Психологическая сущность и феноменология этнических стереотипов


Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 44 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ КУНАЕВА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
На тему:

Психологическая сущность и феноменология этнических стереотипов

Алматы 2009
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ..

ГЛАВА I. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ И ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ЭТНИЧЕСКИХ
СТЕРЕОТИПОВ ... ... ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... .
1.1 История изучения и основные свойства этнических
стереотипов ... ... ... ...
1.2 Процесс психологического взаимодействия и общения представителей
различных этносов ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...
1.3 Межгрупповые и межэтнические взаимоотношения и стереотипы ... ... ...

ГЛАВА II. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПО ИЗУЧЕНИЮ ВЛИЯНИЯ ЭТНИЧЕСКИХ
СТЕРЕОТИПОВ НА МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
2.1 Цели, задачи, гипотезы экспериментального
исследования ... ... ... ... ... ... ..
2.2 Описание
выборки ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ... ... ...
2.3 Обоснование и краткое описание методов
исследования ... ... ... ... ... ... ... ..
2.4 Экспериментальное исследование влияния этнических стереотипов на
межличностные
отношения ... ... ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ...
2.5 Описание результатов и их
обсуждение ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
ВВЕДЕНИЕ

Когда мы говорим об этносах, об этнических группах, то имеем в виду
очень широкий круг общественных явлений и процессов, которые происходят во
всем мире и реализуются в самых различных измерениях.
Во-первых, в компетенцию этнопсихологии входит изучение состояния
общественного сознания и поведения основных рас, существующих в мире:
европеоидной, монголоидной и негроидной.
Во-вторых, каждая из рас подразделяется на малые расы, а те, в свою
очередь, — на еще более дробные части.
В-третьих, наиболее распространенным является изучение национального
самосознания и поведения народов, каждый из которых имеет уникальные черты
и признаки, отличающие их друг от друга. Они могут классифицироваться по
величине: большие народы, малочисленные народы. Не менее значима их
характеристика по степени зрелости их экономической и политической жизни,
развитости культуры, языка, приверженности к традициям и обычаям, что
связано с возможностями их автономного существования. В советской науке
использовалась терминология: нация, народность, национальное меньшинство и
другие понятия. Некоторые исследователи (В. Тищков) предлагают отказаться
от понятия нация, следуя западной традиции, где национальность означает
гражданство. Ограниченность такого подхода не позволяет вычленить уровень
полноты характеристик, которые необходимы и которые в реальной жизни
проявляют себя, когда сравниваются те или другие народы.
В-четвертых, народы, особенно крупные, нередко распадаются на
этнические социальные группы, которые, сохраняя много общего между собой,
имеют ряд специфических различий. Особенно это характерно для народов,
которые еще в недавнем прошлом сохраняли наследие родоплеменных связей.
Иногда этнические различия продиктованы религиозными различиями.
И, наконец, этнопсихология изучает такой феномен, которые все больше и
больше проявляют свое действие, — это диаспоры, т.е. национальные группы,
живущие в отрыве от исторической Родины, но поддерживающие контакты между
собой и сохраняющие национальную культуру, язык, традиции и обычаи.
Совместная жизнедеятельность не могла не порождать проблемы,
противоречия. Поэтому вполне естественно, что наука, отдельные ученые уже
давно стали специально изучать историю наций, их культуру.
Актуальность темы. Актуальность данного исследования определяется
ростом межнациональных взаимодействий в современном мире. Проблема
оптимизации межнациональных отношений является одной из наиболее актуальных
проблем для нашего многонационального государства. Это обусловлено
интенсификацией межнациональных контактов.
Трансформация современного общества подготовила основы для реализации
идей культурного возрождения и привела к позитивным изменениям
этнокультурных ценностей, возрождению уникальных этнических традиций и
языков.
В периоды социальных изменений для межэтнических отношений характерны
субъективность, пристрастность, а, следовательно, и предубежденность.
Решающую роль в формировании отношения к другому играет социальная
среда, где основой являются традиции и обычаи, исторически сложившиеся
образы мыслей, чувств, действий.
Цель исследования. Рассмотреть, как с психологической точки зрения
ценностно-культурные ориентации представителей различных этносов влияют на
межличностные взаимоотношения.
Задачи исследования:
1. Выявить наличие этнических стереотипов и предубеждений у
представителей различных этносов на примере казахской и русской этнических
групп.
2. Выявить к какому типу относятся казахская и русская культура
(современная культура, традиционная культура, динамически развивающаяся
культура).
3. Проанализировать ценностно-культурные ориентации представителей
казахского и русского этносов.
4. Проанализировать психологическое взаимодействие и общение
представителей различных этносов.
5. Рассмотреть, как изменяются этнические стереотипы на основе
взаимодействия представителей различных этносов.
Общая гипотеза: При совпадении ценностно-культурных ориентаций
представителей различных этносов, снижается влияние этнических стереотипов
на межличностные взаимоотношения.
Частные гипотезы:
- в процессе общения представителей различных этносов сокращается
социальная дистанция.
- казахская и русская культура относятся к одному и тому же типу
культуры (традиционная, современная, динамически развивающаяся).
- у представителей одного этноса, в близком окружении которого есть
представители другого этноса, ценностные ориентации схожи.
Предмет исследования: изменение этнических стереотипов и предубеждений
в процессе общения представителей различных этносов.
Объект исследования: культурно-исторические связи различных этносов.
Методы исследования:
1) Тест культурно-ценностных ориентаций Л.Г. Почебут
2) Методика исследования ценностных ориентаций М. Рокича
3) Диагностический тест отношений (ДТО)
4) Модифицированная шкала социальной дистанции Э. Богардуса
Достоверность полученных результатов в работе обеспечивается
использованием апробированных и валидизированных методик, с использованием
методов соответствующих предмету и задачам исследования, а так же
применением методов математической статистики ( ) для обработки данных.
Научная новизна исследования состоит в изучении влияния ценностно-
культурных ориентаций на этнические стереотипы, в условиях межэтнического
взаимодействия. Анализ современных тенденций в этнопсихологии показал, что
стереотипы, установки и предубеждения имеют место в обществе с различными
этническими группами. В условиях полиэтнического Казахстана важно раскрыть
психологические проблемы формирования и развития этнических стереотипов у
представителей различных этносов.
Основные положения, выносимые на защиту
- в процессе общения представителей различных этносов сокращается
социальная дистанция.
- казахская и русская культура относятся к одному и тому же типу
культуры (традиционная, современная, динамически развивающаяся).
- у представителей одного этноса, в близком окружении которого есть
представители другого этноса, ценностные ориентации схожи.
Практическая ценность исследования. Результаты исследования могут быть
использованы для разработки программ по организации личностного
взаимодействия между различными этническими группами. Для разработки
программ консультирования представителей различных этносов, собирающихся
создать семью. Для разработки программ консультирования людей приезжих из
других регионов страны или других стран.
Структура и объем квалификационной работы. Данная квалификационная
работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной
литературы.

ГЛАВА I. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ И ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ЭТНИЧЕСКИХ СТЕРЕОТИПОВ

1.1 История изучения и основные свойства этнических стереотипов

Когда мы говорим об этносах, об этнических группах, то имеем в виду
очень широкий круг общественных явлений и процессов, которые происходят во
всем мире и реализуются в самых различных измерениях.
Во-первых, в компетенцию этнопсихологии входит изучение состояния
общественного сознания и поведения основных рас, существующих в мире:
белой, желтой, черной (европеоидной, монголоидной и негроидной). Спорным
остается вопрос, можно ли население тихоокеанских островов считать расой.
Но даже если остановиться только на трех вышеназванных, мы не можем
игнорировать факт их отличий и также тех проблем взаимодействия, которые
реально существуют между ними и особенно проявляются при совместной жизни в
одной стране, в одном государстве.
Во-вторых, каждая из рас подразделяется на малые расы, а те, в свою
очередь, — на еще более дробные части. Так, в составе индоевропейской
группы находятся славяне, которые имеют как некоторые общие, так и
специфические характеристики, отличающие их жизнь, быт, нравы от
аналогичных групп народов.
В-третьих, наиболее распространенным является изучение национального
самосознания и поведения народов, каждый из которых имеет уникальные черты
и признаки, отличающие их друг от друга. Они могут классифицироваться по
величине: большие народы, малочисленные народы. Не менее значима их
характеристика по степени зрелости их экономической и политической жизни,
развитости культуры, языка, приверженности к традициям и обычаям, что
связано с возможностями их автономного существования. В советской науке
использовалась терминология: нация, народность, национальное меньшинство и
другие понятия. Некоторые исследователи (В. Тищков) предлагают отказаться
от понятия нация, следуя западной традиции, где национальность означает
гражданство. Ограниченность такого подхода не позволяет вычленить уровень
полноты характеристик, которые необходимы и которые в реальной жизни
проявляют себя, когда сравниваются те или другие народы.
В-четвертых, народы, особенно крупные, нередко распадаются на
этнические социальные группы, которые, сохраняя много общего между собой,
имеют ряд специфических различий. Особенно это характерно для народов,
которые еще в недавнем прошлом сохраняли наследие родоплеменных связей.
Иногда этнические различия продиктованы религиозными различиями, например,
сербы (православные), хорваты (католики) и сербы-мусульмане в Югославии
представляли в недавнем прошлом один народ.
И, наконец, этнопсихология изучает такой феномен, которые все больше и
больше проявляют свое действие, — это диаспоры, т.е. национальные группы,
живущие в отрыве от исторической Родины, но поддерживающие контакты между
собой и сохраняющие национальную культуру, язык, традиции и обычаи.
Совместная жизнедеятельность не могла не порождать проблемы,
противоречия.
Поэтому вполне естественно, что наука, отдельные ученые уже давно стали
специально изучать историю наций, их культуру. Были сделаны интересные
попытки объяснить феномен исчезновения и переселения целых народов, процесс
взаимодействия культур, национально-религиозные течения. Получили всемирное
признание работы российских школ востоковедения, медиевистики, арабистики,
этнографии и этнологии.
В отечественной научной литературе сложился большой отряд
исследователей, которые посвятили свои работы истории многих наций,
состоянию национальных отношений, самым различным аспектам развития
национальных культур, языка, обычаев и традиций.
Однако исследователи, будучи, как правило, представителями одного из
направлений социальной мысли, концентрировали свое внимание на вопросах,
которые волновали их в большей степени. Экономисты в основном анализировали
материально-техническую базу, развитие производительных сил, решали вопрос
их соответствия или несоответствия потребностям народнохозяйственного
комплекса. Уязвимой чертой этих исследований было практически полное
игнорирование всех национальных особенностей, исходя из того, что процесс
интернационализации экономики делает ненужным и необязательным учет
характеристик, не связанных непосредственно ни с производительностью труда,
ни с эффективностью производства. Для многих экономистов рабочая сила была
сведена до некоторого символического работника, который был нередко не
только бесполым, безвозрастным но и безнациональным. Более того, под
флагом интернационализации экономической жизни творилось беззаконие. Одной
из причин распада СССР, характеризующей недальновидность политического
руководства, явился отказ от придания республикам по инициативе Эстонии
значительной экономической самостоятельности, что диктовалось потребностями
времени и логикой развития народного хозяйства.
Историография. В работах историков (Ю.В. Бромлей, Ю. Кахк, В.И. Козлов,
К.В. Чистов), как правило, характеризовались этапы решения национального
вопроса, опыт осуществления национальной политики в различных регионах
страны. Часть работ была посвящена путям и средствам развития отдельных
сфер национальной жизни, главным образом в сфере экономики и духовной
жизни. Определенный интерес представляют работы, посвященные становлению
двуязычия, роли русского и национальных языков в создании культуры. Немало
исследований — и исследований интересных — было связано с анализом
этнографических проблем жизни тех или иных наций, народов и народностей.
В работах философов (Э.А. Баграмов, М.С. Джунусов, Ж.Г. Голотвин, А.М.
Егизарян, И.П. Цамерян, М.И. Куличенко и др.) чаще всего рассматривались
проблемы социально-классовой структуры, социальные проблемы развития
культуры, языка, образования и быта. При этом акцент нередко делался на
позитивных процессах, свидетельствовавших о расцвете национальных культур,
о сближении образа жизни наций и народностей, и совсем недостаточно
говорилось о том, с какими противоречиями сталкивалось осуществление
национальной политики, какие процессы происходили в экономических,
социальных и политических отношениях, какие нерешенные вопросы возникали в
ходе взаимодействия культур различных наций.
Особое место в этнопсихологии занимает группа историков, которая
знаменовала в своей работе единство исторического и социологического
подхода (Ю.В. Арутюнян, М.А. Губогло, Л.М. Дробижева, А.А. Сусоколов и др.)
и которая с 60-х годов реализовала ряд уникальных исследовательских
проектов. Именно исследования этих ученых, а также социологов-философов
(В.Н. Иванов) вскрыли многие тревожные симптомы, которые появились задолго
до распада СССР и свидетельствовали о созревании скрытых напряженностей
(например, отток русскоязычного населения из республик, в частности Грузии,
начался еще в конце 70-х годов, а не в конце 80-х, и тем более не после
1991 года).
Говоря об этнопсихологии, следует выделить феномен, раскрывающий
специфику проявления национального в любом гражданском обществе и степень
возрастания его влияния на жизнь каждой многонациональной страны. А так как
практически в мире не осталось однонациональных государств, этнические
процессы стали характерными для всех без исключения обществ. Это
обнаружилось и в Канаде (особая позиция французских жителей провинции
Квебек), и в Чехословакии, и в Турции, и в Ираке, и во многих
многоплеменных государствах Африки. Более того, обострились этнические
противоречия в странах, которые издавна считались едиными с точки зрения
нации, но располагающими этническими группами. Этнические противоречия
отмечались в Бельгии и Испании. В сочетании с религиозными эти процессы
наложили серьезный отпечаток на повседневную жизнь и привели к трагедии в
Северной Ирландии, в Пенджабе (Индия), в Югославии.
Иначе говоря, на современном этапе развития человечества есть целый ряд
национальных проблем, которые обострились во многих странах. Хотя,
безусловно, имеются особенности проявления национальных и этнических
отношений в разных странах, тем не менее есть общее, интересующее
этнопсихологию, — социальное положение человека как представителя нации,
его национальное самосознание, национальная культура, язык, т.е. все то,
что определяет национальную самобытность людей.
Начиная с 60-70 гг. двадцатого столетия в мировом масштабе наметились
процессы, характеризующиеся стремлением народов сохранить свою
самобытность, подчеркнуть уникальность бытовой культуры и психологического
склада, всплеском у многих миллионов людей осознания своей принадлежности к
определенному этносу — национального самосознания или этнической
идентичности, если использовать более привычный для психолога термин.
Это явление, затронувшее население множества стран на всех континентах,
вначале даже получило название этнического парадокса современности, так как
оно сопутствует все нарастающей унификации духовной и материальной
культуры. Но в настоящее время этническое возрождение рассматривается как
одна из основных черт развития человечества во второй половине двадцатого
века. Почти повсеместный интерес к своим корням у отдельных людей и целых
народов проявляется в самых разных формах: от попыток реанимации старинных
обычаев и обрядов, фольклоризации профессиональной культуры, поисков
загадочной народной души до стремления создать или восстановить свою
национальную государственность.
К сожалению, когда эти законные интересы сталкиваются с интересами
других народов, мы наблюдаем ситуации межэтнической напряженности, например
между валлонами и фламандцами в Бельгии или между англо- и франко-
канадцами. Очень часто дело доходит до открытых межэтнических конфликтов и
кровопролитных войн. В 90-е г.г. среди самых ожесточенных можно выделить
столкновения между сербами и хорватами в бывшей Югославии, между
народностями тутси и хуту в африканских государствах Бурунди и Руанде.
Но если во всем мире представители разных наук уже более тридцати лет
изучают этническое возрождение, то в бывшем СССР, если верить
многочисленным специалистам-обществоведам доперестроечной поры, процесс
шел в противоположном направлении: национальные общности не только
расцветали, но и сближались, а национальный вопрос был полностью решен. На
самом деле ситуация в СССР не отличалась от мировой, и у многих народов
наблюдался рост этнической идентичности и этнической солидарности.
Не будем подробно останавливаться на непсихологических причинах
небывалого роста этнической солидарности большинства народов бывшего СССР,
а только перечислим некоторые из них: 1) имперское колониальное наследие, в
частности приоритет православной церкви даже в годы гонений на религию; 2)
преступления против человечества (депортации целых народов, репрессии
против национальной интеллигенции); 3) сверхпроизвольность этно-
территориального членения страны: только 53 народа из более чем 100,
проживавших на территории бывшего СССР, имели свои национальные единицы,
причем была установлена их строгая иерархия — союзные республики,
автономные республики, автономные области, автономные округа. А статус
национально-государственных образований и их границы очень часто
определялись без учета численности и реального расселения народов.
В этой ситуации задолго до распада СССР многие этносы стремились к
самоопределению, рассматривая существующий порядок как незаконный.
Национальная напряженность проявлялась во многих регионах, случались и
массовые выступления: например в 70-х — начале 80-х гг. в Грузии, Абхазии,
Северной Осетии, Якутии. Но известны они были только специалистам.
Этнографы и социологи знали, что на территории СССР существуют
многочисленные узлы межнациональных противоречий, которые в любой момент
могут вспыхнуть — Абхазия, Нагорный Карабах, Южная Осетия и многие другие.
И все-таки кризис конца 80-х гг. застал всех врасплох. Не подготовленными
к нему оказались не только государственные структуры, но и научное
сообщество, многочисленные специалисты, занимавшиеся доказательством
расцвета и сближения наций: историки, философы, социологи, демографы. Не
подготовленными оказались и психологи, но по другой причине —
этнопсихология в это время находилась в СССР в зачаточном состоянии,
этнопсихологические исследования не проводились с 30-х г.г., когда их
фактически запретили, прямо связывая с расизмом и национализмом.
Но если в жизни современного человека осознание своей принадлежности к
определенному народу, поиски его особенностей — в том числе и особенностей
психики — играют столь важную роль и оказывают столь серьезное влияние на
отношения между людьми — от межличностных до межгосударственных, то
совершенно необходимо изучение психологического аспекта этнического
фактора. Необходимо развитие этнопсихологии, как и других наук —
этносоциологии, этнополитологии, — с разных сторон анализирующих
многочисленные национальные проблемы, встающие перед современным
обществом. Этнопсихологи призваны выяснить, где нужно искать причины столь
частого непонимания, возникающего при контактах представителей разных
народов; существуют ли какие-либо обусловленные культурой особенности
психики, которые заставляют членов одного народа игнорировать, смотреть
сверху вниз или дискриминировать представителей другого народа; имеются ли
психологические явления, способствующие росту межэтнической напряженности и
межэтнических конфликтов. Среди множества вопросов, требующих ответа, и
вопрос о психологических причинах роста этнической идентичности в наше
время.
Этнос – феномен биосферы, или системная целостность дискретного типа,
работающая на геобиохимической энергии живого вещества, в согласии с
принципом второго начала термодинамики, что подтверждается диахронической
хронологией исторических событий 33, с. 16.
Какое значение, а главное, какой смысл вкладывает каждый человек в
ответ на вопрос об этнической принадлежности? Нерешенной проблемой
этнической диагностики остается вопрос о том, что человек называет своим
народом, нацией, в чем он видит отличие от соседей. На бытовом уровне она
не существует, так же как мы не задумываемся над определением различия
между светом и тьмой. Но для глубокого понимания этого мало. Этнос –
явление, определяемое общностью происхождения; этнос – порождение
культуры на базе общего языка; этнос – группа людей, похожих друг на
друга; этнос – порождение природы; этнос – социальная категория.
В теории исторического материализма основой общества признается способ
производства, реализующийся в общественно-экономических формациях. Понятие
общество означает совокупность людей, объединенных общими для них
конкретно-историческими условиями материальной жизни. Люди объединяются в
процессе производства и результат этого объединения – общественные
отношения, которые оформляются в одну из известных пяти формаций:
первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и
коммунистическую.
Объединиться в этнос нельзя, т.к. принадлежность к тому или иному
этносу воспринимается самим субъектом непосредственно, а окружающими
констатируется как факт, не подлежащий сомнению. Человек принадлежит к
своему этносу с младенчества. Этнос может быть раздроблен, но при этом
сохраняется и в диаспорном состоянии, образуя многочисленные реликтовые
формы.
Но существует иная точка зрения, согласно которой этнос... – социально-
историческая категория, причем его генезис и развитие определяются не
биологическими законами природы, а специфическими законами развития
общества 36, с. 9-10.
Можно еще дальше продолжать рассуждение, находя все новые и новые
определения понятия этноса, но необходимо посмотреть глубже – связь этноса
и культуры. Это и является основной целью данного исследования, которое
будет основано на изучении концепции Льва Гумилева, так как у него
разработка понятия этноса и культуры, а также их взаимодействия получила
наибольшее развитие.
Структура этноса всегда более или менее сложна, но именно сложность
обеспечивает устойчивость этноса, благодаря чему он имеет возможность
пережить века смятений, смут и мирного увядания. Принцип этнической
структуры можно назвать иерархической соподчиненностью субэтнических групп,
понимая под последними таксономические единицы, находящиеся внутри этноса
как зримого целого.
Необходимо упомянуть о соподчиненности этносов. Например, французы –
яркий пример монолитного этноса – включают в себя бретонских кельтов,
гасконцев баскского происхождения, лотарингцев – потомков аллеманнов и
провансальцев – самостоятельный народ романской группы. Очень долгое время
все они составляли единый этнос, который мы и называем французами.
Этническая систематика отличается от социальной классификации 23, с.
65. Далее хотелось бы построить этническую иерархию в общем виде.
Антропосфера – биомасса всех человеческих организмов.
Этносфера – мозаичная антропосфера, т.е. сочетание системных
этноландшафтных целостностей, всегда динамических.
Суперэтнос – группа этносов, возникших одновременно в одном регионе, и
проявляющая себя в истории как мозаичная целостность.
Этнос – устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей,
противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам и отличающийся
своеобразным стереотипом поведения, который закономерно меняется в
историческом времени.
Субэтнос – элемент структуры этноса, взаимодействующий с прочими. При
упрощении этносистемы в финальной фазе число субэтносов сокращается до
одного, который становится реликтом.
Таксономические единицы одного порядка:
Консорция – группа людей, объединенных одной исторической судьбой; либо
распадается, либо переходит в конвиксию.
Конвиксия – группа людей, объединенных однохарактерным бытом и
семейными связями. Иногда переходит в субэтнос. Фиксируется не историей, а
этнографией.
Условившись понимать под этногенезом не только его пусковой момент –
появление этноса на арене истории, но весь процесс развития до превращения
этноса в реликт и исчезновение, можно дать следующую дефиницию: любой,
непосредственно наблюдаемый этнос – та или иная фаза этногенеза, а
этногенез – глубинный процесс в биосфере, обнаруживаемый лишь при его
взаимодействии с общественной формой движения материи.
Поскольку деятельность этноса воплощается в произведениях его рук и
ума, т.е. в культуре, то, изучая историю локальных культур, постигается
история создавших их этносов, а тем самым и этногенез.
Совпадают ли понятия культуры и этноса? Как правило, нет, за
исключением частных случаев. Яснее всего это видно на общеизвестном примере
– Элладе.
Культура эллинских полисов, как материковой Греции, так и колоний, еще
в классический период VI-IV вв. до н.э. распространилась на неэллинские
земли, например, Македонию. Последующее распространение эллинской культуры
охватило страны и народы Ближнего Востока, Египта, Средней Азии и Индии,
завоеванных македонянами. Это так называемый эллинизм, т.е. образование
грандиозного суперэтноса.
Однако не все этносы, воспринявшие эллинскую культуры, вошли в этот
суперэтнос. Парфяне научились говорить по-гречески, ставили при дворе своих
царей трагедии Эврипида. Карфаген организовался по типу эллинского полиса,
но его жители, в отличие от сирийцев и малоазиатов, не сделались похожими
на греков. А вот римляне, завоевав Элладу, стали наследниками и хранителями
ее культуры, сохранив все этнические черты как местные особенности.
Таким образом, изучая историю культуры, видно непрерывную линию
традиции, постоянно перехлестывающую этнические границы. Потомки германцев
и славян усвоили геометрию, идеалистические философские системы Платона и
Аристотеля, медицину Гиппократа, строительное искусство – классицизм,
театр, литературные жанры, юридические нормы – римское право и даже
мифологию. Но ведь эллинов и римлян давно нет. Значит, великая культура
пережила создавший ее этнос.
Культура – это создание людей – будь то изделие техники, шедевр
искусства, философская система, научная концепция или просто легенда веков
минувших. Культура существует, но не живет, ибо без введения в нее
творческой энергии людей она может либо сохраняться, либо разрушаться.
Какую роль в этом играет этногенез? Это то условие, без которого
создание или восстановление культуры невозможно. Ведь культура – дело рук
людей, а в нашем мире нет человека без этноса. Создание этноса и его
развитие, т.е. этногенез, – это как бы подключение тока к остановившемуся
мотору, после чего он снова начинает работать.
Этногенез – процесс природный, следовательно, независимый от ситуации,
сложившийся в результате становления культуры.
До тех пор, пока этнографы строили классификации по видимым
индикаторам: языку, соматическим признакам (расам), способу ведения
хозяйства, религиям пропасть между суперэтносами и этносами казалась
незаполнимой. Место описательной этнографии постепенно занимает этническая
история, фиксирующая как устойчивые взаимоотношения между разнообразными
элементами суперэтнической системы, так и ее взаимодействие с соседними
системами. Значит, такие термины, как эллинская культура (включающая
Македонию и Рим), Мусульманский мир, европейская цивилизация,
распространившаяся по другим континентам, Срединная империя (Китай –
этнически крайне мозаичная страна) или кочевая евразийская культура
(тюрки и монголы), – не просто слова, а обозначение оформленных
совокупностей этнических целостностей.
Этническое поле подобно известным электромагнитным, гравитационным и
другим полям, но все же отличается от них. Принцип поля осуществляется в
жизни индивида и вида универсально, во всех ее проявлениях и на всех
этапах. Эти проявления подразделяются на две категории. Одни из них
обнимают процессы развития вида, т.е. перехода латентной формы его
существования в развернутую. Другие заключаются в поведении элементов
органического целого (особи, колонии, вида), обеспечивающем его
существование, его целостность как такового, и сохранение его формы. В
противоположность этому поля регулируют поведение элементов органического
образования, обеспечивающее сохранение его целостности, относительно
статическое, обусловленное наличием типа данной группы 11, c. 102.
Из факта целостности групп и из их единства, выражающегося в единстве
их строения и поведения в эволюционном процессе, мы можем заключить, что
существуют поля, регулирующие и координирующие этот процесс. Поля эти можно
назвать филогенетическими.
В мировой науке существует несколько объяснительных концепций
этнического возрождения второй половины двадцатого века. Разные
социологические школы объясняют рост этнической идентичности: а) реакцией
отставших в развитии народов на порождающую этнокультурное разделение труда
экономическую и технологическую экспансию народов более развитых; б)
мировой социальной конкуренцией, в результате которой, несмотря на
унификацию материальной и духовной культуры интенсифицируется
внутриэтническое взаимодействие; в) повышением влияния больших социальных
групп в экономике и политике и облегчением процессов их сплочения благодаря
средствам массовой коммуникации. При этом утверждается, что именно
этнические общности оказываются в более выгодном положении, чем другие
большие группы, например классы. Мы не будем анализировать достоинства и
недостатки этих социологических концепций, так как в любой из них, как
справедливо отмечает этносоциолог А.А. Сусоколов 48, с. 113, этнос
рассматривается как группа, призванная обеспечивать экономические и
политические преимущества.
А психолога этнос интересует, прежде всего, как психологическая
общность, способная успешно выполнять важные для каждого человека функции:
1) ориентировать в окружающем мире, поставляя относительно упорядоченную
информацию; 2) задавать общие жизненные ценности; 3) защищать, отвечая не
только за социальное, но и за физическое самочувствие. Человеку всегда
необходимо ощущать себя частью мы, и этнос — не единственная группа, в
осознании принадлежности к которой человек ищет опору в жизни. Среди таких
групп можно назвать партии, церковные организации, профессиональные
объединения, неформальные объединения молодежи и т.д. Многие люди целиком
погружаются в одну из подобных групп, но членство в них не всегда
приводит к удовлетворению потребности в психологической стабильности. Опора
оказывается не слишком устойчивой, ведь состав групп постоянно обновляется,
сроки их существования ограничены во времени, самого человека могут за
какую-то провинность из группы исключить. Всех этих недостатков лишена
этническая общность. Это межпоколенная группа, она устойчива во времени,
для нее характерна стабильность состава, а каждый человек обладает
устойчивым этническим статусом, его невозможно исключить из этноса.
Благодаря этим качествам этнос является для человека надежной группой
поддержки 8, c. 88-89.
Конечно, кроме этнических есть и другие стабильные большие группы. Еще
больше их существовало на более ранних этапах развития человечества. В
традиционных обществах и сейчас имеются группы, которые лучше, чем
современные этносы, выполняют ценностно-ориентационную и защитную функции.
Так, получаемая от них информация не только однородна и упорядочена, но и
требует однозначного, безукоризненно точного выполнения множества обрядов,
сопровождающих каждый шаг жизни человека от рождения до смерти и всю его
хозяйственную деятельность.
Культуры таких групп, культуры, ориентированные на предков и традиции,
великий американский этнолог Маргарет Мид (1901-1978) назвала
постфигуративными. Невозможно лучше, чем М. Мид, охарактеризовать
особенности подобных культур:
Постфигуративная культура — это такая культура, где каждое изменение
протекает настолько медленно и незаметно, что деды, держа на руках
новорожденных внуков, не могут представить себе для них никакого иного
будущего, отличного от их собственного прошлого. Прошлое взрослых
оказывается будущим каждого нового поколения; прожитое ими — это схема
будущего для их детей. Для того чтобы сохранить такую культуру, старики
были нужны, и не только для того, чтобы иногда вести группы людей на новые
места в периоды голода, но и для того, чтобы служить законченным образцом
жизни, как она есть. Ответы на вопросы: Кто я? Какова суть моей жизни как
представителя моей культуры? Как я должен говорить, двигаться, есть, спать,
любить, зарабатывать на жизнь, встречать смерть? — считаются
предрешенными 48, с. 322-325.
Современные этнические общности не имеют столь непререкаемых традиций и
стабильной картины мира, многие элементы их культуры размываются —
интернализируется хозяйственная деятельность, жилище, пища, искусство.
Этносы в значительной степени оторваны от традиций, поведение предков не
рассматривается членами группы как модель. Согласно терминологии М. Мид,
это кофигуративные культуры, в которых ...преобладающей моделью поведения
для людей оказывается поведение их современников 48, с. 327. Но разрыва
поколений все-таки не происходит. Всегда остаются слои культуры,
позволяющие осознавать свою принадлежность к этнической общности: язык,
религия, миф об общих предках, историческая память, богатая подвигами
героев или общими страданиями.
Но американская исследовательница предсказывала появление еще одной
культурной нормы — префигуративных культур, где не предки и не
современники, а сам ребенок определяет ответы на сущностные вопросы бытия.
В этом случае старшие не видят повторяющимся в жизни молодых их собственный
опыт, жизнь родителей не является моделью для детей, происходит разрыв
поколений:
Еще совсем недавно старшие могли говорить: Послушай, я был молодым, а
ты никогда не был старым. Но сегодня молодые могут им ответить: Ты
никогда не был молодым в мире, где молод я, и никогда им не будешь 48, с.
360.
В жизни современного общества можно найти проявления того, что прогноз
М. Мид сбывается. Но если бы предсказание американской исследовательницы
сбылось полностью, человечество исчезло бы с лица земли. Несмотря на любые
инновации, человечеству, чтобы самовоспроизводиться и саморегулироваться,
необходимо сохранять связи между поколениями.
Более того, в современном мире наблюдается психологический сдвиг в
настроениях людей - больший интерес к корням. Это умонастроение есть
последствие международных конфликтов, опасности ядерной войны,
экологической угрозы. Человек ощущает нестабильность окружающего мира,
уменьшается его оптимизм и желание смотреть вперед.
Все больше людей — даже молодых — склонны смотреть назад и вглубь,
искать поддержку и защиту в стабильных ценностях предков. Поэтому именно
межпоколенные стабильные общности, прежде всего этносы, несмотря на
предсказанные М. Мид и действительно наметившиеся тенденции к их
разрушению, приобретают столь существенное значение в жизни современного
человека.
Итак, мы выделили одну из психологических причин роста этнической
идентичности во второй половине двадцатого века — поиск ориентиров и
стабильности в перенасыщенном информацией и нестабильном мире. Вторая
психологическая причина лежит на поверхности и не требует особых
доказательств. Это интенсификация межэтнических контактов, как
непосредственных (трудовая миграция, студенческие обмены, перемещение
миллионов эмигрантов и беженцев, туризм), так и опосредованных современными
средствами массовой коммуникации от спутникового телевидения до сети
Интернет. Повторяющиеся контакты актуализируют этническую идентичность,
так как только через сравнение можно наиболее четко воспринять свою
принадлежность к какому-либо этносу, как нечто особое. Психологические
причины роста этнической идентичности едины для всего человечества, но
особую значимость этнос приобретает в эпоху радикальных социальных
преобразований, приводящих к социальной нестабильности.

1.2 Процесс психологического взаимодействия и общения представителей
различных этносов

Межэтнические отношения могут быть проанализированы с разных точек
зрения, поэтому изучением проблем, касающихся межэтнических отношений,
занимаются многие науки — культурантропология, политология, социология,
экономика, история, психология. Мы же ограничимся лишь их социально-
психологическим анализом.
Как уже отмечалось, психология межэтнических отношений занимает особое
место среди ветвей этнопсихологии, так как является составной частью
социальной психологии и лишь косвенно связана как с культурантропологней,
так и с остальными отраслями психологии. Не следует забывать, что не
существует особых, свойственных исключительно межэтническим отношениям
психологических явлений и процессов: все они являются универсальными для
межгрупповых отношений. В мировой науке нет четкости в обозначении
рассматриваемой области: термины межгрупповые отношения, межгрупповое
поведение, межгрупповое взаимодействие и даже межгрупповой конфликт
употребляются почти как равнозначные. Термин межгрупповой конфликт не
подходит для обозначения всей изучаемой области: хотя конфликтные отношения
между группами — неотъемлемое свойство человеческого общества, такое же
неотъемлемое свойство — сотрудничество и даже интеграция групп. Некоторые
исследователи даже в самом конфликте выделяют две основные стадии —
конфронтации и интеграции.
Не полностью отражают сферу наших интересов и термины межгрупповое
поведение и межгрупповое взаимодействие. Они подразумевают наблюдаемый
компонент межгрупповых отношений, но не включают психологические процессы и
явления, которые непосредственно не наблюдаются, но играют важную роль в
жизнедеятельности индивидов и групп.
Например, предубеждения — негативные социальные установки (аттитюды) —
не обязательно сопровождаются дискриминационным поведением. В социальной
психологии давно установлено, что между аттитюдами и поведением существует
расхождение, которое получило название парадокса Лапьера по фамилии
автора знаменитого эксперимента, проведенного в 1934 г. в США. Обнаруженное
расхождение заключалось в том, что персонал гостиниц и ресторанов оказывал
радушный прием китайцам, путешествовавшим вместе с Лапьером по США, но
очень многие ответы на письма с просьбой принять китайцев, разосланные
исследователем через полгода, были отрицательными 22, c. 144.
Дело даже не в том, что предубеждения оказались более негативными, чем
реальное поведение. Результаты некоторых исследований показали обратное
соотношение. Например, в эксперименте, проведенном в США в 60-е гг.
двадцатого века, домовладельцы намного чаще соглашались сдать квартиру
семье афроамериканцев, если переговоры велись по телефону, чем при личном
визите потенциальных квартиросъемщиков. Важно другое: исследуя только
наблюдаемое поведение, мы пройдем мимо многих психологических явлений,
которые могут рано или поздно на нем сказаться. У персонала отелей в
эксперименте Лапьера при реальном контакте с китайцами могла включиться
социальная установка на ситуацию, так как они были заинтересованы в
заполнении номеров. Но это вовсе не означает, что в другом месте и в другое
время они бы не проявили дискриминации по отношению к китайцам, которые
были в 30-е гг. прошлого столетия в США низкостатусным, угнетаемым
меньшинством.
Итак, межэтнические отношения это не только отношения между группами —
соперничество либо сотрудничество. В эту область нужно включить и отношения
к группам, которые проявляются в представлениях о них — от позитивных
образов до предрассудков. В наши дни значительный вклад в понимаемые таким
образом межгрупповые отношения вносит информация, распространяемая
средствами массовой коммуникации и создающая своего рода вторую
реальность в субъективном мире человека. Отношения между группами могут
возникать и без непосредственного взаимодействия между ними, что не раз
обнаруживалось в эмпирических исследованиях. Так, среди этнических
стереотипов, выявленных в США в начале 30-х гг., наиболее негативными у
белых американцев оказались не образы афроамериканца или представителя
какого-либо другого дискриминируемого меньшинства, а турка, хотя
сомнительно, что большинство респондентов были знакомы хотя бы с одним
выходцем из Турции 27, c. 91-92.
Из всех близких по значению понятий мы выбрали наиболее широкий термин
— межгрупповые отношения. С точки зрения здравого смысла, кажется
достаточно очевидным, что межгрупповые отношения — это отношения между
группами, в том числе между этническими общностями, т.е. отношения,
объектом и субъектом которых являются группы. Однако многие социальные
психологи под межгрупповыми отношениями понимают, прежде всего — и даже
исключительно — отношения между индивидами как представителями конкретных
групп. Такой точки зрения придерживался и британский социальный психолог А.
Тэшфел (1919-1982), который все отношения между людьми располагал на
континууме, полюса которого составляют межличностные отношения и
межгрупповые отношения между представителями конкретных и ясно различимых
групп.
Но при такой постановке вопроса практически все отношения между людьми
окажутся межгрупповыми. Так как человек одновременно является членом многих
групп, то хотя бы одна из его групповых принадлежностей будет отличаться от
групповой принадлежности людей, с которыми он вступает в контакт: общаться
могут люди одного возраста, одного пола, одной профессии, но если они
идентифицируют себя с разными этносами, на их взаимодействие большое
влияние будут оказывать как особенности двух групп, так и взаимоотношения
между ними.
Даже семейный конфликт придется рассматривать как межэтнический, если
муж и жена имеют разную национальность, и один из них в пылу ссоры
прибегнет к последнему аргументу: Все вы русские (татары, грузины и т.д.)
такие — ленивые, глупые, жадные и т.п. 51, c. 155-156.
На самом деле любые отношения одного индивида как представителя группы
к другому индивиду как представителю другой группы неизбежно приобретают
личностную окраску, что и порождает такой предмет исследования, как
межличностные отношения. Строго говоря, чистые межличностные отношения,
на которые не влияет принадлежность общающихся к каким-либо группам, можно
представить лишь как полюс некоего теоретического континуума, на другом
полюсе которого располагаются тоже межличностные отношения, но в
максимальной степени подвергающиеся влиянию межгрупповых отношений. А
подавляющее большинство случаев взаимоотношений между людьми находятся в
разной степени отдаленности от полюсов. Одни и те же люди в одних
обстоятельствах будут взаимодействовать в большей степени как индивиды, а в
других — в большей степени как члены группы.
Степень влияния межгрупповых отношений на отношения межличностные
зависит от того, насколько включенные в них люди воспринимают себя и других
(иили воспринимаются другими) прежде всего как членов какой-либо группы.
Так, члены групп этнических меньшинств часто считают, и во многих случаях
совершенно обоснованно, что отношения к ним окружающих основано на
восприятии их группового членства, а не личностных характеристик.
В максимальной степени межгрупповые отношения проявляются в отношениях
межличностных, если группы находятся в состоянии конфликта. Люди старшего
поколения, бывавшие в Прибалтике в советские времена, могут вспомнить, что
иногда продавщицы в магазинах или прохожие на улицах не понимали
обращенных к ним по-русски вопросов. Но приезжий из России осознавал, что
продавщица, выросшая в многонациональном городе и окончившая советскую
школу, просто не могла не знать русского языка. Отказ его использовать
отражал сложные межгрупповые отношения и мог рассматриваться как проявление
гражданского неповиновения эстонцев, латышей или ... продолжение
Похожие работы
Методы исследование этнопсихологии
Этническая картина мира и её влияние на процесс адаптации в вузе
Влияние супружеских ролей на удовлетворенность браком
Этнопсихологические идей мировых мыслителей
СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕДМЕТА ПСИХОЛОГИИ
Казахстанский формат медиакультуры
Изменение ценностно-нормативных установок в политической культуре современного Казахстана
Технологии социальной работы в сфере занятости
Морально-этические аспекты предпринимательской деятельности в Казахстане
Особенности развития Гендера в Республике Казахстан
Дисциплины