Прообраз казахского улуса



Тип работы:  Реферат
Объем: 22 страниц
Цена этой работы: 400 теңге
В избранное:   
Бесплатно:  Антиплагиат

Какую ошибку нашли?

Рақмет!







Прообраз казахского улуса

История развития кочевой государственности на степных просторах
евразийского региона, важной составной частью которого всегда являлась
территория Казахстана, насчитывает около двух тысячелетий. Политические
объединения, создававшиеся в кочевой Степи и имевшие различные по уровню
развития формы государственности, несли в себе, прежде всего, элементы
традиционности. Иными словами, имевшие здесь место способы
государственной организации и управления зачастую наследовались от своих
близких или дальних исторических предшественников . Учитывая это, мы
должны говорить о важной роли преемственности и традиционности в кочевой
государственности; изучая именно этот ее характер, возможно, получить
более полное представление о конкретных примерах ее функционирования.
Каждое государство, созданное тем или иным этническим коллективом
кочевников средневековья, в своих государственных институтах имело и
предшественников, обладавших этими органами, и преемников,
унаследовавших их после исчезновения. Таким образом, в изучении
социально-политической организации кочевников средневекового периода
достаточно существенным становится исследование проблем исторической
преемственности в развитии государственности на территории
средневекового Казахстана и прилегающих к нему регионов.
Одним из важнейших этапов в развитии кочевой государственности стало
создание в начале ХІІІ в. Монгольской империи, вобравшей в себя основные
государственные традиции предшественников. Значительные
этнотерриториальные границы и большая степень централизации обеспечили
долгую жизнь административно-политическим введениям монголов на
завоеванных территориях после ее распада и падения. Монгольская империя
стала рубежом в средневековой истории, разделившей ее на два периода,
домонгольский и послемонгольский. Генерированные ею идеи организации
политической системы страны и ее управления надолго определили
дальнейшую историю кочевой государственности.
Исходя из этого, анализ государственного строя различных ханств, орд и
улусов, возникших после исчезновения монгольского не только
политического, но и идеологического единства, не будет полным без
изучения их предшественника, единого монгольского государства и его
непосредственных преемников, улусов его сыновей и внуков. Именно в этом
ключе должна рассматриваться, как представляется, государственная
история Казахского ханства. Казахское ханство в своей государственности
стало одним из преемников Монгольской империи, а через нее и
полуторотысячелетней центральноазиатской государственности. Если более
конкретно, то первое казахское государство, основанное потомками
Урус-хана Жанибеком и Кереем, возникло на базе государственного
объединения Восточного Дашт-и Кыпчака, управлявшегося потомками старшего
сына Джучи-хана Орды. На основе улуса Орды и его потомков формируется
новое сильное государство Ак-Орда, ставшее впоследствии ядром Казахского
ханства. Иными словами, становление и развитие казахской
государственности, этническая и политическая консолидация населения
Восточного Дашт-и Кыпчака – по существу завершающий этап процесса
формирования единой народности – приходится на ХІV-ХV вв. В указанный
послемонгольский период Отечественной истории, в рамках будущей
этнополитической территории Казахского ханства на основе монгольских
улусов складываются государства Ак-Орда, Могулистан, Ногайская Орда,
ближайшие политические, этнические и культурные предшественники
Казахского ханства. Однако, главным из них, должно быть признано
государство Ак-Орда.
Восточный Дашт-и Кыпчак в составе Монгольского государства.
Широкомасштабные внешние войны Чингиз-хана 1209-1227 гг. привели к
созданию одного из самых сильнейших государств во всем тогдашнем мире.
    Система управления в империи, основанная на военно-административном
делении всего государства, основы, которой были заложены еще на рубеже
XII-XIII вв. самим Чингиз-ханом, оказалась не только жизнеспособной в
военно-политическом плане, но и достаточно реально влияла на социальное
и этническое развитие многих завоеванных монголами народов.
    Согласно сложившейся государственной традиции номадов, государство
для более эффективного управления разделялось в военно-административном
отношении на крылья и улусы. В этом плане Монгольская империя и ее
улусно-крыльевая система являются самым ярким примером. Разделение армии
и населения на крылья и улусы спроецировалось на административное
устройство всей Монгольской империи.
    Проекция военной системы деления на административно-территориальное
было характерным явлением большинства государств, созданных кочевниками
евразийского степного пояса. Совпадение общественной и военной
структуры – отмечал по этому поводу Г. А. Федоров-Давыдов –
характернейшее явление общественного строя кочевников Центральной Азии
.
    Именно эта так называемая улусная система или структура, легшая в
основу административно-территориального устройства всей Монгольской
империи, стала определяющим фактором всех дальнейших не только
социально-политических, но и этнических процессов, протекавших в
различных регионах государства и, прежде всего в Восточном Дашт-и
Кыпчаке, входившем составной частью в один из первых и самых крупных
чингизовских улусов – Улус Джучи.
    Исходя из этого вся территория Казахстана в полном соответствии с
улусной системой была разделена между сыновьями Чингиз-хана. По существу
весь Восточный Дашт-и Кыпчак вошел в состав улуса Джучи, центр которого
располагался на Иртыше. Лишь отдельные его приграничные регионы вошли в
состав улусов младших братьев Джучи Чагатая и Угедея. Территория,
отданная второму сыну Чингиз-хана Чагатаю, простиралась от Уйгурии
(Восточный Туркестан) через южное Прибалхашье (Жетысу) до Самарканда и
Бухары и от южного Алтая до истоков Амударьи. Юрт Угедея, третьего сына
Чингиз-хана и его наследника, располагался в Тарбагатае, центр и
усыпальница Угедеевичей находились в верхнем Иртыше . Несмотря на
огромное пространство империи, - писал по этому поводу В. В. Бартольд ,
- орды трех выделенных сыновей находились в сравнительно близком
расстоянии одна от другой: орда Джучи – на Иртыше, орда Угедея – у
Чугучака, орда Чагатая – на Или. Четвертый и самый младший сын от
старшей жены Чингиз-хана Бортэ-фуджин, Тулуй получил улус своего отца
Монголию – коренной юрт.
    Джучи, старший сын Чингиз-хана, получил свой улус первым. В 1207 г.
он подчинил Лесные народы и включил их территории в состав
Монгольского государства. Этот поход, завершившийся присоединением
территорий современных Хакасии, Алтая и Прииртышья к государству
Чингиз-хана, способствовал образованию первого чингизовского улуса вне
пределов самой Монголии.
    Наиболее важным результатом этого похода, с учетом последующей
истории Джучидского улуса, стало включение территории современного
Восточного Казахстана в состав империи. Именно этот регион – среднее
Прииртышье – станет впоследствии доменом (центром) самого Джучи и его
ближайших потомков по старшей линии.
    Вместе с тем основным и, по всей видимости, решающим этапом в
формировании улусных территорий старших чингизидов, в нашем случае Улуса
Джучи, является хорезмийский поход войск Чингиз-хана и его полководцев
1219-1224 гг. Лишь только после этого похода территории к северу от
Сырдарьи и на запад от Иртыша, занятые кочевым и полукочевым населением
кыпчакской конфедерации, вследствие чего и получившие название Дашт-и
Кыпчак (Кыпчакская степь), полностью отошли под власть монголов.
    В завоевании Дашт-и Кыпчака монголами можно отметить следующие
условные этапы.
    Первый этап (1207-1208 гг.). Поход Джучи против Лесных народов и
распространение политической власти монголов на Енисейско-Иртышское
междуречье. Утверждение Джучи в Восточном Казахстане (Прииртышье).
    Второй этап (1216 г.). Глубокий кавалерийский рейд Джучи-хана вслед
за меркитами в сторону Канлинцев и Кипчаудов.
    Третий этап (1219-1224 гг.). Завоевание Мавераннахра и Восточного
Дашт-и Кыпчака.
    Четвертый этап (1237-1242 гг.). Окончательное уничтожение кыпчаков
как военно-политической силы в регионе.   
    Формирование улусных территорий старшего Чингизида Джучи, начавшееся
еще при жизни его отца и его самого, окончательно определилось лишь при
внуках основателя империи сыновьях Джучи к концу первой половины ХIII в.
Тем не менее, основы улусного разграничения четко вырисовывались в
короткой, но впечатлительной по своим дальнейшим последствиям,
военно-политической деятельности Джучи на посту кыпчакского даругачи
(середина 1221- осень 1225 гг.).
    К сожалению, не приходится говорить о каких-то существенных
административно-территориальных и политических изменениях на территории
Казахстана, отошедшей в ведение Джучи в эти годы, в силу
незначительности свидетельств источников, хотя, несомненно, таковые
имели место. Можно вполне определенно не согласиться с утверждением А.
Ю. Якубовского , что сам Джучи в судьбах Золотоордынского государства
не сыграл фактически никакой роли.
    Анонимный автор Шаджарат ал-атрак писал, что после завоевания
Хорезма, он (Джучи – К. У.) занял прочное положение в этой стране на
престоле ханства, на троне управления государством .
    При определении зоны распространения власти Джучи и границ его юрта,
как и в любом другом случае, очень трудно дать точную территорию.
Средневековые авторы, писавшие десятилетия и даже столетия спустя после
смерти Джучи, не донесли до нас этих сведений. Простое перечисление
различных регионов, зачастую при жизни самого Джучи еще не завоеванных,
показывает низкий уровень информированности восточных авторов касательно
данной проблемы.
    Рашид ад-Дин ограничил территорию Джучидского юрта пределами реки
Иртыш и гор Алтая, летовками и зимовками тех мест. Каирский ученый и
государственный служащий ан-Нувейри (годы жизни 1279-1333 гг.) в своем
сочинении Нихайат ал-араб фи фунун ал-адаб определяя территорию Улуса
Джучи, при жизни его основателя, писал: По части земель и вод он
(Чингиз-хан – К. У.) назначил ему (Джучи – К. У.) летовья и зимовья от
границ Киялыка и земель Хорезмских до окраин Саксинских и Булгарских,
крайних пределов, куда доходили кони их полчищ при их набегах . Автор
Шаджарат ал-атрак ссылаясь на достоверные (мо’табар) книги истории,
которые очевидно послужили источником и для ан-Нувейри, практически в
тех же словах писал: Хорезмский вилайат и Дашт-и Кыпчак от границ
Киялыка до крайних [пределов] Саксина, Хазар, Булгар, алан, башкир,
русов, черкесов, до тех мест, куда доходили копыта татарской лошади,
подчинялись Джучи-хану . Упоминание в этих списках регионов и населения
западнее Урала – Яика является, конечно же, преувеличением, так как они
были еще не завоеваны. До середины 30-х годов ХІІІ в. власть Джучидов не
распространялась на правобережье Яика. Этот момент достаточно четко
показан М. Г. Сафаргалиевым .
    Таким образом, при определении территории Джучидского юрта и его
улуса исследователю трудно дать точную, конкретную границу. Современные
историки Золотой Орды при определении географии этого государства всегда
указывали на ее проблематичность. Самый кропотливый исследователь
истории Улуса Джучи М. Г. Сафаргалиев писал: На основании имеющихся
материалов XIV века территорию Золотой Орды для этого периода (как и для
более раннего – К. У.) можно определить лишь суммарно . Другой
известный специалист в этой проблеме и предшественник М. Г.
Сафаргалиева, востоковед А. Ю. Якубовский писал: Трудно установить
точные границы Улуса Джучи, особенно по линии обширных степей,
составлявших основную часть джучиева юрта . Не внесло в этот вопрос
ясности и специальное исследование В. Л. Егорова Историческая география
Золотой Орды, тем более автор отнес образование Золотой Орды к началу
1243 г. . В. Л. Егоров не справедливо начинает отсчет истории
Джучидского Улуса со времени после возвращения Бату из Западного похода.
Здесь речь должна идти о возникновении улуса Бату (Золотой Орды в узком
понимании, как правого крыла всего Улуса Джучи), а не в целом Улуса
Джучи (Золотой Орды в широком значении). Более обоснованной
представляется точка зрения М. Г. Сафаргалиева, указывавшего на тот
факт, что Начало западно-монгольскому государству – Джучиеву улусу, или
Золотой Орде, было положено еще при жизни самого Чингиз-хана .
Исследователь отмечал, что Золотая Орда (Улус Бату) образовалась на базе
прежнего Улуса Джучи . Конкретно, образование Улуса Джучи он связывал с
выделением Джучи лесных народов в 1207-1208 гг. . В соответствии с
этим М. Г. Сафаргалиев определял и хронологию правления Джучи: 1207-1227
гг. . Однако здесь необходимо учитывать и другой момент, указанный им
самим: По смерти самого Джучи из его владения значительная часть отошла
к Угедею, в связи с чем восточная граница Джучиева улуса переместилась к
бассейнам реки Иртыша, и большая часть племен и народностей,
перечисленных в Сокровенном сказании (Тайная история - К. У.),
перешла к потомкам Угедея... . Иными словами в середине 20-х годов
происходит перераспределение улусных территорий и таким образом мы
должны отнести образование Улуса Джучи, в том виде в каком он стал
известен впоследствии, ко времени после хорезмийских событий. В этой
связи интересно замечание Абулгази, что после завоевания Дашт-и Кыпчака
Джучи поселился в кыпчакском юрте. Из могольской [страны], - пишет
автор Шаджара-и туркмен, - он переселил сюда свою семью и все или (ели
– К. У.), которые дал ему отец .
    Таким образом, в результате военно-политической деятельности
Джучи-хана территория Восточного Дашт-и Кыпчака полностью была включена
в состав Великого Монгольского Улуса. Дальнейшая этнополитическая
история этого региона уже связана с историей новорожденной кочевой
империи, и развитие ее связано с деятельностью первых потомков
Джучи-хана.
    Военно-политическая история Восточного Дашт-и Кыпчака. После смерти
Джучи-хана (1225 г. ) земли Прииртышья (основной домен Джучи) отошли к
его старшему сыну Орде. Его ставка, первоначально находившаяся на
Иртыше, во второй половине ХІІІ в., при его преемниках, переместилась в
среднее течение Сырдарьи. Улус, подвластный Орде и его потомкам,
составлял Ак-Орду . В дальнейшем практически вся территория Казахстана к
востоку от Яика (Урала), за исключением Жетысу и незначительных районов
Южного Казахстана, находившихся под управлением Чагатаидов, вошла в
состав владений потомков Орды.
    Военно-политическая история Ак-Орды ХІІІ - первой трети ХV вв.
характеризуется несколькими этапами: формирование независимого улуса на
базе удела Орды; самостоятельная и независимая от сарайских преемников
Бату внешняя политика Ак-Орды, выразившаяся в союзных отношениях с
Хулагуидскими ильханами Ирана; междоусобицы и ослабление политической
власти в Ак-Орде в первое десятилетие ХІV в., следствием которого стало
подчинение Ак-Орды сарайским ханам; усиление Ак-Орды во второй половине
ХІV в. и активизация внешнеполитической деятельности ее ханов на западе;
борьба населения Восточного Дашт-и Кыпчака с агрессией Эмира Тимура;
ослабление Ак-Орды и ее распад в конце первой трети ХV в.
Формирование нового улусного объединения на территории Восточного Дашт-и
Кыпчака, сыгравшего впоследствии роль главного прототипа Казахского
Улуса, справедливо связывается с деятельностью Орды (Орда-Ежен, Ичен,
Эджен), старшего сына Джучи. Средневековые исторические источники не
содержат конкретных данных о датах рождения и смерти первого Джучида.
Установление их, а также основных событий связанных с его политической
деятельностью возможно лишь косвенно или по незначительным фактам, о
которых говорят в своих сочинениях Рашид ад-Дин, Вассаф-и хазрет,
Джузджани, Джувайни и некоторые другие средневековые историки и
хронисты.
Согласно Джами ат-таварих Рашид ад-Дина, Бату, второй сын Джучи, умер
в 650 (1252 – 1253) г. в возрасте сорока восьми лет. Согласно русским
летописям его смерть приходится на 1255 г. Исходя из этого, он должен
был родиться в 602 (1205 - 1206) г., по монгольскому звериному календарю
это произошло в год Барса; если высчитывать по европейскому календарю,
это событие приходится на год Быка (1205 г.) или год Мыши (1204 г.).
Орда был старше Бату, соответственно и родился он до 1204-1206 гг.
Предположительно исследователи годом рождения Орды называли 1195 г. , к
сожалению, без аргументации. Год смерти Орды также в средневековых
источниках не указывается. Под влиянием широкоизвестных хронологических
и генеалогических справочников мусульманских династий С. Лэн-Пуля и К.
Э. Босворта, в работах современных историков годом смерти Орды
указывается 1280 г. Хотя еще В. В. Бартольд, сделавший русский перевод и
комментарии к справочнику Лэн-Пуля, указывал, что год смерти Орды
неизвестен; в 1246 г. он еще был жив, в 1251 г. уже правил его сын
Хункиран .
На то, что он был жив в 1246 г. указывают Рашид ад-Дин и Плано Карпини.
Первый сообщает, о том, что Орда вместе со своими родными братьями
Шибаном, Берке, Беркечаром, Тангутом и Тука-Тимуром, был послан
Бату-ханом в качестве представителей Улуса Джучи на курултай, созванный
для возведения Гуюка на ханский престол. Кроме того, Орда и Мунке, сын
Тулуя, как старшие среди Чингизидов, вели расследование, связанное с
восстанием младшего брата Чингиз-хана Отчигина, который, по решению
суда, был предан казни . Согласно Плано Карпини, который летом 1246 г.
по пути в Монголию, проезжал через земли Восточного Казахстана,
принадлежавшие в тот период времени Орде, последний был жив и правил
своим улусом . Вторая дата – 1251 г. Под этим годом в качестве преемника
Орды упоминается его четвертый сын Кунг-Киран (Хункиран) . Исходя из
этого указания В. В. Бартольда, некоторые исследователи считали, что
Орда-Эджен умер между 1246-1251 гг. . К. И. Петров считал это
предположение ошибочным и выдвинул свою версию. Он писал: Нет даже
точных сведений о дате его смерти. Можно лишь предполагать, что он умер
во время ханствования Мункэ (1251-1259 гг.) примерно в одно время с Бату
(1256 г.) . Аргументировал Петров это указанием Рашид ад-Дина, на то,
что Менгу-хан в ярлыках, которые он писал Джучидам, имя Орды ставил
впереди имени Бату . Поскольку, - пишет киргизский историк, - говорится
не об одном ярлыке, а о многих (о традиции), то, следовательно, Орда жил
некоторое время в период ханствования Мункэ . Годом смерти Орды
назывался 1255 г. . В пользу того, что Орда умер в период ханствования
Мунке, говорит и следующий факт из Джами ат-таварих: В 1252 г.
верховный хан Менгу-каан отправляет своего младшего брата Хулагу на
завоевание территории современного Ирана. Согласно приказу императора
каждый царевич-чингизид должен был выделить по два человека с десятка в
помощь Хулагу. Орда отправил через Хорезм и Дехистан своего старшего
сына Кули с одним туманом войска .
Следовательно, можно согласиться с корректурой Петрова и считать годом
смерти Орды один из годов первой половины 50-х, предположительно
1252-1253 гг. В некоторых поздних источниках есть указания на то, что он
(Орда) умер раньше Бату . При этом указывается на его насильственную
смерть (убили Иджан-хана вместе со всеми его огланами), что вряд ли
могло иметь место. События такого масштаба, восстание и убийство целой
группы Джучидов, несомненно, нашло бы отражение в более ранних
источниках.
    Военно-политическая деятельность первого Джучида, как впрочем, и его
ближайших преемников не нашла достаточного отражения в средневековых
исторических хрониках. Вступление Орда-Ежена на ханский престол
достаточно трудно связать с какой-то определенной датой. Со ссылкой на
хронологические таблицы С. Лэн-Пуля и К. Э. Босворта в литературе
утвердились мнения, что его правление началось в 623 (1226) г.
    С учетом того, что смерть Джучи приходится на осень 1225 г. эта дата
вполне оправдана. Однако надо учитывать тот факт, что наследником отца и
ханом Улуса Джучи был провозглашен Бату . Исходя из этого, обосновано
предположение современных исследователей о соправительстве двух старших
Джучидов на протяжении 1226-1241 гг. . До семилетнего похода в
Восточную Европу западная граница Улуса Джучи была ограничена Яиком .
    Проблема престолонаследия, возникшая по смерти Джучи, была решена
Чингиз-ханом. Бату-хан, сын Джучи-хана, после смерти (фоут) отца, -
говорится в Шаджарат ал-атрак, - по указу великого (олйа) деда своего
Чингиз-хана, поставил ногу на трон султанства Дашт-и Кыпчака . Согласно
Абулгази: Получив весть о смерти Джучи-хана, Чингиз-хан крайне
опечалился и объявил глубокий траур. Он приказал Отчигину (своему
младшему брату – К. У.) отправиться в Дашт-и Кыпчак, провозгласить там
вместо Джучи-хана его второго сына Бату, по прозвищу Саин-хан, чтобы его
признали в этом качестве его братья и все эмиры. Когда траурные
церемонии были закончены, Отчигин посадил Бату-хана на трон его отца и
передал волю Чингиз-хана, чтобы его братья и эмиры признали его власть.
Все без исключения признали его власть. Был организован пир и в его
разгар прибыл гонец из ханской ставки с вестью о смерти Чингиз-хана .
    На подобную решительность Чингиз-хана в выборе наследника
Джучидского Улуса, надо полагать, оказало влияние не только то, что
второй сын Джучи зарекомендовал себя талантливым полководцем и опытным
политиком, что полностью подтвердилось впоследствии при завоевании
стран и народов Запада и возведении Мунке на общеимперский трон, но и
то, что его родной старший брат сам отказался от отцовского трона в
пользу Бату. Орда был согласен на воцарение Бату, - пишет Рашид ад-Дин,
- и на престол на место отца [именно] он его возвел . Этот прецедент и
теплые отношения двух братьев, став своеобразной легендой, надолго
остались в устной памяти народа. Так спустя даже триста лет диалог двух
братьев красиво пересказан певцом Шибанидов Утемишем-хаджи .
    Вместе с тем, став верховным ханом Улуса Джучи, Бату все же разделял
свое правление с Ордой. Территория Улуса в соответствии с войсковым
делением была разделена на два больших крыла, руководство над которыми
они и осуществляли. Все остальные сыновья Джучи были включены в эти
крылья и находились в подчинении у своих старших братьев. Монгольское
войско, данное в ведение Джучи, после его смерти также было разделено
между старшими братьями. Из войск Джучи-хана, - говорится в этой связи
в Джами ат-таварих, - одной половиной ведал он (Орда), а другой
половиной – Бату . Орда вместе со своими младшими братьями Удуром,
Тука-Тимуром, Шингкуром и Сингкумом составлял левое крыло армии; их до
настоящего времени называют царевичами левого крыла .
    Совместное управление Улусом Джучи в рамках территории Восточного
Дашт-и Кыпчака продолжалось не долго. После завоевания Булгара и
уничтожения половцев-кыпчаков западной части Дашта, Бату остался во
вновь приобретенных землях на побережье Волги, основав здесь тем самым
новое улус-государство, впоследствии получившего в исследовательской
литературе название Золотая Орда. Теперь Яик, прежде бывший западной
границей Улуса Джучи, стал границей между улусными владениями Бату и
Орды . С этого времени каждый из улусов – Улус Орды и Улус Бату – начал
свою историю, со своей внутренней и внешней политикой, со своей
культурой и идеологией. У двух улусов была своя судьба и жизнь, впрочем,
более благосклонная и продолжительная у потомков Орды, нежели у потомков
Бату.
    Инициатива раздельного правления, если верить Абулгази, исходила от
Бату. По возвращении из похода на запад Саин-хан (Бату-хан) сказал
своему старшему брату Орде, которого также называли Ичен: В этом походе
ты содействовал окончанию нашего дела, поэтому в удел тебе отдается
народ (ел) состоящий из пятнадцати тысяч семейств, в том месте, где жил
твой отец .
    Несмотря на то, что Бату оставался верховным правителем всего Улуса
Джучи и потомки Орды признают царями и правителями своими преемников
Бату и имя их пишут на ярлыках своих сверху , каждое отдельное крыло
Улуса после западного похода формируется как независимый политический
организм. И с этого времени не случалось, чтобы из урука Орды те,
которые заступили его место, являлись к ханам урука Бату, потому что они
находятся далеко друг от друга, и каждый был самостоятельным государем
своего улуса .
    Политическая стабильность во всем Монгольском Улусе в период
правления Мунке-хана (1251-1259 гг.) и в его западной части – Улусе
Джучи, где в полном единодушии и согласии осуществляли правление Орда и
Бату, надолго обеспечили ее устойчивость и в последующий период после
смерти первых Джучидов. Это выразилось в избрании очередных ханов в
Улусе Орды, после смерти его основателя, которое происходило без
каких-либо существенных инцидентов. Как справедливо заметил Стенли
Лэн-Пуль власть правильно переходила от отца к сыну . Можно
предположить, что наследник Орды, его четвертый сын Кунг-Киран, был
назначен отцом. Именно так и поступил М. Г. Сафаргалиев: Орда-Ичен,
пользовавшийся исключительным положением в Джучиевом улусе, умер в 1251
году, назначив своим наследником сына своего Кунг-Кырана . Однако ни
один известный источник не говорит об этом назначении.
    Тишайшее правление Кунг-Кирана не было отмечено какими-либо
важными политическими событиями. Это сказалось на сведениях источников,
где о нем и его деятельности их очень мало. В Муизз ал-ансаб..., вслед
за Джами ат-таварих, отмечено лишь, что он был преемником (гаэм-магам)
своего отца ... продолжение
Похожие работы
Образование Казахского ханствa. История образования Казахского ханства. Откочёвка
Образование первого казахского ханства
Формирование казахского народа
Возникновение Казахского ханства
Политический и государственный строй Улуг Улуса
ОБРАЗОВАНИЕ ЕДИНОГО КАЗАХСКОГО ГОСУДАРСТВА
Туркестан - столица Казахского ханства
Образование Казахской народности и первого казахского ханства
Экономика, система государственного управления казахского ханства
Образование Казахского ханства: случайности, закономерности, итог
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь