Политико-правовые взгляды Мустафы Чокая и их значение для современности


Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 59 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ АЛЬ-ФАРАБИ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра теории и истории государства и права

Дипломная работа

Политико-правовые взгляды Мустафы Чокая и их значение для современности

Исполнитель
студент 4 курса__________________________Жума галиев Болат Алибекович

Научный руководитель
академик НАН РК
д.ю.н., профессор________________________Са ртаев Султан Сартаевич

(подпись, дата)

Нормоконтролёр_____________________ ___Куандыков Бахытжан Журсинович
(подпись, дата)

Допущен к защите
зав. кафедрой
Теории и истории государства и права
к.и.н., профессор_______________________Нез демковский Виктор Васильевич
(подпись, дата)

Алматы, 2010

ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ...3

1 ПРАВОВАЯ МЫСЛЬ РОССИИ И КАЗАХСТАНА В КОНЦЕ XIX
– ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .7
1.1 Политико-правовые воззрения в России и в Казахстане в
исследуемый период ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..7
1.2 Идея о создании Казахского государства Алаш в учениях казахских
мыслителей ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... 19

2 ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ИДЕИ МУСТАФЫ
ЧОКАЯ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...2 8
2.1 Формирование политико-правовых взглядов Мустафы Чокая ... ... ...28
2.2 Идеи Мустафы Чокая о создании Автономного
Туркестана ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .37
2.3 Взгляды Мустафы Чокая на право, закон, обычай ... ... ... ... ... ... ...46

3 ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫХ
ВЗГЛЯДОВ МУСТАФЫ ЧОКАЯ ДЛЯ СУВЕРЕННОГО
КАЗАХСТАНА ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . 49

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ...55

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ... ... ... ... ... ... ...57

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. С момента возникновения независимого
Казахстана мы получили доступ к политико-правовым документам, требующих
нового осмысления с точки зрения демократического общества. Юридическая
наука Казахстана обогатилась новыми данными о политико-правовых взглядах
деятелей Алаш-Орды. Среди славной плеяды казахских мыслителей особое место
занимает Мустафа Чокай. Он является основателем Туркестанской Республики. В
его произведениях раскрыты идей национальной государственности казахского
народа. Изучение политико-правовых идей Мустафы Чокая необходимо как для
теории, так и для государственной практики.
Актуальность дипломной работы обусловлена, прежде всего, теоретической
значимостью вопросов, связанных с изучением творческого наследия одного из
выдающихся казахских юристов, видного общественного и государственного
деятеля конца ХIХ – начала ХХ века М.Чокая.
Долгие годы советская историография преподносила Мустафу Чокая как
предателя Родины, перебежчика и даже организатора печально знаменитого
Туркестанского легиона, воевавшего на стороне гитлеровской Германии,
забывая при этом о другой стороне его многогранной личности – мечте жить в
свободном Туркестане. В трудах видных казахстанских ученых С.С.Сартаева и
С.Узбекулы по этому поводу сказано: Коммунистический тоталитарный режим
Советского государства и выработанная им политическая идеология сознательно
ставили барьеры для публикации и освещения исторической правды: ученым
диктовали, что писать и в каком объеме, какой архивный материал предавать
гласности [1, с. 15].
На сегодняшний день человечество накопило достаточно большой опыт в
разрешении коллизий права и власти, государства и человеческой личности, но
изучение политико-правовых воззрений и взглядов ярких представителей
предшествующих поколений не будет лишним, так как это обогащает
современную науку и позволит избежать ошибок, просчетов, допущенных в
предыдущий период. В этой связи несомненно, что осмысление государственно-
правовых взглядов Мустафы Чокая, его многогранной и неоднозначно трактуемой
жизни и деятельности будет способствовать более глубокому пониманию его
эпохи, особенностей и трудностей национально-государственного строительства
в тот период в казахском обществе.
Степень научной разработанности проблемы.
Государственно-правовым взглядам Мустафы Чокая после обретения
независимости Казахстаном стало уделяться определенные внимания. Отметим
что в Советский период деятельность Мустафы Чокая рассматривались
историками и политиками, но внимание исследователей было акцентировано на
его общественно-политической деятельности, не были проанализированы
факторы, повлиявшие на становление юридических представлений Мустафы Чокая,
его взгляды на проблему государственного устройства тюркских народов, роль
и место Мустафы в организации и деятельности “Туркестанского национального
комитета” и “Туркестанского национального совета”. Юридические аспекты его
деятельности стали объектом исследования в последние годы.
В 2005 году была защищена кандидатская диссертация Б. Сергазинова в
Казахском Национальном Университете имени Аль-Фараби на тему
Государственно-правовые взгляды Мустафы Чокая. Взгляды Мустафы Чокая
также получили некоторое раскрытие в трудах С.С.Сартаева, Г.С.
Сапаргалиева, М. Кул-Мухаммеда, М.К. Козыбаева и других. Следует отметить
монографию Мендикуловой Г.М. Исторические судьбы казахской диаспоры.
Происхождение и развитие, в качестве одного из сюжетов которой выступает
жизнь и деятельность Мустафы Чокая в эмиграции.
Президент РК Н.А.Назарбаев писал: Если бы политики отвечали только на
вызовы современности, то судьба первых была бы намного проще. Драма
действующего политика состоит в том, что шлейф истории незримо присутствует
в его деянии или высказывании, будь то разрушительный или созидательный
акт. Не имеет особенного значения – сознает это или нет сам актер
политического театра. Важно другое – постоянное присутствие этой невидимой
силы, то проясняющей, то заменяющей смысл сугубо практических и сиюминутных
задач [2].
Мустафа Чокай – исторический деятель, выдающийся политик, известный
юрист, взгляды которого оказали большое влияние на формирование
государственно-правовых основ независимого Казахстана.
На сегодняшний день учеными ведутся различные исследования, посвященные
изучению общественно-политической деятельности М.Чокая, а также его
государственно-правовых взглядов как юриста и ее значение для
современности.
Цель и задачи дипломной работы.
Цель работы - на основе новых документов и материалов, опубликованных в
казахстанской и зарубежной печати осмыслить политико-правовые взгляды
Мустафы Чокая и выявить их значимость для развития конституционных
положений о независимости для формирования национальной идеи.
В ходе работы ставились следующие задачи, которые в тесной связи с
вышеуказанной целью:
- рассмотреть в общих чертах эволюцию государственно - правовой мысли
России и Казахстана в конце Х1Х – начала ХХ века;
- рассмотреть политико-правовые взгляды наиболее выдающихся
представителей национальной интеллигенции в начале ХХ века;
- определить основные этапы развития политико-правовых взглядов М.Чокая
с учетом влияния политико-правовой мысли России, а также социально-
экономической и политической обстановки в Казахском крае в конце Х1Х – ХХ
века;
- показать значение взглядов М.Чокая на государство и право в истории
политико-правовой мысли;
- исследовать результаты воплощения в жизнь некоторых политико-правовых
взглядов М.Чокая.
Объект и предмет исследования.
Объектом данного исследования выступают государственно-правовые взгляды
Мустафы Чокая по различным юридическим проблемам, его отношение к вопросам
государства, права, обычая, нравственности, свободы граждан в Казахском
крае в конце ХIХ – в начале ХХ века.
Предметом исследования является становление и эволюция государственно-
правовых взглядов видного юриста и политического деятеля М.Чокая.
Теоретическая и методологическая база дипломной работы. При написании
дипломной работы использовались следующие методы познания: диалектический,
исторический, сравнительно-правовой, анализ и синтез, хронологический и
другие.
Основные результаты дипломной работы.
• Мустафа Чокай активно выражал свои взгляды о государстве, о
праве, о законе, о судах посредством своей государственной
деятельности в Государственной Думе, в Туркестанской автономии и
в период эмиграций. Особое значение мы придаем политико-правовым
взглядам Мустафы Чокая в период эмиграции. Он осуществил
исторический анализ опыта народов Туркестана в составе
Российской империи, выступал против русификации народов
Туркестана, против политических гонений.
• Мустафа Чокай в своих произведениях разрабатывал стратегию
борьбы за независимость Туркестана. Главное место в ней он
определял национальной интеллигенции. Ведь так же, как и при
царизме, народы Туркестана были отстранены от управления
государством. Задача интеллигенции состояла как раз в том, чтобы
поднять свои народы до понимания и отстаивании национальных
интересов.
• Политико-правовые взгляды М. Чокая представляют большую ценность
для развития независимого Казахстана. Особое значение имеют
следующие взгляды:
А) взаимосвязь развития государственности и национального языка;
Б) определения значений следующих факторов в развитии
государственности: этнических, территориально-географических, историко-
духовных, культурных и других;
В) идея объединения на основе идеи пантюркизма народов Туркестана в
единое государство – Туркестан;
Г) идея о развитии правах и свободах граждан, о нравственности как
основе права и государства;
Д) критика диктатуры пролетариата и советского государства как
тоталитарной системы, направленной против человека.
• Мустафа Чокай всю свою жизнь посвятил борьбе за независимость
казахского народа. Его трагическая судьба есть тому
доказательство. Развитие суверенного Казахстана должно
основываться не только на современных реалиях, но и на изучение
опыта, взглядов и идей известных мыслителей казахского народа, в
ряду которых М. Чокай занимает особенное место.
Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех разделов,
пяти подразделов, заключения и списка использованных источников. Общий
объем работы составил 59 страниц.

1 ПРАВОВАЯ МЫСЛЬ РОССИИ И КАЗАХСТАНА В КОНЦЕ ХIХ – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ
ВЕКА

1.1 Политико-правовые воззрения в России и Казахстане в исследуемый
период
Для того чтобы глубже понять процессы, происходящие в России и на ее
окраинах, а также динамику развития политико-правовой мысли, необходимо
проанализировать общественно-политическое, социальное и правовое положение
Казахстана того периода. Укрепление политических позиций России в
Казахстане создавало благоприятные возможности и для ее экономического
упрочнения. Царскому правительству еще в середине ХIХ века было известно о
наличий на территорий Казахстана многих видов полезных ископаемых. На
территорию Казахстана российские предприниматели стали ввозить свои
капиталы и на базе ряда месторождении создавать промышленные предприятия по
переработке сырья. Угольная, нефтяная и горнорудная отрасли стали основными
объектами внимания иностранных капиталистов. С развитием промышленности
стал формироваться рабочий класс, который работал как крупных, так и на
мелких предприятиях: ...в конце ХIХ – начале ХХ вв. на территории Казахстана
действовали уже и относительно крупные предприятия, насчитывающие по 300 –
500 рабочих: Спасский медеплавильный завод, Успенский рудник,
Карагандинские копи, Экибастузские и Риддерские предприятий. Достаточно
развитой отраслью промышленности была горнодобывающая [3, c.303].
Развитие капиталистических отношении в казахской Степи оказало
существенное влияние на торговлю: российский капитал проникал в самые
отдаленные районы, связывая местное скотоводческое хозяйство с рынками
Средней Азии и России. Стала практиковаться новая форма торговли –
ярмарочная. Наиболее крупными ярмарками считались Куяндино-Буторская в
Каркаралинском уезде, Таинчикульская – в Петропавловском, Константиновская
– в Акмолинском, Петровская – в Атбасарском, Каркараоинская – в Верненском
уездах. Области делились на уезды, а уезды на волости. Во главе областей
находились военные генерал-губернаторы, сосредоточившие в своих руках
полноту военной и гражданской власти. Сложившаяся новая система управления
степным краем значительно расшатывала патриархально-феодальный уклад жизни
кочевников, ограничивала власть султанов, биев и старшин. На территории
казахской степи выделялись три типа хозяйств: полукочевое, кочевое и оседло-
земледельческое. Скотоводческое хозяйство в Казахстане продолжало играть
доминирующую роль в течение ХIХ века. Об этом пишет видный ученый Зиманов
С.З.: Большие и малые потрясения, которое испытывало казахское общество
под влиянием как внутренних, так и внешних сил, потрясения, разрушающе
действовавшие на производство кочевников, хотя вносили немало изменений в
процесс производства, однако не могли ликвидировать кочевое скотоводство и
привести к замене его другой формой хозяйствования [4, с.25].
По мнению ученого, одной из основных причин устойчивости и жизненности
кочевого скотоводства в условиях Казахстана было то, что, с одной стороны,
производительные силы в основном оставались неизменными, а другой стороны,
этими потрясениями, которые имели место в истории казахского народа, не
было разрушено главное условие кочевого скотоводства – пастбищное
пространство, пригодное для содержания скота на подножном корму в течение
круглого года. Другой причиной устойчивости кочевого производства в
казахской степи было то, что в результате слабого развития товарного
обращения и отсутствия разделения труда между отдельными частями общества,
натуральное хозяйство оставалось господствующим. Так как потребление
оставалось почти полностью удовлетворяемым на местной основе, стимулировало
скотоводческое производство. Также в жизни кочевников замечались элементы
оседлости, например, распространение получило сенокошение. В этот период в
России остро стоял аграрный вопрос. Одной из мер принятой царским
самодержавием была столыпинская аграрная реформа, которая предусматривала
переселение крестьян и изъятие казахских земель. Ученые Сартаев С.С. и
Созыбаев С. отмечают: В законодательном порядке, объявив все земли
казахского народа собственностью государства, колониальные власти щедро
раздавали их чиновникам, казакам и крестьянам, прибывшим из центральных и
других губерний России. Колониальная политика в крае была направлена против
экономических и социальных интересов казахского населения, которое
вытеснялось в бесплодные и пустынные районы, где было обречено на полное
разорение, голод и вымирание. Руководством к активной колонизаций стали
слова Столыпина: Идите, берите у них землю и скот. Они ваши враги. Мы
поможем вам изгнать их, они должны стать вашими батраками, рабами[5, с.4].
В этот период переселение русских крестьян на территории Казахстана
приобрело массовый характер. Ученые отмечают два этапа переселения русских
крестьян в казахскую степь и районы Сибири:
1. Казачья колонизация (когда верным слугам царя и Отечества)
представлялись колоссальные земельные угодья и всевозможные привилегии.
2. Крестьянская колонизация, распространившаяся по всему Казахстану
[3, с.331].
Колонизаторская переселенческая политика России набирала темпы и
силу. Ученый О. Озганбай отмечает четыре периода интенсивного заселения
территории Казахстана переселенцами.
Первый период – 1867 – 1897 гг. В этот период, в действиях
правительства не было последовательности, и переселение шло пассивно. Из-за
бурного развития промышленности царское правительство не было
заинтересованно в оттоке на восток дешевой рабочей силы. Лишь в 1881 году
была начата разработка Временного положения о переселенцах. Этот документ
вышел в свет в 1889 году.
Второй период – 1897 – 1905 гг. В эти годы, из-за засухи и неродов
земли, усилились темпы переселения на восток голодающего населения
центральных районов России. Этот процесс начался с 1891 года. В целях
предотвращении волнений крестьян и захвата, с их помощью лучших, пригодных
для земледелия земель Россия узаконила переселенческую политику и стала
усиленно пропагандировать ее. Оказывалась временная поддержка переселенцам,
вплоть до денежной помощи, выделений орудий труда и семян и другой
необходимой помощи на первое время.
Третий период – 1905 – 1910 гг. Этот период находится в прямой связи
с кровавым воскресеньем 9 января 1905 года. В целях упрощения бунтарей,
были приняты меры по переселению из центральных районов недовольных масс
крестьян. Оказала на этот процесс определенное влияние и столыпинская
аграрная реформа.
Четвертый период – 1910 – 1917 гг. Этот период назван новым периодом
переселения. Царское правительство за счет развития хозяйств кулаков,
пыталось заручиться надежной поддержкой на новых осваиваемых землях. А для
усмирения казахов посылались войска, средства на содержание которых должны
были собираться с местного населения [6, с.77-78].
После опубликования в 1868 году Временного положения управления
казахской степью, была полностью уничтожена формировавшаяся веками
национальная система управления, тем самым степь была поделена на три
генерал-губернаторства: 1) Степное генерал-губернаторство (Акмолинская и
Семипалатинская области с центром в городе Омске); 2) Оренбургское генерал-
губернаторство (Тургайская и Уральская области с центром в городе
Оренбурге); 3) Туркестанское генерал-губернаторство (Семиреченская и
Сырдарьинская области с центром в городе Ташкенте). Букеевская Орда вошла в
Астраханскую область. Такая установленная в казахской степи военно-
административная система управления лишила коренное население всех прав.
Земли, водоемы и леса были объявлены государственной собственностью.
Царское правительство стало последовательно проводить политику русификации
на колониальных окраинах, в том числе и в Казахстане. В этих целях, царское
правительство действовало крайне изощренно, применяя различные действия и
способы, с учетом количественного и качественного соотношения местного
населения [6, с.78]. Известно, что 25 марта 1891 года было принято
Положение об управлении Акмолинской, Семипалатинской, Жетысуйской,
Уральской и Тургайской областями. Данное положение обсуждалось в широком
кругу людей и М. Койгелдиев в книге Алаш қозғалысы отмечает основные
пункты Положения о казахских землях. В 119 пункте сказано, что земли, на
которых расположились переселенцы, все богатства находящиеся на этих
землях, в том числе лесистая местность, считается государственной
собственностью. В 120 пункте указывается, что земли, на которых
расположились переселенцы с их традициями, остаются в общем пользовании
переселенцев на неопределенный срок. Однако к последнему пункту было
принято приложение, которое гласило, что лишние для переселенцев земли
переходят в распоряжение государственного Министерства имущества. По мнению
ученого, самым тяжелым бременем на казахское общество легло именно данное
приложение. На основе данного Приложения из казахской доли могли изыматься
любые земли и переходить в пользование переселенцев [7, с.32].
Именно это было пределом мечтаний колониальных властей, так как теперь
они, узаконив, могли беспрепятственно и бесцеремонно входить в казахскую
степь.
Процесс колонизации Казахского края Россией достиг своего апогея:
влияние царского самодержавия на Казахскую степь усиливалась, лишая
коренное население политических прав, свобод и самостоятельности. Разрушив
сложившуюся веками форму местного самоуправления и подчинив под себя,
Россия осуществляла жесткое военно-феодальное управление. Всеми делами
переселения крестьян ведало новое правительственное учреждение,
образованное в 1904 году. В Казахстане переселенческий фонд создавался
ценой разорения казахов, когда коренное население оттеснялось с лучших и
плодородных земель, на худшие. Из-за этого кочевое и полукочевое
скотоводческое хозяйство оказалось в кризисном положении, со всеми
вытекающими отсюда социальными, хозяйственными и психологическими
последствиями. Правительству было выгодна оседлость казахов, поскольку,
получив душевые наделы, они лишались остальной земли, которая поступала в
распоряжение государственной казны.
По Временному положению об управлении в степных областях 1868 года и
Положению об управлении в Туркестанском крае 1886 года почти безграничную
власть над местным населением получили волостные управители и аульные
старшины, избираемые сроком на три года. На основании Положения 1891 года,
споры по земельным вопросам между аульными общинами в пределах волости
стали решать волостные съезды, а между владельцами кибиток – аульные.
Поэтому решающее слово принадлежало управлениям и аульным старшинам. Это
привело к тому, что между общинами происходила жесточайшая борьба за
проведение в волостные управления и аульные старшины своего кандидата,
которые избирались на три года. Потерпевшие поражение на выборах общины и
рода оттеснялись на худшие земли, что приводило к ухудшению их положения.
На многие должности, за исключением некоторых, начиная с десятичных и
волостных, лица не выбирались, а скорее назначались русской администрацией.
Становление, развитие и эволюция историко-юридических концепций самых
незаурядных представителей казахской национальной интеллигенции
осуществлялось под непосредственным влиянием русской юридической школы.
Назначение в начале XIX в. на пост генерал-губернатора Западной Сибири
известного знатока права, автора “Свода законов Российской империи” М.М.
Сперанского подтолкнула процессы осмысления самобытной истории государства
и права кочевых народов в среде местной интеллектуальной элиты.
Именно в этот период были заложены теоретические и практические основы
историко-юридической науки Казахстана. Значительную роль в этом процессе
сыграл выдающийся ученый и энциклопедист – Ч.Ч. Валиханов. Во время работы
в комиссии по подготовке судебной реформы им были обобщены основные
положения традиционного судопроизводства казахов – суда биев, ереже и
прокомментирован ход осуществления переустройства системы судопроизводства
в степи царской администрацией.
Его резкая и конструктивная критика правительственной комиссии за
игнорирование “национальных особенностей и уровня развития казахского
народа”, за “неучитывание интересов широких масс” и за опору при проведении
реформ только на “мнение степной аристократии” стала системообразующим
теоретическим постулатом для последующих исследователей [8].
Дальнейшая критика военного характера административной и судебно-
правовой системы в степи во второй половине XIX – начале ХХ вв. связана с
именем юриста, автора одного из первых проектов Конституции казахского
государства Барлыбека Сыртанова. К сожалению, и до сегодняшнего дня его имя
малоизвестно широкому кругу общественности. В период обучения на факультете
восточных языков Санкт-Петербургского университета он значительное внимание
уделял всестороннему исследованию западноевропейской политико-правовой
мысли. Там же Б. Сыртанов познакомился с Б. Каратаевым, М. Сералиным и
другими яркими представителями казахской интеллигенции.
После окончания университета Б. Сыртанов поступил на службу в
администрацию Туркестанского генерал-губернаторства, где продолжил
дальнейшее историко-этнографическое и географическое изучение южного
Казахстана. Результаты своих исследований он опубликовал на страницах
журнала “Айқап” и “Киргизской степной газеты”. Помимо культурно-
просветительской и научной деятельности, Барлыбек Сыртанов принимал
активное участие в общественно-политической жизни края.
Свои идеи о земле, о выборах депутатов в Государственную Думу он
систематизировал и изложил в фундаментальном труде “Устав казахского края”,
работа над которым осуществлялась в 1910-1913 гг. “Устав состоит из
введения (преамбулы), четырех разделов, которые включают в себя 28 статей.
В преамбуле говорится о том, что данный устав вводится с целью стать
независимым государством и достичь счастливой свободной жизни [9, с. 25-
26].
Первый раздел назывался “О независимости казахской республики” и
включал в себя статьи, касающиеся статуса казахского государства на
международной арене, формы государства, организации государственной власти.
Высшим органом государства объявляется Национальное собрание, члены
которого избирают Президента на четырехлетний срок. Он управляет
государством через министров, назначаемых Президентом с согласия
Национального собрания” [10].
Существенное внимание в “Уставе” уделялось анализу принципа разделения
ветвей власти, и закреплялась система сдержек и противовесов между
законодательной, исполнительной и судебной властями.
Следующий раздел – “О правах человека” – декларировал основные права и
обязанности гражданина, зафиксированные еще в Декларации прав человека и
гражданина времен Французской революции. Радикальным положением этого
раздела являлось закрепление равных прав мужчин и женщин, что вступало в
противоречие не только с нормами обычного и мусульманского права
традиционного казахского общества, но и с нормами Российской империи.
Данное требование носило, несомненно, прогрессивный характер и было
оформлено под влиянием американской и западноевропейской политико-правовой
мысли.
В центре внимания третьего раздела – “О земле казахов” – находился
аграрный вопрос. “Временное положение об управлении Туркестанским краем” и
“Временное положение об управлении Степным краем”, принятые во второй
половине XIX в., решали вопрос о правах собственности, пользования и
распоряжения землей в крае в ущерб автохтонному населению. Ситуация
обострилась в ходе реализации столыпинской переселенческой политики и
изъятия огромных земельных площадей у казахов в пользу колонизаторского
земельного фонда.
По мнению Б. Сыртанова земля должна быть в собственности казахского
государства и не являться предметом купли-продажи. Подобные формулировки
аграрных статей стали результатом проделанного им исторического анализа
специфического хозяйственно-культурного типа казахов – номадного способа
производства и неразвитым, вследствие этого, институтом частной
собственности на землю в регионе.
Заключительный раздел “Устава казахского края” был посвящен принципам
судебного устройства Казахстана. В основе модели судопроизводства Б.
Сыртанова было положено английское право прецедента. Однако следует
отметить, что и для традиционного суда биев казахского народа также было
характерно право прецедента, закрепленное в системе “ереже”. Кардинальным в
этом разделе являлось положение о самостоятельности судебной власти и о
создании для особо тяжких преступлений суда присяжных. Следует так же
обратить внимание на тот факт, что, по мнению автора реформ, судьи должны
были избираться пожизненно [10].
В целом, анализируя деятельность Барлыбека Сыртанова, можно с
уверенностью констатировать его выдающийся вклад в развитие государственно-
правовой мысли республики, а созданный им “Устав казахского края”
необходимо рассматривать как проект одной из первых национальных
конституций [9, 27].
Следует отметить, что ряд положений, закрепленных ныне действующей
Конституцией Республики Казахстан, в частности разделы о правах и свободах
гражданина, во многом идентичны предложенному еще в начале ХХ века проекту
Б. Сыратнова.
Теоретические концепции Б. Сыртанова легли в основу принципов
государственного и правового устройства Казахстана, разработанных другими
известными представителями национальной интеллигенции начала ХХ в. В их
числе следует назвать А. Байтурсынова, А. Букейханова, Б. Каратаева, М.
Чокая, М. Тынышпаева и многих иных долгое время незаслуженно забытых имен.
Дополнительным стимулирующим моментом к развитию национального
самосознания казахской интеллигенции в целом и государственно-правовой
мысли в частности явилась события на международной арене, в ряду которых в
первую очередь следует назвать революцию 1905-1911 гг. в Иране. В ходе
массовых демонстраций в Тегеране были выдвинуты требования ввести в стране
конституцию и созыва меджлиса (парламента). В сентябре 1906 г. утвердилось
положение о выборах в парламент и 7 октября 1906 г. первый иранский меджлис
был открыт и депутаты сразу приступили к подготовке основного закона.
В соответствии с первой частью конституции, деятельность шаха
ограничивалась меджлисом, которому принадлежала законодательная власть в
стране, а также контроль над принятием и исполнением государственного
бюджета. Через год в октябре 1907 г. иранский шах Мохаммед-Али подписывает
“Дополнения к основному закону”, составившие вторую, наиболее важную часть
конституции страны.
Несмотря на подавление иранской революции осенью 1911 г. объединенными
войсками Англии и России, роспуск меджлиса, энджуменов (“революционные
комитеты” – Б.С.), закрытие демократических газет, влияние этих событий на
другие страны Востока было велико.
Одновременно отмечается и подъем младотурецкого движения. Летом 1908 г.
под давлением политических событий в Македонии султан Турции Абдул-Гамид II
подписал указ о восстановлении конституции и о выборах в палату депутатов.
Лозунгом младотурецкой революции стала идея пантюркизма, заключавшаяся в
необходимости объединения всех тюрков “от Босфора до Алтая” [11].
На рост политического сознания в крае в это время немаловажное значение
оказали и события, происходившие в России. Первая русская революция
подтолкнула процессы демократизации Российской империи. Выход в свет
“Манифеста” Николая II от 25 октября 1905 г. не только юридически оформил
существование в стране политических партий, но провозгласил создание
Государственной Думы.
Принимая активное участие в законодательном органе Российской империи,
депутаты от Казахстана получили возможность, используя гласные легальные
формы работы и думскую трибуну, обратить внимание широких кругов
общественности и царской администрации на злободневные проблемы
государственно-правового устройства как национальных окраин в целом, так и
Казахстана, в частности.
Однако уже в июле 1907 года казахи были лишены права участия в
Государственной Думе. Это решение подорвало саму возможность создания хотя
элементов самоуправления для края в рамках Российской империи. Данный шаг
вызвал серию критических статей, среди которых следует отметить работу
Миржакыпа Дулатова “Закон от 3 июля и казахи”. В этом произведении были
даны, в обобщающем виде, государственно-правовые взгляды по вопросам роли и
места законодательной власти видного представителя национальной
интеллигенции. По его мнению, данный шаг был “несправедливым и уничтожающим
смысл Думы как Думы” [9, с.28].
Важным элементом политических программ того времени являлась разработка
идеи земского управления. Значимую роль в этом направлении сыграл Алихан
Букейханов, в 1916 г. возглавивший отделение отсталых народов
всероссийского земского съезда. В его представлении под земством понималось
“широкое местное самоуправление, существующее наряду с центральной властью
и ее важным образом дополняющая” [12, с.86].
На эволюции государственно-правовых взглядов А. Букейханова виден
несомненный отпечаток идеалов масонской организации, которая, также как и
буржуазные партии, ставила своей целью свержение самодержавия и захват
политической власти. Под этим влиянием А. Букейханов считал, что через
масонство ему удастся достичь своих целей: “а именно вместе с Россией и под
ее патронажем добиться автономии Казахстана, включающей в себя собственный
парламент, самоуправление, право на управление финансами и наличие
собственного законодательства, и рядом других атрибутов самостоятельной
государственности” [12].
Однако события после февральской революции, нерешенность вопросов
автономии Казахстана, права землепользования, взаимоотношений церкви и
государства вызвали закономерный отказ А. Букейханова от западнических
идеалов государственно-правовых учений, разрыв с партией конституционных
демократов и с масонским движением. Самым центральным, системообразующим
звеном его концепции будущего развития Казахстана и казахского народа
явилась идея национально-государственного самоопределения. И все свои силы,
свой талант незаурядной личности А. Букейханов отдал на практическое
претворение ее в жизнь.
Февральская революция 1917 г. была встречена и другими представителями
казахской интеллигенции с не меньшим восторгом. Временное правительство
выдвинуло в качестве первоочередных задач “воссоздание действенного
административного аппарата, проведение коренных политических и социальных
реформ и подготовку пути для преобразования России из крайне
централизованного государства в федеративное” [13, с.180].
Демократизация социально-политической жизни общества, принятие закона
“Об отмене вероисповедных и национальных ограничений”, создание комиссии
для выработки законодательной базы будущего федеративного устройства России
явились мощными стимулами для активной разработки государственно-правовых
концепций в национальных республиках. В апреле 1917 года был создан
Туркестанский комитет, ставший преемником генерал-губернатора. В его состав
вошли И. Щепкин, А. Букейханов, М. Тынышпаев, С. Максутов, А. Липовский, О.
Шкапский, П. Преображенский, А. Давлетшин.
Параллельно с Туркестанским комитетом, разработкой государственно-
правовых реформ в этот период активно занимались члены Шуро - и - Исламия
(Совет ислама - Б.С.). Этот совет был создан в начале весны 1917 г., а в
апреле того же года на первом съезде Шуро - и - Исламия был создан Краевой
совет мусульман, в состав которого вошел и М. Чокай. Они занимались
регулированием управленческой жизни регионов и городов с преобладающим
мусульманским населением.
Однако следование принципу “непрерывности права”, выдвинутым Временным
правительством в значительной степени снизил реформаторские настроения в
Казахстане и Туркестане. Решение многих насущных законов откладывалось до
созыва Учредительного Собрания, аграрный вопрос должен был оставаться
открытым до весны следующего года. Все это способствовало нарастанию
разочарования в возможностях демократического переустройства национальных
республик через западноевропейские варианты. Все чаще представители
национальной интеллигенции стали обращаться к идеям религиозной и
национальной консолидации как наиболее эффективному способу
самоидентификации социума, несомненно, под влиянием политических перемен в
азиатской части континента.
Анализируя последствия революционных событий в России, следует
отметить, что к числу несомненных позитивных моментов после февральского
развития относится получение богатого практического опыта политической
борьбы и государственно-правового переустройства, в результате чего
произошла коренная трансформация менталитета казахского народа, его
самосознания и его политической культуры. Фактически, в результате
Февральской революции была создана гипотетическая возможность построения
казахской государственности на демократической основе.
Естественно, это наложило отпечаток на эволюцию государственно-правовой
мысли как в самой бывшей Российской империи, так и на ее национальных
окраинах и в Казахстане, в частности. К этому времени относится и начало
активной политической деятельности Айдархана Турлыбаева, выпускника Санкт-
Петербургского университета, юридического факультета. Он был председателем
Омского съезда казахов, проходившего весной 1917 года. Важное место в
повестке съезда занимали вопросы социально-политического развития региона:
“об отношении к Временному правительству, о войне, о государственном
устройстве России и края, местном самоуправлении, земельном вопросе, суде и
просвещении. Наряду с этими проблемами был включен и пункт “О положении
женщин” [14].
В концентрированном виде государственно-правовые взгляды подавляющего
большинства представителей казахской интеллигенции получили свое
законченное оформление в программе партии “Алаш”. Данная программа была
составлена А. Букейхановым, А. Байтурсыновым, М-Я. Дулатовым, И. Гумаровым,
Т. Жаждибаевым, А. Бирмекановым. В соответствии с этим документом,
опубликованном в газете “Казах” 21 ноября 1917 года, Россия должна была
стать демократической федеративной республикой. В рамках этой федерации
предусматривалось соблюдение равных прав и интересов всех субъектов.
При анализе правового устройства будущего демократического государства
лидеры “Алаш” немаловажное значение отвели реформированию имевшейся системы
судопроизводства. В соответствии с параграфом 5 “судимость и суд каждого
народа должны быть сообразны обычаю: судьи должны знать местный язык. В
местностях со смешанным составом населения допросы и решения суда должны
происходить на языках тех, кто составляет в данной местности большинство.
Все народы перед судом равноправны. В виду того, что после бога самыми
сильными являются судьи и заседатели, а потому решению их должны
подчиняться все без исключения.
Решения суда должны приводиться в исполнение немедленно. Суд
рассматривающий должен быть обязательно с участием присяжных заседателей,
при чем, если рассмотрение дела происходит в местностях с киргизским
составом населения, то он должен быть на киргизском языке и все заседатели
должны быть киргизы. Суд же в степи должен происходить по всем обычаям и
нравам народа” [15].
Таким образом, реформирование системы судопроизводства не означало на
практике, по мнению лидеров алашского движения, слепую реставрацию
традиционного права казахов. Были привнесены и нормы, адекватные
судопроизводству самых развитых стран к началу ХХ века, таких, как Англия,
США, Франция. Подобный синкретизированный подход должен был обеспечить
наиболее оптимальный и безболезненный для аграрного общество переход к
демократическим формам политических режимов.
В программе “Алаш” были затронуты и другие институты власти. Принципы
организации армии, сформулированные в параграфе 6, заключались в следующем:
“для защиты народа должно быть войско, организованное на других началах,
нежели теперь. Обучение и служба военнообязанных должна происходить на
местах. Разделение войска на части должно производиться по родственному
принципу; киргизы (казахи - Б.С.) отбывают службу в виде конной милиции”
[15, с.231]. Тем самым, были заложены предпосылки для становления
регулярной армии, но с учетом специфики хозяйственно-культурного типа
казахов, обусловленной номадным способом производства и вытекающими отсюда
соответствующими социокультурными ориентирами и стереотипами поведения
народа.
Реформы в сфере экономики носили явно выраженный социалистический
характер и, несомненно, формировались под влиянием тотального
“ореволюционирования” интеллигенции. Налогообложение должно было носить
прогрессивный характер. А рабочее законодательство защищало интересы
непосредственных производителей. “В виду того, что в Киргизии (Казахстане -
Б.С.) мало фабрик и заводов, таким образом - и рабочих, партия Алаш
поддерживает в этом вопросе программу социал-демократов меньшевиков” [15,
с.231].
Для национальных республик бывшей Российской империи в целом и для
Казахстана в частности два вопроса имели особенное значение - это, во-
первых, вопрос о взаимоотношениях государства и религии и второе - вопрос о
системе народного образования. В соответствии с программным документом, в
будущем федеративном государстве религия отделялась от государства. Не
должно было существовать ущемления в политических и иных правах граждан по
религиозному признаку. А для соблюдения привычных норм для казахов
сохранялся институт муфтий и мулл, которые следили за записью актов
гражданского состояния.
Реорганизация в системе народного образования была не менее радикальна.
Вопрос о реформировании образовательной системы на протяжении первых двух
десятилетий ХХ века оставался одним из наиболее злободневных и актуальных
для незаурядных сынов казахского народа. Озабоченные будущим края, они
подчеркивали. что “образованные люди нужны стране, тем более, что многие
казахи желают учиться, но им нужна материальная поддержка” [14]. Именно
этим, по мнению представителей национальной интеллектуальной элиты,
объяснялась сравнительно слабая развитость образовательной системы в
Казахстане.
Не случайно в программе партии “Алаш” было зафиксировано, что обучение
во всех учебных заведениях должно было быть бесплатным и на начальных
ступенях - на родном языке. Преподавательские должности в любых типах
заведения - обязательно выборные. В Казахстане необходимо было в ближайшее
время развернуть работу по открытию высших учебных заведений, вплоть до
университетов.
Однако, одним из наиболее животрепещущих и злободневных вопросов в
регионе являлся вопрос и землеустройстве. Его актуализация была обусловлена
как переселенческой политикой царской администрации во второй половине XIX
века, так и столыпинской аграрной реформой, проведенной в начале ХХ века. В
результате, большая часть коренного населения степи была лишена не только
средств производства, но и самого права на обладание землей.
Решая аграрный вопрос, лидеры партии “Алаш” априорно предполагали
приоритет прав автохтонного населения. Именно поэтому аграрная часть их
программы в значительной степени предполагала возврат к традиционной
системе землепользования кочевников. Первым шагом на пути к этому должна
была стать аннулирование результатов переселенческой политики царской
администрации второй половины XIX - начала ХХ веков. Изъятые в этом
процессе у казахов земли подлежали немедленному возврату. Лишь после этого,
из реальных остатков должно было происходить наделение землей крестьян -
переселенцев.
Не анализируя вопрос о праве собственности на землю, поскольку этот
институт был не характерен для номадного способа производства, лидеры
“Алаш” заострили свое внимание на правах пользования и распоряжения.
Пользование землей предполагалось преимущественно родовое, а распоряжение
значительно ограничивалось благодаря зафиксированному запрету на продажу
земель. Более того, в качестве верховного собственника земельных богатств
выступало само государство.
Многообразие и поливариативность теоретических государственно-правовых
воззрений, реально существовавших в среде казахской интеллигенции, не
только юристов по образованию, но и представителей технических
специальностей, медиков, литераторов и так далее, получило свое
практическое отражение в возникновении в конце второго десятилетия ХХ века
в Казахстане одновременно различных форм государственного устройства.
Уильская область, Букеевская орда некоторые уезды Закаспийской и
тургайской областей были объединены в национальную автономию “Алаш”,
основателями которой являлись Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов и
другие. Западная часть “Алаш” выделилась в самостоятельную политическую
единицу - Уильский Оляят. Столицей этого образования стал поселок
Джамбейта. Руководителями явились Халел Досмухамедов и Джанши
Досмухамедов. В качестве своего политического идеала они избрали модель
казахского ханства в периоды наивысшего расцвета, что отождествлялось в
народном менталитете с именами таких ханов, как Касым, Есим, Тауке, Аблай и
так далее.
Северные и северо-восточные территории Казахстана входили в состав
Сибирской Директории А.В. Колчака. Власть Советов распространялась примерно
на три четверти территории Уильского Оляята. Исследование, осмысление опыта
государственно-правового устройства Казахстана в начале ХХ века и в годы
гражданского противостояния, поиск социальных истоков буржуазной,
национальной государственности приобретает на современном этапе
строительства правового, суверенного Казахстана особо важное значение в
контексте ретроспективы историко-правовых исследований в целом.
В работе известных французских советологов А. Беннингсена и Ш. Лемерсье-
Кельжекея “Пресса и национальное движение среди мусульман России до 1920
года” была дана следующая обстоятельная характеристика этих событий: “с 5
по 13 декабря 1917 года прошел съезд Алаш-Орды под председательством М.
Дулатова, на котором была провозглашена автономия Казахского края. Было
решено учредить два правительства с учетом огромной протяженности
территории степей: одно - для Западного Казахстана в поселке Жамбейты
Уральской области во главе с Досмухамедовым, а второе - для Восточного
Казахстана в Семипалатинске во главе с Букейхановым. Обе власти были
антибольшевистские. Но Красная Армия, ломая преграды контрреволюционного
казачества Урала и Оренбурга завладела 18 января 1918 года Оренбургом,
затем власть Советов была установлена в Акмоле, Кустанае, а к концу зимы -
в Актюбинске, Тургае, Семипалатинске и в марте - в Верном. Но уже в мае
1918 года восстание чехов и словаков свергло советскую власть на Урале и
волге, втянув степь в гражданскую войну, которая продолжалась под знаком
смуты и дикарства вплоть до 1920 года. Города и малые населенные пункты
оказывались под контролем то красных, то белых. А в степи происходила
анархия...” [16].
Становление и развитие государственно-правовой мысли происходило особо
активными темпами в начале ХХ века и в сопредельных с Казахстаном регионах
России и Средней Азии, где также проживало тюркское население. Особо
следует отметить ситуацию, сложившуюся в Башкирии. Эволюция юридической
идея там неотъемлема от деятельности первого президента первого суверенного
башкирского государства ... продолжение
Похожие работы
Мустафа Чокай
Казахская диаспора
Казахская диаспора и ирредента: история и современность
Функции государства в современный период
СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Политические основы процесса суверенизации Республики Казахстан
Меценатство в Казахстане XIX-XX вв
Казахстан и исламский мир
Типология государств
Ходжа Ахмед Яссави
Дисциплины