Казахская диаспора и ирредента: история и современность


Тип работы:  Реферат
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 16 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 500 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Казахская диаспора и ирредента: история и современность
Г.М.Мендикулова
Слово "диаспора" - греческого происхождения, обозначающее "рассеяние" и определявшее совокупность древних евреев, расселившихся вне Палестины со времен Вавилонского плена в 586 г. до н.э., вследствие насильственного переселения их в Вавилонию после взятия Иерусалима вавилонским царем Навуходоносором II. Постепенно термин стал применяться к другим религиозным и этническим группам, проживающих в новом окружении на положении этнических меньшинств. В современной политической науке понятие "диаспора" относится к одной из шести категорий этнической политики и характеризует "группу этнического меньшинства, переселившуюся, проживающую и действующую в принявшей ее стране, но имеющую сильные сентиментальные и материальные связи со страной происхождения". Казахская диаспора была создана миграциями на длинные расстояния, имевшими временную, затем перешедшую в постоянную продолжительность; с пересечением внешних границ, сначала, из Казахстана в Китай, Россию, государства Средней Азии, Афганистан и Иран, а затем далее по всему миру.
Казахская диаспора на протяжении всей своей истории имела насильственный или вынужденный характер миграций, вследствие политических и религиозных причин, вплоть до 1960-х гг., когда начала развиваться трудовая иммиграция в страны Западной Европы, Америки и региона Персидского залива, не изменившая коренным образом насильственный характер миграций на добровольный, а явившаяся следствием экономических причин, в отличие от вышеуказанных. Кроме того, до начала 1960-х гг. миграции казахов в странах мира отличались массовостью, а в современный период более характерными являются индивидуальные перемещения с практикой вызова своих семей в страну-реципиент.
Рассматривая казахскую диаспору, можно констатировать следующее: ее представители являются составной частью всего казахского народа, имеют единую прародину - Казахстан, исповедуют мусульманскую религию, относятся к тюркоязычным народам, но вследствие внутри- и внешнеполитических событий в прошлом, в настоящий момент проживают за его пределами, чаще всего, в странах Азии, Западной Европы и Америки.
Численность казахской диаспоры не превышает 800 тысяч человек, не наблюдается и компактного проживания этнических казахов в странах-реципиентах Западной Европы и США. Но в странах Востока (Турция, Иран, Афганистан) обычно наблюдается компактное проживание казахов, вызванное не только их желанием, но и политикой страны-реципиента по отношению к ним.
Характерной чертой казахской диаспоры является успешное функционирование в странах с полиэтнической, мультикультурной и мультирелигиозной структурой, благодаря превосходной способности к адаптации, генетически заложенной кочевым образом жизни и повлиявшим на их социально-психологические, физиологические и мировоззренческие способности.
Характер причин формирования и развития казахской диаспоры дифференцируется, как: политический (казахско-ойратские войны XVIII в., национально-освободительные восстания и войны казахов против царского самодержавия в ХVIII-ХIХ вв., национально-освободительное движение 1916 г., гражданская война 1918-1920 гг., проведение коллективизации в Казахстане, антиправительственная борьба казахов в Восточном Туркестане (Синьцзяне) в 1930-1950-е гг., Вторая мировая война); религиозный (затруднения, связанные с совершением хаджа в Мекку и Медину в царский и советский периоды); и экономический (разрушение традиционной кочевой системы хозяйствования в Казахстане после присоединения его к Российской империи и в советский период во время коллективизации, трудовая иммиграция в страны Западной Европы и Америки в 1960-1990-х гг., нестабильность в первые годы суверенитета в экономике современного Казахстана, находящегося в состоянии перехода к рыночным отношениям, после развала СССР).
Диаспора является объектом внутренней политики и субъектом международных отношений, связующей нитью между внутренней и внешней политикой государства, поэтому в современный период в политической науке особый интерес представляют исследования проблемы воздействия диаспор на международные отношения.
Одним из важнейших вопросов для исследования является проблема триединства, т.е. взаимоотношений, взаимозависимости и взаимосвязей на международном и межгосударственном уровне трех основных компонентов: казахской диаспоры, Республики Казахстан и стран, где проживают наши соотечественники. Казахская ирредента или диаспора являются одними из важнейших компонентов внешней политики нашего государства со странами их проживания, на межгосударственные взаимоотношения с которыми влияет положение казахов, как этнического меньшинства в инонациональной среде, имеющих историческую Родину - Казахстан.
В этой связи следует уточнить, что казахов, проживающих на сопредельных с Казахстаном территориях в России (Астраханская, Оренбургская, Курганская, Омская Горно-Алтайская Автономная области), Узбекистане (районы Сырдарьи, Чирчика, Кызылкумов, Мырзашола) и Китае (районы Алтая, Тарбагатая, Или, Кульджи, Еренкабырги, Барколь-Кумула в СУАР) ни в коем случае нельзя определять термином "диаспора", так как они проживают на своей собственной территории и данная группа населения определяется термином "ирредента".
Под термином "ирредента или невоссоединенные нации" в современной зарубежной политической науке подразумевают этнические меньшинства, населяющие территорию, смежную с государством, где доминируют их соотечественники. За пределами своей страны невоссоединенные нации (в отличие от диаспор, которые создаются путем миграций этнических групп в другие страны, не являющиеся их исторической родиной) оказались вследствие войн, аннексий, спорных границ или комплекса колониальных моделей. Эта категория населения была известна еще историкам XIX в. и рассматривается как "продукт доктрины, провозглашающей право каждого народа, относящего себя к "нации", учреждать национальное самоопределение в форме государственной независимости".
Термин "ирредента" широко распространен в зарубежных общественных науках. Исследования по данной проблематике, именуемое "ирредентизмом", занимают одно из приоритетных направлений в конфликтологии, истории международных отношений, этнической политике. Однако, в бывшем Советском Союзе, республики которого были созданы на основе комплекса колониальных моделей территориальных захватов Российской империи, а также большевистских национально-территориальных разграничений в Казахстане и Средней Азии в 1924 г. и в 1950-1960-е гг., данная отрасль в общественных науках отсутствовала.
Анализируя и систематизируя труды по проблемам истории возникновения и современного развития казахской диаспоры, автором предлагается следующая периодизация мировой историографии, разделенная на шесть этапов.
К первому этапу относятся материалы русских и зарубежных географов, ученых, путешественников, в чьих трудах можно найти сведения о казахах, проживавших в странах Востока до 1950-х гг.
Второй этап характеризуется работами советских ученых, в которых рассматривались лишь отдельные вопросы истории казахов, проживавших за рубежом. Одной из причин отсутствия в советской историографии комплексных трудов, посвященных казахской диаспоре и ирреденте, являлся идеологический запрет на научную разработку данной проблематики в СССР. Другой важнейшей причиной практически отсутствия научных исследований по теме являлась малочисленность источников в архивах СССР, проблематичность научных командировок советских ученых в зарубежные страны, где сосредоточены документы по истории казахской диаспоры из-за "Железного занавеса".
К третьему этапу относятся научные изыскания западных ученых в 1950-1960-е гг., т.е. сразу после трагических событий в Синьцзяне, Тибете, Индии и Пакистане; материалы социологических исследований немецких ученых, проводившихся в лагерях и первых поселениях казахских политических беженцев из Восточного Туркестана (Синьцзяна) в Турции в данный период, а также исследования казахских поселений в Анатолии турецким учеными в 1960-х гг.
Четвертый этап характеризуется выходом ряда исследований и мемуаров, написанных казахами: или самими участниками трагических событий Восточном Туркестане (Синьцзяне) или их родственниками. Значимость этих монографий и мемуаров для исследований, а в большей степени для самих казахских политических беженцев из Восточного Туркестана (Синьцзяна) огромна и бесценна. Особенностью всех этих книг является пронизывающая боль, незаживающая рана от потери "золотой колыбели родной земли".
К пятому этапу можно отнести монографические исследования западных историков, этнологов, изучавших историю и современное развитие казахских обществ в Китае, Турции, Швеции в 1970-1990-х гг.
Шестой этап характеризуется трудами казахстанских ученых - историков, философов, демографов, социологов и др., получивших возможность исследовать данную проблему только в период независимости.
История возникновения и развития казахской ирреденты и диаспоры.
Исторические события, происходившие в XVI-XIX вв. в Центральной Азии, сыграли основополагающую роль в процесс возникновения казахской ирреденты, в особенности, из-за тесной взаимозависимости многосторонних отношений между Казахстаном и Китаем, Казахстаном и Джунгарией, Джунгарией и Цинским Китаем в данный период. Процесс формирования казахской ирреденты в ХVI-ХIХ вв. характеризуется несколькими этапами.
Первый этап формирования казахской ирреденты относится к событиям, имевшим место в ХVI-первой половине ХVIII в., когда в ходе казахско-ойратских войн у казахов были отторгнуты их земли в районе Семиречья, Тарбагатая, Барлыка и др., что повлекло за собой нарушение традиционных маршрутов кочевания казахов Среднего и Старшего жузов, и являвшихся одной из причины для возникновения казахской ирреденты в Китае.
С другой стороны казахско-ойратские войны XVIII в. непосредственно привели к тому, что казахи вынуждены были сформировать свою диаспору в государствах Центральной Азии (Афганистан, Бадахшанская область Памира и др.), где они проживали много лет в качестве беженцев-кочевников после трагических событий 1723 г. в связи с джунгарским нашествием.
Следующим этапом в истории возникновения казахской ирреденты в Китае является разгром Цинами Джунгарского ханства в 1757 г. и последовавшее за этим отторжение земель казахов в пользу Цинского Китая. Разгромив обессиленную междоусобицами и бесконечными войнами Джунгарию Китайская империя начала относить к "джунгарским" значительные районы кочевок родов Среднего и Старшего жузов, которые казахи стремились вернуть.
В данный период в регионе Центральной Азии впервые появились китайские войска, разгромившие с помощью казахских военных отрядов Джунгарское ханство. С разгромом Джунгарии казахи пытались вернуть себе свои земли, однако, китайское государство заявило, что получило их в наследство, являясь главным победителем ойратов. Таким образом, казахские земли, отторгнутые у казахов ойратами в ходе военных действий в ХVII-ХVIII вв. остались в составе Китая. Кроме того, во второй половине XVIII в. была впервые установлена непосредственная граница между Казахстаном и Китаем.
Вследствие многочисленных сопротивлений китайским войскам, казахи в 1767 г. вернули кое-какие свои земли в районе Монгольского Алтая и Илийского края. Небольшая часть казахов Старшего жуза, вернувшись в долину реки Или, вынуждена была номинально признать подданство китайского императора, другая же часть осталась независимой до 1850-х гг., когда, в конечном итоге, была присоединена к Российской империи.
Третий этап в истории возникновения казахской ирреденты в Китае характеризуется событиями, связанными с русско-китайскими территориально-государственными разграничениями в Центральной Азии путем подписания ряда важных правительственных документов, таких как: Пекинский договор 1860 г., Чугучакский Протокол 1864 г., Хобдинский Протокол 1869 г., Тарбагатайский Демаркационный протокол 1870 г., Ливадийский договор 1879 г., Петербургский договор 1881 г. Вследствие подписания и ратификации вышеназванных договоров и протоколов казахские территории и население, проживающее на них, были насильственно разделены между этими двумя государствами и без учета их желаний были распределены в подданство к ним.
Исторические события ХХ в., такие как: последствия Столыпинской аграрной реформы для Казахстана, национально-освободительное движение в Центральной Азии 1916 г., гражданская война 1918-1920 гг., неприкрытый геноцид против казахского народа, проводившийся в период коллективизации, а также участие казахов во Второй мировой войне, приведших к крупномасштабным людским жертвам и окончательной потери Родины для многих из них, повлияли на развитие и расширение ареала казахской диаспоры в мире.
Последствия Столыпинской аграрной реформы, проводимой в Российской империи, для Казахстана вылились в то, что за 1902-1913 гг. численность казахского населения сократилась на 8-9 %, или около 286 тыс. человек. Большинство казахов перекочевали в Или и на Алтайские просторы Синьцзяна. В 1911 г. в Китае казахов насчитывалось 224 тыс. 900 человек.
В ХХ в. мощная перекочевка казахов в пределы Восточного Туркестана (Синьцзяна) имела место во время национально-освободительного движения в Центральной Азии 1916 г. Около 300 тыс. казахов и кыргызов из Казахстана и Кыргызстана перешли через русско-китайскую границу в Кульджинский край и Кашгарию, спасаясь от карательных акций русской армии. Пограничные области Восточного Туркестана, такие как Тайчен на севере, Или на западе, Кашгар и Аксу на юге, стали центрами казахских беженцев (48), в которых их насчитывалось: в Алтайском округе - около 100 тыс., Тарбагатайском - 60-70 тыс. и более 100 тыс. - в Илийском округах. В конце мая 1917 г. около 160 тыс. казахов было репатриировано в Казахстан.
Установление Советской власти и гражданская война в Казахстане явились новым толчком для миграций казахов за пределы своей Родины. В основном, казахи бежали на восток - в Китай, на юг - в Узбекистан и далее - Афганистан и Иран. Казахи небольшими группами стали переходить границу с Китаем. Они перегоняли свой скот, в основном, в районе пограничной Кульджи, через Тарбагатайские горы и долину Черного Иртыша. Многие из них остались в Синьцзянском Алтае и Илийском крае.
Весной 1920 г. с ликвидацией Уральского фронта остатки белогвардейцев и часть казахов Младшего жуза бежали в Иран из Закаспия. С ликвидацией Семиреченского фронта разрозненные белогвардейские части и представители имущих слоев казахского, уйгурского и кыргызского обществ бежали в Восточный Туркестан (Синьцзян), пополнив ряды неханьских народов в Китае. С данным периодом связано начало деятельности Мустафы Чокая - одного из первых лидеров и создателей эмиграционного тюркского центра в Западной Европе в 1920-1930-х гг.
Еще одним этапом в процессе формирования казахской диаспоры является проведение насильственной и беззаконной коллективизации 1928-1932 гг. в Казахстане, являвшейся, по сути своей, этноцидом против казахского народа. Данный процесс сопровождался в Казахстане огромными человеческими жертвами, а также уходом уцелевшего населения на соседние территории, исчисляемого в 1 млн. 30 тыс., в Россию, Узбекистан, Туркменистан, Каракалпакию, Китай, Иран, Афганистан. Из них 616 тыс. откочевали безвозвратно, в том числе около 200 тыс. казахов ушли в Китай, Монголию, Афганистан, Иран, а 414 тыс., впоследствии вернулись в Казахстан.
В 1935 г. в Афганистане казахи проживали в районах Акчи и Андхой, в округе Ханабад. Так, на западе от реки Кундуз, по свидетельству Бурхан-ад-Дина Кушкеки, около 200 домов казахов насчитывалось в сельской местности, которая называется Чахар-дара. Франц Шурманн в "Монголы Афганистана" пишет: "Большинство казахов в Афганистане являются беженцами из СССР, основная часть которых проживала в городах Ханабад и Андхой и относилась к категории городского люмпен-пролетариата. Более 500 казахов проживали в Герате в местечке, именуемым Казах-сарай. Данная группа казахов бежала из Кызыл-рабата, около Кара-коля и Дивани Багх, недалеко от реки Амударья, во времена коллективизации". К 1960-м гг. казахи проживали в Афганистане небольшими группами в районах Акчи, Андхоя, Ханабада, Кундуза, Баглана, также в Гератской провинции и Фарахской области. К 1978 г. казахов в Афганистане насчитывалось около 20-24 тыс., но с введением советских войск в эту страну и началом военных действий большая группа их покинула вместе с кыргызами обжитые в течении ряда десятилетий районы Афганистана и оказалась в лагерях беженцев в Пакистане или иммигрировала количеством около 70 семей в Турцию. Затем их число увеличилось до 500 семей, а в настоящий момент, после репатриации в Казахстан 300 семей, около 200 семей остались в Стамбуле.
От коллективизации казахи бежали и в Иран, где проживали, в основном, в северо-восточной части страны. В 1968 г. их количество насчитывалось около 400 семей.
В истории формирования казахской диаспоры и ирреденты необходимо рассматривать одну из неисследованных причин переселения некоторых казахских семей в Китай в 1930-1940-х гг. (отдельно от коллективизации - Г.М.) - направление советских кадров военных, инженеров, учителей, врачей и т.п. в Восточный Туркестан (Синьцзян).
Другим этапом в формировании казахской диаспоры является проблема невозвращения в СССР бывших военнопленных вермахта во время Второй мировой войны, участвовавших в движении Сопротивления на территории Европы, или же вынужденных вступить в ряды "Туркестанского легиона", и не вернувшихся в СССР, там самым образовав диаспору в европейских странах.
Трагические события, произошедшие в Восточном Туркестане (Синьцзяне) в 1930-1950-х гг., являются основополагающими для истории и развития казахской диаспоры в мире.
В течение 1930-1940-х гг. казахи в Восточном Туркестане (Синьцзяне) принимали участие в нескольких восстаниях против китайских властей, а в Илийском восстании 1944-1949 гг. играли доминирующую роль. Казахи всегда занимали значительное положение в политической жизни Синьцзяна так как среди всех кочевых народов Восточного Туркестана они отличались многочисленностью и игнорировать их было очень опасно.
В статистическом источнике "China Handbook" о количестве населения Китая с 1937 по 1943 гг. сказано, что в Синьцзяне проживало 4,360,020 человек, из которых 930,000 были казахи. По материалам Всекитайской переписи 1953-1954 гг. в Синьцзяне к 1953 г. проживало 509,000 казахов. Следовательно, потери казахского населения всего за 10 лет насчитываются около 421,000 человек или более 45 %, что явилось продолжением этноцида по отношению к казахскому народу, только теперь на территории Китая.
Политические мотивы борьбы казахов Восточного Туркестана (Синьцзяна) были различными, но главная причина была экономической - вопрос о пастбищах. Казахи занимались, в основном, кочевым скотоводством, продукция которого играла важную роль в экономике региона. Однако, постоянно возникали споры о пастбищах, водоемах, ирригационных каналах между кочевниками и земледельцами, доходившими до вооруженной борьбы. Так было и раньше, когда во время маньчжурского правления основные права на пастбища были отданы монголам, а казахи стали рассматриваться как арендаторы этой земли.
На протяжении всех 1930-1940-х гг. центральное провинциальное правительство в Урумчи было заинтересовано в передаче пастбищ кочевников китайским крестьянам-хань, так как вооруженные казахские отряды представляли весомую угрозу властям. Кроме того, китайцы-хань стали рассредоточивать свои войска по территории всего Синьцзяна. Таким образом возник конфликт, переросший в затяжную и кровопролитную войну между китайским меньшинством и мусульманским большинством Синьцзяна.
Вследствие поражений антикитайских восстаний неханьских народов в 1936 г. началась миграция около 18 тыс. казахов из района Барколя, ушедших в Газколь на границе Цинхая и Восточного Туркестана (Синьцзяна) до 1951 г. (300 семей), в Цинхай (200 семей), около 1 тыс. семей остались на Барколе или вернулись на Алтай. Примерно 1 тыс. казахских семей решила уйти в Гансю. Около 500 семей ушло в Монголию в 1938 г., и 5 тыс. казахов решили перейти Тибет и обосноваться в Индии.
Выйдя из Барколя, перейдя через Кумул (Хами), в 1939 г. группа казахов дошла до дунганского военачальника Ма Бофана, устроившего кровавую бойню в Цинхае, после которой в живых осталось только 34 казахские семьи. После многочисленных кровопролитных событий казахи решили уйти в Индию.
В сентябре 1940 г. 5 тыс. казахов пришли в Тибет, где больше года воевали с тибетскими племенами. На Тибете от холода, голода, снежной болезни и пуль непреклонных тибетцев погибло около 2 тыс. казахов или 40 % вышедших в путь людей. Оставшиеся в сентябре 1941 г. прибыли в местечко Демчок на границе Индии под руководством Елисхана Тайджи, в количестве около 1000 семей или 3039 человек.
После длительных переговоров британские власти разрешили казахам пересечь границу, разоружили их и под вооруженной охраной отвезли в Ладак - провинциальный город в Кашмире, где составили списки и разместили в лагере для беженцев Музаффер Абаде, оцепленного со всех сторон войсками.
Непривычный климат, ограничение свободы передвижения, отсутствие возможности работать, незнание английского и языков народов Индии усугубляло положение казахов, размещенных в палаточном городке в Музаффер Абаде, где каждодневно погибало 10-15 человек. Оставшийся у них скот умирал от бескормицы.
В апреле 1942 г. британские власти на грузовых машинах перевезли казахов в деревню Тернава близ Равалпинди. Начавшиеся еще в Музаффер Абаде инфекционные болезни продолжали преследовать казахов и в лагере для беженцев в Тернаве, где каждый день погибало от 15 до 20 человек. По свидетельству Халифе Алтая, количество беженцев менее чем за год сократилось с 3,000 до 1,200 человек.
Казахам было разрешено покинуть Тернаву в марте 1943 г. 450 казахов уехали в Бхопал, расположенный в Центральной Индии. Около 250 человек, поехавших в Бхопал, остались в самом городе, половина из них расселилась в деревне, построенной для них местными властями в июле 1943 г. и расположенной в джунглях в местечке Матар. Трудности не покидали казахов и в Матаре: начался сезон дождей и около 100 казахов погибло за короткий срок. Кроме того, большие трудности выпали на долю казахов, решивших поселиться в горах на севере Индии, за короткий срок здесь также погибло несколько сотен казахов.
Около двух лет казахи прожили в Бхопале, в районе, которому позднее дали название Казахабад, где занимались шитьем шапок и одежды. В Бхопале казахам разрешено было создать "Казахский центр", была открыта казахская школа, в которой преподавали казахский, арабский и урду языки. Начиная с 1944 г., казахи группами начинают покидать Бхопал и переезжать в Лахор, Дели и Калькутту.
В 1948 г. казахи были вынуждены покинуть Дели, Калькутту и переселиться в новое исламское государство - Пакистан. В Пакистане они расселились по всей стране. Казахи зарабатывали себе на жизнь, в основном, ремеслами; шили шапки и одежду из шкур, обрабатывали войлок. Некоторые, купив швейные машины, неплохо начали зарабатывать. После нескольких лет лишений и каторжного труда некоторым казахам удалось открыть свои магазины для торговли текстилем и кожаными изделиями. Казахи просили предоставить гражданство Пакистана, но власти им отказали. Поэтому они стали задумываться о переезде в другие страны, чтобы обеспечить будущее своим детям.
Оставшиеся в Восточном Туркестане (Синьцзяне) казахи испытали еще больше горестных и трагических событий, вынудивших их после многолетней борьбы также покинуть "золотую колыбель своего рождения" в 1950-е гг.
В июне 1943 г. среди казахов Алтая вспыхнуло новое восстание из-за решения губернатора Шэна насильственно переселить их на юг Синьцзяна. Казахи бежали на монгольские территории, преследуемые китайскими войсками. Восставших казахов возглавлял Осман Батыр, получивший поддержку Советского Союза. Около 20 семей казахов ушло через Тибет в Индию, под руководством Тунгушбая, Кобдабая и Раки моллы.
Участие казахов в Илийском восстании и создании Воcточно-Туркестанской Республики (ВТР) в 1944 г., в которых они были доминирующей силой, являются важнейшей причиной ухода казахов в 1950-е гг. в Пакистан. В ходе успешной борьбы восставших казахов и их соратников в 1944-1945 гг. к весне все традиционные казахские пастбищные земли на Алтае, Тарбагатае, Кульдже, северных отрогах Тянь-Шаня были освобождены от китайских войск. В августе 1945 г. было провозглашено создание армии Восточно-Туркестанской Республики, которую возглавлял Осман Батыр. Эта армия состояла из казахских войск трех районов Или-Тарбагатая-Алтая, успешно освобождавших и контролировавших данные территории.
В деятельности Восточно-Туркестанской Республики принимали активное участие казахские лидеры: первый заместитель генерального секретаря ВТР Салис Ермекулы, министр здравоохранения Делилхан Сугурбайулы, военный министр без портфеля Осман Батыр, Ален Ван, министр финансов Жанымхан Тилеубайулы. 4 июля 1946 г. мэром города Урумчи была назначена казашка Хадиша Кадван Ханым (Хатеван), избранная на этот высокий пост дважды.
Одним из трагических событий в истории Восточно-Туркестанской Республики стала гибель в авиакатастрофе 27 августа 1949 г. членов Правительства Восточно-Туркестанской Республики, среди которых находился Делилхан Сугурбайулы, в течение пятилетнего срока работавшего министром здравоохранения. Гибель членов Правительства Восточно-Туркестанской Республики явилась как бы предвестницей трагической участи самого Восточного Туркестана, которому осталось жить как независимому государству считанные дни.
1 октября 1949 г. на сессии Народно-Политического Консультативного Совета Китая было провозглашено создание Китайской Народной Республики. 20 октября 1949 г. части Народно-Освободительной армии Китая вошли в Урумчи, тем самым, в Синьцзяне был установлен режим КПК.
После переговоров, в апреле 1950 г. казахи Осман Батыра и Жанымхана ходжи окончательно отклонили предложения китайских коммунистов, которые выслали против них войска, включая танки, авиацию и артиллерию. После кровопролитной борьбы 15 декабря 1950 г. около 200-300 семей казахов направились на юг через Алтын горы, Тибет в Индию. Другая группа численностью 234 человека отдельно от первой группы также решила уйти в Индию. Проходя через снежные вершины Тибета в зимне-весенний период обе группы потеряли до 50 % своих людей.
Первая группа (Алибек Хаким) достигла границ Кашмира в местечке Рудок, который находится прямо на дороге из Сринагара в Лхасу, 18 августа 1951 г., спустя шесть с половиной месяцев после выхода из Газколя. На территорию Пакистана их сразу не пропустили. Поэтому казахи стали лагерем в миле от границы. В течении следующих нескольких недель к ним подошли другие казахи: в сентябре 1951 г. к границе Пакистана пришла группа Хусаина Тайджи, Султаншарипа Тайджи и Делилхана Жаналтая. На территорию Пакистана они были пропущены 10 октября 1951 г., этого разрешения казахи ожидали 52 дня в пограничной зоне на тибетской стороне, отражая нападения китайских военных отрядов, посланных за ними.
Видя бесперспективность жизни в Пакистане и Индии, вследствие отказа властей выдать разрешение на получение гражданства, бытовой необустроенности и т.д., казахские аксакалы в Сринагаре стали обсуждать проблемы миграций в: 1) Саудовскую Аравию, где казахи имели единую мусульманскую веру с населением; 2) на Тайвань, где в тот момент находился Чан Кайши, с которым работали некоторые казахи; 3) США, так как американские власти предложили казахам переехать в Калифорнию или Техас; 4) остаться в Индии и Пакистане; и 5) переехать в Турцию.
По разным причинам казахские аксакалы отклонили четыре предложения. И только Турция была идеальной страной для переезда казахских политических беженцев на постоянное местожительство, благодаря единству исторических и культурных корней: тюркской основы языка и мусульманской религии.
17 октября 1951 г. в Пешаваре была создана "Восточно- Туркестанская Ассоциация казахских беженцев", организовавшая эмиграцию казахов группы Елисхан батыра в Турцию. Благодаря деятельности Ассоциации были зарегистрированы более 1400 казахов, в числе которых насчитывалось: взрослых - 1150 человек и около 400 детей, выживших в течение 12-летнего пребывания в Индии и Пакистане.
13 марта 1952 г. Кабинет Министров Турции принял решение за N 314595 о разрешении на переселение восточнотуркестанских и казахских беженцев из Индии, Пакистана и Саудовской Аравии. Был подписан специальный документ 16 министрами турецкого правительства во главе с Президентом Джелялем Баяром и Премьер министром Аднаном Мендересом. 24 сентября 1952 г. был утвержден список первых 102 казахских беженцев, приглашенных турецким правительством в Турцию для постоянного местожительства в качестве официально поселенных мигрантов.
По сведениям "Бюллетеня казахских тюрков в Европе", в 1953 г. в Турцию из Индии и Пакистана переехало 1450 казахов из групп, пришедших в Индию под руководством Елисхана Батыра в 1941 г. и Хусаина Тайджи, Султаншарипа Тайджи и Алибека Хакима, перекочевавших в Пакистан в сентябре 1951 г.
Согласно документам из британского архива Public Records Office и материалов, извлеченных из фондов ООН в Нью-Йорке в финансировании перевоза казахских беженцев из Пакистана в Турцию участвовали Кашмирское и Индийское правительства, несколько международных организаций: Американское филантропическое общество, Всемирная Служба Церквей, представленная Национальным Советом Церквей Христа в США и ООН. Турецкое правительство взяло на себя расходы по обустройству в своей стране казахских политических беженцев, которые к тому же являлись и мусульманскими беженцами.
Большинство же казахов, составляющих 564 семьи количеством ... продолжение
Похожие работы
История возникновения казахской диаспоры, причины, этапы
Казахская диаспора
Социально-экономическое развитие казахских автономий в КНР на современном этапе
Особенности казахского дубляжа на телеканалах РТРК Казахстан
КУЛЬТУРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Немецкая диаспора в Казахстане вчера, сегодня, завтра
Уровень браков, рождаемости, смертности и др. аспекты миграции
Оралманы
Ислам в современном мире
Периодические издания народов Казахстана: становление, эволюция, современность
Дисциплины