Роль нормативных постановлений Верховного Суда РК в обеспечении единообразия судебной практики


Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 27 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Роль нормативных постановлений Верховного Суда РК в обеспечении единообразия судебной практики.

Введение

1 Правовая природа Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан
1.1 Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан: понятие, значение, суть и содержание
1.2 Место и роль Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан в иерархии нормативных правовых актов и системе действующего права Республики Казахстан

2 Правоприменительная практика Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан на материалах суда
2.1 Обеспечение единообразия как основная задача нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан
2.2 Некоторые вопросы применения нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан судебными органами

Заключение
Список используемой литературы
4

6

6

8

13

13

20

24
26

Введение

Определение места и роли нормативных постановлений Верховного Суда РК в обеспечении единообразия судебной практики - одна из самых давних и сложных проблем отечественного правоведения. Однако до сих пор судебной практика не стала предметом самостоятельного всестороннего исследования. Вопрос о их юридической природе традиционно освещался в определенном узком ракурсе в рамках иных, более общих тем: об источниках права, о юридической (судебной) практике, о применении и толковании законодательства, о статусе судов и природе судебных актов.
Между тем данная проблема носит ярко выраженный комплексный характер, требует осмысления одновременно с точки зрения и общей теории права, и конституционного права, и, самое главное, конкретных отраслей права. Последнее связано с объективными различиями между условиями правового регулирования и вытекающей из этого спецификой правоприменения в различных отраслях права.
В соответствии с положением п.1 ст.4 Конституции Республики Казахстан в качестве нормативного может рассматриваться такое постановление Верховного Суда, в котором содержатся разъяснения судам по вопросам применения законодательства (его норм) и формируются определенные правила поведения субъектов в сфере судопроизводства. Такое нормативное постановление является обязательным для всех судов республики, может издаваться только по вопросам применения в судебной практике норм законодательства, в том числе Конституции Республики Казахстан. При этом Верховный суд должен исходить из того, что официальное толкование норм конституции в соответствии со ст.72 отнесено к компетенции Конституционного Совета Республики Казахстан.
Действительная роль нормативных постановлений Верховного Суда вовсе не в том, чтобы создать наряду с действующими законами другие правовые нормы, а в том, чтобы обеспечить строгое соблюдение существующих законов. Те руководящие указания, которые дает Пленум Верховного Суда по вопросам применения законодательства, не должны и не могут не только вступать в противоречие с действующими законами, но и не могут их дополнять иными нормами, не могут предписывать того, чего в законе нет.
Нормативный характер постановлений Верховного Суда обеспечивает принудительной силой государства, продолжительностью действия, многократностью применения и рядом других особенностей, подтверждающих их юридическую силу. Как совокупность законодательных интерпретационных норм, стоящих в особом ряду иерархии нормативных правовых актов, они обеспечивают систематизацию, конкретизацию более общих и абстрактных норм Конституции и законов в плане их единообразного и правильного применения. В этом смысле в Законе Республики Казахстан О нормативных правовых актах они должны находиться не за пределами иерархии, а непосредственно занимать в ней достойное место.
В этой связи правильное понимание нормативных постановлений Верховного Суда РК как действенного способа обеспечения правильности и единообразия в судебном правоприменении и, соответственно, преодоления затруднений и дефектов в судебной практике приобретает особое прикладное значение, а определение понятия разъяснений
Степень научной разработанности темы. Вопросам разъяснений и конкретизации норм права в судебных решениях и приговорах, в правовом регулировании в целом, их социальному значению уделялось внимание в работах М.Г. Авдюкова, А.В. Аверина, В.А. Бабаева, Е.В. Васьковского, С.Н. Братуся, А.Б. Венгерова, М.А. Гурвича, В.В. Ершова, Н.Б.Зейдера, В.Д. Зорькина, В.Н.Карташова, Т.В.Кашаниной, В.Н.Кудрявцева, М.Н.Марченко, Т.Н.Назаренко и других правоведов. Однако в их трудах не получило углубленного рассмотрения такое сложное и поныне дискуссионное правовое явление, как нормативные постановления Верховного Суда. Рассматривались лишь отдельные стороны этого явления. Целенаправленного же его системного рассмотрения не осуществлялось, за исключением диссертационного исследования Ж.Н. Абдиева, проведенного в 2001 году. Но в этом исследовании рассмотрены нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан в системе источников права, при этом без выявления сложной функциональной природы конкретизации в ее прямой связи с разъяснениями высших судебных органов по вопросам судебной практики.
В связи с этим настоящая дипломная работа нацелена на комплексное рассмотрение нормативных постановлении Верховного Суда Республики Казахстан с определением их множественной, в т.ч. юридической, логической и функциональной, природы в рамках системы судов общей юрисдикции и правового регулирования в целом.
Методологической основой исследования являются такие общенаучные и частно-научные методы исследования, как абстрагирование, дедукция и индукция, анализ и синтез, сравнение, системный, структурно-функциональный, исторический и догматический методы.
Эмпирическую базу исследования составляют Конституция РК, соответствующие его теме законы, в том числе ГК, УК, ГПК, УПК, Налоговый кодекс РК и другие нормативные правовые акты, а также постановления Верховного Суда Республики Казахстан по гражданским и уголовным делам.
Целью исследования является определение роли нормативных постановлений Верховного Суда РК в обеспечении единообразия судебной практики и законотворчества.
Выражающими эту цель задачами исследования являются:
- проанализировать правовую природу Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан;
- определение понятия, значения, сути и содержания Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан;
- выявление места и роли Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан в иерархии нормативных правовых актов и системе действующего права Республики Казахстан;
- проанализировать правоприменительную практику Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан на материалах суда;
- рассмотреть обеспечение единообразия как основную задачу Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан;
- выявить некоторые вопросы применения нормативных постановлений судебными органами.
Объектом исследования является деятельность Верховного Суда Республики Казахстан.
Предметом исследования являются правовая природа Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан.
Научная новизна исследования заключается в комплексном исследовании и обосновании юридической и логической природы Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан. В дипломной работе постановления Верховного Суда Республики Казахстан рассматриваются в единстве ее основных, системообразующих компонентов: объекта, целей, функций, логических средств, результатов и критериев получения достоверных, соответствующих действительному смыслу толкуемых нормативно-правовых предписаний.
При этом обосновывается вывод о том, что суть Нормативных постановлении Верховного Суда выражается в разъяснении всех видов правовых норм, закрепленных в законодательных и иных нормативных актах Республики. По общепринятому мнению, они не содержат правовых норм, а включают в себя суждения, оценки содержания правовой нормы, раскрывают его смысл, дают толкование юридическим терминам, понятиям, содержащимся в них, дают разъяснение, как применять нормы Конституции и законов.
Теоретическое значение исследования заключается в решении задачи, имеющей существенное значение для общей теории государства и права. Это выражается в уточнении юридической и логической, определении функциональной природы Нормативных постановлении Верховного Суда в системе судов общей юрисдикции и правовом регулировании в целом. При этом обосновывается неправомерность теоретических представлений отдельных отечественных правоведов о возможности придания нормотворческого характера конкретизирующим актам толкования Верховного Суда РК законов и иных правовых актов.
Практическое значение исследования состоит в том, что его положения, выводы и предложения могут быть использованы в практике Верховного Суда, законодательном регулировании судебной деятельности, а также в учебной и преподавательской, научно-исследовательской работе студентов.
Структура дипломной работы. Работа состоит из введения, двух глав, включающих четыре подглав, заключения и списка литературы.

1 Правовая природа Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан

1.1 Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан: понятие, значение, суть и содержание

В соответствии с п. 1 ст. 4 Конституции Республики Казахстан (далее - РК) нормативные постановления Верховного Суда РК относятся к действующему праву в республике. Конкретизируя эту норму, ст. 81 Конституции РК признает за этими постановлениями роль особенного источника, указывая, что Верховный Суд РК дает разъяснения по вопросам судебной практики. Это право суда является разновидностью делегированного вида официального нормативного (а, следовательно, обязательного) толкования права, которое оказывает несомненное влияние не только на осуществление правосудия, но и на деятельность других правоприменительных органов.
Если обратиться к теории права, то правом в позитивном смысле понимается совокупность норм права, установленных или санкционированных государством и обеспечиваемых мерой государственного воздействия. Прилагательное действующее к слову право, указанное в Конституции, не меняет сути данного термина, поскольку недействующее право возможно только в ретроспективном анализе права, т.е. когда речь идет о праве, некогда существовавшем в истории тех или иных государств. В данном же случае говорится о праве, которое имеет силу и действие на территории Республики Казахстан. Следовательно, законодатель, устанавливая данные конституционные положения, предполагал, что нормативные постановления, будучи частью действующего права Республики, содержат в себе нормы права. Если далее продолжать логически рассуждать, то следует отметить, что формами выражения нормы права выступают различные источники права: нормативные правовые акты, судебный прецедент, договоры нормативного содержания, правовой обычай и т.д. В качестве какого же источника права следует рассматривать нормативные постановления Верховного Суда? Этим вопросом мы задавались и в предыдущем разделе, но сейчас необходимо сделать конкретные выводы, полученные в ходе аналитической работы.
Если учесть все признаки нормативных постановлений, в которых содержатся результаты интерпретационной работы: общеобязательность, продолжительность действия, многократность применения, распространенность на широкий круг субъектов - можно прийти к выводу об особой качественной характеристике таких актов, которые можно рассматривать как совокупность интерпретационных норм, а сами нормативные постановления следует отнести к особой разновидности нормативного правового акта, назвав их нормативными интерпретационными актами. Думается, что нормативные постановления Верховного Суда, несмотря на некоторые различия с нормативными правовыми актами классического характера, входят в эту систему по следующим основаниям. Нормативные постановления обладают регулирующим эффектом, т.е. под действие нормативных установлений, принятых Верховным Судом, подпадает большое количество субъектов правоотношений и не меньшее количество жизненных обстоятельств. Юридическая сила нормативных постановлений непосредственно приближается к уровню силы того нормативного правового акта, на конкретизацию и детализацию которого направлено нормативное постановление Верховного Суда: конституционного закона, кодекса, обычного закона.
Если говорить об отличиях нормативных постановлений от нормативных правовых актов классического характера, то необходимо выделить следующие моменты. Нормативные постановления содержат в себе не все структурные части правовых норм (гипотезу, диспозицию, санкцию), а, как правило, конкретизированную часть правовой нормы, т.е. в нормативных постановлениях детализируется либо гипотеза, либо диспозиция, либо санкция. Поэтому нормативность этого акта будет выражаться не через классическую структуру правовой нормы, а через иные признаки нормативных документов, которые явно присутствуют в исследуемых постановлениях: общеобязательность, действие не на конкретный случай, а ряд случаев, не на конкретное лицо, а ряд лиц и т.д.
Еще одним отличием нормативных постановлений от иных актов нормативного характера является то, что правила, выработанные в ходе принятия нормативных постановлений, не могут применяться самостоятельно, то есть без основного нормативного правового акта, на детализацию которого они направлены. Они имеют силу и значение только в течение срока действия применяемых норм и в случае их отмены прекращают свое действие.
В связи с установленным конституционным положением может возникнуть вполне резонный вопрос: как правообразующая роль суда согласуется с теорией разделения властей? Мы бы следующим образом ответили на этот вопрос. Да, проблема судейского правотворчества действительно очень сложная. С одной стороны, правотворческая функция суда не согласуется с принципом разделения властей. С другой стороны, сущность принципа разделения властей не сводима к изоляции одной ветви власти от другой, т.е. не носит абсолютного характера. Напротив, их деятельность переплетена, во многих государствах разработаны специальные организационно-правовые меры, обеспечивающие не только взаимоограничение, но и взаимодействие полномочий всех ветвей власти в установленных пределах. В процессе такого взаимодействия, а также в пределах собственных полномочий возможно участие судебной власти в совершенствовании и развитии текущего законодательства. Исключение составляют режимы тоталитаризма и авторитаризма, где наблюдается серьезный отход от признания творческой и активной роли суда в правообразующем толковании закона и чаще всего принимаются специальные указания о запрете судебной интерпретационной деятельности и жесткого подчинения суда букве закона. Следовательно, проявляется прямая зависимость между самостоятельностью суда в системе государственной власти и его правотворческой компетенцией, которая развивается через применение права по аналогии, создание правоположений прецедентного характера, издание Верховным Судом нормативных постановлений, дающих разъяснение законодательства по вопросам судебной практики.
Это, конечно же, не означает, что ВС РК вторгается в компетенцию законодательного органа и подменяет законодателя. Однако через свои правовые позиции, выраженные в нормативных постановлениях в качестве правовых выводов и представлений Суда о духе и букве законов, Верховный Суд активно участвует в законодательном процессе, формирует позитивное право и способствует совершенствованию и развитию текущего законодательства. Об этом говорилось и на международной научно-практической конференции Судебное решение и правотворчество, прошедшей в Казани по инициативе ВАС РФ. Многие ученые и практики говорили там о правообразующем характере не только разъяснений высших судов, но и многих судебных актов по конкретным делам и предлагали юридически закрепить этот реальный факт в законодательстве. Казахстанское же законодательство опередило научную доктрину и закрепило правообразующий факт в деятельности Верховного Суда в Конституции Республики Казахстан еще в 1995 году.
Поэтому, исходя из фактов существования правотворческой функции у судебной власти и ее закрепления в Конституции Республики, сегодня нужно вести речь о природе этой функции, пределах конкретизации закона в нормативных постановлениях, о соотношении судебного правотворчества с парламентским, ведомственным (подзаконные акты правительства и министерств) и договорным.
Верховный Суд РК нередко критикуют, что он иногда самостоятельно расширяет свою компетенцию и вторгается в сферу законодательства, расширяя или сужая пределы действия закона. Однако следует заметить, что немаловажное значение для судебной практики имеет единообразие в понимании различных дефиниций и правовых терминов, используемых в процессе применения правовых норм судом. Именно высшему органу судебной власти принадлежит роль установления пределов понимания текста нормативного правового акта при выработке таких дефиниций. Эта особая роль ВС РК детерминирована тем, что, например, гражданское законодательство содержит огромное количество оценочных понятий, неопределенных выражений, содержащих количественные и качественные характеристики (разумный срок, продолжительный период, к выгоде, существенное нарушение, незамедлительно и др.), или терминами, не имеющими точного законодательного определения (гражданский оборот, обычай, мелкая бытовая сделка и др.). Формулирование определений и разъяснение смысла различных категорий гражданского права - весьма сложное, требующее громадных интеллектуальных усилий и широкого доктринального подхода занятие, но оно неизбежно, и, к сожалению, больше критикуется, чем объективно оценивается. В связи с введением в действие новых актов гражданского законодательства, зачастую регулирующих совершенно неизвестные ранее гражданско-правовые отношения, возникает настоятельная необходимость в точном и правильном определении сути правовых явлений посредством формулирования четких понятий и дефиниций. Такая работа как раз и осуществляется через принятие нормативных постановлений ВС РК. Конкретизация и детализация норм закона, даваемая в данных постановлениях, безусловно, будет носить правоконкретизирующий характер, поскольку в них логически развиваются ранее сформулированные нормы с привлечением новых понятий, определений, методов сравнения, противопоставления и т.д., т.е. такие мыслительные операции, которые вносят новизну в понимание рассматриваемого вопроса. При отсутствии этого элемента новизны, всякое уяснение, комментирование являются бессмысленными. Интерпретация права всегда несет в себе элемент нового понимания действующего закона или же понимания его в связи и применительно к конкретному факту либо группе фактов, из которых складывается юридическая практика. А, учитывая, что нормативные постановления включены у нас в систему действующего права, такие характеристики результатов интерпретационной деятельности Верховного Суда являются вполне законными и обоснованными.
Понимая значение правообразующего характера нормативных постановлений, мы сегодня должны направить усилия на улучшение качественных характеристик этих официальных документов. Во-первых, унифицировать правила формирования содержания нормативных постановлений с выработкой новых требований к их форме и содержанию. Во-вторых, выработать более четкую процедуру инициативы, обсуждения и принятия нормативных постановлений. Все это позволит создать своеобразную юридическую технику правообразующего акта ВС РК, которая включает в себя и выработку конкретных правил построения и применения нормативных постановлений.
Таким образом, были рассмотрены основные приемы и правила юридической техники правотворчества, которые также применяются и при подготовке проектов нормативных постановлений ВС РК.
Обозначенная выше характеристика нормативных постановлений выявила специфичные признаки:
- нормативные постановления принимаются только в связи с потребностями правоприменительной практики;
- имеют юридическую силу, равную юридической силе нормативного правового акта, нормы которой интерпретируются;
- правоположения нормативного постановления применяются в единстве с нормами интерпретируемых законов;
- создаваемая нормативным постановлением норма имеет особую структуру, характеризуется тесной связью с нормами законодательства;
- принятые нормативные постановления не подлежат регистрации в Министерстве юстиции.
Все перечисленные признаки нормативного постановления обусловлены принципиальной особенностью - его интерпретационным характером и позволяют определить нормативные постановления Верховного Суда как подзаконные нормативные интерпретационные акты.

1.2 Место и роль Нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан в иерархии нормативных правовых актов и системе действующего права Республики Казахстан

Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан занимают существенное место в правовой жизни государства, и, всё же, современное национальное законодательство не охватывает в себе какой-либо их ясной определения, что и очевидно поднимает обусловленные проблемы в уяснении юридической природы данных актов, и на протяжении продолжительного времени пробуждает споры как среди практиков, так и в среде иследователей-юристов.
Как уже было замечено, проблемы правовой природы постановлений Верховного Суда были подняты советскими учеными более шестидесяти лет назад. Еще в 1940-е годы, вопреки на официальное непризнание судебного правотворчества, данная проблема в рамках научной дискуссии была поднята по поводу нормативного характера постановлений Пленума Верховного Суда СССР как формы выражения судебной практики. Дискуссия на эту тему в разной степени напряженности тянется до сих пор.
В современной постсоветской, в том числе и казахстанской, правовой науке вновь возродился вопрос правотворческого характера нормативных постановлений Верховного Суда. Так, на прошедшем в мае 2009 года международном научно-практическом семинаре Юридическая природа нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан и их роль в эффективности отправления правосудия в представлениях представителей судейского сообщества, органов государственной власти, ученых-правоведов, международных экспертов стран ближнего и дальнего зарубежья было подмечено присутствие у нормативных постановлений таких свойственных для нормативных правовых актов признаков, как действие их положений в отношении неперсонифицированного круга лиц, многократность использования нормативных установлений и следование за обусловленной юридической техникой их принятия.
На самом деле, нормативные постановления Верховного Суда заключают в себе характерные черты нормативных правовых актов, однако в то же время различаются оригинальностью и независимой ролью в правовом регулировании. На этом месте надобно обозначить, что, осознавая правовую природу нормативных постановлений Верховного Суда, знаменитый ученый-теоретик права А.Б. Венгеров предложил теорию правоположений. В последствии определение правоположение во второй половине ХХ века был внедрен в научное выражение. По соображению А.Б. Венгерова, правоположения являются добавочной к нормам права возможностью влияния на неопределенный круг общественных отношений; правоположения обращаются неперсонифицированному кругу лиц, всем участникам общественных отношений, опосредуемых судебной деятельностью, как и правовые нормы, имеют формально-определенное свойство. Другими словами, исследователь соображает под правоположениями сформированные в процессе правоприменительной деятельности общие положения, носящие подзаконный характер и конкретизирующие правовые нормы в отношении тех или иных однородных фактических составов.
На сегодняшний день время предоставленная теория довольно знакома, все-таки не находит широкой известности среди ученых. Может быть, одной из причин этому предназначается то, что признание бытия правоположений помимо правовых норм может повергнуть к надобности пересмотра устоявшегося дефиниции права в ограниченном значении как системы лишь правовых норм. Вследствие этого ученые, как правило, используют в предоставленном эпизоде сложившуюся, и уже сформировавшуюся установленную терминологию, не абсорбируя специальный статус правоположений. К образцу, С.С. Алексеев, рассматривая деятельность Пленума ВС РФ, обозначает, что здесь то, что при связанной характеристике называется правоположением, на самом деле являются конкретизирующими юридическими директивами, обладающими подзаконными характерами.
В общих чертах, распределяя и созидательно формируя предоставленные мысли исследователя, считается, что нормативные постановления являются необычной разновидностью нормативного правового акта - нормативными интерпретационными актами.
В процессе принятия нормативного постановления формируются юридические нормы - положения, предназначением которых является уточнение и конкретизация уже имеющейся нормы закона, отсюда следует несомненная предпосылка, что нормативные постановления Верховного Суда относятся к классификации подзаконных нормативных актов.
Обращая внимание на особенности правовой природы нормативных постановлений и некоторую несхожесть ее норм с подзаконными актами классического характера, в юридической литературе и ныне высказывается точка зрения, согласно которой постановления высших судебных инстанций стран СНГ не могут являться источниками права. Основные аргументы выдвигаются следующие: в сферу официально закрепленной компетенции судов входит исключительно правоприменение, а не правотворчество; нормотворчество судов противоречит концепции разделения властей; в нормативных толкованиях пленумов высших судебных органов стран СНГ отсутствуют нормы права во всей совокупности логической структуры, а содержатся лишь элементы диспозиций, гипотез, санкций.
Вместе с тем, никто не отрицает право органов исполнительной власти издавать нормативные акты подзаконного характера, несмотря на то, что эти же аргументы могут быть выдвинуты и к правотворческой деятельности органов исполнительной власти. Если учесть все остальные (основные) признаки нормативных постановлений, характерные для нормативных правовых актов: общеобязательность, продолжительность действия, многократность применения, распространенность на широкий круг субъектов, то, напротив, можно прийти к выводу об особой качественной характеристике таких норм, которые можно рассматривать как совокупность правовых интерпретационных норм.
Отказ в наделении правотворческой функцией судов был вызван, в первую очередь, политическими мотивами, необходимостью обеспечения тотального господства властного центра. Между тем, в новых условиях признание за высшим судебным органом роли создавать нормы права способно немедленно восполнить имеющиеся пробелы в законодательстве.
Это свидетельствует о формировании в нашей стране, относящейся к государствам континентальной правовой системы, норм прецедентного права, что, на наш взгляд, неизбежно в условиях утверждения Казахстана правовым государством и связанного с этим процессом укрепления роли судебной власти.
Как справедливо отмечает В.С. Нерсесянц, правотворческая роль судебной практики обусловлена здесь не столько характером правовой доктрины, сколько её эволюцией в ходе двадцатого столетия. В итоге судебная практика, по признанию С.Л. Зивса, всё чаще признается самостоятельным источником права, приравниваемым по своему правотворческому характеру к закону.
Нормативные постановления Верховного Суда, являясь источником действующего права подзаконного характера, имеют свою специфику, отличную от результатов правотворчества других государственных органов, а именно - специфику, присущую для интерпретационных нормативных актов. В данном исследовании мы попытаемся раскрыть эти особенности.
Во-первых, подзаконные акты - это правотворческие акты компетентных органов, которые основаны на законе и призваны конкретизировать основные, принципиальные положения законов, играют вспомогательную роль. Эти же характеристики свойственны и нормативным постановлениям Верховного Суда. Вместе с тем, подзаконные нормативные акты иных государственных органов создаются во исполнение действующего законодательства в силу факта принятия конкретного закона и рассматриваются как необходимый элемент правового регулирования. Тогда как нормативные постановления создаются в связи с потребностями правоприменительной практики, затруднениями, возникающими при разрешении судами конкретных дел и лишь в тех случаях, когда законы объективно требуют детализации и конкретизации.
Преодоление пробелов в действующем законодательстве не способствует единообразному применению норм законодательства, напротив, может привести к противоречиям, которые устраняются путем принятия необходимых разъяснений. При этом принятию нормативного постановления предшествует трудоемкий процесс по изучению и объединению судебной практики, в ходе которой и раскрывается смысл норм закона, в силу абстрактности по-разному толкуемые в судах.
В идеале перед законодателем в процессе правотворчества всегда стоит задача максимально точного отражения в нормативных правовых предписаниях явлений общественной жизни и правильного реагирования на возникающие проблемные ситуации. Однако, как показала практика, законодатель при всем желании никогда не сможет ни выявить, ни урегулировать все многообразие проблем, возникающих как в реальной действительности, так и в процессе правоприменения. Интерпретация норм права - закономерный процесс, обусловленный предельной абстрактностью правовых предписаний законов.
В процессе интерпретации правовой нормы выявляется подлинный смысл юридических норм, выраженная в них воля законодателя, поскольку, принимая нормативный правовой акт, он исходит из вполне определенной цели правового регулирования важных общественных отношений. В этих условиях непосредственным объектом интерпретации (толкования) будут являться не столько собственно тексты конкретных нормативных правовых актов, но и цели, обозначенные в Конституции страны, намерения и цели законодателя, поскольку, как вполне логично отмечают ученые, соответствующая цель мотивирует создание юридического нормативного акта, что дает основание определить ее как руководящее начало при установлении волевого содержания этого акта, при объяснении смысла правовых нормативных распоряжений.
Следовательно, самостоятельность суда в системе единой государственной власти проявляется, помимо иных составляющих, и в форме его интерпретационной компетенции, которая развивается через конкретизацию закона, устранение пробелов в праве, создание правоположений, имеющих важное практическое значение не только для судов, но и для иных государственных органов, физических и юридических лиц, т.е. для всего общества. Доктор юридических наук, член Конституционного Совета РК И.Ж. Бахтыбаев в одном из своих выступлений отметил, что нормативные постановления широко применяются в деятельности органов дознания и предварительного следствия, прокуратуры, таможенных органов и др., что позволяет прийти к выводу об особом, самостоятельном месте нормативных постановлений в системе действующего права.
Объясняется это тем, что, формируя свое поведение, участники правоотношений так или иначе стремятся предвидеть возможные решения судебных органов в случае возникновения споров в будущем. Ведь, как известно, последней инстанцией в спорных правоотношениях является суд.
Кроме того, такое толкование ориентирует субъектов правореализации на однозначное понимание толкуемой нормы и правильное её применение. Немаловажное значение для судебной практики имеет единообразие в понимании различных дефиниций и правовых терминов, используемых в процессе применения правовых норм судом, поскольку такое единообразие служит средством достижения стабильности и устойчивой правовой действительности. Если норма права неправильно понята, она будет и неверно применена. А это уже нарушение законности в правоприменительной деятельности.
Верховный Суд, находясь в самом центре правоприменительной деятельности, способен дать разъяснения действующих норм законодательства для обеспечения права каждого участника судебного разбирательства на законное и справедливое разрешение дела.
Следующее отличие нормативных постановлений от иных подзаконных нормативных актов заключается в их юридической силе, что имеет принципиальное значение, поскольку юридическая сила указывает на место акта в иерархической системе нормативных правовых актов, его значение и подчиненность. И если классически место каждого подзаконного акта в этой иерархии зависит от органа, его издавшего, полномочий и компетенции этого органа, то нормативные постановления Верховного Суда по юридической силе приравниваются к тем нормативным правовым актам, положения которых стали предметом интерпретации (толкования) в конкретном нормативном постановлении. Именно этим объясняется правило, закрепленное в п.4 ст.4 Закона о НПА: вне иерархии нормативных правовых актов находятся нормативные постановления Конституционного Совета Республики Казахстан, Верховного Суда Республики Казахстан.
Кроме того, как указано в постановлении Конституционного Совета от 13 декабря 2001 года, из права давать официальное толкование норм Конституции следует юридическая сила решений Конституционного Совета, равная юридической силе тех норм, которые стали предметом его толкования. По аналогии с этим положением и компетенцией пленарного заседания Верховного Суда принимать нормативные постановления, можно утверждать, что юридическая сила нормативного постановления определяется юридической силой нормативного правового акта, нормы которого интерпретируются. Последние должны применяться в единстве с положениями соответствующего нормативного постановления в силу его общеобязательного характера.
Отсюда следует и третий отличительный признак нормативных постановлений о неотделимости созданных Верховных Судом правоположений от норм закона, что означает невозможность их существования и применения вне норм закона. Тем самым, можно предположить, что временной период действия нормативного постановления равен периоду действия интерпретируемого закона, т.е. если признается утратившим юридическую силу закон, то отменяется и действие нормативного постановления. Однако из этого не нужно допускать, что признание нормативного постановления утратившим силу происходит автоматически. Как принятие, так и прекращение действия нормативного постановления происходит путем обсуждения на пленарном заседании.
В-четвертых, нормативные постановления отличаются своеобразной структурой создаваемых ими норм. Как известно, результатом правотворчества являются правовые нормы, которые согласно господствующей в юридической науке теории должны состоять из трех элементов - диспозиции, гипотезы и санкции.
Надо признать, что структура создаваемой в нормативном постановлении нормы весьма специфична, на первый взгляд, она не содержит в себе всех структурных элементов. В нормативных постановлениях, как привило, детализируются либо гипотеза, либо диспозиция, либо санкция. Отсюда возникает искушение отрицать за ними нормативный характер.
Действительно, норма права может выполнять свои непосредственные регулятивные функции лишь при наличии всех её структурных элементов. Даже в результате интерпретации должны создаваться нормы, отличающиеся новизной, в противном случае вымывается нормативное содержание толкования, и постановления такого рода ничем не будут отличаться от простого комментирования.
Это не означает, что они могут изменять действующие законы и другие нормативные акты или противоречить им. Наоборот, правила, вырабатываемые Верховным Судом в порядке разъяснений по вопросам судебной практики, должны быть строго подзаконными, т.е. должны лишь разъяснять, конкретизировать и детализировать установленные органами государственной власти правовые нормы. И лишь в этих пределах они носят нормативный характер.
Между тем не всякая норма может быть сформирована в одной статье в виде всех названных элементов. Особенности тех или иных отраслей права, требования к языку закона часто обуславливают различные способы изложения норм права, когда те или иные её элементы прямо не воспроизводятся, но лишь подразумеваются.
Нормативные постановления Верховного Суда, с одной стороны, подчинены закону и потому не могут его изменять или отменять, с другой стороны, сужая или расширяя буквальное изложение нормы, могут уточнять смысл закона, что представляется равнозначным созданию самостоятельной нормы, хотя бы в силу того, что излагаются на новом логическом уровне.
К примеру, статья 143 ГК РК содержит общее правило, что гражданин или юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствует действительности.
В развитие этой нормы в нормативном постановлении Верховного Суда О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц дается разъяснение, какие сведения признаются порочащими, что понимается под распространением этих сведений, дается определение чести, достоинства и деловой репутации.
Как видится, интерпретация норм закона, даваемая в данном постановлении, безусловно, носит правоконкретизирующий характер, поскольку в них логически развиваются ранее сформированные нормы с привлечением новых понятий, определений, методов сравнения, противопоставления и т.д., т.е. такие мыслительные операции, которые вносят новизну в понимание рассматриваемого вопроса.
Суд вырабатывает правоположения на базе уже существующих норм законодательства, при этом, заимствуя содержание и структурные элементы последних, когда, к примеру, какой-то элемент структуры создается в самом нормативном постановлении, либо он видоизменяется, а остальные элементы переходят от норм интерпретируемого закона или подразумевается смыслом закона.
Так, согласно п. 3 нормативного постановления Верховного Суда О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц, в порядке, предусмотренном статьей 24 ГПК и статьей 143 ГК, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях следственных органов и других официальных документах, для обжалования которых законом предусмотрен иной порядок.
Диспозицией здесь выступает правило, что опровержение сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях следственных органов и других официальных документах не может рассматриваться в порядке, предусмотренном статьей 24 ГПК и статьей 143 ГК. Гипотезой служит факт рассмотрения судом конкретного дела, разрешение которого требует применение данного правила. Санкция состоит в предусмотренных процессуальным законодательством мерах, направленных на отмену либо изменение решения судом вышестоящей инстанции.
Своеобразие этой структуры обусловлено тесной связью правоположений нормативного постановления с нормами законодательства, в связи с чем интепретируемые нормы законодательства всегда должны применяться в единстве с положениями соответствующего нормативного постановления. В результате мы увидим цельную норму со всеми структурными элементами.
В-пятых, кроме отличий в содержании и юридической силе от иных подзаконных актов, нормативные постановления имеют менее формализованный порядок их вступления в силу. После их принятия в окончательной форме они не нуждаются в чьем-либо дальнейшем одобрении.
Это правило содержится в статье 38 Закона о НПА, согласно которой нормативные правовые приказы министров Республики Казахстан и иных руководителей центральных государственных органов, нормативные правовые постановления центральных государственных органов, нормативные постановления Центральной избирательной комиссии, нормативные правовые решения маслихатов, а также нормативные правовые постановления акиматов и нормативные правовые решения акимов, имеющие общеобязательное значение, касающиеся прав, свобод и обязанностей граждан, за исключением нормативных постановлений КС РК, ВС РК, подлежат государственной регистрации в органах юстиции Республики Казахстан. Такая регистрация является необходимым условием их вступления в силу.
В процессе регистрации подобного акта проверяется его законность: не ущемляет ли он права и свободы граждан, не возлагает ли на них дополнительные, не предусмотренные законодательством обязанности, не вышел ли орган, издавший акт, за пределы своей компетенции. Незарегистрированные нормативные правовые акты не имеют юридической силы и должны быть отменены органом, издавшим их, если решение органов юстиции не обжаловано в установленном порядке.
Представляется, что такой особый порядок введения в действие нормативного постановления объясняется статусом Верховного Суда, который, в силу наделенных Конституцией функций, сам призван обеспечивать защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, исполнение Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики Казахстан.
В заключение можно отметить, что судебная система, посредством наделенных Конституцией страны нормотворческих функций, обладает возможностью оперативно и гибко реагировать на изменения конкретных экономических, социальных и иных условий деятельности государства, способна быстро восполнить имеющиеся пробелы в ... продолжение
Похожие работы
Судебная практика и ее роль в современном Казахстане (вопросы теории и практики)
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА
ПОНЯТИЕ И ВИДЫ РЕЦИДИВА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
Обычай как источник права в правовой системе Республики Казахстан
ПРАВОВОЙ СТАТУС УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
ВЫРАЖЕНИЯ ПРАВОВОГО ОБЫЧАЯ В ОТРАСЛЬ ПРАВА
Общая, характеристика, судебной системы Республики Казахстан
Суд – как орган правосудия
Становление и развитие института конституционного контроля в Республике Казахстан
Юридическая характеристика бандитизма по действующему уголовному законодательству Казахстана
Дисциплины