ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО АНАЛИЗА РЫНКА



Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 29 страниц
В избранное:   

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .3

ГЛАВА 1. РЫНОК – КАК СОЦИАЛЬНАЯ явление ... ... ... ... ... ... ..5

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО АНАЛИЗА РЫНКА ... ... ... ..11

ГЛАВА 3. РЫНОЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ, И ИХ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ОБЩЕСТВО ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ..21

ГЛАВА 4. СОЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РЫНКА ГОРОДА АЛМАТЫ ... ..24

ЗаклЮЧение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . 28

Список ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ... ... ... ... ... ... ... ...30

введение

В тысячелетней истории развития Казахского этноса множество знаменательных дат, определивших основные тенденции общественного прогресса. В новейшей истории важнейшим является становление новой государственности казахского народа в связи с распадом союза. В формировании и развитии нового государства заложены идеи первых казахских просветителей и деятелей движения "Алаш", которые добивались в далеком 1919 г. первой автономии Казахстана в составе РСФСР. За короткое, по историческим меркам время, идея автономии пережила как положительное, так и негативное воздействие той системы, которую мы называем тоталитаризмом. Нам, еще предстоит, кропотливо изучив истоки системного кризиса советской власти, в конечном итоге определять современную систему новых отношений в рамках СНГ.
С первых дней независимости Казахстана остро встали проблемы формирования новой системы власти, создания политико-правовых, социально-экономических институтов государства и основ экономической независимости. Как известно, экономический кризис в СССР усугубился кризисом властных структур и идеологии, что предопределили в дальнейшем масштабные проблемы развития стран СНГ. Данный фактор до сих пор сказывается в социально-экономической политике стран СНГ. в т.ч. Казахстана. Я обращаю на это внимание потому, что распад СССР, как и других "империи" в истории, мог бы пойти другими путями, как например в Югославии. В предотвращении стихийного развития событий есть большая заслуга Казахстана, по инициативе которого 12 декабря 1991 г. в Алматы образовалось новое формирование - содружество независимых государств. Е! условиях распада СССР и формирования СНГ Казахстан проводил взвешенную политику сохранения единого экономического пространства и так называемой "рублевой зоны". И здесь мудрость и дальновидность первого Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева, его твердая позиция не допустила потенциальные конфликты.
За десять лет независимости Казахстана сделано немало. За это время произошла трансформация политической, экономической и социальной сфер страны. Сформировалась новая социально-экономическая система с рыночной экономикой.
Оценивая опыт рыночной трансформации Казахстана, необходимо признать, что ныне легко рассуждать о допущенных ошибках и упущениях в становлении независимого Казахстана, но одно бесспорно: основные стратегические задачи — укрепление политической и экономической самостоятельности государства состоялось.
В этом немалая заслуга наших правоведов, которые приняли активное участие в формировании новых законодательных актов, преобразовавших все сферы общественной жизни Казахстана и заложивших юридическую основу нового казахстанского общества.
В законодательном оформлении новых экономических отношений можно выделить несколько этапов. Впервые в Казахстане новые тенденции экономического развития нашли свое отражение в Законе Казахской ССР "О свободе хозяйственной деятельности и развитии предпринимательства в Казахской ССР" от 11 декабря 1990 года. В законе были закреплены общие начала предпринимательства в Казахстане, определены — кто может заниматься предпринимательством, как организовать свое дело, какие права и обязанности имеет предприниматель, какую ответственность несет за нарушение установленных обязанностей и, наконец, как он может защищаться при нарушении его законных интересов и прав. Закон образовал фундаментальную правовую основу развития предпринимательства в Республике, стал необходимым оформлением перехода от административно-командных методов управления экономикой к построению экономических отношений нового рыночного типа.

ГЛАВА 1. РЫНОК – КАК СОЦИАЛЬНАЯ ЯВЛЕНИЕ

Многих мыслителей (особенно с конца XVIII в.) интересо­вало, почему индивиды, преследуя свои собственные интересы и обладая крайне ограниченной информацией, умудряются тем не менее порождать не хаос, а поразительно организованное общество. Одним из самых проницательных и оказавших наибольшее влияние на развитие экономической социологии был английский экономист и философ Адам Смит (1723—1790). Он жил в эпоху, когда даже высокообразованные люди верили, что только благодаря вниманию государственных структур общество удерживается от состояния беспорядка и бедности. А. Смит не согласился с этим. Но для того, чтобы опровергнуть обще­принятое мнение, ему пришлось открыть и описать механизм общественной координации, действовавший, как он полагал, независимо от поддержки государственных структур. При этом механизм оказался настолько мощным, что идущие с ним враз­рез государственные мероприятия нередко сводились на нет.
Формирование рыночных отношений, их большая или меньшая социальная направленность, существующая структу­ра занятости создают свои особые предпосылки экономиче­ского поведения разных групп в социальном сообществе. Че­рез экономические формы деятельности субъектом (индиви­дами, слоями, социальными группами) реализуется способ­ность соотносить свой образ мышления, свои экономические знания и мировоззренческие установки с реальной хозяйст­венной практикой для решения социально-экономических задач. Полнота реализации субъектом своих сущностных сил свидетельствует как о мере его включенности в экономиче­скую деятельность, так и о возможности последней стимули­ровать эту деятельность.
Существует, как считает А. Смит, пять главных условий, которые "компенсируют малый денежный заработок в одних занятиях и уравновешивают большой заработок в других:
1) приятность или неприятность самих занятий;
2) легкость и дешевизна или трудность и дороговизна обучения им;
3) по­стоянство или непостоянство занятий;
4) большее или мень­шее доверие, оказываемое тем лицам, которые занимаются ими;
5) вероятность или невероятность успеха в них. Аль­тернативные варианты, выбираемые в каждом из пяти усло­вий зарабатывания денег, исходя из склонностей и предпоч­тений людей, определяют их экономическое поведение.
Итак, во-первых, заработная плата изменяется в за­висимости от легкости или трудности, чистоты или неопрят­ности, почетности или унизительности занятия. "Владелец харчевни или кабака, который никогда не является хозяином своего дома и подвергается грубости первого пьяницы, зани­мается делом, не весьма приятным и не весьма почтенным, — считает А. Смит, — но вряд ли существует другая какая-либо.
Во-вторых, заработная плата изменяется в зависи­мости от легкости и дешевизны или трудности и дороговизны изучения данной профессии. Человек, изучивший с затратой большого труда и продолжительного времени какую-либо из профессий, требующих ловкости и искусства, ожидает, что труд, которому он обучился, возместит ему все расходы, за­траченные на обучение, с обычной по меньшей мере прибы­лью на капитал, равный этой сумме расходов.
В-третьих, заработная плата изменяется в различных занятиях в зависимости от постоянства или перерывов в работе. "Из всех видов квалифицированного труда, — пишет А. Смит, легче всего, кажется, обучиться труду каменщика и штукатура. Как передают, в Лондоне во время летнего сезона в качест­ве штукатуров и каменщиков часто употребляют носильщиков. Таким образом, высокая заработная плата этой группы рабочих представляет собой не столько вознаграждение за особое их искусство, сколько возмещение за непостоянство работы,
В – четвертых, заработная плата изменяется в зави­симости от большего или меньшего доверия, которым должен пользоваться работник. "Мы вверяем наше здоровье врачу, — отмечает А. Смит, — наше состояние, а иногда нашу жизнь и репутацию — поверенному и адвокату. Такое доверие нельзя безопасно оказывать людям, не занимающим солидного об­щественного положения. Поэтому их вознаграждение должно достигать таких размеров, чтобы обеспечивать им обществен­ное положение... Продолжительное время и крупные расходы, необходимые на их обучение, вместе с указанны обстоятель­ством неизбежно еще больше повышают цену их труда.
В-пятых, заработная плата в различных отраслях из­меняется в зависимости от вероятности или невероятности успеха в них. В профессии, в которой приходится двадцать терпящих неудачу на одного удачника, - считает А. Смит, - этот один должен выиграть все то, что должны были получить все двадцать неудачников. Названные условия определяют баланс действительных или воображаемых выгод и издержек, на которых основывается рациональный выбор индивида. Де­лая этот выбор, индивид предпринимает действие, которое принесет ему в соответствии с ожиданиями наибольшую чис­тую пользу.1
Выбор условия зарабатывания денег, по данным социо­логического мониторинга "Человек и рынок"', делит респон­дентов на две примерно равные половины: хотели бы жить пусть беднее, зато с гарантированным уровнем доходов, без риска — 47,8%; жить богаче, но рискуя, действуя с инициати­вой, - 41,1% (11,1% не ответили). Первых можно отнести к Представителям до рыночного типа, а вторых - исходного рыночного типа поведения.
До рыночный тип поведения характе­ризуется формулой "гарантированный доход ценой минимума трудовых затрат", или "минимум дохода при минимуме тру­довых затрат". Такой тип поведения хорошо вписывался в образ советской экономики и был сформирован мощной ко­мандно-административной системой, воспитавшей людей, не способных принимать ответственные решения и рисковать.
Из года в год, по данным социологических исследований, прослеживалась устойчивая тенденция — 23 респондентов могли бы трудиться более эффективно, чем они трудятся, при наличии материального интереса.
В целом для носителей до рыночного типа поведения характерно неприятие рынка или настороженное отношение к эдему, низкая оценка собственных представлений о рыночной экономике, высокий уровень социальной и психологической напряженности личности, находящейся под сильным влияни­ем выработанных прежними условиями социальных стереотипов.2
Эту категорию респондентов больше других беспокоят дальнейшая либерализация цен и угроза безработицы, пер­спектива переобучения и нового трудоустройства (если такое случится). Выход из кризиса большинство из них связывают с наведением порядка и дисциплины во всех сферах общест­венной жизни, с административными мерами в Экономике. Делая свой выбор стиля жизни и способа зарабатывания де­нег, индивиды в условиях снижения уровня жизни прежде всего рассчитывают интенсивнее работать на нынешнем рабо­чем месте (до 13), полагаются на доходы с приусадебного участка (12) и надеются на социальные гарантии (12). Таким образом, сделанный выбор диктует совершенно конкретный диапазон деятельности носителей до рыночного типа поведе­ния.
Исходный тип рыночного поведения (41,1%) можно охарактеризовать формулой "максимум дохода ценой максимума трудовых затрат". Он предполагает высокую степень экономической активности со стороны индивида, понимание им того, что рынок предоставляет возможности для повышения благосостояния соответственно вложенным усилиям, знаниям, умениям (в частности, умению профессионально рисковать). Собственно рыночный тип поведения еще только начинает формироваться и в сильной мере зависит от хода экономиче­ских реформ и их соответствия социальным ожиданиям эко­номически активных индивидов. Наличие достаточно гибкой структуры ценностных ориентации позволяет им относитель­но быстро адаптироваться к новым условиям социальной сре­ды и адекватно реагировать на изменения основных требова­ний социальных институтов.
Рыночный тип поведения почти полностью (свыше 95%) ориентирован на предпринимательство. Однако отсутствие необходимых знаний у половины респондентов, отсутствие у 80% респондентов связей в торговле (даже при наличии де­нежных средств) и другие обстоятельства в значительной мере способствуют модификации этого типа поведения в псевдоры­ночный. Активная ориентация на предпринимательство сохра­няется только у 13 носителей рыночного типа поведения, 23 респондентов в условия снижения уровня жизни собираются подрабатывать в свободное время, в том числе 13 - зани­маться перекупкой и спекуляцией, т. е. следовать формуле "максимум дохода ценой минимума трудовых затрат".
Превращение исходного типа рыночного поведения на 23 в псевдорыночное поведение (в том числе перекупка и спекуляция) отражает неизбежные издержки формирующегося рынка труда. Необходимость подрабатывания в свободное от основной работы время означает, что труд человека на его рабочем месте оплачивается недостаточно, и вынуждает его прибегать к поискам дополнительных источников сущест­вования.
Отсутствие четкой экономической концепции пере­устройства общества ведет одних к утрате мотивации к про­фессиональному творчеству и инновациям, а других мотиви­рует к повышению благосостояния за счет авантюрного риска (игры на колебании курса рубля по отношению к иностран­ной валюте и др.) с весьма сомнительными морально-этическими нормами. Наличие псевдорыночного типа пове­дения в той или иной социальной системе свидетельствует о низком уровне ее развития, отсутствии четко выраженной
Концепции этого развития, что характерно в той или иной ;ре для развивающихся стран.
Принципиальное различие до рыночного и собственно рыночного типов поведения состоит в наличии у последнего гибкого экономического мышления и соответственно бо­лее гибкой структуры ценностных ориентации. Рыночный тип поведения имеет больше возможностей и перспектив в современных условиях, но тем не менее для его реализации необходимо выполнение ряда условий как со стороны-государства, так и со стороны индивида.
Используя и развивая методологию А. Смита определения экономического поведения людей, исходя из их предпочтений тем или иным способам зарабатывать денег, американский экономист П. Хейне создает, как уже упоминалось, свою концепцию экономического поведения, непосредственно вытекающего из экономического образа мышления индивидов:
1.люди выбирают;
2.только индивиды выбирают;
3.индивиды выби­рают рационально,
4.все общественные отношения можно трактовать как рыночные отношения
Попробуем, исходя из концепции П. Хейне, взглянуть на процесс глазами социолога, который в отличие от экономиста ограничивается рассмотрением человека как безусловно социального существа. Итак, зафиксируем свое внимание на что люди делают выбор.
Выбор занимает настолько важное то в экономической теории, что некоторые критики обвиняют ее в том, что даже бедность и безработицу она трактует как результат добровольного выбора людей.
Тесно связан с проблемой выбора и акцент, который делается на индивиде (не упуская при этом важности групповых ^'действий и общественных связей). В реальности выбор всегда осуществляет индивид, поэтому экономисты пытаются расчленить решения, принимаемые во властных структурах, на решения отдельных лиц, входящих в эти структуры. Корректность такого подхода представляется спорной (или во всяком случае нуждается в серьезном обосновании), но экономический образ мышления действительно принимает индивида за исходную смысловую единицу.
Иногда экономическую теорию критикуют и за свойст­венный ей акцент на рациональности. Экономисты полагают, что человек действует не по капризу, но предварительно взве­сив ожидаемые плюсы и минусы доступных ему вариантов, что он учится на своих ошибках и, следовательно, не повто­ряет их. Иными словами, экономический подход исходит из того, что действия человека логически основываются на калькуляции затрат и выгод;
Но разве люди на самом деле так уж; рациональны? Не влияют ли на их поступки бессознательные побуждения и неконтролируемые эмоции в большей мере чем предполагается теорией?
Экономическое поведение в самом общем виде — это пове­дение, связанное с перебором экономических альтернатив с целью рационального выбора, т.е. выбора, в котором минимизируются издержки и максимизируется чистая выгода.
Предпосыл­ками экономического поведения выступают экономическое сознание, экономическое мышление, экономические интере­сы, социальные стереотипы. При этом каждый феномен вно­сит нечто свое, по-своему формирует тот или иной тип эко­номического поведения.
Так, например, техника экономического мышления — это первая предпосылка, которой человек руководствуется в своем поведении. Исходя из баланса рациональности и эмо­циональности своего мышления, индивиды предпринимают лишь те действия, которые принесут им наибольшую чистую пользу (т. е. пользу за вычетом возможных затрат, связанных с этими действиями). Предполагается, что каждый поступает в соответствии с этим правилом: скупец и расточитель, поку­патель и продавец, политический деятель и руководитель фирмы, человек осторожный, полагающийся на предвари­тельные расчеты, и отчаянный импровизатор. В общении между собой, особенно по поводу распределения и потребления ограниченных экономических ресурсов субъекты преследуют свои экономические интересы, удовле­творяют свои насущные потребности.
Это вторая пред­посылка их экономического поведения, позволяющая во многом его предсказывать. В обществе, широко использую­щем деньги, каждый предпочитает иметь их больше, потому что деньги расширяют возможности достижения собственных интересов (в чем бы они ни состояли). Последнее обстоятель­ство очень помогает предсказать экономическое поведение.
Оно оказывается также полезным, когда требуется повли­ять на экономическое поведение других людей. В процессе общественного сотрудничества, действуя в собственных инте­ресах, люди создают возможности выбора для других, и обще Огненная координация формируется как процесс непрерыв­ного взаимного приспособления к изменениям в чистой вы­воде, возникающим в результате их взаимодействия.
Динамичность социального стереотипа, подвижное равновесие образа и прагматической установки (или суждение их в противоречие) создают третью предпосылку выбора альтернативных вариантов ~ сформированные возможности глобального порядка или сиюминутные выгоды, интересы всеобщего плана или частные интересы.
На самом деле люди не так уж рациональны и их выбор в реальной ситуации определяется: состоянием баланса рацио­нального и эмоционального в экономическом мышлении;
Подвижностью равновесия нормативного и индивидуального начал в социальном стереотипе; и наконец, более глубинными причинами (часто не зависящими от них) — их экономическими интересами.
Эти последние предполагают, что функционирование лю­бого института (механизма) легче всего понять как результат рыночных процессов. Здесь внимание привлекается к важной особенности экономической теории: она вовсе не предполагает, будто рынок работает лучше, чем альтернативные институ­ты, особенно государственные. Предполагается скорее другое;
.функционирование любого института, сколь бы скверным или успешным оно ни было, легче всего понять как результат Процессов рыночного типа. Несколько утрируя, можно сказать, что экономическая теория не считает рыночные решения.
Лучше (или хуже) государственных, поскольку для нее госу­дарственные решения - это и есть рыночные решения. Дей­ствия государственных структур - результат рыночных про­цессов: индивиды преследуют свои собственные интересы и приспосабливаются к поведению друг друга, соблюдая при этом особые, принятые здесь "правила игры". 3
Другое дело, насколько глобальны и в какой степени развиты рыночные отношения в условиях формального отсутствия рынка. Можно условно считать их нулевыми и принять за точку отсчета при отслеживании социальных последствий до введения экономических реформ.

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО АНАЛИЗА РЫНКА

Экономическая теория, по П. Хейне, пытается объяснить любое поведение людей как результат выбора. Обращение к экономическому образу мышления позволяет нам объяснять что социальные явления, включая и изменение уровня безработицы, как следствие меняющегося соотношения предполагаемых выгод и издержек. Безработица в ее явном виде — явление сравнительно новое в пост советском обществе. Поэтому есте­ственно, что над процессами принятия решения довлеют сте­реотипы прошлого, влекущие человека, делающего выбор, к сохранению статус-кво как наиболее предпочтительного по­ложения. Этим объясняется отчасти, что высвобожденные (особенно женщины) соглашаются скорее на неполную рабо­чую неделю, неполный рабочий день, нежели на какие-либо изменения в своей специальности или переход в сферу об­служивания (хотя последнему во многом препятствует неразвитость этой сферы. Как выяснилось, люди предпочитают скорее пособие по безработице, нежели работу по уходу за инвалидами,, преста­релыми, больными, детьми, неквалифицированный, физиче­ский труд. Люди не соглашаются на общественные работы, считая, что это унизительно для их достоинства, дискомфорт­но для их психологического самочувствия. Очевидно, с увели­чением длительности безработицы предпочтения, диктующие принятие тех или иных решений будут меняться. Но для этого придется преодолевать пассивность экономического мышления и выбирать между вариантами: либо переучиваться (с гарантиями последующего трудоустройства), либо согла­шаться на предлагаемый диапазон работ, либо мириться со статусом безработного.4
Можно допустить, что темпы роста уровня безработицы отражают не только растущую нехватку рабочих мест, но и изменения в оценке ожидаемых выгод и издержек, с которы­ми связаны поиски работы. Как издержки поступления на работу, так и издержки отказа от нее для разных людей будут весьма различными в зависимости от таких факторов, как пол, возраст, стаж, квалификация, обязательства перед, семь­ей, другие источники дохода, собственные ценности ориен­тации, сложившиеся стереотипы и даже взгляды тех, чьим мнением человек дорожит.
Экономические решения основываются на ожиданиях. Люди принимают решения поступить на работу, так как они надеются найти подходящее место. Если ожидания ищущих работу необоснованно высоки, это приведет к повышению уровня безработицы. Если, например, выпускники средних и высших учебных заведений будут иметь завышенные пред­ставления о ценности своих дипломов на рынке труда, уро­вень безработицы среди них возрастет. Такое же воздействие реально предлагаемой заработной платой.
Итак, уровень безработицы складывается из целого комплекса решений, которые принимаются и теми, кто предлагает свой труд, и теми, кто предъявляет на него спрос. Очевид­но, что все они учитывают и ожидаемые издержки отказа от бальных возможностей в результате своих решений. Более того, издержки безработицы далеко не для всех одинаковы;
Для разных индивидов они принимают разные формы. Для одних основными издержками безработицы является потеря дохода, для других такими издержками будет потеря благ, которые они ценят больше, чем денежный доход (неравнодушие к работе, ощущение причастности к делу, общение с коллегами, возможность делать карьеру и др.).
He существует и однородной массы безработных, несущих одинаковое бремя безработицы. Не существует, наконец, по­стоянной величины, за пределами которой безработица начинает представлять собой серьезную проблему.
Не существует единой политики, пригодной для уменьшения всех видов без­работицы. Не существует и четкой границы, отделяющей без­работных от тех, кто просто "не работает". В конечном итоге провести различие между бременем безработицы и радостями досуга может только сам человек, оценивающий соотношение выгоды от поступления на работу и отказа от нее.
И то и другое зависит от оценки людьми относительных выгод пре­доставляемых альтернативных возможностей. Различные уровни безработицы среди разных групп населения отражают не только различия в спросе на услуги людей, но и вариации в задержках, с которыми связаны для разных людей поиск, начало или продолжение их работы.
Используя и развивая методологию П. Хейне (с выходом на типы экономического поведения) в социологическом мониторинге "Регулирование занятости в условиях формирую­щегося рынка труда", проанализируем ситуацию на рынке Труда Республики Казахстан.
Исследование социально-профессиональных ориентации безработных в условиях формирующегося рынка труда пока­зало, что независимо от пола, возраста и уровня образования активность негативных ориентации на н престижные в общественном мнении виды труда, а также на переезд в поисках работы в другой город, деревню, за пределы республики. Казалось бы, что увеличение длительности периода безработицы (число безработных со стажем более 1 года возросло от 1,5% в 1992 г. до 21% в 1993 г. от общего числа безработных) должно сузить диапазон и уменьшить активность негативных ориентации на не престижные виды. тру­да, но этого пока не происходит. Данное явление объясняется спецификой контингента безработных, состоящего на 45 из лиц со средним и высшим специальным образованием, и живучестью социальных и профессиональных стереотипов, порожденных традициями советского общества и далеко не всегда совпадающих с развитием рыночных отношений.
Для повышения разрешающих способностей анализа про­блемной ситуации определим основные стратегии экономического поведения, исходящие из оценки респондентам того, что значила для них прежняя работа как ценность, и реализуемые в соответствии с существующими традициями и освоенными стереотипами.
На основе отношения к прежней работе исключительно как к источнику материальных благ (37,2%) формируется стратегия так называемого прагматического поведения. Его носители — в равной мере группы со средним общим (33,0%) J средним специальным (36,8%) и высшим (38,7%) образований ем; как мужчины, так и женщины. Вместе с тем этот тип по­ведения значительно усиливается с возрастом и в старшей возрастной группе выражен втрое сильнее.
К какому соотношению выгод и издержек тяготеют носи­тели этого типа поведения? Данная категория безработных активно стремится к получению новой профессии путем пе­реобучения. Представители этой категории активно ищут ра­боту и по специальности, и любую, и учатся на курсах (примерно по 13); 17 занимается предпринимательством и около 5% работают на сезонных и временных работах. Инди­виды равномерно и настоятельно используют все возможно­сти для выживания в условиях формирующегося рынка. Вме­сте с тем носители этого типа поведения решительно отказы­ваются от неквалифицированного физического труда и работы по уходу за больными и престарелыми вследствие его низкой оплаты. Не желая снижать материальных требований, большинство из них не соглашаются ни на какую работу с более низкой оплатой, нежели прежняя.
На основе ценностного восприятия прежней работы и плане раскрытия способностей и профессиональной карьеры (31,8%) формируется стратегия поведения, которое можно назвать профессиональным. Большинство носителей данного типа поведения (23) проходят переобучение под давлением обстоятельств. До половины из них ищут работу только по специальности, 14 — любую работу, 13 — учатся на курсах. Большинство не соглашаются ни на какую работу с более низкой оплатой, чем прежняя, из соображений самоуважения и, прежнего профессионального статуса. Что же касается личных перспектив относительно трудоустройства, то они в пол­тора раза меньше, чем у первой категории индивидов, а сроки трудоустройства — длиннее.
На основе отношения к прежней работе, при котором она не представляла никакой ценности или ее затруднялись либо оценить (31,0%), формируется стратегия поведения, которое логично назвать безразличным. Характерно, что этот тип почти не связан с уровнем образования респондентов и с "полом. В той или иной мере он связан с возрастом, уменьша­ясь по мере увеличения возраста в 1,8 раза. Представители этой категории спокойно относятся к потере прежней работы, проявляют высокую степень готовности к получению новой профессии (23 из них готовы переучиваться). Лишь 15 из них ищут работу по специальности, 13 согласны на любую работу, 13 учатся на курсах, для получения новой специаль­ности. Личные перспективы трудоустройства у них относи­тельно успешны в связи с отсутствием профессиональных ам­биций.
Разработка этих стратегий дает возможность проследить логику поведения прагматично, профессионально и безраз­лично ориентированных индивидов, основания их калькуляции выгод и издержек, рациональность выбора. Отслеживание - логики каждого из типов поведения приводит к выводам, что при каждым из них нужно работать по-своему и каждый из них можно прогнозировать в плане успешности поисков работы, готовности к обучению новым профессиям, ориентация на определенные группы профессий.
Если проследить подобные типы поведения у людей до 30 лет, разделив их на выпускников и безработных, то наблюдается иная картина. Прагматический тип поведения охватывает 36,0%, выпускников и 39,2% безработных; безразличный —25,3% выпускников и 33,5% безработных.
Анализ материалов исследования показывает, что рассмотренные типы экономического поведения только зарождаются, только начинают себя проявлять в конкретном экономическом поведении (как переборе альтернатив с целью максимизации выгоды) в условиях формирующегося рынка труда. Так, например, беспокойство выпускников по поводу будущего трудоустройства и безработных по поводу потери работы дик­туется скорее создавшейся ситуацией, нежели наличием соб­ственной стратегии, определяющей рациональность выбора.
И тем и другим одинаково трудно быть рациональными в условиях отсутствия экономической информации о положении на рынке труда и в связи с хронической боязнью пред­принимать что-либо самостоятельно. Вместе с тем у безработ­ных по сравнению с выпускниками в полтора раза ослабевав прагматическая и во столько же раз усиливается безразлична стратегия поведения. Это может свидетельствовать об известной растерянности и неподготовленности вчерашних выпуск­ников к коллизиям рынка и требует разработки государствен­ной политики с целью активизации профессиональной стра­тегии экономического поведения.
Существовали и некоторые интересные параллели в развитии экономической социологии в России и за рубежом. Например, Дюркгейм и Ковалевский практически одинаково определяли главный фактор экономического развития ― рост физической и моральной плотности населения. Исследования дарообмена М. Мосса в некоторых аспектах предвосхищаются работой Н. И. Зибера "Очерки первобытной экономической культуры", вышедшей еще в 1883 г. Идеи немецкой исторической школы поддерживались и развивались А. И. Тюленевым и другими представителями экономистов-историков, а социальная теория хозяйства Р. Штамм Лера перекликается с социальной теорией распределения М. И. Туган-Барановского и С. И. Солнцева. Если в США концепция "Экономика и общество" ("Economy and society") создается Т. Парсонсом и Н. Смэлсером в 1950-е гг., то у нас эта традиция появляется в начале века: у П. Б. Струве в его работе 1913 г. "Хозяйство и цена" отдел первый так и называется "Хозяйство и общество". Эта традиция развивается далее Н. Д. Кондратьевым в работе "Основные проблемы экономической статики и динамики", написанной в 1931 г. и опубликованной только в 1991 г. в серии "Социологическое наследие". Были у нас и уникальные образцы изучения хозяйства, аналогии которым вряд ли найдутся, ― речь идет о работе С. Н. Булгакова "Философия хозяйства" (1912 г.). Наконец, нельзя забывать, что вопрос о соотношении экономического и социального был поставлен в историческом споре народников (В. П. Воронцова, Н. Ф. Даниельсона и др.) и марксистов (В. И. Ленина и др.) о судьбах капитализма в России: если первые выбирали социальное развитие вместо экономического, то марксисты настаивали на единстве экономического и социального.
В 1960-е гг. в Ленинграде В. Я. Ельмеевым обосновывается концепция сочетания экономического и социального развития, создается теория и практика социального планирования, с этого момента термин "социально-экономическое" становится весьма распространенным. Именно после этого стали задумываться о социальных результатах развития экономики, а в политэкономию стала возвращаться концепция человека. Социологи начинают активно заниматься исследованиями труда не только в сфере промышленности, но и в области сельского хозяйства. Т. И. Заславской и Р. В. Рывкиной был организован проект "системного изучения советской деревни". Таким образом, в 1960-е гг. экономика становится объектом пристального интереса социологии, пока все еще "твердо" стоящей на марксистских позициях. Иного еще не позволено, но это не означает, что между социологами не было разногласий и противоречий. Как раз в этом недостатка не было. Так постепенно закладывались основы будущего возрождения экономической социологии, и неслучайно те из социологов, кто занимался экономической проблематикой в 1960-е (Ельмеев, Заславская, Рывкина), будут стоять у ее истоков в 1980-е гг.
В 1970-е гг. больших новаций в области социологического исследования экономики не было, хотя активно развивалась промышленная социология, профессия "социолог" стала распространенной на заводах ― так появился заводской социолог. Публиковались и теоретические работы в этой области, в частности книга В. Подмаркова и А. Величко "Социолог на предприятии" (1976 г.). Продолжались масштабные исследования, начатые в 1960-е, в частности, Г. В. Осипов, В. А. Ядов, Т. И. Заславская повторили свои исследования. В русле концепции "человек и его работа" в 1970-х гг. Л. А. Гордон и Э. В. Клопов разрабатывали проект "человек после работы", где разбирали проблемы свободного времени и быта рабочих. В Минске Г. Н. Соколовой, которая также впоследствии будет выступать за создание экономической социологии, проводились исследования в области культуры рабочего класса, изучались социальные последствия автоматизации. Благодаря идеям В. Я. Ельмеева в экономическую науку активно внедрялась концепция человека. В. Т. Пуляев в 1979 г. выступил с идеей о том, что главной производительной силой экономики является ... продолжение

Вы можете абсолютно на бесплатной основе полностью просмотреть эту работу через наше приложение.
Похожие работы
Технологии социальной работы в сфере занятости
Процесс профессионального самоопределения учащихся в средней общеобразовательной школе
Инвестиционная политика строительной компании на примере АО Алматы Курылыс
ПРИМЕНЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ОПЫТА В КАЗАХСТАНЕ
Социальные проблемы безработицы и безработных
Социальное прогнозирование
Экономическая политика и благосостояние населения, его структура, дифференциация и динамика
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА И ЕЕ РОЛЬ В ФОРМИРОВАНИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ
АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
Страхование на рынке Казахстана
Дисциплины