ИСТОРИОГРАФИЯ ДРЕВНЕГО И СРЕДНЕВЕКОВОГО КАЗАХСТАНА


Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 23 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






ИСТОРИОГРАФИЯ ДРЕВНЕГО И СРЕДНЕВЕКОВОГО КАЗАХСТАНА

1. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ В КАЗАХСТАНЕ.
ПРОБЛЕМЫ АРХЕОЛОГИИ И ИХ РАЗРАБОТКИ
Первые сведения об археологических памятниках Казахстана принадлежат
средневековым ученым, историкам, географам, путешественникам. В своих
трудах они упоминали увиденные ими лично или известные им по рассказам
необыкновенные предметы, изображения, развалины городов и селений,
существовавших задолго до современных им событий.
Важную роль в научном изучении прошлого Казахстана сыграли указы Петра
I, предписывающие бережное отношение к древним раритетам, их описание и
сбор, а также предпринятые по его инициативе мероприятия с целью изучения
Сибири и прилегающих к России территорий Казахстана. В результате этих
действий в 1707 г. появилась Чертежная книга Сибири, написанная сыном
тобольского боярина С. Ремезовым. В ней наряду с географическими данными
сосредоточены сведения об археологических памятниках казахских степей.
Следующие по времени интересные сведения по археологии зафиксированы в
отчетах первой академической экспедиции 1733 г. в Сибирь, возглавлявшейся
академиком Г. Ф. Миллером. В составе экспедиции работали известные ученые
Л. Делаклоер, И. Фишер, геодезисты А. Красильников, А. Иванов, М. Ушаков.
Археологическое изучение Казахстана в 1768-1774 гг. продолжила вторая
академическая экспедиция, организованная с целью изучения истории,
географии и этнографии народов Поволжья, Урала, Сибири и Казахстана. В
экспедиции участвовали выдающиеся ученые того времени П. С. Паллас, И. П.
Фальк, И. Г. Георги, П. И. Рычков, X. Барданес.
В первой половине XIX в. в России усилился интерес к природным
богатствам Центрального и Восточного Казахстана. Геологи, горные инженеры,
следуя по маршруту, обращали внимание и на древности, описывали их, делали
зарисовки и таким образом увеличивали запас сведений о памятниках этих
районов.
К середине XlX в., таким образом, был накоплен значительный материал,
главным образом по Центральному, Северному и Восточному Казахстану.
Конечно, применительно к этому времени нельзя говорить о подлинно
научном изучении археологических памятников. Можно констатировать лишь факт
первичного накопления сведений, зачастую случайных, полученных не в
результате целенаправленных исследований, а большей частью попутно. Нельзя
серьезно говорить и о раскопках. Некоторые ученые пытались раскапывать
курганы, но, не владея еще методикой раскопок, не всегда ставили перед
собой цели и задачи осмысления, а потому занимались накоплением вещей.
Однако факты регистрации памятников, их картирования, фиксации — налицо, и
в этом ценность их работы. Многое из того, что было сделано в этой области,
не утратило своей значимости и сегодня.
Со второй половины XIX в. древности казахской степи привлекают
внимание Археологической комиссии, Исторического музея, Московского
археологического общества и других центральных научных учреждений России. В
связи с образованием Туркестанского генерал-губернаторе гва в составе
Сырдарьинской (Туркестанской) и Семиреченской областей усиливается интерес
к новому краю, в том числе к его прошлому.
Важные заметки об археологических памятниках истории Семиречья оставил
Ч. Ч. Валиханов, описав городище Талгар, Чингильдинские развалины.
В 1862 г. археологические работы в Казахстане начал В. В. Радлов, с
именем которого связаны первые проведенные на научной основе раскопки
погребений бронзового века. В. В. Радлов предложил классификацию и
периодизацию памятников древности северо-восточного Казахстана и Сибири.
Историю культуры этих районов он делил на периоды: медный и бронзовый век,
древнейший железный век, новейший железный век и раннее средневековье.
Труды этого ученого явились большим шагом вперед в развитии археологии
Казахстана.
В 1867 г. по поручению Археологической комиссии известный русский
востоковед П. И. Лерх исследовал Туркестанский край. Он осмотрел развалины
сырдарьинских городов Сауран, Сыгнак, побывал на ряде городищ Таласской
долины, произвел раскопки на городище Джанкент. Кроме регистрации,
тщательного описания четреченных памятников, он сделал выборку письменных
известий о них, дал анализ и комментарий к этим извлечениям. Сопоставив
сведения письменных источников со своими археологическими находками, он
отождествил развалины с конкретными историческими городами.
Важным событием, сыгравшим большую роль в развитии археологии и
востоковедения, стала командировка в этот регион В. В. Бартольда в 1893—
1894 гг. Им были осмотрены памятники Чуйской и Таласской долин, Иссык-
Кульской котловины и долины реки Или. Его Отчет о поездке в Среднюю Азию с
научной целью до сих пор остается образцом исторической информации.
Опираясь на многочисленные письменные источники, В. В. Бартольд обрисовал
топографический фон исследуемого региона, определил перспективные в
археологическом отношении памятники и отождествил их с известными
средневековыми городами, В частности, Тараз он локализовал на месте Аулие-
Аты (Жамбыла). Материалы В. В. Бартольда приоткрыли завесу над прошлым
народов юга Казахстана и Киргизии. С его именем связана организация
Туркестанского кружка любителей археологии, созданного в Ташкенте в 1895 г.
и объединившего представителей местной интеллигенции, военных, чиновников,
интересующихся прошлым края, его историей, памятниками архитектуры и
искусства.
Значительную роль в археологическом изучении Центрального, Северо-
Восточного Казахстана сыграли созданные в начале XX в. Западно-Сибирский,
Семипалатинский и Оренбургский отделы Русского географического общества,
Оренбургская ученая архивная комиссия. В итоге в XIX — начале XX вв. был
накоплен богатый фактический материал, в некоторой степени проведена его
систематизация. Предпринимались также меры и по охране древностей. Многие
из памятников того времени ныне уничтожены, разрушены, и лишь благодаря
энтузиазму первых исследователей наука располагает сегодня сведениями о
них.
После революции 1917 г. археологические исследования были продолжены,
но уже на государственной основе. В 1919 г. была создана Академия истории
материальной культуры, а в 1920 г. - Туркестанский комитет по делам музеев
и охраны памятников старины, искусства и природы. Ближайшей задачей
комитета, по предложению В. В. Бартольда, стало составление археологической
карты. Таким образом было положено начало учету, изучению, сохранению
памятников древности.
Среди работ первых послереволюционных лет исследования археологов П.
П. Иванова в Сайраме и В. Д. Городецкого в Семиречье, на юге Казахстана,
статьи М. Е. Массона, крупнейшего исследователя древностей Средней Азии,
посвященные городищу Сайрам и мавзолею Ахмеда Ясави в Туркестане. Открытия
и раскопки в Западном Казахстане могильников Киргильда I и Киргильда П,
Урал-Сай, Кунанбай-Сай, произведенные в 1926 г. М. П. Грязновым, дали
богатый материал и изменили утвердившееся мнение, что андроновская культура
характерна лишь для Западной Сибири.
В 30-е гг. ряд крупных экспедиций охватил своими исследованиями многие
районы республики. Среди них экспедиции, руководимые П. С. Рыковым, О. А.
Кривцовой-Граковой, С. С. Черниковым.
Происходит окончательное превращение археологии в самостоятельный
раздел исторической науки.
Важную роль в изучении древних памятников Сары-Арки и особенно
древнего горного дела и медеплавильного производства сыграл К. И. Сатпаев.
В эти же годы оживляется деятельность научных учреждений Казахстана.
Регистрацию памятников, учет случайных находок и небольшие раскопки
осуществляет Центральный музей Казахстана. В печати появляются статьи о
городище на р. Коксу и о памятниках Семиречья. Одно из ведущих мест в
археологических работах 30-х годов занимают экспедиционные исследования в
Семиречье и на юге Казахстана, организованные Институтом истории
материальной культуры (ИИМК АН СССР) совместно с Казахским филиалом
Академии наук под руководством А. Н. Бернштама. За четыре предвоенных
полевых сезона (1936-1940 гг.) Семиреченская археологическая экспедиция
провела широкую разведку и стационарные раскопки на ряде городищ. По
результатам широкомасштабных раскопок на городище средневекового Тараза и
обследования памятников его округи была предложена периодизация
археологического материала этого района, намечены основные этапы развития
города, определены пути становления его округи. Для археологии Казахстана
это был первый опыт комплексного историко-археологического изучения
средневекового города.
В статьях А. Н. Бернштама не только опубликованы новые материалы, но и
намечены и частично решены важнейшие проблемы истории средневекового
города, взаимодействия оседлого и кочевого населения юга Казахстана и
Семиречья, вопросы сложения города и его культурно-исторических связей, а
также исторической топографии.
С учреждением в 1946 г. Академии наук Казахстана большинство
археологических работ проводил отдел археологии Института истории,
археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова. Центр археологических
исследований с этого времени переносится в Алма-Ату, складывается Казахская
археологическая школа. В целом 1946 г. стал началом нового этапа в развитии
археологии Казахстана.
Первой созданной отделом археологической экспедицией стала Центрально-
Казахстанская (ЦКАЭ), возглавленная тогда академиком А. X. Маргуланом. До
настоящего времени эта экспедиция ведет систематические поиски и изучение
древностей Сары-Арки.
Работу экспедиции А. X. Маргулана отличали не только территориальные
масштабы, но и широкий хронологический диапазон исследуемых памятников.
Экспедиция обнаружила, обследовала и раскопала стоянки эпохи неолита и
энеолита, поселения и могильники андроновской и дандыбай-бегазинской
культур, погребальные сооружения VII—I вв. до н. э., курганы тюркского
времени, средневековые города и поселения. А. X. Маргулану удалось
доказать, что в средние века Центральный Казахстан был не только страной
номадов, но и одним из центров оседлой и городской культуры. Здесь, в
долинах Нуры и Сарысу, в предгорьях Улытау были обнаружены остатки
средневековых поселений и городищ, которые являлись центрами ремесла,
торговли и земледелия. Особое значение имели они как места добычи и плавки
цветных металлов — меди, олова, серебра.
Второй крупной экспедицией послевоенных лет стала Южно-Казахстанская,
возглавляемая А. Н. Бернштамом и Е. И. Агеевой. Итогом ее работ явилось
обследование и картографирование большой группы городищ и поселений в
Отрарском оазисе, в междуречье Чу-Талас, на северных склонах Каратау, в
долине Сырдарьи. Изучение топографии городищ и классификация керамики
позволили судить об узловых культурно-исторических этапах, об уровне
развития ремесла и торговли.
Почти параллельно с ЦКАЭ и ЮКАЭ начиная с 1945 г. археологическое
изучение Кзыл-Ординской области вела Хорезмская археолого-этнографическая
экспедиция АН СССР под руководством СП. Толстова.
С 1947 г. начинает работать Восточно-Казахстанская археологическая
экспедиция под руководством С. С. Черникова. Основной задачей экспедиции
стало выявление и исследование памятников, расположенных в зоне затопления
в связи со строительством Усть-Каменогорской и Бухтарминской ГЭС. Здесь
зафиксированы многочисленные памятники от эпохи неолита до средневековья,
получен материал, характеризующий историческое прошлое Восточного
Казахстана.
В 1954 г. Институт истории, археологии и этнографии организовал Илий-
скую археологическую экспедицию во главе с К. А. Акишевым с целью
обследования зоны будущего затопления Капчагайской ГЭС. В первый же сезон
экспедиция обнаружила здесь огромное скопление курганных могильников эпохи
саков и усуней.
Одним из ярчайших открытий казахстанской археологии середины 50-х гг.
стали древнепалеолитические местонахождения в горах Каратау в Южном
Казахстане. Обнаружение их принадлежит геологу Г. Я. Ярмаку и археологу X.
А. Алпысбаеву. Это открытие положило начало новому направлению в
казахстанской археологии - изучению палеолита.
В целом конец 40-х — 50-е гг. ознаменовались широким размахом
археологических исследований. Они охватили почти все основные регионы
Казахстана и включили в сферу работ памятники самого разного
хронологического диапазона. Среди важных открытий этих лет — памятники
палеолита на юге Казахстана, курганы саков и усуней в долине р. Или,
наскальные рисунки в урочище Тамгалытас. В это время были начаты раскопки
могильника Бесшатыра на р. Или, катакомбных погребений на Сырдарье, в
урочище Чардара, закончены раскопки на цитадели Баба-Аты.
Вместе с казахстанскими учеными исследованием памятников занимались
известные археологи Москвы и Ленинграда С. П. Толстов, А. Н. Бернштам, С.
С. Черников, В. С. Сорокин. Своеобразный итог важному этапу в развитии
археологии Казахстана, начавшемуся в 1946 г., подвел выпуск в 1960 г.
Археологической карты Казахстана, подытожившей многолетние широкомасштабные
археологические работы и позволившей наметить наиболее перспективные ее
направления.
Следующий этап развития казахстанской археологии охватывает 60— 70-е
гг. Идет процесс не только расширения исследований, связанный с выявлением
новых памятников, их первичным описанием, но и их углубления путем
организации многолетних стационарных раскопок. Центрально-казахстанская
археологическая экспедиция во главе с А. X. Маргуланом, а затем М. К.
Кадырбаевым, С. М. Ахинжановым по-прежнему главные задачи видела в изучении
памятников эпохи бронзы и раннего железа. Исследовались могильники
тасмолинской культуры, а в урочищах Тас-мола и Нурманбай — андроновские
памятники. В это же время было обследовано 30 поселений эпохи бронзы. Среди
них Атасу, Ортау, Бугулы, Аксу-Аюлы, Байбола, Жамантас, Тагибай-Булак.
В северной Бетпак-Дале изучались могильники Аксай, Сартабан, в долине
Атасу - могильник Караузек, а также рудные разработки. Многочисленные
андроновские памятники были обнаружены и обследованы в районе
Каркаралинских и Баянаульских гор. Результатом многолетних раскопок
поселения Чаглинка стали монографии о древних культурах Центрального
Казахстана. Фундаментальностью отличается работа А. X. Маргулана,
посвященная бегазы-дандыбаевской культуре, которую ученый считал
продолжением андроновской культуры.
Широкие раскопки, тщательный анализ добытых в Северном Казахстане
материалов позволили Г. Б. Здановичу предложить их новую периодизацию и
хронологию. Собрав обширные данные, В. В. Евдокимов изучал проблемы
экономики и демографии населения Центрального Казахстана в эпоху бронзы.
Интенсивное изучение памятников каменного века проводилось X. А.
Алпысбаевым на юге Казахстана, в ущельях Каратау, в долине Сырдарьи. Итогом
этой работы стала вышедшая в 1979 г. монография, где опубликованы материалы
палеолитических стоянок Борыказган, Кемер, Кзылрысбек, Токалы, Дарбаза и
др. Палеолитические стоянки в центральной части Северного Прибалхашья
изучал отряд, руководимый А. Г. Медоевым.
Стоянки эпохи камня в эти годы были обнаружены и обследованы в
Западном Казахстане, на Мангыстау. Начались планомерные исследования и
раскопки неолитических стоянок в Прииртышье, в Павлодарской области. Это
стоянки озерного типа Пеньки.
В 60-е гг. также продолжались работы по изучению памятников саков и
усуней в Семиречье (Семиреченская археологическая экспедиция). В
монографии, посвященной культуре саков и усуней Илийской долины, К. А.
Акишев рассмотрел вопросы происхождения саков и сакской культуры, дал
хронологическую классификации наконечников стрел. Г. А. Кушаев наметил
этапы периодизации усуньской культуры Семиречья. Знаменательным событием
казахстанской археологии, имеющим мировое значение, стало открытие
захоронения в кургане Иссык, находки из которого дали новый импульс
изучению культуры саков, их мифологии, искусства, письменности, социального
строя.
Памятники сакской культуры Центрального Казахстана, получившие
название тасмолинской культуры, обследовались М. К. Кадырбаевым. Ученый
смог показать особенности этой культуры, разработать вопросы периодизации,
дать анализ хозяйства древних племен. Ценнейшие находки сарматского времени
были сделаны в Западном Казахстане, в Лебедевском
могильнике.
Памятники джетыасарской культуры в районе Джусалы, в нижнем течении
Сырдарьи исследовались одним из отрядов Хорезмской археолого-
этнографической экспедиции. Продолжались работы в урочище Джетыасар, где
были открыты поселения и могильники. На основе новых данных и материалов
прежних лет была подготовлена монография, посвященная керамике Сырдарьи
В 70-е гг. определилось еще одно направление казахстанской археологии
— изучение петроглифов. Если раньше исследования этого археологического
источника велись нерегулярно и бессистемно, то теперь они становятся
объектом специальных исследований М. К. Кадырбаева, А. Н. Марьяшева, А. Г.
Медоева. С их именами связано появление крупных обобщающих работ,
посвященных наскальным рисункам гор Каратау, Мангыс-тау и других районов.
В 1969 г. была организована Отрарская, а в 1971 г. — Южно-
Казахстанская комплексная археологическая экспедиция. Основными объектами
многолетних стационарных раскопок они выбрали городища Отрар, Кос-тобе, Кок-
Мардан, Мардан-Куик, Куйруктобе в Отрарском оазисе, Туркестан, Ран и
Культобе на северных склонах Каратау. Помимо городищ и поселений члены
экспедиции изучали могильники разных эпох, в том числе известный и ранее
исследовавшийся Борижарский могильник, Шага, Кок-Мардан. Широкие раскопки
были организованы на городище Отрар-тобе, по уровню слоев XVI—XVIII вв.
были раскопаны и открыты многочисленные жилые кварталы, гончарные и
кирпичеобжигательные мастерские, общественные постройки — мечети, мавзолеи,
бани. Масштабные раскопки проводились на поселении первой половины I тыс.
н. э. Кок-Мардан, где выявлены жилые кварталы, дома и храмы.
На цитадели городища Куйруктобе по уровню VI—IX вв. вскрыта дворцовая
постройка, в парадном зале которой найдены уникальные резные доски с
изображениями божеств и светских сцен. На шахристане городища открыты
комплексы построек VI—VIII вв., IX—XI, XII вв., железоделательные
мастерские XIII—XIV вв. и соборная мечеть X—XI вв.
Интересные материалы, связанные с погребальными обрядами и отражающие
религиозные воззрения древнего и средневекового населения, получены при
раскопках Борижарского могильника. Отряд экспедиции провел исследования
ирригации в Отрарском оазисе, на южных и северных склонах Каратау, в районе
Саурана, где обнаружил систему позднес-редневековых кяризов.
Одновременно велись и палеоэтнографические исследования, в частности,
раскопки казахских зимовок с целью выяснения процессов оседания казахов.
В середине 60-х гг. начинает развиваться казахстанская нумизматика.
Массовый монетный материал накапливается при раскопках Отрара, Куйруктобе.
Это были не только единичные находки, но и клады. Монеты исследовались как
датирующий материал, а также как источник для изучения политической и
экономической истории средневекового Казахстана, его торговых и культурных
связей. В итоге было установлено, что в Казахстане функционировали монетные
дворы в Отраре, Испиджабе, Туркестане, Дженде, Сыгнаке, Таразе. Таким
образом, Южно-казахстанская комплексная экспедиция подняла республиканскую
археологию на качественно новый информационный уровень, в результате чего
наметился ряд новых научных направлений. По итогам работы экспедиции было
опубликовано несколько монографий.
Итогом археологических работ этого этапа явилось издание двух томов
пятитомной Истории Казахской ССР, где были проанализированы
археологические источники, показан исторический процесс в Казахстане в
древности и средневековье.
Новый исследовательский этап истории казахской археологии начался с 80-
х гг. Он характеризуется организационными изменениями в ней, появлением
археологических школ в областях, расширением археологических работ и,
главное, появлением крупных монографических разработок.
Начинается разработка крупных проблем, связанных с изучением
этногенеза казахов, палеоэкономики Казахстана по археологическим данным, в
частности, вопросов зарождения скотоводства, производства металла. Одной из
основных задач становится подготовка свода памятников истории и культуры
Казахстана — научного реестра всех памятников на территории республики.
Такое энциклопедическое издание должно послужить базой для разработки
стратегических исследований в области археологии, а также улучшить дело
сохранения культурного наследия.
Одной из приоритетных была названа тема кочевничества, взаимодействия
земледельческих и кочевнических культур. В 80-е гг.Центрально-казахстанская
археологическая экспедиция продолжало раскопки поселения Атасу и открыла
места плавки металла, древние металлургические печи. В свете новых данных,
в том числе по палеоэкономике Центрального Казахстана в эпоху бронзы и
раннего железа, анализировались материалы по скотоводству, горному делу и
древней металлургии, гончарному производству. В эти годы были сделаны яркие
открытия в степной зоне Казахстана. Так, петропавловские археологи во главе
V В, Ф. Зайбертом открыли поселение Ботай и выделили ранне
коневодчесботайскую культуру, относящуюся к эпохе энеолита. Удалось обна-
III. комплексы протогородского типа в Казахстане и Зауралье — поселения
Аркаим, Кент, позволяющие расширить и углубить обоснование скотоводческой и
скотоводческо-земледельческой цивилизации для эпохи бронзы.
Продолжались исследования памятников эпохи камня в различных районах
Казахстана, в частности в Восточном Казахстане.
На юге Казахстана продолжает исследования ЮККАЭ. Ее отряды про-10 шли
раскопки на Отраре, на городищах Куйруктобе и Алтынтобе, мо-I ильпиках эпох
раннего железа и позднесредневековых кочевников в Каратау.
В ... продолжение
Похожие работы
Этногенез и этнические процессы на территории Казахстана в средневековье
Территория и население Западного Казахстана в этнокультурных процессах евразийских степей (I пол. I тысячелетия – XII вв.)
Западный Казахстан в духовных и этнокультурных контактах с сопредельными регионами (I половина I тысячелетия – XII вв. )
Духовная культура населения Дешт-и Кыпчака в XIII-XV вв.
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА
Арабографическая литература Казахстана в XI - XII вв
МАВЗОЛЕЙ ХОДЖА АХМЕДА ЯСОВИ – ДУХОВНАЯ ЦЕННОСТЬ КАЗАХСТАНА
Партия Алаш
Города и поселения Казахстана
История Казахстана как наука. Цель и задачи, актуальность изучения
Дисциплины