Начало Казахской государственности


Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 39 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






План:
I.
Введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ... ... ... ... ... ... ... стр.2
II. Основная часть.
Глава 1. Начало Казахской
государственности ... ... ... ... .. ... ... ... ... ... ... ... стр.3-4
Глава 2. Политическая обстановка в Узбекском улусе в 30-50 гг.
XVв ... . стр.6-11
Глава 3. Образование Казахского
ханства ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... стр.7-2 4
Глава 4. Казак: слово и
этноним ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... стр.25-38
III.
Заключение ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
... ... ... ... ... ... ... ... ... стр.39.
Список использованной
литературы ... ... ... ... ... ... . ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..
стр.40.

Введение.
В своем докладе я хотел бы рассмотреть процесс образования Казахской
государственности, условия её возникновения, трудности и проблемы с
которыми столкнулись стоявшие у истоков казахского государства султаны
Джанибек и Гирей.
Ведь, я думаю, каждому казаху интересно узнать историю своего народа,
узнать при каких обстоятельствах складывалась наша общность и культура. Как
говорится: Героев надо знать в лицо.
Речь пойдет об Чингизидах, в особенности Джучидах, ведь именно улус
Джучи входит в территорию современного Казахстана.
В первой главе я расскажу об Узбекском улусе (Узбекистане) и
Моголистане, о их территории, заселявшем этносе, и правителях этих
государств.
Вторая глава повествует о политической обстановке в Узбекском улусе в
30-50-х годах 15 века, то есть накануне откочевки потомков Урус-хана,
султанов Гирея и Джанибека от земель Абул-л-Хайр-хана. Я подробно расскажу
об Абул-л-Хайр-хане, его жизни, родословной, военных походах и судьбе.
Далее об самом процессе образования Казахского ханства. Главным
предметом для споров будет откочевка султанов Джанибека и Гирея от земель
Абул-Хайр-хана после его жестокого поражения от ойратов (калмыков). Ведь
именно этот фактор стал первым крупным и значимым шагом в истории
Казахского Ханства.
Ну а в конце я расскажу об самом этнониме КАЗАХ, его происхождении,
предыстории и предназначении.

Глава 1.НАЧАЛО КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.
Наблюдательный человек, наверное, обратил внимание на следующие
обстоятельства: основатель династии казахских ханов, Урус-хан, называется
государе узбекским; Тимур передает ханство над Улусом Джучи сыну Урус-
хана, Куйручук-оглану, и дает ему отряд узбекских храбрецов; внук Урус-
хана, Барак-оглан, борется за власть в стране узбеков (дийар-и узбек,
вилайет- узбек); эмиры Тимура из племени джалаир, убив уполномоченного Урус-
хана, бегут в восточную часть Чагатайского улуса под названием Моголистан.
Здесь нет ошибки; здесь все соответствует действительности, но той
действительности, которая уже в прошлом. Дело в том, что одна часть
территории современного Казахстана была известна тогда как Узбекский улус,
а другая - как Моголистан. Термины узбек, Узбекский улус уже упоминались в
и мы еще не раз вернемся к ним. Что касается Моголистана, то появление на
политической карте Казахстана этой политической структуры относится к
середине ХIУ в. Вот краткое описание его обстоятельств.
Образование Моголистана связано с распадом Чагатайского государства
(Мулк-и Чагатай, по выражению ираноязычных авторов ХIУ в.); так, по имени
Чагатая, второго сына Чингиз-хана, называлось государство, образованное
монголами в Средней Азии. Как самостоятельная политическая единица,
независимая от великого хана, государство среднеазиатских Чингизидов
получило свое оформление при правлении Хайду (умер в 1301 г.). По словам
Джамала Карши, лично знавшего хана, Хайду был ханом справедливым, щедрым,
непорочным, мягкого нрава, понимающим интересы страны, знающим,
благосклонным к мусульманам, милосердным. После смерти Хайду первым лицом в
государстве сделался даровитый и энергичный Тува (Дува), сын Чагатаида
Барак-хана. Его, по словам В.В. Бартольда, следует рассматривать как
подлинного основателя чагатайской державы.
Однако Чагатайское государство просуществовало относительно недолго.
Падение авторитета ханской власти, ослабленной междоусобиями, привело к
возвышению военнокочевой знати, и в 40-50-х годах ХIУ в. страна распалась
на полтора десятка владений. В те же годы Чагатайское государство
распалось, кроме того, на две части — западную и восточную. В западных
владениях Мавераннахре — род Чагатая потерял свое господство, и фактическая
власть находилась в руках тюрко-монгольских эмиров, среди которых выделился
эмир Тимур (1370-1405) из отуреченного монгольского племени барлас. В
восточной части возводились ханы из рода Чагатая, мнимые или
действительные. Кочевники этой, восточной, части Чагатайского государства
называли себя моголами, так, без буквы н, произносилось и писалось народное
название монголов в Средней Азии. Тогда же от этого термина было образовано
персидское географическое название Моголистан.
Границы Моголистана, согласно Тарих-и Рашиди Мирза Хайдара, были
следующими: ... та территория, которая теперь называется Моголистаном, в
ширину и длину составляет путь протяженностью в 7-8 месяцев. Восточная
окраина Моголистана примыкает к землям калмаков и включает в себя Барс-
Куль, Эмиль и Иртыш. На севере он граничит с Кокча-Тенгизом (оз. Балхаш),
Бумом и Кара-Талом на западе — с Туркестаном и Ташкентом, на юге —
Ферганским вилайетом, Кашгаром, Аксу, Чалышем и Турфаном; то есть вся
территория современного Южного и Юго-Восточного Казахстана входила в состав
тогдашнего Моголистана. далее Мирза Хайдар продолжает: В Моголистане
имеется много крупных рек, по величине подобных Джейхуну (Амударье), среди
них Или, Эмиль, Иртыш, Чуйлик и Нарын. Эти реки ничуть не меньше Сырдарьи.
Большая часть этих рек вливается в озеро Кокча-Тенгиз (Балхаш), которое
расположено между Моголистаном и Узбекистаном и разделяет их [МИКХ,
с.219].
В ХУ в. границы Узбекского улуса (Узбекистана) с востока на запад
простирались от Иртыша до Волги. захватывая на юго-западе правобережные
степи среднего и нижнего течения Сырдарьи. Юго-восточная линия границы
проходила по Тарбагатаю и оз. Балхаш. Таким образом, Узбекский улус включал
в свой состав большую часть современной территории Казахстана. для
обозначения кочевого населения Узбекского улуса как собирательное название
употреблялось слово узбек, происхождение которого пока остается
неизвестным. Некоторые исследователи считают слово узбек самоназванием;
некоторые ученые связывают его с именем правителя Золотой Орды Узбек-хана
(1312-1342); по мнению других, наоборот, — личное имя Узбек, которое
встречается и для периода ранее ХIУ в., образовано из этнонима.

Глава 2. Политическая обстановка в Узбекском улусе в 30-50-х годах ХУ
в.
История собственно Казахского ханства начинается со второй половины ХУ
в. История его образования связана с откочевкой между 1458 и 1462 гг. части
населения Узбекского улуса во главе с непокорными султанами — потомками
Урус-хана в пределы Моголистана и распадом так называемого государства
кочевых узбеков после смерти Абул-л-Хайрхана в 1468 г. Обратимся к
источникам и изложим, что было в Узбекском улусе (Восточном дешт-и Кипчаке)
до образования Казахского ханства и как сошлись в истории события и
действующие лица той поры. До длилось долгих сорок лет — сакраментальное
число. Вот несколько штрихов к портрету той эпохи.
В конце 20-х годов ХУ в. на территории Узбекского
улуса существовало несколько независимых владений: к север от Аральского
моря, между реками Сары-Су и Эмба, находился улус Шибанида Джумадук-хана;
западнее Мангытский улус, которым тогда владел Гази-бий; Шибанид Мустафа-
хан правил на Атбасаре, Кепек-бий и Адаб-бек-буркут — в области Туры; на
Тоболе располагались владения Махмуд-Ходжа-хана.
В такой политической обстановке выдвинулся юный Абул-л-Хайр- фигура
важная в история Восточного Дешт-и-Кипчака. Историческое значение
ханствования Абул-л-Хайра (1428-1468), по словам В.В. Бартольда,
определяется тем, что он был основателем могущества кочевых узбеков Дешт-
и Кинчака и именно при его царствовании среди населения Узбекского улуса
произошел тот раскол, в результате которого собственно обитатели степей, с
тех пор названные казаками, отделились от остальной части народа. Его
родословная: Абу-л-Хайр — сын Давлат-Шайха, сына Ибрахима, сына Пулада,
сына Минг-Тимура, сына Бадакула, сына Джучи-Бука, сына Банийал-Бахадура,
сына Шибана, сына Джучи, сына Чингиз-хана. Здесь же отметим, что наиболее
подробное освещение событий, происходивших в Узбекском улусе в 30-60-х
годах ХУ в., мы находим у авторов ХУТ-ХУI1 вв. — Масуда б. Усмана
Кухистани, Мирзы Хайдара, Махмуда б. Вали, — тогда как мусульманские
источники, написанные в близкое к этой эпохе время или при внуке Абу-л-
Хайра Шейбани-хане (ум. в 1510 г.), не обнаруживают столь хорошего
знакомства с рядом деталей из жизни народов, кочевавших на просторах
нынешних казахских степей.
Согласно Кухистани, автору исторического сочинения под названием
История Абу-л-Хайр-хана, Абу-л-Хайр родился в год дракона, 1412 г. (в
качестве года хиджры приводится 8б1413-I4 гг.). Он рано осиротел; ему
пришлось служить у другого потомка Шибана, Джумадук-хана, и участвовать в
его борьбе за верховную власть в степи. Вот Джумадук повел войско против
мангытских беков, но мангыты разметали войско Джумадук-хана, а воинов его
обратили в бегство и рассеяли. В этой битве и этом сражении по воле
всемогущею господа Джумадук-хан погиб. Шестнадцатилетний Абу-л-Хайр-оглан
был захвачен в плен, но по решению мангытских биев отпущен на свободу.
После гибели Джумадука он довольно быстро сумел найти поддержку у
господствующей верхушки многих племен Узбекского улуса. В 1428 г. (год
Обезьяны; в качестве года хиджры приводится 8331428-29 гг.) в области Тура
(Западная Сибирь) в возрасте 17 лет Абу-л-Хайр был провозглашен ханом. В
числе участвовавших в избрании Абу-лХайра ханом, согласно источникам, были
не только султаны, предводители племен и родов, бахадуры, но и
представители мусульманского духовенства. Среди приверженцев Абу-л-Хайра
упомянуты представители следующих племен: кыйатов, мангытов, чинбай,
йиджан, каанбайлы, табгут, дурман, кошчи (кушчи?), утарчи, найманов, украш-
найманов, тубай, таймасов, чат, хытаев (кытаев), барак, уйгуров, карлуков,
кенегесов, уйсунов (уйшунов), конратов, курлаутов, ички, мингов, туман-
мингов, туманов и других.
Абу-л-Хайр-хан опирался не только на определенные круги Шибанидов, но и
на мангытских эмиров, которые благодаря многочисленности своих улусных
людей, играли заметную роль в политической жизни Узбекского улуса ХУ
— нач. ХУI вв. Если сын мангытского эмира Едигея Мансур принимал деятельное
и, по-видимому, постоянное участие в мероприятиях Барак-хана, то внук того
же Едигея, Ваккас-бий, сыграл важную роль в возвышении Абу-л-Хайра. Молодой
хан на первых порах был в большой дружбе с сыном Нур ад-Дина, Ваккас-
бием. Рассказывают, — уверяет нас Кадырали-бек, — что они из одной чашки
пили, один с одного края, второй с другого. Однако впоследствии Ваккас-бий
покинул предводителя кочевых узбеков и даже сражался против Абу-л-Хайра,
примкнув к его противнику ко имени Мустафа-хан.
Обязанный своим избранием и ханским троном влиятельным кругам кочевого
общества, Абу-л-Хайр должен был проводить политику, отвечающую их
интересам, совершать военные походы на соседние земледельческие страны,
покорять новые земли. Менее всего затронутые городской культурой, — писал
В.В. Бартольд о кочевых узбеках Восточного дешт-и Кипчака, — потомки Шибана
остались более всего верны воинственным традициям кочевников и потому могли
выступать в роли завоевателей в такое время, когда могущество династии
Чингиз-хана почти везде находилось в полном упадке. [Бартольд, У,с.135]
В соседнем с Узбекским улусом Моголистане, в частности, господствовали
внутренние усобицы, раздробленность. После смерти Вайс-хана (1428 г.),
пишет Мирза Хайдар Дуглат, улус моголов пришел в совершенное расстройство.
Началась борьба между приверженцами двух несовершеннолетних сыновей Вайс-
хана, Юнуса и Эсен-буки, в которой одержала победу партия младшего сына
хана, изгнав из Моголистана Юнуса и его сторонников. Последние бежали в
Самарканд, где по приказу Улугбека начальники моголов были коварно
перебиты, а малолетний царевич отослан к Шахруху. В Герате Юнус был
отечески обласкан, и воспитание его было поручено известному историку Шараф
ад-дилу Али йазди, автору Зафар-наме официальной истории Тимура. Удаление
Юнуса не привело, однако, к прочному утверждению власти его брата в
Моголистане, слишком было сильно стремление могольских эмиров к
независимости. Чувствуя политическую слабость ханской власти, они покидали
Эсен-Буку и, обосновавшись на новых местах, отказывались признавать его
власть. Так, при начавшихся смутах Мир Мухаммад-шах ушел на Ат-Баши, Мир
Керим-Берди Дуглат построил себе крепость в местности Ала-Буга, а Мир Хакк-
Берди бекчик обосновался на Иссык-Куле.
Эмиры же племени чурас и барин ушли к калмакам калуджи и еще несколько
других племен подались в Узбекистан к Абу-л-Хайр-хану, а эмиры племени
кончи и прочих аймаков скитались в степях Моголистана.
Подобную же картину наблюдаем и в Золотоордынском Поволжье. Хотя
Мавераннахр, и не переживал в то время такого упадка, самаркандский
правитель, однако, после разгрома войск Улугбека в районе Сыгнака в 1427 г.
Барак-ханом вел скорее оборонительную, чем наступательную политику. Во
всяком случае, в течение последующих 20-ти лет он лично не предпринимал
никаких походов в степь даже тогда, когда кочевые узбеки и моголы совершали
набеги на границы его владений.
Учитывая эту политическую обстановку, кочевые племена Восточного дешт-и
Кипчака еще более усилили свою активность при Абу-л-Хайр-хане и при всяком
удобном случае совершали нападения на пограничные с их улусами владения.
Характерно, что ко времени правления Абу-л-хайра основным направлением
внешней политики предводителей кочевых племен Восточного Дешт-и Кипчака
была не борьба за сарайский трон, а борьба с Тимуридами за Присырдарьинские
города и Хорезм. Последнее обстоятельство может служить показателем того,
что улус Шибанидов вступил отныне в более тесные взаимоотношения со Средней
Азией, которые закончились на рубеже ХУ-ХУI вв. окончательным завоеванием
государства Тимуридов внуком Абул-Хайр-хана Мухаммадом Шейбани. Связи же с
центрами распадавшейся Золотой Орды постепенно ослабевали, хотя, по словам
автора Тарих-и касира, власть Абу-л-Хайра в годы его могущества
распространялась вплоть до пределов Булгара.
Внутриполитическое положение государства, несмотря на сорокалетнее
правление Абу-л-Хайр-хана, было непрочным. Ему пришлось вести упорную и
ожесточенную борьбу с многочисленными джучидами, претендовавшими на
верховную власть в Узбекском улусе. Уже в 1430 г., вскоре после того как он
был провозглашен ханом, Абу-л-Хайр вынужден был выступить в поход для
приведения в повиновение Шибанида Махмуд-Ходжа-хана. Противники
встретились на берегу реки Тобола. После жаркого боя Махмуд-Ходжа-хан был
разбит и обратился в бегство в надежде, что быстроногий скакун унесет его с
поля брани. Однако перехитрить судьбу невозможно: он был схвачен и казнен
по приказу Абу-л-Хайра. А жену Махмуд-Ходжахана, по имени Аганак-бике,
которая по красоте своей спорила с луной, Абу-л-Хайр-хан по мусульманскому
обычаю взял в жены. Богатство и военная добыча, которые достались от
противника, были поделены между воинами. Всех высокопоставленных султанов
и славных эмиров он отличил и одарил дорогими вещами, поясом и высокими
должностями. Так на берегу Тобола было покончено с притязаниями Махмуд-
Ходжа-хана, но явились другие претенденты, наиболее влиятельные из числа
которых были Махмуд-хан и Ахмад-хан.
Следующим шагом Абу-л-Хайр-хана на пути укрепления своей власти в
Узбекском улусе явился тщательно подготовленный поход против упомянутых
ханов. Автор Тарих-в Абу.-л-Хайр-хани, сообщающий наиболее подробные
сведения о непрерывной борьбе за власть в Узбекском улусе, называет Махмуд-
хана и Ахмад-хана просто потомками Джучи. Более подробную генеалогию этих
улусных ханов приводит Махмуд б. Вали. Махмуд-хан и Ахмад-хан, пишет автор
Бахр ал-асрар, были сыновьями Мухаммад-хана б. Тимур-хана б. Тимур-Кутлук-
хана из потомков Тукай –Тимура, сына Джучи.
Поход против Махмуд-хана и Ахмад-хана был предпринят вскоре после
возвращения предводителя кочевых узбеков из низовьев Амударьи, где он в
8341430-31 гг. завоевал Хорезм с главным городом Ургенчем, разграбил его,
однако в том же году его оставил. Молодому Шибаниду и на этот раз
сопутствовал успех: в сражении, разыгравшемся в местности Икри-Тупа, Махмуд-
хан и Ахмад-хан были разбиты и отступили. Победа доставила Абу-л-Хайр-хану
возможность овладеть Орду-Базаром, который был столицей дешт-и Кипчака,
где была прочитана хутба (проповедь, читавшаяся в мечети по пятницам, в
которой произносилось моление за правящего государя) на его имя и выбиты
монеты с его именем. Затем на короткое время Абу-л-Хайр-хан завладел
троном Саин-хана (Бату). Однако вскоре Махмуд-хану и Ахмад-хану удалось
вернуть свои владения. Вместе с тем, пишет по этому поводу Махмуд б. Вали,
— во времена правления Абу-л-Хайр-хана после смерти Мухаммад-хана сыновья
последнего — Махмуд-хан, Ахмад-хан, Джувак-султан и Башыак-султан, —
стакнувшись, вступили в войну с Абу-л-Хайр-ханом.
Потерпев поражение, они кочевали в тех краях, пока, некоторое время
спустя,, не взошли вновь на унаследованный престол [Махмуд б. Вали,
т.б,ч.3,л.1226-I23а]. Это сообщение Махмуда б. Вали подтверждается
нумизматическими данными. Монеты с именем Махмуд-хана б. Мухаммада б. Тимур-
хана чеканены в Хаджи-Тархане, Бек-Базаре, Укеке, Орду-Базаре. Молодой и
честолюбивый Абу-л-Хайр в начале своей политической карьеры едва ли мечтал
о том, что ему удастся одержать верх над большинством своих соперников,
объединить Восточный Дешт-и Кипчак в единое кочевое государство и в
течение сорока лет править этим государством самодержавно. Однако поддержка
со стороны наиболее влиятельных кругов кочевого общества и большинства
племен Узбекского улуса, первые победы над Джучидами значительно упрочили
власть и расширили сферу влияния Абу-л-Хайр-кана в степи.
Однако степь не обрела покоя. Многие джучиды, среди них Ибак-хан,
Буреке-султан, потомки Урус-хана — Джанибек-султан и Гирей — и другие, не
хотели повиноваться Абу-л-Хайру. В 1446 г. против него выступил Мустафахан.
Он был одним из степных владетелей; его улус находился на реках Ишиме и
Атбасаре; когда-то он состоял в союзе с Абу-л-Хайром, но потом бежал от
него. Теперь он усилился настолько, что сам выступил в поход против Абу-л-
Хайра и стремился дать ему сражение. Однако ополчение Мустафа-хана было
разбито, все имущество, скот, сокровища сделались достоянием воинов Абу-л-
Хайра и как военная добыча были поделены между султанами, эмирами и
воинами в зависимости от их положения. Сам Мустафа с остатками воинов
бежал, переправившись на противоположный берег кровавой реки. Но это
поражение не помешало ему несколько позже отнять у Тимуридов Хорезм и
править там до 60-х годов ХУ в.
В 1446 г. Абу-л-Хайр-хан захватил ряд городов на р. Сырдарье и в предгорьях
Каратау — Сыгнак, Аркук, Сузак, Ак-Курган, Узгенд. Сыгнак стал столицей
ханства (до этого столицей был г. Тура или Чимги-Тура, затем Орду-Базар).
По мнению В.В. Бартольда, утверждение Абул-Хайра на Сырдарьс — наиболее
важное для дальнейшей истории узбеков событие его царствования. Однако ни
победа над Мустафа-ханом, ни значительное расширение владений завоеваниями
присырдарьинских городов-крепостей не предотвратили жестокого поражения Абу-
л-Хайра в войне с калмаками.
Калмаки — тюркское название одной из монгольских народностей,
самоназвание которой — ойраты. В то время они занимали территорию,
ограниченную западными склонами Хангайских гор на востоке, гобийскими
песками на юге, Моголистаном на западе, верховьями Иртыша и Енисея на
севере. Ойратское объединение начало давление на восточные рубежи
Моголистана еще в конце ХIУ в., во тогда калмаки успеха не имели. В 20-30-х
годах ХУ в. калмаки в своих набегах доходили до Или и даже до Иссык-Куля. В
50-х годах калмаки появились уже и на Сырдарье. Битва войск Абу-л-Хайра и
калмаков во главе с Уз-Тимур-тайiви произошла около Кок-Кашане, в
окрестностях Сыгнака, в 1457 г. По словам Кухистани, предводитель калмаков
предпринял поход на Сыр-Дарьинскую область с целью грабежа.
Когда Уз-Тимур-тайши услышал, что Абул-Хайр-хан собрал большое
богатство, пишет он, то запылал огонь зависти в груди у него, и он
приказал, чтобы воины привели в порядок свое оружие и явились к его двору.
Ратники собрались и отправились с женами и домочадцами в поход. Когда орда
достигла берегов реки Или, воины оставили здесь жен, домочадцев, обозы и
отправились далее налегке и вскоре достигли окрестностей Сыгнака, — столицы
Шибанидов. Выступило и войско Абу-л-Хайра. Предводитель калмаков послал
одного из своих известных воинов, чтобы он, выйдя на середину поля битвы,
сообщил предводителю дештских племен послание согласия: Пусть пот не
выступит из рубашек, пусть кровь не выступит из тела героев. Однако
Джучиды презрительно отвергли предложение и тем зажгли огонь нападения и
битвы. Обе рати сошлись, смешались; взвилась на воздухе пыль от копыт и
полилась по степи кровь от мечей, секир и стрел. Длился этот бой и погром
много часов; но вот ветер победы подул со стороны калмаков; Абу-л-Хайр-хан
был вынужден отступить и укрыться за стенами Сыгнака. Не встречая
сопротивления, победители вступили оттуда в окрестности Туркестана,
Ташкента и Шахрухии, произвели повсюду гибель и насилие, грабеж и полон,
увезли с собой все захваченное. Перед уходом Уз-Тимур-тайши заключил мир с
Абу-л-Хайром. Историки хана не сообщает ничего об условиях мира, однако,
судя по данным других источников, они были унизительными для Шибанидов.
После этого поражения часть кочевого населения ханства Абу-л-Хайра
отделилась и во главе с султанами Гиреем и Джанибеком, потомками Урус-хана,
откочевала в Моголистан, обосновавшись в долинах рек Чу и Козы-Баши.

Глава 3. Образование Казахского ханства.
3десь мы подходим к одному из узловых вопросов в истории Казахстана.
Однако прежде чем перейти к обзору политической история Улуса Джучи в
период образования собственно Казахского ханства, необходимо сказать об
общем характере источников по средневековой истории казахов подробнее
остановиться на тех из них, которые использованы для разработки избранной
нами темы наиболее полно.
Специфику работы исследователя средневековой истории казахского народа
во многом определяет в прошлом слабое распространение среди казахов
письменности и книжного образования. Единственный известный пока
исторический труд, созданный представителем казахского племени, — сочинение
Кадырали—бека, сына Хошум-бека из племени джалаир, написанное в начале ХУII
в. и условно названное издателем И.Н. Березиным Сборник летописей.
Сведения Кадырали-бека о Казахском ханстве ХУ-ХУI вв. основаны на надежных
местных источниках и могут указывать на существование в казахском обществе
если не собственной письменной традиции, то живого интереса к генеалогиям и
вопросам политической истории.
Сведения по ранней истории Казахского ханства мы имеем почти исключительно
из сочинений мусульманских авторов. Однако все или почти все эти источники
представляют собой сочинения, посвященные тем или иным правителям или
религиозным деятелям соседних с казахами областей (иногда даже, хотя и
связанных с ними, но территориально весьма отдаленных), и потому
заключенные в них сведения о Казахском ханстве имеют случайный или
фрагментарный характер. В частности, ни среднеазиатские авторы, которых в
первую очередь интересовали события, происходившие в самой Средней Азии, ни
иранские историки, проявлявшие интерес главным образом к событиям,
связанным с Хорасаном я Мавераннахром, не оставили сведений, касающихся
территориально всего Казахского ханства или охватывающих события правления
одного или нескольких казахских ханов. Исключение в этом плане составляет
лишь сочинение восточнотуркестанского историка Мирзы (Мухаммада) Хайдара
Дуглата (1500-1551): сообщения о казахских владетелях, содержавшиеся в его
Тарих-и Рашиди, — в совокупности единственное в средневековой
мусульманской историографии связное изложение ранней истории Казахского
ханства.
Мухаммад Хайдар или, как он сам называет себя, Мирза Хайдар происходил
из весьма знатного и влиятельного племени дуглат; его предки некогда были
могущественными Эмирами, по своему желанию возводившими на трон и
низлагавшими принцев царствующей династии в восточных областях Чагатайского
улуса. Мирза Хайдар родился в 1500 г. в Ташкенте, который тогда принадлежал
моголам и где его отец в то время был правителем. По матери он приходился
внуком могольскому хану Юнусу. Одаренный острым умом и многосторонними
способностями, он отличался в то же время незаурядной личной храбростью и
военными талантами. При участии в судьбе будущего автора Тарих-и Рашиди
могольского хана Султан Саида он получил хорошее мусульманское образование
и усвоил литературную и культурную традицию своего времени в разнообразных
областях науки, искусства и ремесел. Ему не была чужда и поэзия: он
одинаково свободно писал на тюрки и по-персидски и носил поэтический
псевдоним Айаз.
Знатное происхождение и личные способности определили служебную карьеру
Мирза Хайдара Дуглата: он стоял близко ко двору хана и занимал при Султан
Саиде (1514-1533) видное положение в Могольском государстве. После смерти
Саид-хана в июле 1533 г. на престол в Яркенде вступил его сын Абд-ар-
Рацлид, крайне враждебно настроенный против дуглатов. Пребывание Мирзы
Хайдара Дуглата в своей стране стало небезопасно для его жизни, и он решил
перебраться в Индию, к преемникам Бабура. Некоторое время он провел в
скитаниях по Малому Тибету, а затем прибыл в Лахор. В 1541 г. Мирза Хайдару
удалось военной хитростью овладеть Кашмиром и основать там для себя
фактически независимое княжество. Вот там, в Кашмире, в 1543-1546 гг. и был
написан его знаменитый труд Тарих-и Рашиди на персидском языке.
Основное содержание Тарих-и Рашиди составляет история восточной ветви
Чагатаидов, внутренняя борьба в улусе, подготовившая возвышение племени
дуглат и правление его владетелей в Восточном Туркестане. Являясь основным
источником по истории моголов и Моголистана второй половины ХIУ — первой
половины ХУI в., Тарих-и Рашиди содержит такой же богатый фактами и
нередко уникальный по характеру материал по истории ряда тюркских народов
Средней Азии, равно как тибетцев и кафиров ХУI в. Известия о казахах в
Тарих-и Рашиди обнимают период с 50-х годов ХУ в. ло 30-е годы ХУI
столетия. Наиболее подробные сведения Мирза Хайдар сообщает о ханах
Бурундуке, Касиме, Тахире и о казахо-могольских и казахо-узбекских
отношениях указанного периода.
Впервые Тарих-и Рашвди стали интересоваться английские ориенталисты
еще в первой половине ХIХ в. в связи с историей Индии мусульманского
периода. Изучение сочинения Мирзы Хайдара отечественными востоковедами
блестяще открывает широко известная работа В.В. Вельяминова-Зернова
Исследование о касимовских царях и царевичах [1864, ч.2]. Переводы
отдельных отрывков из Тарих-и Рашиди на русский язык публиковались
неоднократно; имеется старый (1895 г.), но не потерявший своего значения,
неполный английский перевод Тарих-и Рашиди, выполненный Денисоном Россом.

Для изучения политической истории Казахского ханства важное значение
имеют исторические сочинения периода Мухаммада Шейбани-хана (ум. в 1510 г.)
(Нусрат-наме, Фатх-наме, Шейбани-наме, Бинаи; Шейбани-наме. Мухаммада
Салиха; Шейбани-наме, анонимного автора; Михманнаме-йи Бухара и др.). Эти
источники отражают своеобразный феодальный быт южноказахстанских степей и
Среднеазиатского Междуречья второй половины ХУ и начала ХУI столетий с
характерными для этого периода войнами между Мухаммадом Шейбани и
казахскими владетелями, описывают невзгоды суровой жизни внука Абу-л-Хайра
в годы его казачества, его службу в качестве кондотьера у Тимуридов, о
превратностях судьбы, отдавших в руки узбекского царевича-изгоя
присырдарьинские крепости, о его дальнейшей экспансии вглубь
земледельческих оазисов Средней Азии и победном шествии Шибанидов по
политически раздробленному Мавераннахру — владению Тимуридов.
Заключая в себе, таким образом, богатейший фактический материал,
указанные труды отличаются в то же время последовательной тенденциозностью
при трактовке событий. Более того, эти, так называемые сочинения
шейбанидского круга (то есть различные по форме и языку исторические
произведения, написанные в начале ХУI в. по поручению, одобрению или при
прямом участии основателя государства Шибанидов в Средней Азии Мухаммада
Шибани-хана) представляют собой яркую апологию новой династии, пришедшей на
смену Тимуридам (1370-1500): все они носят характер политически продуманных
произведений с цельными задачами и определенными целями. Характеристика
Шибанидов составлена из высокопарных выражений и изречений добродетелей, а
великие и удивления достойные деяния основателя нового государства
откровенно преувеличены. В частности, авторы этих сочинений готовы видеть и
видят в Шейбани-хане величайшего полководца, не знающего поражений и
побеждающего даже, с горсткой людей, слабым отрядом многочисленные войска
противника, крупнейшего стратега, штурмом берущего крепости, которые до тех
пор не удавалось взять оружием ни одному падишаху. Эти придворные люди
пера ловко превращают худые дела своего патрона в похвальные поступки,
нередко приписывают Шейбани-хану мнимые победы. Но при этом едва ли
приходится сомневаться в том, что Мухаммед Шейбани обладал большими
военными и организаторскими способностями, исключительной энергией и волей,
был человек отчаянной смелости и бесстрашный рубака. Однако на протяжении
всей бранной, полной тревог и опасностей жизни, вплоть до завоевания
Мавераннахра, он оставался простым искателем добычи и приключений, в лучшем
случае удачливым предводителем и счастливым политическим авантюристом, что
и можно усмотреть в тех же сочинениях шейбанидского круга, если оставить
без внимания безмерную гиперболизацию.
Из числа источников этого круга, ценных для нас не только материалами
истории, но и содержащих важные сведения историко-этнографического
характера, особо отметим Михман-наме-йи Бухара перса Ибн Рузбихана.
Полное имя автора Абу-л-Хайр Фазлаллах ибн Рузбихан ибн Фазлаллах (ибн
Мухаммад) ал Хунджи ал-Исфахани, по прозвищу Амн, известный как Ходжа
Мулла. Он, будучи одним из приближенных Шейбани, сопровождал хана в его
изнурительном походе против казахов, состоявшегося в 1509 г. Личное участие
в походе, естественно, дало наблюдательному, разносторонне образованному и
любознательному Ибн Рузбихану богатый материал по быту, хозяйству,
верованиям, административному устройству казахов, которые изложил в своих
мемуарах. Эти весьма оригинальные сведения о казахах, основанные на личных
наблюдениях в расспросах очевидцев, не содержатся в каких-либо других
известных ныне источниках.
Некоторые детали мы находим в широко известном своде летописей
Хондамира, мемуарах Бабура и Васифи, в заключительной части Зубдат ал-
асар Абдаллаха ибн Мухаммада.
Важный источник по истории казахского народа второй половины ХУI в. —
сочинение Хафиз-и Таныша Шараф-наме-йи шахи, известное и под названием
Абдаллах-наме. Основные сведения, сообщаемые Хафиз-и Танышем, освещают
вопросы взаимоотношений казахов и узбеков Средней Азии. Неблагоприятная
международная обстановка, в которой оказались казахи во второй половине ХУi
в., с одной стороны, и политические действия Абдаллах-хана, стремившегося
щедрыми пожалованиями уделов и подарками склонить на свою сторону казахских
султанов, с другой стороны, обеспечили бухарскому хану немалое влияние в
юго-западных владениях казахов. Однако вассальная зависимость везде и
всегда непрочна и при благоприятных условиях легко порывается, нередко даже
бывшие вассалы вступают со своим сюзереном в открытую борьбу. Примером
может служить деятельность казахского хана Таваккуля, который, по словам
Хафиз-и Таныша, порвал вассальные отношения с бухарским правителем и
выступил против него. Последовавшие затем длительные войны между казахскими
и узбекскими феодалами, не прекратившиеся и после перехода Ташкента ч
Туркестана в руки казахов, достаточно подробно описаны в Тарих-и аламарай-
и Аббаси Искандара Мунши и ряде других сочинений.
Важным источником для истории Казахстана является исторический труд на
персидском языке среднеазиатского автора Махмуда ибн Вали Бахр ал-асрар.
Книга была начата в Балхе в сентябре 1634 г. по поручению тогдашнего
правителя города Надир Мухаммада, брата и впоследствии преемника бухарского
хана Имамкули, и окончена после 10501640-41 гг. Крупнейший представитель
аштарханядской придворной историографии Махмуд б. Вали был образованнейшим
человеком своего времени. Он написал р сборников газелей, касыд, а его
семитомный Бахр ал-асрар является не только важным историческим
источником и литературным памятником, но также содержит обильный материал
по исторической географии и топографии Средней Азии и других стран. для нас
особенно важен шестой том, посвященный истории Чингиз-хана и его потомков
до 40-х годов ХУII в.
Наибольший интерес представляет четвертая часть труда Махмуда б. Вали,
где содержатся ценные и подробные сведения о правлении Аштархаивдов,
начиная от воцарения Дин-Мухаммада, и казахско-среднеазиатские отношения
конца ХУI — первой половины ХУII вв., тогда как первые три части носят
компилятивный характер. Однако следует отметить, что Махмуд б. Вали с
большим умением обработал имевшийся в его распоряжении материал в
значительной мере дополнил труд своих предшественников рядом существенных
деталей и отсутствующими в других известных нам источниках рассказами, о
чем уже упоминалось выше, в соответствующих разделах. Знакомство с Бахр ал-
асрар затрудняется не только тем, что оно до сих пор не издано, но в тем,
что в различных рукописных собраниях находятся отдельные тома и части этого
ценного труда. Так, например, четвертая часть шестого тома хранится в
библиотеке Индия Оффис в Лондоне. До недавнего времени из отечественных
Востоковедов академик В.В. Бартольд был единственным, кто был знаком с
текстом лондонской рукописи Бахр аласрар. Ныне микрофильмы заключительной
части 6-го тома Бахр ал-асрар имеются в Санкт-Петербурге и Ташкенте.
Помимо указанных исторических сочинений восточных авторов для нашей
темы имеют значения ч агиографические Сочинения — жития суфийских святых. В
этих сочинениях наряду с легендарными рассказами о чудесах мусульманских
шейхов зачастую содержится значительный материал, характеризующий быт
народностей Средней Азии и Казахстана, их Родоплеменную структуру, а
отчасти и политическую историю. К этому роду источников, использованных
нами при написании настоящей книги, относятся Зийа ал-кулуб Мухаммада
Аваза, Джаляс алмуштакин Мавлана Пайравв и др.
Теперь несколько слов о памятниках народно-поэтического творчества
казахов. Особенность этого круга источников заключается в том, что они
прежде не записывались, но каждая легенда передавалась из уст в уста, от
поколения к поколению. Любопытно при этом отметить, что большинство
казахских богатырских сказаний не знает еще этнического имени казак:
главные действующие лица выступают в них как представители отдельных родов,
племен или как Выходцы из ногайлы, или узбеки. Из родоплеменных названий
чаще всего упоминаются такие, как уйсун, конграт, кипчак, канглы, дулат,
албан, тама, кыйат, керей, найман, алчин, аргын и др., причем наименования
ногай и узбек употребляются, как правило, не в качестве родоплеменного
названия, но как собирательное имя. Лишь в отдельных, очевидно, восходящих
к эпохе не ранее ХУ в., произведениях казахского народно-поэтического
творчества вводится название казак и содержится попытка объяснения
происхождения этого слова, равно как и происхождения казахского народа.
Памятники устного народного творчества привлекались нами лишь в той
мере, в какой можно было использовать их поздние записи, не прибегая к
специальным текстологическим, жанровым и фольклористическим исследованиям.
Таково краткое описание некоторых источников по истории Казахского
ханства. дополнительные характеристики к этим и другим, использованным в
данной работе, источникам приводятся в соответствующих местах текста книги.

Вернемся теперь к политической истории Восточного дешт-и Кипчака и
узнаем, какие события имели место там после 1457 г.
После поражения Абу-л-Хайр-хана от Уз-Тимур-тайши в Узбекском улусе
произошел раскол, который привел к отделению и откочевке части его
населения в соседние степи. Сообщение об этом содержится в Тарих-и
Рашиди, откуда оно перешло во многие другие сочинения, иногда с некоторыми
дополнениями. Вот слова самого автора Тарих-и Рашиди Мирзы Хайдара
Дуглата: В то время, — пишет он, — в дешт-и Кипчаке владычествовал Абу-л-
Хайр-хан. Он причинял много беспокойства султанам джучидского
происхождения. Джанибек-хан и Кирай-хан бежали от него в Моголистан. Исан-
Буга-хан охотно принял их и предоставил им округ Чу и КозыБаши, который
составляет западную окраину Моголистана [МИКХ, с.1951.]
Джанибек (=Абу Саида) был младшим сыном Барак-хана. Гирей (Кирай)
приходился Джанибеку дальним родственником, имея с ним лишь общего предка —
Урус-хана. Его родословная Гирей — сын Булад-султана, сына Токтакия, сына
Урусхана. После выхода в свет в 1864 г. второй части книги Исследование о
касимовских царях и царевичах В.В. Вельяминова-Зернова, где впервые
приводятся эти сведения Мирзы Хайдара Дуглата, в исторической литературе
утвердилось мнение считать откочевку Гирея и Джанибека с частью племен
Узбекского улуса в западные пределы Моголистана началом возникновения
казахской государственности.
В 50-х годах А.А. Семенов высказал мнение, что уход Гирея и Джанибека в
долины рек Чу и Козы-Баши был лишь одним эпизодом в истории узбеков-казахов
и что перекочевка эта не охватывала весь народ; а лишь его небольшую часть.
Эту точку зрения разделял и казахский ученый С.К. Ибрагимов (1929-1960). На
основании того, что ни придворные историки Шейбани-хана, ни автор Тарих-и
Абу-л-Хайр_хани, ни слова не говорят об откочевке, С.К. Ибрагимов высказал
предположение, что уход Гирея и Джанибека не сыграл существенной роли в
политической жизни племен, населявших Узбекский
улус. Современная исследовательница средневековой истории Казахстана К.А.
Пищулина, отметив, что истоки Казахского ханства, причины его образования
— не откочевка Джанибека и Гирея, а ход хозяйственного, социального,
политического развития населения средневекового Казахстана, в том числе
этнической истории казахов, пишет, что откочевка группы племен из
Восточного Дешт-и Кипчака в Западное Семиречье, во-первых, сыграла большую
роль для истории Юго-Восточного Казахстана и Моголистана, а, во-вторых, как
форма классовой борьбы она была все же важным звеном в цепи политических
событий на пути образования Казахского ханства [Пищулина, 1977,с.25О-251].
Учитывая важность вопроса, попытаемся рассмотреть его подробно.
Государство кочевых узбеков дешт-и Кипчака располагалось в
непосредственной территориальной близости от Мавераннахра, и казалось бы,
что Среднеазиатские авторы могли иметь более подробные и точные сведения о
состоянии Узбекского улуса в то время. К сожалению, эти ожидания не
оправдываются: ни один из ныне известных источников, кроме Тарих-и Рашиди
и зависящих от него сочинений более поздних авторов, не упоминает о расколе
в Узбекском улусе при жизни Абу-л-Хайрхана и выделении нового политического
образования. Сообщение, содержащееся в Тарих-и Рашиди, по-видимому,
объясняется тем, что Мирза Хайдар, будучи историографом правителей
Моголистана, не мог не упомянуть на страницах своего труда о событии,
отразившем некоторые стороны внешней политики могольского хана Есен-Буки
(1429-1462); причем этой откочевкой было положено начало традиционному
союзу между потомками Урус-хана и правителями Моголистана, продолжавшемуся
более семидесяти лет и нарушенному в правление Абд ар-Рашвд-хана (1533-
1560).
Само по себе отложение Гирея и Джанибека от основной массы кочевых
узбеков было лишь одной из распространенных в степи форм протеста наиболее
самостоятельных султанов в период наибольшего ослабления власти Абу-л-Хайра
и обострения противоречии внутри Узбекского улуса. В то же время оно
явилось важным звеном в цепи событий, предшествовавших сложению казахской
государственности, и сыграло существенную роль в определении названия
нового политического образования.
В связи с этим большой интерес приобретает вопрос о положении ханской
власти и ее взаимоотношениях с феодальной знатью и подданными в
государствах кочевников. Это весьма сложная тема не может быть решена
сразу. Одним из частных вопросов, относящихся к ней, является исследование
форм протеста феодалов и улусных людей, пострадавших от хана.
В источниках мы находим немало примеров, указывающих на то, что
прочность ханской власти зависела от того, насколько политика хана отвечала
интересам представителей крупных родов. В тех случаях, когда она шла
вразрез с устремлениями степной аристократии или ущемляла ее права,
вассальные феодалы уходили от своего предводителя и даже вступали с ним в
открытую борьбу. Покидать пределы своего государства их побуждали самые
различные причины: династийные и междоусобные распри, отрицательные личные
качества предводителя, опасения мести государя и т.п. Так, в степях,
подвластных Урус-хану, укрылись со своими людьми несколько эмиров из
племени джалаир, восставших против Тимура, но понявшие, что не являются
людьми, могущими противостоять ему. А Токтамыш-оглан, опасаясь
преследования Урус-хана, нашел убежище при самаркандском ... продолжение
Похожие работы
ОБЩЕСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ КАЗАХОВ В НАЧАЛЕ 19 ВЕКА
Формирование казахского народа
Образование первого казахского ханства
Становление независимости
Гражданская война на территории Казахстана
Итоги процесса суверенизацией Казахстана
Становление суверенитета РК
Основополагающие принципы Республики Казахстан, провозглашенные в Конституции
Типологизация национально-освободительных войн и движений казахского народа в трудах исследователей XIX – первой четверти XX вв
Конституционное законодательство демократического государства
Дисциплины