РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ КАК УГРОЗА РЕГИОНАЛЬНОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ


Тип работы:  Диссертация
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 160 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 4000 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте
Республики Казахстан

УДК 327.3:297 На правах рукописи

Тукумов Еркин Валитханович

РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ КАК УГРОЗА РЕГИОНАЛЬНОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология,
национальные и политические процессы и технологии

Диссертация на соискание ученой степени
кандидата политических наук

Научный руководитель
доктор философских наук,
профессор Кадыржанов Р.К.

Алматы 2004
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
1 СОВРЕМЕННЫЙ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ КАК ОБЪЕКТ
НАУЧНОГО АНАЛИЗА

1.1 Теоретико-методологические аспекты изучения основ экстремизма
11
1.2 Основные подходы в изучении факторов распространения
исламского религиозно-политического экстремизма в современном 31
мире

2 РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ В РЕГИОНЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

2.1 Факторный анализ распространения религиозно-политического
экстремизма в регионе Центральной Азии 76
2.2 Эволюция религиозно-политического экстремизма в странах
Центральной Азии 95
2.3 Механизмы преодоления религиозно-политического экстремизма в
контексте обеспечения национальной безопасности Республики
Казахстан 119

ВЫВОДЫ 146
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 152

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования обусловлена существенным в последние годы
ростом значимости проблемы религиозно-политического экстремизма в контексте
обеспечения региональной и национальной безопасности стран Центральной
Азии. С конца 1990-х годов в научной литературе Казахстана, всего
постсоветского пространства, внимание к проблематике религиозно-
политического экстремизма заметно усилилось, что было обусловлено двумя
главными взаимосвязанными обстоятельствами.

Во-первых, события 1999-2000-х годов в Баткентской области Кыргызстана,
г. Ташкенте, на территории Ферганской долины и Сурхандарьинской области
Узбекистана, связанные с деятельностью радикальных исламских группировок,
избравших террор в качестве основного средства достижения своих
идеологических и политических целей, стали во многом неожиданными для
экспертного сообщества. Данные события наглядно продемонстрировали, с одной
стороны, фактическую несостоятельность ряда выводов относительно роли
влияния исламского фактора на общественно-политическую ситуацию в странах
региона, прогнозы о низкой степени вероятности распространения радикальной
идеологии, выступающей под религиозными лозунгами. Одновременно, были
оправданы утверждения о том, что в перспективе именно религиозно-
политические экстремистские организации, выступающие от имени ислама, будут
представлять реальную угрозу стабильности государствам Центральной Азии,
Казахстану, в частности. Как подчеркивает Президент Республики Казахстан Н.
Назарбаев, религиозный экстремизм в Казахстане – явление, которое у нас
масштабно не проявилось, но в то же время существует определенная
опасность, что процесс конфессиональной дестабилизации, в конце концов,
может проявиться и у нас. Если конечно, вовремя не осознать и не
предотвратить эту потенциальную угрозу [1].

В целом, в результате данных событий возникла объективная настоятельная
необходимость для исламоведов, экспертов по безопасности и т.д.
скорректировать прежние взгляды и попытаться по-новому определить степень
данной угрозы в контексте обеспечения региональной и национальной
безопасности стран Центральной Азии.

Одновременно понимание проблемы распространения радикальной идеологии,
осознание потенциала исходящей от нее реальной угрозы безопасности странам
региона обусловили активный поиск объяснения данного явления, выработки
конкретных практических рекомендаций для правящих политических элит,
государственных органов, специальных служб в решении угрозы религиозно-
политического экстремизма в ряде стран Центральной Азии. Решение указанной
проблемы невозможно без глубокого анализа причин, обусловивших появление
исследуемого явления, знания эволюционных процессов распространения
религиозно-политического экстремизма в регионе. Следует отметить, что
религиозно-политический экстремизм в центрально-азиатском регионе
переживает на данный момент качественно новый по своему содержанию этап
развития. Новые тенденции обусловлены как влиянием внешних факторов, так и
выходом из латентного состояния внутренних.
Задача нахождения эффективных механизмов нейтрализации угрозы религиозно-
политического экстремизма в регионе Центральной Азии является по многим
причинам чрезвычайно сложной. С одной стороны, выработка механизмов
противодействия современным угрозам, в том числе и экстремизму,
представляется труднодостижимой и в глобальном контексте. Пока что, к
сожалению, в мировом сообществе не существует единых рецептов решения
исследуемой проблемы. Однако многие страны имеют значимый практический опыт
эффективного противодействия данной угрозе и, прежде всего, страны Ближнего
и Среднего Востока. Их опыт будет чрезвычайно полезен для стран Центральной
Азии, учитывая, что между этими регионами существует целый ряд одинаковых
черт и идентичных факторов, обусловивших появление радикальных движений,
выступающих от имени ислама. Вместе с тем, объективно существующие
особенности развития и распространения религиозно-политического экстремизма
в некоторых странах Центральной Азии диктуют необходимость нахождения
собственного пути нейтрализации исследуемой проблемы.
Таким образом, актуальность проведения данного научного исследования
обусловлена, с одной стороны, усилением угрозы религиозно-политического
экстремизма, проявившейся в резкой активизации в последние годы
деятельности различных его субъектов, качественного расширения ареала их
деятельности, а с другой, – объективной настоятельной необходимостью
нахождения эффективных путей нейтрализации исследуемой угрозы в контексте
обеспечения безопасности стран Центральной Азии, Казахстана, в частности.
Степень разработанности проблемы Религиозно-политический экстремизм в
экспертной среде диагностируется как нетрадиционная угроза безопасности и,
безусловно, является одной из наиболее актуальных проблем в современной
политологии, религиоведении. Соответственно, данной теме посвящено
значительное количество исследований отечественных и зарубежных ученых.
Особенно заметно интенсивность исследований по данной проблематике возросла
в конце 90-х годов прошлого столетия и после известных событий в США 11
сентября 2001 года. Вместе с тем, следует отметить, что количество
появившихся в последние годы работ, посвященных рассматриваемой
проблематике, не всегда отвечает качеству исследования. В действительности,
на фоне огромного потока публикаций, как правило, всего лишь ограниченное
количество материалов представляют реальную научную ценность.
Среди трудов зарубежных авторов, посвященных проблематике религиозно-
политического экстремизма, природе, причинам и эволюции данного явления в
современном мире необходимо отметить Ш. Акинер [2-3], Зб. Бжезинского [4-
5], Б Лоуренса [6], Р. Макдермотта [7], П. Марсдена [8], К. Мартина [9], А.
Рашида [10], У. Штайнбаха [11] и пр.
В России сегодня проблеме экстремизма, в том числе и религиозно-
политического, придается существенное значение. Поэтому не случайно, что
тема исламского религиозно-политического экстремизма, исламская
проблематика в целом, как в глобальном масштабе, так и рамках изучения
региона Центральной Азии, всесторонне разработана российскими
исследователями. В первую очередь, следует указать работы известных
российских авторов И. Добаева [12-14], С.Б. Дружиловского [15], А.
Игнатенко [16-17], А. Куртова [18], А. Малашенко [19-21], Д. Малышевой
[22], Г. Милославского [23], Д. Ольшанского [24], Л. Полонской [25], Л.
Сюкияйнена [26-28], И.Фадеевой [29], М. Филипповой [30].
Несомненную существенную помощь для диссертационного исследования
оказали такие коллективные и персональные работы российских ученых, как
Религиозный фактор в вооруженных конфликтах современности [31],
Современный терроризм: Анализ основных направлений [32], Мусульманские
страны у границ СНГ [33], Христиане и Мусульмане: проблемы диалога [34],
Ислам и Политика [35].
Значительный исследовательский вклад в разработку проблемы религиозно-
политического экстремизма внесли известные центральноазиатские эксперты по
исламу, вопросам обеспечения региональной безопасности Б. Бабаджанов [36-
37], О. Молдалиев [38], М. и С. Олимовы [39-41].
В Казахстане исследования, посвященные проблематике религиозно-
политического экстремизма, целенаправленно начали проводиться сравнительно
недавно, начиная с конца 90-х годов прошлого столетия. Соответственно,
следует отметить объективную немногочисленность исследований по данной
проблеме. Среди них стоит отметить такие монографии, посвященные
проблематике экстремизма и терроризма как Экстремизм в Центральной Азии
под общей редакцией доктора политических наук К.Н. Бурханова [42], а также
коллективный труд Казахстанского института стратегических исследований и
Центра внешней политики и анализа Современный терроризм: взгляд из
Центральной Азии [43].
Автор особо выделяет монографию казахстанского исследователя С.
Акимбекова Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии,
оказавшую неоценимую помощь в исследовании столь сложного феномена как
религиозно-политический экстремизм [44].
Стоит отметить также труды известного казахстанского исламоведа А.
Султангалиевой, особенно ее монографию Ислам в Казахстане: история,
этничность, общество [45].
В целом, среди отечественных исследователей, посвятивших свои работы
теме угрозы религиозно-политического экстремизма в контексте обеспечения
региональной и национальной безопасности стоит выделить труды
М.С. Ашимбаева [46-48], Ю. Жихорь [49], Б. Жусипова [50], А. Избаирова [51-
52], Р.К. Кадыржанова [53], Е.Т. Карина [54-55], У. Касенова [56-57], А.Г.
Косиченко [58], В.Д. Курганской [59], М.Т. Лаумулина [60-61],
Б.Ж. Нурмухамедова [62], А.Н. Нысанбаева [63], Д.А. Сатпаева [64-65],
А.К. Султангалиевой [66], К.Л. Сыроежкина [67-68], М.М. Тажина [69].
В работах вышеназванных казахстанских ученых содержатся ценные факты,
анализ исследуемой проблемы, интересные выводы, которые были учтены в
данной диссертации.
В целом, анализ степени разработанности темы религиозно-политического
экстремизма позволяет сделать следующие выводы:
• несмотря на количественный рост публикаций, посвященных данной
проблематике, до сих пор в отечественной политологии существует
объективный дефицит комплексных исследований проблемы религиозно-
политического экстремизма в контексте политики преодоления данной
угрозы, с точки зрения обеспечения национальной безопасности Республики
Казахстан;
• учитывая, что исследуемая тема давно перестала быть чисто академической
проблемой, созрела настоятельная необходимость проведения системного
исследования религиозно-политического экстремизма с учетом общемирового
опыта развития данной проблематики;
• несмотря на существенный опыт мирового сообщества в противодействии
данной угрозе, казахстанская специфика обуславливает нахождение своего
пути решения проблемы религиозно-политического экстремизма, что, в свою
очередь, определяет актуальность данной работы.
Целью исследования является комплексный анализ проблемы распространения
религиозно-политического экстремизма в регионе в контексте обеспечения
национальной безопасности Республики Казахстан.
Исходя из выше обозначенной цели, основными задачами исследования
являются:
• на основе анализа категориального аппарата экстремизма раскрыть
сущность, природу, причины появления данного феномена;
• дать определение религиозно-политического экстремизма, исследовать
критерии и основные направления данного вида экстремизма;
• провести факторный анализ распространения религиозно-политического
экстремизма и на основе исследования определить механизм распространения
данного феномена в современном мире;
• охарактеризовать основные причины, обусловившие распространение
религиозно-политического экстремизма в Центральной Азии, определить его
этапы, как на региональном, так и на страновом уровнях;
• разработать возможные сценарии развития ситуации в регионе Центральной
Азии в контексте распространения угрозы религиозно-политического
экстремизма;
• на основе диссертационного исследования предложить практические
рекомендации по противодействию распространения данной угрозы в
Республике Казахстан в различных плоскостях и на различных уровнях.
Объектом исследования является проблема религиозно-политического
экстремизма в контексте угрозы региональной и национальной безопасности
стран Центральной Азии.
Предметом исследования являются субъекты распространения религиозно-
политического экстремизма, политические процессы в странах региона, вопросы
обеспечения региональной безопасности Центральной Азии и национальной
безопасности Республики Казахстан.
Методологическая основа. В ходе выполнения диссертационной работы
соискателем были использованы общие методологические принципы, позволившие
наиболее полноценно и объективно исследовать проблематику религиозно-
политического экстремизма. В целом, диссертантом были использованы
следующие методы исследования:
• системный подход, логика применения которого связана с необходимостью
учета того, что возникновение и распространение феномена религиозно-
политического экстремизма в современном мире было обусловлено факторами,
находящимися в различных сферах общественной жизни: политической,
экономической, правовой, идеологической, культурно-цивилизационной.
Изменения в этих сферах находятся в тесном взаимовлиянии и взаимосвязи;
• в исследовании, учитывая объективную необходимость изучения
разнообразных явлений религиозной, общественно-политической жизни в
разных временных периодах, выявления взаимосвязи прошлого и настоящего
дня, перспектив развития, применяется исторический подход;
• сравнительный метод представляет возможность использовать разнообразие
опыта развития религиозно-политического экстремизма в разных странах с
целью определения перспектив и оптимальных путей решения данной угрозы;
• анализ результатов экспертного опроса;
• контент-анализ документов и материалов исследования;
• в диссертационном исследовании соискателем были использованы
прогностические методы с целью определения общих контуров перспектив
развития ситуации в регионе.
Источниковую базу диссертации составляют следующие группы источников:
Первую группу источников составляют труды вышеуказанных и других [70-76]
казахстанских, российских, центральноазиатских и зарубежных исследователей
проблемы религиозно-политического экстремизма.
Вторую группу источников составляют законодательные акты Республики
Казахстан, определяющие основные принципы обеспечения национальной
безопасности. В ходе исследования были использованы Конституция Республики
Казахстан, Стратегия национальной безопасности Республики Казахстан на 1999-
2005 годы, Законы Республики Казахстан О национальной безопасности
Республики Казахстан, О борьбе с терроризмом, О средствах массовой
информации [77-78].
Третья группа источников включает основные вероучительные книги
мусульман, в которых были сформулированы принципы и предписания ислама,
документы современных различных мусульманских религиозно-политических
организаций (обращения, фетвы, заявления и т.д.) [79-82].
Научная новизна исследования обусловлена объективно сложившимися
потребностями разработки практических рекомендаций для повышения
эффективности механизмов обеспечения национальной безопасности Казахстана в
условиях роста нестабильности, практически, по всему внешнеполитическому
периметру нашего государства в контексте распространения угрозы религиозно-
политического экстремизма. Разработка программы действий нейтрализации
данной угрозы была осуществлена на основе критического анализа научных
трудов, посвященных проблеме религиозно-политического экстремизма, оценке
существующих механизмов обеспечения национальной безопасности Казахстана. В
ходе проведения исследования достигнуты следующие новые результаты:
• осуществлена авторская попытка исследования природы, критериев и причин
появления феномена экстремизма, а также в рамках категориального
аппарата предприняты разграничения близких или сопутствующих экстремизму
понятий;
• представлены критерии преимущественной роли и значения религиозно-
политического экстремизма в системе экстремизма, а в рамках религиозно-
политического экстремизма обосновано доминирующее положение исламского
направления современного религиозно-политического экстремизма;
• выявлены основные факторы развития религиозно-политического экстремизма,
выступающего от имени ислама, и на основе анализа данных факторов
определен механизм распространения данного феномена в современном мире;
• определены основные причины, обусловившие распространение религиозно-
политического экстремизма в Центральной Азии, выявлены этапы
распространения данного явления, как на региональном, так и на страновом
уровне;
• на основе сравнительного анализа развития данного феномена в регионе
Центральной Азии и регионе Ближнего и Среднего Востока предложены
возможные сценарии развития угрозы религиозно-политического экстремизма
в регионе Центральной Азии;
• на основе комплексного подхода изучения проблемы религиозно-
политического экстремизма осуществлена попытка разработки практических
рекомендаций по противодействию распространения исследуемой угрозы в
контексте обеспечения вопросов национальной безопасности Республики
Казахстан.
Основные положения выносимые на защиту:
1. Несмотря на значительный в последнее время количественный и, отчасти,
качественный рост исследований, посвященных предметному анализу
экстремизма, терминологическая путаница сохраняется повсеместно. Вольное
обращение с этими терминами, что часто практикуется не только в СМИ, среди
политиков, но и даже среди специалистов, приводит к нежелательному
смешиванию данных явлений. Поэтому назрела обязательная необходимость
разграничения данных понятий.
2. В прошедшем XX веке, прежде всего, во второй половине столетия, а
также в настоящее время – в начале XXI века, среди всех разновидностей
экстремизма на передний план выдвинулся религиозно-политический экстремизм.
Учитывая масштабы, степень воздействия, количественные и качественные
параметры, организацию, религиозно-политический экстремизм сегодня явно
превосходит в своей деятельности другие разновидности экстремизма,
одновременно находясь в тесном сплетении с некоторыми из них, такими как
политический, этнический и идеологический.
3. По ряду объективных причин религиозно-политический экстремизм,
выступающий от имени ислама, стал не просто наиболее активным и сильным
течением в рамках современного исламизма, но и в период второй половины ХХ
века получил наибольшее распространение в мире среди остальных религиозно-
политических экстремистских движений различной конфессиональной
принадлежности.
4. Существуют общие базисные причины возникновения и развития исламского
религиозно-политического экстремизма в современном мире, в странах
исламского мира, в частности. Среди них стоит выделить, прежде всего,
процесс модернизации традиционного мусульманского общества, геополитические
аспекты, историко-доктринальные факторы, а также вступивший в активную фазу
в 90-х г. ХХ века процесс глобализации.
5. В настоящее время религиозно-политический экстремизм, в том числе и в
его крайних проявлениях в виде террористических актов, стал неотъемлемым
фактором общественной и политической жизни ряда государств региона
Центральной Азии. Деятельность различных экстремистских религиозно-
политических организаций исламского толка, направленная на распространение
идей религиозного или, точнее, религиозно-политического экстремизма,
которые нацелены на расшатывание государственных устоев и, в конечном
счете, на изменение общественно-политического строя различных стран, в том
числе насильственными методами, является одной из самых серьезных угроз
безопасности региона Центральной Азии.
6. Распространение исламского религиозно-политического экстремизма в
регионе Центральной Азии происходило, в целом, в соответствии с
общемировыми закономерностями развития данного феномена в современном мире.
Вместе с тем, существует и определенная специфика, обусловленная наличием
целого ряда факторов исторического, геополитического, внутриполитического,
экономического характера, анализ которых был произведен в диссертации.
7. Учитывая, что религиозно-политический экстремизм будет сохраняться в
качестве угрозы или вызова среднесрочного и долгосрочного характера для
национальной и региональной безопасности стран Центральной Азии, существует
настоятельная необходимость разработки практических мер, как силового
характера, так и в идеологической, социально-экономической, политико-
правовой сферах. Необходимость комплексного решения вопросов повышения
эффективности механизмов обеспечения национальной безопасности Республики
Казахстан диктует совершенствование нормативно-правовой базы, усиление
деятельности компетентных государственных органов, укрепление
международного сотрудничества и т.д.
Апробация результатов исследования. Основные материалы исследования
нашли отражение в казахстанских периодических изданиях профилирующего
характера. Основные положения и выводы диссертации докладывались на:
1) Международной научной конференции Проблемы религиозного экстремизма
в Центральной Азии (КИСИ при Президенте РК, Фонд Ф. Эберта, г. Алматы, 5
апреля 2001 г.);
2) Международной научно-практической конференции Будущее государств
Центральной Азии: вместе или? (Фонд К. Аденауэра, Фонд Ф. Эберта, ЮНЕСКО,
Кыргызстан, г. Бишкек, 26-28 июня 2001 г.);
3) Международной научно-практической конференции Ислам и национальная
безопасность стран Центральной Азии (КИСИ при Президенте РК, ОБСЕ, г.
Алматы, 24-25 июня 2002 г.);
4) Международной научно-практической конференции Центральная Азия в XXI
веке: сотрудничество, партнерство и диалог (Институт стратегических
исследований при Президенте Узбекистан, НАТО, Узбекистан, г. Ташкент, 13-15
мая, 2003 г.);
5) Международной научной конференции Мир и региональная безопасность
(КИСИ при Президенте РК, ЮНЕСКО, Центр внешней политики и анализа, г.
Алматы, 18 ноября, 2003 г.);
Научно-практическая значимость диссертации заключается в том, что
проблематика религиозно-политического экстремизма имеет важное
теоретическое и практическое значение в контексте обеспечения национальной
безопасности Республики Казахстан.
Материалы диссертации получили свое практическое применение в
деятельности Совета Безопасности РК, Комитета национальной безопасности РК,
КИСИ при Президенте РК, МИД РК. Кроме того, ряд материалов используется в
лекционной работе, в частности, в спецкурсах: Вопросы региональной и
национальной безопасности стран Центральной Азии, Национальная
безопасность Республики Казахстан, Международный терроризм.
В структурном отношении диссертация состоит из введения, двух разделов,
в первом из которых два, во втором три подраздела, выводов, списка
использованных источников. Объем диссертации составляет 160 страниц
машинописного текста.

1 СОВРЕМЕНЫЙ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ КАК ОБЪЕКТ НАУЧНОГО
АНАЛИЗА

1.1 Теоретико-методологические аспекты изучения основ экстремизма

1.1.1 Природа, критерии, причины и определение экстремизма
В самом распространенном и общем понимании термин экстремизм, следуя
дословному переводу (от латинского еxtremus – крайний), можно определить
как приверженность к крайним взглядам и действиям, радикально отрицающим
существующие в обществе нормы и правила [83]. Несмотря на кажущуюся
четкость и очевидную простоту содержания определения экстремизма, в
экспертной среде присутствует разное понимание данного явления. При этом
важно отметить, что отсутствие единообразной позиции в определении
экстремизма характерно, практически, для всего мирового экспертного
сообщества, и острые дискуссии о корректности диагностирования данного
феномена возникают повсеместно и постоянно.
Со значительной долей условности экспертную среду можно поделить, исходя
из критерия их оценки и подхода в понимании и определении такого сложного
явления, как экстремизм, на две группы. Первая сторона в своем понимании и
определении экстремизма достаточно однозначно и без наличия всяких
условностей диагностирует экстремизм и оценивает его как исключительно
негативное и социально опасное явление. Сторонников данного подхода
большинство, и, в основном, они представлены как научной, академической
средой, так и многочисленными сотрудниками силовых, правоохранительных
органов. Условно их можно обозначить как консерваторы.
Вместе с тем, определенная часть исследователей, которую, учитывая их
стремление подойти к проблеме более дифференцированно, условно можно
обозначить как либералы, склоняется к тому, что, исходя из общего
определения экстремизма, данное явление не может определяться как
однозначно отрицательное. В частности, эксперт российского института прав
человека Лев Левинсон считает, что неоднозначность экстремизма вызвана,
прежде всего, возможностью широкого охвата действий различного характера,
подпадающих под данный феномен. Поэтому экстремизм как таковой запрещать
бессмысленно. Экстремизм не преступление, это и Гринпис, и марши мира,
словом, все, что выходит за рамки общепринятого [84]. В целом, соглашается
с данным мнением, но выступает с несколько более категоричных позиций
британская исследовательница Ширин Акинер, которая отмечает, что чисто
теоретически экстремизм может быть привлекателен и даже полезен [3, с.
17]. Суммируя мнения сторонников подобного подхода определения экстремизма,
можно придти к выводу, что в таком широком понимании диагностировать его
как исключительно социально опасное и потому противоправное явление было бы
некорректно, так как в таком случае пришлось бы признать достаточно многие
крайние действия и взгляды нарушениями общественного порядка, подпадающими
под уголовную или административную ответственность (например, общественная
голодовка, марши протеста и т.д.). Исходя из этой логики, все определения,
диагностирующие экстремизм как исключительно негативное, опасное явление,
не могут рассматриваться как объективные и претендующие на целостную оценку
данного сложного социального феномена. По мнению либералов, именно
масштабность охвата понятия экстремизма и вызванные этим обстоятельством
относительность и неоднозначность данного термина, являются главным
моментом, служащим основным источником появления различных юридических
коллизий, политических, политологических, морально-этических противоречий.
В целом, не ставя под сомнение, на наш взгляд, деструктивность и
асоциальность данного явления, а также признавая очевидную спорность
вышеуказанных выводов сторонников неоднозначной трактовки феномена
экстремизма, вместе с тем, надо признать, что в приводимой ими аргументации
существует определенная здравая логика. Так, в целом, с достаточно
справедливой точки зрения либералов, существует одна реально значимая
опасность, заключающаяся в возможности широкого, целенаправленного,
корыстного со стороны государства, других заинтересованных субъектов
использования широкой трактовки экстремизма в своих целях. Учитывая
нечеткость, расплывчатость и, следовательно, огромный потенциал широкой
интерпретации определения экстремизма, возможности терминологического
манипулирования, притягивания под данную квалификацию любого выходящего за
рамки общепринятого, дозволенного правилами конкретного общества,
государства действия весьма велики. Как показывает мировой опыт развития,
действительно, трактовка экстремизма широко применялась и применяется со
стороны государства, как правило, в жестких, авторитарных и тоталитарных
формах правления для достижения своих меркантильных политических целей, к
примеру, уничтожение своих оппонентов и пр. В реальности, нередко,
классифицированные как экстремистские различные политические организации не
выдерживали критериев социально опасных, деструктивных элементов, но
представляли угрозу конкретному режиму правления. Таким образом, сторонники
либеральной позиции достаточно аргументировано демонстрируют отсутствие
четкого инструментария в процессе классификации экстремальности действий
какого-либо конкретного субъекта.
В этой связи главным практическим выводом широкого рассмотрения понятия
экстремизма, как с позиции консерваторов, так и с позиции либералов
является обнаружение слабых, узких моментов в определении экстремизма.
Представленный, безусловно, специфичный подход рассмотрения феномена
экстремизма, претендующий на широкое понимание данного явления, вовсе не
служит оправданием или своеобразной легитимацией деятельности сторонников
крайних методов и взглядов. Такое углубление в понятийное пространство
экстремизма объясняется, прежде всего, убеждением, что, только подробно
разобравшись в происхождении этого сложного социального феномена, сузив
понятие экстремизма через четкое обозначение рамок, определение основных
однозначных и ясных критериев, а также основных факторов, детерминирующих
распространение экстремизма, можно, с одной стороны, эффективно
противодействовать данному, безусловно, опасному явлению, а с другой, –
избежать его возможного неправомерного использования.
Анализ генезиса экстремизма приводит нас к достаточно простому выводу о
том, что в основе появления данного феномена лежит естественное
столкновение интересов и противоречий политического, экономического,
социального, этнического, конфессионального характера. При этом, как
отмечает В.Е. Петрищев, масштабы такого противостояния интересов могут
быть самыми различными: начиная с патологического противопоставления
собственного я всему обществу или даже человечеству со стороны отдельных
индивидуумов и заканчивая жестким противоборством целых государственных
систем, которое, например, характеризовало отношения между лагерем
социализма и развитыми империалистическими державами в годы холодной
войны [85].
В случае невозможности соблюдения своих интересов по тем или иным
причинам одна из сторон противостояния вполне способна перейти к крайним
методам решения своих политических, религиозных, этнических и пр. проблем,
так как, зачастую, именно безысходность подталкивает к экстремальным
действиям. Как отмечает кыргызский эксперт М. Койчукулов, природа
проявления экстремизма носит протестный характер: неудовлетворенность
политическим режимом, социальным неравенством, положением в обществе
определенных социальных слоев, этнических, расовых и конфессиональных
групп [86]. Вместе с тем, следует отметить, что далеко не каждое
столкновение принимает насильственные, противоправные, антиобщественные
формы. Только при наличии четких критериев можно утверждать о том, является
ли обозреваемое действие экстремистским актом, или же его можно
квалифицировать всего лишь как, например, нестандартное проявление чьих-
либо взглядов в рамках соблюдения общественных и индивидуальных прав и
интересов. Как утверждает таджикский исследователь А. Имомов, экстремизм
сам по себе не является преступлением, преступными являются его проявления,
его последствия, выразившиеся в совершении общественно-опасного деяния,
представляющие угрозу личности, обществу и государству [87].
Основная цель выявления четких, определяющих критериев экстремизма
заключается не просто в констатации необходимости противоборства с
деструктивными идеями, которые воплощаются в конкретных антиобщественных и
антизаконных действиях (например, возбуждение конкретной расовой,
национальной или религиозной ненависти), а четкое отделение их от идей, не
подпадающих под данные критерии. При этом совершенно очевидно, что при
разности подходов к определению экстремизма не существует и какого-либо
единого набора критериев, и каждый из исследователей дает свой набор
критериев экстремизма.
Наиболее емкую и точную, на наш взгляд, оценку критериев экстремизма дал
известный российский эксперт М. Краснов. К экстремизму, по его мнению,
должна быть отнесена деятельность по распространению таких идей, течений,
доктрин, которые направлены на:
• разделение людей по классовому, имущественному, расовому, национальному
или религиозному признакам;
• отрицание прав человека, как высшей конституционной ценности;
• ликвидацию самой возможности легального плюрализма, свободного
распространения и обмена идеями;
• установление единственной идеологии в качестве государственной [88].
Вышеприведенные критерии хоть и не могут объективно отражать всю палитру
мнений и подходов относительно оценки экстремизма, тем не менее, с нашей
точки зрения, в полной мере могут стать эффективным инструментарием
определения данного явления. При этом основным, стержневым принципом
является критерий оценки действий, взглядов, идей, с точки зрения их
опасности для обеспечения прав и интересов личности, общества и
государства. Так, по мнению Ш. Акинер к экстремистам можно отнести всех
тех, которые хотят применять свои идеи не только в своей личной жизни, но
хотят всеми доступными методами, законными и незаконными, навязать свои
идеи обществу. В крайних случаях это может дойти до терроризма и может
представлять настоящую угрозу обществу [3, с. 19].
Анализ вышеприведенных точек зрения позволяет вывести два ключевых
вывода. Во-первых, о реальном проявлении экстремизма можно говорить только
в том случае, когда радикальное отстаивание собственных интересов,
убеждений со стороны определенной части общества, отдельного индивидуума,
несет реальную или потенциальную угрозу сохранению прав и интересов
остального общества, государственной безопасности и т.д. Во-вторых, только
при наличии четких критериев возможно диагностирование экстремизма, и в
этом случае борьба с экстремизмом не станет борьбой с инакомыслием и не
будет противоречить принципу соблюдения плюрализма мнений, идей во всех
сферах социальной, политической, религиозной жизнедеятельности. Более того,
учитывая антиобщественный и антидемократичный характер экстремизма, можно
утверждать, что именно эффективная и своевременная борьба с проявлениями
экстремизма и будет служить гарантом сохранения прав и свобод граждан,
безопасности государства.
В противном случае, проявление слабости государства и общества в
противодействии деятельности экстремистских движений будет непременно вести
к эрозии всей общественно-политической системы государства. Возможные
последствия от экстремистской деятельности для любого государства и
общества российские эксперты В. Зорин и Э. Паин определяют таким образом:
• существенно повышается уровень дозволенного в политической сфере, т.е.
респектабельными становятся политические силы, которые, фактически,
являются маргинальными, и в результате снижается общий уровень
политической этики, что репродуцируется на всю общественную жизнь;
• в обществе сгущается атмосфера нетерпимости, а, следовательно, все менее
устойчивой становится политическая система;
• насилие все более воспринимается как допустимый и даже наиболее
предпочтительный метод достижения целей. Особенно пагубно это
сказывается на молодежи, для которой естественно тяготение к решительным
действиям и их романтизация независимо от идейной подоплеки и конечных
целей. И этим прекрасно пользуются идеологи и организаторы
экстремистских движений, формируя фанатиков, готовых за идею на любой
террористический акт или иное преступление;
• наконец, страх становится лейтмотивом гражданской жизни, а это есть
лучший фон для дестабилизации политической ситуации в стране [89].
Таким образом, только при активном, своевременном противодействии
экстремизму государство способно не только полноценно обеспечивать
нормальное функционирование государственной системы, гарантировать
сохранение прав и интересов личности и общества, но и, в целом, эффективно
обеспечивать национальные интересы и безопасность государства. В свою
очередь, эффективность противодействию экстремизму находится в прямой
зависимости от решения причин, порождающих это социально опасное явление.
В этой связи следует отметить, что проблема экстремизма актуальна для
многих стран мира, несмотря на их уровень политического, экономического
развития. Мировой опыт показывает, что как метод, средство решения
социально-экономических, политических, религиозных, экологических и пр.
задач, экстремизм может возникнуть, в практически, любом обществе,
государстве, в том числе и экономически развитом и политически стабильном.
Примеров того, что экстремизм в разных формах и проявлениях имеет место в
наиболее экономически и политически продвинутых государствах мирового
сообщества огромное количество (протестантские ультра в Ольстере, Аум
Синрекё в Японии и т.д.).
Вместе с тем, та же мировая практика отчетливо демонстрирует, что
степень подверженности общества экстремизму наиболее высока в т.н. странах
переходного периода. Именно в этих странах, вынужденных в короткие сроки
заново выстраивать собственную политическую и экономическую систему,
отмечается наибольше количество различных деструктивных явлений, в том
числе и экстремизма. Примеров проявления экстремизма в ХХ веке в различном
виде в странах, осуществлявших коренные политические и экономические
трансформации, достаточно много – национал-большевизм (в России 1917 г.),
фашизм (Германия 30-х ХХ века) и пр.
Для каждого конкретного общества и государства причины возникновения
экстремизма могут быть разными в зависимости от ряда субъективных и
объективных обстоятельств. Тем не менее, существуют базисные условия
возникновения и распространения экстремизма, применимые, практически, для
любого общества и государства. Д. Ольшанский, к примеру, выделяет следующие
основные факторы возникновения и распространения экстремизма в современных
условиях: социально-экономические кризисы, резкое падение жизненного уровня
значительной части населения, деформация политических институтов и структур
власти, их неспособность решать назревшие проблемы общественного развития,
тоталитарный характер политического режима, подавление властями оппозиции,
преследование инакомыслия, национальный гнет, стремление отдельных групп
ускорить решение своих задач, политические амбиции лидеров и т.д. [24, с.
225]. Совершенно очевидно, что данная совокупность факторов не в состоянии
объяснить проявление того или иного экстремистского акта, потому как в
каждом отдельном случае экстремизма в конкретном государстве, обществе
вступают в силу собственные, специфические факторы. Но, тем не менее,
представленный выше факторный анализ дает нам общее представление о
причинах появления данного феномена в современном мире. Обобщая
вышеуказанные основные причины, детерминирующие появление и существование
экстремизма, можно придти к выводу о том, что экстремизм наиболее активен в
период состояния перманентной политической нестабильности, слабости
государственных институтов, а также в условиях экономического кризиса.
Помимо собственно основных факторов, некоторые исследователи выделяют
группу факторов, косвенно способствующих возникновению и распространению
экстремизма. К ним могут быть отнесены, например: неэффективность
международной или внутригосударственной системы борьбы с проявлениями
экстремизма; низкая политическая и правовая культура населения, отдельных
его групп; ухудшение межгосударственных отношений, рост социальной
напряженности и др. [90].
Исходя из вышеназванных причин, экстремизм как явление может исчезнуть в
таком мире, где существует всеобщее социальное равенство, созданы механизмы
справедливого распределения экономических благ, то есть будут соблюдены
интересы всех групп, всех индивидов общества. Данная идея по своей сути
утопична, а потому можно утверждать, что, к сожалению, экстремизм является
хронической болезнью человечества, лечение которой в современном мире
приводит лишь к снижению степени влияния данного явления. Но и эта задача
является весьма непростой, так как требует проведения политики активного
устранения причин порождающих экстремизм.
После принятия общих критериев, разобравшись в природе зарождения
экстремизма, обозначив основные факторы, детерминирующие распространение
данного явления, и с их учетом, мы естественным образом подошли к задаче
нахождения приемлемой, конкретизированной дефиниции экстремизма.
Прежде всего, надо отметить, что единого, общепринятого определения
экстремизма не существует. Противоречие национальных, корпоративных, и пр.
интересов, практическая невозможность их гармонизации, принципиальным
образом обуславливает неэффективность и нереальность нахождения единого
определения данных терминов. Основным фактором, напрямую препятствующим
единому подходу к определению экстремизма, а также прочих близких терминов,
прежде всего, терроризма, является, на наш взгляд, политизированность
оценки экстремизма со стороны различных стран, государственных институтов,
отдельных экспертов. Каждая сторона в определении данного феномена исходит
из собственного видения ситуации, своих интересов и безопасности. То, что
для одной стороны может быть проявлением экстремизма, для другой не станет
представлять особой опасности или даже будет отвечать ее интересам.
В связи с этим, учитывая невозможность нахождения единого, общепринятого
определения, можно предложить следующее авторское определение: экстремизм –
есть крайнее проявление идей, действий, взглядов, направленных на
радикальное изменение существующих общепринятых политических, социальных,
идеологических основ государства и общества, и, тем самым, создающий
реальную угрозу обеспечения прав, интересов и безопасности личности,
общества и государства.
Полноценное изучение понятийного пространства экстремизма не будет
достаточным с учетом только нахождения и определения дефиниции экстремизма.
Существует необходимость исследования взаимосвязанных, содержательно
близких экстремизму явлений, как для построения логичной схемы их
взаимозависимости и взаимодействия, так и для их четкого разграничения с
целью нахождения естественного компромисса удобства и одновременно
необходимости сохранения терминологической корректности дальнейшего нашего
исследования.
Прежде всего, необходимо отметить, что, несмотря на значительный в
последнее время количественный и, отчасти, качественный рост исследований,
посвященных предметному анализу экстремизма, терминологическая путаница
сохраняется повсеместно. Наиболее часто встречающая терминологическая
путаница происходит между экстремизмом и терроризмом. С одной стороны,
действительно, важнейшая роль в достижении собственных целей экстремистами
отведена террористической деятельности. В этом плане термины экстремизм и
терроризм всегда были более употребимы для характеристики таких действий,
которые имели деструктивную антигосударственную, антиобщественную и
античеловеческую направленность.
Вместе с тем, несмотря на весьма тесную взаимосвязь этих двух явлений,
они не являются синонимами, необходимо четко различать экстремизм и
терроризм. Вольное обращение с этими терминами, что часто практикуется не
только в СМИ, среди политиков, но и даже среди специалистов, приводит к
нежелательному смешиванию данных явлений. Поэтому присутствует обязательная
необходимость разграничения данных понятий.
Различие между экстремизмом и терроризмом, по нашему мнению, наиболее
четко определил российский эксперт Г. Мирский: Экстремизм и терроризм –
явления достаточно близкие, хотя автоматической связи между ними нет: если
видно, что всякий террорист – это экстремист, то неправильно было бы
полагать, что каждый экстремист – террорист. Разумеется, экстремизм как
определенное умонастроение логически ведет к оправданию террора, но вовсе
не обязательно доходит до этой точки [91]. В целом, терроризм произрастает
из экстремизма, и, по существу, терроризм является частью экстремизма, так
как из широкого ряда его проявлений (мятеж, создание параллельных структур
власти, выдвижение ультиматумов, акции гражданского неповиновения,
вооруженное сопротивление государственным органам и т.д.) вобрал в себя
наиболее жесткие методы достижения политических целей, допускающие как
физическое устранение государственных, политических, общественных деятелей,
так и убийства рядовых граждан, уничтожение различных материальных объектов
и т.д.
Среди определений, в той или иной степени отражающих крайние проявления
человеческой деятельности, мировоззрений, наиболее близкое, на наш взгляд,
понятие к экстремизму – радикализм. Российский исследователь Д. Ольшанский
определяет радикализм (от латинского radix – корень) как социально-
политические идеи и действия, направленные на наиболее кардинальное,
решительное (радикальное, коренное) изменение существующих социальных и
политических институтов [24, с. 215]. В содержательном, концептуальном
плане экстремизм и радикализм выступают как близкие, практически,
тождественные друг другу явления. Для двух этих явлений характерна
крайность позиций, действий в отстаивании и достижении поставленных задач и
целей. Но и между ними существует определенная разница. Как утверждает Д.
Ольшанский, в отличие от экстремизма, радикализм фиксируется, прежде
всего, на содержательной стороне тех или иных (корневых, крайних, хотя и
не обязательно экстремальных) идеях и во вторую очередь на методах их
реализации. Радикализм может быть исключительно идейным, а не
действенным, в отличие от экстремизма, который всегда бывает действенным,
но не всегда идейным [24, с. 216].
Исследование сущности экстремизма объективно ставит перед нами задачу
определения субъектов и разновидности современного экстремизма. В качестве
субъектов экстремизма могут выступать: государство, его специальные службы,
международные или национальные экстремистские центры и организации,
политические течения и партии экстремистского толка, группы граждан и даже
отдельные лица, стремящиеся достичь своих целей. Что касается
разновидностей экстремизма, то можно выделить следующие наиболее
распространенные в современном мире направления: политический,
идеологический, религиозный, этнический, экологический и т.д. Как
показывает опыт мирового развития, в практической плоскости ни одна из
существующих разновидностей экстремизма не существует в чистом виде,
находясь в тесной взаимосвязи и взаимозависимости с другими формами данного
явления. Особенно это касается функционирования таких видов экстремистской
деятельности как политический, идеологический, религиозный экстремизм.
Даная взаимосвязь разных видов экстремизма не случайна, учитывая высокую
степень общности поставленных субъектами экстремистской деятельности целей,
которые, как правило, носят политический характер. Отсюда закономерно
возникла в настоящее время в экспертном сообществе полемика относительно
вопроса о корректности проведения разделения экстремизма на разные типы,
учитывая их преимущественно политическое содержание и о целесообразности
выделения политического экстремизма как одной из форм экстремизма. На наш
взгляд, исходя из практических соображений, все-таки существует
целесообразность разделения экстремизма на его основные разновидности.
Каждая из данных вышеперечисленных основных форм существования
экстремизма распадается, в свою очередь, на отдельные составляющие под
воздействием различных условий. Так, к примеру, Д. Ольшанский разделяет
политический экстремизм на левый (анархисты, марксисты, троцкисты,
маоисты и т.д.) и правый (ультраправый экстремизм в Европе) [24, с. 226].
Наиболее известные примеры этнического экстремизма – Баски в Испании (ЕТА),
ирландские (ИРА), курдские и уйгурские сепаратистские организации и т.д.
Анализируя разновидности экстремизма в ... продолжение
Похожие работы
ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В РЕЛИГИОЗНОЙ СФЕРЕ
Религия и национальная безопасность Казахстана
Казахстан и исламский мир
РЕЛИГИОЗНЫЕ КОНФЛИКТЫ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
Ислам как религия мира и толерантности
Современная структура безопасности Центральной Азии
Борьба с международным терроризмом на современном этапе
Ислам в современном мире
Международный терроризм
Стратегия и принципы формирования структуры безопасности Казахстана
Дисциплины