Особенности развития Гендера в Республике Казахстан


Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 29 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






план

введение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... . ..3

Глава 1. Основные понятия теории гендера ... ... ... ... ... ... ..4
1.1 Теория гендера и государственная служба ... ... ... ... ... ... ... ... .4
1.2 Философия теории гендера ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...8

Глава 2. Особенности развития Гендера в Республике Казахстан ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. .12
2.1 Гендер: особенности развития в Казахстане ... ... ... ... ... ... ... ..12
2.2 Гендерный аспект занятости на рынке труда ... ... ... ... ... ... ... ..14

Глава 3. Гендерная политика: современная семья ... ... ... .22

заключение ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .28

Список использованной литературы ... ... ... ... ... ... ... ... ..30
введение

Данная курсовая работа посвящена обзору и анализу многообразия общественно-политических и социально-экономических отношений, где определение места и роли женщин в обществе происходит в соответствии с новыми концептуальными подходами.
В XIX в. в странах Западной Европы и США возникло феминистское движение за равноправие обоих полов, основным направлением деятельности которого, в первую очередь, являлась борьба за избирательные права женщин. В 60-х гг. XX в. появилось новое понятие - гендер, характеризующее разницу между биологическим и социальным полом человека. Гендерный подход к рассмотрению политических, социально-экономических процессов и явлений отражает их изучение с точки зрения как мужских, так и женских интересов. Гендерная политика, отвергая сложившийся в обществе традиционный стереотип о необходимости общественно-политической деятельности женщин лишь при решении проблем семьи, молодежи и воспитания детей, стремится к достижению равноправия между полами, к изменению взглядов о месте и роли женщины в обществе и политике.
Таким образом, важнейшим вопросом гендерной политики выступает гендерное равенство во всех сферах общественной жизни, искоренение всех видов дискриминации в отношении женщин, их политическая социализация. Социальная дискриминация существует практически во всех сферах жизни общества, но особенно ярко она проявляется при распределении доходов, в политике и сексуально-бытовой сфере.
Например, в 2002 г., согласно данным Агентства Республики Казахстан по статистике, из общего числа зарегистрированных по республике за январь - сентябрь 2001 г. преступлений 17,9% было совершено в отношении женщин, в том числе:
преступления против личности - 40,2%;
побои - 65,2%;
истязания - 82,9%;
изнасилования - 82,1%;
насильственные действия сексуального характера - 58,0%
В сфере занятости дискриминационные тенденции также просматриваются довольно отчетливо. В 1991-2001 гг. сокращение общей численности занятого населения происходило, в основном, за счет активного вытеснения женщин из сферы оплачиваемого хозяйства.
Так, среди безработных 23 женщин, а уровень их заработной платы составляет 76% от заработной платы мужчин. Даже в традиционно женских отраслях, таких, как здравоохранение, образование, социальные услуги и другие, у женщин по сравнению с мужчинами заработок ниже (Доклад министра А.Б. Самаковой о выполнении Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин на XXIV сессии Комитета CEDAW ООН в январе 2001 г.).
Глава 1. Основные понятия теории гендера

1.1 Государственная служба и теория гендера

Теория гендера, как прикладная наука, во второй полови­не XX века стала поворотным пунктом пересмотра филосо­фии традиционного соотношения полов: первичности муж­ского и вторичности женского. Понять сущность гендера и исследовать основные измерения пропорционального пред­ставительства мужчин и женщин на высших государственных должностях невозможно без понятийного его определения.
Государственная служба как социально-правовой институт затрагивает почти все сферы жизнедеятельности общества. Чтобы понять природу государственного служащего, важно освободиться от стереотипных подходов к традиционному соотношению первичности и вторичности полов.
Государственная служба выделяет две основные формы трудовой деятельности людей, относящих себя к государ­ственным служащим: либо создание материальных и духов­ных ценностей, либо реализация функций государственных органов (1). К сожалению, в таком соотношении женщины больше представлены в сфере создания ценностей для чело­века, а реализацией совокупного продукта для жизнедеятель­ности уже самого общества занимаются традиционно в боль­шинстве своем мужчины. Государственная служба, как кон­центрированная разветвленная профессиональная деятель­ность индивид ума, не может не затрагивать и его социум. Та­ким образом, государственную службу надо рассматривать, прежде всего, с позиции деятельности человека, либо, как говорят французы, администрация — это прежде всего муж­чины и женщины, а потом уже структура (2).
В постсоветских государствах проходят интересные дис­куссии, касающиеся правовых, социальных основ формиро­вания государственной службы, в результате которых выст­раиваются сущностные, коренные вопросы, определяющие подход к самым разнообразным сферам жизни человека. Задачи и функции государственной службы можно опреде­лить, раскрывая ее через взаимоотношения общества и че­ловека.
Сущность человека, писал К. Маркс в Тезисах о Фейер­бахе, — это совокупность всех общественных отношений. Следовательно, нет личности вообще, существует лич­ность определенного конкретного общества. Общеизвест­но, что предпосылкой возникновения и существования обще­ства является природа. Именно в процессе развития приро­ды появился человек. Но в обществе действуют специфи­ческие социальные закономерности, которые присущи толь­ко ему одному. Следовательно, между обществом и при­родой существуют и различия, и тесное взаимодействие. Гармония мужского и женского начал воздействует на эво­люцию природы, а географическая среда взаимодействует, с человеком.
Наметившаяся тенденция в политике-экономике-науке-искусстве стратегии женского начала как движущей основы гармонии и гуманности самой природы общества на пороге нового тысячелетия уже есть состоявшийся продукт ученой мысли о сравнительном соотношении традиционной универ­сальности и различии полов как рода человеческого. Среди широкого спектра мнений, на наш взгляд, интерес представ­ляет точка зрения о том, что гомеостаз общества и биосфе­ры есть единственный путь не только взаимодополняемости мужского и женского начала, но и, прежде всего, выжива­ния рода человеческого. Этому способствовало организо­ванное женское движение, которое в транзитном обществе может служить социально-взрывоопасной силой. Высказан­ная точка зрения основывается на следующих аргументах. Во-первых, это социальная группа, все больше носящая черты всеобщей доступности и единения. Женская психология в своей биологической сути ориентирована на сохранение жи­вого и воспитание молодого в отличие от политики мужской экспансии. Мужская логика политики железного занавеса, войн 70-90-х годов больше впитала, а точнее еще сильнее развила в своем характере агрессивные черты власти.
История общества явно свидетельствует о том, что мат­риархальные отношения родового общества благоприятство­вали гомеостазу раннего человека с природой. И наоборот, переход к патриархату знаменовал собой не только подчине­ние одного пола другому, но и взят по курсу на покорение своей природной Среды (3).
Таким образом, развитие цивилизации в историческом разрезе свидетельствует о том, что матриархальные отно­шения родового общества, по-своему отражающие равен­ство полов, благоприятствовали гармонии раннего человече­ства с природой. Переход же к патриархату, знаменовавший курс на техногенное покорение всей природной Среды, ока­зался тесно сопряженным с нарушением названного равен­ства. В свою очередь, переход биосферы в техносферу подвел человечество к осознанию жесткого регулирования количественного роста человечества и его качественного со­вершенствования. Понимание этого должно так организо­вать социум, чтобы в нем на новой основе восстановить под­линное равноправие полов.
Рациональное зерно заключено в том, что русская вос­точная культура с ее европейским менталитетом и истори­ческими парадигмами, радикально меняющими государ­ственную политику общественного строя со всеми плюсами и минусами, не приемлет навязываемую западную идею дискриминации.
Теория гендера, экстраполируясь на евразийское про­странство, при всей ее эклектичности, склоняется к тому, чтобы рассматривать равную субъектно-объектную природу мужчины и женщины в сфере властных отношений. Эволю­ция самоутверждения женщин в обществе, перешедшем из советской системы в условия рыночных реформ, логичес­ки подтверждается меняющимися ценностями в отношении персонала управления на государственной службе. Следова­тельно, поиск новых технологий, основанных на национальных традициях и отечественном опыте в отношении достижения равных возможностей, взаимных мер ответственности и прав в семье, трудовой деятельности, раскрывает новые грани самореализации личности. В этом отношении науке предсто­ит рассматривать гендерные установки через генезис гармо­нии мужского и женского начал, дополняющих друг друга своими индивидуальными категориями.
Современная теория гендера все более оптимистична в отношении женских прав, ибо род рассматривается как сово­купное начало мужского и женского, а не традиционно пер­вичное мужское и вторичное женское. От позиции соотно­шения сознания и бытия, разума и природы зависит будущ­ность теории о гендере как прикладной науки, и она выходит за рамки феминистской точки зрения. Процесс исследования истинной категории тождественности полов претендует на научное обеспечение. Диалектика природы полородовых соотношений позволяет женщине добиваться нормативных и эксклюзитивных действий. Нормативных — потому что они защищают их от давления унисекса, что активно прогнозиру­ется на Западе как начало неизбежности трансформации пола во втором тысячелетии. Эксклюзитивных — потому что они утаивают сложный спектр многочисленных различий.
Цель развития теории о гендере возникает в связи с не­изменностью изучения так называемого женского вопроса, который в большей степени инициируется и прогнозируется как проблема развития других общественно-гуманитарных дисциплин.
Универсальность раскрытия познания сути человеческого рода не может претендовать на завершенность без учета таких ее специфических особенностей, как пол, возраст, раса, социальный статус, профессионализм. Исследование этих категорий в сравнении и соотношении с историческими и социально-политическими особенностями будет способство­вать растущему интересу развития с позиции гендерных ин­тересов. Наука все больше склоняется к познанию челове­ческого рода с позиции антропологии, уходя от старомодных запутанных подходов. Социальная и культурная антропология 60—70-х годов уходящего столетия находилась, как извест­но, в глубоком кризисе. Ее концептуальный багаж подвергся многоплановой критике. С разработкой теории гендера свя­зан выход из этого кризиса.
Центральная категория названной теории — гендер, т.е род, пол в его социальном и культурном измерении, пред­стает в ней как принцип социальной организации, а гендерно определяется поведение как социальный артефакт (дословно: искусственно сделанный). Объективности ради следует заме­тить, что языковая конструкция слова gender (род) в перево­де на русский язык несколько размывает смысловую нагруз­ку, отчего и вызывает немало дискуссий. Впрочем, такая ин­терпретация характерна для 80—90-х годов, когда сформиро­валась новая дисциплина — антропология гендера (4). Утвер­дившиеся в научном обороте международные термины тре­буют при трансформации на отечественную почву более под­робного раскрытия, даже если они относятся к числу само собой разумеющихся. Нынешний период этой дисциплины, отмечает исследователь М. Люборакина, отличается при­кладными направлениями, включающими национальные меха­низмы социального статуса женщин (5). Безусловно, речь идет не об отрицании преемственности старой школы универ­сализма, но приоритет отдается причинно-следственному ана­лизу традиционного понимания господства мужского начала и подчиненности женского начала.
Теорию гендера надо объяснять с позиции профессиона­лизма, мониторинга оценочных действий и методов равной ответственности человека перед обществом. Гендерные ис­следования — одна из сфер, в которой конструктивно взаимоисключается старая школа универсализма зонтичных от­ношений. Зонтичные отношения в иерархии государственной службы, построенной, по сути своей, с позиции примата мужской логики власти над женской, дает право на экспери­мент в оценке величайших ценностей природы рода челове­ческого — ценности мужчины и ценности женщины в сфере управления.
Нет оснований отрекаться от точки зрения, что начало лю­бого нововведения, эксперимента является фундаментом того, что происходит в мире. В реальной действительности данная задача осложняется не столько наличием трудностей теоретико-методологического толка (хотя при полном отсут­ствии исследований по политической антропологии и они су­щественны), сколько тем, что научные знания о формирова­нии, интернационализации и трансляции гендерных отноше­ний являются, по мнению М. Люборакиной, одними из самых закрытых в обществе.
До тех пор, пока широкое представительство женщин на высших государственных должностях на уровне принятия го­сударственных решений не будет соответствовать их реаль­ному вкладу в развитие жизнедеятельности человека, сто­ящие перед обществом задачи так и останутся политикой хаосогенных тенденций.
Политика тотального мужского правления к концу XX века практически изжила себя. Страна, лишенная женской перспективы в управлении государством, не может про­грессировать как цивилизованное демократическое об­щество. Здесь многое зависит от доктрины государственной кадровой политики, а также от желания, прежде всего, са­мой женщины взвешивать свои реальные возможности в планировании карьеры. И эти две идущие навстречу линии и будут основой меняющегося соотношения полового пред­ставительства в структурах административно-управленческой элиты. Все это говорит о том, что гендерная проблематика выдвигается всем ходом эволюции общества. Но реально она становится предметом научного внимания лишь в наше время. С 90-х годов дискуссии по гендерной тематике, иду­щие с Запада на Восток, вовлекают в свое лоно научную женскую общественность постсоветских государств в усло­виях радикальных политических и экономических реформ с параллельно утверждающимся институтом государственной службы.

1.2 Философия теории гендера

Философия не является только логикой науки, она есть, прежде всего, учение об отношении человека к миру с точ­ки зрения вопроса о соотношении материи и сознания. Со времен Ф. Ницше мысль философа стала менять свое на­правление: она двигалась от человека к миру. В философии стали возрождаться антропоморфизм и социоморфизм (1). С первой половины XX века поворот западной философии к проблемам человека закономерно закрепляет стремление к ее антипологизации (2).
Отношение рода к полу должно рассматриваться в усло­виях, когда в качестве единственного критерия истинности рассматривается первичность первого над вторым' и когда отрицается женский пол как второй. Поскольку такая тен­денция в философском смысле, как нам представляется, пока что в полной мере не реализована, хотелось бы не­сколько подробнее остановиться на различных теориях фе­министского мировоззрения, которые полностью детерми­нируют традиционные взгляды, религиозные верования.
Возрастающее влияние рода человеческого на социальную сферу жизнедеятельности общества просматривается с по­зиции контекста в сфере управления. Другими словами, род не может восприниматься как единое целое без учета взаимоотношения полов на условиях равного партнерства. Последнее может завоевываться тяжелым трудом. Гендерная тема среди исследований женских проблем прояв­ляется все активнее. Надо сказать, ведущую точку зрения занимает философия утверждения тождественности чело­веческого рода, рассматривая дистанцирование полов как зависимость и соподчиненность одного пола другому. Фи­лософия свободы женщины предполагает основу гендер­ных соотношений с точки зрения психологии, биологии, лин­гвистики, управления и т.д. Второй пол есть причина глу­бинного анализа современной научной системы. Недооцен­ка повсеместного присутствия женской категории подчерки­вает актуальность самой постановки вопроса взаимоотно­шения полов, отрицая привилегии другого, когда тради­ционно мужской пол подводит себя к универсальным стан­дартам и нормам. Взаимоотношение полов в рамках рода есть фундаментальная теория переоценки женской субъек­тивности. Каждая женщина может и должна преодолеть традиционное отношение к ней как ко второму, зависи­мому полу. Другими словами, женщины не будут свобод­ны, пока они сами не заявят, что они требуют таких же прав и полномочий для женщин, которые мужчины изначально допускают для себя благодаря своему полу. Концептуаль­ная структура такого тезиса далека от простоты: она проб­лематична в том, что отождествляет природу двух полов.
Такое положение доказывает, что пол и род не могут подменяться, союз между существом мужским (самцом) и мужчиной с существом женским (самкой) и женщиной дос­тигается нелегко. В этой связи очень опасной является точка зрения, что какой-либо род в пространстве не является дру­гим родом; предполагается ограничение рода в пределах пары. Такое обобщение приводит к тезису отделения тела от разума, вследствие чего отвергается природная исконно женская суть. Такая точка чисто феминистская, хотя и небе­зынтересна с научной точки зрения.
Диалектика равноправия полов, наоборот, создает пред­посылки для эмансипации женских прав и возможностей, увя­зывая и развивая эту направленность с различными пробле­мами жизнедеятельности общества.
В результате полородовые различия и программа эманси­пации женщины поднимает вторую волну женского движе­ния на пороге нового тысячелетия. Женский род расширяет статус кво, разрешая второму полу заявлять о себе в до­минирующем мужском микромире. Однако активизирую­щееся влияние женщины в сфере государственного управ­ления не истощает и не умаляет функции материнства и жены. Имевшие место во второй половине XX века между­народные конференции, дискуссии, встречи неправитель­ственных женских организаций, в том числе феминистских, способствовали позитивному объединению женщин, а глав­ное, конструктивному воздействию второго пола на авто­ритет отцов и мужей. Позитивная сторона этих объедине­ний заключается в том, что женщины становятся правозащитницами других женщин. Это особенно важно для той категории людей, которая долгое время была в подчине­нии и зависимости.
Зависимость, как правило, получает сиюминутную разряд­ку в форме просьб и прошений об уравниловке или компен­сации за свое угнетенное состояние. На пороге нового тыся­челетия женщина одержала собственную победу над лич­ными амбициями. Она возвысилась над всеми требованиями, которые унижали и оскорбляли ее как личность. На протя­жении уходящего века женская научная мысль достигла понимания главного — гражданских прав посягательства на мужскую цитадель — государственную власть и управле­ние. Разноголосица в отношении самого подхода к пробле­ме взаимоотношения полов через гендерные установки как раз подчеркивает продолжение господства мужской структуры. Особо хотелось бы выделить культурологическую точку зрения Святейшего Престола. Его представитель в этой связи отметил, что значение слова гендерный понима­ется как отражение биологической принадлежности к муж­скому или женскому полу. Святейший Престол исключает двусмысленные интерпретации, основанные на распростра­ненных взглядах, в соответствии с которыми сексуальная природа может неограниченно адаптироваться для новых и различных целей (3). То, что женщина традиционно не до­пускается во все властные структуры, лишний раз подтверж­дается мужской структурой управления обществом. Поло-родовые различия основываются на поддержке института мужской связи, женщины, как известно, теряют отцовское имя, сохраняя и развивая имя мужа. Происходит своего рода циркулирование. Получается, что женщина используется как средство в интересах мужчин. Для мужской среды это бо­лее важно, нежели ответственно, ибо такая циркуляция яв­ляется ключом патриархата во власти отца и мужа. Вто­рой пол, сознающий власть родовой системы, видит свою зависимость в материнстве, как института репродуктивной разнополовости. Парадокс в том, что женская идентичность в материнстве детерминируется женскими чувствами поло­вой индивидуальности. В то время как сам институт семьи ос­новывается на законе отцов. Такое состояние женской иден­тичности, с одной стороны, противоречиво, а с другой, мо­тивируется субординацией сильных величин (категорий). Экономический материализм, традиционно подчеркивающий зависимое состояние женщины, тормозит оценочный мони­торинг новационных процессов во взаимоотношении полов. Речь уже идет не о позиции идентичности полов в смысло­вом отношении или даже в творческом аспекте. Экзистенци­ализм состоит в том, что оба пола рассматриваются как субъекты и объекты гендерной системы. Субстанция гендерных отношений оборачивается в патри­архальной идеологии двойным противоречием. Во-первых, в новомодной патриархальной идеологии женщина становится репродуктивной разновидностью унисекса, она поддерживает материальную природу мужского пре­восходства в семье. Такие убеждения существенны, ибо они проходят сквозь природную сущность бытия и неизмен­но социально стимулируются. Половая дифференциация, основанная на биологических данных, является радикальной точкой зрения. Различие по­лов — часть фундаментальной диалектики, которая структу­рирует человеческое сознание. Следовательно, роль гендера опутывается законами диалектики, в которых отрицается женщина как второй пол, а мужчины оказывают сопротив­ление женщине, претендующей на равноправие полов, пре­одолевая внутреннее предубеждение о мужском господ­стве или влиянии на подчиненное отношение. Однако приверженцы патриархальной идеологии наме­рены консолидировать основу патриархальной власти, ибо гендерная система рассматривается в соответствии с диалектитической логикой двойного противодействия, которая спо­собствовала развитию половой индивидуальности. В таком случае только женщины являются продолжательницами рода, а мужчины находятся вне такой специфичной оценки, они несколько свободнее в представлении мужского рода.
Такая точка зрения в конечном итоге губительная, ибо она отвергает женскую солидарность. Женщина рассмат­ривает такую солидарность с крайней позиции — лесбиянства. Другими словами, лесбиянство похоже на 3-ю роль лица: она не мужчина и не женщина, скорее, радикально другое. Такой радикализм в отношении будущности гендера вынуждает склоняться к мужскому господству, что орга­низует властную систему, контролируемую снова мужчина­ми. Контроль осуществляется через субъективно-объек­тивные отношения, в том числе с точки зрения феминизма, полового самоконтроля. Таким образом, объединение гос­подствующего пола и власти обеспечивает основу мужско­го желания. Но даже с этой точки зрения в гендерной сис­теме все устойчивее будет наблюдаться изменение политического климата в отношении полов в сторону чувств и рез­ких тенденций сепаратизма.
Различные подходы к теории гендера показывают эволю­ционный процесс утверждения данного течения как приклад­ной науки. Современная теория о гендере, в отличие от ран­ней, когда род представлялся через развитие мужского пола, более оптимистична в отношении женских прав как субъекта. Тенденция последних лет дает предпочтение в раскрытии, прежде всего, женской индивидуальности, осо­бенно в отношении ее социального статуса и полового пред­назначения. Становится ясно одно: женщина как субъект меняет свою политическую и социальную направленность, а возможно, и значимость, что позволяет утверждать теорию его отношений как равного пола с мужским и менять струк­туру соподчиненности и зависимости по половому признаку. Это создает предпосылки для систематизации методологии гендера. Школа же различных феминистких теоретических направлений в какой-то степени предвосхищала теорию гендера. Сегодня вызов сделан в отношении субъекта. Гендеры - субъект конструктивного процесса в отношении муж­чины и женщины. Этот вызов способствует поиску новых представлений о сути женской инфраструктуры, так как род, семья аккумулируют новые технологии во взаимоотношениях полов, во всяком случае, формируют новую междисципли­нарную науку в антропологии. Концепция женской идентичности формирует гендерные отношения, которые в конечном итоге пересекаются с дру­гими нормативными величинами, такими, как властная систе­ма. Взаимоотношение полов в системе государственной службы имеют свою актуальность и практическую значи­мость. Эта проблема в конечном итоге скрещивается с та­кой важной сферой, как властные отношения.
Теория гендера требует времени и систематизированного комплексного подхода: она также потребует трансформа­ции традиционных методов в отношении самореализации и самоутверждении личности, гражданина, а также структуризации аппаратов государственного управления. Большую помощь должна оказать статистика, построенная на динами­ке и анализе соотношения количественных и качественных характеристик, а не уводящая к ошибочным обобщениям типа феминизация государственной службы и др. Статис­тика должна системно формировать банк кадрового резер­ва, а также анализировать реестр государственных должно­стей с гендерной точки зрения. Если подходить с позиции ре­ализации прав личности, то упущено время искреннего женс­кого честолюбия. Ранние стандарты антифеминизма являлись более чем идеологической конструкцией, в лучшем случае политическими мотивациями на сатиру патриархата. Сегод­няшние девочки живут в материальном мире, где отправной точкой является высокий критерий их женского начала. И это уже хорошо. В 90-х годах конца уходящего столетия феми­низм создает теоретические основы гендерной системы. В этой связи в области дальнейшего исследования поднятой проблемы явственно видна назревшая проблема системати­зации феминистской теоретической гносеологии в совокуп­ности с критикой антиженской линии. Онтология феминизма классифицирует границы каждого его этапа. Так, старый феминизм (1776-1929 гг.) связан с организованным движе­нием за освобождение женщин. Истоки старого феминизма идут от революционно-демократического движения имуще­го среднего класса XVIII века: закат его наступил после окон­чания Первой мировой войны.

Глава 2. Особенности развития Гендера в
Республике Казахстан

2.1 Гендер: особенности развития в Казахстане

Согласно Конституции РК (ст. 33), граждане имеют равные права и возможности доступа к участию в управлении делами государства. Однако, устойчивой является тенденция, при которой общее число женщин в выборных органах варьируется на уровне 11-12%. Связано это не только с наличием определенных финансовых и правовых барьеров, но, главным образом, со стереотипным мышлением людей, которые предпочитают в качестве лиц, обладающих властью в определении развития страны, видеть мужчин, а не женщин. В силу сложившегося менталитета, даже реализуя свои избирательные права, женщины голосуют за мужчин чаще, чем за представительниц собственного пола. И хотя доля женщин среди управленцев выше, чем мужчин, большинство из них представлены среди руководителей среднего уровня.
Для повышения представительности женщин в выборных органах, по рекомендациям ООН и других международных организаций, планируется введение временной 30%-й квоты для женщин.
Борьба с половой дискриминацией является одним из приоритетных направлений гендерной политики государств. В настоящее время Казахстан считается одним из наиболее благополучных государств на постсоветском пространстве в вопросах ликвидации дискриминации и развитии гендерных институтов.
В 1998 г. Казахстан ратифицировал "Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин", которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН еще в 1979 г. и направлена на обеспечение следующих прав женщин:
1) избирать и быть избранными во все публично избираемые органы;
2) участвовать в формировании и осуществлении государственной политики и состоять на
государственной службе;
3) состоять в НПО, занимающихся проблемами общественно-политической жизни страны.
Ратифицировав данную Конвенцию, Казахстан еще раз подчеркнул свое стремление к выполнению Пекинской платформы действий, принятой международным Форумом женщин в 1995 г.
Кроме того, Казахстан является участником более 20 различных договоров и конвенций по правам человека, в том числе тех, которые направлены на обеспечение равноправия между полами, а также защиту женщин и детей ("О политических правах женщин", "О гражданстве замужней женщины").
Конституция РК также гарантирует равные права и возможности для всех своих граждан, независимо от пола, этнической или религиозной принадлежности, хотя подобные гарантии не способствуют автоматическому достижению реального (фактического) равенства.
Одним из важных этапов развития гендерного движения в Казахстане стало создание Национальной комиссии по делам семьи и женщин при Президенте Республики Казахстан и Агентства по делам государственной службы. Кроме того, в целях лоббирования интересов женщин и семьи, в Парламенте РК функционирует депутатская группа "Отбасы Семья". В рамках работы данных организаций разработан и утвержден постановлением правительства Национальный план действий по улучшению положения женщин в Республике Казахстан. В целях реализации плана предусматриваются: разработка законопроектов ("О бытовом насилии", "О правах ребенка" и др.); обеспечение занятости женщин; принятие мер по улучшению их здоровья и создание кризисных центров. Правительством Республики Казахстан в 2000 г. был представлен первоначальный доклад о ходе выполнения Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, в разработке которого активное участие приняли различные НПО, в том числе и женские.
В настоящее время в развитии женского движения в Казахстане наблюдаются интеграционные тенденции. Так, объединение женских НПО привело к созданию первой в республике женской партии "Политический альянс женских организаций", которая в данный момент преобразована в Демократическую партию женщин Казахстана.
В деятельности женских НПО за последние 10 лет произошли существенные изменения. Если первоначально почти все они были ориентированы на социальную защиту женщин и детей, обеспечение психологических и юридических консультаций, отстаивание прав отдельных категорий населения, таких, как многодетные и одинокие матери, женщины-инвалиды и др., в различных спорных ситуациях, то сегодня деятельность многих из них направлена на повышение уровня политической активности женщин, решение вопросов их равноправного участия в политическом процессе, политическую социализацию женщины как полноправного субъекта политических отношений.
Для повышения представительности женщин в выборных органах, по рекомендациям ООН и других международных организаций, планируется введение временной 30%-й квоты для женщин.
Борьба с половой дискриминацией является одним из приоритетных направлений гендерной политики государств. В настоящее время Казахстан считается одним из наиболее благополучных государств на постсоветском пространстве в вопросах ликвидации дискриминации и развитии гендерных институтов.
В 1998 г. Казахстан ратифицировал "Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин", которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН еще в 1979 г. и направлена на обеспечение следующих прав женщин:
1) избирать и быть избранными во все публично избираемые органы;
2) участвовать в формировании и осуществлении государственной политики и состоять на
государственной службе;
3) состоять в НПО, занимающихся проблемами общественно-политической жизни страны.
Ратифицировав данную Конвенцию, Казахстан еще раз подчеркнул свое стремление к выполнению Пекинской платформы действий, принятой международным Форумом женщин в 1995 г.
Кроме того, Казахстан является участником более 20 различных договоров и конвенций по правам человека, в том числе тех, которые направлены на обеспечение равноправия между полами, а также защиту женщин и детей ("О политических правах женщин", "О гражданстве замужней женщины").
Конституция РК также гарантирует равные права и возможности для всех своих граждан, независимо от пола, этнической или религиозной принадлежности, хотя подобные гарантии не способствуют автоматическому достижению реального (фактического) равенства.

2.2 Гендерный аспект занятости на рынке труда.

В условиях кризисного состояния экономики, отсутствия действенного регулирования трудовых процессов государственными органами, игнорирования принятого трудового законодательства в вопросах защиты прав наемных работников, усиливается и расширяется практика дискриминации в области социально-трудовых отношений. Под ней понимается произвольное ограничение прав субъектов этих отношений, преграждающее им доступ к равным возможностям на рынке труда.
Результаты социологического исследования, проведенного Ассоциацией деловых женщин Казахстана при поддержке Фонда Сорос-Казахстан (квотная выборка - 2273 чел., представляющих 10 регионов республики), подтвердили гипотезу о том, что фактор пола продолжает оказывать ограничительное, дифференцирующее воздействие на возможности реализации людей в трудовой деятельности. Анализ трудовой структуры занятости показал, что женщины представлены чаще на худших рабочих местах с низкой оплатой и плохими условиями труда, худшими возможностями для карьеры.
Среди опрошенных женщин 70,5% имеют работу, включая самозанятых, среди мужчин — 76,3%. Остальные по своему основному социальному статусу относятся к категории неработающих — это безработные, домохозяйки, учащиеся ПТУ, студенты, пенсионеры и т. п. Однако, некоторые из них, например, пенсионеры, имеют работу. Среди опрошенных, проживающих в городе, категория работающих составила 77,4%, в сельской местности - 66,9%. Выборка отразила наличие различий в занятости женщин и мужчин, сельских и городских жителей.
Среди опрошенных постоянную работу имеют 56,6%, временную - 10,3%; сезонную - 4,8%; самозанятые - 0,2%; не работают - 27,8% (диаграмма 1).
Женщины чаще имеют неустойчивые позиции на рынке труда, что подтверждают данные опроса. Мужчины чаще имеют постоянную работу (60,8% мужчин и 54,8% женщин), временную и сезонную работу (17,0 и 14,2%). Женщины чаще не работают (30,6% женщин и 21,7% мужчин), это отражает более высокий уровень безработицы среди женщин, а также, зачастую, вынужденный отказ женщин от работы в пользу семьи.
Респонденты, проживающие в городе, имеют больше возможностей трудоустроиться, они чаще имеют постоянную (59,4 и 53,6%, соответственно) и временную (12,7 и 7,6%) работу, чем сельские жители. Соответственно, среди сельских жителей больше людей задействовано в сезонных работах (село - 6,1%, город - 3,7%), и неработающих среди них значительно больше (32,3 и 23,8%). Сельским женщинам особенно трудно найти работу, в основном они заняты в домашнем и личном хозяйстве, помогают в семейном крестьянском хозяйстве.
Для 51,5% всех работающих респондентов работа - "в основном, источник получения средств к существованию", причем для мужчин этот мотив обеспечения более значим — 56,9%, для женщин — 48,2% (диаграмма 2). Далее пирамида значимых для мужчин и женщин мотивов строится по-разному.

Гендерные различия по видам занятости

Для первых более важными являются карьерные интересы, т. е. для них в большей мере характерна мотивация достижения, для вторых на более важном месте стоят социальные ценности. Так, на втором месте для женщин стоит мотив социальной реализации — "возможность ощутить себя полезной обществу" - 18,4%, для мужчин этот мотив на четвертом месте — 10,5%. Следующим является мотив профессиональной самореализации - "работа важна и интересна сама по себе, независимо от оплаты" (17,1% респонден-ток, 13,4% респондентов). Далее по значимости идет мотив достижения - "возможность сделать хорошую карьеру, повысить свое положение в обществе" (женщины - 12,2%, мужчины - 14,8%). Замыкает данную пирамиду мотив "вынужденности", когда работа является "скорее вынужденной обязанностью, хотелось бы больше времени посвящать семье" (среди женщин таких "домоседок" - 9,4%, но и среди мужчин немало желающих быть дома, в семье и не работать — 4,3%).
Такие различия в мотивации полов могут частично быть объяснены различиями их распределения по разным сферам занятости, а также "инертностью" трудовых перемещений женщин. Они преобладают в малооплачиваемых сейчас областях деятельности - медицине, образовании, культуре, науке, социальном обслуживании. Поэтому, имея маленькие заработки, они переносят приоритеты на мотивы социальной и профессиональной реализации.
Опрос показал, что, несмотря на приоритетную значимость работы ... продолжение
Похожие работы
Социальное управление в регионе: Гендерный аспект
Гендерная лингвистика и проблемы языковой репрезентации гендерных отношений
Проблемы предупреждения насилия над женщинами
Женская пресса: опыт сравнительного анализа
Стратегия управления трудовыми ресурсами в условиях рынка Республики Казахстан
Развитиe приграничнoгo мeжрeгиoнальнoгo сoтрудничeства в oбласти высoких тeхнoлoгий
ДИСКУРС ВОЗДЕЙСТВИЯ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В РАЗЛИЧНЫХ РЕЧЕВЫХ ЖАНРАХ
Форма правления Республики Казахстан: конституционная модель и практика государственного управления
Особенности развития туристского бизнеса в Республике Казахстан
ДИНАМИКА И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТУРИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В КАЗАХСТАНЕ
Дисциплины