ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПАЛЕОЛИТА ЦЕНТРАЛЬНОГО КАЗАХСТАНА


Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 40 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМ. АЛЬ-ФАРАБИ

Исторический факультет
Кафедра археологии и этнологии

КУРСОВАЯ РАБОТА

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПАЛЕОЛИТА ЦЕНТРАЛЬНОГО КАЗАХСТАНА

Исполнитель
магистрант 1 курса
Ж.А. Казанбаев

Научный руководитель
д.и.н., профессор
Ж. К. Таймагамбетов
(подпись,
дата)
Консультант
Допущен к защите
зав. кафедрой
д.и.н., профессор
А. Т. Толеубаев
(подпись, дата)

Алматы, 2010

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3 с.
Глава 1. Первые сведения о палеолите Центрального Казахстана 3.с.
1.1. Первые сведения о каменном веке региона 6 с.
1.2. Вклад М.Н. Клапчука в изучении палеолита в Центральном 11 с.
Казахстане
1.3. Вклад А.Г. Медоева в исследование палеолита в Центральном 19 с.
Казахстане
Глава 2. Исследование памятников палеолита Центрального Казахстана22 с.
на современном этапе
2.1. Исследования памятников палеолита в 70-90-е годы ХХ века 22 с.
2.2. Работы Совместной Казахстано-Российской археологической 27 с.
экспедиции
2.3. Проблема заселения территории Центрального Казахстана древним33 с.
человеком
Заключение 35 с.
Список использованной литературы 37 с.

ВВЕДЕНИЕ

Изучение памятников самого древнего периода такого огромного региона
как Центральный Казахстан, в проекции на историческую область Сарыарки
играло и играет важную роль в понимании историко-культурных процессов в
течение длительного времени от раннего палеолита до мезолита. Центральный
Казахстан в своих географических рамках занимает огромную территорию по
Г.Ц. Медоеву на северо-востоке (вдоль Прииртышской равнины) и на севере
(вдоль южной окраины Западно-Сибирской равнины) зона окаймления Сары-Арка
гипсометрически выражена двухсотметровой горизонталью. Западная окраина
Сары-Арка граничит с Тургайской столовой страной, причем зона их сопряжения
в южной части выражена трехсотой изогипсовой, а северной - двухсотой. На
юге Сары-Арка обрамлена в полосе сопряжения с Бетпакдалой трехсотой
горизонталью, с Чу-Илийскими горами - четырехсотой, а вдоль северного
побережья озера Балхаш гипсометрическое ограничение степи определяется
уровнем озера, абс. выс. - 340 м. На востоке Сары-Арка не имеет сколько-
нибудь четко выраженного гипсометрического обособления от гряд Чингизкого
хребта. Здесь неровности Сары-Арка, достигающие 700-800 м абс. выс.,
предстают как орографическое продолжение хр. Чингиз. Граница между этими
областями условно принята нами по меридиану 78( в.д. [1, с.528-529].
Тем самым наличие такой огромной территории с большим потенциалом
биоресурсов повлияло на расселение древних коллективов вдоль речных долин,
берегов крупных водоемов, и в местах наличие сырья. Также регион имел
немаловажное значение в качестве транзитного коридора в древних
миграционных потоках, от Передней Азии, Южного и Западного Казахстана в
Сибирь и Дальний Восток. В настоящее время в археологии палеолита известно
несколько десятков памятников, проводилось немало исследований, как
профессиональными учеными, так и геологами и краеведами, и в сравнении с
исследованием памятников мезолита, неолита и энеолита, изученность
палеолита выгодно отличается.
Актуальность темы курсовой работы определяется необходимостью
обобщения всей совокупности археологических материалов известных на
современном этапе развития исторической науки для решения комплекса
проблем, связанных с первоначальным заселением первобытного человека
территории Центрального и всего Казахстана, а также последующим развитием
ранних культур. Выявлением общих и частных закономерностей в становлении
ранних культур, определения культурно-хронологических аналогий с соседними
регионами, становлением культур на местной основе либо под влиянием
инокультурных течений. Ведущим моментом в изучении каменного века данного
региона является сопоставление выводов, полученных при исследовании
памятников с поверхностным залеганием археологического материала и
объектов, залегающих в чётко стратифицированных условиях.
Комплексный подход к решению данной проблемы имеет чрезвычайно важное
значение для реконструкции условий существования древнего человека, что
позволяет говорить о характере и направленности освоения человеком
Евроазиатского материка.
Актуальным становится систематизация и анализ наработанной литературы
по палеолиту Центрального Казахстана.
Можно сказать, что углубленное изучение памятников каменного века
региона позволит понять многие процессы, происходившие в эту эпоху,
установить связь с последующими культурами.
Историография проблемы. Историографический анализ магистерской
диссертации был сделан на основе изучения широкого круга работ
казахстанских и российских исследований. В изучении палеолита Центрального
Казахстана можно выделить несколько узловых моментов. Во-первых, круг
исследователей палеолита очень ограничен, это работы А.Г. Медоева, М.Н.
Клапчука, В.С. Волошина, Ж.К. Таймагамбетова, А.П. Деревянко, О.А.
Артюховой. Во-вторых, по сравнению с другими периодами каменного века,
палеолит рассмотрен и изучен более детально на сегодняшний день. Однако,
имеющиеся данные свидетельствуют о том, что в исследовании палеолитических
памятников Центрального Казахстана много спорных моментов, которые по сей
день не нашли единого ответа.
Систематическое исследование первобытной истории Центрального
Казахстана началось с образованием Центрально-Казахстанской археологической
экспедиции под руководством А.Х. Маргулана. Затем, работы по исследованию
палеолита были связаны с учеными геологами, археологами профессионалами, и
завершают исследования палеолита работы СКРАЭ (Совместной Казахско-
Российской археологической экспедиции).
Цели и задачи исследования. Данная работа посвящена истории
исследования и анализу археологических памятников палеолита, выявлению их
особенностей в данном регионе и обозначению ряда проблем, стоящих при
изучении древнего периода каменного века.
В связи с целевой установкой, был определен комплекс следующих задач:
• изучение источников и публикации по палеолиту Центрального
Казахстана;
• исследовать историю изучения памятников палеолита от первых
сведений до современного этапа;
• охарактеризовать основные проблемы в исследовании палеолита данного
региона;
• проанализировать и обобщить полученные данные
• рассмотрение процесса первоначального заселения территории
Центрального Казахстана.
Источниковая база исследования. В данной работе были использованы
материалы публикаций разных лет посвященной данной проблематике. Основу
этих публикаций составляют материалы палеолитических комплексов с
поверхностным залеганием артефактов и стратифицированных объектов,
полученные в ходе экспедиционных исследований на территории Центрального
Казахстана (работы А.Г. Медоева, М.Н. Клапчука, СКРАЭ).
Практическая ценность работы. Представленные материалы и основные
выводы курсовой работы могут быть востребованы специалистами гуманитарных и
естественнонаучных направлений в исследованиях по древнейшей истории
Центрального Казахстана и сопредельных регионов. Основные положения могут
быть использованы для написания соответствующих разделов обобщающих
монографий, при чтении лекционных курсов в ВУЗ - ах по археологии.
Структура и объем курсовой работы. Курсовая работа состоит из
введения, двух глав, заключения, списка используемых источников.
Глава 1. ПЕРВЫЕ СВЕДЕНИЯ О ПАЛЕОЛИТЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАЗАХСТАНА

1. Первые сведения каменном веке региона

Начало изучения каменного века, в том числе и палеолита в Центральном
Казахстане справедливо соотносить со временем работы Центрально-
Казахстанской археологической экспедиции ИИАЭ им. Ч.Ч. Валиханова во второй
половине 40-х гг. ХХ века АН КазССР под руководством А.Х. Маргулана.
Усилиями экспедиции были открыты десятки местонахождений, мастерских и
стоянок каменного века (палеолит и неолит) на левом берегу рек Сарысу и
Жидели. Можно отметить такие как стоянки с микролитической индустрией в
среднем течении р. Сарысу (местонахождение Борыбас), в районе Жетыконыр (на
выдувах среди дюн и в развалинах поселений), в Бетпакдале (на месте древней
стоянки, расположенной на каменистом берегу р. Жидели), в районе г.
Караганды (Новая Тихоновка), на рр. Нуре и Шерубай-Нуре, в окрестностях
Жезказгана, на урочище Шайтантас Улытауского района и в районе Северного
Прибалхашья [2, с.3-36; 3].
Надо отметить, что в книге А.Х.Маргулана Бегазы-Дандыбаевская
культура Центрального Казахстана имеется подраздел, посвященный
Жезказганским неолитическим стоянкам и погребениям, которые группируются на
отдельные комплексы и каждая группа курганов топографически связана с какой-
нибудь определенной группой стоянок. Небольшая группа погребений, как
считал А.Х. Маргулан, эпохи неолита, состоящая из четырех каменных насыпей,
обнаружена в 1946 г. сотрудниками геологического отдела Жезказганского
медкомбината. Они расположены на высокой террасе горы Шом, на площади
неолитических стоянок Жезказган V, два кургана в северо-западной и
восточной части рудного участка Покровский, вблизи стоянок 50, 44 и
45(курганы 13, 20а) и два кургана ближе к подножию террасы, вблизи стоянок
69 и 60, на участке Петрохолм. Одновременные им курганы встречены на
участках Кресто-Север (Жезказган VII) и Кресто-Центр, вблизи группы стоянок
86, 118. Подобные курганы с каменной насыпью выявлены на восточных холмах
рудника Жезказган в юго-западной части рудного отвода Анненский (группа
стоянок 96, 111, курганы 98а), в юго-западной части границы Милыкудук возле
стоянки 67 (группа курганов 95), группа погребений (136) синхронного типа,
сложенная из цветного кварцита, обнаружена на кварцитовой горе, вблизи
древней каменоломни 135, группа с каменным покровом находится на сопках
южнее железнодорожного моста возле стоянок 37 и 88. Характерную черту этих
курганов составляет то, что все они сложены из крупных каменных плит
размером не менее 1,0х0,6 куб м.
Выявленные в окрестностях рудника Жезказгана 8 групп погребений людей
эпохи неолита главным отличались своим внешним видом. Они сложены очень
аккуратно из тонких сланцевых плит в виде курганных насыпей диаметром 5-7
м, высотой от 0,5 до 0,8 м. Каменные покровы всех курганов однотипны, все
покрыты толстым слоем лишайника. Во всех раскопанных курганах погребальной
ямы как таковой в традиционном понимании нет, костяк лежит в чуть
выдолбленной корытообразной яме глубиной не более 15-20 см. Иногда в
погребальной яме фиксируются сложенные стены из вертикальных каменных плит,
врытых на ребро. Погребенного клали на спину в вытянутом положении с
небольшим уклоном на левый бок, руки чуть согнуты в локтях и приподняты к
голове, скорченность отсутствует, около головы положены грубые каменные
орудия, в изголовьях и ногах иногда клали куски окисленной руды (малахит,
лазурит), которые имели для человека магическое значение. В этой же книге,
опираясь на источники Н.В. Валукинского, А.Х. Маргулан пишет, что:
Кремневые орудия труда, найденные в погребениях и на стоянках Джезказгана,
настолько похожи, что дают основание заключить об их происхождении в одно
время. Один из исследованных курганов - №3 территориально и генетически
связан с ближайшими стоянками 96 и 111, и составляет единый комплекс с ярко
выраженной культурой позднего неолита. Здесь же указывается, что: ...
культурный слой стоянок и погребений Джезказгана однороден.... Отсутствие
керамики и украшений, по мнению А.Х.Маргулана, свидетельствует о раннем
этапе появления этих курганов [3, с. 53-57].
Однако, по приведенному в монографии описанию, погребения похожи на
погребения ранней бронзы. По рисункам камней, которые были положены у
изголовья погребенного, можно предположить, что они более позднего времени.
Обнаруженные в погребении куски руды вызывают сомнения в том, что
погребение относится к неолитическому времени. Описание трупоположения в
вышеописанных могилах, полностью отличается от неолитических.
В Центральном Казахстане, кроме Жезказганской группы погребений,
относимых Х.А.Маргуланом к неолитическому времени, другие погребения того
же периода неизвестны. Вопрос о принадлежности погребений к неолиту
вызывает сильные сомнения, но остается открытым.
Свой вклад в открытие памятников каменного века Сарыарки внесли и
геологи и краеведы. В.Ф. Петрунем летом 1952 года во время
геологоразведочных работ в 22 км к северу от пос. Байконур, в районе могилы
Нурман, была обнаружена стоянка с обильным подъемным материалом. В ходе
исследования стоянки Нурман был зафиксирован богатый материал, среди
которых примечательны весьма близкие своим очертанием с дротиками, орудия,
отличающиеся более овальной формой и менее тщательной обработкой сколов.
Они напоминают рубящие орудия Жезказгана, пиковидные изделия Зауралья и, по-
видимому, имеют единое назначение. Одно такое орудие (а быть может и
заготовка) обработано только по краю системой грубых сколов и своей
массивностью напоминает макролиты р. Сарысу. Среди находок керамика не
обнаружена.
Значительно севернее могилы Нурман, в пределах Амангельдинского района
Кустанайской области, по нижнему течению р. Тамды, расположены два других
местонахождения (Тамды I,II). Примечательно то, что в стоянке Тамды II, в
отличие от стоянки Нурман и Жезказганских стоянок почти не пользовались
палеогеновым кварцитом. В.Ф. Петрунь причину такого отличия видит в
различном возрасте выше приведенных стоянок. Но скудность материалов не
позволяет утверждать это категорически. Также надо отметить, что на стоянке
Тамды II встречены фрагменты керамики. В.Ф. Петрунь в заключение своей
статьи делает выводы, что если стоянки Жезказгана действительно различаются
между собой не только инвентарем, но и возрастом, то материалы из района
Нурман приобретают характер связующего звена между культурными комплексами
районов периферии гор Улытау [4, с. 172-181].
В исследовании неолитических и энеолитических памятников Жезказгана
огромная заслуга геолога и краеведа Н.В. Валукинского. Им были открыты и
исследованы большое количество стоянок и местонахождений. Основная масса
выявленных им стоянок сосредоточена вокруг рудных участков, в равнине между
рр. Жезды, Жиланды и Кенгир, на рудных участках Милыкудук, Кресто,
Петрохолм, Раймунд, Карпиенский, Никольский, Анненский, Акши, Айнаколь,
Златоуст, Беловский. По Н.В. Валукинскому, вне этой территории стоянки
эпохи неолита и бронзы в таком обилии не встречаются. Неолитические стоянки
здесь расположены группами и на небольшом расстоянии друг от друга.
По утверждению Н.В. Валукинского, на Жезказганских стоянках
отсутствовала керамика. Из этого он делает выводы, что значительная группа
стоянок Джезказгана относится еще к докерамическому неолиту. Мелкие
фрагменты лепной керамики встречаются только в стоянках позднего неолита. В
связи с этим, Н.В. Валукинский допускает мысль, что в этих стоянках
основная масса посуды состояла из шкур животных и не дошла до нас [3, с. 47-
59].
Что же касается палеолита региона, то необходимо отметить, что
Центрально-Казахстанская археологическая экспедиция под руководством А.Х.
Маргулана затрагивала вопросы изучения и памятников палеолита. В частности
А.Х. Маргулан, опираясь на устное сообщение геологов С.М. Бандалетова и
М.Ф. Никитина, пишет, что палеолитическое местонахождение было открыто в
горах Козганбай, являющихся северо-восточными отрогами хребтов Акирек и
Талпак и находящихся в 180 км на северо-восток от г. Караганды. Позже
местонахождения этого района получили наименование Куртуозек. Эта точка
расположена на южном пологом склоне небольшого холма, откуда открывается
вид на широкую древнюю долину ныне сухой речки Куртуозек. В 30 км восточнее
протекает р. Ащи-Су, в пойме которой были найдены остатки четвертичной
фауны. Остатки крупных млекопитающих встречены были в 50 км севернее от
стоянки Козганбай в древней долине р. Шидерты. В местонахождении Куртуозек-
Козганбай найдены комплексы каменных изделий с обработкой. Своеобразную
группу составляют скребла, изготовленные из массивных кремневых сколов с
характерной краевой ретушью спинки. Все орудия этого типа имеют четко
выраженную овальную форму и широкие сколы на одной стороне. Особо
отмечается наличие нуклеусов мадленского (?) типа, имеющих пирамидальную
форму из кварца и кремня. Здесь же имеется несколько скребков. Все это
позволило датировать данный комплекс верхним палеолитом (Древние этапы
истории Центральной Азии. Личный архив А.Х. Маргулана).
Как уже указывалось, летом 1950-51гг. геологами С.М. Бандалетовым и
М.Ф. Никитиным были найдены каменные орудия палеолитического облика в
долине реки Курту-озек Павлодарской области, в долине реки Карасу
Целиноградской области, а также на правом берегу реки Оленты Карагандинской
области. Орудия изготовлены из мелко- и тонкозернистых кварцитовидных
кремнистых песчаников: скребла, скребкообразные орудия, ножевидное орудие,
нуклеусы пирамидальной формы. Судя по сообщению А.Х. Маргулана и описанию
А.Г. Максимовой, орудия аналогичны изделиям со стоянок Ново-Никольское,
Пещера и местонахождения были датированы верхним палеолитом [5, с. 97-101].

В 1954 вблизи с Новопавловка К.А. Акишевым были найдены два
наконечника дротиков, "по размерам и форме... весьма близких к
солютрейским" [23]. В 1960 году Л.С. Симутину удалась собрать коллекцию
бесспорных изделий палеолита на склоне горы Джамантау в бассейне Сарысу.
В.С. Танцыревым в 1960 г. в ущелье Кенжебайсай были обнаружены
палеолитические орудия 8 км к востоку от могилы Кентобе в бассейне Сарысу
[6]. В 1962 году им же были обнаружены местонахождение Сары-Су (Космола) в
районе песков Моныкум и 11 пунктов находок возле кочевья Койтас и в Атасае
(Павлодарское левобережное Прииртышье). Наиболее интересными были материалы
"из Койтаса: коллекция кремневых изделий раннего палеолита с рубилами-
бифасами и выразительной серией ядрищ из Койтаса, коллекции кварцито-вых
изделий позднепалеолитического облика с превосходными образцами Клиновидных
ядрищ и плоскими бифасами из ряда других пунктов.
Таким образом, к 1960 г. на Археологической карте области было
известно с десяток местонахождений палеолита, 16 стоянок и 28 случайных
находок эпохи неолита [6].
Как видно, исследования велись не специалистами по каменному веку и
полученные материалы не были должным образом обработаны, и упоминались
только в контексте наличия в регионе стоянок первобытных людей.
Однако, данные свидетельства о существование в регионе памятников
каменного века, послужили в последующем заделом в изучении древнейшей
истории Центрального Казахстана археологами, специализирующимися на
каменном веке. Эти исследования нельзя назвать систематическими, скорее
эпизодическими и носили они в основном личностный характер, преимущественно
имея уклон в сторону изучения палеолита.
1.2. Вклад М.Н. Клапчука в изучении палеолита в Центральном Казахстане

Первые профессиональные исследования палеолита региона связаны с
именами двух ученых М.Н. Клапчука и А.Г.Медоева, которые работали
самостоятельно друг от друга, сосредоточив свои исследования на различных
памятниках и территориальных участках.
Клапчук М.Н. проводит полевые работы в бассейнах рек Сарысу, Нура,
Ишим. За период 1962-68 гг. на территории Центрального Казахстана им было
открыто около полутора десятка палеолитических памятников, наиболее
известные из которых раннепалеолитические Жаман-Айбат 4, Обалысан 1 [7, с.
129-131].
На территории Карагандинской области им обнаружены местонахождения
Батпак-7, Карабас-3. Научный интерес представляет открытие стоянки Батпак-
7, так как именно там был обнаружен культурный слой, залегающий на глубине
1,20-5,60 м. с каменными изделиями и остатками костей млекопитающих
мамонтовой фауны (мамонт, носорог, олень).
Местонахождение Батпак 7 расположено на южной окраине бассейна Ишима,
в 60 км к северу от Караганды, в Осакаровском районе Карагандинской
области, в 1 км к северо-востоку от села Батпак в урочище за плантациями.
От других палеолитических памятников отличается тем, что немногочисленные
находки верхнепалеолитического типа встречены здесь в непотревоженном
состоянии в стенке глубокого оврага ручья Батпак совместно с остатками
фауны. В нижней толще происходят каменные артефакты мустье. Из верхней
толщи происходят каменные артефакты верхнего палеолита и многочисленные
кости животных. Здесь были найдены кости мамонта, шерстистого носорога и
северного оленя, т.е. типичных представителей верхнепалеолитического
фаунистического комплекса [8, с. 27-29].
Первые сообщения о находках на данном местонахождений было сделано
М.Н. Клапчуком в 1960 году [9, с. 268-274]. Им были обнаружены наземные
мустьерские памятники и несколько изделий позднего палеолита из темно-
коричневого и серо-зеленого туфа в бортах глубокого лога в интервале 1,2-
5,7 м. В мае 1966 г. по левому борту оврага была сделана основная зачистка,
которая позволила построить более дробную стратиграфическую колонку и
получить новый археологический и палеонтологический материал. По
утверждению В.С. Волошина, в архиве исследователя сохранилось описание
слоев, с краткой характеристикой разреза, которые показали, что верхние
отложения не могут быть древнее верхнего плейстоцена. Далее, исследования
М.Н. Клапчука продолжились в 1968 году, в ходе которой была сделана еще
одна зачистка, которая, однако, не внесла существенных изменений в
стратиграфии разреза. Как пишет В.С. Волошин, в обеих зачистках
производился отбор проб на споро-пыльцевой анализ, по которым в дальнейшим
была построена диаграмма [8, с. 21-44].
Среди каменных изделий интересны две крупные пластины с треугольным и
трапециевидным поперечным сечением, скребло и наконечник дротика из туфа
темного цвета. Аналогичные орудия встречаются и в сибирских
верхнепалеолитических стоянках [10, с. 129-131].
Забегая вперед, следует отметить, что в дальнейшем стоянка исследуется
В.С Волошиным. В 1969-1970 гг. в ходе раскопок были извлечены типичный
обушковый нож и многофасеточный резец на пластине из красного окремненного
алевролита, 3 кости крупных млекопитающих. Позднее, 1981 г. совместно с
геоморфологами Э.И. Нурманбетовым и Ф.Ж. Акияновой была сделана зачистка, в
ходе которой из гравюрной линзы был извлечен зуб мамонта. По этому образцу
1987 г. Ф.Ж. Акиянова получила радиоуглеродную дату в 12570±400 лет (КИГН-
199) [11, с. 6-19; 12, с. 27-29].
В 1969-1970 гг. осмотр памятника проводил геолог Б.Ж. Аубекеров. Он на
основе разреза оврага изучил стратиграфическую ситуацию местонахождения.
Как отмечает ученый, изучение разреза отложений, вскрытых глубоким оврагом,
показало, что в верховьях р. Батпак в четвертичное время происходила
неоднократная смена режима осадконакопления в широком интервале от нижнего
плейстоцена до голоцена. Аллювиальная аккумуляция сменялась аккумуляцией в
озерах, периодически наблюдалось почти полное прекращение осадконакопления
и формирования почв. Поэтому, как далее отмечает исследователь, в разрезах
бортов оврага наблюдается сложное сочетание разновозрастных отложений. В
отложениях южного борта находили кости млекопитающих, моллюски, определены
спорово-пыльцевые спектры и собраны каменные артефакты [11, с. 6-19].
Однако, В.С. Волошин смотрит иначе на изложение материалов Б.Ж.
Аубекеровым, выражая некоторые свои сомнения по поводу трактовик некоторых
моментов [8, с. 21-44].
С 1985 по 1988 гг. памятник Батпак 7 раскапывается Целиноградской
археологической экспедицией под руководством В.С. Волошина. Экспедицией
были проведены многоплановые исследования, в том числе крупные раскопки.
Площадь раскопа составила 520 кв. м, глубина 7-8 м. На памятнике получено
218 каменных артефактов и богатая фауна крупных млекопитающих. По этим
материалам был выделен Батпакский мустьерский комплекс [12, с. 27-29; 8, с.
21-44].
В геологическом разрезе района, мощностью до 15 м, четко выделяются
четвертичные отложения, которые состоят из двух ступеней: верхняя ступень,
сформированная разновозрастными осадками плейстоцена и нижняя – ровная
голоценовая терраса. Ниже их залегают верхнеплейстоценовые отложения.
Осадки нижней толщи мощностью 7,5-5 м залегают на глубине 5-9 м, формируют
одну ритмопачку, сложенную оглененными суглинками. Как отмечает В.С.
Волошин, фауна из раскопа 1987 г. включает 58 определенных костей крупных
млекопитающих: зубр, лошадь, сайга, мамонт, эласмотерий, волк, шерсистый
носорог, кулан, верблюд, осел. По мнению исследователя, из нижней толщи
происходят разрозненные каменные артефакты, которые были разделены на две
группы: мустье 1 (значительно перотложенные) – 9 предметов; мустье 2
(слегка выветренные) – 6 предметов. Верхняя толща насыщена многочисленными
костями животных и каменными артефактами, которые, видимо, происходят из
разрушенной стоянки палеолитического человека. В целом, среди наиболее
крупного скопления костей животных было определено 205 костей: лошадь,
мамонт, зубр, шерсистый носорог, эласмотерий, кулан, сайга, благородный
олень, северный олень. Из верхней толщи получено 184 каменных артефактов
(туф, алевролит), которые, в свою очередь, были разделены на три группы:
два ашельских изделия; к серии мустье 1 относится 7 предметов; основная
серия (мустье 3) представлена 175 предмета. По кости мамонта по С14
получена дата 24650±305 лет [12, с. 27-29; 11, с. 6-19].
Стоянка Ангренсор 2 расположена в восточной части Центрального
Казахстана, в 25 км южнее Экибастуза, на южном шлейфе сопки, прикрывающей с
севера озеро Ангренсор. В 1960-х годах памятник был обнаружен М.Н.
Клапчуком. В результате было собрано 1088 предметов из яшмы. Среди
артефактов нуклеусы, отщепы, рубиловидное орудие, резцы, скребки. В
дальнейшем, с 1985 года раскопочные работы здесь вел В.С. Волошин. В
результате исследований были выявлены 3 культурных горизонта – из них два
верхнеплейстоценового и один голоценового возраста [10, с. 121-135; 13, с.
565-566.]. Ангренсорский комплекс, выделенный В.С. Волошиным, представляет
локальную фацию позднего палеолита региона. По утверждению исследователя, в
верхней пачке обнаружены две жилые площадки с многочисленным подобного рода
кремнем, следами очагов, обломками костей животных (осел, хищник),
принадлежавшими кратковременным охотничьим лагерям. Автор, исходя из
литологических данных, общей стратиграфической ситуации, связывает эти
площадки с внутрисартанским потеплением сибирской схемы, имевшим место 17-
16 тыс. л. н. Вторая верхнеплейстоценовая пачка представлена относительно
многочисленным и разнородным материалом, включающий, с одной стороны, уже
вполне совершенные клиновидные и торцевые нуклеусы с правильным ножевидным
огранением, резцы, скребки из отщепов; с другой, массивные скребла с
интенсивной и крупной ретушью, дисковидные нуклеусы, отщепы мустьероидного
облика. Как далее отмечает исследователь, это все могло быть переотложено
из более древних слоев. Самый верхний горизонт Ангренсор 2 формировался в
условиях некоторого увлажнения 14-10 тыс. л. н. По мнению В.С. Волошина,
материал из горизонта не образует скоплений и типологический очень
разнообразен: нуклеусы для отщепов, широкие пластины, скребла, грубые
орудия из отщепов (зубчатые, выемчатые, с вентральной крупной ретушью),
микропластинки, целые пластинки с притуплённым ретушью торцом,
ретушированные острия из пластинок, резцы на углу фрагментов пластинок,
скребки из отщепов [14, с. 70-74].
Однако, несмотря на выявленные три стратиграфических горизонта, В.С.
Волошин считает, что геологические отложения памятника еще недостаточно
изучены. На этом памятнике требуется проведение дальнейших комплексных
исследований.
Стратифицированные материалы вышеуказанных стоянок занимают важное
место в изучении палеолитических памятников Казахстана. В том числе такой,
как Батпак 7, представляет особый интерес для изучения. Это связано с тем,
что здесь на сравнительно небольшом участке располагаются обычные для
Сарыарки местонахождения открытого наземного типа мустьерского,
позднепалеолитического и неолитического времени, а небольшая часть каменных
артефактов находится в ископаемом состоянии. Они переотложены, не образуют
значительных скоплений, но все же встречаются с определимыми остатками
костей животных. Это, в свою очередь, позволяет произвести датировку
обнаруженных каменных изделий [11, с. 6-19]. Таким образом, уже имеющиеся
данные, а также результаты дальнейших исследований на памятниках дадут
возможность решить круг проблем, связанных с установлением хронологической
последовательности комплексов артефактов и связи с памятниками сопредельных
территории.
На местонахождении Карабас-3 (в 45 км юго-западнее г. Караганды) была
обнаружена коллекция артефактов из 172 экземпляров, где в качестве сырья
был использован порфирит. Среди них обращают на себя внимание два
дисковидных нуклеуса, шесть желваков со следами сколов, рубящее орудие и
фрагмент наконечника дротика [10, с.132-133].
К мустьерскому времени М.Н. Клапчук относит такие стоянки, как
Кызылжар-3, Космола, Батпак 8 и 12. Первая стоянка расположена в 7 км.
западнее поселка Кызылжар Жанааркинского района Карагандинской области, на
р. Сарысу. Стоянка была открыта в 1962 году, в коллекции выделяется
небольшой дисковидный нуклеус, характерный для мустьерских культурных
комплексов и небольшой отщеп. На обеих рабочих поверхностях нуклеуса
имеются негативы коротких и глубоких сколов, идущих от краев к центру
изделия, следовательно, полученные отщепы были с большими ударными
бугорками [9].
Памятники Батпак 8 и 12 открыты в верховьях р. Ишим по его
левобережному притоку Батпак в Осакаровском районе Карагандинской области в
80 км севернее г. Караганды [15]. Расположены стоянки у ручья Батпак на
поверхности террасы, в местах с положительными отметками, отличающихся
сухостью. Среди находок встречены обломки дисковидных нуклеусов, короткие
пластинки с параллельными краями, треугольные сколы с массивными
основаниями и отщепы. Стоянка Батпак 8, обнаруженная в 1962 году и
расположенная на правом берегу р. Батпак в 3 км к северу от Джаман-Тау.
Каменные артефакты включали грубый дисковидный нуклеус, небольшие
трехгранные пластинки, сечения ножевидных пластинок, скребок, проколку.
Датирован памятник был концом позднего палеолита [9, с. 268-271]. На
стоянке Батпак-12 на площади 12 кв.м М.Н. Клапчуком производились раскопки,
где на глубине 20 см от современной поверхности им обнаружены каменные
изделия из кремнисто-железистой породы.
В долине р. Сарысу 4 км южнее брода на пути из Жезказгана в Кенсе
М.Н.Клапчуком обнаружены местонахождения Передержка 1-2. Памятники
разновременные и содержат орудия среднего и верхнего палеолита. В двух
скоплениях было собрано 2303 предмета. Древними М.Н.Клапчук считает
вееровидный и двухплощадочный двусторонние нуклеусы, высокий удельный вес
массивных и широких пластин, а также наличие зубчатых пластин и технику их
преднамеренного членения, характерную для мустьерской стоянки Обирахмат в
Узбекистане, исследованные ранее Р.Х. Сулеймановым, а в настоящее время
специалистами из Института археологии и этнографии СО РАН (г. Новосибирск)
[10, с. 128-129].
Эталонным памятниками нижнего палеолита региона считаются
местонахождения Жаман-Айбат 4 и 5 возле одноименного хребта, расположенного
в юго-западной части Карагандинской области, в 150 км к юго-востоку от г.
Жезказган между песками Жетыконур на западе и пустынном плато Бетпак-дала
на юге. Памятники открыты М.Н. Клапчуком в 1967 г. [7].
Основное количество находок концентрировалось на площади 30 x 30.
Инвентарь залегал на поверхности почвы, в незначительной степени в
почвенном слое на глубине до 0,07-0,10 м.
Подъемный материал объекта составил коллекцию из 80 предметов. Следы
окатанности на инвентаре отсутствуют. Артефакты представлены следующими
сериями предметов.
Поверхность предметов первой выделенной серии покрыта шероховатой
желвачной коркой или испещрена раковинами. Снятие сколов производилось
бессистемно, в результате чего негативы их ориентированны в различных
направлениях.
На памятнике обнаружено более 10 крупных желваков из песчаника со
следами искусственной обивки и два нуклеуса, один из которых имеет
кубовидную форму и несколько ударных площадок. Также найдены пластины и
множество отходов производства в виде сколов крупных размеров и со следами
выветривания.
На основании изучения технических показателей, М.Н. Клапчуком были
выведены индексы по Борду-Любину. Индекс свидетельствует о низком удельном
весе пластин и леваллуазских сколов. Преобладают отщепы и пластины с
гладкими ударными площадками, покрытые желвачной коркой.
Серия бифасов характеризуется разнообразием форм и размеров.
Преобладают бифасы овальных очертаний, им уступают треугольные и
прямоугольные заоваленные формы. Размеры бифасов от 98 x 63 x 23 до 0 x 93
x 33. Тонкая подправка ретушью отсутствует. В серии скребел выделено
несколько типов. Одинарные выпуклые скребла представлены 4 экземплярами с
одним продольным выпуклым лезвием. Сколы снимались на длинном крае отщепа и
только со стороны спинки. Скребла сохраняют желвачную корку заготовки.
Брюшко обработке не подвергалось. Двойные двояковыпуклые скребла
представлены одним целым экземпляром и одним фрагментом. Рабочие края
оформлены путем ретуширования длинных краев овальных отщепов со стороны
спинки. Поперечные выпуклые скребла изготовлены на отщепах треугольных
очертаний нанесением крутой ретушью по краю, противолежащему ударному
бугорку. Режущие орудия изготовлены на плоских отщепах.
Нуклеусы находят схожие типы на Яштухе, а некоторые изделия
рубиловидной формы имеют аналогии в инвентаре нижнепалеолитических стоянок
Кавказа (Джрабер, Кударо-1). Это дало исследователю основание датировать
Жаман-Айбат ашельской эпохой [7. с. 190].
В 1967 г., М.Н. Клапчуком было открыто местонахождение Обалысай-1,
которое находится в 4 км юго-западнее бывшего с. Жетыконур Улытауского
района Карагандинской области. Находки были собранны среди многочисленных
кварцитовых галек, происходящих из толщи покровных отрог палеогеновых
отложений. Артефакты представлены в небольшом количестве. Среди каменных
изделий преобладают гальки со следами искусственного снятия единичных
сколов, нуклеусы и орудия. Интерес представляет рубящее орудие, относимое
М.Н. Клапчуком к нуклевидным двусторонним изделиям типа чоппингов. Орудие
своей формой, размерами и степенью окатанности аналогично орудиям из
местонахождений Борыказган и Танирказган (Южный Казахстан). Описывая
изделия, сопоставляя их с ашельскими памятниками других регионов.
Двухплощадочный нуклеус имеет сходство с удлиненными обработанными гальками
из Джоу-Коу-Дяня (конечная стадия минделя). Сравнив артефакты, М.Н. Клапчук
приходит к выводу, что они относятся к концу минделя. М.Н. Клапчук датирует
Обалысай-1 концом нижнего началом среднего плейстоцена [16].
Открыты исследователем такие памятники, как Музбель 1-2, Айдарлы 2.
Музбель 1-2 расположены на правом берегу реки Сарысу, южнее в 1,7 км
находится останец Музбель, на котором зафиксированы 15401 галек.
На объектах значительное место в орудийном наборе занимаю чопперы и
чоппинги. Собрано 10 дисковидных нуклеусов, из них 6 односторонних, 4
одноплощадочных. В единственном экземпляре обнаружен двухплощадочный
нуклеус. Анализ каменной индустрии позволил отнести объект к верхнему
палеолиту [17].
Памятник Айдарлы 2 находится в 160 км к ЮВ от г. Джезказгана, в 57 км
к северу от гор Азат, западнее горы Айдарлы. Подъемный материал памятника
составляет коллекцию, содержащую более 13500 предметов. Находки
сосредоточенны на площадке размером в 50 x 80.
Инвентарь местонахождения не отличается единством технико-
типологических показателей. Среди готовых орудий преобладают небольшие
рубильца, свидетельствующие о глубокой ашельской традиции. На большинстве
орудий прослеживается зубчатая ретушь. Аналогичных местонахождений на
сопредельных территориях с Центральным Казахстаном нет, что отражает
локальные вариации палеолитических традиций. Анализ индустрии позволил
отнести памятник к раннему мустье [17].
Еще два верхнепалеолитических памятника (стоянки-мастерские) открыты
М.Н.Клапчуком в 1968 году - это Таскудук 1 и Коскудук 7.
Позднепалеолитическая мастерская Таскудук 1 обнаружена в 60 км к востоку от
г. Экибастуза Павлодарской области на вершине сопки, устланной желваками и
угловатыми обломками сливного песчаника. Инвентарь состоял из восьми
дисковидных двусторонних нуклеусов, 3 двухплощадочных двухсторонних
нуклеусов, 55 фрагментов листовидных наконечников, 7 фрагментов треугольных
топоровидных изделий, двух остроконечников, 4 скребел, 18 пластин, 254
отщепов, свыше 120 обломков сколов.
На небольшой площадке на северном склоне сопки у колодца Коскудук
обнаружена позднепалеолитическая мастерская Коскудук 7. Находки
представлены 10 одноплощадочными односторонними нуклеусами, 6 дисковидными
двусторонними нуклеусами и свыше 200 отходов производства. Готовых орудий
обнаружено не было.
Что же касается выделения исследователем для позднего палеолита Сары-
Арки агайдарской и батпакской культур, а также подробный анализ работ М.Н.
Клапчука получил детальную характеристику в статье В.С. Волошина,
являющаяся на сегодняшний день последней и полной сводкой истории изучения
палеолита региона, на основе этого, он не признает обоснование батпакской
позднепалеолитической культуры [8, с. 24-40].
Клапчук М.Н. за время своей исследовательской деятельности сделал
много открытий в области каменного века. Основной упор он делал на изучении
стоянок палеолита. Отсутствие мезолитических памятников на территории
Центрального Казахстана он связывал с неблагоприятной палеоклиматической
обстановкой, которая препятствовала проникновению сюда племен носителей
мезолитических индустрий.
Проделанная М.Н. Клапчуком работа представляет огромный интерес и в
настоящее время, хотя некоторые его положения были подвергнуты критике и не
прижились в науке. В целом, М.Н. Клапчука следует считать первым
профессиональным исследователем палеолита Центрального Казахстана.

1.3. Вклад А.Г. Медоева в исследование палеолита в Центральном
Казахстане

А.Г. Медоев работал в те же годы, что и М.Н. Клапчук, но основной упор
делал на памятники открытого типа в Северном Прибалхашье и Левобережном
Прииртышье [18; 19]. Работы велись в период 1960- 79-х гг. палеолитическим
отрядом под руководством А.Г.Медоева, сформированным Сектором геоморфологии
и четвертичной геологии Института геологических наук совместно с Отделом
археологии ИИАЭ им.Ч.Валиханова АН КазССР в составе Северо-Балхашской
геолого-геоморфологической экспедиции. Всего было собрано около 200 тысяч
образцов каменного века, определенную часть из которых составляют находки
позднепалеолитических материалов. Сборы проводились на стоянках и стоянках-
мастерских открытого (наземного) типа, из которых готовая продукция и
отходы производства залегают в виде сплошного покрова на земле. Часто
коллекции таких памятников содержат предметы древнего и позднего палеолита
в перемешанном состоянии.
В Северном Прибалхашье в бассейне р. Туранги им было обнаружено более
десятка памятников палеолита, начиная от раннего и заканчивая поздним, в
особенности стоянки-мастерские Семизбуги и Саяк. Позднепалеолитические
артефакты были обнаружены на четырех наиболее выразительных
местонахождениях. На местонахождении № 1 на второй надпойменной
аккумулятивной террасе долины реки в 25 км на восток от горы Ушозек. Наряду
с архаичными отщепами были обнаружены концевой скребок на пластине,
клиновидный нуклеус. В местонахождении №2 (такыр на дне долины в 6 км к юго-
западу от первого местонахождения) найдены скребок из массивного отщепа,
скребок на массивном галечном сколе с нависающим над лезвием карнизиком и
ряд других. Сборы с местонахождения №4 (в 2,5 км южнее предыдущего) дали 88
кремней в основном позднепалеолитического характера (скребки, резцы,
клиновидные нуклеусы и т.д.). На местонахождении №5 обнаружен
скреблообразный инструмент, схожий с подобным из предыдущей стоянки.
В 1963-71 годах А.Г.Медоев работает совместно с Б.Ж.Аубекеровым в
северо-восточной окраине Сары-Арка в районе озер Кудайколь, Карасор.
Отличительной чертой каменного инвентаря этих памятников является
ассоциация типологически далеких, но на одном техническом уровне
оформленных орудий: различные скребки на отщепах небольших размеров,
концевые скребки из ножевидных пластин, бифасы без пяток. Поздний
палеолит региона - также местная фация сибирско-монгольской
позднепалеолитической провинции (кудайколь 1-3) [21, с. 215; 20, с. 22-28,
45-46; 24, с. 66, 71].
Позднепалеолитические образцы (по данным Б.Ж.Аубекерова) обнаружены на
южном побережье озера Карасор и в долине реки Шидерты. На побережье озера
Карасор находки обнаружены на четвертой и третьей надпляжных террасах.
Место их расположения совпадает с площадью распространения древнего
палеолита. Сырьем служили тонкозернистые плотные кварцевые песчаники
серого, голубовато-серого и желто-серого цветов. Среди находок -
клиновидные, конусовидные нуклеусы, ножевидные пластины, скребки на
отщепах, бифасы [24, с. 66, 71].
В литературу ... продолжение
Похожие работы
Казахстан в древности
КАЗАХСТАН В ЭПОХУ ДРЕВНЕКАМЕННОГО ВЕКА (ПАЛЕОЛИТА)
КАЗАХСТАН В ЭПОХУ КАМЕННОГО ВЕКА
ПАЛЕОЛИТ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАЗАХСТАНА
Казахстан в эпоху древности
ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ МАНГЫШЛАКА И МУГОДЖАР
Основные археологические памятники Казахстана: история исследований и современное их состояние
ИСТОРИОГРАФИЯ ДРЕВНЕГО И СРЕДНЕВЕКОВОГО КАЗАХСТАНА
ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА КАЗАХСТАНА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО XX ВЕКА
Каменный и бронзовый века на территории Казахстана
Дисциплины