Формы участия государства в гражданском обороте


Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 62 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Содержание

ГЛАВА 1 Развитие взглядов на гражданскую правосубъектность государства
1.1 Признание государства в качестве субъекта гражданского права
1.2 Гражданская правоспособность и дееспособность государства
1.3 Гражданская правоспособность и дееспособность публично-правовых
образований

ГЛАВА 2 Формы участия государства в гражданском обороте
2.1 Участие публично-правовых образований в вещных отношениях
2.2 Государство в отдельных видах гражданских правоотношений
2.3 Гражданско-правовая ответственность государства

ГЛАВа 3 нормативно - правовое содержание гражданской
правоспособности государства

ВВЕдение

Представление о том, что государство - это субъект частного права,
действующий в гражданском обороте на равных условиях с физическими и
юридическими лицами, появилось в тот период, когда была осознана
необходимость подчинить суверена в имущественных отношениях общегражданским
нормам права и суду. А это, в свою очередь, стало возможным с появлением
капиталистических отношений, когда зарождающийся слой собственников - 
буржуазия -  не мог и не желал больше мириться с тем, что феодальные
властители, особенно монарх, стояли над законом, в том числе гражданским.
Сохранение привилегированного, произвольно устанавливаемого  режима участия
государства в частноправовых отношениях стало тормозом на пути
экономического развития общества. Таким образом, начали получать признание
идеи торжества идеи правового государства, приоритета прав человека,
провозглашение права частной собственности как основного социально-
экономического права и необходимости его защиты.
На фоне этих процессов начинается обособление имущества,
предназначенного для удовлетворения общих нужд, в особую группу. В
общественном сознании утверждается идея о том, что власть государственная
не есть власть, принадлежащая лично определенному физическому лицу
(например, монарху) или совокупности лиц в государстве, но самому
общественному союзу - государству, как юридически организованному единству
народа в его прошедшем, настоящем и будущем, как моральной личности или
юридическому лицу с юридически организованной волей и властью
Несколько по-иному определялось государственное имущество в
государствах с республиканской формой правления. Так, в ранний период
существования римского государства государственным имуществом признавались
вещи римского народа, принадлежавшие всем вообще и никому в частности. Все
сделки с имуществом государственной казны (aerarium), заключенные органом
власти с частными лицами, наделяли правами и обязанностями не его лично, а
весь римский народ как единство, наделенное способностью к самостоятельной
юридической деятельности. Таким образом, государство как властитель и
законодатель не отделялось от государства как субъекта частных прав. Однако
при преобразовании республики в монархию казна цезаря (fiscus), возникшая
как частное имущество принцепса, постепенно превращается в государственное
и поглощает все источники государственных доходов, в том числе ранее
пополнявшие aerarium, но в обороте по-прежнему подчиняется нормам
гражданского права.
Со временем особенность правового положения императора как первого
гражданина римского народа была утрачена, и в другие системы права
положение суверена было рецепировано без нее. Государства феодальной Европы
и Азии были собственниками земельных богатств, другого многочисленного
имущества, являлись стороной в сделках, участвовали в наследственных
правоотношениях в качестве наследника и т.п.  Но в гражданском обороте они
выступали не в качестве обычного частного лица, равного всем остальным, а в
качестве суверена, лица публичного, по особым нормам, устанавливаемых
каждый раз таким образом, чтобы обеспечить себе наибольшие преимущества,
причем используя при этом особые методы.
Если считать, что общей правоспособностью изначально может обладать
только физическое лицо, то правоспособность государства, как любого
искусственного образования, однозначно следует определить как специальную.
Но законодатель из практических соображений может наделить общей
правоспособностью отдельные категории публично-правовых образований, таким
же образом, как он устанавливает общую правоспособность для коммерческих
организаций, но изначально государство может иметь лишь те права и нести те
обязанности, которые специально предусмотрены законом. А.А.Иванов
утверждает, что, исходя из концепции правового государства, трактовка
правосубъектности государства выглядит более привлекательно, но далее
ставит риторический вопрос: разве специальный характер правоспособности
когда-либо мешал государству ее расширить? Представляется, что мешать в
данном случае должно гражданское общество, удерживающее государство в
определенных рамках и указывающее на цели, достижению которых оно должно
служить. (9, с.38-39)
Предпринимались попытки, отделив правоспособность государства от
правоспособности физических и юридических лиц, дать ей отдельное
определение. Так, А.А.Иванов определяет правоспособность государства как
целевую, поскольку гражданское общество, указывая на цели, достижению
которых должно служить государство, удерживает его тем самым в определенных
рамках, ограничивая возможность расширения его правоспособности.
Е.Н.Васильева, в целом признавая, что государство обладает специальной
правоспособностью, определяет ее вместе с тем как специальную
функциональную, имея в виду, что характер прав и обязанностей государства
определяют функции государства. Однако эти определения, по моему мнению, не
выходят за рамки понятия о специальной правоспособности, поскольку
специальная правоспособность всегда определяется целями деятельности и
функциями субъекта.
Актуальность настоящей работы заключается в том что, особый характер
гражданской правоспособности государства определяется тем, что оно
выступает как субъект политической власти и реализует путем участия в
гражданских правоотношениях свои политические и социальные функции. Общее
представление об этом выражает французский юрист Л.Мишу: никакое
государство не может выполнить своей политической миссии. если оно не будет
иметь для этого необходимых материальных средств, а эти средства могут ему
принадлежать только как субъекту гражданского права, способному владеть и
заключать договоры.
В настоящем исследовании автор работы поставил цель изучить и
проанализировать гражданскую правоспособность государства, и определил
задачи:
1) раскрыть развитие взглядов на гражданскую правосубъектность
государства
2) изучить формы участия государства в гражданском обороте
3) прокомментировать нормативно-правовое содержание гражданской
правоспособности государства
Государство, а также его органы, в отличие от других участников
гражданских правоотношений, не могут иметь в них частного интереса. Их
вступление в такие отношения продиктовано общественными потребностями и
направлено на удовлетворение публичного интереса как совокупности
сбалансированных интересов личности, общества и государства.

ГЛАВА 1 Развитие взглядов на гражданскую правосубъектность государства
 
1. Признание государства в качестве субъекта гражданского права

 
Представления об участии государства в гражданском обороте были
подвержены изменениям в зависимости от исторического, политического,
экономического развития общества и на протяжении истории постепенно
усложнялись. С момента своего появления в качестве особой политической
формы организации власти на определенной территории государство в рамках
своей деятельности участвовало как минимум в правоотношениях по
распоряжению своим имуществом. И все же единственным субъектом гражданских
прав и обязанностей в тот период признавался гражданин, правосубъектность
которого всегда вытекает из его свойств: биологических (правоспособность) и
психических (дееспособность). С этих позиций государство как участник
гражданского оборота отождествлялось с лицом, его возглавлявшим, а
имущество государства -  с имуществом суверена.
Несколько по-иному определялось государственное имущество в
государствах с республиканской формой правления. Так, в ранний период
существования римского государства государственным имуществом признавались
вещи римского народа, принадлежавшие всем вообще и никому в частности. Все
сделки с имуществом государственной казны (aerarium), заключенные органом
власти с частными лицами, наделяли правами и обязанностями не его лично, а
весь римский народ как единство, наделенное способностью к самостоятельной
юридической деятельности [1, с.13]. Таким образом, государство как
властитель и законодатель не отделялось от государства как субъекта частных
прав. Однако при преобразовании республики в монархию казна цезаря
(fiscus), возникшая как частное имущество принцепса, постепенно
превращается в государственное и поглощает все источники государственных
доходов, в том числе ранее пополнявшие aerarium, но в обороте по-прежнему
подчиняется нормам гражданского права.
Со временем особенность правового положения императора как первого
гражданина римского народа была утрачена, и в другие системы права
положение суверена было рецепировано без нее. Государства феодальной Европы
и Азии были собственниками земельных богатств, другого многочисленного
имущества, являлись стороной в сделках, участвовали в наследственных
правоотношениях в качестве наследника и т.п.  Но в гражданском обороте они
выступали не в качестве обычного частного лица, равного всем остальным, а в
качестве суверена, лица публичного, по особым нормам, устанавливаемых
каждый раз таким образом, чтобы обеспечить себе наибольшие преимущества,
причем используя при этом особые методы [2, с.11].
В целях наиболее эффективной реализации публичных функций монархом был
разработан институт защиты от имущественных претензий частных лиц - 
иммунитет высшего лица государства. Понятие иммунитета сложилось в эпоху
феодализма и основывалось на том, что суверен, сам устанавливающий законы,
не может совершить чего-либо неправомерного. [2, с.18]. Поскольку
государство еще не отделилось от личности монарха, иммунитет государства
совпадал с иммунитетом суверена и происходил из него таким же образом, как
это было с собственностью государства и суверена.
Представление о том, что государство - это субъект частного права,
действующий в гражданском обороте на равных условиях с физическими и
юридическими лицами, появилось в тот период, когда была осознана
необходимость подчинить суверена в имущественных отношениях общегражданским
нормам права и суду. А это, в свою очередь, стало возможным с появлением
капиталистических отношений, когда зарождающийся слой собственников - 
буржуазия -  не мог и не желал больше мириться с тем, что феодальные
властители, особенно монарх, стояли над законом, в том числе гражданским.
Сохранение привилегированного, произвольно устанавливаемого  режима участия
государства в частноправовых отношениях стало тормозом на пути
экономического развития общества. Таким образом, начали получать признание
идеи торжества идеи правового государства, приоритета прав человека,
провозглашение права частной собственности как основного социально-
экономического права и необходимости его защиты. [2, с.15]. На фоне этих
процессов начинается обособление имущества, предназначенного для
удовлетворения общих нужд, в особую группу. В общественном сознании
утверждается идея о том, что власть государственная не есть власть,
принадлежащая лично определенному физическому лицу (например, монарху) или
совокупности лиц в государстве, но самому общественному союзу -
государству, как юридически организованному единству народа в его
прошедшем, настоящем и будущем, как моральной личности или юридическому
лицу с юридически организованной волей и властью [2, с.17].
 Советскому государству в области гражданского права было отведено
совершенно особое, исключительное место. В Преамбуле и п.1 Конституции СССР
было закреплено: Советское государство на современном этапе превратилось в
общенародное государство, выражающее интересы рабочих, крестьян,
трудящихся, интеллигенции всех наций и народностей страны. Так, с одной
стороны, государство отождествлялось с обществом, и интересы
государственные - с общественными; с другой стороны, был закреплен
классовый характер правосубъектности Советского государства. При этом
гражданская правосубъектность не являлась исключением: она устанавливалась
и использовалась в интересах рабочего класса и крестьянства, а в условиях
развитого социалистического общества -  в интересах всего народа. По
определению Р.О. Халфиной, в зрелом социалистическом обществе
социалистическое государство является той формой, в которой народ выступает
в качестве субъекта права, в том числе и гражданского [3, с.68].
Советское государство, как отмечал С.Н. Братусь, весьма редко
выступало как субъект гражданского права, так как субъектами прав и
обязанностей в имущественных отношений являлись госбюджетные учреждения и
хозрасчетные предприятия [4, с.24]. В гражданских правоотношениях, как
правило, стали участвовать государственные предприятия и учреждения как
самостоятельные субъекты гражданского права, что, с точки зрения
А.В.Венедиктова,  исключало возможность возложения ответственности за весь
риск их хозяйственных операций на Советское государство в целом.
Важнейшей стороной участия советского государства в гражданских
правоотношениях, как указывает Р.О.Халфина, было положение государства как
единого и единственного собственника всего принадлежащего ему фонда,
включающего в себя основную массу орудий и средств производства. Основная
часть государственной социалистической собственности находилась в
оперативном управлении предприятий и организаций, а определенная часть была
закреплена за отдельными организациями и учреждениями, находящимися на
государственном бюджете [5, с.168].
Кроме того, в силу принципа единства казны все доходы государства по
налогам и иным обязательным платежам концентрировались в едином бюджетном
фонде до того, как они направлялись в соответствии с расходной частью
бюджета и независимо от источника доходов на соответствующие цели по
сметным ассигнованиям. Имущество, непосредственным распорядителем которого
является государство как казна, т.е.имущество, еще не обособленное в
управление отдельных госорганов, выступало в качестве фонда денежных
средств, находившегося на централизованном текущем счете Министерства
финансов. Только к казне могли быть обращены требования кредиторов, когда в
исключительных случаях государство принимало на себя ответственность за
долги хозрасчетных предприятий [4, с.240].
В исключительной собственности государства находились некоторые
важнейшие объекты - земля, ее недра, леса и воды. В связи с этим
государство как целое непосредственно участвовало в правоотношениях,
возникающих в связи с изменением назначениях того или иного вида земель,
строительством гидротехнических сооружений, осуществлением мероприятий по
мелиорации, государственным контролем за использованием земель. В связи с
распоряжением другими объектами исключительной собственности государства в
правоотношениях могли участвовать не только отдельные органы
государственной власти и государственного управления, но и непосредственно
государство [5, с.168-169].
Создание законодателем для государства привилегированных условий
участия в гражданском обороте прослеживается, например, в ст.153 ГК РСФСР
1964 г., устанавливающей принцип неограниченной виндикации государственного
имущества: государственное имущество... неправомерно отчужденное каким бы
то ни было способом, может быть истребовано соответствующими организациями
от всякого приобретателя. П.2 ч.1 ст.90 устанавливал, что на требования
государственных организаций о возврате государственного имущества из
незаконного владения... исковая давность не распространяется. Более того,
имущество, обнаруженное у незаконного владельца, когда требование
собственника не могло быть удовлетворено в связи с истечением срока исковой
давности, переходило в доход государства. Р.О.Халфина подчеркивала, что эта
норма соответствовала духу советского гражданского права: Советское право
исходит из того, что истечение времени и непредъявление собственником
требования не может превратить владельца в законного. Изъятие у незаконного
владельца имущества в доход государства имеет целью не допустить
неосновательного обогащения. Таким образом, участие государства в
имущественных правоотношениях рассматриваемого вида имеет большое
воспитательное значение [5, с.170].
Ст.98 содержала особый порядок обращения взыскания на государственное
имущество, согласно которому имущество, относящееся к основным средствам
государственных предприятий, не может быть предметом залога, и на него не
может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов. На прочее имущество
взыскание может быть обращено за изъятиями, установленными ГПК РСФСР, а в
отношении денежных средств законодательством Союза ССР [6, с.87].
Таким образом, государство как участник гражданских правоотношений
пользовалось исключительными условиями -  не утрачивало своей суверенной
сущности, обладало иммунитетом как внешним, так и внутренним, являясь при
этом единым и единственным собственником средств производства. В таких
условиях не признавалось и не могло признаваться равноправие государства с
другими субъектами гражданских правоотношений. Идея о том, что государство
может выступать как субъект частного права, наравне с прочими, признавалась
советскими юристами присущей буржуазным странам, но не Советскому
государству. Так, рассматривая понятие о гражданской правосубъектности
государства в зарубежных странах, С.Н.Братусь писал: Государственная
собственность в буржуазных странах - разновидность частной собственности.
Поэтому само государство, вынужденное для осуществления своих функций
участвовать в гражданском обороте в качестве продавца и покупателя,
заказчика, нанимателя, заемщика, заимодавца и т.д., приравнивает себя к
частным лицам... Собственность фиска - это та же буржуазная,
эксплоататорская собственность [4, с.242-243].
Ученые определяли Советское государство как особый субъект гражданского
права, особое юридическое лицо, нераздельно объединяющее в себе качества
политической власти и гражданской правосубъектности. На раннем этапе
(двадцатые-тридцатые годы) вопрос о гражданской правосубъектности
государства или не выходил за рамки отдельных замечаний о выступлении
государства в гражданских правоотношениях (государственной собственности, о
переходе государству бесхозяйного и выморочного имущества, о выступлении
государства по внешнеторговым сделкам), или вообще ставился под сомнение. К
примеру, П.И.Стучка, отстаивавший незыблемость права государственной
социалистической собственности, категорически утверждал, что Советское
государство не является и не будет превращено в субъекта гражданского
права. С полным упразднением частной собственности в нашей стране
гражданское право как право частное,  по его мнению, должно было отмереть
[3, с.69].
В трудах советских юристов освещались, прежде всего, вопросы, связанные
с характеристикой государства как собственника. В классической форме
советская доктрина права государственной собственности нашла выражение в
трудах А.В. Венедиктова: государственная социалистическая собственность
составляет всенародное достояние, поэтому, в чьем бы обладании оно не
находилось, оно может принадлежать на праве собственности только
государству. [6, с.90]. При этом права государственных органов на
закрепленное за ними имущество, хотя они включали в себя право владения,
пользования и распоряжения, не считались правами собственности.
Дискуссионным был также вопрос о том, следует ли включать в понятие
гражданской правосубъектности государства (или государственных юридических
лиц) компетенцию. Позиция каждого автора по этому вопросу обуславливалась
тем, как он определял само понятие компетенции. Для А.А.Пушкина компетенция
-  совокупность принадлежащих госоргану властных прав в области
планирования, финансирования, капитального строительства, то есть
административно-хозяйственная правосубъектность, существующая независимо от
правосубъектности гражданской. М.В.Брагинский также не относит компетенцию
к характеристикам правосубъектности, поскольку она относится к властным
отношениям государства, а отношения государства с другими субъектами
являются предметом гражданского права лишь постольку, поскольку обе их
стороны выступают как равные субъекты [3, с.135]. С другой стороны,
приверженцы единого гражданско-правового регулирования имущественных
отношений, следуя за А.В.Венедиктовым, приходили к выводу, что компетенция
- собирательное понятие для гражданской, административной и всех других
видов правосубъектности, принадлежащей госорганам. Однако Ю.Г.Басин
решительно выступал против сведения компетенции к правосубъектности,
поскольку властные функции государства реализуются во всех сферах
деятельности, а властная правосубъектность — только в сфере
административного права, но никак не гражданского [7, с.154-155].
В.К.Мамутов, первоначально рассматривая правоспособность как одну из
составных частей компетенции, впоследствии пришел к выводу, что
правоспособность означает лишь возможность правообладания, а компетенция
воплощается в конкретных правах и обязанностях, тем отличающихся от обычных
обязанностей и субъективных прав, что они приобретаются непосредственно в
силу закона, а их объем не может быть изменен по воле правосубъектных лиц.
Другие авторы (С.М.Корнеев), наоборот, считают, что гражданская
правосубъектность государства определяется именно компетенцией, а не
гражданской правоспособностью и дееспособностью, так как государство имеет
права не в силу того, что наделено правоспособностью, а в силу того, что
оно является властью, сувереном [3, с.88-89]. По мнению же П.П.Виткявичюса,
о проявлении компетенции государства в области его гражданской
правосубъектности можно говорить лишь в тех случаях, когда в приобретении
гражданских прав и обязанностей, а также в осуществлении и выполнении их
участвует именно высший орган государственной власти или государственного
управления, компетенцию которого в основном можно считать проявлением
компетенции самого государства [3, с.89].
Одной из основных проблем, изучаемых советскими юристами, было
соотношение правосубъектности государства и органов, через которые
осуществляется его деятельность. Долгое время обсуждался вопрос, считать ли
государственными органами только те организации, что наделены властными
функциями, либо понятие государственного органа относится ко всем созданным
государством организациям независимо от того, выполняют ли они функции
управления или осуществляют непосредственную хозяйственную, культурную,
социальную деятельность. Если А.В.Венедиктов и С.Н.Братусь еще относили
понятие госоргана как к органам управления, так и к предприятиям и
организациям (однако четко разграничивая их административную
правосубъектность и гражданскую правоспособность, что послужило основой
дальнейшего развития теории), то В.В.Копейчиков последовательно
разграничивал органы государства и государственные организации, исходя из
того, что важнейшей задачей государственных органов является не
непосредственное выполнение операций по обслуживанию населения, а
организация этой работы, руководство ею.  В дальнейшем в юридической науке
проводилось строгое различие государственных органов, непосредственно
осуществляющих функции власти, наделенных государственно-властными
полномочиями, от других видов государственных предприятий и организаций.
Предпринимались и попытки включить предприятия, главным образом
промышленные, в общее понятие государственных органов (В.В.Лаптев,
В.К.Мамутов), но они не встретили широкой поддержки в литературе [5,
с.173].
Исходя из этого, возникали разные точки зрения на роль государственных
органов в реализации гражданской правосубъектности государства как
такового. По Гражданскому кодексу 1922 года, государственные предприятия и
их объединения,
переведенные на хозяйственный расчет, признавались юридическими лицами,
а для государственных учреждений подобной нормы сформулировано не было. Это
дало повод М.С.Липецкеру в учебнике 1938 г. утверждать, что все учреждения,
прямо не признанные юридическими лицами, таковыми и не являются, а в
качестве носителя гражданских прав и обязанностей, возникающих из
деятельности учреждений, выступает непосредственно государство. Позиция
М.С.Липецкера была в 1939 г. несколько смягчена Д.М.Генкиным, предложившим
отличать государственные бюджетные учреждения от органов государственного
управления с тем, чтобы первые считались юридическими лицами, а за
последними это качество не признавалось [7, с.136-137]. Когда же
впоследствии все учреждения, руководители которых имеют права
распорядителей кредитов, были признаны юридическими лицами, появилось
противоположное мнение. Так, согласно М.И.Брагинскому, в силу того, что
самостоятельными субъектами гражданского права являются государственные
организации - юридические лица, государство в его единстве, за которым
стоит все имущество, составляющее единый общегосударственный фонд,
выступать в гражданских правоотношениях не может [8, с.30].
Существовали противоположные точки зрения по поводу возможности
вступления государства в правоотношения с государственными предприятиями и
организациями. Одни авторы (Б.Р.Левин) допускали такую возможность, приводя
в пример отношения платы за пользование основными фондами, которое
сравнивали с арендой, или за пользование оборотными средствами, сравнимое с
долгосрочной ссудой. П.П.Виткявичюс также допускал подобные отношения, но,
опровергая приведенный выше пример тем, что предприятие в таких отношениях
не является равноправной стороной, приводил в качестве иллюстрации
правоотношения государства, выступающего в лице сберегательных касс, с
магазином по поводу выдачи граждан вещевых выигрышей и оплаты стоимости
вещей, выданных по лотерейным билетам, на которые выпали выигрыши [3, с.139-
140].
Итак, участие государства в гражданских правоотношениях 
рассматривалось прежде всего как деятельность государственных органов,
предприятий и учреждений, на которых ложилась вся гражданско-правовая
ответственность, и это сильно повлияло на оценку гражданской
правосубъектности государства в трудах советских ученых.

1.2 Гражданская правоспособность и дееспособность государства.
Гражданская правоспособность и дееспособность публично-правовых образований

Гражданская правоспособность государства, как и любого другого
субъекта, означает способность иметь гражданские права и нести обязанности.
Однако правоспособность государства ближе к правоспособности юридического
лица, чем гражданина. Как известно, юридическое лицо может иметь
универсальную (общую) правоспособность, дающую ему возможность участвовать
в любых гражданских правоотношениях, или специальную (ограниченную),
предполагающую его участие лишь в определенном, ограниченном круге этих
правоотношений [9, с.237]. В связи с этим возникает вопрос: как
охарактеризовать правоспособность государства?
Одни авторы, как М.И.Брагинский и В.В.Витрянский, считают, что публично-
правовые образования обладают общей правоспособностью, то есть вправе в
принципе заключать любые гражданско-правовые договоры, кроме случаев, когда
иное предусмотрено законом. Сторонники общей правоспособности государства,
продолжая взгляды, характерные для советского права, исходят из того, что
государство, создавая себе правовой режим как суверен, может наделить себя
любыми правами. Точно так же оно вправе само их себе и ограничить, но
правоспособность от этого общей быть не перестанет [2, с.37].
Другие авторы, как Е.А.Суханов, определяют гражданскую правоспособность
государства как специальную, в силу чего публично-правовые образования
могут иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют
их деятельности и публичным интересам. Это определяется тем, что публично-
правовые образования созданы не для участия в гражданских правоотношениях,
которое носит для них вынужденный, вспомогательный по отношению к основной
деятельности характер. Они могут иметь лишь те гражданские права и
обязаннтсти, которые соответствуют целям их деятельности и публичным
интересам [9, с.376-377].
Если считать, что общей правоспособностью изначально может обладать
только физическое лицо, то правоспособность государства, как любого
искусственного образования, однозначно следует определить как специальную.
Но законодатель из практических соображений может наделить общей
правоспособностью отдельные категории публично-правовых образований, таким
же образом, как он устанавливает общую правоспособность для коммерческих
организаций, но изначально государство может иметь лишь те права и нести те
обязанности, которые специально предусмотрены законом. А.А.Иванов
утверждает, что, исходя из концепции правового государства, трактовка
правосубъектности государства выглядит более привлекательно, но далее
ставит риторический вопрос: разве специальный характер правоспособности
когда-либо мешал государству ее расширить? Представляется, что мешать в
данном случае должно гражданское общество, удерживающее государство в
определенных рамках и указывающее на цели, достижению которых оно должно
служить. (9, с.38-39)
Предпринимались попытки, отделив правоспособность государства от
правоспособности физических и юридических лиц, дать ей отдельное
определение. Так, А.А.Иванов определяет правоспособность государства как
целевую, поскольку гражданское общество, указывая на цели, достижению
которых должно служить государство, удерживает его тем самым в определенных
рамках, ограничивая возможность расширения его правоспособности [2, с.37].
Е.Н.Васильева, в целом признавая, что государство обладает специальной
правоспособностью, определяет ее вместе с тем как специальную
функциональную, имея в виду, что характер прав и обязанностей государства
определяют функции государства. Однако эти определения, по моему мнению, не
выходят за рамки понятия о специальной правоспособности, поскольку
специальная правоспособность всегда определяется целями деятельности и
функциями субъекта.
Особый характер гражданской правоспособности государства определяется
тем, что оно выступает как субъект политической власти и реализует путем
участия в гражданских правоотношениях свои политические и социальные
функции. Общее представление об этом выражает французский юрист Л.Мишу:
никакое государство не может выполнить своей политической миссии. если оно
не будет иметь для этого необходимых материальных средств, а эти средства
могут ему принадлежать только как субъекту гражданского права, способному
владеть и заключать договоры. Поэтому государство, а также его органы, в
отличие от других участников гражданских правоотношений, не могут иметь в
них частного интереса. Их вступление в такие отношения продиктовано
общественными потребностями и направлено на удовлетворение публичного
интереса как совокупности сбалансированных интересов личности, общества и
государства.
П.П.Виткявичюс выделяет с точки зрения характера и степени связи
гражданской правосубъектности государства с его политической деятельностью:
1) Деятельность государства, которая в основном имеет гражданско-
правовую природу, и только своей направленностью, конечным результатом
служит выполнению соответствующей политической функции. Это участие
государства в сделках, наследование им имущества, участие в экономических
отношениях предпринимательского характера, благодаря которому покрывается
часть расходов государства.
2) Деятельность, которая является выполнением соответствующей
политической функции с применением некоторых мер гражданско-правового
характера. Отношения, складывающиеся в результате такой деятельности, могут
не быть предметом гражданского права, но они порождают гражданско-правовые
последствия для государства и для других субъектов, выступающих в них. Эта
деятельность связана с поступлением в собственность государства
конфискованного или изъятого по недействительным сделкам имущества. [3,
с.72-73].
Следует отметить, что содержание прав государства в гражданских
правоотношениях, порядок и пределы их осуществления устанавливаются не
только нормами гражданского, но и государственного, административного,
земельного, финансового и других отраслей права. Невозможно представить
себе право собственности государства на землю без норм земельного права,
право на бюджетные средства - без норм финансового права и т.д.
Таким образом, гражданскую правоспособность государства представляется
разумным определить как специальную, учитывая сущность государства как
искусственного образования, подобного юридическому лицу, но наделенному при
этом политической властью и использующему свое участие в гражданском
обороте в целях реализации своих политических и социальных функций.
Дееспособность как способность своими действиями приобретать и
осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности
и исполнять их признается за гражданами -  естественными субъектами права.
Государство изначально обладает дееспособностью, поскольку оно способно к
правомерным волевым действиям, которые являются основаниями возникновения,
изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей. Однако эти
действия отличаются по своей форме - они имеют форму административного или
правового акта, как ненормативного, так и нормативного, и осуществляются
прежде всего посредством органов государства, действующих как его часть [3,
с.58].
По П.П.Виткявичюсу, гражданская дееспособность государства представляет
собой установленную нормами права возможность совершать через свои органы
действия по приобретению непосредственно для себя гражданских прав и
возложению на себя гражданских обязанностей. Дееспособность государства в
основном установлена в виде полномочий, составляющих компетенцию различных
его органов, которыми им предоставляется возможность при определенных
условиях совершать соответствующие действия от имени государства как
субъекта гражданского права [3, с.100].
Органами государства, как определяет их Р.О.Халфина, являются
представительные органы и органы управления: организации, структурные
подразделения и должностные лица, каждый из которых наделен надлежащей
компетенцией. Государственные органы представляют собой звенья
иерархической системы, что определяет и характер правоотношений,
участниками которых они являются, и их положение в данных отношениях.
Разумеется, юридическая природа органов, представляющих публичное
образование в имущественных отношениях, иная, чем у органов, представляющих
юридическое лицо. Прежде всего, государственный орган является частью
государственного механизма, в пределах своей компетенции от имени
государства выполняющий его задачи и функции, то есть природа данного
субъекта административно-правовая. Но в гражданском праве он может
выступать в качестве юридического лица либо без такого статуса, и в силу
нормативных предписаний олицетворять государство, реализовывать гражданскую
правосубъектность последнего. Иными словами, статус государственного
органа, вступающего от имени государства в гражданские правоотношения,
обладает двойственностью: он складывается из административного и гражданско-
правового элементов. Так, полномочия соответствующих организаций на
выступление от имени государства определяются не доверенностью, а уставом,
положением и другими нормативными актами [8, с.143].
Если органы юридического лица во всех случаях представляют собой лишь
часть юридического лица, не имеющую самостоятельной правосубъектности, а
государственные органы могут и сами обладать статусом юридического лица.
Однако они могут и не наделяться самостоятельной гражданской
правосубъектностью, причем даже несмотря на свой высокий государственно -
правовой статус, поскольку выполнение их функций не требует
непосредственного участия в гражданско - правовых имущественных отношениях.
Вопрос о том, всегда ли государственные органы выступают от имени
государства, долгое время оставался дискуссионным. Одни авторы
(Р.О.Халфина) считали, что часть их выступает от своего имени, и лишь часть
(суд, прокуратура, органы Министерства финансов) - от имени государства;
другие (Б.М.Лазарев) полагали, что государственные органы выступают от
своего имени, действуя по поручению государства; а третьи (А.А.Пушкин,
В.А.Власов, Ю.М.Козлов) - что, напротив, государственные органы в
административно-хозяйственных правоотношениях осуществляют права
государства и действуют от его имени, вместе с тем оставаясь
самостоятельными субъектами этих отношений [3, с.77]. П.П.Виткявичюс
предлагал определять связь между государством и его органами как между
частью и целым: государство существует и действует посредством своих
органов, органы также существуют лишь как органы государства. Они совершают
конкретные действия в пределах своей компетенции от своего имени, но в
результате этих действий выполняют функции государства и во многих случаях
порождают правовые последствия непосредственно для государства [3, с.80].
М.И.Брагинский утверждал, что кто бы ни осуществлял действия от имени
конкретного государственного образования или административно-
территориальной единицы, именно они и должны быть признаны носителем
соответствующих прав и обязанностей [8, с.170].
Считаю нужным присоединиться к тому мнению, что порядок участия
государственного органа в гражданском обороте зависит скорее не от вида
этого органа, а от того, какую конкретную деятельность он осуществляет, и
может определяться по трем моделям.
Государственный орган может реализовывать полномочия, которые могут
осуществляться им исключительно от имени государства. В этом случае он
действует в качестве самого государства, так же, как органы юридического
лица; отношений представительства здесь не возникает, и участие государства
в гражданском обороте является непосредственным. В результате действий этих
органов участниками гражданских правоотношений становятся именно публично-
правовые образования в целом, а не органы их исполнительной или
законодательной власти, либо органы местного самоуправления. Данное
положение относится к: 1) обязательствам, возникающим вследствие причинения
вреда властными актами государственных органов, их должностных лиц; 2)
случаям, когда участие в гражданском обороте от имени государства вытекает
из их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.
Такая модель, когда ответственность за действия государственных органов
несет государство, оказывается наиболее приемлемой с точки зрения защиты
интересов частных лиц [2, с.44].
Однако соответствующие договоры направлены на удовлетворение тех или
иных общегосударственных нужд, а не конкретных нужд названных органов
власти. Поэтому их стороной - покупателем товаров (и, соответственно,
субъектом ответственности за нарушение обязательств, в частности по оплате
товара) в действительности является непосредственно публично - правовое
образование в целом, а не тот или иной орган власти.
Наконец, когда орган государства выполняет задачи, связанные с
организацией его деятельности (проведение ремонта, оплата коммунальных
услуг, приобретение оборудования, помещений), здесь он действует только от
своего имени в рамках правовой конструкции учреждения. Тогда он выступает в
роли финансируемого собственником государственного учреждения как
юридического лица с ограниченным вещным правом оперативного управления на
закрепленное за ними имущество и под субсидиарную ответственность
создавшего их публичного собственника. Если рассматривать тот же
государственный заказ, государственным заказчиком по договору поставки для
государственных нужд может стать и государственное учреждение как
самостоятельное юридическое лицо, удовлетворяющее собственные нужды в
соответствующих товарах. В таком случае данное юридическое лицо становится
и формальной, и фактической стороной договора и субъектом ответственности
за нарушение его условий.
В деликтных правоотношениях этот вопрос обычно решается проще. Если
причинение вреда стало результатом осуществления властных (публично -
правовых) полномочий того или иного государственного органа либо
должностного лица, ответственность за него в силу закона имуществом своей
казны несет соответствующее публично - правовое образование в целом. Если
же речь идет об "обычном" причинении вреда, например возникшем в результате
наезда на пешехода автомобиля, принадлежащего государственному органу
(юридическому лицу), то имущественная ответственность за него возлагается
на непосредственного причинителя - соответствующее юридическое лицо (в
данном случае - на владельца автомобиля) [13, с.45]. Таким образом, ответ
на вопрос, реализуется ли гражданская дееспособность государства конкретным
государственным органом в конкретном правоотношении,   зависит от того, в
чьих интересах возникло это правоотношение – публично-правового образования
или его юридического лица.
Поскольку действия органов власти, совершенные в пределах их
компетенции, являются действиями самих публично-правовых образований, важно
определить, основаны ли эти действия на соответствующих полномочиях данных
органов, входят ли они в их компетенцию. Компетенция государственных
органов и органов местного самоуправления, в том числе и по участию в
гражданских правоотношениях, устанавливается актами публичного, а не
частного (гражданского) права. Для сферы гражданского права имеет значение
прежде всего их компетенция по использованию государственного и
муниципального имущества, включая возможности его приобретения и отчуждения
(распоряжения), а также компетенция в области возложения (несения)
имущественной ответственности [9, с.377]. Действия, направленные на
создание гражданских субъективных прав для государства, составляют
юридические факты или входят в состав юридических фактов, возникновение
которых порождает для него соответствующее субъективное право. Совершение
действий органом, которому не предоставлено право выступать от имени
государства, или совершение таких действий, к выполнению которых он не
уполномочен, не может считаться осуществлением дееспособности государства.
Гражданская дееспособность государства может быть связана не только с
деятельностью его органов. Согласно п.3 ст.125 ГК РК, для осуществления
своих функций может использовать и институт гражданского представительства:
в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами
Президента РК и постановлениями Правительства РК, по их специальному
поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы
местного самоуправления, а также юридические лица и граждане. Особенность
таких отношений заключается в том, что полномочия представителя в таких
случаях вытекают не из доверенности или иной сделки, а из юридического акта
государства.
В частности, законодательством устанавливается порядок назначения
представителей интересов Правительства РК в судах. Представителями в судах
интересов Правительства РК в случаях предъявления к нему исковых или иных
требований назначаются на основании распоряжения Правительства РК
соответствующему федеральному органу исполнительной власти (в зависимости
от характера заявленных требований) должностные лица указанных органов.
Интересы государства в органах управления акционерных обществ
(хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена
в собственности могут быть представлены физическими лицами, с которыми
заключается договор поручения (контракт на представление интересов
государства в соответствующих органов управления обществ и товариществ). В
настоящее время эта правовая конструкция достаточно востребована в качестве
дополнительного способа оформления участия государства в гражданском
обороте [2, с.47].
Общие положения. Правовое положение государства и государственных
(муниципальных) образований составляет важную часть учения о субъектах
гражданского права, в которой тесно переплетены частно - и публично-
правовые элементы. От того, как государство рассматривается в рамках права
публичного, зависит и его положение как субъекта гражданского права.
Государство как носитель суверенитета едино и неделимо (не может
существовать двух суверенов на одной и той же территории). Соответственно
государство в гражданском обороте может рассматриваться как единый и
единственный субъект.
Государство как носитель власти. Государство, как и другие субъекты
гражданского права, может участвовать в гражданско-правовых отношениях. И в
этом смысле оно обладает правоспособностью. Однако его правоспособность
обладает рядом особенностей, связанных с тем, что оно является также и
главным субъектом публичного права, носителем власти. Эти особенности
концентрированно выражают свойство суверенности, присущее государству.
Государство осуществляет власть. Но функция властвования свойственна и
другим субъектам. Властвует работодатель над своими работниками, родители
над своими детьми, сообщества над своими членами. Однако среди них
государство выделяется как единственная власть, обладающая суверенитетом.
На определенной территории повеления государства преобладают над всеми
иными властными велениями. Это преобладание воплощается в независимости
государства от кого бы то ни было и составляет главный признак его
суверенитета. Суверенитет имеет как внутреннее, так и внешнее проявление. В
пределах своей территории государство олицетворяет наивысшую власть. Никто
не может вмешиваться во внутренние дела государства, если только иное не
вытекает из общих принципов международного права. Вовне суверенитет
проявляется как независимость данного государства от других государств и
иных субъектов международного права. Государство как суверен обладает
свойствами, которые превращают его в особого субъекта гражданского права, а
именно:
- государство само принимает законы, которыми должны руководствоваться
все остальные субъекты гражданского права;
- государство может принимать административные акты, из которых
возникают гражданско-правовые отношения независимо от воли другой стороны;
- государство сохраняет властные функции даже тогда, когда оно вступает
в построенные на началах равенства гражданско-правовые отношения; -
государство пользуется иммунитетом.
Перечисленные свойства выражают далеко не все особенности государства
как участника гражданско-правовых отношений. Однако даже то, что названо,
позволяет говорить об особом положении государства в гражданском праве. Это
особое положение отражает две противоположные тенденции. С одной стороны,
необходимость уравнивания государства в отношениях с субъектами частного
права, не обладающими властными полномочиями, а с другой - использование
этих полномочий для направления хозяйственного развития в определенное
русло. Первая тенденция отражена в ГК в качестве общего принципа. Согласно
п. 1 ст. 124 ГК государство участвует в гражданско-правовых отношениях на
равных с другими субъектами началах. Иными словами, оно заранее
отказывается от своего особого положения как суверена в ... продолжение
Похожие работы
Государство и административно-территориальные единицы как субъекты гражданского права
Значение института юридического лица
Объекты и субъекты гражданского права РК
ПОНЯТИЕ, ОБЪЕКТЫ, СУБЪЕКТЫ И КЛАССИФИКАЦИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
Субъекты гражданского права
Вещи как объекты гражданских прав
Юридическое лицо
Юридические лица
Понятие и виды субъектов гражданского правоотношения
Видовая характеристика юридических лиц по законодательству РК
Дисциплины