История Тюркского каганата


Тип работы:  Дипломная работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 38 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 1900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ КУНАЕВА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
На тему:

История Тюркского каганата

Алматы - 2009
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
Основная часть
ГЛАВА I. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЮРКСКОГО КАГАНАТА
1.1 Происхождение тюрских племен.
1.1.1. “Волчица-кормилица и воспитательница” элемент
древнетюркской мифологии
1.2. Политическая история.
1.3. Система управления.

ГЛАВА II. ВОЕННОЕ ДЕЛО ТЮРКОВ
2.1. Производственная основа военного дела.
2.2. Военное искусство.

ГЛАВА III. КУЛЬТУРА ТЮРКСКОГО КАГАНАТА
3.1 Письменность.
3.1.1. Роль и значение письменности в культуре народов
3.1.2. Степная цивилизация и истоки тюрков
3.1.3. Судьбы древнетюркской письменности: этапы
прочтения
3.1.4. Культура древнетюркской письменности как
мировоззренческая основа степной цивилизации
3.1.5. Общечеловеческая и общетюркская ценность
памятников рунической письменности
3.2 Городская культура.
3.2.1. Истоки культуры
3.3 Религия.
3.3.1. Тенгрианство
3.2.2. Верования тюрков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ -
ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

История человечества изучена крайне неравномерно. В то время как последовательность событий и смен общественных формаций в Европе и на Ближнем Востоке была изложена в общедоступных сводных работах уже в конце XIX в., а Индии и Китай описаны в начале XX в. огромная территория евразийской степи еще ждет своего исследователя. Особенно это касается прихода до появлении на исторической арене Чингисхана, когда в центрально-азиатской степи сложились и погибли 2 замечательных народа – гунны и древние тюрки, а также много других, не успевших прославить свои имена.
Было бы ошибкой считать, что все они только повторяют друг друга, хотя их способ производства – кочевое скотоводство – действительно является наиболее устойчивой формой хозяйства, почти неподдающейся усовершенствованию. Но формы быта, учреждения, политика и место в мировой истории у гуннов и древних тюрок совершенно различны, как были различны их судьбы.
На фоне мировой истории история древнетюркского народа созданной им державы сводится к вопросу: почему тюрки возникли и почему исчезли, первое имя в наследство многим народам, которые отнюдь не являются их потомками. Попытки решить эту проблему путем анализа только политической истории или только социальных отношений делались неоднократно, но не дали результатов. Границы Тюркского каганата в конце VI в. сомкнулись на западе с Византией, на юге с Персией и даже Индией, а на востоке с Китаем, то естественно, что перипетии истории этих стран в рассматриваемый нами период связаны с судьбами тюркской державы. Образование ее стало в какой - то мере переломным моментом в истории человечества, потому что до сих пор средиземноморская и дальневосточная культуры были разобщены, хотя и знали о существовании друг друга. Бескрайние степи и горные хребты препятствовали связям Востока и Запада. Только позднее изобретение металлических стремян и вьючной упряжи, заменившей телеги, позволило караванам сравнительно легко форсировать пустыни и перевалы.
Это тюрки научили Европу новым металлургическим технологиям: плавить железо и мастерить изделия из него. Глядя на них, пришельцев с Алтая, европейские мужчины отказались от юбок и стали носить штаны...
Хакасы, алтайцы, тувинцы, буряты, не познавшие степных просторов, навсегда остались хранителями тайн и древностей тюркского мира. Конечно, их историческая память ослабела, многое забылось, но каждый день они ступают по земле, хранящей тепло шагов предков, видят те, же горы и небо божественной красоты.
Историческая и генетическая связь казахского народа с древними тюрками не вызывает сомнений. Вместе с тем нельзя, конечно, утверждать о тождестве современных казахов и древних тюрков, как и то, что тюрки - единственные прямые предки казахов. Вывод С. Г. Кляшторного о том, что генеалогические легенды тюрков позволяют кроме них обнаружить истоки еще трех племенных традиций, связанных с начальными этапами этногенеза киргизов, кипчаков и теле (огузов), заставляет более расширенно говорить о наших предках. Действительно, именно эти три этнические группы оказали решающее влияние на формирование этногенеза всех тюркских народов, в том числе и казахского народа. Тюрки, огузы и кипчаки, как известно, жили несколько веков на территории Казахстана, и они, естественно, составили важнейший компонент казахского этноса. С уверенностью можно сказать, что тюрки укрепили, усилили и сделали необратимым расо – языкообразовательный процесс, то есть монголоидность и тюркоязычность. Различные письменные источники: китайские, армянские, арабские практически в один голос утверждают о явной монголоидности тюрков, что соответствовало, вероятно, действительности.
Историографический обзор по теме научной работы показывает, что большое количество раскопок и исследований посвящены Тюркскому каганату. Первые исследования и раскопки, интерпретация археологического материала, восстановление исторической картины жизни тюрков в средневековье связаны с именами В.В. Радлова, В.В. Бартольда. В советское время на территории Казахской ССР работали крупные археологические экспедиции, руководимые, Х.А.Алпысбаевым, С.М.Ахинжановым, К.М.Байпаковым, А.Х.Маргуланом, К.А.Акишевым, М.К.Кадырбаевым, а также Н.С.Бакина, М.К.Барманкулова, Л.Н.Гумилева, А.П.Окладников, Е.К.Кайназарова, М.Хакимов, Ю.В.Бромлей, Д.Алимжанова и др. Из иностранных ученых археологические исследования проводили такие как Д.Г.Мессершмидт, И.Маркварт, Е.Броше, Ф.Стралленберг, А.Грюнведеля, В.Томсен, В.Банг, Г.И.Рамстедт, А.Лекок, Наджиб Асим, Ф.Хирт, Т.Байера, С.Г.Кляшторного. В данной научной работе представляется указать на выпущенные в казахстанской историографии сборники статей, посвященные изучению Тюркского каганата. К ним относятся 3 статьи:
1. Абен Е. Восхождение к рунам: Судьбы древнетюркской письменностиЕвразийское сообщество. – 2000 г.№1.-c.116.
2. Байпаков К.М. Степная цивилизация Казахстана: взаимодействие
скотоводческих и оседлых культур Казахская цивилизация.- 2002г.-№2-3.-c. 42.
3. Байпаков К.М.Серебряные украшения древних тюрков Промышленность Казахстана.- 2001г.-№3(6).-c.94.
Следует отметить, что в научной работе используются труды советских, российских и иностранных ученых, посвященные различным аспектам истории, где выявляются успехи и проблемы развития Тюркского каганата, что дает возможность обнаружить перспективные точки соприкосновения с другими государствами.

Основная часть
ГЛАВА: I. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЮРКСКОГО КАГАНАТА.

1.1 Происхождение тюркских племен

Одно из алтайских племен Ашина поставляло для Жужанской империи железо. Этому племени суждено было сыграть особую роль в истории Евразии. Именно поданные Ашина стали впоследствии называться тюрками. Этноним “тюрк ” впервые упоминается в 542г. в китайских источниках, которые пишут, что тюрки были зависимы от Жужанского каганата и платили им дань железом. Само слово “тюрк” значит крепкий, сильный. У племен, чьи этнические корни начинаются от саков и других родственных племен, обитавших в пространстве от Прибайкалья до Причерноморья, издавна существовало понятие и слово “тюрк”. Под этим термином “тюрк” изначально подразумевался представлявшее военной знати, а затем значение данного слова стало применяться более расширенно, и оно стало этноисторическим именем больших объединений родственных образований, при этом в каждом племени сохранилось прежнее собственное самоназвание. Согласно А. Кононову, первоначально это был политический термин, означавший членов семьи степной аристократии, составлявшей господствующий род племен Ашина, и лишь затем стал названием всех племен, подчиненных Тюркскому каганату.
Тюркский племенной союз – сложился на Алтае, как утверждает С.Г.Кляшторный, известный тюрколог, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, началом тюркской государственности можно считать 548г. “если считать временем основания государства тюрков время его международного признания”.
В 1968г. на территории Монголии в Центральной Азии был открыт памятник начального периода Тюркского каганата. Изуродованный ребенок под брюхом у волчицы, изображенной на вершине стелы, - мальчик из разбитого врагами племени, которого она спасла, и есть родоначальник тюрков. Согласно легенде, в Восточном Тянь-Шане у них появилось десять совместных детей, которые затем сместились дальше на запад, на Алтай. Предания о волчице-прародительнице и волке-предке имеют глубокие исторические корни. Н.Я.Бичурин, ссылаясь на китайскую летопись VII века, сообщает, что тюрки-тугю произошли от волчицы: однажды враги истребили целое племя, в живых остался только десятилетний мальчик. Его спасла от голодной смерти волчица, приносившая ему мясо. Когда мальчик подрос, волчица родила от него десять сыновей, ставших впоследствии родоначальниками десяти тюркских родов. В их числе был и Ашина, легендарный предок знаменитого в тюрко-монгольском мире рода Ашина, с которым были связаны родословные ханских династий голубых тюрков, караханидов, хазар, монголов, в том числе и чингизидов. Это потомки Ашина – тюрки из Центральной Азии, переселившиеся на Алтай. Древнейшим очагом, территорией формирования тюркского этноса является восточная часть Евразийского континента - Центральной Азия и Южная Сибирь. Отличительной чертой тюркоязычных племенных объединений была их мобильность и способность легко адаптироваться в составе вновь возникающих племенных группировок. Что привело к смешению и смещению тюркских племен с востока на запад. Волчица выступает как прародительница в чувашских генеалогических легендах. Мотив брачного союза юноши и волчицы развивается также в казахской сказке "Джигит и волчица".
1.1.1. “Волчица-кормилица и воспитательница” элемент
древнетюркской мифологии
Мотив "волчица-кормилица и воспитательница" был устойчивым элементом в древнетюркской мифологии. В алтайском сказании "Ак тайчи" белый волк, спасая новорожденного ребенка от хозяина потустороннего мира Эрлика, уносит его в пещеру и кормит молоком диких маралух. В киргизском предании говорится, что родители во время перекочевки оставили на стоянке мальчика-калеку. Ребенка вскормила своим молоком волчица. В мифах чувашей волчица представляется не только как прародительница, но и как кормилица и воспитательница их первопредка. Бурятское племя Эхирит считает своим предком мальчика Чоно, выкормленного волками, потому они получили название чонорудских бурят (чоно - волк). Древнеперсидская легенда о волчице, воспитавшей Кира; древнегреческий миф об Акалле, внучке Зевса, которая родила от Аполлона сына Милета и в страхе перед отцом спрятала его в лесу, где младенца, будущего основателя города, вскормила волчица; древнеримское предание о Капитолийской волчице, вскормившей братьев-близнецов Рема и Ромула, будущих основателей города Рима. Таким образом, в приведенных материалах евразийских народов, в том числе и у башкир, волк фигурирует как их прародитель и покровитель, выступает в роли тотемного животного. Основные древнетюркские группировки племен сложились на раннем этапе тюркского этногенеза и сохранили историческую преемственность.

1.2 Политическая история

После падения могущества усуней Жетысу превратился в постоянную арену войн. Появившиеся здесь в V в. отряды жужаней вынудили усуней перенести свои кочевья из степной части на Тянь-Шань. Верховья рек Шу и Талас были захвачены кангарами, которые остановили движение жужаней на запад. Жетысу и Восточный Казахстан были окраинами государства жужаней, поэтому им уделялось мало внимания, однако именно здесь, на Алтае, начинает формироваться сила, способная противостоять жужаням. Многочисленные племена народа теле, расселявшегося в северо-восточном Жетысу, долине Ертиса и Джунгарии, восстали против жужаней и в 482г. создали собственное государство. Оно просуществовало недолго, и в 516г. теле вновь попали в зависимость от жужаней. И в 545г. телеские племена вновь восстали против жужаней, и во главе нового государства встал правитель тюрков – Ашина. В 551 г. он заключил союз с Китаем и, разгромив жужаней, принял титул “Иль хан”. После смерти Бумына в 552 г. на престол вступил его сын Кара-Иссык хан, который нанес полное поражение жужаням. После победы хан погибает при загадочных обстоятельствах, и государство возглавляет его брат Мугань каган. В 553 г. жужани были вновь разбиты, и тюрки стали хозяевами всей степи к востоку от Алтая. В следующем году начался поход тюрков на запад, возглавленный младшим братом Бумына Истеми каганом. Усуни, ослабленные набегами жужаней, не оказали сопротивления, и уже в 555г. войска Истеми достигли Аральского Моря и предместье Ташкента. Однако племена уар и хиоритов, живших к северу от Арала, оказали яростное сопротивление и были покорены только к 558г. Тюрки вышли к реке Едиль, но не стали ее переходить. Таким образом, тюрки за полтора года подчинили себе весь центральный Казахстан, Семиречье и Хорезм. Так, за короткий срок была создана огромная кочевая империя, охватывающая от Едиля до Хинганских гор.
Между 567 и 571 гг. тюрки овладели всем Северным Кавказом и сомкнулись с владениями Византийской империи около Босфора. Византия, зажатая в клещи между персами и аварами, ухватилась за союз с каганом. Так, Византийский историк Менандр упоминает о семи организованных Константинополемпосольствах к тюркам между 568-576 годами. В 578г. они вторглись на территорию Китая и военные действия продолжались до 580г. с полным успехом для тюрков. 580 год был апогеем тюркского могущества на Востоке. В момент своей наибольшей территориальной экспансии (576г.) Тюркский каганат простирался от Китая до Дона и от Сибири до Ирана. Таким образом, тюркские каганы стали создателями первой евразийской империи, политическое и культурное наследие которой оказал существенное влияние на историю Центральной Азии и Юго-Восточной Европы.

1.3 Система управления

Чтобы держать в покорности такую огромную страну, надо было создать жесткую социальную систему. Тюрки ее создали и назвали “Эль”. Таким образом, тюркские степные племена консолидировались под властью одного вождя, одного рода, одной династии. Подчинив соперничающие племена, тюрки ставили в зависимость от себя страны и народы с многообразными типами хозяйственной деятельности, с развитой государственностью. Зависимость реализовывалась в непосредственном подчинении новой династии либо выплате обусловленном подчинении. В результате государство, созданное кочевниками, обрело статус империи. В этом плане Тюркский каганат продолжил традиции гуннов и стал евразийской империей.
Система власти, а Западно-Тюркском каганате всегда была таковой: высший правитель – каган, затем шла иерархия улуг, ябгу, шад, эльтебер. Представители или предводители племен назывались - бек или бай, родственники кагана носили титул "тегин". Высших чиновников тюрки называли также “тархан”, а низших, делившихся на 24 класса, - “бурук”.
     Наследование шло по удельно-лестничной системе, по которой наследовал не сын отцу, а младший брат старшему и старший племянник младшему дяде. В ожидании престола шады получали в управление уделы.
     В 568г. тюркская держава делилась на четыре удела, а в 576г. - уже на восемь. Ставка самого кагана находилась на Алтае. В социальном плане тюрки делились на три слоя - беки, карабудун - основная масса и таты-рабы из военнопленных. Подчиненные тюркам телесские племена назывались огузами.
     Тюркский каганат сразу стал в один ряд с мировыми империями того времени. В 60-х годах VI в. тюрки вмешались в борьбу между китайскими государствами Бэи-Ци и Бэи-Чжоу и заставили обоих платить дань. Каган Тобо говорил: “Только бы на юге два мальчика (Чжоу и Ци) были покорны нам, тогда не нужно бояться бедности ”. На части территории бывшего Западно-Тюркского каганата, в Семиречье, начали усиливаться и главенствовать с 702г. над всеми другими, тюркские объединения под названиями “тюргеш”, “улуг-ок”. Из среды вождей этих племен выдвинулся каган, по имени Сулу, родом из кара - тюргешей, ставка которого располагалась в долине реки Талас.
“Рабство... становиться теперь существенной составной частью общественной системы”. Рабство у тюркютов переживало именно эту стадию развития.
Пахотная земля предоставляется в пользование отдельным семьям – сначала на время потом раз и навсегда. Переход ее в полную частную собственность совершается постепенно и параллельно с переходом парного брака в моногамию. И этот переход наблюдаем мы в тюркском обществе.
Наконец, институт власти: “Военный вождь народа – rex, basileus, thiudans становиться необходимым, постоянным должностным лицом. Война и организация для войны становятся теперь регулярными функциями народной жизни. Война, которую раньше вели только для того, чтобы отомстить за нападения, или для того, чтобы расширить территорию, ставшей недостаточной, ведется теперь только ради грабежа, становится постоянным промыслом”.
Именно такие причины войн сообщают источники, именно для войн была создана грандиозная система чиновников, соединяющих в своих руках военные и гражданские функции, - ябгу, шады, тутуки и другие - с наследованием должностей, характерной особенностью, отмечаемой историкам и на материале раннего периода Европы. Грабительские войны усиливают власть верховного военачальника, равно как и подчиненных, ему военачальников.
Держава рода Ашина состояла на стадии военной демократии, поглотившей, и направлена была острием против своих соседей, родовой строй, служивших для нее объектом эксплуатации. Антагонистическое противоречие лежало в отношениях грабителей к ограбляемым; держава Ашина была некоторым подобием Спарты, но во много раз сильнее и больше.

ГЛАВА: II. ВОЕННОЕ ДЕЛО.

2.1 Производственная основа военного дела

Первой специальностью, с которой тюрки выступили на арену всеобщей истории, было добывание железа. Их легендарный предок Ашина, бежав на север, “добывал железо для жужаньцев”. В 546г. Жужаньский каган Анахуань называет вождя тюрков: “мой плавильный невольник”, подчеркивая главное занятие тюрков. В кочевой среде Центральной Азии тюрки прославились как “плавильщики”, так как в совершенстве владели мастерством добычи и обработки железа.
Археологическими разведками обнаружены памятники тюркской металлургии VI-IX вв. На Алтае найдены следы добычи железной руды неглубокие шурфы и забои, относящиеся к этому же периоду. Способ получения железа был сыродутным. Восстановление железа путем химического соединения окиси с окисью углерода давало губчатую металлическую массу, так называемую крицу. Качество кричного железа даже теперь считается гораздо выше доменного.
Из высококачественного железа алтайские кузнецы изготовляли однолезвийные ножи, тесла-топоры, стремена удила, мечи, сабли с малым изгибом и массивным клинком, наконечники копий и стрел, а также железные котлы двух типов: круглые – подвесные и стоячие – на конической ножке. Добыча и обработка металлов в эту эпоху производились также на территории современной Тувы, причем добывалось не, только железо, но и золото, серебро, олово и медь.
Не менее примечательна культура современников тюрков – приангарских курыканов. Первоначально, в результате археологических раскопок 1912-1914 гг., они получили название “курумчинских кузнецов”, но А.П.Окладников доказал, что это были не кто иные, как курыканы. Сыродутное железо курыканов содержало до 99,45% чистого металла и потому было весьма ковким и прочным. Они выделывали ножи, наконечники копий и стрел, чинили лопнувшие котлы, накладывая на них заплатки. Вместе с тем курыканы занимались скотоводством и даже земледелием, применяя, искусственное орошение полей.
Эти данные утверждают, что тюрки выступили на арену мировой истории как народ, впервые освоивший в Центральной Азии промышленные производства железа и благодаря этому, поставивший себя в независимое положение по отношению к Китаю и Тибету, откуда до этого времени кочевники получали железное оружие, необходимое для успеха их военных предприятий. Железо и раньше было известно кочевникам, но только тюркюты ввели в его массовое употребление. Земарх, увидев тюркютов, предлагающих ему железо для продажи, был чрезвычайно удивлен и заподозрил да это делается нарочно, чтобы дезориентировать его: “ибо обыкновенно говорят, что у них трудно доставать железо”.
Развитие металлургии позволило тюркским каганам перевооружить свою армию и создать отборные, ударные части из латной кавалерии фули в китайских источниках (т.е. “волки” - бури – названные так “в память” своего мифического происхождения от волчицы). На их вооружении были роговые луки, панцири, копья, сабли и палаши.
Эти краткие сведения письменных источников, к счастью, могут быть дополнены археологическим материалом. В Эрмитаже хранятся глиняные статуэтки, изображающие тюркских гвардейцев. Несмотря на то, что эти статуэтки датируются не только более поздним временем (конец VII или начало VIII в.), можно думать, что изображенные на них предметы вооружения не претерпели существенного изменения с конца VI в. так как за это время не произошло смены культурной традиции. Статуэтки сохранились в погребении китайского вельможи вблизи Турфана (Туюк Мазар, склеп в ущелье Туюк). Пехотинцы и всадники одеты одинаково – в платье, приспособленное для верховой езды. Это указывает на то, что у тюрков пехоты как особого рода войск не существовало. Боевая одежда состояла из головного убора и панциря, причем первый напоминает современный казахский малахай, покрытый металлическими пластинами и снабженный коричнево-красной, по-видимому, меховой, оторочкой.
Войны одеты в халаты с высокими, доходящими до подбородка воротниками. Халат доходит до половины голени и застегивается на правую сторону, так что левая пола оказывается сверху. Поверх халата надет панцирь из металлических пластин, отороченный коричнево-красной каймой. Панцирь доходит до колен, подпоясан узким поясом, рукава короткие, выше локтей. Его надевали, очевидно, через голову. Этот панцирь сходен с сарматским катарактом и характерен для тяжелой конницы. Аналогичные панцири применялись до недавнего времени в Тибете, причем пластины соединялись между собой ремешками. Надо полагать, что в более раннее время совершенной, легкой прочной кольчужной рубашкой. На ногах воинов желтые с черными пятнами шаровары (вероятно, из барсовой шкуры). Сапоги черные, мягкие, вероятно войлочные, походят на, те некоторые и до нашего времени носят и в Тибете Восточном Туркестане. Несмотря на близость этой одежды к тибетской, мы наблюдаем и различие – отсутствует характерный для Тибета напуск около пояса. Модернизировалось и оружие: тюрки широко применяли сложносоставной лук, изобретённый ещё гуннами, кривая сабля-шашка заменила прямой тяжёлый меч. Рубяще-колющее клинковое оружие (сабля) как самое совершенное средство ведения ближнего боя стало показателем уровня развития военной техники. Другое важное достижение древних тюрков способствовало повышению мобильности номадов: в середине I тысячелетия н.э. они создали разборную (решётчатую) юрту.
Изображение оружия сохранилось только на статуэтке спешенного воина. Это длинная легкая пика (Камышина), годная лишь для кавалерийского боя.
Лошади у тюркютов, судя по изображениям, высокие с широким крупом, тонконогие, с короткой шеей и тяжелой головой. Грива, расчесанная и подстриженная, подчеркивает тщательный ход. Эти лошади не имеют ничего общего с монгольскими, но весьма похожи на изображения коней Саманидской эпохи и, в особенности на статуэтке из Хэнани. Особое внимание обращает на себя конская сбруя. Широкое седло, без подушки и с низкой передней лукой, лежит на двух черных потниках, причем нижний оторочен белой каймой. Седло светло-желтое, вероятно деревянное, снабжено круглыми стременами, нагрудником и пятью тороками; в отличие от современных седел от нагрудника идет дополнительная шлея через спину лошади впереди седла. Вероятное назначение ее – облегчить спуск при горной езде, к которой приспособлено седло. Сбруя украшена белыми круглыми бляхами может быть серебряными и сердцевидными оранжевыми или бурыми кистями, висящими на нагруднике, подхвостнике и узде. Лошади не взнузданы, что указывает на их хорошую выучку и вместе с подстриженной гривой создает впечатление хорошо тренированных и подготовленных кавалерийских коней, которых любят и на которых надеются в трудные минуты. Всадники сидят в седле, свесившись на бок (казачья посадка), что обличает людей, проводящих в седле большую часть жизни. Стремена в отличие от современной манеры кочевников опущены низко.
Появились новые виды конской упряжи, одежды, оружия. Крупнейшим событием, во многом определившим облик эпохи, явилось изобретение жёсткого каркасного седла и стремян. Резко расширились боевые возможности всадников, возросла ударная мощь тяжёлой кавалерии. Сидя в прочных сёдлах с жёстким каркасом и упирая ноги в стремя, наездники получили необыкновенную свободу движений, а это, в свою очередь, привело к созданию новых типов оружия. Они наладили широкое производство стремян, и в VI веке стремена распространились от Китая до причерноморских степей.
Отсутствие аналогий заставляет предполагать, что посадка продиктована практическими соображениями: высоко подтянутые стремена удобны для стрельбы из лука и закидывания аркана, так как воин, держась коленями, амортизирует тряску мышцами ног, тоща как при длинном стремени, держась на шенкелях, он приобретает устойчивость, необходимую для рубки и колки длинной пикой. Необычно большое количество тороков заставляет думать, что наши всадники рассчитывали на длинные переходы и добычу, т.е. это было не гарнизонное, а полевое войско.

2.2 Военное искусство

Каган Истеми, в свою пору, называл себя каганом “он ок будун”, что дословно означает - царь “десяти стрел”, а по смыслу - царь “десяти племен”. У тюрков широко применялась традиция десятичного военного исчисления, и основное войско кагана состояло из 10 туменов. Каждый тумен включал в себя 10 единиц войсковых подразделений по 1000 воинов, они делились в свою очередь на 10 отрядов по 100 воинов, и каждая сотня была разбита на 10 групп по 10 воинов. Их командиры назывались, соответственно темник, тысячник, сотник, десятник, и все войско было связано жесткой дисциплиной круговой порукой, т.е. за любое нарушение хоть одного воина, нес ответственность весь десяток, за десяток отвечала головой вся сотня и т.д., а наказание одно - смертная казнь. Так что, струхнувший в бою, мог погибнуть тут же... от своих же. У тюрков, как у предков, существовал культ оружия, военного братства, дух героики, боевого коня и прочих “ценностей” воинствующих кочевников.
Тюркская гвардия была регулярной тяжелой конницей, приспособленной к действиям не только в степи, как все ее предшественники, но и в горах. Несомненно, что с ними не могли равняться степняки-уйгуры, о которых китайцы довольно презрительно отзывались: “В сражениях не строятся в ряды, отделившейся головой (головным отрядом) производят натиск. Вдруг наступают, вдруг отступают, постоянно сражаться не могут” Тюркютские латники оказались достойным противником и для китайских пеших копейщиков и для иранских конных стрелков.
Тюркская тяжелая конница была не только более маневренна, чем китайская пехота, но в отличие от ранних кочевников приобрела умение действовать лобовым ударом. Столкновения 578-579 гг. доказывают военное преимущество тюрков со всей очевидностью.
Кроме Турфанских статуэток фигуры тюркских воинов имеются в наскальных изображениях Сулека (верхний Енисей). Всадник вооружен роговым луком, что можно установить по характерным выгибам. Еще более интересно другое изображение: “...тяжеловооруженный всадник, одетый в пластинчатую броню от шеи до бедра, с рукавами до середины предплечья, с круглым щитком на груди, с мечом и колчаном у пояса с боевой гирей в правой руке направляет копье, украшенное не большим флажком, на лучника, стреляющего с колена, т.е. Саянского лесовика-Гор. Но кроме панцирной кавалерии у тюрков были легковооруженные стрелки, набираемые среди покоренных народов. Изображение такого воина на бронзовой бляхе найдено С. Киселевым в 1939г. при раскопках у села Копены. Всадник без головного убора. Его длинные волосы развеваются по ветру. Их сдерживает затянутая сзади узлом повязка. Полудлинный кафтан перетянут поясом. Сапоги мягкие, без каблуков. С правого бока висит колчан, расширяющийся к низу. Лук сложный, в виде буквы М. Конь степной широкогрудый с подстриженной гривой и завязавшим в узел хвостом. На нем полная седельная сбруя; седло твердое с невысокой передней лукой; под седлом обшитый бахромой чепрак. На подхвостном и нагрудном ремнях навешаны кисти; стремена широкие дугообразные; уздечка плетеная с поводом; Сзади седла развеваются по обеим сторонам ремни (торока)”. Бляха твердо датируется в VII в.
Наличие у тюрков панцирной конницы объясняет их быстрые успехи. В до тюркский период бои решали только конные стрелки из лука; появление панциря свело их значение почти на нет. В рукопашной схватке с легковооруженным противником тюркская тяжелая конница имела все преимущества, тем более что тюрки ввели конный строй. Однако прекрасная в полевой войне тюркская армия совершенно не годилась для осад, так как спешенный латник мало боеспособен. Городские стены положили предел распространению тюркской державы и спасли независимость Китая и Ирана, но в степи тюркская конница долгое время не имела себе равных. В военных делах было очень многое с пользой для дела заимствовано и усовершенствовано от своих родственных и соседних племен. Например, устройство суков и стрел, виды холодного оружия, породы верховых коней, тактика введения боя и т.д. Все войско состояло из конницы, тюрки всегда были отменными наездниками, это способствовало ее высокой маневренности. В одну ночь, по команде, все войско могло уйти в поход или поменять позиции во время войны, как говорится “оставив на утро головешки догорающих костров тем, кто еще не разучился удивляться”. Тумены тюрков всегда имели “под рукой” запасные табуны лошадей, да и сами воины были двуконными, и это давало возможность, покрывать огромные расстояния. Интересен способ запасания впрок продовольствия, точнее свежего мяса в походе. Для этого все войско разворачивалось в “лаву”, т.е. десятки тысяч всадников в одну шеренгу гнали день-два всю степную дичь и затем, замкнув полукруг гона, сходились в условленном месте, где в центр круга облавы сбегались поневоле тысячами антилопы, волки, зайцы, лисицы, куланы, кабаны и прочая животность.

ГЛАВА: III. КУЛЬТУРА ТЮРКСКОГО КАГАНАТА.

3.1 Письменность

Изучая историю древнетюркской династии Ашина, не раз приходилось обращать внимание на некоторые исторические и лингвистические параллели в мифологии древних тюрков и скандинавов. Определенные мифологические и лингвистические связи у тюрков обнаруживаются и с другими народами древней Европы. Взять, хотя бы, легенду о происхождении тюрков от волчицы, или лингвистические данные исследователей о схожести этрусского языка с тюркскими языками. Также, нерешенными в современной исторической науке остаются проблемы, связанные с историей возникновения тюркских письменных памятников и их схожести с этрусскими письменами и со скандинавскими рунами, В предлагаемой работе будет рассмотрена версия китайского происхождения и шумерских, этрусских, древнетюркских, тибетских и скандинавских письменных памятников.
О происхождении тюркской рунической письменности, известной по орхоно-енисейским памятникам VII-VIII вв., в современной исторической науке высказывались различные гипотезы. Приводя аргументы в пользу происхождения рун у тюрков на основе арамейской письменности, или приписывая создания тюркской письменности самим тюркам, ученые так и не смогли определить эпоху возникновения тюркских письменных памятников династии Ашина, чья письменность к тому же, так удивительна, схожа со скандинавскими рунами и с письменностью древних этрусков.
Первые памятники древнетюркской письменности были названы руническими, т.к. была чем-то похожа на рунические письмена древних германцев, которые сохранились в Скандинавии и по их внешнему сходству со скандинавскими рунами, они были обнаружены на берегах Енисея еще в 20-е гг. XVIII в. немецким ученым Д.Мессершмидтом. Это сходство дало возможность Д.Мессершмидту назвать их “руническими письменами”. Так, что название закрепилось за древнетюркскими письменными памятниками. В конце того же века в Венгрии был найден клад золотых сосудов с руническими письменами. В 1889г. русский ученый Н.М.Ядринцев открыл в долине реки Орхон (в Монголии) огромные каменные стелы, оказавшиеся остатками созданного в 732-735 гг. надгробного сооружения в честь Кюльтегина и Бильге-кагана сыновей основателя второй Восточнотюркской державы (682-744) Эльтериш-кагана, при которых государство достигло пика своего могущества.
Непосредственно, изучением рунического письма древних тюрков, Л.Н. Гумилев занялся. И после известия, сделанного бывшим проректором по науке Башкирского государственного университета Александром Чувыровым и его аспирантки из Китая Хуан Хун, о том, что халцедоновая печатка с могильника Бахмутино 2 (Чандар) - есть нечто иное, как императорская печать Китая, а тамги, высеченные на скалах в Альшеевском районе Башкортостана - можно прочесть с позиций китайской письменности дзе-куэн.
По мнению Александра Чувырова, знаки, высеченные в Альшеевском районе Башкортостана не что иное, как каменная карта. О существовании на территории Башкирии, еще нескольких карт в Альшеевском регионе, согласно сведениям профессора А.Чувырова, удалось обнаружить в процессе научных исследований в архивах генерал-губернатора Уфы, где были найдены заметки, датированные концом XVIII в., о 200 необычных древних каменных плитах.
“...Самые древние и наиболее совершенные карты хранятся в музее Ма Ван Туй города Чанша...”- утверждает А.Чувыров - "выполнены они, более 3000 лет назад и имели различное назначение: для военных целей, для орошения, для застройки городов. Кроме шелковых и бумажных карт, использовались и каменные...".
Эта гипотеза, высказанная профессором А.Чувыровым, все же заставляла обратить на себя внимание, хотя все что удалось узнать, было больше похожа на сенсацию, а не на действительно научные факты. Так относительно гипотезы А.Чувырова удалось выяснить, что аспирантка-филолог Хуан Хун, китаянка из Хунаньского университета, однажды увидев в Башкирском национальном музее старинную печать из оникса - обнаружила на ней китайские иероглифы. На печати были вычерпаны надписи на русском, арабском и, как уверяет Хуан Хун, и на древнекитайском языке.
По мнению Хуан Хун, эти письмена в Альшеевском районе Башкирии могут быть напрямую связаны с древним Китаем, и в подтверждение этому высказыванию, приводит такое историческое предание. Что, мол, когда-то на территории древнего Китая располагались семь воюющих государств, и в драматический момент династической борьбы в одном из них шестилетний принц Цынь исчез вместе со своим дядькой. С его исчезновением государство перестало существовать. Происходило все это еще до зарождения первой династии, как раз немного раньше III в. до н.э.
Официальная дилигация из Хунаньской провинции, прибыла в Башкирию. И вице-губернатор из Хунаньской провинции невольно подтвердил догадки Хуан Хун: он в точности так же прочитал иероглифы, включая и те, из древнекитайского языка дзе-куэн. Сразу же после этого известия, сделанного Хуан Хун официальная китайской дилигации из провинции Хунань, зародилось предположение о возможном китайском происхождении тюркских рунических знаков, т.к. скорее всего в Альшеевском районе Башкирии аспирантка Хуан Хун прочитала башкирские тамги. Тамги, как известно, повторяют многие знаки рунического письма, значит можно, было заключить, что руны, или, по крайней мере, тюркские руны имеют какое-то отношение к китайской письменности. К сожалению, не владея китайским языком и достаточными лингвистическими знаниями в этом вопросе, и не имея возможности проверить сообщения аспирантки, Хуан Хун, Л.Н.Гумилев все же решил посмотреть древние хроники и исторические свидетельства, относительно возможного происхождения рун от китайского происхождения рун.
Сначала Л.Н.Гумилев вкратце ознакомился с предысторией происхождения всех рун. При наличии некоторой библиографии по данной теме письменных источников, в том числе и древних китайских хроник. И в результате удалось обнаружить некоторые данные за и против этой гипотезы, вследствие чего и появилась концепция, о китайском происхождения тюркских рун.
В одной из древних сирийских хроник утверждается, что в 568г. в Константинополь тюрки принесли ханскую грамоту, написанную на языке тюрков. Есть все основания предполагать, что грамота была написана тюркскими рунами.
Руны тюрки заимствовали у гунны. Время создания рун, должны определить лингвисты. Тюркские руны пренодлежали тюркам тюцзуе (тюркютам), тюркютам тюцзуе его принесли князья Ашина, к Ашина он попал через гунну. Возможно, руны у скандинавов имеют гуннские корни.
“...В поисках сторонников Западной Вэй, Вэнь-ди, послал некого Ань Нопаньто к тюркскому князю Бумыну для установления дружественных отношений. Посланник, прибывший к тюркютам в 545г., был принят радушно. “В орде все начали поздравлять друг друга, говоря: ныне к нам прибыл посланник от великой державы, ... продолжение
Похожие работы
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ТЮРКСКОГО КАГАНАТА
Территория и население Западного Казахстана в этнокультурных процессах евразийских степей (I пол. I тысячелетия – XII вв.)
Западный Казахстан в духовных и этнокультурных контактах с сопредельными регионами (I половина I тысячелетия – XII вв. )
Сары-тюргеши и кара-тюргеши
Средневековые государства
Монгольское нашествие Чингис-хана и судьба кыпчаков
ГОСУДАРСТВА РАННЕГО И РАЗВИТОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (VI— нач. XIII вв. )
Древнетюркский культурный комплекс Казахского Алтая
Древнейшая история Казахстана
Историко-экономические предпосылки образования племенных союзов на территории Казахстана
Дисциплины