Контракты на предоставление сервисных услуг или рисковые соглашения


Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 53 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Bведение.

Недра – основа материального суверенитета государств Центральной
Азии. От того, как они будут использованы в значительной мере зависит
подъем экономики этих стран и их народное благополучие. Поэтому после
получения независимости и перехода к рыночным отношениям в республиках
центрально-азиатского региона большое внимание стало уделяться проблеме
вовлечения в хозяйственный оборот месторождений полезных ископаемых.
Нужно признать, что Центральная Азия остается пока объектом
повышенного внимания со стороны России, рассматривающей регион как зону
своих жизненных интересов, а также Запада, мусульманского мира и Китая,
подчеркивает тот факт, что борьба за ресурсы Каспия и прилегающих к нему
территорий становится важной сферой мировой политики.
В фокусе исследования указываются центральноазиатские гиганты –
Туркменистан, Казахстан и Узбекистан: именно от них в значительной мере
зависит стабильность экономики всего региона.
Надо заметить, что общественные отношения, связанные с пользованием
и охраной недр регулировались законами бывшего Союза. Собственниками недр
по существу выступали союзные министерства и ведомства. Это наложило
отпечаток как на ход развития правовой мысли, так и в целом на
правотворческую работу. Унитарный по своему характеру бывший Союз заранее
обуславливал необходимость текстуального воспроизведения союзных норм в
республиканских законах. В результате исключались всякая инициатива в
правотворческой работе, возможность учета местных условий при решении тех
или иных задач. Так, например Кодекс о недрах Казахской ССР 1976 года, с
этой точки зрения, является классическим образцом. В нем мы не находим, ни
одной нормы, которая бы учитывала специфику нашей страны. Не случайно,
Казахстан долгое время оставался сырьевым придатком бывшего Союза.
Получение независимости центральноазиатскими странами оказало заметное
влияние на перестройку всех сторон общественной жизни.
Целью настоящей дипломной работы является анализ законодательств
республик Центральной Азии, регулирующих отношения при заключении
контрактов в области недропользования, в частности, при разработке и добыче
нефти и газа.
Для достижения указанной цели автором работы были поставлены
следующие задачи:
- рассмотреть и раскрыть содержание контрактов и соглашений по разработке
нефтегазовых месторождений, - широко используемых в практике зарубежных
государств.
- Проанализировать позицию Центральноазиатских государств и провести обзор
законодательных актов, непосредственно регулирующих общественные
отношения в области заключения контрактов в сфере недропользования.
- Установить отличия инвестиционного режима, предоставляемого иностранным
инвесторам в республиках Центральной Азии, работающим в нефтегазовой
отрасли.
- Выявить особенности предоставления разрешения на заключение контрактов в
сфере недропользования.
- Изучить условия налогообложения недропользователей на основе заключения
контрактов на разработку и добычу нефти и газа.
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие
при заключении контрактов в сфере недропользования, а предметом же
исследования является различные виды и модификации контрактов и соглашений,
заключаемых в нефтегазовой отрасли в практике зарубежных государств и в
Республике Казахстан.
Положения, выносимые на защиту:
1. В мировой практике используются различные виды контрактов и соглашений,
заключаемых в нефтедобывающей промышленности. Выбор определенного вида
контракта зависит от: политики, которого придерживается государство;
условий, сложившихся в государстве пребывания; нефти и газа; традиций
сложившихся в нефтедобычи; себестоимости добычи; глубины залегания;
масштабов работ; инвестиционного режима, установленного государством для
иностранных инвесторов.
2. Одной из главных проблем во взаимоотношениях туркменского правительства
с иностранными инвесторами является регулятивная норма, запрещающая
компаниям, извлекающим природные ресурсы из земных недр, экспортировать
углеводородное сырье. Выявилась необходимость улучшения
законодательства в области недропользования в связи со стабилизацией
экономической ситуации, увеличением экспорта нефти и газа.
3. В Республике Туркменистан существует лицензионная система на получение
права пользования недрами, размер платежей устанавливается по
соглашению.
4. В Республике Узбекистан в настоящее время сложилась исключительно
благоприятная обстановка для притока инвестиций, так как установлена
широкая система гарантий, льгот и стимулов для иностранных инвесторов.
Среди них можно отметить освобождение на семь лет от уплаты налога на
прибыль предприятий, участвующих в реализации проектов, включенных в
инвестиционную программу республики. В целях стимулирования развития
экспорта предприятиям, реализующим 30 и более процентов продукции на
экспорт, ставка налога на прибыль снижена вдвое против обычных.
5. В связи с принятием нового Закона Об инвестициях Республики Казахстан
и внесения изменений и дополнений к законодательным актам, регулирующих
отношения в области добычи нефти и газа в Республике Казахстан
существенно изменились условия заключения контрактов в области
разработки и добычи нефти и газа.
При выполнении дипломной работы автор руководствовался
положениями диалектического метода. В работе используются также
общеюридические методы анализа правовых категорий, а также частно-правовые
методы исследования, применяемые в юридической науке: формально –
юридический, сравнительно – правовой и историко – правовой.
В юридической литературе Республики Казахстан проблемы
недропользования в Центральной Азии разработаны мало. Крупными
исследованиями в Казахстане по теме недропользования в сфере нефтегазовой
отрасли являются исследования Мауленова К.С. Правовое регулирование
иностранных инвестиций в Республики Казахстан Алматы, 1998 Сулейменова
М.К. Право и внешнеэкономическая деятельность в Республике Казахстан
Алматы, 2001, защищены докторские диссертации: Бекиев И. Правовые проблемы
природопользования и охраны природной среды в Туркменистане Алматы, 1995
г., Мороз С.П. Право на концессию недр в Республике Казахстан. Алматы, 1994
г.
Материалы дипломной работы изложены на 54 страницах, состоят из
введения, трех глав, включающие 10 параграфов, заключения, библиографии,
приложения, включающей 47 наименования.

1.Виды контрактов, заключаемых в сфере недропользования в практике
зарубежных государств.
1. Типы концессионных соглашений, используемых в мировой практике.

Контракты о концессии – это самый старый вид соглашений, который
появился на заре развития нефтяной промышленности.
Различаются два вида концессии: традиционные и модернизированные,
причем последние можно подразделить на концессии с обычным и
прогрессивным налогообложением.
Традиционная концессия – изначальный вид соглашений в мировой
нефтедобывающей промышленности. Она начала использоваться в мировой
хозяйственной практике свыше 90 лет назад: первая в истории концессия
была выдана Вильяму Дарси в Персии в 1901 г. В настоящее время
традиционные концессии в классической форме практически нигде не
сохранились. Однако сама по себе концессионная система в
модернизированном виде, зачастую и под другими названиями (лицензионные,
арендные соглашения и т. д. ) по-прежнему действует в более 120 развитых
и развивающихся странах мира.
В одних странах концессионные соглашения являются единственным
средством, дающим доступ к разведке и добыче углеводородов, в то время как
в других их используют для регулирования уже давно сложившихся отношений и
где параллельно с ними имеются другие более новые схемы контрактов.
Далее следует отметить, что концессионные соглашения представляют собой
одну из двух основных категорий соглашений по нефтеразведке и разработке
месторождений во всем мере. В другую категорию входят все типы соглашений
по предоставлению определенного набора услуг, включая соглашения о разделе
продукции.
В соответствии с концессионными соглашениями источником доходов страны
пребывания являются осуществляемая концессионером плата за право
разработки природных ресурсов и уплата им подоходного и других налогов.
Соглашения, именуемые концессионными соглашениями, охватывают
различные типы контрактов. Иногда положения по нефтеразведке и разработке
месторождений представлены либо в одном документе, либо в отдельных
документах, как, например, во многих странах с общим правом британского
типа, где существуют лицензии на нефтеразведку и лицензии на
нефтедобычу. Также, в зависимости от того включены ли положения,
регулирующие изыскательные работы и разработку месторождения в единый
документ или нет, право нефтеразведки может иногда именоваться
разрешением, а право разработки – концессией или договором об
аренде.[1] В любом случае, основные характерные черты концессионных
соглашений схожи независимо от типа соответствующего соглашения.
Анализируя вышеизложенное можно сделать следующий вывод:
1) Международная нефтяная компания обладает эксклюзивным правом на
нефтеразведку и разработку нефтяных месторождений на свой
собственный риск и за свой собственный счет.
2) Международная нефтяная компания владеет производством и вправе
распоряжаться им по своему усмотрению в соответствии с
обязательством снабжения местного рынка.
3) В периоды нефтеразведки и разработки нефтяного месторождения
международная нефтяная компания выплачивает арендную плату за право
проведения работ на земной поверхности в стране пребывания.
4) Международная нефтяная компания вносит плату за право разработки
нефтяных ресурсов стране пребывания.
5) Международная нефтяная компания оплачивает налоги на прибыль,
полученную в результате разработки нефтяного месторождения.
6) Оборудование и установки, используемые при нефтяных операциях,
принадлежат международной нефтяной компании.
Концессия, в основном, заключается в предоставлении определенных
прав, именуемых правами на разработку полезных ископаемых, физическому или
юридическому лицу, уполномочивающих его проводить изыскательные работы, а
в случае открытия месторождения, разрабатывать его в течение оговоренного
срока. Эти права предусматривают право собственности на разведанное
полезное ископаемое и, до недавнего времени, оговаривали за
первооткрывателем право владения разведанными запасами указанного
полезного ископаемого. Такое положение до сих пор в силе во многих
странах, таких как, например, США, где нефтяное законодательство строго
придерживается горнодобывающего законодательства. Однако в большинстве
стран разведанные запасы рассматриваются в качестве неотчуждаемых
природных ресурсов, а концессионер получает право собственности добычи у
поверхности скважины.[2] Фактически соответствующим образом права
концессионера на разработку полезных ископаемых были преобразованы в
простое разрешение разведывать и разрабатывать полезные ископаемые,
остающиеся собственностью государства до их разработки. Неотъемлемой
частью предоставленных концессионеру прав является обязательство
концессионера производить выплату наделившему его правами полномочному
органу, то есть, в данном случае, стране пребывания, за право разработки
ее природных ресурсов, причем, размер выплаты исчисляется согласно
достигнутой договоренности в процентном соотношении к объему добычи.
После второй мировой войны в результате политической эволюции
мирового сообщества было разработано второе поколение концессионных
соглашений. Они предусматривали более активную роль для страны пребывания
и, соответственно, расширение обязательств и прав международных нефтяных
компаний. Однако такие модификации не изменили саму правовую сущность
концессионных соглашений. Лишь их условия весьма существенно отличались от
условий ранних концессионных соглашений. В конечном счете наиболее
неблагоприятные для страны пребывания пункты постепенно были устранены.
Для большинства развивающихся стран пребывания характерны следующие
основные черты:
Сдаваемая под концессию площадь лимитирована в большинстве случаев
демаркационным разграничением национальной территории (включая оффшорную
зону) на блоки, причем право на концессию предоставляется лишь на
ограниченное число блоков.
Продолжительность концессионного соглашения лимитирована с
возможностью продления, если нефть все еще добывается в коммерческих
объемах в конце оговоренного срока, на условиях, которые могут быть
впоследствии согласованы сторонами. Если нефть не разведана, то срок
концессионного соглашения истечет в течение двенадцати лет.
В более поздних концессионных соглашениях закрепилась тенденция
сокращать концессионные площади и срок действия соглашения.
Рекомендовано, чтобы международная нефтяная компания задействовала
в работе национальные кадры страны пребывания, а страна пребывания в
некоторой мере контролировала приток в страну иностранной рабочей силы.
Финансовые выгоды, выпадающие на долю страны пребывания, включают
выплаты в форме платы за право разработки природных ресурсов из расчета
максимального объема добычи по прогрессивно возрастающей или скользящей
шкале плюс выплата процентов с чистого дохода в форме налога на прибыль
международной нефтяной компании. Многие концессионные соглашения также
предусматривают бонусы, подлежащие выплате при подписании соглашения,
разведке нефтяного месторождения или по достижении определенной нормы
добычи.
Начиная с семидесятых годов, вследствие нефтяного кризиса
установилась тенденция разработки все более и более сложных налоговых
режимов, например, посредством введения специальных налогов с целью
повышения выручки страны пребывания относительно рентабельности нефтяных
операций. Хорошей иллюстрацией такой тенденции служат взимаемые с
различных непредвиденных (случайных) прибылей налоги, служащие
дополнительным налогообложением в случаях, когда прибыли, выпадающие на
долю международных нефтяных компаний, превышают определенные лимиты.
Аналогичным образом были введены последние системы, такие, например, как
налоговые системы со ставки дохода, предусматривающие регулирование
выручки страны пребывания как функции ставки дохода дисконтированного
потока наличности международной нефтяной компании.
Странам пребывания предоставляется определенные полномочия по
лицензированию и контролю решений международной нефтяной компании,
например, посредством предъявления требования разработки программы -
минимум по изыскательным работам, участия в процессе принятия решений и
утверждения сметы расходов для нефтеразведки.
В настоящее время большинство типов концессионных соглашений
предусматривают акционерное участие страны пребывания.
В заключении необходимо отметить, что, несмотря на критические
замечания в адрес концессионной системы, эта система до сих пор широко
применяется во всем мире. В настоящее время соглашения подобного рода
действуют в 121 стране. Система имеет то преимущество, что она проверена
временем. Кроме того, эта система достаточно гибкая, чтобы приспособиться
к различным подходам по ее претворению в жизнь. Она может быть введена в
действие, как свод законов, или она может быть непосредственно
согласована, чтобы включить аналогичные требования и достичь высоких
результатов.
Основные недостатки концессионной системы были обусловлены ее
традиционной формой. Она не уполномочивала страну пребывания на участие в
разделе добытой нефти и закрепляла за страной пребывания, в основном,
пассивную роль. Это не отвечает интересам большинства стран в плане
контроля за собственными природными ресурсами, и это объясняет, почему в
настоящее время большинство современных концессионных соглашений
предусматривает участие страны пребывания, в основном посредством,
национальной нефтяной компании страны пребывания.

2. Особенности и содержание контрактов о разделе продукции (контракт
продакшн шеринг).

Хотя концепция, заложенная в соглашениях о разделе продукции при
нефтедобыче, использовалась еще в начале пятидесятых годов в Боливии,
сами контракты продакшн шеринг являются относительно новым правовым
инструментом, регулирующим взаимоотношения между странами пребывания и
международными нефтяными компаниями. Соглашения о разделе продукции при
нефтедобыче в их нынешнем виде впервые появились в Индонезии в
шестидесятых годах.[3] Процесс их признания международными нефтяными
компаниями шел медленно. Однако со временем, соглашения подобного рода
получили широкое распространение в качестве стандартного контрактного
института. Таким образом, соглашения о разделе продукции при нефтедобыче
сейчас широко применяются не только в Индонезии но и во многих других
странах, например, в Египте, Ливии, Филиппинах, Малайзии, Перу, России,
Казахстане, Азербайджане и т.д.
Несмотря на то, что данный контрактный институт в обязательном
порядке оговаривал конкретные условия соответствующего предприятия и
разработку взаимоотношений между странами пребывания и международными
нефтяными компаниями, он сохранил следующие основные особенности:
1) Международная нефтяная компания назначается страной пребывания в
качестве подрядчика на определенной площади.
2) Международная нефтяная компания действует на свой риск и за свой
собственный счет под контролем страны пребывания.
3) Международная нефтяная компания имеет право покрыть свои издержки
нефтедобычей на контрактной площади.
4) После покрытия расходов баланс выработки распределяется в
предварительно оговоренном процентном соотношении между страной
пребывания и международной нефтяной компанией.
5) Доход международной нефтяной компании подлежит налогообложению.
6) Оборудование и установки являются собственностью страны
пребывания и либо с самого начала, либо по мере амортизации.
Сфера действия контракта о разделе продукции при нефтедобыче.
Договаривающаяся сторона несет ответственность перед правительством
за осуществление нефтяных операций в соответствии с положениями настоящего
соглашения и под наблюдением со стороны правительства.
С целью проведения нефтяных операций договаривающаяся сторона
предоставляет необходимый капитал, технологии и рабочую силу, за
исключением случаев, особо оговоренных настоящим соглашением.
Договаривающаяся сторона осуществляет нефтяные операции за свой
собственный счет и на свой риск, за исключением случаев, особо оговоренных
в настоящем соглашении. Издержки, понесенные договаривающейся стороной в
результате осуществления указанных нефтяных операций, будут компенсированы
договаривающейся стороне. В случае, если нефтяное месторождение
коммерческого масштаба не будет разведано в пределах контрактной площади
или, если уровень добычи окажется нерентабельным, то договаривающаяся
сторона несет убытки за свой счет.
Статус договаривающейся стороны по соглашению о разделе продукции при
нефтедобыче характеризуется рядом обязательств и прав, включенных во все
соглашения о разделе продукции при нефтедобыче. Наиболее важные из них
приводятся в качестве примера в следующей выдержке из стандартного
индонезийского соглашения о разделе продукции при нефтедобыче, где
договаривающаяся сторона должна:
А) предоставить требуемые денежные средства и закупить или арендовать
все необходимые материалы, оборудование и ресурсы надлежащие быть
закупленными или арендованными на иностранную валюту согласно
запланированной рабочей программе;
Б) обеспечить требуемое для претворения запланированной программы
всестороннее технической содействие, включая привлечение к работе
иностранных специалистов, где предусмотрены расчеты в иностранной валюте;
В) предоставить другие денежные средства в иностранной валюте для
реализации запланированной программы, включая выплаты предоставляющим
услуги третьим иностранным сторонам подрядчикам;
Г) нести ответственность за подготовку и осуществление запланированной
программы. Это должно быть сделано квалифицировано посредством
соответствующих научных методов, и подрядчик должен предпринять все
необходимые меры по защите навигации и рыболовства и должен предотвратить
чрезмерное загрязнение моря или рек. Также предусматривается, что
реализация запланированной программы не противоречит государственным
обязательствам, налагаемым на правительство международным правом;
Д) предоставить национальной нефтяной компании копии данных и отчетов по
геологии, геофизике, бурению, скважинам, нефтедобыче и т.д.,
аккумулированных за весь срок.
Традиционные концессионные соглашения и соглашения с долевым
участием предусматривали самые разнообразные способы получения
государственных доходов страной пребывания, включая подоходный налог,
другие налоги, плату за право разработки природных ресурсов, арендную
плату, бонусы и прямое непосредственное участие в нефтедобыче с
предусмотренным правом собственности. Одной из наиболее характерных
особенностей соглашения о разделе продукции при нефтедобыче является
углубленная концепция права собственности страны пребывания на нефть. Эта
особенность не носит поверхностный характер, а представляет собой
изменение правового статуса: право собственности страны пребывания на
нефть может рассматриваться на фоне ее притязаний на суверенитет над
своими природными ресурсами.
Далее рассмотрим правовые аспекты раздела продукции при
нефтедобыче. Раздел продукции при нефтедобыче заключается фактически в
осуществлении выплаты компенсации страной пребывания международной
нефтяной компании за предоставленные услуги и взятые на себя риск.
Существуют различные системы для раздела продукции при нефтедобыче, но все
они подразделяются на две основные категории, которые иллюстрируются на
примерах индонезийской и перуанской моделей соглашений о разделе продукции
при нефтедобыче.
В соответствии с индонезийской моделью соглашения о разделе продукции
при нефтедобыче международная нефтяная компания сначала получает
ассигнование на нефтедобычу, которое предназначено для покрытия ее
расходов и издержек. Иногда подобное ассигнование предоставляется в рамках
определенного процентного соотношения к нефтедобыче. Впоследствии, после
покрытия всех издержек, - определенный процент от баланса нефтедобычи.
Согласно перуанской модели соглашения о разделе продукции при
нефтедобыче международная нефтяная компания получает долю от общей
нефтедобычи в качестве единовременной выплаты для покрытия ее расходов,
издержек и прибыли. Такая модель соглашения на первых порах
приветствовалась и рассматривалась в качестве прогрессивного шага на пути
упрощения договорных механизмов и их претворения в жизнь. Впоследствии она
стала вызывать серьезные опасения среди стран пребывания и международных
нефтяных компаний. С точки зрения страны пребывания оплата фиксированной
доли может не соответствовать реально существующей цене на нефть на данный
момент, как это имело место, например, в семидесятые годы во время резкого
взлета цен, что оказалось весьма выгодным для международных нефтяных
компаний. С позиций, занимаемых международной нефтяной компанией,
фиксированная и существенная доля страны пребывания размером от 50% до 60%
устанавливается как при концессии, когда концессионер должен был вносить
высокую плату за право разработки природных ресурсов независимо от
экономических результатов разработки нефтяного месторождения. Дело в том,
что при небольших месторождениях не всегда дается сразу достичь
коммерческих объемов нефтедобычи. Ввиду того в настоящее время в
большинстве случаев наиболее широко используется индонезийская модель
соглашения о разделе продукции при нефтедобыче.
В заключении необходимо отметить, что соглашения о разделе
продукции при нефтедобыче являются результатом усилий по модификации
характера взаимоотношений между странами пребывания и международными
нефтяными компаниями и, прежде всего, поиску альтернативы системе
концессионного соглашения, что позволило бы стране пребывания осуществлять
более всесторонний контроль над нефтяными операциями и правом
собственности относительно нефтедобычи. Если с правовой точки зрения
разница на самом деле существенна, то с экономических позиций различие, в
основном, заключается в механизме, применяемом для распределения
нефтедобычи и получаемого дохода.

3. Контракты на предоставление сервисных услуг или рисковые соглашения.

Следующим видом нефтяных контрактов являются соглашения по
предоставлению определенного набора услуг, или, как они теперь
называются рисковые соглашения по предоставлению определенного набора
услуг, впервые стали заключаться в конце шестидесятых годов между
нефтедобывающими странами пребывания и международными нефтяными
компаниями, стремящимися получить доступ к относительно гарантированным
поставкам неочищенной нефти. Однако лишь с недавнего времени эти
контрактные договоренности получили распространение в рамках разработки
так называемого Бразильского рискового контракта по предоставлению
определенного набора услуг.
Рисковые соглашения по предоставлению определенного набора
услуг, в принципе, схожи с соглашениями по распределению функций при
нефтедобыче, однако им присуще некоторые особенности. Основная разница
заключается в механизме по покрытию издержек и выплате компенсации
подрядчику.
Судя по названию, рисковые соглашения являются контрактами по
предоставлению определенного набора услуг, где страна пребывания или ее
национальная нефтяная компания дает задание международной нефтяной
компании за определенную плату выполнить для нее определенную работу,
причем, международная нефтяная компания получает правовой статус
подрядчика. В случае разведывания нефтяного месторождения коммерческих
масштабов в пределах контрактной площади международной нефтяной компании
покрываются ее издержки и инвестиции и оплачиваются ее услуги. Хотя это
контракт по предоставлению определенного набора услуг, финансовый риск
берет на себя подрядчик. Этим объясняется, почему акцент делается на
рисковом характере соглашения и почему прилагательное рисковое впереди
названия бразильских контрактов. В правовом отношении, в полном
соответствии с данным типом соглашения, международной нефтяной компании
не предоставляются права на разработку и добычу полезных ископаемых, а
нефтедобыча полностью принадлежит стране пребывания или ее национальной
нефтяной компании.
Также существует контракт страйт сервис, где подрядчик не
имеет отношения к риску, связанному с неопределенностью результатов
разведки полезных ископаемых и с финансированием операций. Поэтому
подрядчик получает возмещение за свои предоставленные услуги в любом
случае.
В странах с проверенным нефтяным потенциалом или с высокими
финансовыми ресурсами Правительство берет на себя весь риск разведки или
его часть, фактически нанимая нефтяную компанию в качестве подрядчика по
выполнению части технических и консультационных функций, оплачиваемых в
том или ином порядке. Контракт широко используется всеми
нефтедобывающими странами в случаях, когда речь идет об услугах по
повышению дебита скважин, увеличению показателей извлекаемой нефти и
т.п. на разведанных, разрабатываемых месторождениях.

4. Соглашения в сфере недропользования, предусматривающие долевое участие
сторон.

В настоящее время наблюдается весьма выраженная тенденция по
долевому участию страны пребывания в нефтяных международных соглашениях. В
историческом плане эта тенденция берет начало с 1957 года, когда был
заключен контракт между иранской национальной нефтяной компанией и Аджип
(итальянской национальной нефтяной компанией), который предусматривал
создание отдельного юридического лица с долевым участием капиталов
партнеров. Эта совместная компания была оператором месторождения и владела
разведанной нефтью, но международная нефтяная компания единолично
предоставляла рисковый капитал.
Впоследствии, долевое участие принималось через посредство
зарегистрированных юридических лиц из-за отсутствия гибкости и их способа
действия, включая недостатки, такие, например, как концепция права
владения добычей отдельным юридическим лицом, а не партнерами; проблемы,
связанные с разделом доходов между сторонами, где вступают в игру правила,
регулирующие корпорационные счета и балансы компании.
Расцвет эры совместных предприятий наступил в семидесятые годы.
Тогда в ряде ближневосточных добывающих стран практиковалось
принудительное участие в существующих концессиях. Кроме того, бытовало
обязательное участие национальной нефтяной компании в концессионных или
лицензионных соглашениях, предложенных Великобританией и Норвегией.[4] В
конечном счете, это распространилось на соглашения по распределению
функций при добыче природных ископаемых, как, например, в случае с
индонезийскими соглашениями. Впоследствии это широко распространилось и на
большинство других соглашений.
Данный тип соглашения нередко ошибочно принимают за отдельную
категорию нефтяного международного соглашения. Соглашение по долевому
участию лишь сопутствует другим нефтяным договоренностям посредством
ассоциирования страны пребывания, либо непосредственно или с помощью ее
национальной нефтяной компании, с международной нефтяной компанией в
рамках прав и обязательств основного нефтяного международного соглашения.
Согласно соглашению по долевому участию совместные предприятия разделяют
риск, издержки и добычу в соответствии с условиями, оговоренным нефтяным
международным соглашением. Поэтому соглашение по долевому участию не
служит заменой нефтяному международному соглашению, а лишь привносит в
него новый элемент.
В сущности, соглашение по долевому участию может быть
проанализировано в качестве стандартного типа соглашения по созданию
совместного предприятия. Главное отличие заключается в том, что соглашение
по долевому участию заключается между страной пребывания и международной
нефтяной компанией, а не между международными нефтяными компаниями. Кроме
того, разница между соглашениями по созданию совместного предприятия и
соглашениями по долевому участию состоит в том, что в последнем случае
нефтяное международное соглашение предусматривает и оговаривает все
элементы, идентичные тем, которые оговариваются при создании совместного
предприятия.
Большинство соглашений по долевому участию обычно включают условия,
характерные как для нефтяного международного соглашения, так и для
соглашения по созданию совместного предприятия. Однако существует широкий
спектр форм и масштабов участия. Примерами такого разнообразия являются
фиксированное долевое участие, градационное долевое участие и долевое
участие с правом выбора. Система фиксированного участия состоит в
предоставлении определенного процента объема добычи стране пребывания, а
система градационного участия предусматривает увеличение этого процента в
соответствии с уровнем объема добычи или придерживается другого параметра.
Система долевого участия с правом выбора состоит в предоставлении
возможности стране пребывания самой определять процент своего долевого
участия. Более того, участие может быть немедленным или отсроченным. В
первом случае процент долевого участия определяется с самого начала, а во
втором случае определяется после принятия решения страной пребывания
участвовать в данный момент, обычно после открытия месторождения
коммерческих масштабов. Независимо от выбранной процедуры принципы
остаются прежними.

2. Правовое регулирование контрактов в сфере недропользования в странах
Центральной Азии.
2.1 Правовое регулирование недропользования в Республики Туркменистан.

Основу всей экономики Туркменистана формирует нефтегазовый комплекс,
в структуре которого главная роль принадлежит газодобывающей отрасли. Ее
доля составляет более половины объема всего промышленного производства и
определяет динамику развития экономики республики. В целом экспорт
энергоносителей является основным источником поступления средств, за его
счет формируется почти 75% доходной части бюджета.[5]
В настоящее время Туркменистан является пятым в мире производителем
газа и обладает значительным перспективным нефтяным потенциалом. По
официальным данным правительства Туркменистана на 2002 года,
углеводородные резервы страны составили 44,5 млрд. тонн нефтяного
эквивалента. Из них, в соответствии с цифрами Министерства энергетики
США, доказанные запасы нефти составляют 546 млн. баррелей. На территории
страны открыто около 160 месторождений нефти и газа, из которых
разрабатывается пока лишь 48. Большая часть действующих месторождений
располагается в континентальной части страны. Крупнейшими из них являются
нефтегазовые месторождения Котур-Тепе и Барса-Гельмес, а также нефтяные
месторождения Небитдаг и Челекен.
На данный момент в акватории Каспийского моря Туркменистан
разрабатывает 10 нефтяных и газовых месторождений на площади 78 тысяч кв.
километров. К середине 2001 года на них действовало 110 исследовательских
скважин. В туркменской зоне Каспия работы ведут две иностранные компании
–Драгон ойл и Петронас.[6] В отличие от своих соседей Азербайджана и
Казахстана, в первые годы после обретения независимости Туркменистан не
привлекал особого внимания западных деловых кругов по ряду причин. Среди
них главной была ограниченность и малодоступность информации о
нефтегазовом потенциале республики. Малая информированность о том, что
происходит в этой самой закрытой, если не самой закрытой стране бывшего
СССР определило желание иностранных инвесторов идти на какие- либо риски.
К тому же основные инвестиционные потоки из ограниченного числа
источников – нефтяных компаний, готовых к осмысленному риску, были
направлены в Узбекистан и Казахстан. В этой связи первые попытки
Тукменского руководства привлечь внимание иностранных нефтяных компаний,
делавшиеся в 1991-1992 годах путем проведения тендеров не принесли каких
либо ощутимых результатов. Заявок на участие в тендере не поступило не от
одной компании. Единственным исключением стала Аргентинская компания
Бридас, не способная конкурировать с другими международными нефтяными
гигантами на перспективных месторождениях в других зонах Каспия, которой
правительством Туркменистана было предоставлено право на осуществление
поисково-разведочных работ. Также, после обретения независимости основной
упор руководством страны делался на газовой отрасли, в то время как
нефтедобыча рассматривалась в качестве второстепенной отрасли. Это было
вызвано тем, что Туркменистан традиционно специализировался на
производстве своего главного продукта – природного газа. Что касается
нефти, то еще в годы, предшествующие независимости, страна перерабатывала
больше, чем добывала, частично загружая один из своих
нефтеперерабатывающих заводов сибирским сырьем.
Чтобы разрешить проблему неблагоприятного инвестиционного климата
в Туркменистане, необходимо политическая стабильность и прозрачность
процесса принятия решений, позволяющая иностранным бизнесменам
просчитывать свои шаги далеко вперед. И в тоже следует отметить, что
переломным для нефтедобывающего сектора Туркменистана стал 1997 год. В
этот период заметно возрос интерес иностранных компаний к участию в
проектах развития энергетического сектора Туркменистана, включая проекты
по реабилитации нефтяных скважин из бездействующего фонда и
нефтепереработке. С тех пор инвестиционная активность в Туркменистане
постоянно нарастала. К 2000 году более 780 зарубежных фирм открыли здесь
свои представительства, создали дочерние структуры или участвуют в работе
совместных предприятий. В частности, иранские компании занимаются в
основном импортом туркменского газа, германские – поставками оборудования
для энергетического сектора, британские и американские компании больше
интересует возможность вложения средств в проекты по разработке
месторождений углеводородов, а японские – в модернизацию
нефтепереработки.
Перспективы развития нефтяного сектора страны находятся в прямой
зависимости от результатов разведки на туркменском шельфе Каспия.
Основные надежды связаны с так называемой Южно-Каспийской зоной, в
которой, по некоторым подсчетам, находится около 30 месторождений
различной нефтеносности. В 1997-1998 годах правительство Туркменистана
предложило зарубежным компаниям принять участие в разработке 11
месторождений на каспийском шельфе, общие запасы которых предположительно
могут доходить до 4,1 млрд. тонн нефтяного эквивалента. Одним из
крупнейших шельфовых месторождений является Сердар, принадлежность
которого является предметом спора между Ашхабадом и Баку. 16 июня 1998
года правительство Туркменистана объявило, что право на переговоры о
заключении соглашения о разделе продукции по этому месторождению получает
компания Мобил. Однако до заключения дело так и не дошло. Британо-
Китайский альянс отказался от переговоров по причине происходившего в тот
период резкого падения мировых цен на нефть. Компания Мобил предпочла
отстраниться от проекта, чтобы не поставить под удар свои проекты в
Азербайджане. В результате в ноябре 1998 года туркменское правительство
объявило, что инвесторы потеряли эксклюзивное право на ведение
переговоров.
Одной из главных проблем во взаимоотношениях туркменского
правительства с иностранными инвесторами является регулятивная норма,
запрещающая компаниям, извлекающим природные ресурсы из земных недр,
экспортировать углеводородное сырье. В условиях, когда зарубежные
добывающие компании не имеют доступа к трубопроводной системе,
собственниками которой являются государственные компании Туркменнефть,
Туркменгаз и Туркменнефтегаз, инвесторы- производители вынуждены
продавать произведенные ими объемы на государственной товарной бирже или
же направлять их на местные перерабатывающие предприятия. Это крайне
невыгодно иностранным инвесторам, так как предопределяет фиксированные
цены на производимое ими сырье на порядок ниже мировых. Именно это
является главной причиной того, что туркменские нефтегазовые проекты не
являются достаточно привлекательными для зарубежных нефтяных компаний-
инвесторов. В период с 1997 по 2001 год доля иностранных инвестиций в
национальный энергетический сектор составила 43,7 процента, из которых
16,2 процента на 2001 год было реально вложено.
Как уже отмечалось, своего рода специализацией Туркменистана
является природный газ. Становление газовой промышленности в качестве
самостоятельной отрасли началось во второй половине 1960-х годов с вводом
в эксплуатацию Ачакского месторождения. С тех пор Туркменистан имеет все
основания гордится статусом одного из богатейших источников
энергоносителей в мире.
По добыче газа Туркменистан занимает четвертое место в мире после
США, Канады и России. Более 90 процентов добываемого в стране природного
газа идет на экспорт в страны СНГ и Западную Европу. Значительный объем
добычи газа при низком внутреннем потреблении обеспечивает высокие
экспортные возможности страны. Более 90 процентов валютных поступлений в
республику связано с экспортом газа.
Крупнейшим газовым бассейном страны является Амударьинский, где
расположено гигантское месторождение Даулетабад – Донмез. На него
приходится половина всех резервов природного газа страны и около 80
процентов всей добычи этого вида сырья.
Максимальный уровень добычи газа в Туркменистане (89,9 млрд.
кубометров) был достигнут в 1989 году. В последующие годы она снижалась.
Сокращение добычи было вызвано не только естественными причинами старения
и истощения месторождений, но и в значительной степени ценовыми
конфликтами и проблемами транспортировки, возникшими с государствами СНГ,
являющимися потребителями туркменского газа.
Сложности с транспортировкой природного газа и его относительно
меньшая ценность для потребителей осложняют вопросы энергоразвития
страны. Специфика народнохозяйственного комплекса Туркменской ССР в
рамках советского союзного государства предполагала использование
туркменского газа исключительно во внутрисоюзных народнохозяйственных
целях. Это определило и формирование соответсвующей транспортной
инфраструктуры: созданная в советский период трубопроводная
инфраструктура, доставшаяся в наследство Туркменистану, была
ориентирована на транспортировку сырья в северном направлении – через
территорию Узбекистана и Казахстана в Россию. Это означает, что в
настоящее время Туркменистан практически полностью зависит от российской
трубопроводной инфраструктуры. Соответственно, нарушение единой системы
хозяйственных связей после распада СССР наряду с неплатежеспособностью
главных потребителей туркменского газа, вызванной жестоким экономическим
кризисом на постсоветском пространстве, и появление конкуренции на
некогда едином трубопроводном рынке бывшего СССР привело к серьезным
проблемам в газодобывающем секторе Туркменистана, которые. Они выразились
в значительном сокращении добычи газа в 1992-1993 годах, что отразилось
на общем положении страны.
Ныне действующий маршрут транспортировки туркменского газа через
российскую территорию сопряжен с рядом сложно преодолимых проблем. В
частности, он ограничен своей пропускной способностью. Кроме того, в
течение нескольких лет безуспешно идут переговоры между Туркменистаном и
Россией о транспортировке туркменского газа на Запад через российскую
территорию. Камнем преткновения была и продолжает оставаться стоимость
транспортировки, по которой обе стороны никак не могут прийти к
соглашению.
В целом, с 1998 года наметилась некоторая стабилизация
экономической ситуации, вызванная увеличением экспорта природного газа в
страны СНГ и ростом мировых цен на основные энергоносители.
Перспектива роста нефтегазовой промышленности в стране вынуждает
туркменские власти задумываться об улучшении законодательства в области
недропользовании.

Ресурсы недр являются невосполнимым национальным богатством
страны. Их рациональное использование и охрана в интересах настоящего и
будущего поколений это первоочередная задача государства Туркменистан.
Недрами признается часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя и
дна водоемов, доступная для геологического изучения и освоения (ст. 1
Закона о недрах).[7]
Недра выполняют следующие функции: экономическую – недра являются
естественным фундаментом земной поверхности, влияющим на природную среду;
экономическую – использование недр на минеральные и энергетические ресурсы,
а также для размещения различных сооружений, захоронения вредных веществ,
сброса сточных вод; культурно-оздоровительную – использование запасов
минеральных вод и других веществ для лечения людей, а также использование
памятников природы, истории и культуры, которыми располагают недра, для
удовлетворения культурных, духовно-эстетических потребностей человека.
Как предусматривается в Конституционном законе о независимости и
основах государственного устройства Туркменистана, Законе о недрах (14
декабря 1995г.), Закона о собственности (1 октября 1998г.), недра и их
ресурсы являются исключительной собственностью государства. Государственная
собственность на недра составляет основу общественных отношений в области
использования и охраны недр составляет основу общественных отношений в
области использования и охраны недр, создает условий для рационального и
комплексного использования, позволяет обеспечить правильное размещение
производительных сил и развития народного хозяйства. В законе о недрах
должны найти свое отражение и положение о том, что в государственной
собственности находятся и минеральные ресурсы морского дна в пределах
континентального шлейфа и территориальных вод.
Минеральные ресурсы, будучи основным богатством недр, являются
исчерпывающими и не возобновляемыми. Туркменистан располагает большими
запасами природного газа, нефти и ряда других полезных ископаемых. Вместе с
тем при непрерывности роста потребления минеральных ресурсов в народном
хозяйстве очень важным является обеспечение порядка обоснованного,
рационального использования полученных ископаемых, бережного отношения
предприятий, организаций, учреждений и граждан к недрам. Предметом заботы
государства Туркменистан является не только обеспечение потребностей в
минеральных ресурсах и удовлетворение других народнохозяйственных нужд, но
и сохранение богатств недр для будущих поколений.
В законодательстве различаются 2 вида полезных ископаемых с учетом их
экономической значимости и степени распространения. Природный газ и нефть
относятся к распространенным полезным ископаемым.
Следует отметить, что установленная в законодательстве классификация
может иметь конкретные юридические последствия. Дело в том, что
существенные особенности имеются в правовом режиме участков недр,
предоставляемых в пользование для разработки общераспространенных и ... продолжение
Похожие работы
Проблемные аспекты недропользования в Республике Казахстан
Основные экономические показатели - ликвидность АО КАЗКОММЕРЦБАНК
Методика определения кредитного риска, возникающего в процессе управления банковской деятельностью
Производные ценные бумаги
ОЦЕНКА И АНАЛИЗ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ В БАНКАХ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
Банковская система и ее развитие в Республике
УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В ОАО Демир Казахстан Банк
ПРАКТИКА УПРАВЛЕНИЯ БАНКОВСКИМИ РИСКАМИ
УПРАВЛЕНИЕ РЕСУРСНОЙ БАЗОЙ КОММЕРЧЕСКОГО БАНКА
Финансово-кредитная система в условиях рынка
Дисциплины