Абылай хан – дальновидный политик



Тип работы:  Реферат
Объем: 19 страниц
Цена этой работы: 400 теңге
В избранное:   
Бесплатно:  Антиплагиат

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






План:

1. Абылай хан – выдающаяся личность.

2. Происхождение Абылай хана.

3. Абылай хан – дальновидный политик.

4. Государственная деятельность Абылай хана.

5. Избрание Абылая ханом Среднего жуза.

6. Роль Абылая в истории казахского народа.

Аблай хан (1771 -1781)

О ранних годах Аблая (Абилмансура) в источниках мало сведений.
Известно, что он провел детские и юношеские годы, будучи изгнанным из
родных краев, познан голод и унижения. Отец его, султан Вали, был сыном
знаменитого своими воинскими подвигами султана Аблая. Очевидно, что имя
свое в зрелые годы Абилмансур получил в честь своего известного предка.
По одним сведениям, предки Аблая владели Туркестаном, а по другим -
Ташкентом. Большинство историков склоняются к мнению, что владениями его
фамилии были г. Ташкент с прилегающими районами. Существует множество
преданий, где описываются скитания Аблая в молодости. По одной из них,
после захвата Ташкента ойратами в 1725 г. Абилмансур вместе со своими
уцелевшими соплеменниками прежде, чем попасть в Туркестан, побывал вначале
в Средней Азии. В одном из преданий говорится, что он прибыл туда из
Ургенча.
Потеряв отца и мать, Абилмансур под именем Сабалака несколько лет
скитался по степи. Как сообщает Ч. Ч. Валиханов, он одно время пас лошадей
у бая Даулетбая. Жена Даулетбая с удивлением замечала в молодом человеке
признаки, свойственные аристократам. Аблай мало ел, не просил еды, никогда
не пользовался грязной посудой. Через расспросы спутников Аблая Даулетбай
узнает о его происхождении и увозит его к будущему хану Среднего жуза
Абулмамбету, предоставив лучшего коня из табунов. По преданиям, этот-то
выбранный конь и был тот знаменитый Чалкуйрук.
С пятнадцатилетнего возраста Аблай принимает участие в отражении
джунгарских завоеваний. В тех условиях Аблай, не имевший крепкой родовой
опоры, участвовал во всех набегах сначала как рядовой воин. В этот период
он демонстрирует примеры необыкновенной храбрости и хитрости. Полезные его
советы и стратегические соображения закрепляют за ним имя мудрого.
В годы освободительной борьбы против джунгарских завоевателей почетные
звания батыров, а также славу снискали не только чингизиды - Аблай, Барак,
Абулхаир, но и большое количество рядовых кочевников.
Вскоре ратные подвиги, заслуженное звание батыра, знатное
происхождение, покровительство хана Абулмамбета позволили Аблаю стать
владельцем в наиболее многочисленном и сильном атагайском роде племени
аргын. Однако неизвестно достоверно, как, при каких обстоятельствах и когда
Аблай добился поддержки родовых предводителей. По мнению специалистов,
произошло это, видимо, в конце 20-х — начале 30-х гг. Во всяком случае, в
период принятия российского подданства Абулхаиром он уже являлся владельцем
нескольких тысяч семей.
Война с Джунгарией, хотя и сопровождалась рядом побед казахов, тем не
менее, вскрыла политическую и военную слабость казахских родоплеменных
объединений. На этот период приходится значительное сужение ареала
кочевания казахов, сокращение численности населения в степи,
сопровождавшееся хозяйственным разорением, голодом. Внешняя угроза лишь на
отдельные периоды прекращала межгрупповые и межродовые столкновения среди
аристократической верхушки и рядовых кочевников. В этих условиях часть
родоплеменных вождей, султанов и ханов склонилась к принятию российского
подданства.
Нашествие ойратов и последовавшая за этим деградация экономических
связей с южными соседями казахов активизировали процессы экономического и
политического сближения казахских ханств и России.
28 августа 1740 г. хан Среднего жуза Абулмамбет и султан Аблай в Орске
принесли присягу на верность российской короне. Такой шаг был продиктован,
помимо джунгарской агрессии, также желанием укрепить позиции среди
родоплеменной аристократической верхушки казахов.
Осенью 1740 г. началось новое вторжение ойратских войск на территорию
Среднего жуза. Экспедиционному корпусу джун-гар на на этот раз пришлось
столкнуться с более организованным сопротивлением. Казахские ополчения
нанесли ойратам ряд упреждающих ударов. Вместе с ханом Абулмамбетом Аблай
принял самое деятельное участие в войне.
В конце февраля 1741 г. 30-тысячная ойратская армия под командованием
Септеня и старшего сына Галдан-Церена Ламы-Доржи вторглась в Казахстан и
вновь дошла с боями до Тобола и Ишима. Военные действия продолжались до
лета 1741 г. 1 июня того года в Ямышевскую крепость прибыл ойратский
посланник Ургудзжун Галзат и передал коменданту подполковнику Зарину
заявление ойратского главнокомандующего Септеня. Джунгарс-кий военачальник
сообщал, что он разгромил казахов и взял огромную добычу, захватив в плен 3
тыс. человек, преимущественно женщин и детей, умертвив при этом взятых в
плен мужчин.
В ходе этого, успешного для джунгар, вторжения Аблай и ряд его
сподвижников были захвачены в плен. Источники это событие описывают
следующим образом. Командуя разведывательным отрядом из двухсот воинов,
Аблай ворвался прямо в расположение основных сил неприятеля. Окруженный со
своими воинами превосходящими силами ойратов, Аблай был захвачен в плен.
Вскоре были разгромлены ополчения султана Барака. Султан Дургун и ряд
батыров также были захвачены в плен и угнаны в Джунгарию. В ходе ряда
ответных набегов казахи частично сумели сохранить стратегические позиции на
юге Среднего жуза и даже разгромили улус ойратского главнокомандующего
Септеня.
Летом 1741 г. в ставке хана Абулмамбета происходил совет о том,
продолжать ли военные действия с ойратами или начать мирные переговоры.
Большинство родоправителей и батыров высказались за мир. В Джунгарию было
отправлено казахское посольство.
В начавшихся посольских переговорах Галдан-Церен настаивал на
сюзеренитете над правителями Среднего и даже Младшего жузов. При этом
ойратская дипломатия использовала различные средства, в том числе и вопрос
о пленных. Между казахами и джунгарами издавна сложилась традиция после
военных столкновений обмениваться пленными. Прибывшему от хана Абулмамбета
казахскому послу Акчуре хунтайжи заявил, что все казахские пленники будут
отпущены лишь при условии присылки аманатов и уплаты соответствующей дани.
Султан Аблай и его родственники и приближенные содержались в плену
первоначально в ставке Галдан-Церена, а позже были отправлены под присмотр
к нойону Даваци, где Аблай познакомился с хойтским нойоном Амурсаной. За
годы, проведенные в джунгарском плену, Аблай выучил ойратский язык и ой-
ратскую письменность, хорошо узнал внутреннее положение Джунтарского
ханства и, как считают историки, окончательно пришел к мысли, что сила
Джунгарии в ее единстве, в сильной центральной власти.
По прибытии казахского посольства в Ургу, хунтайжи приказал сковать
султану Аблаю руки и ноги. При этом преследовалась двоякая цель: с одной
стороны - показать приниженное положение казахских предводителей, с другой
- побудить казахских владельцев быть более уступчивыми и выручить Аблая из
тягостной неволи. После же отъезда казахских послов Аблаю вновь была
предоставлена отдельная кибитка, свобода передвижения, конечно, под
присмотром охраны.
Казахи сохранили предание, где говорится, что Аблай в одном из
сражений с ойратами убил любимого сына Галдан-Церена - Чарчу. Хотя в
действительности Аблай победил в единоборстве одного из знатных джунгарских
князей. Это подтверждается
данными, высказанными ойратскими послами Кашкой и Баран-гом, приехавшими
вместе с Абулхаиром к начальнику Оренбургской комиссии И. И. Неплюеву. В
ответ на требование освободить султана Аблая они заявили, что он убил у них
знатного нойона, к тому же имеющего родство с Галдан-Цереном. За это он был
удержан, но содержится со всеми почестями. Далее они соб-щшш, что у казахов
содержатся дочери знатных ойратских предводителей и в случае их выдачи они
отпустят Аблая.
Аблай находился в плену до весны 1743 г. Лишь после приезда заложников
от хана Абулмамбета, а это был султан Абулфе-нс, он был отпущен на родину.
Произошло это в период ослабления влияния Джунгарии в Казахстане.
Активизация российской политики в степях ставила основной целью
переориентацию казахов в сторону большего сближения с Россией. Видя, что
военно-силовая политика не приводит к желаемому результату, Гал-дан-Дерен
попытался продемонстрировать казахским владельцам свою благосклонность и
миролюбие.
По свидетельству очевидцев, сам Аблай произвел на Гал-дан-Дерена
сильное впечатление не только своей личной храбростью, но и государственным
умом, проницательностью, непомерным честолюбием. Именно с ним он заключил
договор о мире между Джунгарией и казахскими ханствами перед возвращением
Аблая в свои кочевья. Очевидно, что джунгарский предводитель видел в его
лице перспективного союзника, способного влиять на дела внутри Казахстана.
Большую роль в деле вызволения Аблая сделало правительство России и местная
оренбургская администрация. Посольство К. Миллера в Джунгарию преследовало
одной из целей освобождение султана Аблая.
Тем не менее, возвратившись домой, Аблай был вынужден отправить к
Галдан-Церену в заложники одного из своих сыновей, которого хунтайжи
воспитывал вместе со своими детьми. После возвращения из плена между двумя
правителями установились дружественные отношения, которые продолжились и
после смерти Галдан-Церена. Аблай даже перебрался со своим улусом на земли
Джунгарского ханства.
В 1745 г., после смерти Галдан-Церена, на престол вступил еги средний
сын Цеван-Доржн, которому исполнилось 13 лет. С j то го периода начинается
этап политической децентрализации, упадка экономической жизни ойратского
общества.
В мае 1750 г. в результате очередного заговора Цеван-Дор-жи, правивший
под именем Аджа-хана, был свергнут джунгарс-кими феодалами, ослеплен и
сослан в ссылку в г. Аксу, где и был впоследствии умерщвлен. Новым
правителем стал незаконный старший сын Галдан-Церена Лама-Доржи,
торжественно коронованный 12 октября 1750 г.
Подобная узурпация власти сразу же встретила скрытое сопротивление, а
затем и прямую враждебность со стороны многих знатных ойратских князей.
Среди последних были потомки джун-гарских ханов, также претендовавшие на
престол. Одним из наиболее опасных и активных противников нового хана был
прямой потомок основателя Джунгарского ханства Батура-хунтайжи (1635—1654
гг.) нойон Даваци, кочевавший со своими улусами в Тарбагатае и на
Монгольском Алтае. Число его подвластных составляло свыше 30 тыс. человек.
Вскоре между Даваци и поддерживавшими его нойонами Амурсаной, Банчжуром и
Ламой-Доржи началась открытая конфронтация. К осени 1751 г. Даваци и его
союзники были разгромлены и вынуждены были бежать в Казахстан.
Казахские султаны и ханы внимательно следили за развитием событий в
Джунгарии, заняв выжидательную тактику и длительное время сохраняли полный
нейтралитет и не вмешивались в происходившие там события. Но появление в
пределах казахских кочевий трех известных предводителей ойратов создало
ситуацию, когда Аблаю и другим казахским лидерам необходимо было
определиться с линией поведения в отношении Джунгарии.
В Среднем жузе, куда бежали джунгарские князья, им оказали очень
теплый прием, очевидно, что Аблай сделал выбор и решил поддержать
оппозиционную сторону в надежде, с одной стороны, на воцарение
дружественной партии, а, с другой, на то, что междоусобица ослабит
Джунгарию. Сразу же после бегства заговорщиков хунтайжи снарядил посольство
к султану Аблаю, основной целью которого было добиться выдачи изменников.
Для этой цели использовались известный казахский батыр Мал аи -Сары и
старшина Япек, которые часто бывали в Джунгарии. Тем не менее, посольство,
снабженное Малай-Сары и Япеком к батыру Клипу с предложением выдачи
беглецов вернулось, не выполнив своей миссии, ввиду категорического отказа
Аблая.
Вопрос о выдаче в Джунгарию ойратских князей Даваци, Амурсаны и
Банчжура в это время стал главным в казахско-джун-гарских отношениях.
Важную роль в его решении сыграл султан Аблай. Стремясь предотвратить
нападение ойратских войск на казахские кочевья, Аблай, до того времени,
пока съезд владельцев Среднего жуза не вынесет определенного решения, от
своего имени направил к Ламе-Доржи посольство с объявлением, что Давацп с
его спутниками в Средний жуз прибыли по собственной воле и что он, Аблай,
не имеет никаких замыслов против Лама-Доржи. Тем не менее, опасаясь
карательных набегов ойра-тов, было решено откочевать от джунгарских границ
на север, поближе к российским крепостям. Крупные родовые объединения
Среднего жуза уже весной 1752 г. стали прикочевывать к верхнеиртышским
крепостям.
Между тем из Джунгарии к Даваци начали стекаться его подданные,
сообщавшие, что в стране зреет недовольство новым правителем и многие
подвластные Даваци ждут его прихода в Джунгарию с казахскими войсками.
Около 30 джунгарских старшин просили в это время Даваци вернуться в
Джунгарию и обещали выступить на его стороне, не желая подчиняться
незаконному правителю. К лету 1752 г. к Даваци и Амурсане стали прибывать
ойратские беглецы, число которых достигло 150 человек. Даваци, до этого
планировавший бежать через казахские кочевья дальше к волжским калмыкам,
все более склонялся к продолжению борьбы и возвращению в Джунгарию. Для
этого он просил у Аблая оказать ему военную помощь, рассчитывая также на
поддержку своих бывших подданных на родине.
Между тем джунгарский хан послал второе посольство Аб-лаю, с более
категоричным требованием выдать бежавших князей. Посольство было задержано
до окончания собрания предводителей Среднего и части Младшего жуза. За то,
чтобы выдать джунгарских беглецов, выступили хан Абулмамбет и часть родовых
стрейшин Среднего жуза, против - султан Аблай, сын хана Младшего жуза
Нуралы, султан Ералы и ряд батыров. Аблай не терял надежды возвести на
джунгарский престол своего ставленника. Немаловажную роль здесь играли
дружественные отноше-иля Даваци и Аблая, зародившиеся в период нахождения
последнего в ойратском плену. Встретив поддержку со стороны представителя
Старшего жуза Толе би, а также ряда крупных ро доправителей Среднего жуза,
Аблай отказал джунгарским послам в выдаче беглецов. Направив обратное
посольство к Лама-Доржи, Аблай мотивировал присутствие ойратских князей
существующим обычаем гостеприимства. В сентябре 1752 г. 20-тысячный
ойратский корпус вторгся в приграничные казахские земли. При этом были
захвачены некоторые знатные родоправители. В обмен на их выдачу джунгары
требовали Даваци, Амурсану и Бачжура. Развернувшиеся военные действия шли с
переменным успехом осень и зиму 1752 г. В целом общая военная ситуация
складывалась в пользу казахов. Джунгары потерпели ряд ощутимых поражений. В
этой ситуации Аблай отправил послов к хунтайжи с предложением о мире,
которое Лама-Доржи отверг.
Выдвинув в казахские пределы главные силы, джунгарский предводитель
оставил неприкрытой ханскую ставку, чем воспользовались Даваци и его
спутники. Вступив в сговор с рядом ойратских аристократов и ламаистским
духовенством, Даваци с 600 воинов внезапно захватывает Ургу и убивает Лама-
Доржи. Ханом Джунгарии стал Даваци. Новый хан Джунгарии выводит войска из
казахских кочевий и предлагает Абулмамбету и Аблаю жить в мире.
С приходом к власти Даваци междоусобицы в Джунгарии разгораются с
новой силой. Часть ойратской аристократии выступает против Даваци и даже
ставит его сторонников на грань поражения. В это время Даваци обращается к
Аблаю за помощью. К осени 1753 г. казахские ополчения Аблая численностью в
5 тыс. чел. приняли самое активное участие в междоусобной борьбе, перетянув
чашу весов в сторону Даваци и его союзника Амур-саны. К зиме 1753-1754 гг.
казахские воинские формирования вновь вторглись на территорию Джунгарии. В
это время ситуация в стране меняется. Амурсана, укрепив свои позиции,
бросает вызов уже Даваци и обращается за помощью к Аблаю. Хойтский князь
Амурсана попросил материальной помощи у Аблая, в чем последний оказал ему
содействие. Неизвестно, по каким мотивам Аблай разорвал союзнические
отношения с Даваци, но в результате этого Средний жуз фактически опять
оказался в состоянии войны с Джунгарией.
Роль Аблая в судьбах казахского народа, да и Центральной Азии,
неизмеримо возросла после его избрания в 1771 г. главным ханом в связи с
кончиной престарелого правителя Абулмамбета, почти сорок лет (1734- 1771
гг.) спокойно просидевшего на ханском троне, в Туркестане. По мнению Ш.
Уалиханова, Аблай стал правителем как более достойный из всех султанов
помимо наследственных прав, которые имели по киргизским обычаям дети
почившего чингизида.
В советскую эпоху широкую огласку получила версия, согласно которой
Абылай в основном признавался правителем одного обширнoго Среднего жуза; в
пользу аргументации этого однобокого утверждения приводились
малоубедительные доводы: он был признан Российской императрицей владельцем
лишь одной орды -Средней; в Младшем жузе трон занимал Нурмухамед-Али
бахадур хан; в Старшем жузе, вернее, в большей его части распространилась
власть кокандских беков; тем не менее, и в устном народном творчестве, и в
архивных фондах отложились вполне достоверные данные, подтверждающие его
функции главного правителя.
Поэтические высказывания о казахских батырах, мудрых государственных
деятелях данной эпохи принадлежат к числу ценных источников. В дошедших до
нас вариантах мы, конечно, сталкиваемся и с эпизодами сказочного, порой,
фантастического характера. Вместе с тем, с учетом слабого распространения
собственной письменности у казахов шежире и другие виды поэтических
сказаний об Абылай хане в значительной степени отражают действительные
события, имевшие место в бурную событиями эпоху, какой нам представляется
период правления великого нашего соотечественника. И те строки, которые мы
ниже приводим, не лишены достоверности, ибо подтверждаются другими данными:

Ұлы жүз: қаңғы, ысты, дулат,
Ортa жүз: арғын, қьпшақ, найман, қоңырат.
Kiшi жүз: байулы, алын, тана табын
Ақыры Абылайдың хан болуын
Берiне бip ауыздан қабыл қойды.
Акелiп ақ киiзд жайып салып,
Ycтіне отырғызды ханды апарып.

Эти поэтические строки принадлежат Шади торе Жангирулы, который
вдохновенными строками рассказал об избрании главным ханом Абылая видными
представителями трех жу зов.
Еще в первой четверти XYIII в., при жизни мудрого правителя Тауке,
сохранился обычай избрания старших ханов из числа виднейших султанов одного
из трех казахских жузов. Ни Абулхаир, рьяно старавшийся добиться этого
звания, ни Семеке, ни Кушук, ни Абулмамбет, ни Нуралы, так долго сидевший
на шатком троне, не добились этого. К тому же Петербургскому двору вовсе не
было по душе кого-то из местных чингизидов поднять на войлоке старшим или
Главным ханом, он целенаправленно разрушал ту традиционную структуру власти
и управления, которые веками сохраняли традиционную систему
государственности. С другой стороны, отрицание его власти над тремя жузами
отвечало интересам и русской историографии, большая часть которой,
апологетически обосновывая тезис "об единой неделимой империи",
поддерживало политику Петербурга в отношении Зауральской окраины -
"разделяй и властвуй". Более того, представляется обоснованным, что
эпические произведения как литературные памятники старины содержат
ценнейший материал об истории казахского народа минувших веков.
Внимательное, порою критическое сопоставление шежире и других
фольклорных источников и по данному случаю дает исследователям ключ к
разгадке ряда сложных нюансов вопроса. Игнорирование же подобных
материалов, увы, малодоступных для не владеющих государственным языком,
оставляет в стороне важнейшие пласты весьма достоверных данных, хотя
степень приукрашивания, увлечения метафорами, некоторая предвзятость
степных импровизаторов также не следует упускать из виду.
Документы, которыми мы оперируем, позволяют проследить малоизвестные
моменты избрания Абылая главным ханом. При этом следует оговориться, что
при его избрании были строго выдержаны общественные правила процедуры,
истоки которых заложены в Яссах "потрясателем вселенной" Шынгис ханом.
Пункт 39 этого степного Закона, которого с некоторыми изменениями
придерживались и потомки Джуши, Шагатая и Угедея, гласит: "Запрещено под
страхом смерти провозглашать кого-либо императором, если он не избран
князьями, ханами и другими монгольскими знатными людьми на общем совете".
Степное положение "Жеты-жаргы" (Степное уложение), отдельные моменты,
которого передавались из уст в уста, выдержки которого сохранились в
фольклорных материалах, также предполагает избрание казахских ханов при
многочисленном стечении народа, в присутствии видных чингизидов, когда
"число прибывших на выборы довольно велико",тогда и назначали народное
собрание. Как правило, выборы проводились чаще всего в августе, когда по
тучнее скот, начинается подготовка к осенней перекочевке— зимней стоянке.
Xaн отчетливо понимал всю сложность своей позиции по части признания
общепринятых переговоров реального предводителя всей казахской земли
российской стороной. Прошло 5 лет после того как он был поднят на кошме
властелином трех жузов.
Российская сторона с нетерпением ожидала приезда Абылая в Оренбург для
оговорки двухсторонних обязательств. Однако каждый раз,, когда Петербург
добивался от него "ехать на русскую границу для принятия очередной присяги
или подтверждения прежних договорных обязательств, следовал неоднозначный
отказ строптивого хана, обосновывавшего свое нежелание покориться русским
властям тем, что он облачен доверием народного собрания - Курултая,
своеобразного степного парламента.
Сильно изменилась ситуация в Центральной Азии. Раньше еще при Абулхаир
хане Оренбургская администрация призвала целесообразным отправку ханских
делегаций в Петербург через 2-3 года; ханские отпрыски, близкое окружение
его этого добивались сами. Помимо всего прочего их манила возможность
получения от русской императрицы щедрых подарков; с другой стороны, это
было обусловлено необходимостью подтверждения неизменности позиции степных
правителей. После разгрома и ликвидации Джунгарии, как государства, этот
дипломатический обычай также не прерывался, но все реже и реже стали
посещать столицу на Неве дети и близкие стенных ханов.
.. И теперь Абылай вознамерился отправить в Петербург своего сына
Тугума со знатным посольством, в которое входили батыр Карабатыров, Таукел
батыр Минембаев, "да хорошие же люди: дети Маметбекчан (Маметбекжан)
Рыскелды, Абдулязимов, да и Танчу Сатыбалдиев. Документ подтверждает
предварительную согласованность поездки ханских дипломатов "ко двору". В
ноябре 177о г. граф Панин, который ведал иностранными делами России, "
давал знать Аблай салтану о высочайшем ... соизволении на испрашиваемые им
отравление" депутации в столицу.
24 апреля 1776 г. Коллегия министерства иностранных дел, ссылаясь на
рапорт Тобольского губернатора Д.Чичерина, сообщала "о приезде сюда (в
Оренбург - Ж.К.) Тугум султана с двумя старшинами и тремя служителями.
Посольство Тугум султана прибыло Петербург 13 апреля 1778 г.
Представляется маловероятным такая задержка миссии в Оренбурге-пребывание
его около двух лет ,что, по-видимому, следует объяснить сложностью доставки
дипломатических документов в столицу: вероятным скорее всего представляется
затяжной характер согласования Оренбургской администрации с Тугумом
дипломатических документов, хотя главное, чего добивался сын грозного хана,
- признание его отца главным повелителем трех жузов.
Не исключена ошибка в составлении документов настоящего дела, из
которого почерпнуты эти сведения - переводчиком всех материалов,
представленных посольством Тугума, был коллежский асессор Чучалов. Перевод
с места Киргис-Кайсацкой Средней Орды от Аблай ... продолжение
Похожие работы
Абылай-хан как государственный деятель и дипломат
Абылай хан (Абильмансур)
ХАКНАЗАР ХАН (годы правления: 1538-1580) ТАУЕКЕЛ ХАН
Великий хан Аблай
Касым хан (годы правления 1511-1518)
Приход к власти Абылай хана
Урус-хан
Джангир хан
Гирей хан
Хан Абулхаир
Дисциплины
Көмек / Помощь
Арайлым
Біз міндетті түрде жауап береміз!
Мы обязательно ответим!
Жіберу / Отправить

Рахмет!
Хабарлама жіберілді. / Сообщение отправлено.

Email: info@stud.kz

Phone: 777 614 50 20
Жабу / Закрыть

Көмек / Помощь