Западный Казахстан в духовных и этнокультурных контактах с сопредельными регионами (I половина I тысячелетия – XII вв. )


Тип работы:  Диссертация
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 148 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 500 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Казахский национальный университет им. Аль-Фараби

УДК. 94(574.1)"0511"
На правах рукописи

Ужкенов Ернар Муратович

Западный Казахстан в духовных и этнокультурных контактах
с сопредельными регионами (I половина I тысячелетия – XII вв.).

Специальность 07.00.02. – Отечественная история
(история республики Казахстан)

Диссертация на соискание
ученой степени кандидата исторических наук

Научный руководитель:
доктор исторических наук,
профессор [Дулатова Д.И.]
доктор исторических наук,
профессор Т.О. Омарбеков

Республика Казахстан
Алматы, 2008
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 2

I ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ И РАССЕЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ
ЗАПАДНОГО КАЗАХСТАНА В I ТЫС. Н.Э.

1. Территория и население Западного Казахстана в I – V вв. ... ... ... ... ... ...14
1.2 Расселение тюркских племен Западного Казахстана в VI – XII вв.
... ... ... .25
1.3 Особенности и проблемы тюркизации племен Западного
Казахстана ... ... 41

II ЭТНОКУЛЬТУРА И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА ПЛЕМЕН
ЗАПАДНОГО КАЗАХСТАНА VI – XII ВВ.

2.1 Этнокультурные контакты кочевых племен Казахстана с
соседними племенами и государствами ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. ... ... 55
2.2 Духовная культура кочевых племен Западного
Казахстана ... ... ... ... ... ... 71
2.3 Особенности процесса исламизации кочевого населения
Западного Казахстана в раннее средневековье ... ... ... ... ... ... ... ... ... 82

III ЗАПАДНЫЙ КАЗАХСТАН В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ
ПРОСТРАНСТВЕ ЕВРАЗИЙСКИХ СТЕПЕЙ I – XII ВВ.

1. Роль Великого Шелкового пути в развитии этнокультурных процессов
на территории Западного Казахстана ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..90
2. Развитие и особенности этнокультурных центров на
территории Западного Казахстана
... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ... ... ... 103
3. Кочевники западноказахстанских степей и городская культура ... ... ... ..118

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .133
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ... ... ... ... ... ... ... ...139

ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования. Критическо-сравнительное изучение проблем
отечественной истории подтвердило положение, что без глубокого
беспристрастного анализа нашей действительности и реального определения
общих закономерностей и своеобразных явлении в национальной истории
постановка конкретных задач представляется весьма затруднительным. Прошлое
в нашей истории настолько тесно переплетено с настоящим в развитии
современной суверенной государственности, что определение контуров развития
ее в будущем невозможно без объективного изучения минувшей эпохи, ее
специфики, последствии в контексте уяснении путей дальнейшего упрочения
фундамента переходного периода.
С приобретением независимости Республики Казахстан, в отечественной
истории были подвергнуты переосмыслению многие исторические положения,
считавшиеся аксиомой в советское время. Одним из достижений независимости
Республики Казахстан, стало открытие широких возможностей для объективного
и правдивого изучения истории и культуры древних народов. Среди узловых
проблем, которые стоят перед исследователем, одной из важных является
проблема этнокультурной истории Западноказахстанского региона в раннем
средневековье – эпохи, когда образовались и расцветали тюркские
государства. В этот период в Центральной Азии протекали бурные процессы
этнического и культурного взаимодействия оседлого населения и кочевых
племен, ярким примером которого является культурный тюрко-согдийский
синтез. Этноним основателей Тюркского каганата – тюрков, с этого времени
становится общераспространенным среди многих тюркоязычных племен
Центральной Азии.
Культурно-историческая общность тюрков занимает достойное место в
истории человечества и, являясь своеобразным вариантом общечеловеческой
культуры, имело огромное влияние на мировую цивилизацию. За более чем 2000
лет своего существования тюркская культура прошла творческую эволюцию и
имела свой путь развития.
Прогрессирующее изучение тюркского периода привело к углублению и
расширению понимания самого термина культура. Таким образом, стало
возможным существования сравнительно нового понятия в исторической науке –
этнокультура. Этнокультура в данном случае выступает в качестве
совершенно нового этапа изучения собственно культурных процессов.
Этнокультура включает в себя четко определенные термины этнос и
культура - понятия граничащие друг с другом. Однако понимание
этнокультуры как условной этнической культуры весьма приблизительно,
поскольку включает в себя ряд подобластей которые также можно соотнести с
указанным термином. Так, этнокультурные процессы включают в себя не только
этнические и культурные составляющие, но и ряд политических, хозяйственных,
экономических и географических моментов.
Длительное господство морально устаревшей европоцентрической теории
привело к недооценке собственно кочевой культуры. В рассматриваемый
раннесредневековый период, практически все известные источники сообщали
только об городской и оседлой жизни населения, либо об самых известных
фактах из жизни в степи. Все указанное было связано с условием формирования
источников в указанный период. Таким образом, уже в период первичного
формирования источников, кочевники степных просторов Казахстана не могли
быть объектом научного изучения. Тем не менее, кочевые племена
Центральноазиатского региона, в том числе и Казахстана, развивали свою
собственную культуру. Кочевая культура занимала особое место в
общечеловеческой истории благодаря своей своеобразности. Источники того
периода в первую очередь сообщают о пограничных кочевниках, следовательно,
большую роль в формировании осведомленных источников играла географическая
близость. Однако узкое понимание источников приводят к реабилитации
европоцентрической теории, что в свою очередь означает общий регресс
исторической науки. Действительно, раннесредневековый Казахстан представлял
собой чрезвычайно этническое многообразие. Подобная этническая и культурная
пестрота раннесредневекового населения Казахстана и Центральной Азии
привела к формированию особой оригинальной культуры. Территория
раннесредневекового Казахстана не была однородной и на уровне культурного
развития. На берегах Сырдарьи и Приаралья ещё в дотюркский период
сформировались крупные аграрно-земледельческие центры, и получила
максимальное развитие оседлая культура.
Наличие городских и оседлых центров служило неким критерием при
исследовании тех или иных регионов. Такая позиция обуславливалась, прежде
всего, наличием источников касавшихся непосредственно исследуемого региона,
что облегчало его изучение. Однако необходимо отметить, что подобная
позиция невольно способствовала тому, что территория степных и
полупустынных районов современного Казахстана была признана своего рода
периферией городской и оседлой цивилизации. Причем отсутствие видимых и
сохранившихся городских и оседлых центров в ряде степных районов Казахстана
привело к тому, что указанные районы не были обследованы в археологическом
плане. Однако отрывочные и зачастую неполные данные источников дают
представление о культуре и истории степных районов современного Казахстана.
Таким образом, практически вся территория раннесредневекового Казахстана
имела города и оседлые поселения. Одним из наименее изученных регионов
Казахстана в раннесредневековый период является Западный Казахстан. Как
известно, проходившие исторические процессы не представляли собой
обязательного шаблона, то есть, например процесс тюркизации протекал на
территории Центральной Азии неоднозначно и неравномерно. То же можно
отнести и к территории современного Казахстана. Для понимания протекавших
процессов необходимо учитывать географическую среду обитания древних
народов. Территория Казахстана и в современное время представляет собой
чрезвычайное географическое многообразие. Следовательно, история отдельных
регионов не может развиваться тождественно. Для лучшего и более полного
понимания необходима и такая дисциплина как регионоведение. Так, южные
регионы страны издревле считались наиболее благоприятными для ведения
хозяйств. Поэтому на территории южных регионов возникла и получила свое
развитие оседлая и городская культура.
Особый интерес для регионоведения как науки представляют западные районы
страны. Изученность территории Западного Казахстана в раннесредневековый
период может, признана как неполная и неудовлетворительная. Территория
Западного Казахстана представляла собой регион, где ландшафт предполагал
развитие кочевого хозяйства. Недостаточность источников, а также полно
отсутствие памятников культуры кочевников оставшихся от периода раннего
средневековья, породило миф о некоторой культурной ущербности региона.
Кочевая культура региона априори относилась к культуре тюркских племен.
Также предполагалось, что основой культуры кочевых племен Западного
Казахстана выступала культура центральноазиатских кочевников.
Следовательно, культура и история тюркских племен Западного Казахстана
возникли на основе иноземных влияний.
История Западного Казахстана представляет собой историю кочевых племен,
сыгравших особую роль в истории не только Великой степи, но и далеко за её
пределами. Отсутствие городских центров или их слабое развитие не ведет к
автоматическому регрессу любого региона. Кочевники западноказахстанских
степей в тюркский период смогли создать во многом неповторимую культуру,
которая в свою очередь является наследницей традиций древнего аборигенного
населения.
Таким образом, формирование культуры западных регионов Казахстана в
тюркский период происходило на местной и иноземной основе. Именно в
тюркский период культура кочевников западного региона Казахстана испытала
наибольшее влияние со стороны соседних государств и народов.
Наиболее актуальными проблемами изучения этнокультурной истории
кочевников Западного Казахстана, является проблема взаимоотношений кочевого
и оседлого населения региона с сопредельными государствами и племенами.
Именно территория Западного Казахстана является удобным объектом для
изучения кочевого и оседлого населения степных просторов Казахстана.
Территория Западного Казахстана может быть отнесена к наиболее освещенной в
плане источников, которые дают нам бесценную информацию о жизни,
государственном устройстве и экономике кочевников западного районов
Казахстана. Кроме того, уникальность региона дополняется и тем, что
кочевники западноказахстанских степей подвергались воздействию городской и
оседлой культуры со стороны Приаральских и Севернокаспийских регионов.
Таким образом, территория и население Западного Казахстана в
раннесредневековый период в этнокультурном плане не была рассмотрена.
Степень изученности. Изучение истории тюркского периода, имеет как
научное, так и национальное значение. Эта проблема связана со сложными
многосторонними процессами формирования современных народов на территории
Центрально Азии. Но в настоящем времени значительный исторический,
археологический и этнографический материал по истории тюрок, требующий
комплексного исследования, пока не получил широкомасштабного обобщения.
Письменные источники по истории тюркоязычных племен и народов Центральной
Азии отрывочны и неравномерны. Однако и даже известные источники в
большинстве случаев игнорировались как российскими, так и зарубежными
историками. Подобная традиция берет свое начало со времен Российской
империи, когда господствовала европоцентрическая теория. Благодаря работам
казахстанских и ряда зарубежных ученых ближнего зарубежья была доказана
полная несостоятельность подобной теории.
Историография средних веков является одним из важнейших элементов в
изучении истории Казахстана. Характерной особенностью современной
исторической науки является выделение историографии Казахстана как
самостоятельной общеисторической науки, которое долгое время являлось
частью общесоюзной т. е. российской, а это привело к тому, что
отечественные историки во многом дублировали или подтверждали выводы
исследователей Центра. И сегодня в условиях независимости нашего
государства историографическая наука выдвигает на передний план различные
малоизученные и неизученные проблемы, а также те, которые изучались ранее в
рамках заданных господствующими идеологическими установками.
Особое значение для понимания сложившейся ситуации, имеет изучение
дореволюционных источников, в которых ярко отражается уровень знании
прошлого века и первую очередь политический заказ правящих кругов
российской империи.
По тюркской проблематике накопился большой фактический материал.
Объективные сведения о культуре тюркских народов средневековья, которые не
существовали, изолировано от передовых цивилизации того времени, содержатся
в хрониках мусульманских, буддийских и христианских государств. В связи с
общим развитием исторической науки, происходило и переосмысление некоторых
процессов в общечеловеческой истории. Происходило постепенное накопление
источников по истории и кочевых племен. Правда история кочевников зачастую
служила лишь фоном при описании истории оседлого населения. Такая позиция
сохранялась довольно продолжительное время. Первые попытки опровергнуть
устоявшуюся аксиому, были предприняты во второй половине XIX века. Наиболее
прогрессирующую роль сыграла передовая часть российских ученых.
Представители российских ученых кругов предпринимали отдельные научные
исследования. Безусловно, в период существования Российской империи
изначально не ставилась цель изучение древней истории кочевых народов.
Рассмотрение истории древних народов было выборочным и отличалось
необъективностью. Несмотря на официальную позицию представителей Российской
империи, изучение прошлого кочевых народов продолжалось. Здесь необходимо
отметить, что изучение истории кочевников велось и местными научными
обществами. Среди ученых, которые занимались изучением прошлого кочевых
народов необходимо отметить Н.А. Аристов [1], А. Харузин [2], Г.И. Щербаков
[3]. Одновременно научные изыскательные работы велись и в других регионах
Казахстана. Среди наиболее ярких работ следует отметить труды А.В.
Васильева [4], Е.Р. Бларамберга [5]. Указанные работы внесли много нового в
изучении прошлого кочевых народов. Особенно дискуссионным остается вопрос
об исторической значимости многих научных трудов. Так, научная деятельность
таких ученых как Е.Р. Бларамберг являлись научными вероятно только с точки
зрения этнографии, так как представляют собой в основном компилятивный
характер. Однако российский период в истории изучения в частности
территории Казахстана и стран Центральной Азии, безусловно, являлся
периодом накопления первоначальных сведений по истории степных районов
современного Казахстана.
В советское время новая плеяда талантливых ученых сделала очень много
для развития исторической мысли, в том числе и для научного изучения
тюркской эпохи. Среди них необходимо отметить таких ученых как
О. Исмагулов [6], А.Д. Грач [7], С.П. Поляков [8], Ю.А. Зуев
[9], Г.А. Федоров – Давыдов [10], С.Г. Агаджанов [11; 12], Л.Н. Гумилев
[13; 14], С.М. Ахинжанов [15]. Безусловно, все исследования носили
отпечаток тогдашней идеологии. В число инструментов подвластной идеологии
того времени входили и научно-практические конференции, выпускавшие большое
количество иногда дублировавших друг друга научных сборников и практикумов.
Но даже такое отношение к истории тюркских племен не могло остановить
подробные исследования. Здесь же надо отметить, что исследования советских
историко касавшихся южных частей РСФСР как, например работы С. Плетневой
[16], Л. Гаврилиной [17] и другие, к сожалению, рассматривали историю
кочевых народов восточно-европейских степей в отрыве от культуры тюркских
племен обитавших на территории Казахстана.
Настоящее, строго научное, изучение, исследование прошлого любого народа
нельзя проводить руками одного государства, необходимо взаимодействие с
учеными разных стран, в - первую очередь со странами столкнувшиеся в
принципе с такими же проблемами. Такие проблемы испытывают и страны
центральноазиатского региона. Исследование в этих странах тюркской эпохи
лучше всего показывают уровень развития не только истории как науки, но и
всего государства. Среди ученых занимающихся данной проблематикой
необходимо отметить М. Дурдыева [18], А.К. Камалова [19], М.А. Маликова
[20], Т.К. Ходжайова [21], О.К. Караева [22]. Однако в последнее время в
странах ближнего зарубежья наблюдается так называемая детская болезнь,
суть которой состоит в том, что начинается погоня за удревнением своей
истории. Скорее всего, такое отношение объясняется политической ситуацией
в этих государствах.
Таким образом, ситуация с изучением данной темы была осложнена в
советское время политической конъектурой.
Цель и задачи исследования. Главной целью настоящего исследования
является определение значения духовных и этнокультурных контактов населения
Западного Казахстана в раннесредневековый период как следствие культурной
связи между цивилизациями Востока и Запада.
Исходя из поставленной цели, конкретизированы следующие задачи:
- рассмотреть процесс становления и принципы функционирования основных
этнокультурных центров;
- основные этапы становления и развития этнокультурных контактов
раннесредневекового населения;
- определить основные этнические группы, входившие в состав
раннесредневекового населения;
- раскрыть основные причины процесса тюркизации;
- выявить основные центры распространения ислама у населения
раннесредневекового Западного Казахстана;
- выявление основных направлений этнокультурных контактов
западноказахстанского населения;
- выявить значение торговых путей для развития в регионе первых
государственных образований.
Хронологические рамки темы. Основная хронологическая грань диссертации
определяется тюркским периодом с V – XIII вв., так как в этот период
происходит смена этнической карты Казахстана. Тюркский период является
также периодом образования различных государственных объединений и эпохой
создания протогосударств, когда в V в. территория Центральной Азии
ознаменовывается формированием крупнейшего государства объединивших степные
просторы Евразии, а начало XIII в. является веком максимального
доминирования тюркских народов и государств.
Историко-географические рамки. Данное направление темы включает в себя
не только современную административную территорию Западного Казахстана, но
и часть современных сопредельных государств. Рассматривание только отдельно
взятой современной административной части государства неизбежно ведет к
сужению возможностей для более полного изучения истории населения региона.
Поэтому данная работа включает в себя такие районы как Волго-Уральское
междуречье, Северное Приаралье и Северо-Восточный Хорезм.
Научная новизна. В первую очередь, выражена в совокупном обобщении
итогов исследования в целом и, в конкретной детализации разделов, что
позволило нам дифференцировать их по основным спектрам и сюжетам
подвергнутой разработке темы:
- впервые были затронуты вопросы и проблемы региональной этнокультуры;
- были выявлены этнокультурные центры кочевого и оседлого населения в
тюркский период на территории современного Западного Казахстана;
- впервые была сделана попытка обобщения сведений о тюркском периоде
западноказахстанских степей;
- показаны взаимоотношения между кочевым и оседлым населением Западного
Казахстана (этнокультурный аспект);
- показаны основные этнокультурные направления;
- доказано существование оседлых и городских поселений на территории
Западного Казахстана в раннесредневековый период;
- были раскрыты ход и развитие процесса тюркизации на примере населения
западноказахстанских степей.
Методологические и теоретические основы. Настоящая диссертация опирается
на имеющее место концептуальные положения, ранее выражавшиеся в ряде
аналогичных работ. Основные принципы включают в себя сравнительно –
сопоставительный метод, критический анализ источников и цивилизационный
подход. Целесообразность комбинированного анализа работы обусловила поиск,
выявление и отбор разнородных источников, ввод которых в научный оборот был
определен полным охватом материала.
Источниковедческая база. Источники, касающиеся непосредственно истории и
территории современного Казахстана немногочисленны.
Основными источниками при написании диссертации служили труды арабских
географов. Труды арабских авторов сведения, которых могут послужить важным
источником при изучении указанной территории в период раннего
средневековья, касаются в основном территории стран Восточной Европы и
Казахстана. Такое разделение отнюдь не случайно, так как отражает
действительное положение при изучении этнокультурных границ
западноказахстанского региона. Итак, арабские источники выступают
единственно достоверными и наиболее полными при изучении этнокультурной
ситуации в западноказахстанских степях. Прежде всего, это объясняется
географической, политической и экономической близостью региона к арабским
владениям и культуре, а позднее и религиозной близостью.
Одним из зачинателей жанра географических исследований выступает Ибн -
Хордадбек. Его книга Книга путей и стран, написанный в 80-гг. IX в.
следует отметить, что главными достопримечательностью книги являлось
указание титулатуры тюркских и хазарских владык, а также указание городов и
торговых путей Хазарии. Следующим научным трудом также касающегося
Хазарского каганата является Книга стран аль – Якуби (Йакуби), написанная
около 891 г. очень важным является работы. Ибн аль – факиха ал - Хамадани
Книга стран. Именно ал - Хамадани указывает на общие места пребывания
тюрок и хазар в местности Аскутия (Скифия). В целом указанный автор дает
тот же цикл информации, что и Ибн – Хордадбек. Хронологически следующим
важным источником является труд Ибн – Русте Аль А лак ан-нафиса (Дорогие
ценности). Это, собственно, энциклопедия, от которой сохранился только один
(седьмой том) посвященный астрономии и географии. Большинство
исследователей считают, что труд Ибн – Русте был написан между 903 и 913
гг. в одном из последних разделов содержатся описания стран хазар, руссов,
мадьяр, буртасов, булгар, славян и ас – Сарира. В рассказе Ибн – Русте
особенно важными являются сведения о хазарах, лишенном реальной власти
хакана хазар, о городах Хазарии [23; 24].
Здесь следует отметить, что при написании диссертации главным источником
служили сведения такого известного арабского ученого как. Ибн – Фадлан,
безусловно, самым оригинальным источником по истории региона. Его труд
Рисали (Записки), был посвящен путешествию из Багдада в город Булгар,
столицу Волжской Булгарии. Ибн – Фадлан входил в состав посольства,
отправленное багдадским халифом к далеким единоверцам. Вероятно, одной из
целей этого посольства служило распространение мусульманства в
Восточноевропейском регионе. Ибн – Фадлан являлся проницательным
наблюдателем и оставил большое количество сведений об проживавших на
исследуемой территории народах. Особенно ценными данными Ибн - Фадлана об
огузских племенах. Сообщения Ибн – Фадлана касаются обо всех сторонах жизни
кочевников – огузов; социальной, хозяйственной, экономической и
политической. Так, из сведений Ибн – Фадлана становится ясными политические
взаимоотношения огузского племенного объединения с окружающими племенами и
государствами. Также важными сведениями о тюркских племенах региона
является упоминание. Ибн – Фадланом о племенах башкир на территории
Северного Приаралья. Здесь Кузеев видит группы башкир совершавших набеги на
свои бывшие владения, однако речь может идти и об остаточных группах
башкир, вошедших либо не вошедших в состав огузского племенного объединения
[25].
При пристальном рассмотрении Ибн – Фадлан, единственный путешественник в
период раннего средневековья, который посетил степные просторы Западного
Казахстана. Одним из самых замечательных моментов при описании огузских
степей, однако, не замеченным исследователями, является неоднократное
упоминание исламской религии, причем из контекста становится ясным, что
ислам не являлся не известным для западноказахстанских кочевников,
мировоззрением. В труде Ибн – Фадлана также упомянуты мусульмане –
кочевники.
Следующим важным источником является труд Аль – Масуди. До наших дней
дошли только два труда Промывальни золота и рудники самоцветов и Книга
предупреждения и пересмотра. В работах Аль – Масуди содержатся очень много
достоверной информации о хазарах и их войнах с окружающими государствами и
странами. По сути, труды Аль – Масуди являются последними из оригинальных
источников. Дальнейшие арабские и персидские источники являются в большей
мере компиляцией. Сведения Аль – Масуди на сегодня остаются наиболее
достоверными. По-видимому, основой для сведений Аль – Масуди выступают
источники VIII–Х вв. Самым примечательным в сведениях Аль – Масуди,
является тот факт, что основными источниками для описания стран Европы
выступали византийские источники, а для сведений касающихся хазар –
восточные. Дальнейшим продолжателем компилятивных трудов выступает Исхак
Аль – Фарис аль – Истахри и его труд Книга путей и стран, и составленная,
включая второе издание с переработками, приблизительно около 950 г. в
основе своей работы Аль – Истахри использовал труды своих предшественников,
в том числе Абу Зейд Ахмед ибн Сахл ал – Балхи. В рассказе о хазарах, аль –
Истахри использовал источники как IX в., так и Рисале Ибн – Фадлана.
Здесь необходимо отметить, что в описании стран Восточной Европы, Аль –
Истахри упоминает и племена киргизов, гузов и кимеков, буртасов, булгаров и
руссов. Все эти племена, как утверждал аль – Истахри, обитали на берегах
реки Атиль (Волга). Упоминание кимаков на берегах Волги не должно вводить в
заблуждение. Кимаками Аль – Истахри здесь выступают по – видимому
кыпчаки. Сочинение Аль – Истахри в свою очередь легло в основу
географического труда Абу-л-Касима ибн – Хаукаля Книга картин земли,
имевшего две или три редакции, основная из которых относится к 977 г.
Несмотря на явный компилятивный характер работы, труд Ибн – Хаукаля
разбавлен, свежей информацией. Так при внимательном изучении труда ибн –
Хаукаля, может быть доказано, что походов руссов против Хазарского каганата
было два. Также много сведений относительно торговых путей в Хазарский
каганат содержится в труде Ибн – Хаукаля.
Особенно стоит остановиться на географическом труде Худуд ал - алам
(Пределы мира). Источник 922-923 гг. был написан в одной из провинций
современного Афганистана на персидском языке. Он всеми корнями уходит в
арабскую географию (IX–X вв.). Сам по себе источник является сложным. В
результате разбора Б.А. Рыбакова источник Худуд ал – Алам был усложнен.
Разбор состоял в том, что Б.А. Рыбаков увидел в указанном источнике
средоточие наиболее достоверных сведений о Руси IX в. Сведения Худуд ал -
алам по мнению Рыбакова, могли послужить важным источником для разрушения
мифа о норманнской теории происхождения государства Киевская Русь.
Пересмотр Худуд ал - алам Рыбаковым был дополнен пересмотром самого
источника в угоду версии Рыбакова о южном расселении русов в IX в.
Соответственно, из источника были подогнуты определенные отрывки в
доказательство своей теории. Очередь подобные работы послужили основой
для удревнения истории славянских народов. Вследствие неадекватного
перевода источника следует относиться к нему критически. Сведения Худуд ал
– алам дополняются и другими работами того времени.
Сведения Ибн – Фадлана дополняются сведениями Аль – Гарнити, арабского
географа, который оставил много сведений об тюркских народах Западного
Казахстана и Восточной Европы. Аль – Гарнити пожил 20 лет в городе Саксине,
который довольно спорно отождествляют с разрушенным Итилем.
Косвенные сведения и уряда других авторов географических трактатов. Так
упоминания о хазарах и окружающих их племенах содержаться в трудах Кудамы
ибн - Джафара, Аль – Бируни, Шамс ад - дин ал - Мукаддаси, Мутаххар ибн
Тахир ал – Мукаддаси, Ахмед Туйя, Наджиб Бекран, Шараф аз – Заман Тахир аль
– Марвази [23; 24] В трудах последнего прослеживается много информации,
которая впрочем, является компиляцией ранних источников, и касается в
основном тюркских племен восточной части современного Казахстана.
Арабские источники по истории тюркских и тюркоязычных народов
Казахстана, Центральной Азии и Восточной Европы носят в основном
компилятивный характер. При описании степных народов современного
Казахстана, чаще всего доминируют те народы, чьи кочевья находились в
непосредственной географической близости от оседлых оазисов Средней Азии и
Южного Казахстана. Также, в видимость арабских средневековых ученых попали
народы, которые вели интенсивную торговлю с оседлым и городским населением.
Таким образом, территория и население Западного Казахстана помимо указанных
арабских ученых, не являлась объектом пристального внимания. Косвенные
сведения о населении Западного Казахстана в IX–XI вв., содержатся в
сочинениях Максиди, Марвази, Гарвизи, Масуди. Зачастую отрывочные и
неполные данные, приводившихся в сочинениях указанных арабских ученых, тем
не менее, представляют собой значительную ценность. Так, благодаря
сведениям Масуди, мы узнали о том, что основным населением северной части
Западного Казахстана в X–XII вв., были племена кимакского объединения, в
том числе и кыпчаки. Также одним из косвенных данных по истории
западноказахстанского региона выступают данные аль – Гардизи, где он
сообщает о пребывании отдельных племен уйгуров на нижней и средней Сырдарье
(югур).
Также косвенным источником при изучении населения Западного Казахстана в
раннесредневековый период служат ведения Махмуда Кашгари. В своем
исследовании Дивани лугат-ат тюрк, он оставил сведения о родоплеменном
составе огузского объединения, здесь же необходимо отметить, что эти
сведения относятся к пребыванию огузов на территории современного
Туркменистана.
Здесь необходимо отметить, что за исключением указанных источников и
данных, прослеживается отсутствие работ арабских географов касавшихся
непосредственно исследуемого региона. Таким образом, данное исследование
проводилось при изучении косвенных данных источников. Пробелы в изучении
темы научного исследования дополнялись сведениями и материалами
археологических работ.
Научно-практическая значимость. Научно-практическая значимость данного
диссертационного исследования выражается, прежде всего, в следующем; во-
первых, в данном диссертационном исследовании впервые рассмотрены вопросы и
проблемы изучения хода этнокультурных процессов, в том числе раскрыты
основные направления контактов; во-вторых, в подготовке научных и научно-
популярных публикаций об эволюции номадной государственности с точки зрения
современного понимания ее прежней судьбы и последствии; в-третьих, данное
научное исследование представляет собой анализ всех имеющихся сведений о
раннесредневековом Западном Казахстане, и может представлять научный
интерес для дальнейшего углубленного изучения и исследований, региональных
тем; в-четвертых, данное диссертационное исследование может быть
использовано для изучения проблемы этнокультуры в (локальном) региональном
аспекте; и, наконец, в-пятых, предоставленный материал
может быть использован для локального изучения регионов, что повлечет за
собой расширение исследуемых географических рамок и решение этнокультурных
проблем на региональном уровне.
Положения, выносимые на защиту.
- духовная культура кочевников и становление мусульманства в Западном
Казахстане;
- процесс становления и развитие этнокультурных контактов кочевого
населения раннесредневекового Западного Казахстана;
- западноказахстанские кочевники и их взаимоотношения с населением
смежных и пограничных регионов в культурном и духовном плане;
- влияние торговых путей на формирование государственных объединений;
- переселение тюркских племен на территорию Западного Казахстана:
причины и последствия.
Апробация работы. Работа апробирована на международных и республиканских
научно-практических конференциях, а также на страницах издания
рекомендованных Комитетом по надзору и аттестации МОН РК.
Структура и объем исследования. Данное исследование включает в себя
введение, три главы, заключение, список использованных источников. Объем
диссертации соответствует нормам, установленным в инструкциях и
рекомендациях Комитета по надзору и аттестации МОН РК.

I ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ И РАССЕЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ЗАПАДНОГО КАЗАХСТАНА (I
тыс. н.э.)

1.1 Территория и население Западного Казахстана в I – V вв.
В начале первого тысячелетия территорию Западного Казахстана населяли
многочисленные племена, в основном финно-угорского, иранского и тюркского
происхождения, которые населяли исследуемый регион с древних времен, что
довольно четко прослеживается по данным ряда источников.
Здесь необходимо отметить, что, несмотря на, казалось бы, полную
изученность данной тематики, до сих пор отсутствует единое мнение о
происхождении вышеуказанных племен. Так, в I–II вв. н. э., бассейны рек
Илек, Урала и низовья Эмбы населяли племена сарматского племенного союза,
куда, по-видимому, входили реликты более древней эпохи–племена саков, как
это упоминается и перечисляется в античных и китайских источниках.
В отечественной исторической науке утвердился догмат о культурной и
хозяйственной преемственности кочевых племенных союзов (культур). На данном
этапе исследования не вызывает сомнения культурная и хозяйственная
преемственность скифского (сакского) со савромато-сарматским культурным
миром [26, с. 176]. Подобная трактовка недолжна, вызывать сомнения ведь
речь идет о племенах, племенных союзах, кочевавших в совершенно идентичных
условиях. В связи со всем вышеперечисленным, считаем, что необходимым
углубиться в V–IV вв. до н. э., для лучшего понимания событий и ситуации
исследуемого периода.
После политических событий второй половины VI в. до н.э. в Средней Азии
присарыкамышская группа кочевников раскололась. Как отмечают исследователь
XX в. Г.А. Кушаев: Одни из них связали свою судьбу с Хорезмом – это были,
прежде всего, скотоводы, носители куюйсайской культуры [27, с. 55].
Отметим, что их хозяйство наиболее связано с районом Сары - Камышого озера,
что объясняется поселениями куюйсайской культуры сосуществовавшее с
памятниками кюзилигырской культуры еще в античное время. Другие же, не
желая подчиниться Хорезму и Ахеменидам, вынуждены были изменить места своих
основных зимних пастбищ, передвинув их на запад – на Устюрт и Мангышлак,
где в этот период в условиях высокой увлажненности господствовали степные и
полупустынные ландшафты. Одновременно летними пастбищами этой группы
кочевников становятся степи Южного Приуралья. Сюда же они переносят
политический, экономический и культурный центр своего племенного
объединения и свои родовые могильники. Таким образом, самостоятельное
развитие древнейших насельников Западного Казахстана было прервано, однако
после кратковременного упадка наступает период стабилизации, культура
переселенцев получила новый импульс для культурного развития. Немаловажную
роль в этом процессе сыграла культура предшественников, о чем упоминает в
своих трудах М.Г. Мошкова [28, с 24].
Во многих регионах степной Евразии в конце V в. до н.э., происходят
значительные изменения в погребальной обрядности и материальной культуре
кочевого и полукочевого населения. В Урало-казахстанских степях подобные
изменения отчетливо фиксируются на археологических материалах Южного Урала,
особенно при переходе от древнепрохровкого (конец VI–V вв. до н.э.) к
раннепрохровскому (конец V–IV вв. до н.э.) этапу прохоровской
археологической культуры. Инновации, фиксируемые в погребальном обряде и
инвентаре кочевников в Урало - Аральской КИО связаны не только с дальнейшим
развитием общества, его внутренними изменениями, но и притоком в третьей
четверти V в. до н. э. нового населения с востока Северо - Западного Китая
(Восточного Туркестана). На Южном Урале пришельцы довольно быстро и
органически слились с местным населением, заняв, вероятно, ведущие позиции
в общественной жизни. Привнесенные им же инновации, как в погребальном
обряде, так и в инвентаре продолжали развиваться до конца I тыс. до н.э.
Процесс этот стимулировался притоком в течении IV в. до н.э. новых
немногочисленных групп кочевников Восточного Туркестана.
В конце V–IV вв. до н. э. восточная подобность Урало - Аральской КИО
(Южное Зауралье) вследствие резко наступившей аридизации вступает в эпоху
экологического кризиса. Одновременно в южную лесостепь и степь Зауралья
продвигается, под давлением племен саргатской культуры западносибирской
лесостепи, население лесостепного Зауралья (гороховая культура). Все это
привело, по-видимому, к обострению демографической ситуации в Южном
Зауралье – перенаселенности, что в конечном итоге предопределило
передвижение части зауральских кочевников и вошедших в их состав
лесостепных зауральских племен. В начале IV века до нашей эры оно было
направлено главным образом на запад и юго-запад, в степные районы западной
подобности Урало-Каспийской КИО, которая в ландшафтно-климатическом
отношении соответствовала их традиционному хозяйству и быту. Очевидно,
переселение продолжалось и в дальнейшем, на протяжении всего IV века до
нашей эры, возможно постепенно затухая. Приток зауральских племен в степи
Южного Приуралья и Западного Казахстана привел к значительному увеличению
численности кочевого населения региона. Данное обстоятельство обусловило,
вероятно, массовую миграцию не позднее середины IV века до нашей эры ранних
кочевников Урало-Аральской КИО (сарматов) на запад - в степи Восточной
Европы. На рубеже IV-III века до нашей эры, как отмечали А.Д. Таиров и С.Ю,
Гуцалов, южноуральские мигранты, количество которых уже вряд ли было
велико, переселяются также в степную и лесостепную приуральскую Башкирию
[29, с. 8].
Увеличение массы кочевого населения в степях к северу от Арала и Каспия
имело своим следствием и более полное освоение южных пастбищных территорий
Урало-Аральской КИО, включая плато Устюрт. Особенно ощутимым присутствие
южноуральских кочевников на Устюрте становится с начала IV века до нашей
эры, что связано, скорее всего, с политическими событиями на южной границе
кочевого мира в Приаралье и, с, прежде всего в Хорезме. Как известно на
рубеже V и IV вв. до н. э., Хорезм отпадает от Ахеменидского государства,
добившись независимости. Получить её Хорезм мог, вероятно, только опираясь
на поддержку кочевых племен, также стремившихся к независимости. Это,
скорее всего, вызвало изменение его взаимоотношений с кочевниками: из
противников они должны были стать союзниками. Необходимость союза
обусловило, очевидно, то, что Устюрт это традиционное место зимних стойбищ
в южноуральских и западных казахстанских кочевников, стал относительно
безопасным районом. Возможно, Хорезм, стремясь заручиться поддержкой
воинственных номадов, предоставил им и определенные гарантии безопасности.
Возрастание роли кочевников в Арало-Каспийском регионе особенно наглядно
проявляется в событиях связанных с покорением севера Средней Азии
Александром Македонским. Активное участие в них кочевого населения хорошо
фиксируются античными источниками. Без союза с кочевниками сопротивление
завоевателям оказывалось бы с самого начала обреченным на поражение [29, с.
14].
По данным античных источников, на территории Казахстана кочевали абии,
аланы, савроматы, сарматы, скифы, (саки персидских источников), массагеты,
даи, исседоны, аргиппеи и так далее. Здесь следует отметить, что данные
античных источников наиболее полные и внушающие доверие. Данные же иранских
и китайских источников могут быть использованы как подсобный материал.
Античные источники, тем не менее, не могут быть использованы без
тщательного критического анализа. Сообщения античных источников относятся к
периоду с V в. до н.э. по II в. н.э. Условно данные античных источников по
племенам кочевавших на территории Казахстана можно разделить на две большие
группы: 1) скифы, савроматы, массагеты, исседоны, аргиппеи, и 2) аланы,
абии, даи, сарматы.
В современной исторической науке, к сожалению, до сих пор не точно
объяснены названия таких этнонимов как скифы, саки, савроматы.
Исследователь Т.С. Жумагамбетов отмечает, что часто под вышеперечисленными
племенами подразумеваются большие союзы племен, со временем
сформировавшиеся в протогосударства, которые не сформировались, однако на
территории Казахстана, а в процессе перекочевки в западные регионы Великой
степи, в этнокультурную зону степного кочевого мира и оседлого
земледельческо-торгового мира эллинизма [30, с. 212].
Условно первым протогосударством на территории Западного Казахстана
можно считать сарматское кочевое объединение на реке Илек. Ввиду последних
археологических изысканий в указанном регионе, можно сделать вывод о росте
социального неравенства и о первичном накоплении богатств в руках племенной
знати. Ввиду крайней неравномерности и отрывочности данных, по-видимому,
целесообразно предложить собственную точку зрения на хронологию племен
кочевавших на территории исследуемого региона. В начале I тысячелетия на
территории Западного Казахстана кочевали племена скифского и сарматского
происхождения. К сожалению, мы не можем говорить о языковой принадлежности
обоих племенных союзов, что вызвано недостатком данных источников, о чем
также упоминает К.Ф.Смирнов [31, с.37]. Невыясненным также остается
языковая принадлежность аланского племенного союза, по-видимому, также одно
из первых государственных образований на территории Казахстана. На
территории полуострова Мангыстау кочевали племена даев (дахов). Условно всю
территорию Западноказахстанского региона можно разделить на две культурно-
географические зоны; Урало-Каспийскую и Аральскую. Вероятно, и разделение
вышеуказанных племенных союзов происходило по культурно-географическим
зонам. Так, к Урало-Каспийской культурно-географической зоне относились
племенные союзы скифов и сарматов, а к Аральской культурно-географической
зоне – племена даев и аланов. Таким образом, хронологическая история
исследуемого региона может выглядеть следующим образом:
1) III в. до н.э. - III в. - дахо-массагетско-аланский период
2) V в. до н.э. - IV в. - сарматский (прохоровский) период
3) II-IV вв.- сармато-гуннский период [27, с 34].
Относительно племен первого периода даев и массагеттов упоминается в
письменных источниках с глубокой древности, однако, на протяжении всего
своего существования оба племенных союза иногда упоминаются тождественно.
Племенной союз даев (дахов), занимал территорию Северного Туркменистана,
Восточного Приаралья и полуостров Мангыстау. Массагеты довольно часто
отождествляются с племенным союзом саков – тиграхаудов, и локализуются в
большинстве исследований на побережье Аральского моря [26, С.178]. Рубежной
рекой, упоминаемой античными источниками и данными персидских надписей,
могли служить как река Сырдарья, так и пересохшее ныне русло р. Узбой.
Совпадение в деталях описания оставленных античными учеными, позволило
предположить, что в данном случае речь идет об одном и том же племенном
союзе. Так, известно упоминание Геродота об использовании массагетами
всадников закованных в броню вместе с конем. Подобное же описание
встречается у Арриана, однако подобное описание относится к племенному
союзу даев (дахов). Различаются только характеристики данные двумя великими
античными учеными. Подобное с нашей точки зрения можно объяснить только
тем, что в результате длительных этнокультурных контактов, произошло прямое
заимствование наступательных видов вооружения, а также стратегии и тактики
ведения конного боя с применением в них всадников описанного вида.
Подобного рода совпадения есть также в описание быта и хозяйства обоих
племенных союзов. Здесь нельзя не согласиться с мнением Г.А. Кушаева, что
...кочевые племена в IV–III вв. до н.э., представляли собой бродячую
группировку, куда входило огромное число племен, объединенных античными
источниками в одно понятие – массагеты [27, с. 42].
Разрыв традиционных экономических связей кочевых племен с оседлыми
районами, привело к тому, что кочевники остро нуждающееся в продуктах
ремесленных и оседлых центров, переселялись на юг, в районы традиционной
земледельческой культуры.
Среди тех племен, которые появились в это время близ земледельческих
центров Средней Азии, были, вне всякого сомнения, номады и Урало -
Аральской КИО. Особенно массовым это было, вероятно во II в. до н.э.
Толчком, вызвавшим массовый отток кочевого населения Южного Зауралья в
глубь Средней Азии, стал приток новой волны кочевников со стороны востока,
известных в китайских источниках под именем юечжи, о чем упоминают в своих
исследованиях А.Д. Таиров ... продолжение
Похожие работы
Территория и население Западного Казахстана в этнокультурных процессах евразийских степей (I пол. I тысячелетия – XII вв.)
Этногенез и этнические процессы на территории Казахстана
Этногенез и этнические процессы на территории Казахстана в средневековье
Каменный век на территории Казахстана (периодизация, основная характеристика)
ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПИСЬМЕННОСТИ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА
Оформление государственности и последующая история до современности
Изучение археологии раннего Казахстана
Становление и основные этапы внешней политики КНР
Азербайджанская Республика
Тюркский и Тюргешский каганаты (552—756 гг.)
Дисциплины