ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПИСЬМЕННОСТИ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА


Тип работы:  Курсовая работа
Бесплатно:  Антиплагиат
Объем: 32 страниц
В избранное:   
Цена этой работы: 900 теңге
Какие гарантий?

через бот бесплатно, обмен

Какую ошибку нашли?

Рақмет!






Содержание

введение

Глава 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПИСЬМЕННОСТИ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА
1.1 Истоки письма
1.2 Древнетюркская письменность в VI-IXвв.
1.3 Переход от Арабского алфавита к Латинскому и принятие русской графики

Глава 2. ДРЕВНЕЙШИЕ РУКОПИСНЫЕ КНИГИ, ЭПИЧЕСКИЕ СКАЗАНИЯ И КНИЖНОЕ НАСЛЕДИЕ УЧЕНЫХ, ПОЭТОВ И МЫСЛИТЕЛЕЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА
2.1 Степень изученности и классификация Древнейших тюркских рукописей
2.2 Происхождение и принадлежность культурного наследия народов Средней Азии и Казахстана
2.3 Переход от древних рукописей и манускриптов к произведениям великих мыслителей и поэтов народов Средней Азии и Казахстан

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Происхождение письменности является одной из сложных проблем современного языкознания. Как спра­ведливо подчеркивается в работах выдающихся теорети­ков письма, человечество прошло трудный путь от пере­дачи мысли и отдельного слова с помощью рисунка до сознательного выделения слогов и звуков. До появления собственно письма употреблялись мнемонические знаки, которые должны были познакомить субъекта с содержа­нием сообщения без соотнесения его с единицами речи. В письме же как таковом фиксируется не только общий смысл сообщения, но и речь с ее грамматическими и сло­варными особенностями. Существует несколько основных разновидностей письма: словесное (логографическое), словесно-слоговое, слоговое (силлабическое), буквен­ное (алфавит). В них имеются системы знаков, называе­мые графемами, каждая из которых соответствует опре­деленной единице речи: слову определенного звучания - в словесном письме, последовательности значащих зву­ков - в слоговом, звуку (фонеме) - в буквенном пись­ме, или алфавите1.
Огромное значение в развитии культурной жизни на­родов Средней Азии и Казахстана в прошлом имели древние и средневековые рукописные книги.
По рукописным учебникам училось грамоте не одно поколение шакиртов и мюридов в средневековых мекте-бах и медресе. Ими были религиозные учебники Хаптиек, Иман шарт и Коран. Подобную задачу выполняли Апо­стол, Библия, Евангелие и Псалтырь у русских, приме­нявшиеся в церковно-приходских школах России почти до XX в. Наиболее древний Коран (VII в.), написанный куфическим почерком, был найден в XIX в. академиком И. Ю. Крачковским, он хранится в Ленинграде.
Особенностями среднеазиатских манускриптов явля­ются их многоалфавитность и миогоязычность, что в из­вестной мере затрудняло их изучение. Наиболее ранние из них - это рукописи, выполненные древнетюркским руническим письмом. Последующие более поздние по времени манускрипты написаны арабским алфавитом или на арабском языке. Это свидетельствует о покорении арабскими завоевателями Средней Азии и Восточного Туркестана. Среди таких рукописей первым можно на­звать Кудатгу билиг- труд Юсуф а Хасс-Хаджиба Баласагуни, написанный в XI в. на арабском языке, арабским алфавитом и на кашгарском (чагатайском) языке уйгурским алфавитом.
Однако большинство средневековых рукописен созда­но на арабском и персидском языках. Исключение со­ставляют труды Махмуда Кашгарп, Кадыргали Хошум Жалаира, Абулгази и других, написанные на различных тюркских языках. Многие рукописи были открыты и опубликованы европейскими учеными, как, например, сочинение Абулгази Шеджере тюрк, трехтомный словарь М. Кашгари и др. Ряд ценнейших рукописей был прочитан выдающимся казахским ученым Ч. Ч. Валиха-новым, русскими и советскими учеными В. В. Радловым, И. Н. Березиным, С. Е. Маловым, А. Н. Кононовым и др.
Буржуазные ученые как в прошлом, так и в наше время твердили и твердят о неисторичности народов Средней Азии и Казахстана, отрицают самобытность их древней культуры, кричат о духовной нищете этих на­родов. Английский историк Макколсй утверждал: Вся культура Востока не стоит одной английской книжной полки! (?), французский журналист Р. Локонтра отно­сил Фараби, Бируни, Авиценну, Рудаки к персидским поэтам и ученым, а западно-европейские ученые Сартон, А. Стейн, Карра де Во - к арабским, ссылаясь на то, что одни из них писали на персидском, а другие - на араб­ском языках. Буржуазные ученые игнорировали их про­исхождение. Между тем Абу-Наср аль-Фараби родился в г. Фарабе (Отраре), Мухаммед аль-Хорезми - в г. Хо­резме, Абу-Али ибн-Сина - в г. Бухаре.

Глава 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПИСЬМЕННОСТИ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА

1.1 Истоки письма

В своем развитии письмо шло от пиктографии - пе­редачи информации с помощью рисунков, к идеографии, т. е. к фиксации сообщений с помощью отдельных рисун­чатых знаков - идеограмм. В процессе этого перехода происходило закрепление за каждым рисунком-символом в сознании носителей языков определенного значения - словесного или фразового. И поскольку абстрактные по­нятия нельзя было передать путем прямой зарисовки, то их изображали с помощью конкретных предметов, ассо­циируемых с абстракциями, особых условных знаков или звуковых ребусов. Но письмо не всегда развивалось в такой последовательности: пиктография - идеография - словесное, словесно-слоговое - слоговое и, наконец, буквенное. Нередко в чистом виде стадия словесного письма может быть не представлена, не развивается и буквенное письмо. Оно может консервироваться на сло­весно-слоговой или слоговой стадии2.
В большинстве языков связную речь невозможно вы­разить лишь последовательным размещением знаков, поэтому словесное письмо - это чаще всего лишь пере­ходный этап в развитии письменности.
В основе современной письменности лежит древнее письмо. Из словесно-слоговых систем письма известны:
древнеегипетское письмо (не позже начала III тыся­челетия до н. э.); шумерское письмо (не позже первой четверти III тысячелетия до н. э.) и происшедшая от не­го ассиро-вавилонская клинописная система; эламское иероглифическое письмо (с III тысячелетия до н. э.); протоиндийское письмо (с первой половины III тысяче­летия до н. э.); критское (минойское) письмо (с конца III - до конца II тысячелетия до н. э.) и линейные пись­менности А и Б; лувийское (хеттское) иероглифическое письмо (II-I тысячелетия до н. э.); китайская иероглифика (со II тысячелетия до н. э.) и развившиеся из нее письменности Дальнего Востока; письмо майя (с I тыся­челетия н. э.); полупиктографическое письмо ацтеков; словесно-слоговые письменности ван и менде в Африке и др.
Слоговые системы письма - обычно продукт эво­люции иероглифических письменностей. Особенно широ­ко они распространены в Индии и Юго-Восточной Азии. Наиболее ранние письменности этого ареала - кхароштхи и брахми - относятся к IV-III вв. до н. э.
Буквенные системы письма (алфавиты) почти все восходят к древнейшему семитскому письму Финикии, Сирии и Палестины3.
Письменность народов Средней Азии и Казахстана возникла в раннем средневековье. За свою многовековую историю они сменили несколько систем письменно­сти: древнетюркскую, хорезмийскую, согдийскую, уйгур­скую, манихейскую, арабскую, латинскую. Теперь наро­ды республик Советского Востока пользуются русским звуково-буквенным письмом.
Из данных археологии и достижений науки по изуче­нию различных письмен, выявленных особенно интенсив­но во второй половине XIX - начале XX века, известно, что ни одна цивилизация в прошлом не развивалась изо­лированно друг от друга. Факты взаимовлияния можно установить и в истории народов Средней Азии и Казах­стана.
В нашем веке - в веке растущей коммуникабельнос­ти нельзя рассматривать исторические явления, происхо­дящие в одной части света, в отрыве от событий на дру­гих континентах-
Чем больше развиваются наука и средства обще­ния, тем больше потребности человечества не только во взаимосвязи, но и во взаимообмене материальными и ду­ховными ценностями.

1.2 Древнетюркская письменность в VI-IXвв.

Одним из древнейших типов буквенного письма явля­ется древнетюркская письменность, которая легла в осно­ву письменности тюркоязычных народов Средней Азии, Поволжья, Закавказья и Казахстана. Она возникла в VI-VII веках4. Ее родина - Центральная Азия. Здесь, на развалинах предтюркских этнополитических образо­ваний, в раннем средневековье сложилось древнетюрк-ское государство, просуществовавшее с начала VI до се­редины VIII века5. Его огромная территория простира­лась от Китая до Персии и далее на запад до границ Византийской империи. Через территорию Тюркского ка­ганата (куда входил и Восточный Туркестан) проходил Великий шелковый путь - торговая артерия, соединяв­шая Восток и Запад.
Начало политическому объединению тюркских пле­мен положил знатный династийный род ашина, вокруг которого произошла концентрация различных тюркских и тюркизированных этнических групп. Племена, объеди­нившиеся под его началом, китайцы называли тюкыо, т. е. тюрк, тюркуты.
Дошедшие до нас древнетюркские письменные памят­ники говорят о стремлении тюрков к объединению и не­зависимости в политическом, экономическом и культур­ном отношениях. Крупным достижением в развитии куль­туры этих народов стало изобретение древнетюркского письма.
Исследователи значительно расходятся в хронологии его появления6.
Вплоть до недавнего времени период функционирова­ния древнетюркской рунической письменности определя­ли VII-IX вв.7 Однако недавние находки в Монголии позволили удревнить начальный этап руники. Наиболее древним памятником древнетюркской письменности яв­ляется Бугутская надпись, относящаяся к последней чет­верти VI в., т. е. ко времени существования Первого Тюркского каганата8.
Один из самых ранних памятников древнетюркской письменности был обнаружен в 1896-1897 гг. в Казах­стане близ г. Джамбула (б. Аулие-Ата) российским ученым В. А. Каллауром и финским археологом А. Гей-келем. Они зафиксировали пять камней с древнетюркскими надписями.
Открытие же древнетюркской письменности приходит­ся на 20-е годы XVIII в.9 Первые образцы надписей были изданы Ф. И. Страленбергом в труде Северная и восточ­ная части Европы и Азии (Стокгольм, 1730, на нем. яз.). В 1721 г. исследователь Д. Г. Мессершмидт, послан­ный Петром I в Сибирь, обнаружил надпись на камне на берегу р. Енисей. Несколько позже, в конце XVIII в., из­вестный ученый П. Паллас опубликовал пять енисейских рунических надписей.
Новый этап в изучении древнетюркских памятников связан с работами Г. И. Спасского, А. Ремюза, Г. Ю. Клапрота и др. В 1889 г. русский ученый Н. М. Ядринцев открыл в долине Коше-Цайдама, на бе­регу р. Кокшин-Орхон (приток р. Селенги) два больших памятника с надписями, выполненными на китайском алфавите и руническим письмом (на неизвестном еще тогда языке). Эти стелы были поставлены в честь Биль-ге-кагана и его брата - полководца Кюль-тегина. По следам Ядринцева в 1890 г. там побывала экспедиция финских археологов во главе с А. Гсйкелем, а в 1891 г.- экспедиция Российской Академии наук во главе с В. В. Радловым. Вскоре результаты обеих экспедиций были сведены в атласы, содержащие снимки неизвест­ных надписей, планы развалин, карты их местонахожде­ния10.
15 декабря 1893 г. датский профессор Вильгельм Том-сен, впоследствии избранный членом Российской Акаде­мии наук, нашел разгадку енисейско-орхонского письма. Путем соотнесения знаков он заметил, что одни буквы располагаются рядом с другими, и пришел к мысли о их делении на два класса по числу звуков переднего и заднего ряда. Это характерно для строя тюркских язы­ков. Томсену удалось прочесть весь текст, о чем он сооб­щил в письме к В. В. Радлову. Это событие академики В. В. Бартольд и А. Н. Самойлович отнесли к числу ве­ликих открытий XIX века.
В свою очередь В. В. Радлов самостоятельно искал пути к расшифровке и до разгадки письма Томсеном определил полтора десятка знаков. Воспользовавшись открытием датского ученого, 19 января 1894 г. он пред­ставил Российской Академии наук свой опыт перевода надписей в честь Кюль-тегина. В. В'. Радлов издал ряд своих переводов памятников из Коще-Цайдама.
И после расшифровки было найдено немало памят­ников древнетюркской письменности. В 1897 г. Е. Н. Клеменц нашел на берегу р. Селенги у почтовой станции
Налайха большой памятник и каменную стелу, постав­ленную в честь Тоньюкука, знаменитого советника тюрк­ских ханов: Эльтереша (ум. 692 г.), Капагана (ум. 716 г.) и Могиляна (ум. 734 г.). Важную роль в изучении древ-нетюркских рунических памятников сыграли исследова­ния Е. Н. Клеменц, П. М. Мелиоранского, В. Л. Котвича, А. Н. Самойловича и др.
Памятники древнетюркской письменности выявлены не только в России. В 1799 г. на территории Венгрии в селении святого Николая был найден большой клад зо­лотых сосудов с руническими надписями, похожими на буквы таласского камня, которые прочитал проф. Ю. Не-мет и отнес к X в.
В Государственном Эрмитаже в Ленинграде хранятся деревянная палочка с рунами из селений Ачиктас в Кир­гизии, переведенными Е. Е. Маловым, камни, блюда, со­суды, пряжки с рунами, обнаруженные на Алтае, в Хака­сии, Туве и Бурятии. Эту коллекцию дополнили поздней­шие находки советских ученых С. В. Киселева, Л. А. Евтюкова, А. К. Боровкина, С. Г. Кляшторного и др. Следует отметить, что собранные ими предметы об­наружены в основном на Алтае. Это говорит о том, что здесь в те далекие времена, по-видимому, был центр древнетюркского государства.
Тюркские рунические памятники локализуются в Мон­голии (33 памятника), в районе Орхона на Енисее (85 надписей), в Восточном Туркестане, на Таласе (12 над­писей), в Фергане, в Восточной Европе. Алтайские, лен­ские, прибайкальские и северо-кавказские надписи из-за их фрагментарности, по мнению акад. А. Н. Кононова, могут использоваться только как подсобный материал11.
Локальной или региональной группировке памятни­ков рунической письменности соответствует, согласно С. Г. Кляшторному, следующая историко-политическая (этнополитическая) классификация:
1. Памятники Восточнотюркского каганата; к ним относятся орхонские надписи (VII-VIII вв.) и алтай­ские (VIII в., мелкие, возможно, VII в.).
2. Памятники Кыргызского государства - енисейские и Суджинская надписи.
3. Памятники Курыканского племенного союза - ленско-прибайкальские надписи (VIII-X вв.).
4. Памятники Западнотюркского каганата - таласские и ферганские надписи (VI-VIII в.).
5. Памятники Уйгурского каганата в Монголии - Селенгинский камень и Карабалгасунская надпись (вто­рая половина VIII - начало IX в.).
6. Памятники Уйгурского государства в Восточном Туркестане (IX-X вв.) - тексты на бумаге (Гадатель­ная книга) и настенные надписи из Турфана.
7. Памятники Хазарского каганата и Печенежского племенного союза - восточноевропейская руника, талас-ская еловая палочка и некоторые другие.
Рунические надписи по жанру можно разделить на шесть групп.
1. Историко-биографические надписи: в честь Могилян-хана, Кюль-тегина, Кули-чура, надпись Тоньюкука, Онгинский, Селенгинский, Суджинский, Карабалгасун-ский камни и др.
2. Эпнтафийные надписи - намогильные надписи Енисея, Таласа, Тувы, Хакасии.
3. Надписи на скалах, камнях, строениях (Хойто-Те-мир и др.).
4. Магические и религиозные тексты: Гадательная книга, трактат о магических свойствах камней и др.
5. Юридические документы па бумаге из Дуньхуана и Турфана.
6. Метки на бытовых предметах12.
Что касается рунической эпиграфики на территории Казахстана, то в целом она является одной из окраин рунического письменного ареала. Лишь отдельные знаки этих надписей могут быть сопоставлены с тюркскими графемами, причем это либо знаки простейшей формы, либо знаки, объяснение которых весьма противоречиво! Большую же часть знаков можно определить лишь ус­ловно как варианты тех или иных распространенных в ареале графем- Поэтому некоторые исследователи не признают эпиграфику севернее Таласа рунической и вы­сказывают гипотезы о принадлежности этих текстов но­сителям письменных языков, весьма отдаленных от данной историко-географической зоны, или письменных языков, неизвестных до сих пор13.
Выдающимся событием в изучении древнетюркской письменности явилась находка ее образцов на бума­ге. Накануне первой мировой войны экспедиция извест­ного исследователя А. Стейна обнаружила четыре руко­писи. Одна из них - Книга предсказаний на 58 листах (116 стр.), остальные - на небольших листках. Все они относятся к середине VIII в. Рукописи находились в од­ном из хранилищ-складов, в так называемых залах Ты­сячи будд вблизи г. Дуньхуана в Восточном Туркестане. Кроме них найдены бумажные листки с тюркскими ру­нами в селениях Тунык и Идикут-шари в долине Турфана, юридический документ и документ о магических свойствах камней (магическая минералогия).
Следует сказать, что сам памятник Тысячи будд оказался громадной библиотекой-хранилищем, в которой обнаружено множество рукописей уйгурской письмен­ности, на брахми и др. Таким образом, огромная пусты­ня оказалась гигантским кладом древней культуры наро­дов Центральной Азии.
Большой интерес во всем мире вызвало открытие русской экспедицией во главе со знаменитым путешест­венником П. К. Козловым в 1907-1909 гг. столицы тан-гутов Хара-хото. Город расположен в той же долине, что и Дуньхуан. Проведенные раскопки дали около 2500 ру­кописей и книг, причем большинство из них было напи­сано на неизвестном языке. Вскоре их удалось прочитать с помощью найденного там же словаря, содержащего переводы на китайский и монгольский языки. Сооруже­ние, обнаруженное П. К. Козловым за городом, украша­ли стенная роспись, культовая живопись будды и свет­ские портреты. Здесь же найдены керамика, фаянс, фар­фор, ткани (шелковые, бумажные, шерстяные) и клише для воспроизведения текста ксилографией.
Хорошо сохранилась не только бумага, но и ткани, шелковые живописные обложки книг, которые благода­ря сухому песчаному грунту не истлели за 700 лет на­хождения в земле. Эта коллекция имела огромное науч­ное значение.
В процессе исследования древнетюркского письма ученые высказывали различные гипотезы и предположе­ния о его происхождении. Академик В. В. Бартольд пи­сал: Много по этому вопросу было написано после Томсена, но остается незыблемым установленный Томсеном факт, что орхоно-енисейский алфавит восходит к ара­мейскому, вероятно, к одной из его иранских разновид­ностей, причем заимствованный он был превосходно приспособлен к звукам турецкого языка14. Того же мнения проф. В. А. Истрин. Он отмечает, что персидское письмо, происшедшее от арамейского, послужило осно­вой для согдийского письма, возникшего на пехлевий­ской основе (II в. до н. э.). В III-VII вв. появилось хорезмийское письмо. На той же основе сформировалось и древнейшее тюркское письмо, не совсем точно назы­ваемое орхоно-енисейским руническим письмом. Это 38-буквенное письмо применялось в тюркском государстве, существовавшем в Центральной Азии в VI-VIII вв.15 Имеются и другие гипотезы.
Итак, наиболее вероятно положение, согласно кото­рому древнейший тюркский рунический алфавит восхо­дит к буквенному письму арамейского происхождения, заимствованному тюрками у ираноязычных народов Средней Азии через посредство пехлевийского, хорезмий-ского и согдийского алфавита, в разновидности написа­ния старых согдийских писем из Дуньхуана. Естест­венно, согдийское письмо в процессе приспособления к особенностям фонетического и морфологического строя тюркских языков претерпело значительные изменения. Место и время возникновения рунического письма ос­тается пока нерешенным вопросом. Специалисты, осно­вываясь на трех его уставах, считают, что рунический алфавит пережил три этапа: 1) архаический (памятники Семиречья, VI-VII вв.; Енисея, VI-X вв.); 2) класси­ческий (памятники Второго каганата, первая половина VIII в); 3) поздний (памятники эпохи Уйгурского кага­ната, вторая половина VIII-IX вв., из Восточного Тур­кестана, IX в.)16.
В 70-е годы интерес к проблеме происхождения древнетюркской руники обострился в связи с открытием на серебряной чаше из иссыкского кургана (50 км к вос­току от Алма-Аты, раскопки К. А. Акишева) надписи, относящейся, по археологическим данным, к периоду не позднее VI-IV вв. до н. э. Письмо этой краткой надписи (направление справа налево, две горизонтальные стро­ки, всего 25 или 26 знаков, из них разных не более 16) до сих пор не расшифровано. Остается неясным и его происхождение. В трех знаках этой надписи, отделенной более чем тысячелетним периодом от старейших из из­вестных до сих пор памятников древнетюркской руники, можно вслед за О. Сулейменовым и А. С. Аманжоловым найти сходство с руническими графемами. Однако это обстоятельство не позволяет делать каких-либо выводов о связи рассматриваемых письменностей, поскольку их сходство может быть случайным. Формы остальных 12 или 13 знаков иссыкской надписи не имеют аналогий в рунических памятниках. Заслуживает внимания струк­тура иссыкских знаков. В них графемообразующую роль играют короткие диагональные штрихи, отходящие от нижней части вертикальной хасты,- признак, не харак­терный для структуры древнетюркских рунических гра­фем. Отдельные знаки надписи могут быть с равным успехом сопоставлены с буквами малоазиатских и неко­торых других алфавитов греческого происхождения, с индийским письмом кхароштхи и другими письменностя­ми. Но на этом нельзя основывать дешифровку или строить выводы о генетических связях иссыкской пись­менности17.
В настоящее время известно еще несколько надписей, письмо которых родственно иссыкскому или является его продолжением. Первая - это трилингва из Дашт-е-Навур на Газнийском плато (Центральный Афганистан, в 100 км к юго-западу от Кабула), которую согласно первой версии относят к раннекушанской эпохе, вероят­но, к I в., согласно второй - к бактрийскому письму греческого происхождения, а согласно третьей - к ин­дийским кхароштхи; следующая - это надпись из Сурх-Котала (Северный Афганистан, II в-); затем фрагменты надписи на керамике из Халчаяна (Южный Узбекистан, I-III вв.) и из Кафирниган-тепе (40 км к югу от Душан­бе, памятник VII в.), надписи на глиняных сосудах из Фаяз-тепе (район Термеза, слои I-III вв.). Таким обра­зом, перед нами серия памятников неизвестной письмен­ности, обнаруженных на огромной территории - от райо­на Алма-Аты (Иссыкский курган) до Центрального Аф­ганистана- и объемлющих более чем тысячелетний период. Между тем формы знаков этой письменности (в перечисленных памятниках их около 50), в том числе и на иссыкской чаше, в наиболее поздних из указанных надписей не обнаруживают системного сходства с древ­нетюркской руникой, поэтому нет оснований генетически связывать эти письменности18.
Естественно, что пока иссыкская надпись и примы­кающие к ней по письму памятники не расшифрованы, любые заключения об их языке гипотетичны. Поскольку две версии о надписи из Даште-Навур - бактрийская и пракритская - связывают ее с официальными языками и письменностями Кушанского царства, мы вправе, исходя из третьей версии, предположить, что письмо, которым' выполнена надпись, употреблялось достаточно широко в неизвестном нам государстве и принадлежало какой-то-части его пестрого в этническом отношении населения. Так как бактрийский язык и письмо принадлежали ко­ренному населению северных областей Кушанского цар­ства (лево- и правобережная Бактрия), а пракрит с пись­мом кхароштхи - населению северо-западной Индии, находившейся под властью кушан, то, возможно, неиз­вестная письменность скрывает язык пришельцев, из сре­ды которых вышли династии кушанских правителей. Судя по сообщениям письменных источников и памятни­кам кушанского искусства, этими пришельцами были саки, поэтому предположительно их можно считать носи­телями неизвестной письменности. Сходную гипотезу высказал К- А. Акишев, рассматривающий иссыкскую надпись как свидетельство высокого уровня социальной организации саков Семиречья в середине I тыс. до н. э.19 Таким образом, вопрос о происхождении древнетюркской письменности все еще продолжает изучаться и уточнять­ся исследователями различных гуманитарных отраслей науки.

1.3 Переход от Арабского алфавита к Латинскому и принятие русской графики.

Арабское письмо применялось в Средней Азии и Казахстане в духовных и светских школах, в государст­венной переписке. В то же время его красивым орнамен­тированным почерком сулюс украшали колонны, кар­низы и купола исторических памятников и сооружений: Ахмеда Ясави, Айша-биби в Казахстане, Гур-эмира, Шахи-Зинда в Самарканде и др., а предметы быта из металла, глины и дерева, оружие и монеты - почерком диван. Рукописи же писались почерком насталик специалистами-каллиграфистами. Страницы многих древ­них и средневековых книг, манускриптов заполнены портретами, рисунками и золотым орнаментом, выпол­ненными нередко на высоком художественном уровне. Ученые и поэты сочиняли свои труды на арабском язы­ке, так как сначала арабский, а затем персидский счита­лись тогда международными языками. Все работы вы­дающихся мыслителей Востока - Бируни, Фараби, Фир­доуси, Хайяма написаны на этих языках. Редкие ученые и поэты творили на родном (тюркском) языке, например, Махмуд Кашгари, Алишер Навои, Абулгази-хан и др.
Арабская графика применялась в Средней Азии в те­чение 900 лет, с X по XX век, т. е. до 1929 г-, когда в Средней Азии и Казахстане перешли на латинское пись­мо. В России книги на языках народов, исповедовавших религию ислам, в том числе и казахского, печатались шрифтом диван. За время своего длительного сущест­вования арабский алфавит подвергался как на родине, так и за ее пределами нескольким унификациям.
Движение за переход на латинский алфавит началось в Советском Союзе после Великой Октябрьской социа­листической революции, положившей начало созданию новой материальной и духовной культуры социалистиче­ских наций. Арабское письмо, сыгравшее в свое время положительную роль в общественном развитии Средней Азии и Казахстана, в условиях построения нового социа­листического общества, казалось многим возрожденным мусульманским народам России тормозом в их истори­ческом прогрессе. Стремление сбросить с себя ветхое одеяние прошлого, особенно связанное с религией ислама, его догмами, а также отсталость Востока по сравнению с Западом послужили причиной движения за но­вый алфавит. Это движение возникло в 1922 г. в Баку, где был организован комитет нового тюркского алфави­та, инициатором введения которого являлся видный дея­тель Советского Востока, один из председателей ЦИКа СССР Н. Нариманов, а также председатель Закавказ­ского ЦИКа Агамалы-оглы. В феврале 1926 г. в Баку проходил Первый тюркологический съезд. На нем об­суждались вопросы, связанные с новым алфавитом.
В Казахстане движение за переход на латинское письмо началось в 1923 г. Шла острая борьба между сто­ронниками принятия латинского и оставления арабского алфавитов. 19 марта 1927 г. был образован республикан­ский комитет по созданию нового тюркского алфавита и принято решение о поддержании латинистов. Интерес­ный материал о разгоревшихся по этому вопросу спорах содержит книга, вышедшая тогда в Кзыл-Орде под на­званием Дискуссия об алфавитах20. Большая полеми­ка развернулась по докладу, в котором доказывались преимущества латинского письма как прямолиней­ного и однообразного, к тому же применяемого в меди­цине, геометрии, физике, спорте, в нотной записи и т. д. В свою очередь казахские арабисты приводили доводы в пользу сохранения арабского письма. Во-первых, после реформы арабского алфавита в 1905 г. он стал свободно читаемым, а главное - экономен в печати; во-вторых, арабское письмо лучше отражало сингармонизм казах­ского языка; в-третьих, писать справа налево по кон­струкции человеческой руки легче, чем слева направо; в-четвертых, арабская графика не знает заглавных букв, тогда как латинская на письме - одно, а в печати - другое, что затрудняет ее изучение и удорожает печа­тание.
Высказывались предложения и о переходе на русскую графику. Но было решено использовать латинский алфа­вит. В Казахстане с 1 января 1929 года латинское пись­мо было объявлено государственным и повсеместно на­чали переходить на латинский алфавит. Газеты, журна­лы, книги стали печатать латинским шрифтом. В школах и ликбезах обучение велось на латинском алфавите.
Все это потребовало новой формы обучения, огром­ных расходов средств для изготовления шрифтов, изда­ния учебников и подготовки учителей. Казахский латин­ский алфавит насчитывал 30 букв с небольшими добав­лениями к ним знаков для передачи специфических зву­ков казахского языка. Однако жизнь латинского письма в Казахстане и Средней Азии была короткой, лишь с 1929 по 1939 г.
Надежды сторонников латинского алфавита постичь с его помощью европейскую культуру не оправдались. Овладение латинским письмом механически не обеспечи­вало овладения достижениями европейского уровня раз­вития культуры, незнание немецкого, английского, фран­цузского и итальянского языков лишало возможности пользоваться теми сокровищами знаний, которые содер­жали книги европейских народов.
Латинисты не смогли организовать в школе даже изу­чения иностранных языков. Но русский язык как язык межнационального общения, как язык братского народа, язык Пушкина, Толстого, язык великого Ленина начали преподавать во всех национальных школах и учебных заведениях. На повестку дня встала новая задача-ос­воить культуру русского народа.
Несмотря на кратковременное функционирование ла­тинского письма в Казахстане и Средней Азии, это все же был определенный этап в истории развития казахско­го письма и книгопечатания. Книги этого периода вошли в фонд национальной по форме и социалистической по содержанию культуры казахского народа.
Быстрое социальное развитие республик в годы пер­вых пятилеток, ликвидация вековой отсталости в облас­ти экономики и культуры, бурное развитие науки и тех­ники обусловили всестороннее сближение народов СССР. Социалистические нации, объединенные в единый Союз Советских республик, все больше чувствовали общность своих исторических судеб и совместную перс­пективу экономического и культурного развития. В ре­шении новых исторических задач, возникших в тот пе­риод в духовной жизни национальных республик, боль­шую роль сыграл русский язык, который стал вторым языком для многих народов страны. Повсеместное изу­чение русского языка открывало перед народами Совет­ского Союза огромные возможности для изучения вели­кого богатства русской культуры, а через нее - путь к познанию европейской культуры.
Следует напомнить, что еще в дореволюционный пе­риод начиная со второй половины XVIII в. раздавались голоса о возможности использования русской графики для казахского языка. Большой вклад в разработку это­го вопроса сделал позднее выдающийся казахский про­светитель И. Алтынсарин. Автор Самоучителя русской грамоты для киргизов (1861 г.) Н. И. Ильминский од­ним из первых создал и применил на практике казахский алфавит на основе русской графики21.
В наше время еще в 1939 г. автор этих строк в статье Назревший вопрос обосновал необходимость перевода казахского письма па русский алфавит22. В ней подчер­кивалось огромное культурное значение перехода языка казахов, узбеков, киргизов, туркменов на русскую гра­фику. Такая перестройка облегчала изучение русского языка и русской культуры, давала экономические выгоды в производстве. Общность интересов и дружба с вели­ким русским народом ставили задачу учиться у него, перенимать опыт строительства социализма. Кроме того, в статье говорилось о том, что отсутствие в латинском ал­фавите русских букв ю, э, ш, ц, ы и других не позволяет правильно писать латинизированным казах­ским алфавитом интернациональные термины и слова, заимствованные из русского языка. Например, социализм писали сотсиализм, Клара Цеткин - Клара Сеткин, Энгельс - Енгельс, Чехов - Шехов, Политбюро - По-литбиуро и т. д. Ученикам приходилось изучать сразу два алфавита.
Таким образом, переход к русской графике был на­зревшим вопросом и важным шагом в истории казахско­го письма.
Вскоре в республике была создана специальная ко­миссия. Проект нового алфавита был широко обсужден общественностью. В 1940 г. начался новый этап в исто­рии письменности казахского народа - переход на рус­ский алфавит. Президиум Верховного Совета республики утвердил образец нового казахского алфавита из 42 букв на основе русской графики, из них 19 букв были унифи­цированы в соответствии с фонетическими особенностя­ми казахского языка. В разработке и развитии нового алфавита активное участие принимали языковеды С. Ке-несбаев, М. Балакаев, Г. Мусабаев, С. Аманжолов, И. Сауранбаев и др.
С этого времени печатание казахских книг, газет, журналов, государственная переписка и обучение в шко­лах проводятся на новом казахском алфавите, созданном на основе русской графики.

Глава 2. ДРЕВНЕЙШИЕ РУКОПИСНЫЕ КНИГИ, ЭПИЧЕСКИЕ СКАЗАНИЯ И КНИЖНОЕ НАСЛЕДИЕ УЧЕНЫХ, ПОЭТОВ И МЫСЛИТЕЛЕЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА

2.1 Степень изученности и классификация Древнейших тюркских рукописей

В мусульманских школах и в народе были распро­странены в рукописях замечательные произведения, трактаты и сочинения великих среднеазиатских поэтов и ученых: Фараби, Хорезми, Авиценны, Фирдоуси, Биру-ни, Рашид ад-дина, Омара Хайяма, Джами, Навои, Ни­зам аль-Мулка, Улугбека, Кадыргали, Насреддина Туей и других мыслителей. До недавнего времени, когда уже появились печатные книги, стихи великого казахского поэта Абая Кунанбаева имели хождение в степи в руко­писных книгах, выполненных специальными переписчи­ками за определенную плату. Два таких экземпляра со­чинений Абая находятся в мемориальном музее его име­ни, есть они в фондах Академии наук Казахской ССР.
Во дворцах крупнейших среднеазиатских правите­лей - Газневидов, Тимуридов, Шейбанидов и Сельджу-кидов, а также казахских ханов находились на службе десятки штатных профессиональных переписчиков и кал-лиграфистов, которые соревновались в мастерстве. Ис­ключительно красочно оформляли древние рукописи ху-дожники-музаххибы (оформители книг) и мухассибы (портретисты). Они богато украшали титульные листы; придумывали различные заставки и концовки, расписы­вали заглавные буквы. В некоторых книгах чистые поля страниц покрывались золотым крапом, растительным и геометрическим орнаментами. Нередко обложка и пере­плет делались из лаковой и сафьяновой кожи или из шелковой материи с тиснением. Иногда рукописные книги имели специальные футляры с серебряными и зо­лотыми застежками. Такие книги ценились высоко и бы­ли собственностью знати. Для небогатых людей, особен­но учеников мусульманских школ-медресе - шакиртов, мюридов - предназначались книги в простом переплете, но исполненные четким, красивым почерком -наста-лик, несхи, диван.
Искусство каллиграфии и оформления книги достигло высокого уровня в древних городах: Бухаре, Самаркан­де, Герате, Отраре и Туркестане. Эти среднеазиатские города славились не только работами ремесленников и кустарей, золотых и серебряных дел мастеров, но и зна­менитыми на весь мир школами каллиграфии. В Самар­канде, Герате, Бухаре, ставшими в средневековье цен­трами науки и искусства, трудились художники, калли­графы, переписчики, переплетчики рукописных книг. В Самарканде в XV в. работал Абд ал-Хайя, которого Тимур вывез из Багдада (он создал свою школу; его уче­никами из местных жителей были Пир-Ахмед-баги Ша­мали, Захируддин Аэхар, Шихабуддин Абдолла, худож­ники Мирехи, Абдурахман Хорезми и его сыновья) и та­лантливый художник Мухамед Мурад Самарканди, расписавший Шах-наме Фирдоуси. В' Бухаре жил знаменитый художник Джахангер, которого в народе назвали столпом живописцев, а его достойным учени­ком был Пир-Сеид Тебризи, учитель самого популярного живописца того времени-художника Камаледдина Бехзады.
В Герате творил известный художник Мир-Али, кото­рый писал о тяжелом труде художников-каллиграфистов:
Целую жизнь от упражнений согнутым был мой стан, как арфа. До тех пор, пока почерк у меня, несчастного, не достиг определенного канона23.
Из сотен шедевров книжной миниатюрной иллюстра­ции можно назвать следующие: Шейх Санаана, пасу­щий свиней (1553 г.), Взятие Самарканда войсками
Чингис-хана, Фархад рушит киркой скалу (1521 г.), Музыканты в саду (1556 г.), Портрет Абдулла-хана (1570 г.), Придворная сцена (1572 г.), Занятия в школе (XV в.) и т. д.
Творцы миниатюр мухассибы донесли до нас портре­ты исторических личностей: Навои, Тимура, Абдулла-хана, а музаххибы запечатлели походы арабов, монго­ло-татарских войск, лирические сцены из известных вос­точных поэм и легенд: Фархад и Ширин, Лейла и Меджнун, Юсуф и Зилиха и др.
В древних книгохранилищах Бухары, Самарканда, Отрара, Тараза, Туркестана, Мерва хранились сотни оригиналов древних и средневековых авторов, в частнос­ти, труды с математическими и астрономическими расче­тами, выкладками и чертежами - Фараби, Бируни, Улуг-бека, Насреддина Туей.
Некоторые знаменитые авторы, такие, как Бируни, Фараби, Абулгази и другие, стали известными всему ми­ру благодаря переводам их трудов европейскими и рус­скими учеными-ориенталистами.
Значение древних рукописей весьма многообразно. Но главное - изучая их, мы познаем культуру и историю минувших эпох.
Среднеазиатские манускрипты еще мало изучены, и многие из них до сих пор не изданы. По своему содержа­нию они различны. Среди них имеются назидательные книги, учебники, словари языков, летописи, математи­ческие и астрономические трактаты, эпические циклы, стихи и басни, исторические сочинения и мемуары, в ко­торых не более подробно отражена средневековая исто­рия периода династий Тимуридов и Шейбанидов.
Среди множества рукописей и манускриптов мы оста­новимся па тех, которые имели равное значение для на­родов Средней Азии и Казахстана-узбеков, казахов, туркмен, киргизов, уйгуров и каракалпаков, а также на тех, которые относятся непосредственно к истории казах­ского народа. Но поскольку речь идет об истории казах­ской рукописной и печатной книги, то ее изложение будет дано в рамках исторической преемственности и взаимного культурного влияния народов Средней Азии и Казахстана в эпоху раннего средневековья. Вместе с тем не следует забывать об огромном значении изуст­ной традиции, представленной эпическими сказаниями, легендами, преданиями и т. д. К числу наиболее извест­ных памятников относятся: Огуз-наме (эпос об Огуз-хане); рассказы и легенды о Коркут-ате, поэма Алпамыс, эпос Манас, сказание о Коруглы-султане, а так­же книга Кодекс куманикус и другие замечательные образцы тюркской литературы, созданные предками на­родов Средней Азии и Казахстана. Тогда же они выдви­нули плеяду всемирно известных ученых, труды которых оказали огромное влияние на развитие не только средне­азиатской культуры, но и культуры Ирана, арабского Востока, а также Западной Европы. Среди них можно на­звать имена таких исторических личностей, как выдаю­щийся математик Мухаммед аль-Хорезмн (IX в.), вели­чайший ученый Абу-Наср аль-Фараби (XI в.), известней­ший астроном, ... продолжение
Похожие работы
Территория и население Западного Казахстана в этнокультурных процессах евразийских степей (I пол. I тысячелетия – XII вв.)
Западный Казахстан в духовных и этнокультурных контактах с сопредельными регионами (I половина I тысячелетия – XII вв. )
Древнетюркская (руническая) письменность и ее значение
История Тюркского каганата
Памятники древнетюркской письменности
Кочевники Нового времени
Биография Олжаса Сулейменова
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА
Вклад К.А. Акишева в археологию Казахстана
Доисламская литература и устное творчество
Дисциплины