуникативных свойств
рассматриваемого речевого феномена, характеризующихся высокой степенью
распространения, что позволяет акцентировать внимание на изучении
когнитивной, прагматической и коммуникативной составляющих речевого общения
в рамках единой концепции.
Сущность когнитивно ориентированной лингвистики достаточно подробно
сформулирована учеными при выдвижении различных концепций: падежной
грамматики [73 и др.], когнитивной грамматики [7 и др.], когнитивного
анализа дискурса [6], лингвистических постулатов [74; 75], принципов
описания языка в когнитивной парадигме [49; 76] и др.
Принципы когнитивного подхода к языку описаны А.Е. Кибриком в виде
лингвистических постулатов в плане необходимости разработки лингвистических
моделей класса мысль – сообщение. В рамках такой модели мысль должна
быть противопоставлена смыслу как интеллектуальный стимул, стартер
динамически развивающегося во времени акта – окончательному результату,
продукту этого акта [75, с.32]. Следующий компонент этой модели –
сообщение – представляет собой двуединую сущность, нераздельными
компонентами которой являются смысл и форма. В такой модели мысль-
сообщение динамическим компонентом считается переход от мысли к
развернутому высказыванию, а не переход от смысла к тексту. Далее делается
предположение, что мыслительные процессы находят во многом иконическое
отражение в языковых структурах, что семантические представления суть тени
лежащих в их основе мыслительных структур и что, в свою очередь, смыслы
связаны мотивирующими отношениями с грамматическими формами. Изложенные
принципы когнитивного подхода к языку А.Е. Кибрика позволили обратить
внимание на мыслительные процессы, совершающиеся в сознании участников
коммуникации и далее представить существенный результат: объяснить самый
процесс коммуникации, порождения и понимания текста.
Известна способность мышления к сведению разнообразных ситуаций к
стандарту, в котором воплощен предшествующий опыт человека, что создает
ритуализацию мышления человека и его речевого поведения в виде
стереотипов, которые позволяют прогнозировать возможные речевые действия
участников коммуникации и реализовать стратегический подход в стандартных
речевых ситуациях.
В плане языкового содержания важным представляется описание речевых
стратегий, используя инструментарии теории речевых актов, теории
прототипов, теории семантических сетей и элементы речевых жанров [3; 12-14;
55; 48; 52; 53; 24 и др.].
Существенным моментом для анализа речевого поведения коммуникантов
является постулат о неоднородности плана содержания языкового выражения.
Представители когнитивного направления объясняют это тем, что когнитивные
структуры принципиально нелинейны и при их языковом воплощении требуют
специальной упаковки [73, с.56]. В соответствии с этим переход к
линейному представлению когнитивной структуры всегда сопровождается тем,
что некоторые ее компоненты (пресуппозиции, установки, иллокутивные
составляющие и т.д.) могут присутствовать в имплицитном виде. Достаточно
ярко это проявляется на примере речевых стратегий и тактик.

1.1 Дискурс воздействия как один из аспектов когнитивной деятельности
индивида

Интерес к языку как объекту исследования зародился именно в связи с
магической функцией целенаправленного изменения его внутреннего состояния.
Представление о силе слова, о его обрядовом и магическом значении, о
соответствии между словом и обозначенным им человеком или предметом весьма
важны для многих традиционных культур. Об этой функции писал А.Ф. Лосев в
работе Философия имени: Слово – могучий деятель мысли и жизни. Слово
поднимает умы и сердца, исцеляя их от спячки и тьмы. Слово двигает
народными массами и есть единственная сила там, где, казалось бы, уже нет
никаких надежд на новую жизнь [77, с.627]. Под влиянием вдохновенного
слова в рабах пробуждается творческая воля, у невежд – светлое сознание, у
варвара – теплота и глубина чувства, родные и вечные слова и имена
начинают сиять и светом, и силой, и убеждением, и вчерашний лентяй делается
героем, и вчерашнее тусклое и духовно-нищенское состояние – ядро творческим
и титаническим порывам [78, с.627].
Свою модель статусно-ролевого взаимодействия людей предложил
американский психолог Эрик Берн, разработав так называемый
трансакциональный анализ [79, с.15]. В своей работе Игры, в которые
играют люди. Психология человеческих отношений; Люди, которые играют в
игры. Психология человеческой судьбы он предложил свою модель статусно-
ролевого взаимодействия людей. Каждый человек, ( утверждает ученый, (
располагает определенным, чаще всего ограниченным репертуаром состояний
своего Я, которые суть не роли, а психологическая реальность. Репертуар
этих состояний мы попытаемся разбить на следующие категории: 1) состояния
Я, сходные с образами родителей; 2) состояния Я, автономно направленные на
объективную оценку реальности; 3) состояния Я, все еще действующие с
момента их фиксации в раннем детстве и представляющие архаические
пережитки [79, с.15]. Можно согласиться с ученым в том, что в каждый
момент своей жизни индивид испытывает одно из этих Я-состояний.
К.Ф. Седов выделяет ролевые признаки речевого поведения, которые
проявляются только в коммуникативном взаимодействии языковых личностей 66,
с.83]. Так, выделяют два типа ситуаций ролевого общения: симметричные и
асимметричные. Первые характеризуются равенством социального статуса
собеседников. Вторые демонстрируют разное положение участников коммуникации
на общественной лестнице. В повседневном речевом общении языковая личность
переключается с одних стереотипов ролевого поведения на другие. Такое
ролевое переключение [80] в межличностном общении имеет большое значение,
ибо успех коммуникации в значительной степени зависит от того, насколько
говорящий и слушатель владеют формами языка, соответствующими данной
ситуации.
Анализ дискурса воздействия в ракурсе когнитивно-прагматического
описания представляется очень важным для нас, так как объясняет многие
языковые процессы через экспликацию связей языкового выражения со
структурами знаний и процедурами их обработки. Учитывая концепции таких
ученых, как У. Чейф, Е.В. Падучева, Т.Г. Винокур, Т.В. Булыгина и
А.Д. Шмелев, Л.Л. Федорова, О.С. Иссерс, З.К. Ахметжанова, Л.К. Жаналина и
др. [74; 45; 2; 63; 51; 81; 27; 53; 67], мы предполагаем, что феномен
речевого воздействия связан с целевой установкой говорящего, который
регулирует информационный поток, деятельность своего собеседника: побуждает
партнера по коммуникации начать, изменить, закончить какую-либо
деятельность, влияет на принятие им решений или на его представления о
мире [26, с.21], так как речевое воздействие – однонаправленное речевое
действие, содержанием которого является социальное воздействие на
говорящего в процессе общения [81, с.47]. Основой классификации
Л.Л. Федоровой является тип речевых действий, взятый в аспекте иллокуции,
что сближает ее типологию с классификацией речевых актов Дж. Серля [37; 38;
82], и представляет собой следующую таксономию: 1) социальное;
2) волеизъявление; 3) разъяснение, информирование; 4) оценочное и
эмоциональное [82, с.48-49]. В соответствии с предложенной классификацией к
социальному относится воздействие с определенным социальном актом
(приветствие, клятва, молитва); к волеизъявлениям отнесены речевые акты
приказов, просьб, отказов, советов, которые направлены на то, чтобы объект
выполнил волю говорящего. К разъяснению и информированию автор относит
объяснение, доклад, сообщение, признание. Оценочный и эмоциональный типы
речевого воздействия связаны с общественными, объективно установленными
морально-правовыми отношениями либо с областью межличностных субъективно-
эмоциональных отношений (порицание, похвала, обвинение, оскорбление,
угроза).
Несколько иная типология речевого воздействия представлена в работе
Г.Г. Почепцова [48], в которой автор рассматривает речевое воздействие в
ракурсе перлокуции, в связи с чем проанализированы следующие реакции со
стороны адресата: 1) изменение отношения к какому-либо объекту, изменение
коннотативного значения объекта для субъекта (выражается в призывах,
лозунгах, рекламе); 2) формирование общего эмоционального настроя (лирика,
гипноз, политическое воззвание); 3) перестройка категориальной структуры
индивидуального сознания, введение в нее новых категорий [48, с.28-31].
Автор отмечает, что выделенные им виды речевого воздействия имеют
прототипические образцы (о прототипах см.: [83, с.112-117]), представляющие
тот или иной способ обработки партнера в наиболее яркой форме,
большинство речевых действий предполагает комплекс перлокутивных реакций,
включающих и эмоциональный настрой, и изменение когнитивных значений, и
коррекцию категориальной структуры, существующей в сознании реципиента [49,
с.46]. Для нашего исследования, несомненно, представляют интерес и
значимость такой фактор, как положительный эмоциональный настрой, который
находит отражение в специальных речевых стратегиях, нацеленных на создание
эффекта добрых отношений (гармония в общении) (см. раздел 2).
Разграничение речевого воздействия в широком и узком смысле предложено в
работе Л.Л. Федоровой [81]. Речевое воздействие в узком смысле – это то,
которое обычно используется в сфере так называемых координативных
отношений, когда коммуникантов связывают отношения равноправного
сотрудничества, а не отношения субординации (формальные или неформальные).
Такой тип речевого воздействия регулирует деятельность другого человека, в
определенной мере свободного в выборе своих действий и поступающего в
соответствии со своими потребностями [81, с.47-49].
В работе В.И. Карасика обсуждается проблема осознанности речевых
действий [83], в соответствии с которой разграничивается намеренное
(интенциональное) и побочное (неинтенциональное) воздействие. Намеренное
речевое воздействие может осуществляться посредством: 1) авторитета,
законной власти носителя институционально более высокого статуса;
2) манипуляции (т.е. маскируемой власти); 3) убеждения, аргументации;
4) силы (физической или психической). Автор справедливо замечает, что все
выделенные способы применяются и в неинтенциональном речевом воздействии,
когда говорящий не осознает цель речевых действий и способы ее достижения,
но имеет мотив либо установку (она может быть обнаружена в процессе
лингвистического либо психологического анализа) [83, с.67-69].
Значительный интерес для нашего исследования представляет анализ
конфликтных типов взаимоотношений коммуникантов, представленных в работе
Н. Тимашева [84], который отмечал, что ориентированность каждого из
участников конфликтного взаимодействия на достижение собственной цели
подразумевает необходимость блокировать путь к достижению цели для другого
участника [84, с.29]. Это означает, что каждому из них приходится так или
иначе преодолевать эти препятствия, т.е. решать проблемы, по замечанию
Э.А. Орловой и Л.Б. Филонова, связанные с поиском такой тактики, которая
ведет к достижению поставленной цели [85, с.335].
Поэтому основной целью различного вида речевого общения является
управление поведением партнеров по коммуникации. Выбор поведения в ситуации
общения из партнеров зависит, по ... продолжение
Похожие работы
Лексический компонент юридического дискурса
ПЕРЕДАЧА И АДАПТАЦИЯ ИНОЯЗЫЧНЫХ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ В ЯЗЫКЕ ГАЗЕТ НА КАЗАХСКОМ ЯЗЫКЕ
Анализ документально-художественного жанра на Казахстанском радио
Формирование устной связной речи у слабовидящих детей 6-7-ми лет средствами казахского фольклора
Обучение коммуникативному аспекту грамматики студентов I курса языкового вуза
Языковая личность.
ПАРАДИГМА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ В ЛИТЕРАТУРЕ КАЗАХСТАНА ПЕРИОДА НЕЗАВИСИМОСТИ
Лингвокультурологическая парадигма русских прецедентных текстов (на материале казахстанских газет)
Язык и культура политической публичной речи
РЕАЛИЗАЦИЯ КОММУНИКАТИВНО-КОГНИТИВНОЙ КОНЦЕПЦИИ ПРИ ОБУЧЕНИИ ВТОРОМУ ЯЗЫКУ В ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗЕ
Дисциплины