Художественное своеобразие рассказов Л. Петрушевской


Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 50 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Содержание

Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ... 3
1 Жанр рассказа ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 6
2 Художественное своеобразие рассказов Л.Петрушевской
2. 1 Характеристика творческого метода Л.Петрушевской ... ... ... ... ... ..12
2. 2 Поэтика рассказов Л. Петрушевской ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .23
2.3 Специфика юмора в рассказах Л. Петрушевской ... ... ... ... ... ... ... ...27
Методическая часть. Урок внеклассного чтения Комическое в рассказах Л.
Петрушевской (11 класс) ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .39
Заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..46
Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...48

Введение

Современная русская литература динамично развивается. Появляются новые
писатели, а уже зрелые авторы создают замечательные литературные
произведения.
Русскоязычная литература творится не только в России, но и странах
дальнего и ближнего Зарубежья.
Среди большого количества ярких современных русских писателей
Петрушевская Людмила Стефановна (родилась в 1938 году) занимает особое
место.
Писательница получила хорошее образование, окончила Московский
государственный университет, потом работала редактором на телевидении. В
середине 1960-х годов Петрушевская стала сочинять рассказы. Петрушевская
помимо рассказов пишет пьесы.
Необходимо сказать, что малая проза Петрушевской теснейшим образом
связана с ее драматургией. Тематическое единство, общие стилистические
черты объединяют прозу и драматургию Петрушевской.
Все произведения писательницы являются своеобразной энциклопедией
жизни советской и российской женщины.
В продолжение темы сходства прозы и драматургии Петрушевской можно
сказать, что ее проза так же фантасмагорична и одновременно реалистична,
как и ее драматургия. Стиль ее прозаических и драматических произведений
лишен метафор, сравнений, а иногда сух и сбивчив.
Кроме того, рассказы Петрушевской напоминают новеллы, так как сюжеты
ее малой прозы включают в себя неожиданный поворот.
Поставив перед собой грандиозную задачу – нарисовать масштабную
картину современной жизни, панорамный образ России, Петрушевская обращается
не только к драматургическому и прозаическому, но и к поэтическому
творчеству.
Петрушевская в своем написанном верлибре тексте Карамзин (1994 год),
в художественном мире которого своеобразно преломляются классические сюжеты
(например, в отличие от бедной Лизы, героиня по имени бедная Руфа тонет в
бочке с водой, пытаясь достать оттуда припрятанную бутылку водки),
определяет этот текст как деревенский дневник.
В последние годы Лидия Петрушевская активно обратилась к огромным
возможностям жанра современной литературной сказки.
Ее Сказки для всей семьи (1993) и другие произведения этого жанра
написаны в абсурдистском ключе. Поэтика сказок Петрушевской связана с
поэтикой обэриутов и стилем Л. Кэррола.
Рассказы и пьесы Петрушевской переведены на многие языки мира, ее
драматургические произведения ставятся в России и за рубежом.
Творчество Петрушевской достаточно подробно изучено.
Так, общая характеристика прозы писательницы нашла отражение в трудах
Т.Давыдовой [1], С. Имихеловой [2], [3], О. Кузьменко [4], А. Куралех [5],
М. Липовецкого [6], [7] и др.
Частные аспекты творчества Л.Петрушевской нашли освещение в
многочисленных трудах литературоведов. См., например: [8], [9], [10], [11],
[12], [13], [14] и др.
Однако художественная специфика рассказов Лидии Петрушевской ещё не
изучена достаточно обстоятельно. Требуются дальнейшие усилия
исследователей, чтобы изучить творчество писательницы.
Сказанным определяется актуальность темы настоящего исследования.
В нашем исследовании выдвигается следующая рабочая гипотеза –
Петрушевская в своих рассказах изображает сознание современного человека,
одержимого самыми различными страхами и фобиями.
Писательница прибегает к тем художественным литературным приемам,
которые способствуют точному показу подобного сознания.
Объектом исследования в настоящей работе выступают жанровые
особенности рассказов Петрушевской.
В качестве материала исследования выбраны рассказы Петрушевской.
Основная задача настоящего исследования заключается в том, чтобы
проанализировать художественные средства, которые использовала упомянутая
писательница в своих рассказах.
Основная цель настоящей работы заключается в том, чтобы
проанализировать жанровые особенности рассказов Петрушевской, а также их
тематический строй и идейное содержание.
Для решения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
– проанализировать эстетические средства воссоздания образов
персонажей в рассказах Петрушевской;
– осуществить анализ поэтики;
– проанализировать проблематику рассказов Петрушевской.
Практическая значимость работы состоит в том, что ее материалы могут
найти применение на школьных уроках русской литературы.
В Методической части представлен план-конспект урока изучения рассказа
Петрушевской.
Поставленные выше цели и задачи определили структуру дипломной
работы.
Дипломная работа состоит из Введения, двух разделов и Заключения.
Во Введении изложены основные цели и задачи исследования.
В первом разделе, являющимся теоретическим, изложены исходные сведения
о жанре рассказа, необходимые для анализа рассказов Л. Петрушевской.
Второй раздел, собственно исследовательский, содержит анализ
художественного своеобразия и проблематики рассказов Петрушевской.
В Заключении сформулированы главные выводы, обобщающие содержания
работы.
Методическая часть содержит план-конспект урока изучения поэтики и
проблематики комических рассказов Петрушевской на уроке русской литературы
в выпускном классе.
К данной работе прилагается Список использованной литературы.

1 Жанр рассказа

Рассказ – это один из малых литературных эпических жанров. Рассказ
представляет собой небольшое произведение, в котором нашли отражение
определенные аспекты действительности.
Отсюда небольшой объем рассказа по сравнению с повестью, не говоря
уже о романе.
До конца 30-х годов XIX века в русской художественной литературе
стихи преобладали над прозой. К 40-м годам ситуация резко меняется. Проза
обретает популярность и начинает доминировать в художественном сознании и
вообще в культурной жизни.
Существуют малые прозаические жанры, родственные рассказу. Это прежде
всего очерк и новелла. Обычно ученые различают очерк и рассказ.
Утверждается, что очерк основан на документальности.
А рассказ основан на художественном вымысле. В литературоведении
предлагается иной подход к изучению жанровой природы рассказа и очерка. В
этом случае необходимо среди рассказов различать очерковые или описательно-
повествовательные и новеллистические или конфликтно- повествовательные
рассказы.
Рассказы первого типа обычно включают в свой художественный мир
нравоописательное содержание, раскрывают состояние нравов и общественных
порядков.
Наиболее яркий образец подобного типа рассказов – Записки охотника
И.С. Тургенева, многие рассказы А.П. Чехова, И.А. Бунина, М.М. Пришвина,
К.Г. Паустовского и др. В основе новеллистического рассказа обычно лежит
случай, раскрывающий характеры героев произведения. Образцы
новеллистического рассказа – Повести Белкина Пушкина, многие босяцкие
рассказы Горького, Враги и Супруга Чехова и др.
Рассказы подобного типа ведут свое происхождение от новеллы Эпохи
Возрождения. В новеллистических рассказах в центре внимания находится
главный герой, раскрытию которого подчинены все уровни художественного
мира. Категория литературного персонажа вообще является главной в
художественной литературе.
Мировая художественная литература за время своего долгого
многовекового развития накопила разные формы воссоздания образа
человека.
Несмотря на то, что категория литературного персонажа хорошо изучена,
все же существуют разные точки зрения на эту категорию. Например, формы
художественного изображения человека в литературном произведении
обозначаются с помощью разных терминов: характер, действующее лицо, герой
произведения, персонаж.
В литературоведении нет общепринятой точки зрения на эти термины и
терминологические сочетания. В Литературном энциклопедическом словаре
говорится о том, что чаще всего под персонажем понимают действующее лицо
[40, 78].
Иногда настаивают, что следует разграничивать понятия персонаж и
образ. Своеобразие категории персонажа выражается в ее завершающей
функции по отношению к составляющим образ конкретным деталям.
Среди предметов изображения, каждый из которых имеет в произведении
свою временную композицию (композиция сюжета, пейзажа, интерьера и пр.),
воспринимается целостно, общая системообразующая роль принадлежит, по-
видимому, персонажу [41, 107].
Говоря о созданных авторами человеческих индивидуальностях, обычно
часто пользуются термином персонаж, так как словом характер
обозначается объект художественного познания: воплощение в человеческой
индивидуальности общих, существенных, социально обусловленных свойств ряда
людей.
Утверждается, что два других термина (герой и действующее лицо) в
качестве обозначения вымышленных писателем индивидуальностей тоже неточны.
Слово герой неудачно применительно к персонажам, в характерах
которых преобладают отрицательные черты. Выражение действующее лицо не
выглядит убедительным в применении к персонажам, которые проявляют себя в
поступках меньше, нежели в эмоциональном восприятии окружающего и
размышлениях по поводу увиденного [41, 159].
Однако эти подходы отличаются субъективностью. Так, например,
предложение о применении термина персонаж для обозначения второстепенного
действующего лица или термина герой для определения положительного
действующего лица нельзя принять как убедительное.
В учебнике по теории литературы В.Е. Хализева представлена достаточно
приемлемая система представлений о персонаже литературного произведения.
Хотя автор учебника по теории литературы утверждает, что термины
литературный герой и действующее лицо несут в себе и дополнительные
значения: слово герой подчеркивает позитивную роль, яркость, необычность,
исключительность изображаемого человека, а словосочетание действующее
лицо – тот факт, что персонаж проявляет себя преимущественно в совершении
поступков [42, 159], он все же констатирует, что в качестве синонимичных
данному термину ныне бытуют словосочетания литературный герой и
действующее лицо [42, 159].
В нашей работе термины персонаж, литературный герой и действующее
лицо рассматриваются как синонимы. Ключевым термином в этом ряду будем
считать персонаж, поскольку он имеет нейтральное содержание, так как не
содержит оценки, как термин литературный герой, и не указывает на
сюжетную функцию, как словосочетание действующее лицо.
Говоря о персонаже, нельзя забывать о таком понятии, как характер,
который является внутренней сущностью персонажа. Характер является видом
литературного образа. С. Г. Бочаров справедливо считает, что отличая
характер и персонаж, мы отличаем как бы сущность и форму
художественной личности [43, 316]. Способ оформления персонажа
определен природой содержания: поэтому и надо выдумывать героя, что этого
требует логика характера... [43, 316].
В современном литературоведении упрочилась мысль об общественной
направленности категории литературного персонажа.
Л.В. Чернец констатирует, что персонажи необходимы для изучения
общественного характера человеческой сущности. В связи с этим она
предлагает ввести понятие характер, т.е. общественно значимые черты,
проявляющиеся с достаточной отчетливостью в поведении и умонастроении
людей; высшая ступень характерности – тип... [41, 247].
Понятия персонаж и характер не всегда совпадают. Число характеров
персонажей в произведении (как и в творчестве писателя в целом) обычно не
совпадает: персонажей значительно больше. Есть лица, не имеющие характера,
выполняющие лишь сюжетную роль (например, в Бедной Лизе Н.М. Карамзина –
подруга героини, сообщившей матери о гибели дочери) [41, 249].
Кроме индивидуальных в произведении могут быть представлены и
групповые или коллективные персонажи. В.Е. Хализев выделяет и другие типы
персонажей. Бывают персонажи как стимул для развертывания событий, в этом
случае они значимы как фактор развития событийной линии.
Персонаж может иметь в составе произведения значимость
самостоятельную, независимую от сюжета (событийного ряда): он выступает как
носитель стабильный и устойчивых (порой, правда, претерпевающих изменения)
свойств, черт, качеств [42, 160].
Персонажи выражают свою сущность и посредством своих поступков. Их
поведение, манера общения, черты внешности также могут многое рассказать
о персонажах. Большое значение для понимания их внутреннего мира имеют
ценностные ориентиры, определяющие образ жизни героев.
В связи с этим можно выделить героев-идеологов, которые имеют свое
мировоззрение и активно отстаивают его. В этом отношении примечательны
герои-идеологи Достоевского, которые смело идут на практические
эксперименты для того, чтобы проверить свои идеи.
Существуют также сверхтипы – персонажи, которые вышли за рамки
национальных литератур в силу устойчивости и повторяемости отраженных
человеческих свойств и качеств. Одна из форм сверхтипов – это авантюрно-
героический персонаж, который твердо верит в свои силы, в свою инициативу,
в способность добиться поставленной цели [42, 161].
В художественной литературе есть и другой вариант сверхтипа –
житийно-идиллический персонаж. Здесь наличествуют твердые установки
сознания и поведения: то, что принято называть верностью нравственным
устоям [42, 165]. Литературные персонажи могут быть и носителями
отрицательных качеств. Подобного рода персонажи выступают противовесом
положительным героям.
Как видно, мировая художественная литература накопила весьма
обширный опыт изображения человека. В образах персонажей, созданных
писателями разных эпох и стран, отражаются исторически и национально
разнокачественные типы поведения людей. В высказываниях, поступках, позах и
жестах литературных героев отражаются ... формы поведения, обладающие
социально-культурной характерностью [42, 190].
Кроме социально-культурной характерности литературные герои являются
результатом специфичного персонажного мышления писателя, обусловленного его
творческими установками. В этом случае необходимо видеть новаторское
решение художником задач воссоздания образов персонажей.
Характер персонажей раскрывается в условиях определенного
художественного пространства и художественного времени. Художественное
время и художественное пространство – важнейшие характеристики
художественного образа, организующие композицию произведения и
обеспечивающие его восприятие как целостной и самобытной художественной
действительности, – пишет И.Б. Роднянская [44, 190].
Пространственно-временные отношения в литературном произведении
обрели терминологическое обозначение хронотоп. Автор термина –
выдающийся мыслитель М.М. Бахтин, который дал следующее определение
хронотопа: Существенную взаимосвязь временных и пространственных
отношений, художественно освоенных в литературе, мы будем называть
хронотопом (что значит в дословном переводе – времяпространство) [45,
234].
М.М. Бахтин выделил различные типы хронотопа: идиллический,
мистериальный, карнавальный, хронотопы дороги, замка, города и др.
Д.С. Лихачев, автор ряда ценных идей о художественном пространстве и
времени, утверждает: Литература сегодня пронизана ощущением изменяемости
мира, ощущением времени. Это время имеет многообразные формы, и нет двух
писателей, которые бы одинаково пользовались временем как художественным
средством [46, 219].
Дело в том, что пространство в словесном искусстве непосредственно
связано с художественным временем. Оно динамично. Оно создает среду для
движения, и оно само меняется, движется. Это движение ... может быть легким
или трудным, быстрым или медленным, оно может быть связано с известным
сопротивлением среды и с причинно-следственными отношениями [46, 335].
Рассказ содержит точку зрения автора на мир, на бытие в целом.
Анализируя рассказ, нельзя оставлять в стороне его проблематический состав
и идейное содержание.
В сущности, каждый образ, каждая жизненная ситуация, о которой
рассказывается в произведении, уже несет в себе и своеобразную тему, и
своеобразную ее идейную оценку, является самостоятельной проблемой.
В этом смысле всякое произведение многопроблемно (этот термин –
проблема – мы в дальнейшем будем употреблять, разумея под ним единство
темы и идеи, т.е. определенную сторону жизни в определенном ее освещении),
т.е. многотемно и многоидейно.
Термин тема означает предметное, картинное содержание
произведения, то, что в нем изображено. А с точки зрения эстетической
реальности можно говорить о внутренней теме произведения, о личной теме
творчества писателя. В этом случае тема есть то, что выражено, и тогда она
по сути отождествляется с понятием проблема.
Литературоведы практически не расходятся в понимании терминов тема
и проблема. Тема – это предмет художественного изображения в
произведении, а проблема является идейным осмыслением, мировоззренческой
оценкой писателем изображенной действительности.
В художественном мире романа проблематика играет большую роль.
Литературоведы говорят о проблематике как о жанрообразующем признаке.
Тематика литературного произведения – это те значимые явления внешней
действительности, которые отражены в том или ином высказывании или
сочинении, в произведении искусства, в частности художественной
литературы.
Проблема – это глубокое идейное осмысление писателем тех социальных
характеров, которые он изобразил в произведении.
Это идейное осмысление заключается в том, что писатель акцентирует,
выделяет и усиливает те свойства, стороны, отношения изображаемых
характеров, которые он, исходя из своего идейного миросозерцания, считает
наиболее существенными.
Таким образом, в литературоведении нет принципиальных разногласий в
понимании терминов тема и проблема. Возможно обобщить рассмотренные
выше подходы к определению объема понятий тема и проблема.
Тема – это предмет художественного изображения в произведении, а
проблема есть идейное осмысление, мировоззренческая оценка писателем
отраженных сторон действительности.
Кроме рассмотренных выше категорий литературного персонажа,
художественного пространства и художественного времени, в процессе анализа
рассказов иметь в виду и такие элементы формы, как деталь, символика,
композиция и др.
Учет этих компонентов художественного мира рассказов позволит
достаточно глубоко понять жанровую природу рассказов выдающегося мастера
слова.
Таким образом, рассказ, несмотря на его малую форму, содержит в себе
целый мир, все основные уровни которого надо будет иметь в виду в ходе
раскрытия темы нашей работы.
Подведем итоги.
1). Рассказ – это малый эпический литературный жанр, сюжет которого
основан на изображении одного-двух-трех персонажей.
2). Рассказ имеет несложную фабулу, которая состоит из одного
событийного ряда.
3). Персонажи рассказа наделены характерами. Особенно персонажи
реалистических рассказов.
4). Персонажи рассказов наделяются также портретными описаниями.
5). Яркая примета художественного мира жанра рассказа – хронотоп, то
есть единство пространства и времени.
6) Хронотоп выступает в рассказе одним из средств создания характера
литературного персонажа.

2 Художественное своеобразие рассказов Л.Петрушевской

2. 1 Характеристика творческого метода Л.Петрушевской

В семидесятые годы прошлого века в советской литературе появилось
новое поколение писателей. Новое поколение писателей отличалось
неоднородностью. Но их объединяло общее и страстное стремление к поиску
новых художественных форм, к обновлению поэтики.
В русской литературе прошлого века постепенно утверждается новая
художественная поэтика, получившая определение постмодернизма.
Эстетическая сущность и мировоззренческая природа постмодернизма, его
эволюция, а также его влияние на современный литературный процесс, давно
интересуют учёных и философов.
Необходимо определить основные этапы развития литературы
постмодернизма в русской литературе. Первый этап приходится на конец 60-х –
70-е гг.. Наиболее яркие представители русского литературного постмодеризма
указанного периода: А.Битов, В.Ерофеев, Вс. Некрасов, Л.Рубинштейн и др.
Второй этап охватывает 70-е – 80-е гг.. В это время происходит
утверждение постмодернизма как нового литературного направления.
Это направление руководствуется основополагающей формулой “мир как
текст”. Писатели Е.Попов, Вик. Ерофеев, Саша Соколов, В. Сорокин, и др.
активно воплощают в своих произведениях художественный принцип
интертекстуальности.
Третий этап в развитии литературного постмодернизма (конец 80-х – 90-е
гг.) в России связан с именами писателей Л. Петрушевской, Д. Галковского,
В.Пелевина, Т. Кибирова и др.
Русский литературный постмодернизм заключал в себе основные черты
постмодернистской эстетики. Децентрализация художественного мира,
агрессивный отказ от иерархии, стремление к неопределенности, отказ от
мышления, которое оперирует бинарными оппозициями, отказ от категории
“сущность”.
Место этой категории заняло понятие “поверхность” (или ризома).
Постмодернисты активно использовали такие понятия, как “игра”и “симулякр”.
Писатели-постмодернисты руководствовались идеей деконструкции, которая
предполагает кардинальное изменение прежней структуры интеллектуальной
практики и культуры.
Постмодернисты решительно отказались от идеи линейности, когда автор
предшествует тексту. Они выдвинули оригинальную концепцию тексты. Если
автор как отец порождает текст; то текст допускает бесконечное множество
интерпретаций. В таком случае текст неизбежно теряет смысловой центр. Текст
выступает полем для методологических операций, по выражению Р. Барта.
В литературной практике эта идея нашла выражение в том, что они стали
создавать литературные произведения, представляющие собой многомерное
пространство, составленное из цитат, отсылающих ко многим культурным
источникам.
Русский литературный постмодернизм существенно отличается от
западного литературного постмодернизма. В произведениях русского
постмодернизма авторское начало выражено гораздо более сильно, чем в
западном постмодернизме.
Другой важной особенностью русского литературного постмодернизма
выступает архетип юродивого. Этот архетип является энергетическим центром
текста и выполняет функции классического варианта пограничного субъекта,
плавающего между диаметрально противоположными культурными и
мировоззренческими кодами.
Русский постмодернизм, кроме того, очень эмоционален. Тексты русских
писателей-постмодернистов насыщены самыми различными эмоциями.
Таким образом, можно смело утверждать, что русский литературный
постмодернизм представляет собой особый тип художественного мировоззрения.
Своеобразие русского литературного постмодернизма проявляется в том, что
его тексты пропитаны рефлексией по поводу литературы социалистического
реализма.
Кроме того, представители русского литературного постмодернизма
излишне политизированы, рисуют аномальных персонажей, пишут в эпатажном
стиле, активно создают речевую и стилевую эклектику.
Русская литературная классика имеет огромное значение для современных
писателей-постмодернистов, которые активно используют сюжеты предыдущей
традиции для построения собственных сюжетов. Хотя в текстах русскоязычных
писателей-постмодернистов художественная форма явно доминирует над
проблематикой, над содержанием, постмодернистов привлекают темы и идеи,
излюбленные классиками. Русский литературный постмодернизм вступает в спор
со своими предшественниками.
Да, постмодернисты равнодушны к пафосному и оптимистическому
мировидению реалистов, равнодушны также к нравственной стороне классической
литературы, и вообще выбрали в качестве главного принципа игру с
культурными контекстами, но они строят свое творчество в диалоге с
литературной классикой.
Русские постмодернисты охотно переписывают классические тексты
русского литературного девятнадцатого века. Е. Попов написал Накануне
накануне, в котором обыграл сюжет романа Тургенева Накануне, Борис
Акунин написал пьесу Чайка, Л.Петрушевская Дама с собаками, Улицкая
Большая дама с маленькой собачкой. В этих текстах писатели-
постмодернисты спорят с русскими классиками.
Хотя русские постмодернисты активно переписывают тексты Чехова, их
поэтика и стиль существенно отличаются от поэтики великого писателя,
который творил в рамках совершенно иной картины мира, в которой пребывает
литературный постмодернизм.
Как известно, произведения Чехова абсолютно лишены однозначности, они
в принципе свободны от всяких догм, как идеологического, таки и
мировоззренческого порядка.
Чехов также любил использовать художественные детали. У Чехова нет
иерархических отношений, как это имело место в русской литературе
девятнадцатого века. Чеховский добрый юмор украшает его произведения.
Вот эти перечисленные выше аспекты творчества Чехова привлекли к нему
внимание русских постмодернистов. Но на самом деле поэтика Чехова
существенно отличается от поэтики современного постмодернизма.
Рассмотрим эти отличия. В произведениях русских постмодернистов
изображается мир и человек с позиций абсурда. Ничего подобного у Чехова не
наблюдается. Чехов верил в будущее, верил в человека. У него нет
хронического уныния, которое демонстрируют современные писатели-
постмодернисты.
Чехов рисует своих персонажей в юмористическом ключе. Его юмор –
добрый и светлый юмор. Русскоязычные же постмодернисты демонстрируют
желчный и злой смех. Такого рода жесткое комическое в их текстах –
выражение оценки мира как средоточия абсурда и зла.
Подведем предварительные итоги. Постмодернизм отказывается от любой
иерархии, оценки, однозначных определений. Более того, постмодернисты
утверждают, что у них нет вообще никакой философии. Однако нельзя разделять
подобных мыслей, так как это умонастроение существует и обладает рядом
признаков.
Например, совершенно очевидно, что в постмодернистском философском и
литературном тексте напрочь отсутствует все объясняющий концепт: за
описываемыми явлениями просто невозможно обнаружить никакой определенной
сущности, будь то Бог, Абсолют, Логос, Истина и т.д.
Сказанное говорит в пользу того, что в текстах постмодернистов нет
какого-либо смыслового центра. Такая децентрализация текста необходима для
того, чтобы были созданы условия для множества интерпретаций. В подобного
рода текстах важны субъекты неограниченной коммуникации. Источник
информации, равно как и адресат, становится явно и безусловно
неопределенным. Гораздо важнее становится то, каким именно образом
выражается информация.
Выделим основные признаки постмодернизма:
Демократизм этого литературного явления, что выражается том, что
литературные произведения постмодернизма доступны для понимания самых
разных слоев читателей. От наиболее квалифицированных до невзыскательных
читателей найдут себе в произведениях постмодернизма что-нибудь полезное и
интересное для себя.
Всё это становится возможным благодаря многоуровневому письму, когда
слой за слоем идут самые разные сюжеты: от детективных до философских,
понимание которых требует больших знаний.
Радикальная замена вертикальных и иерархических связей ризомой,
которая активно практикуется русскими постмодернистами, приводит к тому,
что в литературном постмодернистском тексте плюрализм смыслов,
интерпретаций усиливает демократизм этого эстетического течения.
В русском постмодернизме особенное место занимает так называемая
женская проза. К женской прозе относят произведения Л.Петрушевской,
В.Токаревой, Г.Щербаковой, Т.Толстой.
Но это литературное явление до сих пор толком не исследовано. И это
обстоятельство вызывает тревогу и обеспокоенность: критической литературы о
женской прозе почти нет, а сама женская проза остается белым пятном в
истории русской литературы нашего времени.
Лидия Стефановна Петрушевская – одна из самых ярких русских
писательниц конца XX века и начала нашего столетия.
Рассказы Лидии Стефановны Петрушевской сначала не издавали, находя
различные предлоги для многочисленных отказов. В частности, утверждали, что
её проза содержит пессимизм и ложные представления о действительности.
Но время все расставило на свои места, и в наше время рассказы
Петрушевской являются наиболее читаемыми и востребованными широкой
читательской аудиторией.
Ее прозаические произведения выходят сборниками и большими тиражами.
Растет и аудитория читателей Петрушевской.
Современная литературная критика называет ее рассказы прозой новой
волны, так как им присуща оригинальность. Действительно, стиль и сюжет ее
рассказов заслуживают одобрения.
Петрушевская вступает в продуктивный диалог с литературной классикой,
обращаясь к ее сюжетам и образам. Она активно переосмысливает вечные темы,
которыми увлекалась русская классика.
Вечным темам Петрушевская дает оригинальную и часто неожиданную
трактовку. Но не только интерес литературных критиков и литературоведов
говорит о возросшей популярности Л. Петрушевской. Она давно завоевала
любовь читателей. Чем же интересны ее произведения?
Людмила Петрушевская среди современных писателей стоит особняком. Ее
пьесы и рассказы не могут не заставить человека думать о жизни, о смысле и
цели существования обычного человека. Она пишет, прежде всего, о проблемах,
волнующих людей, о наиболее важных вопросах, интересующих человека.
Людмилу Петрушевскую долго не печатали, так как ее рассказы считали
слишком мрачными и безысходными. Например, в рассказе Грипп говорится об
убийстве, в рассказе Бессмертная любовь изображено психическое
заболевание, а в третьем рассказе Дочь Ксении повествуется о проституции.

В своих произведениях Петрушевская яркими и сильными красками
изображает современную жизнь. Ее герои – незаметные, замученные жизнью
люди, тихо или скандально страдающие в своих коммунальных квартирах или
неприглядных дворах.
Автор приглашает нас в ничем не примечательные служебные конторы и на
лестничные клетки, знакомит с разнообразными несчастьями, с
безнравственностью и отсутствием смысла существования.
Сюжеты для своих пессимистических рассказов Петрушевская обычно берет
из окружающей нас реальной действительности.
Писательница рисует унылую и беспросветную жизнь своих персонажей, их
нелепую судьбу, в которой отсутствует какой-либо серьезный смысл.
Необходимо отдельно сказать о сюжете рассказов Петрушевской.
Петрушевская пишет небольшие по объему, компактные рассказы, на двух-трех
страницах.
В своих рассказах она создает автономный, по своим законам
существующий абсурдный мир, рисует бедственное положение маленького
человека, обитающего в коммуналках и крохотных квартирках.
В ее произведениях ежесекундно разыгрываются микротрагедии
обстоятельств – исключительно внешних, бытие катастрофически доламывает
сознание, сознание вдогонку неумолимо формирует бытие. Перед ее персонажами
встают неодолимые и весьма неприятные проблемы сугубо материального
свойства. У них часто нет денег, очень плохо с жильем, их одолевают
страшные болезни.
Даже смерть рисуется материалистически и визуально. Ее персонажи
живут без цели, без смысла, без идей и мировоззрения. Они живут как попало
и как придётся. Человек умирает, просто чтобы перестать жить, смерть
воспринимается здесь как еще одна неразрешимая материальная проблема.
Персонажами прозы Петрушевской приходится просто элементарно выживать,
поэтому вполне понятно, что такая особенность мировидения требует особой
поэтики, а именно необходимо очень конкретно изображать быт, обычные
условия жизни маленького человека, кроме того, следует тщательно передавать
материальные условия жизни действующих лиц с помощью деталей и натурализма.

Ее герои почти все несчастны, ущербны, что вполне объясняется тем
обстоятельством, что материальный мир коварен, таит в себе зло и проблемы.
Необходимо отметить, что в художественном мире рассказов Петрушевской
нет любви, и это печальное обстоятельство делает ее рассказы мрачными и
страшными.
Человек в понимании писательницы оставлен один на один с этим страшным
миром, где нет любви и смысла, а царит абсурд и зло.
Человек не умеет выйти за пределы этого мира, вырваться за пределы
абсурда. Человек кружит в своем мире и не знает, что же ему делать.
Главная тема рассказов Петрушевской – тема любви. Любви женщины к
детям, родителям и мужчине.

Петрушевская рисует любовь своих героинь как любовь женщины к своим
родственникам. Писательница изображает, как любит женщина родителей,
внуков, детей. Любовь женщины к мужчине драматична и не всегда счастлива.
Такого рода прочтение любви женщины опирается на мировидение
писательницы. Жанр семейного рассказа включает малую прозу Петрушевской в
контекст русской классики. Вспомним романы Льва Толстого, в которых он с
большой любовью рисует семьи, детей, дом как средоточие заботы о детях и
близких.
Однако Петрушевская гораздо более жестко описывает современную нам
семью. Развод, разлад, конфликты в семье, предательство, разбитые надежды –
все это занимает писательницу.
Кроме того, борьба за место под солнцем особенно разрушает родственные
отношения. В этом отношении убедительными выглядят картины деградации.
Художественный язык текстов рассказов Петрушевской заслуживает
отдельного разговора. Петрушевская сознательно нарушает языковые и
литературные нормы, намеренно искажая слова или обороты речи, добиваясь
создания комического эффекта.
Надо отметить такую особенность поэтики Петрушевской. Писательница
разрешает своим персонажам говорить на искаженном языке, благодаря чему
раскрывается их характер.
В литературе шестидесятых – восьмидесятых годов Людмила Петрушевская
не оставалась не замеченной благодаря ее способности соединять поэзию и
прозу, которая придает ей особую, необычайную манеру повествования.
Петрушевская повторяет слова. Тексты ее рассказов буквально пестря
повторениями, которые необходимы для того, чтобы создать эффект речевого
убожества литературных персонажей.
Кроме того, в рассказах Петрушевской соединяются канцелярская лексика
и разговорно-бытовая лексика, что создает эффект достоверности речевого
поведения литературных героев писательницы.
В рассказах Петрушевской герои борются с судьбой, которая к ним не
милостива. Так, в ее рассказе Уда грома в одном только абзаце повторяется
шесть раз словосочетание может быть, что говорит о проблемности
существования этого персонажа.
Петрушевская отразила в своих рассказах уход в прошлое советской
эпохи, для литературы которой свойственно следующее:
1) определенные моральные принципы и ценности.
2) Разнообразие жанров и стилей.
3) В ней действовали новаторы, герои труда, герои войны, передовые
ученые и мыслители.
Петрушевская отразила в своих рассказах уход в прошлое советской
эпохи.
Ушли в далекое прошлое типичные герои советской литературы с из
типичным языком и поведением. Сама эпоха рухнула, рухнули с ней и ее
реалии, социально-экономические и культурные. Трагедия распада прежнего
мира нашла отражение в творчестве Петрушевской.
Реалистическая проза первой испытала на себе удар разрушителей, но, к
счастью для читателя, устояла.
Изображение жизни в формах самой жизни, с опорой на ощутимые
чувственно образы, на реальный сюжет, стержнем которого является
человеческая биография, глубокий интерес к человеческой душе, не
превращенной в конгломерат смутных, неопределенных, звериных инстинктов, -
все это не могло в одночасье исчезнуть даже в условиях распада.
Но реализм сохранил не просто верность натуре – историческую
достоверность событий, русский язык без новоявленного словесного мусора,
опору на характер, - но и веру в гуманистическую миссию художника.
В творчестве Л. Петрушевской реализм оказался в известной опасности от
избытка натурализма, от концентрации грязных подробностей, явной ущербности
судеб людей.
Автор исходит из принципа: литература – репетиция сострадания. Помимо
того, что в прозе Петрушевской четко выделяется своеобразие реализма, ее
произведения все-таки относятся к постмодернизму, и ее называют прозой
новой волны.
Проза новой волны имеет свои особенности, например, - ироничность,
пародийность изображения. Пародия - особое настроение произведения, когда
используются знакомые, узнаваемые сюжеты, образы, композиционные приемы.
Но есть основные, которые и отличают другую прозу от традиционной,
прежде всего русской классической. В мироощущении, в художественном его
выражении в прозе новой волны воплощаются три основных постулата:
а) нет больше веры в высший смысл и особую, надличностную цель
человеческой жизни. Нет никакой великой цели у человека, нет ее и у
человечества в целом.
б) Действительность иррациональна, непостижима, непредсказуема и
непознаваема, поэтому искусство вовсе не высокий акт творения, а только
игра, и все разговоры о художнике – творце и пророке, о высшем назначении
творчества нужно оставить в прошлом.
в) Не только нет никакой абсолютной истины, но вообще не существует
возможности установить эту истину, нет критериев добра и зла.
Вот эта идейная основа, так расходящаяся с нравственными и
философскими принципами русского постмодернизма.
Постмодернизм, несомненно, явление весьма неординарное, это не мода и
не западное поветрие, а его представляют писатели, наделенные даром слова,
чутким сердцем.
В том, что Людмила Петрушевская - классик, нет никаких сомнений. Ее
книги выходили во всевозможных видах: от брошюрок на скрепочках и глянцевых
томиках в цветочек до собрания сочинений, что есть, конечно же, главный
признак классичности.
Второй признак – суперпрофессионализм - умение работать с завидной
изобретательностью: пьесы, повести, рассказы, сказки, даже поэтические
столбцы.
Третий признак, который можно сформулировать при помощи самодельного
афоризма Классик должен писать много, тоже присутствует. На творческий
застой Петрушевская не отвлекается, исправно поставляя прозу в журналы.
Но несмотря на все это – один из лучших современных прозаиков,
несмотря на премию, несмотря на издание собрания сочинений, по-прежнему
остается как бы на скамейке запасных Главного Литературного Матча.
Проблема в том, что творчество Петрушевской несовременно – не в том,
конечно, смысле, что она пишет не так, не то и не о том, что потребно
человеку в настоящее время. Она предлагает читателю хлеб, а он жаждет
взбитых сливок, либо кровавого ростбифа (если это читатель массовый) или же
(если это эстет и интеллектуал) такого сложного, но безвкусного блюда,
какому и названия нет.
Главное, что объединяет нечитателей Петрушевской, - это потребность в
принципиальном нежизнеподобии, в некоем отрыве от бытия и погружении в мир
иллюзий, в первом случае эмоциональных и интеллектуальном во втором.
Рассказы Петрушевской имеют следующую особенность. Ее персонажи говорят
нервно, порывисто, скороговоркой, путано и сбивчиво.
Сюжет рассказов Петрушевской не развивается, как это принято в
реалистической литературе, а как бы стоит на одном месте, группируясь
вокруг какой-либо ситуации, что создает эффект замедленности фабульного
движения.
В этой связи обратим наше внимание на рассказ Милая дама. Здесь не
показано все развитие его сюжета. Все в нем концентрируется вокруг эпизода
телефонного разговора.
Замедленность развития сюжета создается также повторами слов,
оборотов, и все это необходимо для того, чтобы показать, насколько автор
сосредоточен на содержании, а не на стиле. В самом деле Петрушевская не
стремится писать точным и правильным стилем, опасаясь, что это разрушит
достоверность изображаемой ею реальности.
Петрушевская, как и Чехов, многое прячет в подтекст, и это очень
важно, так как создается ощущение объективности повествования в ее
рассказах.
Петрушевская органично соединяет прозу с поэзией. В ее рассказах нет
стремительного развития сюжета. Сюжет по большому счету не важен в ее
поэтике. Нельзя пересказать фабулу ее рассказов, потому что фабулы как раз
почти и нет.
Вот эта ослабленность сюжета и делает рассказы Петрушевской близкими
лирике, в которой, как известно, нет сюжета и фабулы, а четко выражено
чувство лирического героя.
Отмеченная особенность и делает творчество Петрушевской заметным
явлением в русской литературе прошлого и нашего столетия. Как видно,
писательница – творческая долгожительница.
Кроме того, явно выражена гендерная направленность ее творчества, так
называемая женская проза – это яркий факт современной русской литературы.
Петрушевская одна из ярких фигур этой женской прозы.
В литературоведении утвердилась мысль, согласно которой именно
Петрушевская активно, вслед за М. Горьким, осваивает дно жизни, ее типичных
представителей. Петрушевская – художник социального низа, городских трущоб,
крохотных квартир и проблемных семей.
Надо сказать, что произведения Петрушевской удивляют читателей
гиперболизированной концентрацией негативного, а изображение жизни как
средоточия абсурда наводит на мысли об аналогиях с экзистенциализмом.
Ее персонажи странные, представители социального низа. Например,
следует упомянуть ее рассказ Али-Баба, в котором изображаются алкоголики,
опустившиеся люд.
В рассказах Петрушевской Бацилла и Богема описана жизнь столичных
наркоманов и представителей богемы. Надо сказать, что писательница иногда
изображает мир творческих людей либо научных работников.
Это имеет место в рассказах Жизнь – это театр, Смотровая площадка,
но все же следует сказать, что и в этом случае неизменным остается
художественный ракурс – изображение не сложившейся либо разрушенной женской
судьбы.
Надо остановиться на рассказе По дороге бога Эроса, в котором
показана мужская любовь. Литературный персонаж, возлюбленный Пульхерии,
изображен как бы на втором плане, словно призрак. Петрушевская никак не
называет его имени, а в самом же произведении не встречается ни одной его
реплики, всю информацию о нем читатели получают от других персонажей.
Главная героиня рассказа любит его, а герой не стремится к любви, он
равнодушен.
Петрушевская, изображая мужчин, не жалеет темных красок. В качестве
примера укажем на следующее, а именно на портретную характеристику героя
рассказа Темная судьба; неприятный внешний вид, и все тут. Расстегнутая
куртка, расстегнутый воротник, бледная, безволосая грудь. Перхоть на
плечах, плешь, очки с толстыми стеклами. Вот такое сокровище привела к себе
в комнату эта женщина, решившая раз и навсегда покончить с одиночеством
[50, 48].
Персонажи-мужчины в рассказах Петрушевской описаны как существа
недовершенные, слабые и безвольные. Надо даже сказать, что они просто
искаженные подобия женщин.
Писательница допускает такое отрицательное изображение мужчины затем,
чтобы вынести определенную идею: у нее получается не просто видение
другого, но своего рода видение мужчины насквозь, видение мужчины вне тех
внешних одежд, в которые он себя облек.
Петрушевская безжалостно показывает срывание с мужчины всех качеств,
которые были вбиты в него всей предыдущей литературой и культурой.
Надо сказать, что дело даже не в том, что Петрушевская всегда на
стороне женщины; она именно со стороны женщины. В ее рассказах мужчина так
всегда и будет толстеньким ребенком, который ничего не понимает и
безответственный, – причиной, поводом для любви, для самоотдачи женщины.
Женский образ у Петрушевской всегда находится в самых унизительных
обстоятельствах, но при этом женщина в ее рассказах совсем не предстает
маленькой, забитой и униженной. Ведь именно женщина – целый мир, к которому
мужчина небрежно относится как часть к целому.
Необходимо подчеркнуть, что женщина Петрушевской никогда не бывает
абсолютно одинока. Просто она либо умрет или вывернется из одиночества. И
Татьяна Касаткина в этой связи точно отмечает: В ситуации, когда мужчине
будет естественно уйти в одиночество и отчужденность, женщина предпочтет
ненависть отчуждению. Она предпочтет раскаленное железо скандалов и истерик
холоду молчания, как это делают героини в рассказах Отец и мать, Медея
[49,24].
Петрушевская именно мужчинам поручает отстаивание своего одиночества.
Но одиночество женщины воспринимается только как позор. Например, о героине
рассказа Темная судьба Л.Петрушевская пишет: Ее недавно бросил муж, и
она пережидала свой позор в одиночку [49, 24].
В рассказах Петрушевской, пожалуй, наиболее ... продолжение
Похожие работы
Казахские мотивы и образы в произведениях русских писателей Казахстана
Образы детей в мировой художественной литературе с позиции сравнительного литературоведения (на примере произведении М. Ауэзова «Сиротская доля», Ч.Айтматова «Белый пароход» и Ч.Диккенса «Приключения Оливера Твиста»)
Особенности редактирования художественной литературы: Казахстанский опыт
Основы развития изобразительного творчества у детей дошкольного возраста
Переводческая деятельность И.А.Кашкина
Драматургические про­изведения в творче­стве М. Ауэзова
Костюмное оформление
Габит Мусрепов
АНТОЛОГИЯ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ КАЗАХСТАНА
Формирование устной связной речи у слабовидящих детей 6-7-ми лет средствами казахского фольклора
Дисциплины