Сравнительный анализ дискреционных полномочий прокурора и иных участников уголовного процесса на стадиях досудебного разбирательства



Тип работы:  Курсовая работа
Объем: 41 страниц
Цена этой работы: 700 теңге
В избранное:   
Бесплатно:  Антиплагиат

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Сравнительный анализ дискреционных полномочий прокурора и иных участников уголовного процесса на стадиях досудебного разбирательства

Содержание:

Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..3

1. Соотношение дискреционных полномочий прокурора, начальника следственного отдела и следователя ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...5
2.Соотношение дискреционных полномочий прокурора и дознавателя ... .16
3. Соотношение дискреционных полномочий прокурора и судьи ... ... ... ...22
Заключение ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...36
Список литературы ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..39

Введение:
Права человека и гражданина являются одними из высших культурных ценностей современного правового государства, поскольку они ставят личность в центр всех процессов общественного развития, определяют его свободу и равноправие. Уровень прав человека является основным показателем демократичности и цивилизованности общества. Права человека возникли независимо от власти и не могут быть отняты ею. Государство лишь обязано признать эти права, закрепить их в конституции и защищать всеми имеющимися средствами. И в этом случае разговор необходимо вести речь о роли органов прокуратуры в этой сфере общественных отношений [1, C. 71].
Права человека на протяжении многих веков всегда находились в центре внимания человечества, шел постоянный поиск способов взаимоотношений индивидов и власти. Проблема прав человека всегда была причиной острых классовых битв, различных войн и восстаний, т.к. права на жизнь, на достоинство, на неприкосновенность личности, свободу совести и убеждений являются необходимыми условиями жизни человека. На каждой ступени развития человечества новое поколение, защищая права человека, нередко, ценою жизни добивалось расширения свободы и распространения их на более широкий круг субъектов, а также ограничения произвольных действий государственных органов и должностных лиц [2, C. 43].
В рамках проводимой в стране судебной реформы и построения в Республике Казахстан правового государства уголовно-процессуальное законодательство неоднократно подвергалось существенным изменениям, направленным на защиту и обеспечение прав, свобод и законных интересов личности, общества и государства, недопустимость их нарушения и повышение эффективности уголовного судопроизводства [5, C. 21].
Государственная власть в стране едина, осуществляется в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви, которые должны взаимодействовать между собой с исполь - зованием системы сдержек и противовесов. Важным звеном системы сдержек и противовесов, столь необходимым для нормальной жизни общества, является прокуратура.
Рассмотрение вопроса полномочий прокурора представляет особую актуальность в связи с утверждением принципа господства права, как основы демократического государства, осознанием ключевой роли при этом системы уголовного судопроизводства и особого места прокуратуры в механизме уголовно-процессуального регулирования [6, C. 23].
Интерес к изучению проблемы дискреционных полномочий прокурора при принятии процессуальных решений обусловлен тем, что положительное разрешение связанных с этой проблемой вопросов способно оказать позитивное воздействие на деятельность правоохранительных органов. В свою очередь, активная, отвечающая духу и букве закона, деятельность этих органов может благоприятно и созидательно влиять не только на обеспечение прав личности в уголовном процессе, но и на состояние правовой обстановки в обществе [7, C. 4].
Основное предназначение прокурора - это обеспечение единства законности, одинаковое ее понимание и осуществление. Сила государственной власти, авторитет и сила прокурорской деятельности заключаются, прежде всего, в юридической и фактической обоснованности действий, законности осуществления прокурором его функций [9, C. 12].
Единственным источников власти является народ (ст. 3 Конституции Республики Казахстан) [10, C. 2]. Одновременно он - творение законодательной власти. Прокурор заботится о претворении закона в жизнь, о точном и неуклонном его исполнении. Он сам действует на основе закона и подчиняется только ему. Прокуратура, реализуй принцип законности во всех сферах государственной и общественной жизни, формирует единое правовое пространство. Именно такое назначение прокуратуры определяет се роль и место в качестве элемента механизма эффективной реализации единой государственной власти, обеспечения прав, свобод и законных интересов человека и гражданина на территории Республики Казахстан. Подобное положение прокуратуры соответствует и единым международным стандартам, предъявляемым к данному органу государства [11, C. 56].

1. Соотношение дискреционных полномочий прокурора, начальника следственного отдела и следователя
Дискреционные полномочия представляют собой право, свободу усмотрения их обладателя поступать тем или иным образом в целях наиболее успешного и эффективного выполнения возложенной на него функции.
Для правильного понимания роли и назначения участника уголовного процесса нужно проанализировать связь между внутренней сущностью, содержанием деятельности и процессуальной формой, в которую она облекается применительно к условиям процессуальной стадии уголовного процесса. Чаще всего, процессуальная форма выражения роли участника уголовного процесса зависит от объема полномочий; они же определяют и характер выполняемой процессуальной функции.
Соответственно, необходимо рассмотреть процессуальный статус каждого из обозначенных субъектов и решить вопрос о соотношении их полномочий.
В теории уголовного процесса всегда возникал вопрос о надзорной деятельности прокурора по отношению к органам предварительного следствия. Сущность надзора заключается в наблюдении за тем, чтобы соответствующие органы и лица в точности выполняли возложенные на них задачи, соблюдали установленный законом порядок отправления порученных им обязанностей и, чтобы в случае нарушения этого порядка были приняты меры к восстановлению законности и привлечению виновных к надлежащей ответственности.
В таком широком смысле надзор - функция государства, состоящая в обеспечении нормальной деятельности всех звеньев государственного аппарата, общественных организаций, должностных лиц и граждан. Основным и непосредственным носителем этой функции выступает прокуратура.
Надзор за точным исполнением законов тесно связан с законодательной деятельностью, составляющей исключительную прерогативу высших органов государственной власти Республики Казахстан.
Характерное свойство законов - их общеобязательность гарантируется не только высоким авторитетом органов, издающих законы, но и надзором за их соблюдением и исполнением. Формулируя правовую норму, законодатель одновременно определяет и меры ее реализации, среди которых немаловажное место занимает надзор за исполнением данной нормы. Следовательно, законоохранительная деятельность прокуратуры есть осуществление именно государственной функции, выполняемой по поручению высшего представительного учреждения страны. Вне этой функции прокуратура не пользуется никакими правомочиями, не вступает ни в какие отношения с другими государственными органами, общественными организациями, должностными лицами и гражданами.
Только функция надзора за точным исполнением законов придаст прокуратуре общественно-политическую значимость, делает ее специфическим и необходимым инструментом проведения в жизнь предписаний законодательной и исполнительной власти.
С точки зрения институтов государственного права такая характеристика надзора может быть признана, если не исчерпывающей, то, по крайней мере, достаточной для определения места прокурорского надзора в системе функций органов государства.
Однако, ею не может удовлетвориться наука об уголовном судопроизводстве, для которой первостепенное значение имеет детальный анализ процессуальных форм осуществления надзора за точным исполнением законов при расследовании уголовных дел. Чтобы участвовать в уголовном судопроизводстве, прокурор должен занимать определенное процессуальное положение, с помощью которого он смог бы наиболее эффективно выполнять свою государственно-правовую функцию обеспечения законности.
Нельзя правильно понять положение прокурора в уголовном процессе, если все исследование свести к констатации того бесспорного факта, что он надзирает за исполнением законов. Не способствует прояснению проблемы и толкование надзора за законностью, как единственной процессуальной функции прокурора.
Весьма важно рационально определить существо правового положения прокурора по отношению к органам предварительного расследования. Противоречивость данного положения отчетливо проявляется уже в том, что одно и то же лицо фактически выступает в трех разных качествах:
- как общеправовой орган надзора за исполнением законов, включая УПК и УК - во всех стадиях уголовного судопроизводства;
- как процессуальный руководитель - в досудебных стадиях;
- как процессуальный обвинитель, то есть представитель государства на стадии судебного разбирательства, заранее нацеленный законом на поддержание обвинения, от которого он лишь впоследствии (при соответствующих обстоятельствах) вправе отказаться.
Для рассмотрения вопроса соотношения дискреционных полномочий прокурора, начальника следственного отдела и следователя необходимо определить полномочия указанных субъектов на каждом этапе предварительного расследования.
Прокурор, начальник следственного отдела и следователь, как участники уголовного судопроизводства осуществляют уголовное преследование, соответственно наделены полномочиями в решении вопроса о целесообразности возбуждения уголовного дела и принятия последующего процессуального решения по нему.
Правовой статус следователя в рамках уголовного судопроизводства определен в ст. 64 УПК РФ, где в ч. 2 указано право возбуждать уголовное дело, производить по нему предварительное следствие и выполнять все следственные действия, предусмотренные УПК.
Нам же представляется интересным - насколько данное полномочие может быть дискреционным с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела, процессуального статуса следователя и целесообразности возбуждения уголовного дела?
Возникает вопрос и о мотивации принятия подобного решения - каким образом вообще можно регламентировать волю, интерес или иной элемент мотивационной деятельности?
Полномочия прокурора в стадии возбуждения уголовного дела закреплены в ст. 190 УПК:
1) отменить постановление дознавателя, органа дознания или следователя о возбуждении уголовного дела и отказать в возбуждении уголовного дела или направить материалы для производства дополнительной проверки;
2) отменить постановление дознавателя, органа дознания или следователя об отказе в возбуждении уголовного дела и возбудить уголовное дело;
3) отменить постановление дознавателя, органа дознания или следователя о возбуждении уголовного дела и прекратить уголовное дело, если по нему уже произведены следственные действия.
С учетом указанных норм мы видим, что в настоящее премя следователю для возбуждения уголовного дела согласия прокурора не требуется.
В соответствии с Приказом № 6 ГП Республики Казахстан О приеме, регистрации, учете и рассмотрении заявлений, сообщений, жалоб и иной информации о преступлениях, происшествиях от 10.12.2003 года прокуроры, их заместители и помощники прокурора ежедневно проверяют КУЗ, находящийся в дежурных частях правоохранительных органов Республики Казахстан (АБЭКП, КНБ, МВД, таможня и т.д.) [148, C. 2].
В данном случае важную роль играет процесс взаимодействия, сотрудничества, как основных начал деловых отношений, одним из условий которых является общность цепей и задач для всех участников. Укрепление законности и правопорядка, борьба с преступностью - единые задачи для всех правоохранительных органов. Однако, нередко, наблюдается разобщенность во взаимодействии, ведущая к потере его смысла, т.к. каждый из участников выполняет иные по отношению к другому задачи и достигает иные цели.
Например, когда прокуратура проверяет сообщения либо материалы об отказе в возбуждении уголовного дела, связывается с заявителями, налицо отрицательное влияние взаимодействия на усмотрение прокурора:
- профессиональная дискредитация самих прокурорских работников.
Так, прокуроры, рассматривая такие материалы, находятся в некоторой зависимости от усмотрения лиц, которые принимали первоначальное решение по сообщению либо заявлению о преступлении;
- работа на количество, а не на качество.
К примеру, при истребовании материалов из ГОРРАЙЛИНОВД для прокуратуры порой становятся важны показатели, а не качество закрепления поступившей информации;
- дискредитация прокурорских работников в глазах обществен - ности, когда заявителям приходится неоднократно давать объяснения различным правоохранительным органам.
Этот список отрицательных моментов может быть продолжен, хотя главным в данном случае является пресечение подобного влияния взаимодействия, т.к. борьба за показатели не отражается на качестве защиты прав и свобод человека и гражданина, что недопустимо для любого правоохранительного органа, и прокуратуры особенно.
Минимум подзаконного межведомственного вмешательства и максимум законодательной регламентации, как один из основных принципов, взаимодействия позволит решить поставленные перед прокурором задачи.
В Приказе № 28 ГП Республики Казахстан Об организации прокурорского надзора за законностью следствия и дознания от 19.05.2004 года указана необходимость:
- своевременного предупреждения, выявления и устранения нарушений законности органов предварительного следствия;
- защита прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений;
- пресечение незаконных действий (бездействий) и решений должностных лиц указанных органов, препятствующих доступу пострадавших от преступлений к уголовному судопроизводству.
В свою очередь, на прокуроров возложено обеспечение постоянного и действенного надзора за исполнением требований УПК о приеме, обязательном рассмотрении заявлений и сообщений о совершенных и подготовляемых преступлениях и за своевременным принятием предусмотренных законом решений.
Вся система надзора нацелена на своевременное предупреждение и устранение нарушений законности.
Нередки, случаи на практике, когда при проверке прокурором отказного материала и непосредственном общении с потерпевшими по обстоятельствам уголовного дела выясняется совершенно иная ситуация, нежели в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.
Исключительность прокурорского надзора, как одна из основных процессуальных функций определяется тем, что она не может быть в полной мере реализована каким-либо иным участником уголовно-процессуальной деятельности.
Основное предназначение прокурора в стадии возбуждения уголовного дела - обеспечение режима законности, всесторонности, полноты и объективности исследования фактических данных, что возможно лишь посредством выполнения им функции надзора. Данное положение в полной мере соответствует международным требованиям, регулирующим отношения между прокуратурой и ОВД (полицией).
Невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанности по соблюдению срока для решения вопроса о возбуждении уголовного дела выражается в длительном затягивании решения вопроса о наличии оснований для возбуждения уголовного дела, неоднократном прерывании и возобновлении проверки по заявлению о преступлении, что приводит к нарушению разумного срока рассмотрения дела и ограничению доступа потерпевших к правосудию.
Вместе с тем, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела должны обеспечиваться и интересы лица, в отношении которого подано заявление о привлечении к уголовной ответственности, с тем, чтобы уголовное дело не было возбуждено, а это лицо не было поставлено в положение подозреваемого без достаточных к тому оснований.
Закон требует своевременного решения того или иного вопроса в установленном процессуальном порядке.
Особенность надзора в стадии возбуждения уголовного дела заключается в ограниченном применении форм надзора. Под ними понимают установленные законом средства, с помощью которых прокурор выявляет нарушения законов, реагирует на них, предупреждает и устраняет.
К ним относятся:
- проверка исполнения требования закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях;
- проверка постановлений о возбуждении уголовного дела;
- проверка постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела;
- направление материалов начальнику СО для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела;
- отмена постановления органа дознания и дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела и направление соответствующего постановления начальнику органа дознания с необходимостью исполнения конкретных указаний.
Эти формы проявляют себя при проверке законности возбуждения уголовных дел и отказов в этом возбуждении.
Данные формы надзора прокурора позволяют обозначить еще одну проблему, которая существовала ранее - ограничение процессуальной самостоятельности следователя, дознавателя и других участников уголовного досудебного производства в связи с тем, что постановление о возбуждении уголовного дела либо постановление об отказе в возбуждении уголовного дела приобретало юридическую силу лишь после утверждения их прокурором.
Строгое разделение сторон в уголовном процессе в соответствии с конституционным принципом состязательности обусловило отнесение прокурора к стороне обвинения на всем протяжении уголовного процесса. Однако, формальное толкование отдельными учеными принципа состязательности по типу англосаксонского уголовного процесса низводит предназначение прокурора исключительно к функции уголовного преследования, в противовес функции защиты. При таком подходе не учитываются конкретные социальные реалии, состояние преступности, потребности общества и государства в защите прав и законных интересов участников процесса в условиях построения правового государства.
При решении вопроса о возбуждении уголовного преследования прокурор, как правило, руководствуется двумя моментами:
1) наличием или перспективой получения доказательств, достаточных для осуждения обвиняемого;
2) целесообразностью уголовного преследования, с учетом степени общественной опасности совершенного преступления, лица, его совершившего, и интересов общества.
Отказ от уголовного преследования может быть также связан с установлением несопоставимости вреда, причиненного общественным интересам, и материальными затратами, необходимыми для производства по делу.
Знаменательно, что ни законодатель, ни Верховный Суд США не ставят перед ответственной властью заведомо недостижимых (согласно американской доктрине) задач по раскрытию каждого совершенного преступления и привлечению к уголовной ответственности каждого виновного в его совершении. Вопрос о количественном соотношении зарегистрированных преступлений и возбужденных уголовных дел предоставляется решать прокурору, который подотчетен лишь своим избирателям.
Глава 23. Возбуждение уголовного дела регламентирует порядок возбуждения уголовного дела, определяя основные процессуальные моменты данного этапа уголовно-процессуальной деятельности. Однако, нас интересуют лишь спорные моменты, возникающие на практике в рамках данной стадии уголовного процесса.
Стадия возбуждения уголовного дела всегда вызывала больше всего нареканий и недоумений у ученых.
В настоящее время полномочия прокурора в стадии предварительного расследования по отношению к органам предварительного следствия установлены законодателем с учетом необходимости соблюдения процессуальной самостоятельности следователя и расширения полномочий начальника СО по руководству следствием.
Прокурор вправе требовать от следственных органов устранения нарушений законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия. Именно данным требованием закона ограничено принятие какого-либо процессуального решения со стороны прокурора при проверке им постановления о приостановлении предварительного следствия и постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования).
Право возобновить предварительное следствие помимо следователя принадлежит также начальнику СО (ст. 63 УПК) в связи с отменой соответствующего постановления следователя, прокурор же таким правом не наделен, что свидетельствует о том, что в данном случае он также реализует свои надзорные функции, в то время, как процессуальное руководство принадлежит именно начальнику СО.
Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) незаконным или необоснованным, прокурор вносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов начальнику СО для решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела. Начальник СО-СУ (АБЭКП, КНБ и МВД), признав аналогичное постановление следователя незаконным или необоснованным, отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.
Анализ данных положений закона свидетельствует о некоем делегировании полномочий прокурора начальнику СО, но в то же время законодатель проявил непоследовательность хотя бы уже в том, что в случае внесения прокурором представления в адрес следственных органов об устранении нарушений законодательства, начальник СО-СУ (АБЭКП, КНБ и МВД) при несогласии следователя с требованиями прокурора представляет прокурору соответствующую информацию.
Прокурор вправе рассматривать данную информацию и в соответствии со ст. 197 УПК обратиться с требованиями об устранении укачанных нарушений к начальнику вышестоящего следственного органа (прим. авт. - начальник СУ).
В случае несогласия начальника СУ (ДКНБ, ДВД-Т, ДФП) с указанными требованиями прокурора прокурор вправе обратиться, к примеру, к Председателю Следственного комитета МВД Республики Казахстан или начальнику Следственного Департамента КНБ Республики КАзахстан.
В случае несогласия Председателя Следственного комитета МВД Республики Казахстан с требованиями прокурора об устранении нарушений законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться к Генеральному прокурору Республики Казахстан, решение которого является окончательным.
Таким образом, налицо отсутствие в окончательном варианте полного разделения полномочий прокурора по осуществлению процессуального руководства и надзорных функций, соответственно при подобных обстоятельствах можно говорить лишь о делегировании определенных полномочий прокурора начальнику СО.
Кроме того, в рамках досудебного производства законодателем, согласно ст.ст. 149-150 УПК, предоставлено право прокурору участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении вопросов об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей (арест), о продлении срока содержания под стражей либо отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения.
В соответствии со ст. 143 УПК правом избрания любой меры пресечения обладает дознаватель и следователь, а также суд в пределах предоставленных ему полномочий.
Прокурору в данной ситуации предоставлено право дать заключение по результатам рассмотрения заявленного следователем ходатайства об избрании меры пресечения в виде ареста и домашнего ареста, о продлении срока содержания под стражей, о помещении подозреваемого (обвиняемого), не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертиз, а также при рассмотрении ходатайств о производстве процессуальных действий на основании судебного решения, в судебном заседании.
С учетом того, что домашний арест - это не более чем декларативная норма УПК ввиду отсутствия механизма ее применения, каких-либо спорных вопросов в данном случае возникать не может.
Согласно ст. 150 УПК, при необходимости избрания меры пресечения в виде ареста следователь возбуждает перед судом соответствующее ходатайство, подлежащее рассмотрению единолично судьей с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора и защитника.
На основании изложенного можно сделать вывод о том, что данный вопрос предоставлен законодателем на усмотрение следователя, прокурор же в данном случае указан, как сторона обвинения наряду со стороной защиты, чем подчеркнута состязательность уголовного процесса.
Для тщательной подготовки к судебному заседанию, с целью своевременной выработки обоснованной позиции по заявленному ходатайству, прокурор должен предлагать начальнику СО одновременно с направлением ходатайства в суд направлять в прокуратуру копию согласованного с ним ходатайства следователя, а также копии материалов, подтверждающих его обоснованность. При этом указано, что прокурор должен обращать внимание на соответствие постановления следователя требованиям законности, обоснованности и мотивированности, чем подчеркнуто, по нашему мнению, выполнение надзорных полномочий органов прокуратуры.
С учетом изложенного, налицо интересная ситуация, когда избрание самой суровой меры пресечения отдано на усмотрение следователя, ее избрание на усмотрение независимого и беспристрастного арбитра, в данном случае суда, а представитель той же стороны обвинения - прокурор - должен давать заключение по результатам изучения материалов, представленных в обоснование заявленного ходатайства, и по итогам судебного рассмотрения данного вопроса. И какую позицию должен занять при наличии разногласий со стороны обвинения (следователя, с одной стороны, и прокурора - с другой) независимый и беспристрастный суд.
Кроме того, необходимо отметить, что только прокурор, участвовавший при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде ареста, вправе обжаловать вынесенное судом решение. Именно таким образом законодателем разрешены противоречия интересов указанных участников судопроизводства.
Анализом норм УПК подтверждается осуществление прокурором именно надзорных функций, т.к. в ходе осуществления предварительного следствия он фактически отстранен от принятия решения об избрании меры пресечения, в то время, как он осуществляет полноправный надзор за соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства при осуществлении всего предварительного следствия, и избрания меры пресечения в том числе.
Данные положения законодателя также указывают на необходимость получения согласия прокурора при принятии решения об отмене или изменении меры пресечения в ходе осуществления предварительного расследования.
Относительно следственных действий, производство которых возможно лишь на основании судебного решения ввиду отсутствия единой практики их рассмотрения судом и участия прокурора, следует лишь отметить, что инициатива по производству предварительного следствия в данном вопросе также принадлежит следователю и начальнику СО-СУ, в то время как проверка законности вынесенного судом решения и проверка законности, обоснованности и достаточной мотивированности постановления следователя и решения суда поручена прокурору.
При рассмотрении дискреционных полномочий следователя, начальника СО и прокурора на досудебном производстве необходимо уделить особое внимание вопросу разрешения прокурором жалоб в порядке ст. 108 УПК на действия указанных лиц.
На основании изложенного, в случае обжалования какого-либо процессуального решения следователя, нам представляется более верным направление укатанной жалобы именно руководителю следственного органа, который может принять процессуальное решение, нежели внесение прокурором представления об устранении нарушений законодательства в адрес того же начальника СО-СУ.
Кроме того, срок рассмотрения жалобы в порядке ст. 108 УПК составляет 3 суток с возможностью ею продления до 7 суток, в то время как представление, как мера прокурорского реагирования в соответствии с ЗРК О прокуратуре подлежит рассмотрению в течение месяца со дня его внесения, соответственно направление подобной жалобы но подведомственности начальнику СО-СУ позволит в более кратчайшие сроки устранить допущенное нарушение и восстановить права заявителя.
Наиболее важным и сложным, узловым моментом участия прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства является завершающий этап стадии предварительного расследования, когда к нему поступают материалы уголовного дела для утверждения обвинительного заключения. Здесь все решения прокурор принимает самостоятельно: Для этого он должен разрешить целый ряд вопросов, указанных в ст. 281 УПК.
Перечень таких вопросов позволяет прокурору опосредованно, на основании изучения материалов уголовного дела пройти тот путь, который прошел следователь, устанавливая обстоятельства предмета доказывания.
Существует несколько способов производимой прокурором проверки.
Например, когда проверка начинается с изучения обвинительного заключения.
Наиболее правильным является метод, указанный О.А. Кожевниковым, когда проверка начинается с рассмотрения материалов возбуждения уголовного дела. И в этом случае прокурор не связан доводами и рамками обвинительного заключения. Он свободно формирует свое внутреннее убеждение, изучая материалы дела. И вывод, к которому он придет, позволит ему объективно принять решение, предусмотренное законом. Основное место в указанной деятельности занимает оценка доказательств. Она складывается и отдельных элементов. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимостн, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства достаточности для признания доказанными всех обстоятельств, подлежащих установлению [149, C. 43].
Обвинительное заключение - это есть основанное достаточными доказательствами утверждение следователя о виновности обвиняемого в совершении преступления, составляющее предмет его внутреннего убеждения [150, C. 32].
К выводу об окончании предварительного следствия следователь приходит в результате оценки всех собранных по делу доказательств, когда они убеждают его в том, что обвиняемый действительно виновен в совершении инкриминируемого ему преступления. Только твердое убеждение в виновности обвиняемого, основанное на материалах уголовного дела, дает следователю, право и обязывает его приступить к составлению обвинительного заключения, в котором он должен подытожить результаты расследования, четко и ясно сформулировать обвинение.
Наличие у следователя неустраненных сомнений в виновности обвиняемого означает, что данных для предания обвиняемого суду собрано недостаточно, и одновременно свидетельствует о необходимости продолжить предварительное расследование для установления дополнительных данных, позволяющих прийти к твердому выводу о виновности или, если все возможные источники доказательств уже исчерпаны, прекратить производство по уголовному делу.
Пробелы в доказательственном материале, препятствующие формированию внутреннего убеждения следователя в виновности обвиняемого, не могут быть восполнены догадками или предположениями следователя. Пока следователь не убедился в виновности обвиняемого, он не может, не должен составлять обвинительное заключение, и принуждать его к этому никто не имеет права.
Следует, однако, отметить, что некоторые процессуалисты трактуют субъективные условия для направления дела на предание суду с прямо противоположных позиций.
Так, М.А. Чельцов в одной из своих работ утверждал, что следователь не решает вопроса о виновности, а только - о достаточности данных для направления дела в суд. Поэтому он может принять это решение и при не вполне установленной виновности привлеченного, при наличии сомнений в ней [151, C. 221]. С этим утверждением никак нельзя согласиться.
Необходимо начать с того, что следователь, вопреки мнению М.А. Чельцова, решает вопрос о виновности и не может его не решать. Ведь составленное следователем обвинительное заключение или постановление о прекращении дела есть в сущности ответ на вопрос о виновности обвиняемого, в первом случае следователь решает, что положительно, во втором - отрицательно, но в любом случае он обязан его разрешить, ибо от этого зависит дальнейшее развитие процесса.
Неверная посылка привела М.А. Чельцова к неверному выводу. Так как следователь решает вопрос о виновности привлеченного, то направление дела в суд может состояться лишь при утвердительном ответе на этот вопрос. По своему характеру вопрос о виновности, как центральный вопрос следствия и всего процесса в целом требует категорического ответа: да - виновен, нет - не виновен. Следовательно, утвердительный ответ на вопрос о виновности должен исключать всякие сомнения в виновности. А это, в свою очередь, означает, что, направляя уголовное дело для предания обвиняемого суду, следователь должен быть убежден и уверен в виновности обвиняемого.
Нетрудно себе представить, во сколько раз увеличилось бы число необоснованно преданных суду, если бы мнение о допустимости направления уголовного дела в суд при не вполне установленной виновности привлеченного, при наличии сомнений в ней в какой-либо форме нашло свое отражение в законе [71, C. 37].
Чтобы избежать повторения, необходимо оговориться, что все сказанное об убеждении следователя при составлении обвинительного заключения целиком относится и к прокурору, решающему вопрос о направлении уголовного дела в суд, с тем лишь дополнением, что убеждение прокурора включает в себя не только оценку собранных в деле доказательств, но и оценку вывода следователя о виновности, сформулированного в обвинительном заключении.
Несмотря на различия в условиях формирования внутреннего убеждения следователя и прокурора, общее положение остается незыблемым: внутреннее убеждение в виновности обвиняемого при утверждении обвинительного заключения и направлении дела в суд необходимо прокурору так же, как оно необходимо следователю, приступающему к составлению обвинительного заключения.
Правильно пишет об этом М.С. Строгович, что решительно противоречит сущности, задачам и всему строю уголовного процесса утверждение обвинительного заключения и направление дела в суд прокурором, который не убежден в виновности обвиняемого, но все же даст такое направление делу, полагая, что виновность обвиняемого хотя и сомнительна, но возможна, и на суде будет видно - виновен обвиняемый или нет. Такая позиция прокурора при решении вопроса о передаче дела в суд была бы совершенно неверна и недопустима [152, C. 227].
Таким образом, убеждение прокурора и виновности обвиняемого, основанное на совокупности собранных в уголовном деле доказательств, является непременным условием законного и обоснованного предания граждан суду.
Получив дело от органов расследования, прокурор обязан тщательно ознакомиться со всеми следственными материалами и составленным по уголовному делу обвинительным заключением. В любом случае, прежде, чем решать вопрос об утверждении обвинительного заключения, прокурор обязательно должен ознакомиться с подлинными материалами законченного следствием производства, проверить дело от начала и до конца и лишь после этого дать ему надлежащий ход.
Установив, что уголовное дело расследовано с соблюдением всех норм процессуального и материального уголовного закона, что обвинительное заключение соответствует материалам уголовного дела, и придя на основании этого к убеждению в виновности обвиняемого, прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет дело в суд для предания обвиняемого суду.
Это обычный и нормальный результат проверки прокурором уголовно дела, поступившего к нему с обвинительным заключением.
Таким образом, подводя итог рассмотрению соотношений дискреционных полномочий следователя, начальника СО и прокурора, отмечена процессуальная самостоятельность органов следствия, что не всегда является положительным моментом при принятии ряда процессуальных решений, процессуальное руководство со стороны начальника СО (в некоторых случаях лишь делегирование ему определенных полномочий прокурора) и полноправное осуществление надзорных функций со стороны прокурора.

2.Соотношение дискреционных полномочий прокурора и дознавателя
В уголовном судопроизводстве дознание всегда связывалось с уголовным преследованием и давало основание к началу следствия.
Так, акцентируя внимание на первоначальности (первичности) дознания (в сравнении со следствием), еще В.И. Громов рассматривал дознание, как первоначальную или простейшую форму расследования [153, C. 301].
М.А. Чельцов определял дознание, как первичную деятельность по установлению события преступления и его материальных следов [151, C. 243].
М.С. Строгович одной из основных черт дознания, наряду с первоначальностью, считал характер действий, направленных на раскрытие преступлений и установление виновного лица. Дознанием он называл первоначальный этап расследования уголовного дела, на котором фиксируются следы преступления и производятся неотложные следственные действия для раскрытия преступления и обнаружения преступника [154, C. 107].
Деятельность органов дознания подразделяется на:
1) производство дознания по уголовным делам, по которым предварительное следствие необязательно (Глава 37 УПК РК);
2) производство дознания по уголовным делам, по которым предварительное следствие обязательно, т.е. орган дознания вправе возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей (ст. 200 УПК).
Пункт 15 ст. 7 УПК закрепляет дознание, как процессуальную форму досудебной деятельности органов дознания в пределах установленных УПК полномочий по выявлению, установлению и закреплению совокупности обстоятельств дела и привлечению лиц, совершивших преступление, к уголовной ответственности.
Дознание производится в десятидневный срок с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела до передачи уголовного дела прокурору для направления его в суд. Этот срок может быть продлен начальником органа дознания до тридцати суток. Копия постановления о продлении срока дознания в течение 24-х часов направляется прокурору (ч. 13 ст. 285 УПК).
Таким образом, дознание является полноправной формой предварительного расследования. Это, в большинстве случаев, практически исключит передачу уголовных дел, по которым должно проводиться дознание, следователям. В то же время закон сохранил полномочия прокурора передавать уголовные дела, по которым производится дознание, для производства предварительного следствия либо давать письменные указания о производстве дознания по уголовным делам об иных преступлениях небольшой и средней тяжести.
Осуществляя надзор за исполнением законов при производстве дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, прокурор обладает полномочиями, установленными УПК Республики Казахстан.
Кроме того, прокурор вправе:
1) предать обвиняемого суду и направить уголовное дело в суд;
2) направить уголовное дело, по которому производится дознание, для производства предварительного следствия;
3) отменить утвержденный начальником органа дознания протокол обвинения и прекратить дознание по основаниям, предусмотренным УПК Республики Казахстан.
Надзорная деятельность прокурора по отношению к органам дознания свидетельствует о реализации им полномочий при проверке исполнения требований закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях.
В целях обеспечения единого подхода к осуществлению прокурорского надзора закон требует от работников прокуратуры своевременного предупреждения, выявления и устранения нарушений законности в деятельности органов дознания, пресечения незаконных действий (бездействий) и решений должностных лиц названных органов путем принятия мер прокурорского реагирования.
При наличии повода и основания возбуждения уголовного дела дознаватель возбуждает уголовное дело, при этом согласия прокурора для принятия подобного решения не требуется, за исключением порядка возбуждения уголовных дел в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 33 УПК Республики Казахстан.
Закрепленное законодателем право дознавателя на возбуждение уголовных дел без согласия прокурора не может не насторожить.
Практика показывает, что допускается незаконное и необоснованное возбуждение уголовных дел:
- на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют достаточные данные для этого;
- при наличии гражданско-правовых отношений действия их участников квалифицируются, как уголовно наказуемые;
- дается неправильная уголовно-правовая оценка собранных материалов;
- нарушаются нормы уголовно-процессуального законодательства при вынесении соответствующих постановлений.
Вполне обоснована в данной ситуации норма, предусмотренная ч. 2 ст. 186 УПК, согласно которой копия постановления о ... продолжение
Похожие работы
Безопасность участников уголовного процесса
Понятие и сущность уголовного процесса
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОКУРОРОМ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ УЧАСТНИКОВ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
Законность как важнейший принцип уголовного процесса
Предложения по реформированию судебной системы и уголовного процесса в Республике Казахстан
Основания и процессуальный порядок возбуждения уголовного дела
Сравнительный анализ на примере Народного банка и Казкоммерцбанка
ЛИЧНОСТЬ ПОТЕРПЕВШЕГО КАК УЧАСТНИКА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
Сравнительный Анализ налоговой системы США и Казахстана
Понятие и значение третейского разбирательства
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь