Проект по Истории Казахстана: На Великом Шелковом пути: городище Туркестан


Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 57 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Министерство Образования и Науки Республики Казахстан
Лингвистическая Гимназия №35

Проект по Истории Казахстана:

На Великом Шелковом пути: городище Туркестан

Алматы 2005 г.
Туркестан
КАЗАХСТАН, Южно-Казахстанская область
Обоснование:
Город прославился как место погребение шейха Ахмеда Ясави, над которым
в конце XIVв. эмиром Тимуром воздвигнуто величественное здание, шедевр
средневековой архитектуры.
Территория Туркестана и его окрестности насыщены археологическими
памятниками начиная от античности до позднего средневековья, когда город
становится резиденцией казахских ханов и важнейшим политическим и
культурным центром Казахского государства.
Краткое описание:
Городище Туркестан находится на юго-восточной окраине одноименного
райцентра и является остатками типичного центрально-азиатского
средневекового города . В нем находится многофункциональный архитектурный
комплекс Ходжа Ахмеда, ряд позднесредневековых архитектурных памятников,
раннее городище Культобе. В ближайших окрестностях расположены городища
Шойтобе, Сидак и др.
• Музей-заповедник Азрет Султан.
• История изучения городища и мавзолея.
• Археологические памятники.
• 1500-летний юбилей Туркестана. 2000 год.
  Содержание
▪ Путешествие на Великом Шелковом пути.
▪ Городище Туркестан
▪ Из истории средневекового Туркестана
▪ Топография городища Туркестан
▪ Из истории архитектурного комплекса ходжи Ахмеда Ясави
▪ Функционально планировочная структура туркестанской святыни

▪ Некоторые проблемы изучения истории Туркестана
▪ Археологические исследования Туркестанского оазиса
▪ Архитектурный комплекс Ходжи Ахмеда
▪ История возникновения мавзолея
▪ Дальнейшая история мавзолея
▪ Историко-архитектурный характер мавзолея
▪ Современный вид и описание мавзолея
▪ Шейхи мазара и легенды о Ходжа Ахмеде
▪ Городище Культобе
▪ Городище Шойтобе
▪ К истории туркестанского тай-казана

Путешествие на Великом Шелковом пути.
Возникновение ислама, а затем последовавшие арабские завоевания на Западе
и на Востоке, привели к образованию арабского халифата. Однако завоевания
продолжались на северо-востоке в первой четверти VIIIв., где были
присоединены Мавераннахр и ряд других сопредельных областей.
С ростом и укреплением халифата в VIII-IX.в.в. возник ряд
государственных задач, особенно в финансово-налоговой системе. Конечно,
арабы могли заимствовать хозяйственно-финансовую систему покоренных
народов, в принципе они взяли за основу, но изменившиеся условия требовали
и вновь проверенных точных сведений о распределении провинций, заселенных
пунктов, о продуктах земледелия и промышленности, о размере обложений
натуральных и денежных.
Кроме того, централизованная система управления требовала хороших
путей сообщения и точных сведений о них с перечислением маршрутов, почтовых
станций, с указанием расстояний и условий передвижения.
Интересы государства, будучи мировой державой своего времени, не
позволяли ему ограничиваться знанием только своей территории; необходимо
было иметь точное представление о других, в первую очередь о соседях и
предполагаемом противнике. И война и мир этому содействовали: сведения
доставляли и посольства, и пленники, возвращавшиеся на родину.
Путешествия с первых веков халифата приобрели очень оживленный
характер. Как известно, одним из требований ислама было паломничество в
Мекку, обязательное раз в жизни для мусульманина при наличии известного
достатка и свободных путей сообщения. Поэтому существования последних имела
религиозную сторону, а также торговля сухопутными маршрутами, не только
объединяла самые отдаленные области халифата, но выходила далеко за пределы
его, вовлекая в орбиту своего влияния и центр Африки, и северо-восток
Европы, и юго-восток Азии. Короче, и религия, и торговля расширяли масштабы
путешествия; тому же содействовала и система образования, которая
рассматривала путешествия в поисках науки завершением круга учения и
считалась обязательным.
До IX в. у арабов отсутствовало самостоятельное географическое
произведение, но в девятом веке начинается знакомство с географическими
трудами Птолемея как Альмагеста и География в переводах сирийских авторов и
другими произведениями древних греков. Одновременно, подвергая их
обработке, и завершается оформления научной и описательной географии
арабов. Основное значение арабской географической литературы заключалась на
новых фактах, сведениях сообщаемых ею особо не вдаваясь в теорию. Арабы, в
своих географических описаниях, охватили всю Европу за исключением крайнего
севера, южную половину Азии, Северную Африку, берега Восточной Африки.
Арабы дали полное описание всех стран от Испании до Туркестана и устья Инда
с обстоятельным перечислением населенных пунктов, с характеристикой
культурных пространств и пустынь, с указанием сферы распространения
культурных растений, мест нахождения полезных ископаемых. Их интересовали
не только физико-географические или климатические условия, но в такой же
мере быт, промышленность, культура, язык, религиозные учения. Сведения их
не были ограничены областями халифата и значительно выходили за пределы
известного грекам мира. Последние плохо знали страны к востоку от
Каспийского моря, не имели почти никакого представления о восточном береге
Азии к северу от Индокитая. Арабы же сообщают сведения о пути по суше к
верховьям Иртыша и Енисея, о морском береге Азии вплоть до Кореи.
Таким образом, вышеотмеченные объективные и субъективные факторы дали
толчок возникновению собственно арабской географической литературы, которая
оставила глубокий след и, в последующем, оказала влияние на европейскую
географическую науку.
Как выше отметили, арабы в географических описаниях не ограничивались
пределами халифата, они продолжали свои путешествия на северо-восток и юго-
восток, где находились исторические области, как Мавераннахр, Семиречье и
Восточный Туркестан и вышли на торговые пути существовавших уже несколько
столетий до прихода арабов.
Арабские путешественники в своих географических описаниях дали
подробную картину городов и поселений, их жителей, местностей и ряд других
ценнейших сведений, которые были расположены на Великом шелковом пути и тем
самым они внесли весомый вклад в изучение истории и культуры народов
Центральной Азии в эпоху средневековья. Благодаря сообщениям арабских
путешественников нам известно о существовании средневековых городов и
поселений, названия племен и местностей, маршруты торговых путей, в
известной степени дают некоторые сведения хозяйственной и религиозной жизни
жителей этого региона.
Для арабских географов IX-X в.в. характерно давать описание только
мусульманским странам, поскольку нет необходимости в описании страны
безбожников. В то время Таласская долина и западная часть нынешней Ошской
долины до г. Узгена входили в область ислама. В Центральной Азии караванная
торговля переживала своеобразный торговый бум, поскольку основные ветви
шелкового пути проходили через территории данного региона.
Сведения арабских авторов IX-X в.в. позволяют с большей или меньшей
точностью восстановить для рассматриваемого периода отрезок Великого
шелкового пути со всеми его ответвлениями, проходивший через Центральную
Азию. Основная трасса этого отрезка начиналась в Багдаде – столице
Аббасидского халифата - крупнейшем центре культуры и торговли всего
мусульманского Востока, связанном с многочисленными странами мира.
Естественно, торговые связи с другими государствами зависели от
интенсивности межгосударственных отношений, а также от стабильности в
регионах расположенных на торговом пути.
В указанный период Центральная Азия переживала своеобразный торговый
бум, связанный с развитием городов, ремесла и торговли, предметом торговли
были самые разнообразные товары, привозимые из разных стран, которые
пользовались огромным спросом на среднеазиатских рынках, в частности ткани,
ювелирные украшения и металлические изделия и т.д. К числу товаров
вывозившихся из Центральной Азии следует отнести ферганских лошадей, кожу,
меха, изделия из стекла, драгоценности, ковры, сельскохозяйственные
культуры и т.д., которые также пользовались большим спросом на рынках
других стран.
Несомненно и другое, что арабские путешественники ходили только по
самым удобным, хорошо известным караванным путям, где можно было получить
(или купить) все необходимое для дальнейшего путешествия. Это
свидетельствует о том, что маршруты исследования совпадают с уже ранее
существовавшим торговым путям.
Среди арабских путешественников следует выделить ибн Хардадбеха,
Кудама ибн Джафара, Ибн ал- Факиха, ал – Мукаддаси, ал-Истахри, которые
дали свои географические описания северной ветви Великого шелкового пути. В
свою очередь северная ветвь состояла из двух основных ответвлений: Южной и
Северной. Судя по описаниям арабских путешественников, они сумели пройти
оба ответвления, кроме того, дать характеристику этим маршрутам. Согласно
их описанию, арабские путешественники двигались от Багдада через северную
Месопотамию, попадали в Иран, а затем по персидскому участку шли к северо-
востоку, в область Хорасан, где начинался собственно центрально-азиатский
участок. В качестве ворот в Центральную Азию служил г. Мерв (ныне Мары,
Туркмения), последний имел важное политическое и торговое значение в IX-X
в.в. От Мерва путешественники направлялись в Амулю (ныне Чаржоу, Туркмения)
далее в Бухару, оттуда в Самарканд. Расстояние между этими городами арабы
указали, и они занимают от 36 до 39 фарсахов (1 фарсах – 6-7 км.). Причем
ибн-Хардадбех, Кудама ибн Джафар и ибн ал- Факих дают разные расстояния
между этими городами и эта разница составляет от 3 до 5 фарсахов. При
установлении их современного эквивалента необходимо учитывать разницу между
дорожным и картографическим расстоянием, разницу между древним и
современным расстоянием. Дело в том, что путешественники стремились к
выпрямлению и упрочению путей, если географический рельеф позволял это
сделать, и открывали новые пути или их участки и ряд других моментов. Это
можно заметить при дальнейшем описании маршрутов арабских путешественников.
Далее путешественники двигались от Самарканда к Замину (Узбекистан),
здесь торговый путь разделялся на ветви, это, так называемая, Ферганская
(южная) и Шашская (тюркская). По В.В. Бартольду этот путь разделялся в
Сабате. От Замина дорога шла к г. Ахсикету (ныне руины Иски-ахсы,
Узбекистан). По мнению О.К. Караева, что между этими городами от южной
дороги отходило (еще) четыре ветви: две селении Сабата, третья в г.
Ходженте, а четвертая в г. Ахсикете. Эти дороги соединяли между собой
мусульманские области с районами Центральной Азии. Далее путь следовал от
г. Ахсикета через Куба в Ош, а затем в Узген. Этот путь для караванной
торговли был удобен и проходил по степи. От Узгена путь лежал через высокие
горные проходы по Кудама ибн Джафара ал-Акаба, где автор отмечает, что
дорога очень крутая и труднопроходимая, с подъемами и спусками и оттуда
можно попасть в г. Атбаш. О.К. Караев дает пояснение, что арабское слово Ал-
Акаба означает – горный проход, горная дорога, крутой подъем. По Махмуду
Кашгарскому этот горный проход называется Качук Арт и он находился между
Узгеном и Кашгаром. По мнению А.Н. Бернштама, этот горный проход, о котором
упоминает Кудама ибн Джафар, находился не в районе Арпа, а долине реки Ала-
Бука.
От Акаба дорога вела через долину Кара-Коюн в средневековый г. Атбаш
(ныне развалины Кошой-Коргон). По данным археологии г. Атбаш в VIII-XII
в.в. являлся ставкой тюркских каганов.
О.К. Караев ссылаясь на сообщения Кудама ибн Джафара соединяет дорогу
Атбаш- Верхний Барскан , и она проходила через кочкорскую и иссык-кульскую
долины. 15 У В.В. Бартольда этот путь не указан.
Очевидно, Южная дорога играла второстепенную роль, поскольку этот путь
менее освещен у арабских географов, за исключением Кудама ибн Джафара.
Что касается тюркской или шашской дороги, Северной ветви Великого
шелкового пути, как называли арабские путешественники, то она начиналась у
г. Замина, оттуда путь лежал к реке Тюрк (совр. Чирчик) и далее г. Шаш (г.
Ташкент). Согласно арабским писателям р. Тюрк рассматривалась как граница
между мусульманскими областями и страной тюрков или неверных. От г. Шаш
дорога вела в Исфиджаб (Чимкент), оттуда в Тараз. Все указанные арабскими
путешественниками расстояния между городами и селениями почти совпадают с
современными и поэтому у нас нет повода не доверять авторам.
От г. Тараза северный путь проходил через селения Уч-Булак и Кулан
(ст. Луговая), этот участок упоминает ибн Хардадбех и ал-Мукаддаси, что в
Кулане была соборная мечеть и укрепление.
Северная дорога от с. Кулан до с. Аспара (с. Чалдовар), проходила по
территории современного Кыргызстана через многочисленные селения Чуйской
долины в г. Невакет (Кеминь). На этом участке, по сообщениям арабских
географов, находились многочисленные города и селения Мерке, Аспара,
Нускет, Харанджуван, Сарыг, Джуль, Кирмираб и Невакет (с. Орловка), ныне
все вышеперечисленные города и селения в развалинах.
Северная дорога от г. Невакета вела через г. Суяб (ныне с. Шабдан) в
Верхний Барскан, последний находился на юго-восточном берегу Иссык-Куля,
далее путь лежал через перевал Сан – Таш в районе Каркары в Восточный
Туркестан.
По мнению О. Караева, в районе Верхнего Барскана соединяются северные
и южные торговые дороги.
В долине Талас и Чу, северная дорога разделялась на пять ветвей,
проходивших непосредственно по территории современного Кыргызстана.
Первая (Чаткальская) ветвь северного пути начиналась у г. Тараза и шла
через перевал Кара-Бура и долину Чаткала в Фергану. О долине Чаткал
сообщают мусульманские географы X в. Ибн Хаукал, ал-Мухаддаси и автор
анонимного сочинения Худуд ал-алам и ее городе Ардаланкет.
Вторая ветвь северной дороги начиналась также у г. Тараз и проходила
через территории Кыргызстана и вела в Верхний Барскан через долины Таласа и
Суусамыра.
Третья (илйская) ветвь начиналась в районе Харран (с. Ак-Су). По
мнению А.Н. Бернштама, этот путь проходил через брод Тайкечу на р. Чу,
Курдайский перевал, в районе Алма-Аты.
Четвертая ветвь северной дороги связана с г. Джулем (развалины Чала-
Казак). В.В. Бартольд писал на основе письменных источников IX-X в.в., что
этот путь проходил от Джуля через Тараз и соединялся с дорогой из Ахсикета.
Последняя, пятая ветвь начиналась в г. Невакет и шла по Боомскому
ущелью к берегам Иссык-Куля, где соединялась с южной дорогой. Хотя А.
Бернштам отрицает существование этой торговой линии, ссылаясь на то, что
Боомское ущелье лишено каких-либо следов былых обжитых пунктов.
Таким образом, возникновение, а затем расцвет арабской географической
науки были связаны с рядом факторов, прежде всего с образованием арабского
халифата и распространением ислама, а также освоение греческой
географической науки арабами, и ее творческие достижения. Кроме того, арабы
одновременно все достижения в области науки связывали с нуждами и
интересами государства и финансово-хозяйственной системы.
Итак, арабские географы ибн- Хардадбех, Кудама ибн-Джафар, ал-Истахри
и др., дали в своих трудах географическое описание северной ветви Великого
шелкового пути, в которых отметили существование городов и поселений в IX-X
в.в. на территории Кыргызстана. Можно сказать, судя по сообщениям арабских
географов, что северная ветвь торгового пути занимало особое место, как и
все другие ветви Великого шелкового пути. Более того, путешественники
указали маршруты дорог и местностей, расстояния между ними, без которых
невозможно было бы восстановить пути движений караванной торговли.
Несомненно, что оседлое и кочевое населения принимали активное участие в
международной торговле, это подчеркивают арабские географы. Кроме того,
благодаря сообщениям этих путешественников, мы знаем, что на территории
Кыргызстана, в то время бурно развивались городская цивилизация, ремесло и
торговля, и занимало значительное место в их хозяйственной жизни.
Из истории города Туркестан: штрихи к историческому портрету.
Казахстанская археологическая наука достигла значительных успехов в
изучении средневековой городской культуры. Многолетние стационарные
исследования городских центров юга Казахстана и Семиречья открыли
увлекательную историческую панораму становления и развития своеобразной
городской культуры. Создали источниковедческую базу изучения различных
сторон материальной и духовной культур за длительный исторический период.
Одномерная историко-культурная реконструкция прошлого Казахстана,
ориентированная лишь на “историю кочевий”, приобрела адекватную многомерную
ретроспективу. Возникая и развиваясь на стыке Великих степей и зоны древних
среднеазиатских оазисов, на нитях караванных дорог Великого Шелкового пути,
эти города являлись сгустками сплава традиций степных кочевий и оседло-
земледельческих культур среднеазиатского типа. История распорядилась так,
что названия подавляющего большинства из них остались лишь на страницах
средневековых сочинений. А на местах их теперь высятся желтые холмы
цитаделей, валы укреплений, усыпанные битой гончарной посудой. От городов
остались “городища”.
Судьба каждого города, как и судьба отдельного человека, отличается
своей неповторимостью. Особенный интерес вызывает история такого города как
Туркестан, который представляет собой крупнейшую жемчужину в ожерелье
древних казахстанских городов, протянувшихся от Джунгарских гор через
Семиречье и Присырдарьинские степи вплоть до Арала. При этом отметим, что
Туркестан один из немногих современных городов Казахстана, непрерывная
история которых уходит в глубь веков. Этот город известен в исторических
источниках с XII в. под названием Ясы как столица округа (вилайета) Шавгар,
а позднее, с XVI в. - под современным названием. В XVI-XVII вв. Ясы-
Туркестан был политическим, экономическим и культурным центром Казахского
ханства, а до того – административным центром среднеазиатских владетелей из
династий хорезмшахов, чагатаидов, тимуридов, шейбанидов.
О ранней истории города (V-XII вв.) письменные источники умалчивают.
Ее свидетельствами могут стать лишь археологические остатки, которые
скрываются под толщей культурных наслоений. Особую известность город Ясы
(Туркестан) приобрел в ХII в. как место проповеднической деятельности
суфийского святого – шейха Ахмеда Ясави. После его смерти на кладбище
города Ясы сложился религиозно-культовый центр, ставший местом притяжения
паломников. О том, что грандиозная тимуровская постройка была возведена на
месте существовавших здесь ранее построек суфийской общины, говорится на
страницах сочинения Шереф ад-дина “ Зафар наме”. От этого времени
сохранились лишь фрагменты стен раннего мавзолея, сооруженного над могилой
тюркского суфия. Они оказались вмурованными в стены более поздней постройки
конца ХIV в. Письменные источники последующего времени сохранили сведения о
городе Ясы (Туркестан) на своих страницах. Но эти данные столь отрывочны,
что позволяют лишь наметить общий контур его истории: под властью каких
правителей и когда находился город, в связи с какими военно-политическими
событиями он упоминается и т.д. Может быть, поэтому, и не написана история
этого города, что эти данные столь скупы и фрагментарны, притом, что фонд
археологических материалов, который сохранился в земле Туркестана, так и
остается еще невостребованным? А ведь только они способны пролить свет на
раннюю историю возникновения города, специфику пути его становления,
охарактеризовать общее и особенное в истории культуры его жителей и т.д.
Вопросов в этой, еще ненаписанной истории города и края великое множество,
и они ждут своего решения и научного истолкования. Ведь даже обоснование
датировки возникновения города (поселения) на месте современного города
Туркестан находит основание лишь в археологических данных. Некоторых из
этих вопросов коснемся в этой публикации.
Из истории средневекового Туркестана.
Городище средневекового г. Ясы (Туркестан) расположено на юго-
восточной окраине одноименного районного центра Южно-казахстанской области.
Археологические исследования здесь были начаты в 1928 году М.Е.Массоном,
исследовавшим слои “ цитадели”, скрывавшие фундамент архитектурного
комплекса ходжи Ахмеда Ясави. Имевшийся в то время археологический материал
не позволял углубить историю города ранее XIIв. Но М.Е.Массоном был сделан
вывод о том, что на месте Туркестана ранее находился городок Ясы и
локализовался он к югу от поздней кокандской цитадели с мавзолеем Ахмеда
Ясави. В конце 40-х годов городище и окрестности обследовались Южно-
Казахстанской археологической экспедицией под руководством А.Н.Бернштама. В
последующем археологические исследования на городище проводились многими
исследователями (Ерзакович Л.Б., Сенигова Т.Н., Смагулов Е.А.) и,
накопленные на сегодняшний день данные позволяют утверждать, что
современный город Туркестан является одним из древнейших городов
Центральной Азии.
С историей Туркестана тесно переплеталась судьба двух средневековых
городов Южного Казахстана – Шавгара и Ясы, бывших в разные исторические
периоды административными и экономическими центрами туркестанского оазиса.
Сначала главным городом был Шавгар, затем Ясы (так назывался Туркестан до
ХVI в.).
По письменным источникам IХ - Х вв. известно, что в районе
современного г.Туркестана в раннее средневековье располагался округ Шавгар
с одноименным центром. Шавгар был главным городом области в период VI-ХI
вв. Ему подчинялись другие мелкие города и поселения, в число которых
входил и Ясы – будущий центр округа.
До VШ в. Шавгар был подвластен Тюркскому и Западно-Тюркскому каганатам
(552-702 гг.). В начале VШ в. область Шавгар вошла в западные границы
Тюргешского каганата (702-756 гг.), владения которого доходили до среднего
течения р. Сырдарьи. В этот период началось арабское завоевание Средней
Азии и Южного Казахстана. Овладев Мавераннахром, арабы стали продвигаться в
районы Сырдарьи и Таласа. Наместник Хорасана Кутейба в 714 г. захватил Шаш
(Чач) и совершил поход в Испиджаб. Южные районы Казахстана были включены в
состав Арабского халифата, но сохранили полусамостоятельный статус.
Формально подчинив эти народы, арабы не смогли присоединить их к своим
владениям из-за активных действий и восстаний тюркских племен. В 737-739
гг. они поддерживали антиарабские восстания в Самарканде, Шаше, Фарабе.
Во второй половине VШ в. восточной частью Сырдарьинской области и
Таласской долиной овладели карлуки. Карлукский джабгу должен был платить
дань, но часто нарушал обязательства, и арабам приходилось совершать
карательные походы на подвластные территории. При наместнике Харасана Ал-
Мамуне (809-818 гг.) состоялся поход в область Тарбад (совокупное название
областей Шавгар и Фараб), являющейся пограничной местностью арабов: “Также
и из области Тарбад (везир ал-Фадл) (послал) то, что он потребовал с Фараба
и Шавгара. И он постарался овладеть областью Отрар; он убил начальника
пограничной местности и взял в плен сыновей карлукского джабгу с его
женами, после того как заставил бежать его самого в страну кимаков...”.
В период политического господства в Средней Азии государства саманидов
(820-999 гг.) Шавгар вошел в его северо-восточные пределы.
В IX в. близлежащие к Шавгару области подчинялись карлукам, а с начала
Х в. – огузам . Огузское государство образовалось в конце IХ – нач. Х вв. в
бассейне нижнего и среднего течений Сырдарьи в примыкавших к ней степях
Западного Казахстана и просуществовало до середины ХI в., быстро увеличивая
свои владения .
Арабский географ первой половины Х в. Ал-Истахри сообщал: “Пределы
страны гузов – то, что находится между хазарами и кимаками, страной
карлуков и булгар и границами мусульманских стран от Джурджана до Фараба и
Испиджаба”. Ибн Хаукаль называет огузов в числе жителей Фараба, Сайрама,
Сюткенда. К концу Х в. владения огузов доходили на юге до Шаша, включали
бассейны рек Кувандарьи и Жанадарьи, на западе – до р. Эмбы, на северо-
западе – до предгорий Урала. Область Испиджаб была границей между огузами и
карлуками на юго-востоке. Письменные источники говорят о господстве огузов
в Х в. в долине Сырдарьи, предгорьях Каратау, в районах Фараба и Кенджиды
(долина р. Арысь).
Политические отношения между саманидами, карлуками и огузами строились
по тому же сценарию, что между арабами, тюргешами и карлуками. В IХ в. и
первой половине Х в. саманидам приходилось защищать свои владения от
набегов тюркских племен и совершать военные походы в глубь тюркской
территории с целью их подчинения. Ал-Истахри сообщает о походе саманидского
правителя Насра Ибн Ахмеда (866-892 гг.) с большим войском на Шавгар. Поход
состоялся в конце IХ в. Наср дошел до Шавгара, Саурана, Сюткенда. В области
Шавгара им было убито несколько тысяч тюрков. Ал-Истахри отмечал: “Все
границы Мавераннахра – место военных действий от Хорезма до окрестностей
Испиджаба с тюрками-огузами, от Испиджаба до отдаленных мест Ферганы – с
тюркам-карлуками”.
При саманидах Шавгар входил в круг Испиджаб. Он управлялся местной
тюркской династией, имел ряд важных привилегий, в числе которых –
освобождение от уплаты хараджа. Владетель Испиджаба отправлял саманидскому
двору символическую плату – мелкую монету, равную 16 дирхема и метлу. Для
саманидов Испиджаб являлся важным форпостом на северо-восточных границах,
сдерживающих семиреченских карлуков и был, по словам Ал-Макдиси, “...славной
пограничной крепостью и местом войны за веру”.
IХ-Х вв. были временем наивысшего расцвета г. Шавгара. Он располагался
в зоне симбиоза земледельческого и кочевнического хозяйственных укладов и
свойственных им культур, что способствовало его быстрому росту и
превращению в крупный ремесленный и торговый центр. Вот как описывал Шавгар
в конце Х в. Ал-Макдиси: “Шавгар большой город с обширным рустаком, вокруг
него стена. Мечеть на краю рынка. Он вдали от большой дороги”.
Шавгар находился на торговом пути, соединявшим сырдарьинские города с
земледельческими оазисами Средней Азии и Хорезмом. Он начинался как
ответвление Шелкового пути (Большая дорога) в Испиджабе и шел на северо-
запад в Арсубаникет (городище Джувантобе на Арыси), оттуда в Кедер
(Отрарский оазис), затем – в Шавгар, Сауран и Сыгнак. В районе Сыгнака
через Сырдарью была переправа на левый берег и далее путь вел в город
Дженд, Янгикент (низовья Сырдарьи), а вдоль русла Кувандарьи – в Хорезм.
После падения государства саманидов их владения были поделены между
караханидами и газневидами по р. Амударье. В Караханидское государство (942-
1212 гг.) вошли земли, расположенные в бассейне Сырдарьи, области Шавгара,
Отрара, Испиджаба (Семиречье, Восточный Туркестан). В конце Х в. – начале
ХП в. Шавгар, вероятно, входил в состав одного из караханидских уделов.
Во второй половине ХI в. начались войны между караханидами и
сельджуками (центр государства сельджуков был в Иране). Эта борьба
закончилась тем, что караханидские владения в Южном Казахстане,
Мавераннахре до 1141 г. были вассальными землями сельджуков, а
Караханидское государство попало под власть сельджукидов. Время конца ХI –
начала ХП вв. в Южном и Юго-Восточном Казахстане характеризовалось
нестабильностью, войнами за власть, дальнейшим дроблением феодальных
владений (уделов).
В начале второй четверти ХП в. Южный Казахстан и Средняя Азия
подвергались нашествию каракитаев (киданей). После разгрома войск
караханидов (1137 г.) и сельджукидов (1141 г.) каракитаи овладели землями
Караханидского государства. Караханиды оказались в вассальной зависимости
от каракитаев.
В конце ХП – начале ХШ вв. борьбу с каракитаями ведет государство
хорезмшахов. Хорезмшах Мухамад ибн Текеш совершил несколько походов на
Сырдарью, захватил Отрар. В 1210 г. он разбил каракитайское войско около
Тараза. В государство хорезмшахов вошли южно-казахстанские земли по правому
берегу Сырдарьи до Тараза включительно. Политической акцией Мухамада,
декларирующей вхождение в состав государства хорезмшахов важного в
стратегическом отношении присырдарьинского региона, стал выпуск монет в
городах Ясы и Отрар. Но подчинение хорезмшаху было недолгим.
В 1206г. в Семиречье вторглись найманы во главе с Кучлуком. Хорезмшах
Мухамад, не имея возможности защитить и укрепить присырдарьинские города и
не желая оставлять их найманам, приказал, как говорится на страницах
сочинения арабского историка Ибн ал- Асира, “жителям Шаша, Ферганы,
Исфиджаба, Касана и других городов вокруг них - более здоровых и более
процветающих [ городов ] в этом мире не было- выселиться из них и
присоединится к мусульманским областям; затем он их [города] все разрушил
из страха, что татары завладеют ими”.
Хотя хорезмшахи овладели средним течением Сырдарьи, в источниках,
описывающих события этого времени, нет упоминаний о Шавгаре или Ясах. Более
того, начиная с XIIв. название Шавгар исчезает со страниц средневековой
историко- географической литературы. Вероятно, с этого времени он
превратился в небольшой поселок, вскоре совсем опустевший . Окончательно
место поселения было заброшено, как это показывают археологические
исследования, в XII-XIVвв., а экономическим и политическим центром региона
становится ранее незначительное поселение Ясы - будущий город Туркестан.
Упоминание этого города под именем Ясы (Асон) впервые встречается в
маршрутнике армянского царя Гетума I, проехавшего через юг Казахстана в
середине ХШ в., следуя в ставку великого монгольского хана Менгу. Однако,
существование города Ясы под этим именем в до монгольское время
подтверждается, помимо нисбы (прозвища) самого ходжи Ахмеда, находками в
восточной коллекции Государственного Эрмитажа серебряных монет, выпущенных
от имени хорезмшаха Мухамеда ибн Текеша на монетном дворе Ясы. Эти монеты
чеканились здесь около 1200 г., во время недолгого подчинения сырдарьинских
городов хорезмшаху. Позднее на страницах сочинений ХVI в. город Туркестан
выступает то как “крепость Ясы”, то как “крепость Туркестан”, тогда как во
всех более ранних письменных источниках название Туркестан прилагалось лишь
к области (вилайету), расположенной по среднему течению р. Сырдарьи и
граничившей с одной стороны с вилайетом Отрар, с другой стороны – с
вилайетом Сауран.
Первенство города Ясы-Туркестан среди городов области Туркестан
отмечено уже в “Записках бухарского гостя” Фазлаллах ибн Рузбихана
Исфахани, который писал в нач. ХVI в.: “ В город Йаси привозят товары и
драгоценные изделия, и там происходит торг, и он является местом
развязывания грузов купцов и местом отправления толп путешественников по
станам”.
О торгово-экономической роли Туркестана в XVI-XVIIвв. свидетельствуют
монетные клады обнаруженные на городище. Анализ монет показал, что в с
начала XVIв. в Туркестане интенсивно действовал монетный двор чеканивший
медные монеты разных типов и достоинств. Туркестанский чекан преобладает,
наряду с ташкентским, в кладах XVI- XVIIвв. найденных при раскопках Отрара.
Среди монет Отрара известен и серебряный чекан туркестанского монетного
двора с именем шейбанида Искандер-хана (1560-1583гг.)
Позднесредневековый период в истории Туркестана характеризуется
крайней не стабильностью общеполитической ситуации. Южно-казахстанские
города становятся объектами притязаний различных этнополитических
образований. В разные периоды власть над регионом в кровопролитных
сражениях завоевывали шейбаниды и казахские ханы, джунгары и бухарские
эмиры, ташкентские и кокандские правители. Все эти события неблагоприятно
отразились на городской, оседло- земледельческой культуре региона и
г.Туркестана, в частности. Однако город продолжал оставаться
стратегическим, экономическим и религиозным центром региона. П.И.Рычков
(1719- 1777гг.) отмечал в известном своем сочинении “Топография
Оренбургской губернии”, что г. Туркестан “не так знатен, как прежде” и так
описал его: “...Сей город ... стоит на речке называемой Карасу... Улицы в нем
кривые и весьма тесные, так что поперек инде меньше одной сажени. Домов в
нем по тамошнему обыкновению строеных, однако, гораздо хуже ташкентских, с
тысячу. Крепостного строения регулярного нет, только имеется круг всего
жилья стена глиняная и вокруг нее небольшой ров с водою. Мечетей в ней три,
из которых одна древней и хорошей работы и имеет многое число разных
покоев; в ней погребен вышеупомянутый магометанский чудотворец. В сем
городе никаких базаров нет, а жители со своими торгами отъезжают в
Ташкент...Прежде сия провинция собственно имела городов до тридцати, а ныне
более десяти нет...”
Это описание можно отнести к середине XVIIIв., а началом этого века
датируется схематичесий план города Туркестан сохранившийся в архиве одной
из российских академических экспедиций3. На нем видно, что город имеет
крепостную стену, с внешней стороны которую огибает ров с водой. Шесть
крепостных ворот укреплены башнями с бойницами. Кривые улицы членят
городскую территорию на жилые массивы. Дома плотно примыкают друг к другу.
На плане показаны колодцы, указаны места базара и караван- сарая. Городская
территория имела очертания овала вытянутого по оси Запад-Восток.

Топография городища Туркестан.
Специфика исторического развития города Ясы-Туркестан обусловила
сложность современной топографии городища, в которой до недавнего времени
четко выделялась часть, прилегающая с северо-востока и востока к зданию
мавзолея и ограниченная хорошо сохранившимися еще к началу ХХ в.
крепостными стенами. Эта часть была отгорожена от остальной части города,
скорее всего, в середине XIXв. и имела форму неправильного пятиугольника,
площадью примерно 2,6 га, в западном углу которого расположено здание
архитектурного комплекса ходжи Ахмеда Ясави. Это собственно цитадель
(“орда”) городища Туркестан, и она наиболее изучена на сегодняшний день в
археологическом отношении. От цитадели городища в настоящее время
сохранился небольшой участок к северу от мавзолея . Здесь выявлен
культурный слой ХIV-ХIХ вв. мощностью около 5 м, лежащий на материке, в
котором во множестве впущены погребения. Разрезы северной и восточной
крепостных стен цитадели дали основание датировать время их возведения ХV
в., т.е. периодом времени последовавшим за строительством архитектурного
комплекса мавзолея. Стена с западной и южной сторон, ограждавшая арк от
территории шахристана, т.е. остальной части города, имеет более позднее
происхождение. Построена он была, скорее всего, в XIXв. при какандском
правлении городом. Она была полностью уничтожена в 50-х годах в ходе
благоустроительных работ вокруг архитектурного комплекса.
К западу и юго-западу от цитадели расположена территория шахристана в
виде неправильного четырехугольника площадью примерно 23,5 га (350х670 м).
В микрорельефе этой части городища до сих пор хорошо прослеживаются
кварталы жилой застройки, разделенные уличной сетью. В западной части
шахристана был расположен обширный водоем, питавшийся из речки, впадавшей с
севера в крепостной ров. С северной и западной сторон эту территорию
ограничивают, и до сих пор хорошо прослеживаемые, остатки стены с башнями
на углах. Южная стена менее ярко выражена, однако здесь имеется явный
перепад уровней, подчеркивающий мощность культурных отложений внутри
шахристана по сравнению с южным рабадом, который, очевидно, был окружен
стеной в самый последний период жизни города в ХVШ-ХVХ вв. Площадь рабада
около 15 га. Стена, огибавшая его с запада и юга, хорошо прослеживается в
микрорельефе. С юго-западной стороны даже сохранился ее небольшой фрагмент.
Она представляла собой просто высокую глиняную стену из сырцового кирпича,
толщиной в основании до одного метра. В юго-восточной  части эта стена
огибала, по всей вероятности, бугор Культобе, расположенный в 300 м к югу
от архитектурного комплекса Ходжи Ахмеда, как бы включая его в городскую
территорию.
Археологические исследования, проводившиеся на бугре Куль-тобе в
начале 80-х годов, вскрыли здесь свиту культурных слоев, свидетельствующих
о непрерывной жизни городища в период датированный первой половиной I
тыс.н.э. – началом ХIV в. н.э. В нижних слоях стратиграфического раскопа на
Куль-тобе получены материалы, относящиеся к так называемым “каунчиноидным
культурам” присырдарьинского региона. Их существование относится к концу I
тыс. до н.э. – VI-VШ вв. н.э. Ограниченный комплекс материалов полученных
здесь не дает основания более точно, чем середина I тыс. н.э. определить
время возникновения поселения на территории городища Туркестан. Тем самым
удается локализовать местоположение до монгольского поселения Ясы.
Исследования же на цитадели позднесредневекового города, в непосредственной
близости от здания мавзолея, дают основания заключить, что отложение здесь
культурного слоя и возникновения жилой застройки относится к
послемонгольскому времени, а наиболее интенсивный период застройки– к ХVI-
ХVII вв.
В это время Туркестан, очевидно, быстро растет и становится ведущим
торгово-экономическим и культурным центром региона. Отметим и произошедшую
к этому времени переориентировку основных торговых путей. В частности,
переправа через Сырдарью переместилась из района Отрара вниз по течению
реки в район г.Аркука, т.е. ближе к Туркестану.
Рост города в ХV-ХVШ вв. происходил за счет упадка других древних
экономических центров региона, таких как Отрар. Еще в начале века часть
населения Туркестана помнила о том, что их предки жили по р.Арысь, где
экономическим и культурным центром был многолюдный город Отрар. Народные
предания туркестанцев до сих пор сохранили память о том, что последний
массовый приток переселенцев из Отрара и его округа произошел в ХVШ в.
Отметим также, что по последним археологическим данным окончательное
запустение соседнего городища Шойтобе, традиционно отождествляемого с
историческим городом Шавгаром, произошло, скорее всего, в XIVв. Этим же
временем датируется, по кладу серебренных и бронзовых монет, запустение
поселения на холме Культобе в самом Туркестане.
Естественно, что усиление роли города Туркестан в торгово-
экономической жизни региона сопровождалось притоком населения. Это
отразилось в изменении его топографии, расширении границ, более плотной
(городской) застройки территории. Видимо, в это время (ХV-ХVШ вв.)
сформировался шахристан, начали оформляться пригороды и город приобрел те
размеры и основные особенности топографии, которые были характерны для
города Туркестан еще в недавнее время.
В до монгольское же время, возможно, и в ХШ-ХIV вв. городская
территория ограничивалась лишь площадью Культобе и прилегающей территорией.
Собственно, это было небольшое поселение в окрестностях города Шавгар
(городище Шойтобе), бывшего в до монгольское время центром одноименного
округа. Участок территории, где ныне находится величественная ханака ходжи
Ахмеда Ясави, и который в ХIХ вв. выполнял функции цитадели города, в V-ХII
вв. был территорией кладбища поселения Ясы, о чем свидетельствуют
многочисленные погребения, которые были разрушены при строительстве
оснований комплекса мавзолея в конце ХIV в. Местное народное предание
говорит о том, что при рытье котлованов под основание будущего грандиозного
здания, были нарушены ранние погребения. И тогда была сооружена специальная
сагана куда и были перезахоронены ИЗЪЯТЫЕ останки. В ходе аварийных
археологических работ в центральном зале архитектурного комплекса в 1997г.
на глубине около 1,7м. были расчищены ранние до мусульманские погребения с
керамическими сосудами относящимися к VI- VIIIвв. Да и вряд ли Ходжа Ахмед
был похоронен где-нибудь в черте современного ему поселения, а не на
пригородном кладбище. Лишь позже, с ростом города Ясы в ХIV-ХVШ вв. участок
кладбища был включен в городскую территорию, а здание мавзолея - ханаки
стало архитектурной доминантой всего региона.
Комплексное использование археологических данных и сведений письменных
источников в увязке с общей историей города Туркестан позволяет ставить
вопрос о исторической периодизации туркестанского некрополя. В зависимости
от социального статуса предположительно выделяются несколько этапов.
Первый этап до мусульманский (или раннесредневековый), вероятно, с V
по Х в. В это время здесь было кладбище небольшого поселения,
представленного нижними слоями стратиграфической колонки Культобе. Второй
этап - X – cередина XIIвв. время утверждения ислама в городской среде
Южного Казахстана. Третий этап начинается с захоронения здесь ходжи Ахмеда
и до конца XIVв. Этот этап условно можно назвать этапом первого мавзолея. В
этот период складывается и укрепляется культ святого шейха; при его
погребении возникает комплекс построек ханаки. Четвертый этап начинается с
постройки тимуровского архитектурного комплекса, т.е. с начала XVв. и до
второй половины XVIв.-- времени перехода Туркестана под власть казахских
ханов. Пятый этап – вторая половина XVIв. до начала XIXв., когда
г.Туркестан был подчинен Кокандским ханством.1
Из истории архитектурного комплекса ходжи Ахмеда Ясави.
Если подъезжать к г.Туркестану со стороны г.Шымкента, то за многие
километры до города на горизонте, там, где серый асфальт автострады как бы
уходит в ... продолжение
Похожие работы
История Великого шелкового пути
Организации автотуров в Казахстане
О ходе реализации Государственной программы Возрождение исторических центров Шелкового пути, сохранение и преемственное развитие культурного наследия тюркоязычных государств, создание инфраструктуры туризма
История древних городов Казахстана
Города и поселения средневекового Казахстана
Общая характеристика городов средневекового Казахстана
ГОРОДА ДРЕВНЕГО КАЗАХСТАНА НА ВЕЛИКОМ ШЁЛКОВОМ ПУТИ
ПОЗДНЕСРЕДНЕВЕКОВАЯ ГОРОДСКАЯ КУЛЬТУРА
КУЛЬТУРА РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОГО КАЗАХСТАНА (VI-XII вв. )
Общее особенное в развитии древних городов Европы и Азии
Дисциплины